Читать онлайн Нефритовый остров, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Нефритовый остров

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

– Итак, значит, кто-то воровал нефрит из хранилища, продавал и заменял всяким мусором? – устало подытожил Джонни и взглянул на часы.
Он не мог поверить, что прошло всего полчаса с того момента, как Кайл в нарушение всех традиций и приличий вслух назвал его отцом Лайэн.
– Это одна из возможных версий, – ответила она и потянулась за второй чашкой чая. – Другая состоит в том, что Вэню позарез понадобились наличные и он начал распродавать коллекцию.
– Он скорее продаст своего второго и третьего сына. В буквальном смысле.
– А как насчет первого сына? – поинтересовался Кайл.
– Только американец может задать такой вопрос.
– Вэнь скорее умрет, чем расстанется с Джо, – спокойно проговорила Лайэн. – В китайских семьях сыновей предпочитают дочерям, первого сына – всем остальным, второго сына ценят больше, чем третьего, и так далее. Верно, Джонни?
Тот лишь пожал плечами. Он свыкся с существующим порядком вещей еще до того, как научился говорить.
– Перестань расхаживать по комнате, Анна. Сядь рядом. Запах твоих духов помогает мне забыть о том, что я на ногах уже тридцать два часа.
Анна еще раз окинула взглядом Лайэн и присела рядом с Джонни. Он взял ее руку в свои. Анна не смогла скрыть удивления: при том, что он вел почти американский образ жизни, Джонни, из старомодной китайской сдержанности, никогда не позволял себе касаться Анны на публике.
– Если Вэнь не продавал нефрит, – ровным голосом произнес Кайл, – значит, его украли.
– Неприятное слово, – откликнулся Джонни.
– Вот когда вы увидите свою женщину в наручниках, до смерти напуганную, тогда я посмотрю, способны ли вы будете на нежные чувства к окружающему миру. Но так и быть, я готов понять чувствительность людей другой расы. Могу использовать более мягкое слово: «позаимствовали». Так вас больше устраивает?
– Не стоит грубить, – вмешалась Анна. – Мы ведь говорим о семье Джонни, а не о каких-нибудь посторонних людях.
Кайл остановил на ней холодный взгляд.
– Поправьте меня, если я ошибаюсь, мисс Блэкли, но один из членов семьи Джонни в данную минуту сидит рядом со мной, так что…
– Не имеет значения, – перебила его Лайэн. – Мы ведь хотели поговорить о нефрите, а не о семье.
– Черта с два! Мы говорим о противоречиях, возникших в семье Тан по поводу пропажи целой кучи нефрита. Разные члены этой семьи указывают пальцем на тебя, отчего я просто сатанею. Насколько я знаю, ты работала не покладая рук, из кожи лезла вон, чтобы угодить Танам, а в награду за это тебя подставили.
– Нефрит, Кайл. Давай обсуждать пропавший нефрит, будь он неладен!
– И ты туда же! Еще не надоело спотыкаться о камни, которые подкидывают тебе под ноги?
Лайэн закрыла глаза, не в состоянии произнести ни слова от унижения, горечи и гнева. Потом взорвалась:
– Да, надоело! Но какое это имеет отношение к тому, чтобы снять нас с крючка, на который подцепили федералы?! Что ты…
– Дочка…
Одно-единственное слово из уст Джонни остановило поток гневных слов. Широко раскрытыми глазами Лайэн смотрела на отца, никогда не признававшего ее своей дочерью. Никогда, до этого момента… Джонни Тан не сводил с нее глаз, в которых отражались те же чувства, что бурлили в ней.
– Ты это вряд ли сможешь понять. Я ценю тебя так же, как и своих законных дочерей. – Он печально улыбнулся. – Пожалуй, даже больше. В тебе столько от матери. Она единственная женщина, которую я любил в своей жизни. Но пока жива моя жена, я не смогу жениться на Анне. Возможно, и после ее смерти не смогу. Для Анны будет неимоверно трудно стать моей женой. Вэнь к тому времени умрет. Его первый сын далеко не так терпим по отношению к западным женщинам. И Хэрри тоже. Кроме того, я вряд ли смогу вынудить своих сыновей принять в семью женщину, к которой они столько лет питали враждебные чувства за то, что я слишком много времени проводил в Америке.
Слезы текли по щекам Анны, оставляя блестящие бороздки на безупречном макияже. Держа руку любовника в своих ладонях, она смотрела куда-то вдаль, не видя ничего вокруг, даже дитя своей любви к Джонни Тану.
– Враждебность… – проговорил Кайл. – Очень интересно. Враждебность, как и чувство мести, существует с незапамятных времен. Это очень сильный мотив.
Джонни не возражал.
– Насколько враждебно настроены ваши отпрыски по отношению к Лайэн? Достаточно для того, чтобы упрятать ее на десять лет за решетку? Или же их месть должна носить более личный и бесповоротный характер? Например, убийца в темном холле?
– Не говорите ерунду!
– А у вас есть более правдоподобное объяснение тому, что палач триады вчера напал на нее?
– Что?! – подскочил Джонни. – Лайэн, это правда?! Анна тоже вскочила на ноги.
– Девочка моя, ты в порядке?
– Все обошлось, – сказал Кайл. – У нее прекрасный удар карате ногой. – Он перевел взгляд на Лайэн:
– Что, не рассказала родителям об этом маленьком инциденте?
– А какой смысл? – По глазам Лайэн он понял, что она предпочла бы вообще не упоминать об этом. – Все уже позади. Того человека переправили обратно в Китай.
– Я скажу тебе, какой в этом смысл, радость моя. За последнее время на твою долю выпало слишком много неприятностей, и все по вине Танов. Я хочу выяснить, кто из Танов несет за это ответственность, и положить этому конец.
– Мои сыновья враждебно относятся к Анне и в какой-то степени к Лайэн, – заговорил Джонни, немного помолчав. – Но не настолько, чтобы убить.
– Вы уверены насчет Дэниела?
– Кайл! – задохнувшись, выкрикнула Лайэн. – Не надо! Он не обратил внимания на ее протест. Золотисто-зеленые
Глаза остановились на лице Джонни, неподвижные, ясные и немигающие, как у кота, приготовившегося схватить добычу.
– Дэниел?! – в недоумении переспросил Джонни. – Почему Дэниел?
– Он кое-что знает о нефрите.
От гнева лицо Джонни окаменело, а глаза как будто помутнели.
– Вы хотите сказать, что мой сын способен обокрасть свою семью?!
– Кто-то из членов семьи Тан стал вором, и это не Лайэн. Если не Дэниел, то кто? Кто еще разбирается в нефрите и владеет цифровым кодом к замку хранилища? У кого еще есть причины желать Лайэн самого худшего?
– Дэниел слишком уважает и любит своего деда, отца и всех своих дядюшек, чтобы позволить себе такое.
– А Лайэн, значит, их не любит и не уважает?
– Но… – Джонни медленно опустился на кушетку. Он все еще не мог прийти в себя после перелета: сказывалась разница в часовых поясах. Голова казалась налитой чугуном. Его вздох прозвучал как стон. – Когда я попросил Лайэн познакомиться с вами, никак не ожидал, что это приведет к чему-то подобному.
Встревоженная его внезапной бледностью, Анна села рядом, взяла Джонни за руку и почувствовала, что рука холодна как лед.
– Что наводит меня еще на одну интересную мысль. Почему вам вдруг понадобилось, чтобы Лайэн меня подцепила? Семья Донован отвергла все реверансы консорциума «Тан» чуть ли не год назад. Может быть, вам показалось, что со мной будет легче поладить, чем с Арчером? Или вы…
– Перестаньте его заводить, – резко вмешалась Анна. – Вы что, не видите, он совсем выдохся.
Кайл ответил ей враждебным взглядом.
– Нет. Зато я до сих пор вижу вашу дочь в наручниках. И если ваш любовник нам не поможет, вы это скоро тоже увидите.
Анна поморщилась, как от удара. Холодная рука Джонни погладила ее по щеке.
– Все нормально, – устало произнес он и обернулся к Кайлу:
– Вы мне понадобились потому, что Донованы не пожелали иметь дела с Танами. Потом произошел тот инцидент с русским янтарем. Подробности мне неизвестны, но у меня сложилось впечатление, что вы не тот человек, который сбежит при первых же неприятностях. – Он почти улыбнулся. – Я оказался прав, не так ли?
– Кайл спас мне жизнь, – вмешалась Лайэн. – Тот убийца в два счета…
– Чепуха, – перебил ее Кайл. – Насколько я помню, это ты спасла мне жизнь.
– Ничего подобного…
– Ты перебила ему руку, в которой был нож. Теперь моя жизнь принадлежит тебе. Такова китайская традиция, радость моя. Теперь ты от меня никуда не денешься.
Лайэн некоторое время растерянно смотрела на Кайла. Наклонилась к его чашке, с подозрением принюхалась. Ничего, кроме чая.
Его пальцы скользнули вниз по ее щеке к шее движением небрежно ласкающим и таким интимным, что у нее перехватило дыхание. Лайэн подняла глаза. Его улыбка излучала тепло и нежность.
– Никакого бренди, – тихо проговорил Кайл. – Это запах твоих духов так на меня действует. – Он перевел взгляд на Джонни, и нежности как не бывало. – Что же вы замышляли в отношении меня и Лайэн?
– Здоровый молодой человек, который неплохо дерется и не отступает перед опасностью. Красивая молодая женщина, которой может понадобиться рядом именно такой человек… – Джонни пожал плечами. – Никакого определенного плана.
– Почему вы решили, что Лайэн может понадобиться именно такой человек, как я?
Кайл почувствовал, что начинает терять терпение. С какой стати он должен вытягивать из Джонни ответы? Это ведь не допрос, он не полицейский, а Джонни не подозреваемый, который не желает раскалываться! Это ведь его дочери они пытаются помочь.
Китаец долго молчал, опустив глаза на руку Анны, лежавшую на его руке, бледную и прекрасную.
– Меня очень тревожит Хань Усэн, – признался он наконец. – Моя семья… хотела бы войти к нему в доверие… снискать его расположение.
Лайэн похолодела. Она смотрела на отца, не в силах поверить услышанному.
– И Лайэн предназначалась в качестве смазки к этой сделке?
Кайл говорил ровным голосом, однако все его тело напряглось.
– Я сказал Джо, что Лайэн не питает симпатии к Усэну и уж тем более не захочет стать его любовницей.
– А Вэнь? – Лайэн со страхом ждала ответа. – Он тоже хотел, чтобы я стала наложницей Усэна?
– Вэнь не видел большой разницы в том, что раньше ты была любовницей Циня, а теперь станешь наложницей Усэна.
– Вэнь, очевидно, совсем ослеп, – вмешался Кайл. – И Цинь, и Усэн – оба гадины, но Цинь очень красив.
Не обращая внимания на Кайла, Лайэн снова обратилась к отцу:
– Мне казалось, что я любила Циня. Казалось, что и он меня любит. Я ошиблась. Он был влюблен в семью Тан.
– Ну разумеется, – пожал плечами Джонни. – Он ведь родился и вырос в Китае. Неужели ты всерьез думала, что твое тело интересует его больше, чем твои семейные связи?
– Да…
Джонни покачал головой. Его американская дочь, конечно, умна, очень умна, очень тонкая натура, бегло говорит по-китайски и прекрасно разбирается в китайском искусстве. И все-таки Лайэн так и не смогла прочувствовать, что основа основ китайской культуры – это семья. Желания отдельной личности ничто в сравнении с потребностями семьи.
– Итак, вы тревожились по поводу того, как поведет себя Усэн. Кстати, вы оказались правы. Пока вы летели на Таити, Хэрри поручил Лайэн провести обмен нефрита со стариной Усэном.
– Такие сделки у нас уже практиковались. Семья Тан предоставила Лайэн возможность завязать интимные отношения с Усэном, что пошло бы на пользу всему клану.
Глаза Кайла сверкнули яростью.
– Предоставили возможность завязать интимные отношения! Можно, наверное, выразиться и так, но вообще-то это называется сводничеством.
Джонни вздохнул. Так ему и надо. Хотел подыскать для дочери защитника-американца, такого, который не станет раболепствовать перед Танами. Вот и нашел…
– Связь с Усэном принесла бы большую пользу и самой Лайэн. Это очень богатый и влиятельный человек. Его увлечения быстротечны, но, говорят, он всегда очень щедр со своими женщинами. Лайэн не желает принимать деньги от матери, а Таны платят ей ровно столько, чтобы не умереть от голода… вот я и подумал…
Джонни пожал плечами. Лайэн не бросилась на него только потому, что ее удержала крепкая рука Кайла.
– Значит, говоришь, Усэн щедр, – произнесла она низким от ненависти голосом. – Рассказать тебе, насколько он щедр, Джонни? Мне назначили встречу якобы для того, чтобы посмотреть нефрит. Поздно вечером, на острове Фармера. Так как паром в это время не ходит, меня должны были доставить туда на институтском катере. Предполагалось, что я останусь на ночь. И конечно, я должна была явиться одна.
Веки Джонни дрогнули. Какой-то частью своего существа он опасался чего-то подобного. И тем не менее до конца не верил, что такое возможно. Вэнь всегда слыл прагматиком, не останавливался практически ни перед чем, если требовалось защитить интересы клана или расширить границы его влияния, однако жестокостью он никогда не отличался. Старик не стал бы подстраивать изнасилование собственной внучки.
– Когда я приехала, – продолжала Лайэн, – Усэн появился чуть ли не в пижаме, весь надушенный, как шлюха. Мне сообщили, что у него званый вечер, но там никого не оказалось, кроме его ассистента и телохранителя. А теперь скажи, Джонни: если бы Кайл не сопровождал меня, смогла бы я выбирать, становиться мне одной из женщин Усэна, или нет? Джонни прикрыл глаза.
– Прости. Я об этом ничего не знал. – Он обернулся к Анне, которая с болью в глазах наблюдала за ним:
– Понимаешь, Анна, никому из Танов даже в голову не пришло, что Лайэн может отвергнуть Усэна. В Азии женщины буквально вешаются на него. Как я уже сказал, он щедр с ними. И потом, Лайэн ведь не девушка, у нее уже был любовник.
Анна с видимым усилием кивнула. В глазах ее, казалось, отразилась вся скорбь мира.
– Мне жаль тех женщин, которым нечего предложить на продажу, кроме самих себя. Лайэн не в таком отчаянном положении. Скажи об этом своей семье. Немедленно. – Анна Блэкли вибрировала, как натянутая струна. – Так нельзя. Джонни, обещай мне! Лайэн не то, что я была когда-то – без дома, без родных, без корней, вынужденная зарабатывать на жизнь тем… – Голос ее прервался. – Скажи им, слышишь!
– Скажу.
Лайэн перевела дыхание, откинула со щеки прядь густых черных волос.
– Не волнуйся, мам. Семья Тан больше не будет пытаться свести меня ни с каким щедрым насильником. Теперь они слишком ненавидят меня за то, что я вывела Усэна из себя.
– Ты его отвергла? Ничего страшного. Купит себе более податливую женщину, да еще в три раза красивее.
– Боюсь, это не так просто, – сухо произнес Кайл. – Возможно, вы до сих пор не заметили, что Лайэн поразительно красива.
Лайэн продолжала, не обращая внимания на его слова:
– Усэна по-настоящему огорчило совсем другое. Мой отказ обменять первоклассный нефрит Танов на его второсортные изделия.
– Ты отказалась заключить сделку?! Джонни не мог поверить своим ушам.
– Да, – ответил за нее Кайл. – И Усэн напустил на нас своих сторожевых псов только после того, как мы двинулись к выходу, унося с собой все те же упакованные и запечатанные коробки с нефритом Танов. – Он повернул Лайэн лицом к себе. – Знаешь, ты ведь и в самом деле потрясающе красивая.
– Ничего я такого не знаю. – Она улыбнулась. – Но все равно спасибо. Каждой женщине лестно, когда такой умопомрачительный мужчина считает ее потрясающе красивой.
Кайл засмеялся и медленно провел пальцем по ее щеке.
Джонни их не слушал. Сидел нахмурившись, все еще переваривая сообщение о несостоявшейся сделке. Что-то во всем этом не укладывалось у него в голове.
– А те коробки… – начал он. Лайэн обернулась к отцу:
– Да?
– Что в них было?
– Три великолепные вещи из коллекции эротики. О других я ничего не знаю. Я взяла коробки в Ванкувере уже запечатанными.
Огромное облегчение отразилось на мгновенно помолодевшем лице Джонни.
– Тогда все ясно. Дэниел говорил, что в числе прочего похищено несколько вещей из эротической коллекции. Очевидно, произошла какая-то ошибка. Как только коробки вернутся к Танам, обвинения с тебя будут сняты.
– Что-то ты сегодня плохо соображаешь. Вэнь сам запечатал коробки и отдал их мне. Он знал о предстоящей сделке. С какой стати ему выдвигать против меня обвинения в краже тех же самых вещей?
– Может быть, он вышел из себя потому, что сделка сорвалась? – предположил Кайл.
– Да, он очень рассчитывал на расположение Усэна, – нехотя признал Джонни. – Клану Тан позарез нужна своя рука в Китае.
– Посадив Лайэн за решетку, вы ничего не добьетесь.
– Если Вэнь так стремился отдать Усэну этот нефрит, – заговорила Лайэн, – он должен был сделать это сам. Более того, ему не следовало настаивать, чтобы я поставила свою подпись на документах по оценке трех вещей, как будто проверила их и одобрила всю сделку. И уж тем более ему не следовало говорить Дэниелу, что я украла те вещи!
– А ты уверена, что Вэнь сказал это? – спросил Джонни.
– Кто-то, во всяком случае, так сказал. Дэниел смотрел на меня как на воровку. Это было так… больно. У него твои глаза.
Джонни грустно улыбнулся:
– У тебя тоже.
Лайэн почувствовала, как у нее перехватило дыхание. Она с трудом заставила себя успокоиться. Ответила отцу натянутой улыбкой.
– Не волнуйся, – сказал Джонни. – Это все какое-то печальное недоразумение. Я поговорю с Вэнем. Он откажется от обвинений против тебя.
Кайл так не считал. Он не сомневался в том, что на карту поставлено гораздо больше, чем благорасположение Усэна и несколько эротических изделий из нефрита. Похоже, Джонни придется выяснить это самому, и ему это дорого обойдется.
– Вы любите заключать пари? – негромко спросил он. Джонни слабо усмехнулся:
– Я китаец.
– Держу пари, ваша семья не снимет обвинения с Лайэн.
– Но…
– Если я окажусь не прав, обещаю сделать все, что в моей власти, чтобы уговорить Арчера согласиться на партнерство с консорциумом «Тан», разумеется, с испытательным сроком.
Джонни резко выпрямился:
– Вы можете это сделать?
– Даю слово попытаться.
– Прекрасно. Я устрою встречу с Джо и…
– Не торопитесь. Вы еще не слышали, что потребуется от вас.
– Чего же вы хотите от меня?
– Получить доступ в нефритовое хранилище вашей семьи.
– Зачем?
– Да или нет?
Несколько секунд Джонни мерил американца испытующим взглядом.
– Да.
* * *
– Здесь только одна кровать, – проговорила Лайэн.
Кайл запер за собой дверь, окинул взглядом квартиру. Домоправительница уже над ней потрудилась. Ни грязных носков на полу комнаты, ни пятен на сверкающей плитке ванной. Свежеубранная постель. Огромная кровать, о которой говорила Лайэн, могла бы вместить троих братьев Донован.
– Это ничего, – успокоил ее Кайл. – Ты много места не займешь.
– Я не собираюсь с тобой спать.
– Ты прекрасно спала со мной прошлую ночь. Всего несколько минут назад, пока не позвонил Джонни, ты зевала во весь рот.
– Я не это имела в виду.
– Тогда что же ты имела в виду?
Голос Кайла звучал приглушенно – он стягивал через голову свитер.
Лайэн зябко потерла ладони, подумав об этом теплом свитере. Шерсть, да еще нагретая жаром его тела. Ее в этот момент пробирала дрожь. Она резко отвернулась от Кайла, испытывая почти непреодолимое желание зарыться в него, утонуть в его силе и тепле, ощутить его всего, забыть о том, что уже почти полночь, а завтра предстоит новый день и новые испытания.
Вэнь отказался снять с нее обвинения. Хотя Лайэн и ожидала этого, она почувствовала себя так, словно получила еще одну пощечину.
– Никакого секса, – заявила она.
– Очень хорошо.
Она резко обернулась. Кайл смотрел на нее с хитрой, насмешливой улыбкой. Глаза его горели страстью. Пальцы нежно ласкали ее волосы, веки, высокие скулы, шею. Она почувствовала, что задыхается. Он погладил указательным пальцем бешено забившуюся жилку на ее шее.
– Я же сказала: никакого…
– А я сказал: очень хорошо. Мне не нужен секс с тобой, Лайэн.
Она перевела взгляд с его глаз на бронзовые волосы на его груди, потом ниже, на талию, и еще ниже, туда, где выцветшая ткань джинсов вздымалась высоким бугром.
– Кого ты хочешь обмануть? Посмотри, что с тобой творится! Твердый как камень, сейчас взорвешься.
– Я провел большую часть прошлой ночи в таком состоянии, но это не помешало твоему сну. И сегодня не помешает. – Он заглянул в ее ясные глаза и увидел, что она ему поверила. – Хочешь сначала принять ванну?
Лайэн медленно покачала головой. Прошлой ночью она чувствовала себя потрясенной, разбитой. И злилась на Кайла за то, что он ее использовал.
– Ладно, – сказал он. – Тогда я иду в ванную.
Лайэн снова покачала головой. Прошлой ночью она вела себя как дура. Арчер прав: они с Кайлом использовали друг друга. Но уже после того, как все было сказано и сделано, Кайл дал ей гораздо больше того, что получил. У нее никогда не было такого любовника, как он. Нежного и требовательного, страстного и сильного. И наверное, ей больше такого уже не встретить. Он подходит ей во всем. Ну а если она устраивает его только как любовница… что ж, она смирится с этим и не будет сетовать на жизнь за то, что природа создала женщин и мужчин такими, какие они есть: женщины целиком отдаются своим чувствам, в то время как мужчины испытывают только желание.
Холодными ладонями она коснулась его груди. Почувствовала, как напряглись его мышцы. Зная, что этого делать не следует, но не в состоянии справиться с собой, Лайэн наклонилась к его груди и потерлась носом о его сосок.
Кайл судорожно выдохнул.
– Господи! Я и не знал, что ты любишь мучить людей. Она провела горячим влажным языком вокруг его соска.
– Лайэн…
Она ответила нечленораздельным звуком, выражавшим крайнюю степень наслаждения, и легонько – очень нежно – прикусила сосок зубами.
В голосе Кайла звучали бешеное желание и надежда.
– Ты уверена… ты понимаешь, что делаешь?
Пальцы ее скользнули внутрь его джинсов, под белье, трогали, ласкали его плоть.
– Ты права, – хрипло выговорил он. – Идиотский вопрос. Закрой мне рот своим язычком, пока я не сморозил еще какую-нибудь глупость.
Он поднял Лайэн на руки, и ноги ее сами собой обвились вокруг него. Руки оказались в его волосах, губы жадно искали его рот. Она вся дрожала от неистового желания. Какой-то частью своего существа Лайэн не переставала изумляться тому, что он возбуждает ее с такой легкостью и до такой степени. Но и это сейчас было не так важно. Главное – это чтобы он разделял ее голод, ее желание, ее тело. Завтра придет новый день, а с ним – новая катастрофа. Но эта ночь ее, этот мужчина сейчас ее, а все остальное пусть катится к черту.
Она не заметила, как они сорвали с себя одежду. Осознала лишь тот момент, когда оказалась наверху, на нем. Дикое, неистовое наслаждение словно разрывало тело на части. Она бы закричала, если бы еще остались силы кричать. Он мощными толчками вонзался в нее, унося все выше и выше на волнах блаженства, пока у нее больше не осталось дыхания, не осталось даже никаких ощущений, кроме экстаза, пронзившего ее всю.
Чувствуя, что больше не в состоянии этого выдержать, она, трепещущая, без сил упала ему на грудь. Он лежал поперек большой кровати, дыша ровно и глубоко, как бегун на длинной дистанции, набирающий скорость. Улыбался, глядя в потолок. Сдул прядку ее волос со своих губ, провел по ее позвоночнику длинными чуткими пальцами.
– Хорошо, что ты не хотела никакого секса. Я бы не выдержал.
Лайэн не почувствовала ни малейшего смущения. Она была слишком счастлива.
– Ну укуси меня.
Но вместо этого сама укусила его. Совсем чуть-чуть: ей все еще не хватало воздуха. С судорожным вздохом она снова опустилась ему на грудь.
– Идем, радость моя. Пора принять душ.
Она издала мурлыкающий звук и не двинулась с места. Не выпуская ее из объятий, Кайл сел на кровати, перевернулся и встал на ноги.
– Я приму душ утром, – пробормотала она.
– Ладно. И утром тоже.
Лайэн оторвала голову от его плеча. Он и в самом деле направлялся в ванную. Хорошая ванная, вспомнила Лайэн, такая просторная, что можно танцевать. Со встроенными скамейками из плитки. И все же…
– Я бы лучше поспала.
– Тогда не надо было меня кусать.
– Я же только слегка тебя укусила.
– Я это учту.
Она взглянула в глаза любимого, зеленые с золотым, окруженные узкой черной полоской, сверкавшей и переливавшейся, словно отголоски экстаза, все еще сотрясавшего ее тело… Ей захотелось умереть тут же, на месте, глядя в эти глаза.
– Я готова извиниться, только отнеси меня обратно в постель.
– Буду ждать этого с нетерпением.
Он включил теплую воду на полную мощность.
– Ты, я вижу, это серьезно, насчет душа?
– Очень.
– Но почему?
– Все очень просто. Вообще-то стены в наших квартирах звуконепроницаемые, но наши с Арчером спальни имеют общую стену. Его кровать стоит с другой стороны. Я подумал, если включить воду, может, он не услышит твоих криков.
– Моих криков? Вот не знала, что ты грешишь садизмом. Кайл засмеялся и встал под душ, прижав к себе Лайэн.
– Я грешу тобой, моя радость. Ты разве не почувствовала?
– Это трудно не почувствовать.
У нее перехватило дыхание: она действительно почувствовала его внутри себя, твердого, мощного, наполнившего ее всю до краев. Лайэн содрогнулась. Он опустил веки, с силой сжался и вновь заполнил ее всю. Разгоряченная, скользкая от пота, словно разбухшая от страсти, Лайэн была настолько возбуждена, что почти теряла сознание при каждом его малейшем движении внутри. Наконец он нехотя приподнял ее и оторвал от своего тела. Лайэн в изумлении раскрыла глаза: даже тот момент, когда он вышел из нее, доставил ей острое наслаждение. Она без сил прислонилась к стене, сползла вниз, обхватив руками колени.
Кайл наклонился к ней, заслонив ее от струи воды, и нежно поцеловал в губы. Пощекотал их языком. Постепенно поцелуй становился все более страстным и жадным, будто они в последний раз занимались любовью не несколько минут, а несколько недель назад. Закончил он таким же нежным поцелуем, как и начал.
– Встать сможешь?
Лайэн кивнула, приподнялась на цыпочки, снова потянулась к его губам. Он с легкостью поднял ее на руки, и она еще раз убедилась, как он силен. Теперь он водил губами и языком по ее соскам, ласкал их, покусывал. Ощутил, как заволновались ее бедра. Она искала его. Однако несмотря на мощную эрекцию, на бешеное биение сердца, он уклонялся. Руки его скользнули вниз по скользкому стройному телу, голова склонилась. Он шире раздвинул ей бедра, ласкал, раскрывал ее пальцами, потом губами, всасывал, поглощал ее, наслаждался ею. Лайэн никогда не испытывала ничего подобного, она даже не знала, что можно быть опустошенной до последней степени и гореть в одно и то же время. Колени ее дрожали, пальцы вцепились ему в волосы. Она пыталась сохранить равновесие, ловила ртом воздух, но нашла только его жадный, ищущий, неутомимый рот. Она пыталась сказать ему, чтобы он остановился – большего наслаждения она просто не сможет выдержать. Пальцы его проникли еще глубже, губы сомкнулись на самом чувствительном месте ее тела, язык жадно двигался, до тех пор, пока она, испустив торжествующий крик, не взорвалась на тысячи мелких слепящих осколков.
Но и после этого он не выпустил ее из объятий. Просто не смог. Жгучие волны небывалой чувственности захватили его так же, как и Лайэн. Огромным усилием воли он заставил себя остановиться, перестал ласкать ее… Желанию его, казалось, не будет конца. Он заметил, что зрачки ее расширились до такой степени, что слились со сплошной чернотой глаз. Дыхание со свистом вырывалось у нее из легких. Если бы не его широкая спина, она бы захлебнулась в мощных струях теплой воды.
Он с трудом сдерживался, чтобы не взять ее вот такой, совершенно раскрытой, в изнеможении лежавшей в ванне.
– Лайэн…
Ее глаза медленно обратились на него.
– Радость моя, ты в порядке?
Она томно кивнула.
– Тогда тебе бы лучше встать.
Она всматривалась сквозь облака пара.
– Что, горячая вода кончается?
– Нет, кончается моя выдержка. Еще две секунды, и я возьму тебя так же, как тогда, на пристани, только теперь ты будешь снизу.
Лайэн облизнула пересохшие губы, отсчитала две секунды и улыбнулась:
– Идет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет



Если в предыдущем романе этой серии автор самозабвенно опускала Россию, то в этом вспомнила про Китай. Очень напрягают многочисленные субъективные размышления о международной политике, восславляющие Америку, совсем не остается души, так сказать, повествования.
Нефритовый остров - Лоуэлл ЭлизабетВита
6.04.2012, 3.08





прекрасный роман, из серии "Донованы", на мой взгляд, самый лучший!!! Остроумные диалоги, с чувством юмора у автора тоже все в порядке. Очень интересно описывается нефрит и не только, невольно начинаешь заражаться лихорадкой по драгоценным камням :) читайте, не пожалеете!
Нефритовый остров - Лоуэлл ЭлизабетЖанна
17.09.2012, 14.02





Это история про Кайла, пожалуй именно про него мне больше всего хотелось почитать. И понравилось. Понравилось, его отношение к героине. Что он не поддался прошлым обидам за предательство и повел себя как настоящий мужчину. Встал на защиту женщины, которую предали и буквально продали все, включая семью. Помог ей в отчаянной ситуации. Семейка Танов бесила, дед, папаша и особенно Дэниел, даже извиниться перед сестрой не удосужился. Донованы как всегда на высоте. История с нефритовым императором потрясающая.
Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабетната
5.11.2012, 13.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100