Читать онлайн Рубиновое кольцо, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Рубиновое кольцо

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

– Я не думаю, что нашим гостям хочется слушать о дедушке Монтегю, – сказал Джефф.
– Мне было почти десять, – говорил Дэвис, многоэначительно глядя на полный бокал Джеффа. В обмен на бокал вина он готов был отказаться от изложения истории семейства.
Джефф не обращал внимания на отца.
– Мой папа не был похож на меня или Джеффа, – продолжал Дэвис. – Он был самый настоящий бабник и потаскун.
– Папа…
– Ш-ш… Невежливо перебивать старших. – Хотя слова были произнесены не вполне членораздельно, их все поняли.
Уокер повидал пьяниц и сейчас пристально взглянул на Дэвиса Монтегю. Старик был сердит, но не сильно. Дэвису недоставало сердечности по-настоящему сильного человека.
Уокер взял еще одного краба и еще одного положил Фейт.
– Мел? – обратился он к молодой женщине.
– Нет, спасибо. Я подожду…
– Папа любил молоденьких, – громко произнес Дэвис, перебивая Мел. – Только-только расцветающих. Как он имел обыкновение говорить, когда их соски были совсем крохотные.
Тига выскочила из комнаты.
– Это цыплячий возраст, – продолжал Дэвис. – Маме было лет тринадцать, когда он на ней женился, – продолжал Дэвис. – Не могу с уверенностью сказать, что у нее уже были месячные.
Фейт отрезала еще кусочек краба. Пальцы левой руки плотно сжимали салфетку, пахнущую лавандой, которая лежала на коленях. Под столом рука Уокера мягко накрыла ее. Это простое и теплое прикосновение ослабило напряженность. Пальцы Фейт сплелись с его пальцами, она глубоко вздохнула.
– Принимая его, чтобы забеременеть, она наконец понесла.
Джефф выглядел мрачным. Его отец продолжал говорить и играть пустым бокалом.
– Антигуа родилась раньше, чем маме исполнилось шестнадцать. Я появился на свет немного позже, через четыре года. Один ребенок, рожденный до меня, умер. А может, два. Я забыл. Из-за многочисленных родов и приятностей мама выглядела много старше двадцати лет, и папа начал задирать девичьи юбки.
– Передай, пожалуйста, соль, – попросил Джефф Уокера.
Уокер передал.
– Перец?
– Пожалуйста.
– Как прошла выставка, Фейт?
– Очень хорошо. Я…
– Он попался на дочери испольщика, – громко сказал Дэвис. – Ей было тринадцать и…
– Я продала большинство из своих вещей и наладила кое-какие связи, – сказала Фейт, не обращая внимания на монолог хозяина дома. – Есть одна вещь, которую я бы хотела…
– …деньги сыграли свою роль, поэтому не было никаких проблем с законодательством. В следующий раз девочке едва ли… – продолжал рассказ Дэвис.
– …передать ее владельцам, – сказала Фейт, многозначительно взглянув на Джеффа. – Это очень, очень ценная вещь.
– …исполнилось двенадцать, и из-за этого такое началось, но папа…
– Я понимаю твою проблему, – сказал Джефф, надеясь, что выражение его лица не выдало ничего большего.
– …заплатил несколькими семейными рубинами из сундука и отвертелся от…
– Но, – сказал Джеффу – я полагаю, эта передача не произойдет до…
– …тюрьмы. Потом была миленькая маленькая девочка…
– …вечера церемонии, верно? – мрачно закончил Джефф.
– Можете считать, что вы не жили по-настоящему до тех пор, пока не попробовали цыпленка, которого готовит Тига, – заявила Мел, входя в столовую так энергично, что ее темные волосы легкомысленно и небрежно заплясали на блузке макового цвета.
– …дочь местного ловца креветок. Папа всегда отрицал…
– Мне нужно носить одежду цвета сливочного соуса, – сказала Мел, не обращая внимания на свекра, который выворачивал наизнанку историю семейства Монтегю. – Это все, что я могу сделать, чтобы гармонировать с божественным продуктом.
– …он был отцом ублюдка, но через несколько месяцев маленькая девочка продала рубиновую брошку и…
– Цыпленка? – сказал Уокер. Наслаждение в его голосе было почти похоже на просьбу. – Я не ел по-настоящему хорошо приготовленного цыпленка с тех пор, как мне исполнилось шестнадцать.
– Пожалуйста, – сказала Мел, подавая блюдо и бросая быстрый взгляд на Джеффа, который означал: «Сделай же что-нибудь!» – и снова вышла за дверь.
Джефф отпил глоток вина.
– …поехала в Атланту к своей старшей сестре, – продолжал Дэвис, цинично улыбаясь. – Тогда мне было около восьми, я был достаточно взрослый, чтобы помнить их схватки. Мама вышла замуж молоденькой, но она…
– Соус? – резким голосом спросила Тига. Ее бледные, грубые от работы руки сжимали соусницу. Казалось, она собиралась швырнуть ее в лицо брату, который никак не унимался.
– …выросла, – сказал Дэвис. – Мама устроила ему выволочку за многое, и за то, что он раздавал рубины девицам.
– Мистер Уокер, вы похожи… – сказала Тига с напором.
– Все успокоилось на несколько лет, – продолжал Дэвис, сердито глядя на Джеффа, – но это не означало, что папа навсегда застегнул свои штаны, а только то, что его…
– …на мужчину, который по-настоящему может оценить соус, – сказала Тига, пристально глядя на Уокера серыми глазами так, как если бы от его слов зависела ее жизнь.
Хотя Уокер обычно поливал соусом картофель, он все-таки сказал:
– Да, мэм, конечно.
– …не могли теперь поймать. По крайней мере полиция, – сказал Дэвис. – В ночь перед днем рождения, Тига.
– О, хорошо. Вот. – Тига сунула в руки Уокеру соусницу, испуганно посмотрела на Дэвиса и убежала.
Уокер думал, не вывалить ли ее содержимое на хозяина, но решил, что это была бы пустая трата прекрасного, ароматного сливочного соуса.
Фейт передала Уокеру кусочек цыпленка.
– …папе нужны были рубины, чтобы заплатить несколк ким возмущенным отцам, поэтому он…
Уокер полил соусом цыпленка и посмотрел на Джеффа.
– Соус?
– …вынул ларец из потайного места…
– Я подожду картофель, – пробормотал Джефф.
– …сделал в нем дырку собственным дробовиком и…
– Может, придется долго ждать, – ровным голосом сказал Уокер.
– …и исчез в ночи. Мы никогда не видели больше благословенного ларца! – почти прокричал Дэвис. – Он исчез, как и наша удача! Мне нужно выпить, черт побери!
Дэвис вскочил так быстро, что его стул упал и ударил Бумера. Собака отскочила и завизжала. Дэвис качнулся и навалился на стол с такой силой, что винные бокалы закачались. Не говоря ни слова, он выпрямился и, шатаясь, вышел из комнаты. Через минуту дверь библиотеки тяжело захлопнулась.
Тишина в столовой была похожа на вздох облегчения. Джефф поставил локти на стол и принялся обеими – руками массировать виски. Мел подошла к нему и стала привычными движениями массировать его напряженные плечи.
– Пожалуйста, примите мои извинения, – проговорил Джефф низким глухим голосом. – Мы с отцом тут поспорили. Он очень рассержен на меня.
– Незачем извиняться, – ответил Уокер. – Хотя должен признать, это был не самый лучший рассказ под такую хорошую пищу.
Фейт сначала улыбнулась, а потом разрешила себе снять общее напряжение смехом. Мел последовала ее примеру. Через секунду Джефф поднял голову и устало улыбнулся.
Тига вошла с миской картофеля и прошептала:
– Папа ушел?
– Да. Он ушел.
– О, хорошо. – Она улыбнулась с невинным ликованием двенадцатилетней девочки. – Я принесла картофель. Соус остался?
– Конечно. – Уокер поднялся, принимая блюдо с картофелем из рук Тиги, и поставил на стол. – Позвольте мне поухаживать за вами, мэм. Вы много потрудились в этот вечер, – сказал он, усаживая ее на стул, как принцессу.
– Спасибо, сэр.
– Это самое малое, что я могу сделать для лучшего повара Юга.
– Вы так мало съели, – сказала она взволнованно.
– Я намерен наверстать упущенное.
Она пристально посмотрела на него.
– Вы очень добры. Мы знакомы?
– Оуэн Уокер, мэм.
– Вам нравится соус?
Фейт смотрела к себе в тарелку и с тоской подумала, что до свадьбы еще целых три дня. Тихо вздохнув, она отрезала кусочек цыпленка.
Впрочем, ради такой еды она могла вынести некоторую эксцентричность семейства.
* * *
Мел и Уокер смеялись над каким-то случаем из его детства, которое прошло в этих местах. Фейт устала и немного размякла после двух бокалов вина. Если бы Уокер пошел сейчас с ней наверх, она сомневалась, что спала бы одна.
Как только Фейт ступила на лестницу, собираясь идти спать, Джефф отозвал ее в сторону.
– У тебя есть минута?
– Конечно.
Он кивнул в сторону библиотеки.
Фейт колебалась. Она не хотела видеть Дэвиса Монтегю.
– Не волнуйся. Папа давно спит. – Хотя голос Джеффа был ровным, за этим показным спокойствием чувствовалась горечь. Морщины вокруг глаз и рта углубились, указывая на внутренне смятение.
Она пошла за ним в библиотеку, не говоря ни слова, да и не было у нее сил, чтобы облегчить его страдания.
Как и столовая, библиотека была довольно-таки чистой. В ней сильно пахло виски. Когда она увидела искрящиеся осколки графина в камине, то вспомнила слова Джеффа о ссоре с отцом.
Нетрудно было догадаться о причине размолвки. Джефф закрыл дверь.
– Я знаю, что возлагаю на тебя большую нагрузку – хранить ожерелье до свадьбы, но папа застраховал его, как обычно. Страховка начнет действовать только с момента, когда мы с Мел поженимся. В обычное время я бы не волновался из-за нескольких дней, – он стиснул пальцы, – но в последнее время удача отвернулась от Монтегю, нам не слишком везет. Если что-то случится с ожерельем, это будет последним ударом. – Джефф улыбнулся, но как-то растерянно. – Я был бы тебе очень признателен, если бы ты поняла меня. Я не хочу, чтобы наша свадьба была омрачена.
Фейт ничего не оставалось, как сказать:
– Конечно. Когда передать тебе ожерелье?
Он сжал губы, потом слегка расслабил их.
– Папа хочет надеть его на Мел перед тем, как она пойдет к алтарю. Эта его подарок нам.
В голосе Джеффа она уловила печаль. Сердце Фейт дрогнуло. Она пожалела, что не знает его достаточно хорошо, чтобы просто обнять.
– Я позабочусь, чтобы он получил его вовремя.
Вероятно, Джефф не совсем доверял своему отцу в этом деле с ожерельем ценой в миллион долларов. И Фейт не могла обвинять его в этом. От чувства сострадания, которое нахлынуло на нее, ее глаза подернулись серебристо-синим туманом,
– Это не станет проблемой? – почти нехотя спросил он Фейт.
– Нет.
– Тебе не придется возвращаться за ним в Саванну?
– Нет.
– Хорошо. Я боялся, что ты рассчитывала на то, что я заберу его, или еще на что-то.
– Не волнуйся. Ожерелье здесь, – сказала она и улыбнулась. – Оно в надежном сейфе.
– Вот как? Я всегда волнуюсь, когда драгоценности держат в багаже. У нас в библиотеке есть сейф. – Он указал на массивный портрет Черного Джека Монтегю, у ног которого стоял благословенный ларец, отбрасывая серебряные тени. – Он за этой картиной.
– А как же твой отец?
– Что? – Удивился Джефф, но потом понял, на что Фейт изящно пыталась намекнуть. – О да. Хорошо. Но я сомневаюсь, помнит ли он комбинацию. Там нет ничего, только семейная Библия и некоторые документы. Он несгораемый, надежный, понимаешь ли. Я был бы счастлив, если бы ты им воспользовалась.
– Я скажу Уокеру.
Брови Джеффа слегка поднялись.
– Он отвечает за ожерелье, – пояснила Фейт.
Джефф откашлялся. Казалось, он испытывал некоторое смущение.
– Что ж, если ты чувствуешь, что у него оно будет в большей безопасности, чем в сейфе с кодовым замком…
– Это решит Уокер. Арчер застраховал рубины. А Уокер работает на него.
– Понимаю. – Он пожал плечами. – Хорошо, пока ожерелье в безопасности, это не важно. Но я действительно был бы спокойнее, если бы оно лежало в сейфе. Ты не могла бы сказать об этом Уокеру? Я буду здесь еще час или два и без проблем положу ожерелье в сейф. Да и у тебя есть свои вещи, не так ли? Пожалуйста, можешь и их положить туда для надежности.
– Спасибо, – сказала она, чувствуя, что Джефф пытается загладить вину отца. Она улыбнулась и слегка коснулась плеча Джеффа:
– Не волнуйся. У вас с Мел будет замечательная свадьба и прелестный младенец. Ты должен думать об этом, а не об отце и его проблемах.
Джефф мрачно улыбнулся.
– Когда такое происходит в семье, трудно не волноваться. Но спасибо, Фейт. Ты точно такая, как рассказывала о тебе Мел.
Когда Фейт вышла из библиотеки, Уокера в гостиной не было.
– Он пошел спать, – сказала Мел. – Я думаю, его беспокоит нога.
– Надо ему помочь, если он разрешит, конечно.
– Как? – зевнула Мел. – Он слишком большой, чтобы нести его на руках.
– Сделаю массаж мышц.
( Мм-м.
– Тебе что, никогда не делали массаж? – сухо спросила Фейт.
– Брось, – сказала Мел и скривила губы. – Я валяю дурака. – Она улыбнулась Джеффу, который вошел вслед за Фейт в гостиную. – Забери меня в постель, и мы побалуемся.
– Как только Фейт положит кое-какие вещи в сейф, – ответил он. – Если ты заснешь, я тебя разбужу.
– Согласна, но только если ты меня крепко поцелуешь на ночь.
Фейт, улыбаясь, вышла. Поднимаясь по лестнице, она оценила красоту широких перил, отполированных руками многих поколений, прекрасного персидского ковра, который, несмотря на внушительный возраст, все еще сохранил свои краски. Медные подсвечники поражали Фейт своей удивительной формой. Они были как языки пламени. В воздухе соперничали запах пыли и аромат жасмина. Если бы время обладало запахом, то оно должно было бы пахнуть именно так.
Фейт вошла в пустую гостиную. Она постояла, потом взяла кейс с драгоценностями и поставила его на стул. Фейт думала о том, лег ли спать Уокер, но вдруг до ее слуха донесся шум воды, наполнявшей ванну. Это была копия настоящей викторианской ванны. Мыться в ней – одно удовольствие. Фейт подумала, что Уокеру будет приятно. Потом она вспомнила о его ноге и о том, что он может поскользнуться на плитке.
Нахмурившись, Фейт пошла к алюминиевому кейсу, который выбивался из викторианского стиля интерьера. Открыв кейс, она посмотрела на оставшиеся в нем три украшения. Эти не самые ценные вещи все же были дороги Фейт.
Звук льющейся воды прекратился. Из темноты донесся звук, похожий на удары и хрюканье. Фейт замерла. Ночной ветерок поднял тонкие занавески, и она словно почувствовала на себе чье-то дыхание.
Теплая, не по сезону, погода была для Фейт настоящим |подарком. В Сиэтле сейчас дождь со снегом. Ей вдруг захотелось открыть графинчик бренди, который стоял на маленьком столе из вишневого дерева сбоку от раскладного дивана. Как было бы хорошо стоять в февральский вечер босиком и потягивать бренди, чтобы легкий ветерок с ароматом соли ласкал ее.
Но сначала ожерелье. Она быстро подошла к двери ванной и постучала.
– – Уокер?
– Входи, сладкая моя.
Ее удивило заметное нетерпение в его голосе.
– А ты в пристойном виде?
– А мы что, рождаемся не в пристойном виде?
– Значит, ты сейчас в чем мать родила?
– Конечно. Плюс ванна, полная пены.
– Пены? – Подумать только, бородатый Уокер в белой пене. Пикантно… – Ты принимаешь пенистую ванну?
Он засмеялся:
– Уж не собираешься ли ты заявить на меня за это?
– Конечно, нет. Это большая тайна, но тебе я ее открою: главный Донован, Кайл и Лоу любят отмокать в пене.
Фейт поймала себя на том, что стоит и усмехается, глядя на тяжелую дверь красного дерева с резной ручкой из меди и хрусталя.
– Ожерелье все еще при тебе?
– При мне не только ожерелье, при мне чувство долга.
– Черт. У меня в голове возникла фантастическая картина.
– Ну, – проговорил он неспешно, – мне не хочется тебя разочаровывать и разрушать твои образы.
Она улыбнулась, хотя дыхание у нее перехватило. Фейт чувствовала, что не должна дразнить его, и себя тоже, но это было так прекрасно.
– Ты собираешься наконец побрить свою грудь?
На несколько секунд воцарилась тишина, потом раздался шум воды, выплеснувшейся из ванны.
– Откуда ты знаешь, что я еще не побрил ее?
– Ну я же не слепая.
– Черт, а ты глазастая, – выругался он, приглушая смех.
Уокер обещал себе, что не станет затаскивать ее в ванну.
– Тебе, наверное, хочется войти и посмотреть на фамильные драгоценности? – спросил Уокер.
Фейт горела желанием их увидеть. Никогда еще искушение так не охватывало ее.
– Спасибо, но я воспользуюсь советом Джеффа и запру все наши драгоценности в сейфе.
Уокер хмыкнул.
– Что ж, хозяин – барин.
– Его отец взял отдельную страховку на ожерелье. Она вступит в силу в момент свадьбы.
Уокер зачерпнул горсть пены и посмотрел на нее, как будто она была хрустальным шаром. Его глаза стали почти такими же темными, как ночь за окном.
– Скажу тебе вот что, – наконец заговорил он. – У Джеффа и без нас хватит дел со своим дорогим старым папой. Я буду держать ожерелье до свадьбы у себя.
– Джеффу это не понравится. Он, кажется, хочет своим поступком загладить дурное поведение отца.
– Тогда не говори ему. Возьми свой кейс, приятно улыбнись и попроси оставить его в сейфе.
– А незнание не затронет его чувств, верно?
– Умница. Одно из качеств, которое мне в тебе нравится – ты схватываешь все на лету.
– А что еще тебе во мне нравится? – спросила Фейт.
– Твоя скромность.
– Я ухожу.
– Конечно.
– Да, вот что. Не вздумай сопротивляться.
– Чему? – удивился Уокер.
– Я хочу заняться твоей ногой.
Он засмеялся, несмотря на вспышку желания. Это не эротический массаж, он расслабляет мышцы ноги, а вот кое-что другое превращает в настоящий камень.
– Я скоро вернусь, – сказала Фейт.
Уокер выдохнул и потянулся к крану с холодной водой. Один из них должен быть умнее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабет



Мне не понравилось.... Вообще все про Донованов супер, и герои и отношения. Но здесь чересчур уж жестокости, крови. Не смогла дочитать. А жаль... С удовольствием хотела узнать как сложиться судьба Фэйт...
Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабетната
5.11.2012, 13.24





А мне понравилось. Правда концовка могла бы быть подлиннее. А то ГГ как-то неожиданно решил изменить свое мнение об ответственности и вся развязка поместилась в три строчки. А в остальном классный роман. Читать!:-)
Рубиновое кольцо - Лоуэлл ЭлизабетХомка
13.11.2013, 17.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100