Читать онлайн Рубиновое кольцо, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Рубиновое кольцо

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Выставка ювелирных украшений закрылась днем, и оставалось какое-то время, чтобы упаковать экспонаты. Уокер отговаривал Фейт от поездки в Руби-Байю, но она была непреклонна.
Уокер все больше думал о цепи загадочных обстоятельств, о смерти бродяги в Сиэтле, об убитой туристке в Саванне и о том, что на ноже Банди не осталось никаких следов. И все меньше ему это нравилось. Он не хотел говорить Фейт о том, что убийца, искусно владеющий ножом, мог охотиться за ней, и этим связал себе руки, потому что не мог использовать этот аргумент, чтобы отправить Фейт домой. От всех других доводов Уокера Фейт отмахивалась.
Уокер не спорил. По дороге в Руби-Байю он все еще пытался уговорить ее.
– Еще не поздно сесть в самолет, – говорил он. – Хилтон-Хед есть миленький аэропорт, это милях в двух, а то и меньше. Современная хорошая взлетно-посадочная полоса, отличное место для маленьких корпоративных реактивм самолетов. Я беру на себя ожерелье. Ты сможешь сама провести инвентаризацию магазина – ты ведь сокрушалась, не сделала этого до отъезда.
– Я знаю, что пропало.
– Кайл и Лианн могли что-то пропустить. Никто лучше тебя не знает, что было у тебя в магазине.
– Когда я пыталась остаться дома, вы с Арчером первые настаивали на том, чтобы я поехала, говорили, что я обещала Мел приехать к ней на свадьбу.
– Это было тогда. Не теперь.
– Теперь есть какой-то аргумент, мне не известный?
– Как насчет этого? Те люди, которые знали, что ты была на выставке, знают, что ты едешь в Руби-Байю. Ты будешь в большей безопасности в Сиэтле.
– Я сказала об этом папе Монтегю по телефону, прямо перед тем, как мы выехали из гостиницы, но он не захотел даже слышать об этом.
– Ни один из вас не знает реальной ситуация.
Фейт отмахнулась от Уокера, как и от всех его попыток отправить ее обратно в Сиэтл. Она не собиралась ехать домой. Эскизы вспыхивали в ее голове и обретали очертания, когда она любовалась экзотическим пейзажем. Пальмы здесь чередовались с дубами и соснами. Вода в болоте источала первозданный аромат, словно время замедлило свой бег и замерло здесь.
– Посмотри, вон тот аллигатор напоминает большую шину от грузовика, которую развернули в длину, – сказала Фейт, указывая на большую рептилию.
Уокер вздохнул и понял, что бессмысленно дальше приводить какие-либо доводы, чтобы уговорить Фейт вернуться в Сиэтл.
– У шин нет зубов.
– Ты обиделся?
– Черта с два, – прошипел он.
– Нет, обиделся.
Улыбаясь вопреки собственному желанию, Уокер протянул к ней руку и слегка дернул за волосы.
– Ты плохо воспитанный ребенок.
– Спасибо. – Фейт тихонько засмеялась, испытывая удовольствие от того, что может свободно дразнить мужчину и не переживать, что обижает его.
– Ты забавный, Оуэн Уокер. Похож на брата.
Уокер усмехнулся:
– Я всем брат.
Фейт улыбнулась, глядя на болото, которое грелось на солнце, но ее улыбка исчезла, как только она вспомнила о том, что когда-то спрашивала Уокера, не был ли он старшим братом. Он ответил тогда «больше – нет». Она постеснялась выяснять, что это значит. Но сейчас был подходящий момент.
– Ты никогда не рассказывал мне о своей семье, – сказала она.
Он ничего не ответил. Мысленно он спрашивал себя, как долго он сможет держать руки подальше от Фейт. Сдерживать себя Уокеру было все труднее. Только от одного аромата, исходящего от нее, он сходил с ума.
– Уокер?
Он вздрогнул. Пусть она видит в нем доброго старшего брата. Он не должен ее хотеть и не может к ней прикасаться.
Уокер не мог отмахнуться от разговора, который она завела, и не рассказать о своем семействе.
– Мои родители разочаровались друг в друге, когда мне было двенадцать, – заявил он.
– Ты остался с матерью?
– Да,
– Но общался и с отцом?
– Нет, пока мне не исполнилось шестнадцать.
– Почему?
Уокер сощурился и посмотрел на нее:
– А ты как думаешь?
– Если бы я знала, я бы не спрашивала.
Он что-то прошипел и сосредоточил внимание на дороге. Тишина, казалось, длилась долго. Уокеру хотелось стукнуть кулаком в ветровое стекло, но он пересилил свое желание. Он был уверен, что Фейт не заметила его злости. Она не сделали ничего такого, чтобы разозлить его.
– Из-за Стива, парня, который перебрался к нам после того, как мать и отец разбежались, – сказал Уокер, четко выговаривая слова. – Кстати, ему не нравилось, что двое подростков болтаются у него под ногами, к тому же их надо кормить. Так что мать купила два билета и отправила нас с Лотом к отцу.
– С Лотом? У тебя есть брат?
– Был.
На сей раз Фейт не испугало холодное выражение лица Уокера, она хотела узнать о его прошлой жизни все.
– Что случалось?
– Он умер.
Фейт закрыла глаза.
– Мне жаль.
– Мне тоже, – с горечью сказал Уокер. – Но жалостью его не вернешь, не так ли?
Когда тишина в машине начала давить на Уокера, он посмотрел на Фейт и крепко стиснул руль.
– Это было давным-давно, – наконец сказал он.
– Я не думаю… – произнесла Фейт надломленным голосом. Она чувствовала, как комок подкатил к горлу. Фейт думала о том, какой была бы боль от утраты ддя нее, если бы умер член ее собственной семьи. – Я не думаю, что человеку в жизни хватит времени, чтобы привыкнуть к потере родного брата.
Уокер не мог не согласиться с этим, тем более что он сам был виноват в смерти Лота.
– Он был похож на тебя? – тихо спросила Фейт.
– В каком смысле?
– Такой же сильный, нежный, красивый?
Уокер бесшумно выдохнул. Позже он сумеет почувствовать себя сильным, нежным, красивым.
– Лот был чертовски хорош: поджарый, высокий, остроумный, веселый. Женщины начали на него засматриваться, когда ему исполнилось двенадцать. Когда ему было тринадцать, он уже понял почему. А в двадцать он умер.
– Ревнивый бойфренд?
– Это довольно мрачная история. – Голос Уокера не предполагал больше никаких расспросов. Фейт не обратила на это внимания.
– Что стало причиной его смерти?
– Его погубило то, что он слишком рассчитывал на своего старшего брата.
– Я не понимаю.
– Тебе повезло.
Уокер вырулил из одного узкого пыльного переулка, который вел в Хилтон-Хед. Сосновые иголки цеплялись за коричневый мох, закрывали крыши и водосточные трубы ветхих зданий.
Легкая завеса облаков скрывала солнце. Ветер резвился в болоте, атаковал узкие канавы, которые были вырыты среди зарослей травы. Дорога петляла и поднималась на низкий песчаный хребет, который был закрыт деревьями, оплетенными виноградной лозой. Водоемы с солоноватой водой мерцали вдали, словно глаза аллигатора. Земля медленно поглощалась болотом, а болото морем. С каждым поворотом дубы все дальше отодвигали в сторону пальмы и сосны. Водоемы с черной водой превращались в медленно текущий ручей, зажатый, словно огромная змея, плотной стеной деревьев. Постепенно болото поглотило все. Кое-где лишь виднелась грязь, указывающая на границу ручья. Устрицы цеплялись за любую влажную поверхность, словно грязные белые оборки.
Очертания бронзового, мерцающего, темного болота были изящны, как движения балерины.
– Потрясающе, – прошептала Фейт. Уокер хмыкнул.
– Посмотрим, что ты скажешь, когда тебя облепят насекомые.
– Тебе не нравится? Ты ведь здесь родился.
Он пожал плечами:
– Это место у меня в крови.
Улыбка на лице Фейт возникла и исчезла так же быстро, как прикосновение легкого ветерка.
– Ты его любишь?
– Здесь я узнал, что такое нужда, так что любить эти края мне не за что.
– После того, как твои родители развелись? – предположила Фейт.
– Намного раньше. Отец пил, работал механиком, воровал на плантациях, охотился на аллигаторов. Мать была официанткой в забегаловке, где подавали креветки. Иногда она крала там еду, когда нам не везло на охоте.
Фейт почти вздрогнула от смертельного спокойствия в голосе Уокера.
– Ее можно понять. А что можно украсть на плантациях?
– Растения.
– Где?
– В болоте. Это правительственная земля. Там растут редкие растения, за которые люди платят бешеные деньги. Растения надо собрать, обработать, и получатся разные средства против всех напастей: от желчно-каменной болезни и до слабости после пива.
– От желчно-каменной болезни – это я понимаю. А что такое слабость после пива – понятия не имею.
– Это когда выпьешь слишком много пива, намного больше, чем положено.
Фейт заморгала, а потом засмеялась:
– Значит, твой отец помогал людям.
Уокер улыбнулся:
– Если посмотреть с этой точки зрения, то он действительно делал доброе дело. Но маме приходилось работать в две смены, чтобы заплатить за отца штраф. Отец, как я говорил, охотился на крокодилов.
– Тоже незаконно?
– Да. Хотя ему платили по-настоящему хорошо. И мясо было хорошим, должен заметить.
– Как у всего, когда очень хочешь есть, – добавила Фейт.
– Мы очень голодали и могли есть даже грязь. Когда мне было шесть лет, у меня были капканы. Что в них попадало, то мы и ели. Когда они были пустыми, меня колотили – учили, что нельзя приходить домой без добычи.
Фейт не слышала горечи в голосе Уокера. Он казался равнодушным. Мысль о маленьком худеньком мальчике, который бродил по болоту в поисках чего-то съестного, повергла ее в печаль. Ее ужасала мысль о том, что ему пришлось расти в нужде и самому заботиться о пропитании.
– Стало немного легче после того, как Лот подрос и начал ставить собственные капканы, – вспоминал Уокер. – Поэтому я мог сосредоточиться на охоте. Отец был не в счет – он часто пил, но трезвый он был прекрасный охотник и лучший в округе механик. Он уехал в Техас, когда мне было двенадцать. Сказал, что вернется и заберет нас, когда найдет работу.
– И что? – спросила Фейт.
– А как ты думаешь?
– Я думаю, что вы с братом не видели его, пока мать не купила вам билеты в Техас.
– Ты быстро все улавливаешь.
Она посмотрела в окно, но продолжала думать о мальччике, который ходит по трясине, чтобы найти хоть какую-то еду.
– Брось печалиться, – сказал он наконец. – В рассказе всегда все кажется гораздо хуже, чем на самом деле. Мы с Лотом прекрасно охотились и рыбачили, нам чертовски везло. Мы знали местность лучше, чем отличники – таблицу умножения. Когда Стив был совсем невыносим, мы с Лотом уходили в болото.
– Отчим бил вас? – Фейт услышала в своем голосе потрясение и быстро сказала:
– Прости, но мать… позволяла?
Уокер снова пожал плечами. Он никогда не понимал свою мать.
– Маме нужен был мужчина рядом, она не возражала даже против пьяницы. Вот почему, когда пришло время выбирать, она выбрала пьяницу, этого сукина сына, который бил ее.
Фейт бросила на Уокера быстрый взгляд. В лице его сейчас не было ничего нежного. Даже борода не могла скрыть окаменевшую линию рта.
– Тебе было лучше с отцом.
– Не было большого выбора. В тот вечер, когда я взбунтовался против Стива, мама купила Лоту и мне билеты и отослала нас прежде, чем он добрался до меня. За три недели мы нашли отца. Он работал со всяким сбродом в небольшом аэропорту. Отец научил меня разбираться в двигателях, один из летчиков копался со мной в самолетах и в книгах. Я накинулся на знания, как огонь на сосновую хвою.
Фейт посмотрела на Уокера с восторгом.
– К тому времени когда"не стукнуло девятнадцать, я работал на чартерных перевозках грузов. Это была первая моя настоящая работа.
– А что перевозил?
– Еду, почту, лекарства большей частью. Брошюры миссионеров и Библию, богатых экотуристов. – Он искоса посмотрел на нее. – Никаких наркотиков. Я был молод, но не глуп. Я оставил это моему брату. – Грустная улыбка Уокера была под стать его воспоминаниям. – У Лота молодости и глупости было на двоих.
Уокер не сказал о том, что время от времени он перевозил оружие по заданию американского правительства. Об этом он никому не рассказывал. Платили ему хорошо, и банковские счета росли как на дрожжах. На эти деньги жили он, отец и младший брат.
Пронесшийся над болотом порыв ветра, словно невидимый гребень, расчесал траву и заставил ее наклониться. Уокер опустил окно, разрешая свежему ветерку пробежаться по волосам.
Из воды выходил какой-то ловец креветок. Рабочие руки его держали сеть на двух длинных палках. Они были сложены, как крылья бабочки, и добавляли к иллюзии покоя что-то еще.
– Если бы у нас было время, – сказал Уокер, – я бы отвез тебя на остров Тайби. Тебе бы стоило посмотреть, как работают ловцы креветок, и на чудесный закат в тех местах. Пеликаны там стоят в ряд, как дети, которые наблюдают за парадом.
– Правда?
Он улыбнулся:
– Правда, ей-богу. Но дельфины – вот кто там устраивает настоящее представление. Им почему-то всегда известно, когда лодка подходит на разгрузку. Дельфины приплывают из океана и начинают прыгать и играть возле причала. Они знают, что, когда лодки наполнены креветками до краев, им перепадет много лакомых кусочков. Фейт засмеялась:
– Хотела бы посмотреть.
Смех ее был похож на мягкий и теплый воздух, полный невероятных обещаний.
– Я бы тоже хотел.
– Сколько еще осталось до Руби-Байю?
– Скоро приедем.
Джип сделал еще один поворот, прогромыхал колесами по хрупкому деревянному мосту через ручей и уперся в ряд дубов, которые были высокими еще до того, как прозвучал первый выстрел Гражданской войны. С обеих сторон вдаль тянулись большие поля, дорога извивалась на целую милю вперед. Внизу стоял огромный двухэтажный белый плантаторский дом, обращенный одной стороной к морю, другой – к болоту.
Особняк Монтегю возвышался над всем этим великолепием. У него была двойная галерея, которую поддерживали колонны, выстроенные вокруг дома. Нижняя галерея была застеклена.
Все требовало ремонта. В саду неистовствовали гардении, азалии, магнолии и розы. Хотя все еще красивые, земля и дом молили об уходе, а это требовало хороших денет, Уокер хмыкнул.
– Похоже, Плачущая Девочка все еще не вывела Монтегю на благословенный ларец.
– Плачущая Девочка?
– Один из призраков Монтегю.
– Мел не говорила о ней.
– Неудивительно. Как и все, что связано с Монтегю, это печальная история.
– Что ты имеешь в виду?
Уокер откинулся на спинку сиденья и повернулся к Фейт.
– Убийство, кровосмешение, прелюбодеяние, вымогательство, безумие, – перечислил он. – Все это ты найдешь в истории этого рода. Плачущая Девочка – только одна из легенд.
– Продолжай.
– Я не рассказываю сказки на ночь.
– Это прекрасно, но я большая девочка.
Уокер едва ли мог поспорить с этим. Он пожал плечами:
– Похоже, один из Монтегю увлекся собственной дочерью.
Фейт скривилась,
– Да, – сказал Уокер, – ничего хорошего. Существуют два варианта легенды, и тебе выбирать, в какую из них верить. Плачущая Девочка может быть ребенком от кровосмешения или той самой дочерью. Она появляется в полночь и ищет свою потерянную душу или новорожденного младенца, которого забрала у нее собственная мать и утопила в болоте.
Фейт длинно выдохнула.
– Прекрасно.
Улыбка Уокера была такой же сардонической, как и ее голос.
– Добро пожаловать в Руби-Байю. Добро пожаловать в ад.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабет



Мне не понравилось.... Вообще все про Донованов супер, и герои и отношения. Но здесь чересчур уж жестокости, крови. Не смогла дочитать. А жаль... С удовольствием хотела узнать как сложиться судьба Фэйт...
Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабетната
5.11.2012, 13.24





А мне понравилось. Правда концовка могла бы быть подлиннее. А то ГГ как-то неожиданно решил изменить свое мнение об ответственности и вся развязка поместилась в три строчки. А в остальном классный роман. Читать!:-)
Рубиновое кольцо - Лоуэлл ЭлизабетХомка
13.11.2013, 17.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100