Читать онлайн Нефритовый остров, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Нефритовый остров

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Хотя Лайэн делала вид, что всецело поглощена изучением экспонатов на стенде, она сразу отметила тот момент, когда Кайл Донован направился в ее сторону. Задолго до того, как отец обратился к ней со своей неожиданной просьбой, она украдкой наблюдала за Кайлом. Это не представляло особого труда при его высоком росте, атлетическом сложении и яркой внешности, навевавшей мысли о викингах.
– Пора нам прекратить встречаться подобным образом.
Лайэн оторвала глаза от нефритовой пряжки, резко обернулась. Встретилась взглядом с глазами Кайла. Самыми необыкновенными глазами, какие она когда-либо видела. Золотистое обрамление вокруг черного зрачка сменялось зеленым, а за ним – сверкающий черный кружок.
– Простите?.. – наконец произнесла она, изо всех сил стараясь отвести взгляд от этих глаз. – Вы что-то сказали… Или мне послышалось?
– Вы правы. Это, наверное, мой злобный братец-близнец. Спички у вас есть?
– Я не курю.
– Я тоже. Мне просто показалось, что это подошло бы для завязки разговора. Вспыхнул бы какой-нибудь спор. Можно, конечно, придумать что-нибудь более подходящее к случаю и ко времени, но у вас нет часов.
Лайэн даже не пыталась отразить этот поток каламбуров. Шутливо-укоризненно качнув головой, она издала слабый стон – в нем звучало и удивление, и одобрение. Ответом ей послужила мимолетная улыбка на его губах. Лайэн на секунду зажмурилась. Интересно, знает ли он сам, насколько неотразима его улыбка?
– Меня зовут Кайл Донован. – Он протянул руку. – А вы Лайэн Блэкли. Ну а теперь, раз уж мы познакомились, можете рассказать мне, почему вы за мной так пристально наблюдаете последние две недели.
Оживление ее моментально угасло. Лайэн заметила, что эти необыкновенные глаза смотрят на нее отстраненно-оценивающе. Таким взглядом обычно встречают дальних родственников, когда те неожиданно появляются на пороге.
– Не понимаю, о чем вы говорите.
– О вас. О том, что вы следите за мной. Сегодня вечером. Последние несколько дней. Всю последнюю неделю.
– Вы имеете в виду нашу сегодняшнюю встречу? То, что мы оба оказались здесь, у стендов с нефритом?
– Именно.
– И это вы называете «пристально наблюдать»?
– Ну… знаете… мужчина всегда надеется.
– Мужчина может отправляться куда-нибудь подальше. Кайл пожал плечами:
– Как скажете.
Он повернулся, собираясь отойти.
– Подождите! – вырвалось у Лайэн, прежде чем она успела подумать.
Ей же надо выполнить обещание, данное отцу. И потом… этот человек заинтересовал ее. Может быть, она наконец излечится от тоски по другому, тому, кто соблазнил ее, а потом женился на другой – целомудренной китаянке, – а после этого искренне удивился, что она, Лайэн, отказалась продолжать с ним отношения. Должно быть, не сомневался в том, что она пойдет по стопам матери.
Кайл снова повернулся к ней. Молча стоял и ждал.
Лайэн перевела дыхание. Взглянула сквозь опущенные ресницы на стоявшего перед ней мужчину… слишком высокого и широкоплечего. Слишком… для чего? Бокал с вином казался таким маленьким и хрупким в больших сильных руках, которые держали его аккуратно и осторожно. Эта внутренняя сдержанность и точность движений почему-то успокоила Лайэн. Она повторила про себя слова, ставшие почти заклинанием в последние две недели: «Ты можешь это сделать. Женщины сплошь и рядом так поступают».
Но Лайэн никогда еще не заманивала в свои сети незнакомых молодых людей, тем более таких привлекательных. И сейчас чувствовала себя загнанной в угол.
Как же себя вести? Наверное, как-нибудь так… ненавязчиво… утонченно… и в то же время спокойно, терпеливо. Именно эти качества больше всего ценятся в семье Тан.
– Я хочу попросить вас об одном одолжении. Большом одолжении.
Вот и конец утонченности.
– Вам захотелось приличного вина?
Она взглянула на полупустой бокал в собственной руке и почти улыбнулась. Ее нервы так напряжены сегодня вечером, что все кажется кислым, как уксус, или горьким, как пепел.
Отставив бокал в сторону, Лайэн глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. Улыбнулась ему по-настоящему.
– Попробуйте пива. Может, больше повезет. – Ей пришлось повысить голос, чтобы перекрыть голоса трех гостей, увлеченно споривших о достоинствах статуэтки времен династии Мин. – Китайцы совсем не разбираются в винах.
– А… Теперь я, кажется, понял.
– Что вы поняли?
– Да вот, на прошлой неделе… пузырьки в бургундском.
Сухой тон, насмешливая улыбка, пристальный взгляд золотисто-зеленых глаз. Так пума выслеживает молодого оленя, ожидая, когда он сделает неверный шаг.
Подошел официант с подносом, на котором стояли пустые и полные бокалы с вином. Поставил на поднос бокалы Лайэн и Кайла. Предложил им еще вина и ответил понимающей улыбкой на отказ.
– Пузырьки в бургундском… – задумчиво повторила Лайэн, глядя вслед официанту.
Наступило молчание. Кайл не делал попытки его прервать.
– Может быть, вы хотя бы улыбнетесь еще раз? – проговорила Лайэн. – Так будет проще.
Он улыбнулся. Проще не стало.
– Я вовсе не собираюсь вонзить ногти в вашу широкую грудь. Если вас это волнует.
Несмотря на все его недоверие к мисс Блэкли, улыбка Кайла стала теплее. Мысль о нападении со стороны этой маленькой женщины показалась забавной. Но не только. Он вдруг почувствовал, что снова возбуждается. Такая реакция собственного тела удивила его самого. История с любовницей, пытавшейся заманить его в смертельную ловушку, надолго его отрезвила. После этого случая Кайл не испытывал ни влечения, ни даже интереса к противоположному полу.
– Чего вы от меня хотите? – грубо осведомился он.
От гнева неловкость Лайэн исчезла, уступив место сильному раздражению. Какое право он имеет разговаривать с ней как с преступницей или попрошайкой, ожидающей подаяния!
– Я должна представить вам программу действий? Что, разве ни одна девушка никогда не пыталась опутать такого большого породистого жеребца, как вы?
– Пытались. Поэтому я и вижу, что такого намерения у вас нет. Чего вы от меня хотите, Лайэн Блэкли, и с чего вы взяли, что я смогу вам помочь?
– Вы такой большой.
– Чучело слона тоже очень большое. Может быть, позовем набивщика чучел?
Мысль о том, чтобы прийти на прием к Танам под руку с набитым чучелом слона, могла бы рассмешить Лайэн. Однако выражение лица Кайла вмиг убило в ней чувство юмора. Сегодня утром она просто-напросто приняла желаемое за действительное, когда понадеялась одним ударом убить двух зайцев – выполнить обещание, данное Джонни, и обезопасить себя.
– Да, пожалуй, – дерзко заявила она. – Думаю, в виде чучела вы бы выглядели очаровательно. Вообще, по-моему, только в таком виде вы и можете выглядеть привлекательно!
Кайл против воли развеселился.
– Почему же? У меня тоже бывают звездные минуты.
– Я потрясена.
Он взял ее руку, поднес к губам, нежно коснулся пальцев.
– Давайте начнем сначала, – предложил он, сжав ее ладошку в своих руках. – Я Кайл, вы Лайэн, мы оба нормальные люди, оба интересуемся китайским нефритом. Что у нас еще общего?
– Моя рука.
Кайл не выпустил ее.
– Хорошая рука. Маленькая, чистая, теплая, изящной формы. Ногти отполированы, но не накрашены. Это у нас тоже общее.
– Отполированные ногти?
– Тепло.
Он легонько провел кончиком пальца по ее ладони. Лайэн внезапно почувствовала, что задыхается.
– Ну ладно. Есть моменты, когда вы бываете неотразимы. Можно мне получить обратно свою руку?
– Вы уверены, что хотите этого?
– Да, я к ней очень привязана. Кайл усмехнулся:
– А еще морщитесь от моих каламбуров.
Кайл медленно выпустил ее. Надеясь, что он не заметил легкой дрожи при этом движении, выглядевшем как нечаянная ласка, Лайэн крепко переплела пальцы обеих рук.
– Все на месте? – сухо осведомился Кайл. – Все оприходованы?
– О чем вы?
– О ваших пальцах.
– А… Да-да, все десять, благодарю вас.
– Ничего-ничего, пожалуйста.
Лайэн перевела дыхание. Разговор, похоже, окончательно вышел из-под ее контроля.
Эта странная смесь тревоги и юмора в выражении ее лица подействовала на Кайла сильнее, чем грациозная фигурка и широко открытые глаза цвета виски.
Громкий голос человека, говорившего на путунхуа (Путунхуа, или мандарин, – общенациональный язык КНР. – Примеч. ред.), раздался за его спиной. Кайл разобрал лишь одно слово – имя Лайэн. Девушка не двинулась с места, однако внутренне словно отгородилась толстым стеклом. Она явно не жаждала встречи с этим человеком.
Кайл обернулся и увидел тучного китайца средних лет, приближавшегося к ним в сопровождении двух других мужчин, намного моложе. Они могли бы быть его сыновьями, или племянниками, или двоюродными братьями. Или деловыми партнерами. Но что-то подсказывало Кайлу, что это телохранители. В следующий момент он убедился в правильности своего предположения, потому что узнал тучного господина. Это был Хань Усэн – один из самых активных и могущественных финансистов, державших под контролем политические события в Китайской Народной Республике. Любой нуждавшийся в нескольких миллионах на серьезное политическое начинание мог обратиться к Усэну, предложить взамен свои услуги и уйти от него богатым человеком. Никаких переводов по счетам, никаких документальных следов. Только наличные. Поэтому Усэн и нуждался в телохранителях.
Толстяк остановился почти вплотную к Лайэн. Слишком близко по всем правилам любого этикета. По китайским же стандартам это выглядело почти как физическое оскорбление.
Лайэн отступила, как бы намереваясь что-то сказать Кайлу, на самом же деле просто пользуясь возможностью хоть немного отодвинуться от Усэна. Этот человек был одной из причин, по которой Лайэн хотела, чтобы Кайл находился рядом с ней – и сейчас, и в ближайшие несколько недель, пока Усэна не отзовут обратно в Китай.
Усэн ее хотел. А он привык получать все, чего хотел, – будь то нефрит, политическое влияние или женщина. Больше всего Лайэн тревожило то, что Вэнь Чжитан стремился наладить связи с Усэном в надежде, что это укрепит положение семьи Тан и улучшит отношение к их семье со стороны китайских властей. Лайэн не интересовали амбиции главы клана, однако как по личным, так и по профессиональным соображениям ей не хотелось раздражать своего могущественного деда.
– А, вот вы где! – нетерпеливо произнес Усэн. – Вам следовало бы находиться рядом с экспозицией консорциума «Тан», а вы летаете, словно листочек, по всему залу. Вы ничего больше не слышали о гробнице «Нефритового императора»? Мне говорили, там был потрясающий экспонат – фаллос для обучения молодых наложниц, такой…
Лайэн надела на себя улыбку деловой женщины. Бесстрастным тоном прервала одного из самых могущественных капиталистов.
– Прошу прощения, – бегло заговорила она на диалекте мандарин. – Позвольте представить вам моего знакомого. Он говорит только по-английски. Мне придется для него переводить.
Усэн смотрел на Кайла пронизывающими черными глазами, пока Лайэн представляла их друг другу на двух языках. Энергично пожал Кайлу руку, не потрудившись при этом скрыть полное отсутствие интереса к молодому человеку. Однако через пару секунд имя Донован дошло до его сознания.
– «Донован интернэшнл»? – спросил он с сильным акцентом.
Кайл кивнул.
Улыбка на губах Усэна стала теплее. Он бегло заговорил на диалекте мандарин. Лайэн переводила, лишь на несколько слов отставая от него. Кайл сосредоточился на английском переводе, внимательно глядя на Усэна. Оба они не раз участвовали в деловых встречах, которые велись на нескольких языках. Главное в таких случаях – хороший перевод, быстрый и точный.
Лайэн оказалась прекрасным переводчиком.
Кайл выслушал дежурные комплименты китайского магната, ответил тем же. Интересно, что нужно Усэну от «Донован интернэшнл»?
– С вашим отцом нелегко встретиться.
– Это можно отнести ко всем Донованам.
– Но такие обстоятельства затрудняют бизнес.
– Вовсе нет, – улыбнулся Кайл. – Его помощники вполне доступны.
– Предпочтительнее иметь дело с самим мистером Донованом.
– Я ему много раз об этом говорил. Он меня не слушает. Я ведь всего лишь четвертый сын. Первый у нас Арчер. Номер один. Вы с ним знакомы?
– Не имел удовольствия.
Кайл оглянулся, но Арчера поблизости не увидел. Он пожал плечами:
– Что ж, в другой раз. – И взглянул на Лайэн:
– Если хотите, я мог бы пойти…
Он почувствовал ее руку на своем запястье. Быстрота ее реакции удивила его, как и энергия, с которой Лайэн сжала его руку.
– Если мы не обойдем с вами всю экспозицию, это будет нарушением этикета. Вы ведь обещали, помните?
Мольба в ее глазах говорила только об одном, как и пальцы, сжавшие его руку.
Кайл накрыл ее руку своей ладонью.
– Вы правы. – Он понизил голос:
– Это из-за него вам понадобилось чучело слона?
Лайэн издала короткий смешок:
– Да.
Это была лишь полуправда. Вторая половина заключалась в том, что она заметила слежку – еще от дома матери. Лайэн показалось, что она разглядела преследователя в толпе, когда несколько раз неожиданно переводила взгляд с экспонатов на публику. Среднего роста, в черном смокинге. Судя по цвету волос и кожи – кавказец. В общем, ничего примечательного. Она даже не была до конца уверена, что это тот самый человек. И тем не менее ощущение того, что за ней наблюдают, оставалось. Несмотря на многолетние занятия карате, Лайэн совсем не улыбалось встретиться один на один с грабителем или с кем-нибудь и того хуже. Борьба в гимнастическом зале – это одно, встреча в темной аллее – совсем другое.
– Приятно было познакомиться, – улыбнулся Кайл, обращаясь к Усэну, – а теперь нам пора. Мы с Лайэн еще очень много должны осмотреть до начала аукциона. Вы меня, конечно, понимаете. В следующий раз, когда буду говорить с мистером Донованом-старшим, обязательно упомяну о вас.
Пальцы Лайэн немного расслабились, однако она не выпустила его руку. Перевод последних слов занял удивительно много времени. Пока Лайэн переводила, Кайл не переставал мило улыбаться, понимая, что она пытается успокоить уязвленное самолюбие Усэна. Ничто ни в ее словах, ни в жестах не говорило о ее нежелании покинуть Хань Усэна или о ее стремлении приласкать его не только словами.
Еще год назад самолюбие Кайла взыграло бы от того, что его предпочли человеку, способному покупать и продавать целые страны. Однако сейчас любое приятное волнение, которое он мог бы испытать, растворилось в остром любопытстве. Почему Лайэн Блэкли решила выбрать именно его в качестве своего белого рыцаря?
Он взглянул на тонкие пальцы, сжимавшие его кисть, и решил, что ответ скорее всего предельно прост – в консорциуме «Тан» решили, что четвертый сын является наиболее легкой добычей в «Донован интернэшнл». Оставался еще один вопрос: что нужно Танам от Донованов?
Усэн со своими телохранителями наконец отошел. Лайэн выпустила руку Кайла.
– Спасибо, – прошептала она.
– Большинство женщин наверняка пришли бы в восторг, если бы Усэн взглянул на них так, как он смотрит на вас.
– Как на товар, к которому прицениваешься? На безделушку?
– Прелестную безделушку.
– Очередной каламбур?
Судя по интонации, Лайэн было не до смеха. Кайл вопросительно вскинул брови.
– Прелестная безделушка, – ровным тоном пояснила Лайэн, – это одно из множества китайских выражений для обозначения женщины-проститутки.
– Простите! Давайте попробуем начать еще раз. Знаете, как говорят… до трех раз… и все такое.
Мимолетная улыбка прогнала настороженное выражение с лица Лайэн.
– Давайте прибережем третий раз про запас, на будущее, – предложила она.
– Вы думаете, нас ожидают еще худшие недоразумения?
– Жизнь научила меня всегда оставлять что-нибудь про запас.
– В таком случае у вас, должно быть, интересная жизнь.
– Менее интересная, чем вот эта пряжка периода Воюющих Царств.
Лайэн вновь повернулась к экспонату, который рассматривала до того, как подошел Кайл.
Несколько удивленный резкой сменой темы, он пожал плечами. Хорошо, попробуем поиграть некоторое время по ее правилам, сказал себе Кайл. Он подошел поближе и взглянул на экспонат через плечо Лайэн. Вернее, через голову. Эта женщина такая маленькая, она не доставала ему даже до подбородка. Он сделал глубокий вдох и ощутил едва уловимый аромат дождя и лилий. Осторожно выдохнул. Тонкие прядки волос, выбившиеся из-под нефритовой заколки, всколыхнулись над ее ушами. Еще вдох, и снова запах дождя и лилий, на этот раз чуть теплее, потому что он теперь стоял так близко, что ощущал утонченное тепло ее тела. И гораздо менее утонченный жар своего.
Мысленно проклиная собственные гормоны, Кайл сделал шаг в сторону. Попытался отвлечься от благоухающего тела Лайэн и сосредоточиться на нефритовых украшениях. Дракон в форме буквы "S", казалось, все еще дышит и светится, через две тысячи лет после того, как его вырезали из камня.
– Да, он великолепен. – Даже начав говорить, Кайл старался не смотреть на Лайэн. – И все же он не идет ни в какое сравнение с чистейшей мощью церемониального клинка – там, на соседнем стенде.
Лайэн взглянула на экспонат, привлекший внимание Кайла, и не смогла сдержать улыбку. Это длинное, почти прямоугольное лезвие было ей слишком хорошо знакомо после многих часов, проведенных с Вэнем, который вещал об эстетике и ритуалах, совершаемых с помощью различных церемониальных предметов эпохи неолита.
– Сейчас вы говорите в точности как Вэнь Тан. Он просто без ума от своего древнего нефрита.
– Вы имеете в виду Вэнь Чжитана?
Кайл задал этот вопрос, хотя не сомневался, что речь идет именно о нем.
Лайэн кивнула, не отводя взгляда от стенда, на котором был выставлен клинок. Издав едва слышное восклицание, она прильнула к стеклу, затуманившемуся от ее дыхания. Чуть подалась назад, с нетерпением ожидая, пока стекло вновь станет прозрачным.
– Что случилось? – спросил Кайл.
Лайэн не отвечала. Затаив дыхание, она пожирала взглядом нефритовый клинок, созданный пять тысяч лет назад, изучала его сантиметр за сантиметром, насколько позволяло толстое стекло стенда.
– Невероятно… Размер… я еще могла бы понять. Цвет… тоже возможно. Форма… это не проблема. Но совершенно одинаковые пятна в точности на тех же местах!..
Насупившись, она пристально смотрела на церемониальный клинок.
– Если будете так хмуриться, у вас появятся морщины.
– Только американцы беспрестанно думают о своей внешности. Просто одержимы молодостью.
Она не отводила глаз от нефрита.
– А китайцы одержимы древностью, – возразил Кайл.
– Одержимость – черта межнациональная. Общечеловеческая. А вот объект одержимости меняется в зависимости от того, к какой культуре принадлежит человек.
Лайэн обошла вокруг стенда, стараясь рассмотреть клинок со всех сторон.
– Подумываете о том, чтобы сделать заявку? – спросил Кайл.
– Да.
– В таком случае надеюсь, что вы или ваш клиент достаточно богаты. Это очень тонкая работа. Такая вещь достойна сокровищницы «Нефритового императора».
Лайэн почти не слышала последних слов своего спутника. Она мысленно прикидывала состояние своего банковского счета и возможную цену клинка. Похоже, денег может хватить, но только-только. Она останется ни с чем. Если дребезжание в ее автомобиле превратится в серьезную проблему, кредитная карточка может не выдержать. В любом случае придется отказаться от тех изысканных подвесок, которые она приглядела. По крайней мере на ближайшее время. Как только удастся разрешить загадку этого клинка эпохи неолита, его можно будет продать и снова поправить свои дела. Правда, к тому-времени подвески, конечно, уйдут к другому покупателю. Вздохнув, Лайэн мысленно распрощалась с изысканным украшением возрастом в две с половиной тысячи лет, которое пообещала себе на день рождения.
– Что-то вы не выглядите счастливой.
– Простите?..
– Большинство коллекционеров, почуявших возможность нового приобретения, буквально становятся в стойку. У них глаза стекленеют от нетерпения схватить то, по чему они с ума сходят. Примерно так выглядел Усэн, когда смотрел на вас.
Лайэн искоса взглянула на него. Теперь ее глаза вновь приобрели цвет виски. Подумав немного, она решила, что Усэн – менее опасная тема, чем клинок периода неолита. Она больше не сомневалась в том, что клинок принадлежит ее деду. Вернее, принадлежал. На карточке, прикрепленной к экспонату, в качестве владельца значилась компания «Санко».
– Мистер Хань… – начала она.
– Для друзей он Усэн, – сухо перебил Кайл. – А он, по всей видимости, жаждет стать вашим другом. Близким другом. Очень близким.
– У мистера Ханя масса различных пунктиков. В настоящее время я, похоже, стала одним из них. Надеюсь, ненадолго. Но пока это длится, я бы не возражала против… человека… определенного типа, который бы сопровождал меня на разные мероприятия.
– Определенного типа, вы сказали?
– Крупного. Такого, как вы.
– Ну вот мы и вернулись к набитому чучелу слона.
– Это вы сказали, а не я.
Кайл окинул Лайэн таким взглядом, словно она тоже изделие из нефрита, выставленное на аукцион.
– Кажется, вы говорите серьезно.
– Насчет того, что вы мне нужны? Да, конечно.
– И что я получу взамен?
– Удовлетворение от роли белого рыцаря. Женщина выпалила эти слова, почувствовав, как при его вопросе щеки ее вспыхнули румянцем.
– Сожалею, но я уже поменял свое металлическое нижнее белье на хлопчатобумажное!
Лайэн постаралась скрыть раздражение за дежурной улыбкой. И разочарование тоже.
– Вполне вас понимаю. Доспехи натирают кожу. Прошу прощения, мне еще многое нужно осмотреть. Приятно было познакомиться, мистер Донован.
От удивления Кайл в первый момент не нашелся что сказать. Просто стоял, глядя на нее. С холодным видом она повернулась, собираясь отойти. Не думая о том, что делает, он преградил ей путь. Лайэн резко остановилась, чтобы не уткнуться прямо в его грудь. Машинально отступила вправо. Он сделал то же самое, снова преградив ей дорогу. Она сделала шаг влево, он тоже.
– Танцы после аукциона, – проговорила она напряженным голосом.
Кайл улыбнулся. Сверкавшие гневом глаза Лайэн нравились ему гораздо больше, чем та холодная, отстраненная вежливость, с которой она смахнула его, словно перхоть с одежды.
– У меня есть предложение, – сообщил он.
– Великолепно. А теперь позвольте мне пройти, я поищу кого-нибудь другого, кто согласится помочь.
– Мое предложение связано именно с этим. Услуга за услугу.
– То есть?
– За каждый час, что я буду работать на вас чучелом слона, вы платите мне часом занятий. Расскажете мне, что вы видите, когда смотрите на различные изделия из нефрита.
Глаза ее широко раскрылись от изумления.
– О чем вы?!
– Я кое-что знаю о древнем нефрите. Достаточно для работы. Но думаю, многому мог бы научиться, просто наблюдая за мыслительным процессом эксперта вроде вас.
– Не такой уж я опытный эксперт.
Кайл с трудом сдержался, чтобы не расхохотаться. Если кого можно было считать учеником Вэнь Чжитана, то именно Лайэн Блэкли. А в том, что касалось знаний о нефрите, Вэнь Чжитан мог сравниться разве что с самим Господом Богом.
– В таком случае мы на равных. Я тоже не такой уж опытный сопровождающий.
Увидев, что Лайэн колеблется, Кайл улыбнулся ей. Ему часто говорили, что улыбка у него обезоруживающая, и Кайл пользовался этим, особенно когда хотел выдать себя за простака. Здесь, среди алчных акул из Азии и с Кавказа, ему понадобится любая помощь, какую только можно получить. Те полгода, которые он изучал китайский нефрит, конечно, не возместят целой жизни, отданной поискам минералов по всей земле.
Его обаяние не подействовало на Лайэн. Наоборот, она как будто еще больше замкнулась.
– Значит, предлагаете сыграть в «ты пощекочи меня, а я пощекочу тебя»?
Улыбка его стала еще шире.
– Что-то вроде того. Ну как, согласны?
– Если щекотать придется только там, где у вас лихорадка от нефрита. Как много вы хотите узнать о нефрите?
– Я сообщу вам, когда надоест!
Склонив голову набок, Лайэн внимательно смотрела на Кайла.
– Вы всерьез?
– Да. Ненавижу, когда становится скучно.
Лайэн перевела дыхание. По целому ряду причин ей бы сейчас следовало повернуться и уйти от этого красавца с его обезоруживающей улыбкой и оценивающим взглядом.
– Ну ладно, – проговорила Лайэн едва слышно. – Договорились, – закончила она уже более уверенно.
В первый раз с минуты их знакомства Кайл почувствовал, что напряжение спадает. Он не смог бы объяснить, почему для него так важно оставаться рядом с ней. Просто знал, что это так. В женщине подобное знание скорее всего назвали бы интуицией. В мужчине это скорее способность рассуждать и делать выводы или же, напротив, то, что обычно называют проницательностью, чутьем.
В данном случае чутье подсказывало Кайлу, что защита хорошенькой женщины от коварного волка по имени Усэн – только предлог, что их сделка означает для обоих нечто большее.
– С чего же вы хотите начать?
– С самого начала, разумеется. С клинка периода неолита.
Эта вещь, на которую Лайэн смотрела не отрываясь столько времени, действительно заинтересовала Кайла. В конце концов она побледнела, на лице появилось что-то похожее на страх. Но об этом он говорить не стал. Их союз еще слишком хрупок для того, чтобы выдержать такое напряжение.
«Во что это я собираюсь впутаться?» – спросил себя Кайл. Однако в этот момент Лайэн прошла к стенду совсем близко от него. Он снова вдохнул тонкий, едва уловимый аромат дождя и лилий. Этот запах пронзил его насквозь странным смешанным ощущением покоя и возбуждения. Мысли успокоились, тело же, напротив, словно ожило.
– Этот клинок, – начала Лайэн, – который многие из китайцев называют лопатой…
– Почему?
– Вэнь говорит, что в древние времена для копки использовались палки с такими вот краями. Некоторые ученые считают, что это больше похоже на струг, чем на лопату. В любом случае все мы сходимся на том, что подобные предметы делались по типу клинка. А клинок представлял собой важный предмет культуры того периода. Поэтому его включали в ритуальные действия.
Кайл молча кивнул.
– Этот, – продолжала Лайэн, – относится к категории «пи», одной из восьми традиционных цветовых категорий нефрита.
– Зеленый цвет?
– Цвет мха. Или, по мнению некоторых исследователей, цвет шпината. В любом случае этот клинок представляет собой великолепный образец похоронного нефрита.
– Из тех, что клали в могилу?
– Совершенно верно. Такие вещи особенно ценятся европейскими собирателями. Что же касается Китая, то и там предубеждение против коллекционирования могильного нефрита почти ушло в прошлое. Пятна на этом клинке – результат того, что он несколько тысячелетий пролежал в гробнице. У китайцев сохранились эстетические традиции, по которым они особенно ценят нефрит со следами времени.
При слове «пятна» в голосе Лайэн прозвучало чуть ли не благоговение. Брови Кайла удивленно взлетели вверх.
– Пятна? Может быть, они ценятся просто как указатель древнего возраста нефрита?
– В некоторых случаях да. Для китайского коллекционера истинная ценность этих пятен состоит в том, что они не снижают, а скорее усиливают воздействие тотемных знаков, выгравированных на нефрите.
– Да, я слышал об этом. Но должен сказать, это один из аспектов ценности нефрита, который мне непонятен.
– Почему?
– Нефрит отбирался, гравировался, полировался человеческими руками. Затем человеческие руки опускали его в могилу. Пятна же появлялись с течением времени, можно сказать, случайно, в результате воздействия сырости и близости к разлагавшемуся трупу.
Лайэн улыбнулась. Глаза ее сверкали под густыми черными ресницами.
– Очень западная точка зрения.
– Ну разумеется. Я же родился и вырос на Западе.
– Я тоже. Вэнь много раз критиковал меня за отсутствие утонченности в оценке нефрита. Я с трудом преодолела трудности, связанные с расположением, казалось бы, случайных пятен.
– Преодолели?
– Теперь я думаю о пятнах примерно так же, как думал гравировальщик о камне, прежде чем взяться за работу.
Кайл перевел глаза с клинка на Лайэн:
– Не понимаю.
– Каждый кусок нефрита уникален. И каждое изделие тоже. Задача гравировальщика состоит в том, чтобы «увидеть» и выявить предмет, заключенный внутри камня.
Кайл кивнул:
– Да, это мне понятно. Мастерство человека, соединенное с силой его интеллекта.
– А пятна представляют собой конденсацию времени. Сейчас они являются частью изделия – такой же, как сам нефрит или искусство резчика. Если камень потрескается или рисунок сотрется, ценность всей вещи снизится. Если же время усилит выразительность рисунка, мы получим великолепное многоуровневое произведение искусства. Как, например, вот это, от которого вы не можете отвести глаз.
Кайл ответил ей почти виноватым взглядом. Улыбка преобразила глаза Лайэн. Теперь они казались цвета темного меда.
– Я вас вовсе не виню. Наоборот, мне нравится смотреть на человека, искренне завороженного нефритом, в отличие от тех, кто коллекционирует его только для того, чтобы произвести впечатление на других или вложить деньги во что-то модное.
– Даже если я предпочитаю нефрит без пятен? Она рассмеялась.
– Не забывайте, что расположение пятен на погребальном нефрите имеет большое значение для любого китайского коллекционера.
– А как насчет американцев? Их предпочтения уже не в счет?
– Нравятся им пятна или нет, это никак не меняет того факта, что следы времени усиливают эстетическое воздействие и значительно повышают цену изделия из нефрита, в особенности на таком аукционе.
– Предвижу блестящее будущее для благотворительных обществ Азиатско-Тихоокеанского региона. Но не могу себе представить, чтобы истинный коллекционер мог добровольно расстаться с этим клинком. Для настоящего знатока это равносильно катастрофе. Быть может, что-нибудь подобное и произошло? Или я слишком наивен?
Лайэн задумчиво смотрела на клинок. Действительно камень, ничего больше. Однако казалось, от времени и почтительного благоговения он светится.
– Да… вряд ли Вэнь смог бы расстаться с ним…
Она не заметила, как произнесла это вслух. Внезапно по спине побежали мурашки. Что случилось? Что могло заставить Вэнь Чжитана продать вещь, которая находилась в семье со времени правления династии Мин?
Неудивительно, что отец стал таким рассеянным – забыл о ее пропуске для парковки. Неудивительно, что он так настаивал на ее знакомстве с Кайлом, которое открыло бы Танам доступ в «Донован интернэшнл». Если бы он сказал Лайэн правду, она не стала бы так тянуть с этим знакомством. Пусть Таны и не признают этого, но они ее семья. Семья…
– Лайэн!
Ах да, Кайл о чем-то ее спросил. Лайэн попыталась сосредоточиться, но не смогла. Мысли путались.
– Простите… Я задумалась… о нефрите.
И еще о страхе. Значит, сегодня утром, когда отец говорил о Кайле Доноване, в его глазах не было нетерпения. Там был страх.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет



Если в предыдущем романе этой серии автор самозабвенно опускала Россию, то в этом вспомнила про Китай. Очень напрягают многочисленные субъективные размышления о международной политике, восславляющие Америку, совсем не остается души, так сказать, повествования.
Нефритовый остров - Лоуэлл ЭлизабетВита
6.04.2012, 3.08





прекрасный роман, из серии "Донованы", на мой взгляд, самый лучший!!! Остроумные диалоги, с чувством юмора у автора тоже все в порядке. Очень интересно описывается нефрит и не только, невольно начинаешь заражаться лихорадкой по драгоценным камням :) читайте, не пожалеете!
Нефритовый остров - Лоуэлл ЭлизабетЖанна
17.09.2012, 14.02





Это история про Кайла, пожалуй именно про него мне больше всего хотелось почитать. И понравилось. Понравилось, его отношение к героине. Что он не поддался прошлым обидам за предательство и повел себя как настоящий мужчину. Встал на защиту женщины, которую предали и буквально продали все, включая семью. Помог ей в отчаянной ситуации. Семейка Танов бесила, дед, папаша и особенно Дэниел, даже извиниться перед сестрой не удосужился. Донованы как всегда на высоте. История с нефритовым императором потрясающая.
Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабетната
5.11.2012, 13.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100