Читать онлайн Очарованная, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очарованная - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.21 (Голосов: 286)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очарованная - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очарованная - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Очарованная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Остаток дня Ариана провела в своей комнате, с ужасом ожидая, что Саймон придет к ней и потребует от нее объяснений.
Но он так и не пришел.
Он покинул оружейную, даже не взглянув в ее сторону, и отправился по каким-то своим делам как доверенное лицо Доминика. Сундуки были снова закрыты, и Доминик забрал от них ключи. Никто в присутствии Арианы больше и словом не обмолвился об исчезнувшем приданом.
Ее не замечали, как если бы ее не существовало.
Словно Саймону было все равно, как и почему она потеряла невинность.
Как если бы его вообще не интересовала ее судьба.
«Да с какой стати он должен заботиться обо мне? — мрачно думала Ариана. — Я послана ему Господом в наказание за его грех прелюбодеяния.
Я его проклятие».
Ариана вздрогнула. Арфа отозвалась на ее движение вереницей несогласных нот. Девушка задумчиво посмотрела на инструмент, но видела она не изящные контуры резного дерева, а собственные невеселые мысли.
Она бесцельно прошлась по комнате, небрежно перебирая струны арфы, не замечая богатого убранства своих покоев. Она чувствовала себя скорее узницей, чем знатной леди.
Но она сама, по своей воле оказалась в темнице: ведь хозяин и хозяйка Блэкторна ни словом, ни даже взглядом не дали ей понять, что она перестала быть желанной гостьей в их доме.
С несчастным видом Ариана приблизилась к высокому стрельчатому окну. Если высунуться из него как можно дальше, держась одной рукой за холодную каменную стену, то, может быть, удастся увидеть извилистую голубую ленту реки Блэкторн.
Каждый раз, когда она проезжала в окрестностях замка, Ариане нравилось слушать ее неумолчный говор. Он напоминал ей о родном доме, вблизи которого также текла река. Там, у журчащей прохладной воды, Ариана проводила жаркие летние дни. Она садилась на берегу в тени плакучих ив и играла на своей арфе, пытаясь воспроизвести в музыке свои мысли, птичье пение, шум ветра и отдаленные крики пастухов.
«Боже мой, как давно это было. Даже не верится, что когда-то я была так невинна и глупа. Так доверчива.
Слишком доверчива».
Со двора замка донеслись громкие голбса, потом послышался скрежет отворяемых деревянных ворот. Подковы глухо застучали по подвесному мосту, затем зацокали по камням во дворе.
Ариана перешла к другому окну и увидела, как Саймон вышел из замка и поспешил к новоприбывшему рыцарю. По тому, как ловко всадник спрыгнул с коня, Ариана поняла, что это был Свен — лазутчик Волка Глендруидов.
Приветственные слова Саймона потонули в шуме ворвавшегося во двор ветра. Затем оба рыцаря направились к каменной лестнице, ведущей к главному входу.
Рыжий кот стремглав пронесся через двор, метнулся к Саймону, и тот на ходу подхватил его па руки, посадил к себе на плечо и стал задумчиво почесывать у него за ухом, внимательно слушая Свена.
Ариане казалось, что даже сверху она слышит довольное кошачье урчание.
Изо всех сил она старалась убедить себя, что нисколько не завидует этому пушистому зверьку, чью мягкую шерсть поглаживали длинные ласковые пальцы Саймона, но у нее это плохо получалось.
Несмотря на то, что ее так грубо использовал Джеффри Красавец, Ариана поняла, что означает быть очарованной прикосновениями и ласками одного-единственного мужчины.
Того самого мужчины, чьим наказанием она стала.
«Я живу в аду, имя которому — Ариана».
Ариана хотела рассказать Саймону, как жестоко и грубо ее лишили невинности, но ее останавливал страх перед тем, что он ей не поверит.
Ведь до сих пор все считали ее лгуньей.
«Я хочу, чтобы он мне поверил, — я так этого хочу!
Пусть он узнает, что я совсем не такая, как Мари, которая ложится с каждым и не любит никого. Я потеряла девичью честь не по своей воле. И мне оставалось только взывать к Богу и искать у него защиты.
Потому что никто мне не поверил.
И никогда не поверит. Даже ты, Саймон. Ты, ласкавший меня так, как никто до тебя этого не делал.
Именно ты».
Резкий вскрик арфы прервал ее невеселые раздумья.
Внизу в холле послышались шаги — кто-то поднимался по лестнице в комнату Арианы. Девушка в ужасе оглянулась вокруг, будто в поисках укрытия.
Шаги на мгновение задержались у ее двери.
«Саймон, ты наконец пришел ко мне? Ты решил, что настало время завершить то, что я не смогла сделать в брачную ночь?»
Шаги проследовали к соседней двери, оставив Ариану наедине с ее бешено метавшимися мыслями.
Внезапно ей захотелось во что бы то ни стало покинуть комнату, ставшую для нее темницей. Она чувствовала, что если не сделает этого тотчас же, то закричит на весь замок от отчаяния и тоски. Но ее сердце мучительно замирало при мысли, что ей придется пройти через большой зал и снова увидеть Саймона, услышать его холодное, отчужденное приветствие. Ей совсем не хотелось опять встретиться с ним взглядом и прочесть в его глазах боль — боль, так хорошо ей знакомую.
Увы, Ариана Преданная стала Арианой Предательницей.
Почти со стоном девушка принялась быстро расшнуровывать и стягивать с себя светло-сиреневое платье, которое привезла с собой еще из Нормандии. Платье напоминало ей о прошлом, и она не хотела больше даже прикасаться к нему. Ей вообще не хотелось, чтобы кто-либо теперь дотрагивался до нее.
Кроме Саймона.
Ариана не глядя потянулась за подарком Посвященных, который она не надевала с тех пор, как узнала, что платье, как и звери Эрика, может вести себя иначе, чем обычные простые вещи.
Но сейчас Ариана об этом не думала. Ей просто хотелось укрыться от холодного зимнего ветра, согреться в мягких складках ткани и забыть обо всех ужасах прошлого и настоящего. Ей хотелось, чтобы сейчас рядом с ней был… »
«Саймон».
Платье окутало Ариану бархатным облаком, лаская ее тело, оно согревало ее кровь и успокаивало душу. Ткань льнула к ней, как кошка, соскучившаяся по человеческой ласке. И Ариана в ответ нежно погладила ее кончиками пальцев.
Серебряная шнуровка сверкала, как солнечные блики на воде, стягивая корсаж платья Арианы. Прихотливый узор из серебряных нитей покрывал аметистовую ткань, вспыхивая на рукавах при каждом ее движении, подобно волшебным молниям.
И, как отражение этих загадочных серебряных молний, два силуэта, ясные и темные, как взгляд Саймона, проступили на переливающейся ткани. Куда бы Ариана ни бросила взгляд, ее преследовало это видение, маня как несбыточная аметистовая мечта.
Платье ласково терлось об ее ноги, как бы уговаривая Ариану взглянуть на волшебную ткань, чтобы вновь увидеть, как мужчина и женщина сплелись в объятии, подобно волокнам чудесного полотна.
— Не дразни меня больше, платье. Лежи смирно, — сердито прошептала девушка.
«Для тебя это платье останется просто платьем. Ткань Серены отвечает только потаенным мечтам. А там, где нет надежды, нет и мечты».
Слова Кассандры эхом отозвались в памяти Арианы, лишив ее последних остатков самообладания. Проклятие, которое поразило бы того, кто случайно его услышал, сорвалось с ее уст. Ариана схватила свой плащ и резким движением набросила его на плечи, спрятав волшебное видение.
Но и под плащом платье продолжало ласкать и согревать ее тело. Ариана чувствовала, что нуждается в этом, как в глотке свежего воздуха.
Торопливо, будто за ней гнались демоны, девушка сунула арфу в дорожный чехол и повесила его на плечо. Выходя из комнаты, она прихватила свою корзинку с вышиванием и, даже не взглянув на тонкие шелка и канву, вывалила ее содержимое на стол.
Стараясь не оглядываться по сторонам, Ариана быстро сбежала по ступенькам и понеслась по коридору к выходу из замка. Стражник с удивлением посмотрел на нее, но все же отпер перед ней дверь.
Ариана выскочила во двор, и в лицо ей ударил холодный ветер. Девушка обрадовалась ему, как старому знакомому: он был опьяняющим, как вино, диким и необузданным, как стремительный бег ее мыслей. Ветер, казалось, подталкивал ее в спину, пока она пересекала мощенный камнем двор по направлению к небольшой калитке, прорубленной в тяжелых деревянных воротах, защищавших вход в замок.
Привратник по прозвищу Гарри Колченогий окинул ее взглядом и странно усмехнулся. От него не ускользнуло взволнованное и напряженное выражение лица девушки и то, как судорожно вцепились ее пальцы в ручку корзинки.
— Сегодня холодно, леди Ариана, да и вечереет. Не совсем подходящее это время, чтобы собирать травы.
— Я люблю, когда на дворе свежо. И потом некоторые травы лучше собирать ближе к вечеру.
— Верно, миледи. Так и леди Маргарет говорит.
— Она сейчас в саду?
— Думаю, что да.
— Благодарю тебя, Гарри.
Гарри коротко отсалютовал Ариане и открыл перед ней калитку.
Девушка быстро зашагала по вымощенной камнем дороге, затем свернула на тропинку, ведущую к саду. Но как только она скрылась из поля зрения Гарри, то побежала прямо к реке, а не в сад: у нее не было ни малейшего желания встречаться с зеленоглазой глендруидской колдуньей.
Живописный берег привлекал не только Ариану: к реке вела хорошо утоптанная тропинка, вилявшая меж зарослей папоротника, пожелтевшего от холодного поцелуя осени. Дорожка привела Ариану к скалистому обрыву, на вершине которого росли несколько берез и рябин.
Листья с деревьев почти облетели и теперь покрывали землю, будто небрежно рассыпанные золотые монеты, и медленно плыли по воде, стайками задерживаясь у валунов, окаймлявших берег реки.
Ариана медленно брела по берегу, пока не отыскала каменную скамью, которую было не видно с петляющей на пригорке тропинки. Огромный валун был гладким и блестящим — видимо, окрестные жители приходили к нему слушать немолчный говор струй еще в то время, когда замка Блэкторн не было здесь и в помине и только река несла свои воды к далекому морю.
Печально вздохнув, Ариана опустилась на отполированный временем камень, и пустая корзинка выпала из ее рук. Некоторое время тишину нарушало только звонкое журчание бегущей по камням воды да шепот ветра, запутавшегося в голых ветвях деревьев.
Наконец Ариана медленно вынула арфу из чехла и приготовилась играть. Звуки полились над рекой, вплетаясь в шум ветра и воды, прекрасные и печальные, поющие о неизбежности осеннего увядания и холодных объятий зимы.
Постепенно мысли Арианы вернулись к ночному ужасу, воспоминание о котором не покидало ее даже при ярком свете дня. К тому страшному видению, которое постоянно ее преследовало. Ариана все время ощущала на себе его леденящее дыхание, тщетно пытаясь смириться с тем, что эта отвратительная нить теперь навеки будет вплетена в полотно ее жизни.
Ариана прикрыла глаза. Голос арфы вел свой печальный рассказ о предательстве, породившем еще более страшное предательство, которое теперь не загладить и не исправить и память о котором будет преследовать ее до могилы.
А может быть, даже и там, в загробном мире.
— Ага, так и есть! Я догадывался, что только твои пальчики могут заставить так петь сладкоголосую арфу. Но, черт возьми, что за мрачные звуки! Наверное, это потому, что ты истосковалась по мне, милашка?
Мелодия оборвалась, будто ее обрубили мечом.
«Джеффри! Боже милосердный, этого не может быть!»
Ариана быстро открыла глаза. Ее ужасное видение стояло прямо перед ней, откинув плащ, скрывавший боевое облачение.
Это и в самом деле был он, Джеффри Красавец!
Высокий, мускулистый, отмеченный той красотой, которая, как правило, нравится женщинам и составляет предмет зависти мужчин; беспощадный воин, сражавшийся один против троих до зубов вооруженных противников.
При виде огромной фигуры Джеффри, дышавшей самодовольством и силой, Ариана почувствовала, как внутри у нее все переворачивается от отвращения. Тошнота подступила к горлу, холодный пот заструился между лопатками.
— Я надеялась, что избавилась от тебя навсегда, — холодно произнесла она.
В ответ Джеффри улыбнулся ей так, будто Ариана призналась ему в страстной любви. Голубые, как яйца малиновки, прозрачные глаза медленно оглядели ее с головы до ног, как бы вбирая в себя черный шелк ее волос, несравненную красоту дымчатых глаз, изящный изгиб алых губ.
— Клянусь всеми святыми, как бы мне хотелось еще раз укусить этот прелестный ротик, — произнес Джеффри елейным тоном. — Помнишь, как ты стонала, истекая кровью, пока я, как голодная борзая, облизывал твои губки?
Ариана с трудом подавила тошноту. Она должна держать себя в руках — от ее самообладания теперь зависит ее спасение. Никто не придет ей на помощь.
Будь что будет, но в этот раз она не даст себя в обиду — она будет кричать, осыпать его проклятиями, она исцарапает до крови его лицо, скривившееся в наглой усмешке.
— Говори, что тебе нужно, — спокойно сказала она.
Голос ее звучал ровно, бесстрастно.
— А разве ты еще не поняла? Мне нужна ты.
— Но я тебя не хочу.
Джеффри рассмеялся:
— Ах, ты все та же неприступная гордячка!
— Я замужем.
— Ну и что с того?
Джеффри слегка пожал плечами, и его железная кольчуга засверкала под ярким осенним солнцем.
— В отличие от тебя, — колко заметила Ариана, — у меня есть честь.
— Неужели? Тогда позволь полюбопытствовать, почему это ты пришла к своему мужу не девственницей?
— Потому что ты изнасиловал меня!
Джеффри улыбнулся ей той наивной детской улыбкой, которая когда-то так нравилась Ариане. Но теперь она была ей отвратительна — она напоминала, что мужчина может выглядеть невинным как ангел и в то же время быть мерзавцем и негодяем.
— Изнасиловал? О нет, не совсем так, — произнес Джеффри, скрестив на груди руки. — Скорее ты соблазнила меня своей обольстительной красотой. Я был одурманен вином, которым ты меня напоила, а когда очнулся, то твои руки уже распускали шнуровку моих штанов.
— Ты лжешь!
— Нет, милашка. Тебе незачем изображать передо мной невинность — мы здесь одни.
— Тогда почему ты осмеливаешься так нагло лгать мне в лицо? — язвительно спросила Ариана.
— Я лгу? Да нет же, я всего лишь говорю то, что было. Я проснулся, но мой жезл уже был у тебя во рту, а потом в твоем жадном, влажном…
— Лжец! Какой же ты лжец!
— Ага, у тебя даже щечки порозовели!
— Да меня тошнит от тебя!
Джеффри расхохотался.
— У меня есть для тебя подходящее лекарство. Хочешь попробовать?
Ариана вдруг поняла, что Джеффри забавлялся и возбуждался, оскорбляя ее.
Тошнота опять сдавила ей горло. Она знала, что Джеффри получал садистское удовольствие той ночью от ее отчаянных и слабых попыток защититься, и это делало ее кошмар еще более ужасным.
— Ну так что? Ты больше не пытаешься мне возражать? — ехидно спросил Джеффри. — Значит ли это, что…
— …что я хочу, чтобы ты убрался отсюда, ты угадал. И поскорее. Ты пришел сюда пешком? В таком случае я приведу тебе лошадь, если ты обещаешь исчезнуть с моих глаз немедленно.
Ариана произнесла эти слова так спокойно, как только могла. Ее лицо было холодно и замкнуто, только щеки все еще пылали гневным огнем.
— Я привязал свою лошадь здесь неподалеку, в лесочке, а сам направился сюда — послушать арфу, которую я не надеялся уж больше услышать.
— Ну, ты ее послушал, а теперь уходи. И не надейся — я за тобой не побегу.
— Ах, ты ранила меня в самое сердце. — Джеффри с притворным ужасом прижал руку к груди. — Только я оправился от той дурацкой болезни и пришел предъявить на тебя права, как ты уже безжалостно отталкиваешь меня.
— Права на меня уже предъявил Саймон.
— А, этот трус! — Джеффри пренебрежительно скривил губы.
Ариана задохнулась от возмущения при виде его презрительной усмешки.
— Саймон — самый храбрый из всех известных мне рыцарей, — твердо сказала она, вспомнив как ее муж вступил в смертельную схватку с пятью изменниками, чтобы дать ей возможность уйти от погони.
— Ты так считаешь? Тогда почему он не прикончил свою распутную жену и не бросил ее тело в море?
— Я не распутная жена, и ты это прекрасно знаешь!
— Скажите пожалуйста! Но, по-моему, тобой уже изрядно попользовались до того как ты стала его женой.
— Да, мной попользовались, и сделал это не кто иной, как ты!
— Так попользовались, — невозмутимо продолжал Джеффри, не обращая на нее внимания, — что ты отказываешь своему мужу, ибо твое тело жаждет ласк твоего первого любовника.
— Я жду не дождусь, когда стервятники обклюют твои кости!
— Зная, что ты не девственница и что ты отвергаешь своего мужа, кто же поверит, что ты не задерешь свои юбки до ушей ради такого неотразимого рыцаря, как Джеффри Красавец? — спросил он, улыбаясь с ангельской кротостью.
Если Ариана и раньше была бледна, то после слов Джеффри в лице ее не осталось ни кровинки. С подчеркнутым, неестественным спокойствием она положила арфу в чехол, повесила его на плечо и встала. Она уже тысячу раз пожалела, что оставила кинжал в своей комнате.
«Как досадно, что Посвященные ткачихи не сделали пояса к платью, — мрачно подумала Ариана. — Я бы променяла сейчас даже мою арфу на пояс с ножнами для клинка».
Ариана шагнула на тропинку, но Джеффри не двинулся с места, по-прежнему не давая ей пройти.
— Ты стоишь у меня на пути, — спокойно сказала она.
— Да, стою. Задери-ка свой подол, девочка. Я ведь проделал такой долгий путь, чтобы вновь увидеть, как ты раскрываешь для меня свои бедра.
— Тогда тебе придется сначала меня убить.
Джеффри засмеялся было, но смех его тут же угас, когда он прочел непоколебимую решимость в дымчатых глазах Арианы.
— Ты уже рассказала своему мужу? — резко спросил он.
— Что ты изнасиловал меня?
— Что я лежал у тебя между бедрами столь обессилевший, что не мог подняться.
— Если память мне не изменяет, ты был пьян как свинья, чтобы подняться хотя бы даже один раз. А твоя так называемая мужская гордость напоминала скорее гнилую водоросль, выброшенную на берег, чем жезл, которым ты тут передо мной похваляешься.
Лицо Джеффри покрылось красными пятнами, улыбка превратилась в оскал.
— И в самом деле, чего же еще ожидать от труса, который сначала поит девушку дурманящим зельем, а затем зверски насилует ее? — спокойно продолжала Ариана. — Да ни один уважающий себя мужчина не опустится до такой подлости.
Джеффри в ярости поднял закованный в броню кулак.
Ариана презрительно усмехнулась ему в лицо, как ведьма, которой она когда-то была.
— Ты испытываешь мое терпение! — прошипел он сквозь зубы.
— А ты — мой желудок.
— Тебе что, не терпится снова отведать моих кулаков?
— Мне не терпится увидеть тебя в аду!
Распрямив плечи и бесстрашно глядя ему в глаза, Ариана ждала, когда Джеффри даст волю своей ярости, как всегда бывало, когда его выводили из себя.
Но, видно, в Спорных Землях Джеффри выучился осторожности. Он опустил руку и с любопытством окинул Ариану взглядом, будто ожидал увидеть нечто прямо противоположное.
И в самом деле, в его памяти осталась запуганная девушка, которая разве что только под седло не пряталась, чтобы не привлечь к себе его внимание во время их переезда из Нормандии в Англию. Она говорила так редко, что рыцари даже заключали между собой пари на каждое произнесенное ею слово.
— Как жаль, что к тебе вернулась твоя былая находчивость, — злобно проговорил Джеффри. — Твои мозги никогда не прибавляли тебе очарования в моих глазах.
— Благодарю за комплимент.
— Что, твой отец здесь, в замке? — спросил Джеффри. — И поэтому ты так расхрабрилась?
Ариана удивленно заморгала — так неожиданно он переменил тему. Джеффри всегда был лучше нее осведомлен о планах барона Дегерра.
— Почему ты спрашиваешь об этом меня? — настороженно спросила она.
— Отвечай немедленно, — потребовал Джеффри, — не то я отправлюсь в Блэкторн и расскажу твоему трусливому муженьку, что ты пришла ко мне сегодня, умоляя дать тебе то, на что он, по-видимому, не способен!
— Саймон не…
— Не поверит мне, ты это хочешь сказать? — насмешливо прервал ее Джеффри. — Ты пыталась убедить в своей невинности своего отца — человека, который знает тебя с детства. И что, он поверил тебе? Отвечай!
Ариана зажмурила глаза и покачнулась, будто ее ударили. В голосе Джеффри звучала уверенность. Уверенность эта была столь искренней, что невольно заставляла окружающих соглашаться с ним.
Но Ариана знала, что это всего лишь ловкое притворство — в его сердце не было места искренности.
— Нет, — мягко продолжал Джеффри. — Твой отец поверил мне, потому что я стал жертвой твоего распутства. Помнишь? Бутылка с дурманящим колдовским зельем все еще валялась среди окровавленных простыней, когда в твою спальню вошли твой отец и священник. И они видели все это, ведь так?
И Джеффри злобно расхохотался. В его лице вдруг проглянула жестокость, которую он обычно обнаруживал только перед шлюхами и рабами.
Ариане нестерпимо хотелось зажать руками уши, но она понимала, что ее слабость доставит Джеффри еще больше удовольствия. Оба они прекрасно знали, кого из них предали и кому поверили.
«А ты, Саймон? Ты поверишь в мою невиновность? Ты ведь так ненавидишь колдовство, что поклялся никогда не поддаваться женским чарам.
Особенно чарам ведьмы.
А если даже и поверишь, что тогда? Смертельный поединок с Джеффри, чтобы выяснить, на чьей стороне правда?»
При мысли об этом холодный пот вновь заструился у нее по телу. Смерть Джеффри оправдала бы ее в глазах окружающих, и ей предоставлялась теперь такая возможность. Но Ариана больше не была уверена, что правда может победить ложь — особенно ложь такого рыцаря, как Джеффри Красавец.
На его совести было бесчисленное множество смертей — он, казалось, получал удовольствие при виде крови противника на своем мече. Самое страшное было в том, что ему нравилось убивать — его кровожадность не знала границ.
Да, Саймон был проворный и ловкий, но ростом значительно ниже Джеффри и уступал ему в силе. И не был жестоким.
— По слухам, барон Дегерр уже в Англии, — сказала Ариана безразличным тоном.
— Значит, скоро он будет в Блэкторне.
— Мне ничего об этом не известно.
— И не мудрено — ты не ходишь в любимицах у своего отца.
Ариана промолчала — с правдой спорить было бесполезно. Если отец и любил ее когда-то, то после той ночи он ясно дал ей понять обратное.
«Распутница, чертова девка! Да я убил бы тебя, если бы посмел!»
— Конечно, он не станет проделывать такой путь, чтобы повидаться со своей гулящей доченькой, которая покрыла его имя позором, — произнес Джеффри, будто прочитав ее мысли.
— Возможно, он приехал заключить союз с английским королем против короля Шотландии.
— Скорее всего твой отец почуял где-то слабину, — сказал Джеффри.
По его губам медленно поползла многозначительная улыбка — такая же жестокая, какой ее помнила Ариана. Но Джеффри молчал, ничем не выдавая своих мыслей.
Видя, что он больше не обращает на нее внимания, Ариана стала осторожно продвигаться поближе к тропинке.
— Ну конечно! — воскликнул вдруг Джеффри, снова обратив свой взгляд на Ариану. — Это ты!
— Ты думаешь, он наконец мне поверил? — испуганно спросила Ариана.
— Он верит только правде, а правда состоит в том, что, одурманенный зельем, я распахал твое поле, как вол борозду.
Закусив губу, чтобы сдержать охватившую ее ярость, Ариана продолжала незаметно отступать к спасительной тропинке подальше от Джеффри.
— Ты и есть слабое место в Спорных Землях, — продолжал он. — Ты норманнская лисица в саксонском курятнике.
— Да ты просто спятил!
— О нет, я всего лишь проницательнее других, — небрежно возразил Джеффри. — Барон знает, что ты потеряла невинность еще до свадьбы, но почему-то до сих пор никто здесь не поднял по этому поводу возмущенного воя.
Джеффри насмешливо выпятил нижнюю губу, затем расхохотался с откровенной наглостью.
— Волк Глендруидов и его верный щенок, должно быть, не так сильны, как кажется, — негромко сказал он. — Можешь мне поверить, этот хитрый старый стервятник прилетит как раз вовремя, чтобы полакомиться их мясом.
Ариана потупилась, боясь, что Джеффри прочтет в ее глазах подтверждение этой ужасной правды. Ей-то было известно, как беспокоило Волка Глендруидов его положение в Спорных Землях, иначе он не позволил бы своему брату заключить столь нежеланный брачный союз.
«Ты заслуживаешь лучшей жены, чем эта холодная норманнка».
Но Саймон ответил тогда Доминику с холодной рассудительностью, ни минуты не колеблясь:
«Блэкторну нужен мир, а не война. И тебе тоже. В конце концов моя свадьба, наверное, окажется не таким тяжелым испытанием, как сарацинский ад, в который ты пошел, чтобы выкупить меня».
Задумавшись, Ариана слишком поздно заметила краешком глаза движение руки Джеффри. Не успела она опомниться, как он рывком притянул ее к себе и с такой силой прижал к кольчуге, что у нее захватило дух.
Ариану обдало спертым запахом вина и чего-то еще более гадкого, так что она чуть не поперхнулась от отвращения. Притиснутая к груди Джеффри, она могла теперь заметить, что вино и распутная жизнь сделали свое дело, до неузнаваемости преобразив его некогда почти ангельское лицо. Кожа его загрубела, на носу проступили красные прожилки, а дыхание было столь же отвратительно, сколь и его поступки.
— Я вижу, Англия была к тебе не слишком гостеприимна, — бросила Ариана сквозь зубы. — Возвращайся назад в Нормандию, где люди все еще верят твоим сказкам.
— Я бы и рад, но здесь мое сердце пленила одна знатная вдовушка.
— Тогда оставь меня в покое и отправляйся к ней развлекаться.
— А я уже с ней развлекся. Осталось только сделать ее вдовой. Не беспокойся, это не займет у меня много времени. И тогда Карлайсл перейдет ко мне, а вместе с ним и ты. Уверен, твой отец так и предполагал с самого начала.
— Если ты вызовешь Саймона на поединок и тебе удастся уцелеть, Волк Глендруидов убьет тебя.
— О, я без сомнения уцелею, но вызовет меня сам Саймон. Ему от этого не отвертеться!
— Возвращайся в Нормандию, — твердо повторила Ариана. — Саймон не будет драться с тобой. Волк Глендруидов ему не позволит.
— Ошибаешься, милашка. Вот увидишь, у него просто не будет другого выбора.
— Этому не бывать!
— Ах вот как? Но, по-моему, это ты только что скулила, жалуясь, что тебя жестоко изнасиловали, или мне послышалось?
Усмехаясь, Джеффри сбросил перчатку, запустил руку под плащ Арианы и сунул пальцы у нее между бедер. В то же мгновение похотливая улыбка на его лице превратилась в оскал от удивления и ярости. Он отдернул руку и выпустил Ариану так быстро, что она пошатнулась.
— Иисус и Мария! — прорычал Джеффри, потирая руку о кольчугу. — С каких это пор ты носишь вместо рубашки жгучую крапиву? Грязная потаскушка, у меня теперь из-за тебя все пальцы в волдырях!
Ариана почти не слышала его яростных воплей: едва она почувствовала, что свободна, как подобрала юбки и понеслась вверх по тропинке, прежде чем Джеффри успел опомниться.
— А ну вернись! Вернись, я тебе говорю! — бешено кричал он ей вдогонку.
Ариана припустилась еще быстрее, арфа бешено колотилась у нее за спиной.
Ругаясь и потирая свою руку, Джеффри побежал к соседнему перелеску, где привязал свою лошадь в укромном месте. Он ни секунды не сомневался, что настигнет Ариану, прежде чем она успеет добежать до замка.
Ариана тоже в этом не сомневалась.
Достигнув зарослей папоротника, терновника и рябины, она беспокойно оглянулась через плечо — посмотреть, где ее преследователь. Она сразу же его увидела — он бежал к перелеску, где дровосеки рубили деревья для новых построек в замке.
Как она и предполагала, Джеффри решил догнать ее верхом — в полном боевом облачении бежать ему было тяжело.
Скрытая от его глаз, Ариана свернула с тропинки и углубилась в заросли. Ветки цеплялись за ее плащ, касались платья, но тут же соскальзывали с него: прочной аметистовой ткани были не страшны даже самые острые сучья.
Когда Ариана убедилась, что ее не видно со стороны дороги, ведущей к замку, она упала на колени и с трудом перевела дух. Ветки растрепали ее искусно заплетенные косы, и полураспущенные волосы падали ей на глаза. Девушка раздраженно откинула пряди со лба и прижала руку к левому боку, внезапно почувствовав боль там, где кинжал изменника пронзил ее тело.
«Пресвятая Богородица, неужели рана снова открылась?»
Ариана похолодела от страха. Трясущимися руками она торопливо распустила шнуровку и осмотрела раненый бок.
Крови не было, а шрам выглядел бледной царапиной на гладкой коже. Судорожно вздохнув, Ариана в изнеможении упала на землю, не заботясь о том, что листья и грязь прилипают к ее плащу.
Некоторое время она лежала, тяжело дыша и пытаясь прийти в себя. Сердце ее бешено колотилось. Наконец, отдышавшись, Ариана села на землю и насторожилась, ожидая услышать крики дозорных Блэкторна, заметивших Джеффри.
Негромкое бормотание реки заглушали только крики птиц, собирающихся в стаи перед наступлением темноты. По дороге, немилосердно скрипя несмазанными колесами, проехала повозка. Вслед за тем послышались крики часовых на башне замка.
Ариана вскинула голову и прислушалась. Ветер донес до нее голоса дозорных — Джеффри заметили, и теперь ему ничего не оставалось, как проследовать прямо к главным воротам замка.
Ариана была спасена: Джеффри был слишком умен, чтобы гнаться за ней на людях, а она уж постарается не попасться ему на глаза в укромном месте.
Облегченно вздохнув, девушка встала и оправила одежду. Папоротник, опавшие листья и веточки прилипли к ее подолу. Она торопливо отряхнула их и, поплотнее закутавшись в плащ, направилась к замку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очарованная - Лоуэлл Элизабет



прекрасный любовный роман
Очарованная - Лоуэлл Элизабетанна
11.08.2011, 3.03





Именно таким, как главный герой этой книги, должен быть настоящий мужчина.Будучи сильным и мужественным, он своей любовью, лаской и нежностью, исцеляет главную героиню от мук прошлого, не унижая и не упрекая ни в чем.
Очарованная - Лоуэлл Элизабетелена
13.08.2011, 3.10





Волшебный роман!!!И вся трилогия просто потрясающая!Читается на одном дыхании. Из всех книг автора эту я люблю больше всего!Прочитывала уже несколько раз и каждый раз перечитываю с восторгом!
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетАметисса
26.08.2011, 10.39





волшебно... чарующе... прекрасная сказка.
Очарованная - Лоуэлл Элизабетkotija
27.01.2012, 6.20





Только вот думаешь теперь, а с Эриком то что теперь будет? Такой прекрасный образ создавался на протяжении трех книг, и... явно не хватает четвертой книги( Ну очень бы хотелось продолжения.
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетВита
6.02.2012, 1.35





нормально можно прочитать один раз. 5 из 10 баллов
Очарованная - Лоуэлл Элизабетчитатель
9.03.2012, 22.15





роман очень интересный,держит до последеней страници.Только главная героиня мне неочень,нет в ней силы духа так сказать.
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетКсаночка
27.03.2012, 14.49





Роман очень понравился, необычный. Читается довольно легко и оставляет приятное "послевкусие"
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетMarina
2.04.2012, 21.52





"Я читала со слезами на глазах переживая все чувства что они пережили вместе с ними)))))любовь так прекрасна))))))она все побеждает)))."
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетНИКА*
5.04.2012, 2.22





Муть какая-та!
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетСвета
24.08.2012, 8.12





Классный роман! Очень понравилось)
Очарованная - Лоуэлл Элизабеттаняк
6.03.2013, 13.01





Классный роман! Очень понравилось)
Очарованная - Лоуэлл Элизабеттаняк
6.03.2013, 13.01





Супер!! Это лучший роман из всей трилогии. Правда с платьем получился перебор. А в остольном порсто нет слов. Я в в осторге. Читать всем.
Очарованная - Лоуэлл Элизабетнека я
8.05.2013, 10.59





Про платье меня тоже бесило конкретно. Но сам роман... мммм... такой герой офигительный!!! Нелогичности конечно встречаются в поведении героев, но это не затмевает плюсов. "Вкусный" роман.
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетВафля
8.05.2013, 18.39





Замечательный роман
Очарованная - Лоуэлл Элизабетзарина
23.11.2013, 16.44





Бред полнейший 2/10 и то много.
Очарованная - Лоуэлл Элизабетмарис
26.01.2014, 17.21





Отличная вся трилогия.Каждый роман индивидуален.Любовь - это прекрасно!
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетНаталья 66
18.02.2014, 20.22





Отличная книга!!!!
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетИрина
19.02.2014, 18.47





Все три книги которые я прочитала у этого автора ПОТРЯСАЮЩИЕ!!! У меня нет слов, очень хочется прочитать про Эрика .
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетЯна
4.03.2014, 18.10





больщей мути я еще не читала
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетТатьяна
5.03.2014, 8.35





Это самый интересный роман из трилогии.
Очарованная - Лоуэлл ЭлизабетТатьяна
9.09.2014, 22.01





Любимый роман. Книга достойна восхищения ! Читала ее ни один раз, всегда остаются новые ощущения после книги. Гг достоин уважения. Он как принц. Сказка со счастливым концом .
Очарованная - Лоуэлл Элизабетсветик
16.01.2015, 10.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100