Читать онлайн Очарованная, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очарованная - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.21 (Голосов: 286)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очарованная - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очарованная - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Очарованная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

— Всадники! — раздался крик дозорного.
Его тревожный голос достиг господских покоев в башне: пост находился прямо над ней.
— Они в шести милях отсюда, у кромки леса! Я не заметил, сколько их, — они уже скрылись!
Саймон и Доминик обменялись быстрыми взглядами поверх огромных расходных книг, грудами наваленных на столе. За этим столом обычно завтракали, но с наступлением холодов здесь же вели и все подсчеты, так как господская половина была самой теплой в замке.
— Они поехали через лес? — пробормотал Доминик. — Странно — этой дорогой редко пользуются.
— Но за ней труднее следить с дозорной башни, — хмуро возразил Саймон. — Кстати, это и самый короткий путь из Стоунринга в Блэкторн. Может, Дункан решил нас навестить? Ты его не ждешь?
— Нет — во всяком случае, пока он не может оставить свой замок. Да и погода отнюдь не подходящая для дальних путешествий: в горах уже выпал снег, и дороги скованы льдом.
Доминик обернулся к одному из оруженосцев, чинившему в углу кожаные рубашки, которые надевали под кольчуги.
— Бобби, ступай к сэру Томасу и скажи, чтобы объявил тревогу.
— Слушаю, милорд!
Парнишка бросил работу и выбежал из комнаты.
— Эдвард, пойдешь со мной в оружейную, — коротко приказал Саймон.
— Да, сэр!
— Джон! — спокойно произнес Доминик, не прибавив более ни слова.
Да в этом и не было нужды: хотя он совсем недавно назначил Джона, сына Гарри Колченогого, своим оруженосцем, тому не нужно было напоминать его обязанности — сказалась выучка отца: до того, как Гарри был искалечен в битве, он слыл самым сильным и выносливым рыцарем в Блэкторне.
Саймон и Доминик быстрыми шагами вышли из комнаты и направились в оружейную в сопровождении своих юных слуг, на лицах которых едва пробивался пушок.
Над полями Блэкторна поплыл тревожный набат, созывая всех в спасительное укрытие замка. Двор наполнился голосами — рыцари, оруженосцы и стражники со всех ног бежали к оружейной.
Хотя Саймон и Доминик надели доспехи с быстротой, свидетельствующей о давнем знакомстве с тяжелым боевым облачением, в комнате уже было полно народу, едва братья успели принять мечи из рук своих оруженосцев.
Они одновременно пристегнули клинки одинаково быстрым, точным, уверенным движением. Саймон, как всегда, чуть опередил Доминика. Доминик еще только поправлял пояс, а Саймон уже взял у Эдварда свой тяжелый зимний плащ и застегнул его на плече.
Бросив взгляд на белый переливающийся мех, Саймон невольно улыбнулся — он вдруг подумал, что теперь при взгляде на него всегда будет вспоминать Ариану, ее полуобнаженное тело, вспыхнувшее огнем, обращенные на него сверкающие аметистовые глаза, когда он погружался в ее ласковое лоно.
В последующие дни их пыл не охладел. Они бросались в объятия друг друга каждую ночь — она так же неистово, как и он. И если уж говорить начистоту, то и утром, на рассвете, они продолжали начатое при свете луны. Сегодня вечером Саймон вновь надеялся встретить ее восторженный прием.
Скоро, совсем скоро!
— Какая у тебя улыбка, — усмехнулся Доминик, хитро поглядывая на младшего брата. — Что, кровь кипит в предвкушении битвы?
— Да пет, я просто подумал… еще кое о чем.
— О предстоящей ночи? — вкрадчиво осведомился Доминик.
Саймон сверкнул глазами.
Доминик ухмыльнулся.
— Ты что же думаешь, никто не замечает, что вы с Ариа-ной не вылезаете из спальни, проводя большую часть времени в постели?
— В постели? Да Бог с тобой! — серьезно возразил Саймон. — Мы с ней охотимся у речки за проворными угрями — как ты да я в детстве.
Доминик расхохотался так громко, что находившиеся поблизости воины недоуменно оглянулись на него.
Но Доминик уже застегивал свой черный плащ серебряной глендруидской пряжкой. Прозрачные волчьи глаза блеснули зловещим светом в колеблющемся пламени факела, как бы обещая: того, кто разбудит спящее чудовище, именуемое войной, ждет жестокая расплата.
Вслед за Волком Глендруидов рыцари стали торопливо готовиться к битве.
Саймон и Доминик быстро поднялись на крепостную стену, сопровождаемые лязгом стальных доспехов. Оруженосцы едва поспевали за ними с тяжелыми шлемами в руках, которые надевались прямо перед битвой. Глаза юнцов возбужденно горели в предвкушении предстоящей битвы, но, как и все жители замка, они ощущали и некоторое беспокойство: хотя замок окружала прочная каменная стена, с одной стороны в пей все же зияла брешь, которую заделали деревянным частоколом.
Часовой поприветствовал Доминика, но не сообщил ничего нового: всадники исчезли из поля его зрения и появятся снова, только выехав в поле.
Небо заволокли низкие серые облака. Саймон и Доминик. оба в кольчугах цвета грозовой тучи, стояли на крепостной стене, всматриваясь вдаль. Ледяной порывистый ветер трепал их волосы, вздымал длинные плащи.
— Ты думаешь, это Дегерр? — спросил Саймон.
Доминик передернул плечами.
— Слухи о его приближении поступают ко мне беспрестанно — с того самого дня, как сюда пожаловал этот хвастун Джеффри. И с тех пор, в течение десяти дней, эти сведения ни разу не опровергались.
— Значит, Дегерр медленно продвигается на север, собирая по пути рыцарей, стрелков и всякий сброд.
— И шлюх, — ввернул Доминик.
— Ну да, как и подобает барону, собирающемуся на войну.
— Он заявляет, что собирает людей для нового похода в Святую Землю.
— Вряд ли кто верит его словам.
Доминик досадливо дернул плечом.
— Но до сих пор никто не сказал ему об этом.
— Пока не сказал. Однако, я полагаю, его усилия напрасны — ему теперь ни за что не отыскать повода к войне в Спорных Землях, — уверенно произнес Саймон.
Доминик промолчал.
— Несмотря на хитрые происки посланника Дсгерра, король одобрил мой брак с Ариапой, — продолжал Саймон. — Герцог Нормандии тоже быстро успокоится, когда до него дойдут слухи о моей свадьбе — вместе с моими дарами.
— Этот герцог предпочитает, чтобы его величали королем, — сухо заметил Доминик.
— Да мне все равно, как его там называть — король, герцог или бродяга, — возразил Саймон. — Главное, чтобы он остался доволен нашим браком. Я-то уж во всяком случае доволен. Следовательно, нам с бароном Дегерром не о чем спорить и он напрасно собирает рыцарей по всей округе.
— Напрасно? Не думаю. Скорее всего он выжидает, когда до него дойдут слухи, что Саймон Верный вызвал па поединок Джеффри Красавца и Джеффри поплатился жизнью за свой мерзкий болтливый язык.
— Дегерр может ждать до скончания века, — отрезал Саймон. — Я не собираюсь гоняться за каждой навозной мухой, которая жужжит у конюшни.
Доминик кинул взгляд в сторону оруженосцев, коротко махнул им рукой, приказывая отойти подальше, и те немедленно скрылись под навес, закрывающий вход на винтовую лестницу дозорной башни.
— Саймон… — начал Доминик, потом вздохнул. — Клянусь Богом, я не предполагал, что до этого дойдет.
Саймон напряженно ждал, пытаясь угадать, что так встревожило его брата.
— Позволь, я пошлю за леди Эмбер, — наконец произнес Доминик. — Она-то сможет отличить правду от лжи в грязных обвинениях Джеффри. И тогда мы приструним этого смутьяна.
— Нет, ты этого не сделаешь.
Голос Саймона прозвучал резко, даже требовательно. Доминик от неожиданности сразу не нашелся, что сказать. Он помолчал, потом холодно произнес:
— Чем объясняется твой отказ?
— Просто я не хочу, чтобы Ариана, а с ней и Эмбер, подвергались такой пытке, как гадание Посвященных.
Это была только половина правды, но Саймон не собирался больше ни с кем обсуждать ее вторую половину.
— Тысяча чертей, — прорычал Доминик. — Ведь Эмбер может положить конец этой лжи!
— Какой лжи? — с расстановкой произнес Саймон.
Доминик не смог скрыть потрясения.
— Но ведь Джеффри утверждает, что он любовник Арианы!
— Нет, он не утверждает, а только намекает на это.
— Но, Саймон…
— Кто-нибудь может сказать, что Ариана хоть раз была мне неверна?
Доминик прошипел сквозь стиснутые зубы злобное проклятие, яростно стукнув закованным в броню кулаком по каменному парапету.
— Ну, так что? — холодно продолжал Саймон.
— Иисус и Мария! — пробормотал Доминик. — Конечно, нет! С тех пор как Джеффри ступил во двор замка, мне известен каждый его шаг, и для меня не секрет, где и как эта свинья проводит свой досуг.
— И Свен ходит за ним по пятам?
— Да.
Саймон пожал плечами.
— Тогда нам не о чем беспокоиться.
— Не прикидывайся безмозглым тупицей, Саймон, у тебя это плохо получается, — сердито бросил Доминик. — Уж кто-кто, а я-то прекрасно знаю, что твой разум гораздо проворнее твоего меча.
Саймон промолчал.
— Послушай, Джеффри похваляется направо и налево, что переспал с твоей женой, — произнес Доминик, понизив голос.
— Это так.
Доминик ошеломленно уставился на него.
— Мы с Арианой говорили о прошлом всего один раз, — сказал Саймон. — И после той ночи я запретил ей касаться этой темы.
— Ариана призналась тебе, что Джеффри был ее любовником?
— Она сказала, что Джеффри принудил ее к этому силой.
— Принудил силой? — переспросил Доминик. — Ты хочешь сказать, что он ее обесчестил?
— Именно так.
— И барон Дегерр по-прежнему любит Джеффри, как собственного сына? — с сомнением в голосе спросил Доминик.
— Да.
— Ему что, ничего не известно?
— Напротив, ему известно все, — бесстрастно возразил Саймон.
— И что же?
— Это случилось, когда Ариаие объявили, что ее супругом будет Дункан из Максвелла, а не Джеффри Красавец, — ответил Саймон. — Джеффри говорит, что она привела его в свою комнату, они выпили вина и затем она его соблазнила.
Доминик злобно прищурился.
— Неужели ему поверили?
— Поверили.
— Но почему? — резко спросил Доминик.
— В сосуде с благовониями, принадлежащем Ариане, было дурманящее зелье, а сам сосуд нашли в ее постели, среди окровавленных простыней.
— Это тебе рассказала Ариана?
— Она сказала мне только то, что потеряла девственность по вине Джеффри, а уж он расписал мне все подробности — с превеликим… удовольствием.
Доминик выругался: он ни минуты не сомневался, что Джеффри попросту нравилось дразнить Саймона.
— А что сама Ариана говорит в свое оправдание?
— Мы с ней не говорим о прошлом. Никогда.
— Клянусь преисподней! — прошипел Доминик, еле сдерживая гнев. — Да все это и впрямь напоминает корзину с угрями!
— Да, ты прав.
— Как ты думаешь, что произошло между Джеффри и Арианой на самом деле?
Саймон не проронил ни слова.
— Во имя всего святого, — тихо произнес Доминик, — ты что же, поверил Джеффри?
В напряженном молчании Доминик изучал лицо Саймона серыми проницательными глазами, мерцающими, как серебряная глендруидская пряжка у него па плече. Затем ои негромко выругался и отвел взгляд.
— Даже если я и убью Джеффри, это никак не изменит то обстоятельство, что у Арианы я был не первый, — ровным голосом произнес наконец Саймон. — Значит, я не имею никакого права подвергать опасности будущее всех обитателей Блэкторна, пытаясь исправить то, что невозможно исправить.
На некоторое время между братьями установилось тяжелое молчание — слышны были только крики рыцарей, занимающих оборонительные позиции по всему замку, да завывания ветра.
— И что же, ты с этим смиришься? — наконец промолвил Доминик.
Саймон на мгновение прикрыл глаза, но, когда он вновь обернулся к брату, в его взгляде уже ничего нельзя было прочесть.
— Ариана была и останется моей женой — другой жены у меня не будет, — твердо сказал он.
Доминик сжал губы.
— То же самое говорила и Мэг.
Саймон поморщился.
— Опять эти глендруидские прозрения!
— Да, ты угадал. Ей открылось, что ты скорее примешь Ариану, чем невинную невесту, которой ты, без сомнения, заслуживаешь. Только ее слова и удержали меня от того, чтобы в тот же день послать за Эмбср и с помощью ее волшебного дара вколотить правду в твою упрямую башку.
— Премного тебе благодарен. Я бы не хотел, чтобы Ариана подверглась такому унижению на глазах всего замка.
— А ты? А твоя честь?
— Ей приходилось выносить и не такие удары.
— Какие же, позволь полюбопытствовать?
— А ты разве забыл? Ты ведь чуть было не лишился жизни из-за моей связи с замужней шлюхой.
Нахмурившись, Доминик бросил взгляд ца убранные поля и гуманные холмы.
— И что ты намерен предпринять, когда Джеффри обвинит Ариану в супружеской измене? — спросил Доминик. — Ты ведь знаешь, что он это непременно сделает — только и ждет повода, чтобы заставить тебя вызвать его на поединок.
— Свен докажет всем и каждому, что он лжет.
— Свен следит за Джеффри лишь с того момента, как тот вошел в ворота нашего замка. Но, как мне известно, Ариана и Джеффри перед этим уже успели встретиться.
— Свену следовало бы быть осторожнее и не болтать чего не следует, — промолвил Саймон с убийственным хладнокровием. — А то ведь я могу ненароком и убить — его-то смерть не приведет к войне.
— Но он же твой друг.
— А Ариана — моя жена.
Доминик внимательно посмотрел в глаза брату и снова обратил взгляд вдаль.
— Если бы Блэкторн был достаточно силен, чтобы выстоять в войне с бароном Дегерром. — произнес Доминик, — скажи, где был бы сейчас Джеффри?
— Он бы уже десять дней гнил в земле, — коротко ответил Саймон.
Доминик почувствовал, как комок подступил у него к горлу. Он прищурил глаза — то ли от холодного ветра, то ли потому, что хотел скрыть охватившее его волнение. Прошло некоторое время, прежде чем он опять заговорил:
— Ты не вытаскиваешь меч из ножен и сносишь все оскорбления от этого подонка только из преданности мне, — произнес он дрогнувшим голосом.
— Я делаю это для тебя и для Мэг. Ради вашего ребенка, которому еще только суждено родиться. И ради моих детей, которых я теперь тоже надеюсь иметь.
— Если бы мы были на Святой Земле, ты бы так не поступил.
— В то время я был просто глупец — мною правила страсть, а не здравый смысл. Теперь все изменилось — страсть больше не имеет надо мной власти. Я сам направляю ее в нужное мне русло.
Доминик молча стиснул руки в кулаки. Снова и снова он спрашивал себя, имеет ли право принять жертву Саймона. Его брат, как никто другой, понимал, как уязвим сейчас Блэкторн. Они не смогли бы отразить атаки Дегерра, если бы тот пошел на штурм замка вместе со своими рыцарями.
Волк Глеидруидов закрыл глаза и склонил голову в безмолвной молитве. Потом поднял голову и взглянул на младшего брата, которого он любил так, как не любил никого в своей жизни, — кроме Мэг.
— Я навеки у тебя в долгу, — произнес он наконец, глаза его блестели. — В неоплатном долгу.
— Нет, — промолвил Саймон. — Это я у тебя в долгу.
Но Доминик уже повернулся и направился к часовому, и слова Саймона услышал только ветер.
— Я вижу их, милорд! — крикнул дозорный. — Они приближаются, как ураган!
Доминик поднес руку к глазам, всматриваясь вдаль. Саймон поспешно подошел и вновь встал с ним рядом.
Дозорный не ошибся — всадники неслись во весь опор.
— У них боевые копи, — произнес Саймон.
— Да, я вижу.
— Смотри! — воскликнул вдруг Саймон. — Это же леди Эмбер!
— Ты уверен?
— Конечно. Когда я впервые ее увидел, ее волосы горели золотистым пламенем — как сейчас. Силы небесные, да с ней и Эрик! Видишь? Стагкиллср бежит рядом с конем.
— Он прав, — послышался сзади голос Свена. — А вон тот гнедой конь принадлежит Дункану. Я хорошо запомнил его масть — я ведь сам привел его в Блэкторн этим летом.
— Слава Богу, — выдохнул Доминик.
Он обернулся и подозвал к себе Джона.
— Объяви всем жителям замка, что они могут вернуться к своим делам, — сказал Доминик. — И дай знать леди Маргарет, что у нас будут гости.
— Будет исполнено, милорд, — с готовностью ответил паренек. Он повернулся и со всех ног помчался выполнять приказание.
— Мы встретим их у ворот, — продолжал Доминик. Затем прибавил, обращаясь к Свену: — Где этот возлюбленный рыцарь барона Дегерра?
— Я услышал колокол и оставил свой наблюдательный пост.
— Он еще почивает?
— Нет, уже встал.
Доминик хмыкнул.
— Ну, как он там, пришел в себя?
— Да, к несчастью.
— Это после чего он пришел в себя? — недоуменно спросил Саймон.
Свен и Доминик как-то странно посмотрели на пего, и Доминик небрежно ответил:
— Джеффри нашли вчера утром в свином загоне.
— Что ты сказал? — переспросил Саймом, не веря своим ушам.
Доминик и Гвен загадочно переглянулись.
— Кто-то стащил с Джеффри всю одежду и бросил его лицом вниз прямо на навозную кучу, — вежливо пояснил Свен.
Саймон кинул на них подозрительный взгляд, но двое мужчин смотрели на него с самым невинным видом.
— Как бы я хотел сделать это своими руками, — мстительно произнес Саймон. — Но, к сожалению, опоздал. Кто же устроил этому неотразимому красавцу такую взбучку?
Доминик ничего не ответил и стал быстро спускаться по ступеням винтовой лестницы с ловкостью хорошо обученного воина. Саймон и Свен не отставали от него ни на шаг.
— У меня есть кое-какие догадки на этот счет, — хитро заметил Свен, когда они вышли из башни в коридор, ведущий к выходу из замка. — Только Мари могла заставить Джеффри ползти к ней через весь свиной загон, разгребая навоз.
— А тебя там случайно не было поблизости? — подозрительно осведомился Саймон.
— Нет. Мне надоело каждую ночь наблюдать, как он хрюкает над ней, потный, как свинья, и как она завлекает его своими ужимками. Когда Джеффри уединяется с Мари, я жду во дворе, пока она не выйдет от него.
— Но почему тогда Мари бросила его голым на навозной куче? — спросил Саймон, пытаясь представить себе эту картину и не в силах спрятать довольную ухмылку. — Она ведь последнее время так и бегала за ним — присосалась, прямо как пиявка.
Свен смиренно пожал плечами.
— Мари — женщина. Кто знает, что взбрело ей в голову?
— Я вижу, общение с Эриком не прошло для тебя даром, — сухо заметил Саймон. — Ты говоришь точь-в-точь как он.
— Что ж, это лестно слышать — значит, ты и меня считаешь человеком редкого ума и просвещенности, — улыбаясь, заметил Свен.
— Я думаю, Свен прав насчет Мари, — вмешался Доминик. — Я сам видел Джеффри в то утро — на его теле были те же следы, что и у меня после той проклятой подземной темницы.
— Да его пытали, что ли? — не поверил Саймон.
Лицо Доминика исказила волчья ухмылка.
— Можно и так сказать. А можно сказать, что с ним развлекалась опытная гаремная шлюха.
— Тогда это точно Мари, — коротко согласился Саймон. — С нами она никогда не пользовалась своими штучками, но остальные воины узнали в ее руках, как связаны между собой боль и наслаждение.
— Это верно, — подтвердил Доминик.
— Но почему именно Джеффри? — продолжал допытываться Саймон, когда они подошли к выходу из замка. — Чем он ей не угодил, что она так жестоко ему отомстила?
— Об этом лучше спроси у своей жены, — ответил Свен.
Г лаза Саймона широко распахнулись от удивления.
— Какие у Арианы могут быть секреты с Мари?
— Откуда мне знать? Мне известно только, что твой оруженосец видел, как Ариана прошла в комнату Мари поздно ночью дней этак десять назад.
— Десять дней?..
Саймон остановился как вкопанный. Приглушенное проклятие сорвалось с его губ.
— Да, все так и было, — подтвердил Доминик, тоже остановившись. — Твой Эдвард знал, что произошло в оружейной, когда Ариана вытащила свой кинжал.
— Я научу Томаса Сильного держать язык за зубами.
— Думаю, он здесь ни при чем — это Мари все разболтала.
— Что ж, ей лучше знать.
Доминик хмуро усмехнулся.
— Да, это уж точно. Поэтому-то парнишка и перепугался, что она сделает что-нибудь с Арианой.
— Или наоборот — Ариана с ней, — вполголоса буркнул Свен.
— Эдвард сразу же побежал к тебе, но ты уже ушел. И тогда он отправился за Свеном, — продолжал Доминик.
— Ариану у Мари я уже не застал — она понеслась вверх но ступеням на дозорную башню так стремительно, будто юбки ее были объяты пламенем, — произнес Свен, старательно отводя глаза.
Несмотря на холод, царивший в замке, краска бросилась в лицо Саймону.
Свен расхохотался и похлопал его по плечу, не прибавив больше ни слова о том, что произошло между Арианой и Саймоном на крепостной стене.
— Итак, я понял, что Ариана в безопасности, и вернулся к своим основным обязанностям — быть тенью Джеффри, — продолжал Свен. — Спустя некоторое время на конюшне, где он изволил почивать, появилась Мари. Она стащила с него штаны, прежде чем он успел спросонья разобрать, что к чему. И так повторялось все последующие ночи.
— И ты, без сомнения, досмотрел все до конца, — вежливо заметил Саймон.
— У Мари весьма забавные приемы…
Саймон ждал, но Свен больше ничего не прибавил.
— Так почему же все-таки Джеффри оказался в навозной куче? — спросил Саймон.
— Чего не знаю, того не знаю. Ночные бдения меня здорово утомили, и последние три ночи я дремал в сторожке привратника, пока Мари развлекалась с Джеффри. Я был уверен, что до рассвета ничего ужасного с Джеффри не случится.
Саймон молча покачал головой, втайне удивляясь, как Свен мог выдержать холодные ночи без сна, неотступно следя за Джеффри.
— Так вот, — продолжал Свен. — Вчера утром свинопас нашел Джеффри в зловонной грязи. Он сказал об этом Гарри Колченогому, тот — мне. Ну а я — Доминику.
— И что ты предпринял? — спросил Саймон у брата.
— Ничего. Джеффри смотрелся в навозе, прямо как у себя дома, — ответил Доминик, жестко усмехнувшись. — Вот я и оставил его там, где ему, по-видимому, и место.
Саймон чуть не задохнулся от хохота. Но его веселость тут же как рукой сняло.
— А как же Дегерр? — тревожно спросил он. — По словам Арианы, Джеффри ему прямо как сын.
— А ты мой брат. Если Дегерр возмутится приемом, оказанным его любимцу, пусть сначала научит Джеффри вести себя как подобает. Тогда, может быть, мы и переведем его из свинарника в покои замка.
Саймон поморщился.
— Тебе не следовало в это вмешиваться. Барон Дегерр этого не простит.
— Тогда позволь Эмбер использовать свой чудесный дар. Обещаю, мы не будем этого делать на виду у всего замка.
Саймон, прикрыв глаза, молчал. В душе его боролись противоречивые чувства: сердцем он был готов поверить, что Ари-ана потеряла невинность не по своей воле.
И все же…
На мгновение он снова мысленно очутился на крепостной стене в ту ненастную ночь, снова ощутил порывы ледяного ветра и горячие губы Арианы, прильнувшие к его телу.
«Не может быть, чтобы она была неискушенной девушкой.
Но что мне до того? Главное, что она желает меня так, как ни одна женщина никогда меня не желала.
И в этом не может быть никаких сомнений».
Желание захлестнуло его с неистовой силой, когда Саймон вспомнил, как страстно отвечала Ариана на его ласки. Ему казалось, что он мог бы вечно гореть в ее огне.
«Благодарение Богу, она совсем не похожа на Мари — та получала удовольствие, только подчиняя себе мужчин.
У нас с Ариапой все по-другому — я управляю ее чувствами, а не она моими».
— Каково же твое решение, Саймон? — спросил Доминик.
— Пусть все останется так, как есть, — резко ответил тот. — Я доволен своей женой, и меня не интересует ее прошлое — не важно, признает ли Эмбер ее правоту или виновность.
Черные брови Доминика взлетели вверх, серебристо-серые глаза жестко сощурились.
Но Саймон только холодно взглянул на него в ответ.
— Ну что ж, раз прошлое тебя не интересует, что ты думаешь о настоящем? — требовательно спросил Доминик.
— Ты прирожденный тактик, Волк Глеидруидов, — возразил ему Саймон. — Вот и скажи, что сделать, чтобы поскорее отвести беду от Блэкторна: принять невесту, чья неискушенность привела к потере невинности, или отомстить за девушку, которую изнасиловал бесчестный подонок?
При этих словах Саймона братьям сразу вспомнились слова Эмбер: «В груди Арианы застыл безмолвный крик отчаяния. Предательство так глубоко ранило ее душу, что она почти умерла, закованная в лед отчуждения».
И Доминик, и Саймон слишком хорошо понимали, что предательство требует отмщения.
Если Джеффри в самом деле обесчестил Ариану силой.
Но для защиты замка было бы лучше — значительно лучше, как это ни ужасно, — если бы все обернулось старой как мир историей: девушку соблазнил, а потом бросил ветреный любовник.
Тогда ни о какой мести не могло быть и речи — с этим можно было бы только смириться.
И Саймон смирился.
Доминик выдохнул какое-то проклятие.
— Я вижу, ты начал понимать, — холодно произнес Саймон. — Слишком часто хочется и вовсе не знать правды.
Приглушенные сарацинские проклятия прозвучали в ответ на его слова: Доминик был в ярости от того, что даже со своим даром тактика бессилен найти выход из этой ловушки.
— Да, — с горечью сказал Саймон. — Да, да и еще раз да! Послушайся голоса разума, Волк Глендруидов, и примирись с судьбой. Пусть все останется так, как есть.
Доминик помрачнел и медленно направился к воротам. Саймон и Свен последовали за ним.
Во дворе, там, куда не попадали солнечные лучи, лежал лед. но на открытых местах он слегка подтаял и теперь поблескивал при неярком свете дня. Ветер, ворвавшийся через открытые ворота, принес с собой запах стужи и снега. Тяжелые кони прогрохотали подковами но деревянному мосту и вступили во двор.
Эрик спешился первым. Он посмотрел сначала па Доминика, потом на Саймона и окинул быстрым взглядом двор.
— Кажется, у вас все в порядке, — удовлетворенно отметил он.
— До того как дозорный заметил вашу кавалькаду, у нас тут и впрямь было все спокойно, — сухо ответил Доминик.
Эрик снял шлем, откинул капюшон кольчуги и тряхнул золотыми волосами. Потом, запрокинув голову к небу, свистнул. Звук был высоким и чистым — так, наверное, лесной эльф трубит в свой охотничий рог. В ответ вдали раздался крик сокола.
— Слава Богу, в округе все спокойно, — промолвил Эрик. — Поднялся сильный ветер, и мне не хотелось бы больше посылать Винтера на разведку.
— Да и для дальних прогулок погода тоже не подходящая, — заметил Свен. — Вам следовало бы дождаться окончания бури.
— Кассандра нас торопила — боялась, что мы не подоспеем вовремя. У нас слишком мало времени, — сказал Дункан, спешившись вслед за Эриком.
— Для чего? — в один голос спросили Доминик и Саймон. Эрик и Дункан молча обменялись взглядом с Эмбер.
— Нам нужно успеть выяснить правду, пока не поздно, — ответила Посвященная колдунья.
— О какой правде ты говоришь? — с вызовом спросил Саймон.
Неприкрытая ярость в его голосе испугала Эмбер: она напомнила ей, что Саймон когда-то называл ее «чертовой ведьмой». Эмбер для храбрости глубоко вздохнула и решительно посмотрела в его черные непроницаемые глаза.
— Кассандра сказала, что ты знаешь, о чем идет речь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очарованная - Лоуэлл Элизабет



прекрасный любовный роман
Очарованная - Лоуэлл Элизабетанна
11.08.2011, 3.03





Именно таким, как главный герой этой книги, должен быть настоящий мужчина.Будучи сильным и мужественным, он своей любовью, лаской и нежностью, исцеляет главную героиню от мук прошлого, не унижая и не упрекая ни в чем.
Очарованная - Лоуэлл Элизабетелена
13.08.2011, 3.10





Волшебный роман!!!И вся трилогия просто потрясающая!Читается на одном дыхании. Из всех книг автора эту я люблю больше всего!Прочитывала уже несколько раз и каждый раз перечитываю с восторгом!
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетАметисса
26.08.2011, 10.39





волшебно... чарующе... прекрасная сказка.
Очарованная - Лоуэлл Элизабетkotija
27.01.2012, 6.20





Только вот думаешь теперь, а с Эриком то что теперь будет? Такой прекрасный образ создавался на протяжении трех книг, и... явно не хватает четвертой книги( Ну очень бы хотелось продолжения.
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетВита
6.02.2012, 1.35





нормально можно прочитать один раз. 5 из 10 баллов
Очарованная - Лоуэлл Элизабетчитатель
9.03.2012, 22.15





роман очень интересный,держит до последеней страници.Только главная героиня мне неочень,нет в ней силы духа так сказать.
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетКсаночка
27.03.2012, 14.49





Роман очень понравился, необычный. Читается довольно легко и оставляет приятное "послевкусие"
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетMarina
2.04.2012, 21.52





"Я читала со слезами на глазах переживая все чувства что они пережили вместе с ними)))))любовь так прекрасна))))))она все побеждает)))."
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетНИКА*
5.04.2012, 2.22





Муть какая-та!
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетСвета
24.08.2012, 8.12





Классный роман! Очень понравилось)
Очарованная - Лоуэлл Элизабеттаняк
6.03.2013, 13.01





Классный роман! Очень понравилось)
Очарованная - Лоуэлл Элизабеттаняк
6.03.2013, 13.01





Супер!! Это лучший роман из всей трилогии. Правда с платьем получился перебор. А в остольном порсто нет слов. Я в в осторге. Читать всем.
Очарованная - Лоуэлл Элизабетнека я
8.05.2013, 10.59





Про платье меня тоже бесило конкретно. Но сам роман... мммм... такой герой офигительный!!! Нелогичности конечно встречаются в поведении героев, но это не затмевает плюсов. "Вкусный" роман.
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетВафля
8.05.2013, 18.39





Замечательный роман
Очарованная - Лоуэлл Элизабетзарина
23.11.2013, 16.44





Бред полнейший 2/10 и то много.
Очарованная - Лоуэлл Элизабетмарис
26.01.2014, 17.21





Отличная вся трилогия.Каждый роман индивидуален.Любовь - это прекрасно!
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетНаталья 66
18.02.2014, 20.22





Отличная книга!!!!
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетИрина
19.02.2014, 18.47





Все три книги которые я прочитала у этого автора ПОТРЯСАЮЩИЕ!!! У меня нет слов, очень хочется прочитать про Эрика .
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетЯна
4.03.2014, 18.10





больщей мути я еще не читала
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетТатьяна
5.03.2014, 8.35





Это самый интересный роман из трилогии.
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетТатьяна
9.09.2014, 22.01





Любимый роман. Книга достойна восхищения ! Читала ее ни один раз, всегда остаются новые ощущения после книги. Гг достоин уважения. Он как принц. Сказка со счастливым концом .
Очарованная - Лоуэлл Элизабетсветик
16.01.2015, 10.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100