Читать онлайн Нефритовый остров, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Нефритовый остров

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Охранник на пристани у Института по связям со странами Азии, молчаливый, безоружный, очень вежливый, не двинулся с места, пока не последовало распоряжение от Хань Усэна, что катеру «Завтра» разрешено причалить. После этого он препроводил Лайэн и Кайла в административный корпус, нажал на кнопку звонка, дождался, пока выйдет другой служащий, и сдал ему посетителей с рук на руки.
Административный корпус представлял собой причудливое сооружение, в котором удачно сочетались стеклянные стены, колонны из кедрового дерева и восточная форма крыши. Свежий воздух был насыщен ароматами вечнозеленых деревьев и океана. С юга открывался вид на море с рядами торговых кораблей, навигационных буев, прогулочных катеров и зеленых островков. Ближние, включая и Нефритовый остров, были необитаемыми. Лишь на проходивших мимо кораблях да в нескольких домах по берегам дальних островов горели огни. Над всем остальным миром сгущалась темнота. Сквозь свинцовые облака прорывался бледный свет луны.
– Прекрасный вид, – заметил Кайл и переложил тяжелую картонную коробку с нефритом в другую руку.
Охранник ничего не ответил.
Лайэн тоже молчала. Гадала, где Усэн намерен принять ее. В этом здании кое-где горел свет, как и в остальной части институтского комплекса, однако ниоткуда не доносилось ни звука. Либо у них абсолютно звуконепроницаемые стены, либо никакого приема на самом деле нет.
Пожилой человек, одежда которого никак не соответствовала стандартам института, приоткрыл тяжелую дверь административного корпуса и выглянул наружу. Дверь со скрипом распахнулась. Запах китайского табака окутал Кайла и Лайэн. Внутри павильона, примерно в десяти футах от двери, сидел другой человек, помоложе, – китаец. Он смотрел на них без улыбки, и даже вызывающе дорогой костюм, явно сшитый на заказ, не мог скрыть «пушку» под его левой рукой.
– Приятно вам прийти сюда, – произнес пожилой китаец на ломаном английском. – Я мистеру Ханю двоюродные братья.
Лайэн ответила на диалекте путунхуа:
– Благодарю вас. Не стоит беспокоить мистера Ханя. Я знаю, он очень занят. Тем более мы приехали раньше времени. Проводите нас в ту комнату, где выставлен нефрит для обмена, чтобы я могла его посмотреть.
– Это нельзя, – ответил китаец по-английски. – Ждите. Лайэн попыталась заговорить на кантонском диалекте, однако он уже отвернулся от них и пошел прочь.
Другой, с пистолетом под мышкой, не двинулся с места. Лишь смотрел на них немигающим взглядом.
– Ну что, не удалось найти общий язык с двоюродным братом? – тихонько спросил Кайл.
– Вообще-то у нас несколько общих языков. Это Хань Цзюй, ближайший из двоюродных братьев Хань Усэна и его личный ассистент. Цзюй говорит на путунхуа и понимает кантонское наречие. Сейчас он просто ведет себя невежливо.
– Дает понять, что Усэн не в восторге от того, что вы приехали на своем катере и с коллегой?
– Может быть.
– Круто.
Лайэн подняла глаза на Кайла. То нескрываемое удовольствие, которое он еще совсем недавно испытывал и от ее общества, и от охоты на лосося, сейчас бесследно исчезло. Лицо Кайла выглядело непроницаемым. Он как бы оценивал все вокруг, не делая ни малейшей скидки на человеческие слабости. В этот момент он выглядел старше, холоднее, жестче. Совсем как Арчер. Вчера вечером тот, единственный из всех Донованов, принял ее без всякой теплоты.
– Ты похож на брата.
– На Арчера?
– Да.
– Вряд ли. Он красив до умопомрачения.
– А ты нет? – выпалила Лайэн, не успев как следует подумать.
Кайл кинул на нее заинтересованный взгляд.
– Я – нет. Женщины мне уже не раз это доказывали.
– Вот что бывает, когда слушаешь не того, кого надо. – Лайэн переложила в другую руку небольшую коробку с нефритом, подняла глаза на своего спутника. – Твоя улыбка может остановить весь транспорт в городе. От улыбки Арчера встанут только часы.
– Он тебе не понравился? Лайэн пожала плечами:
– Как мне может понравиться тот, кто явно не испытывает расположения ко мне?
– Ему нужно время, чтобы оттаять.
– Ему нужна паяльная лампа, чтобы оттаять!
Кайл не успел ответить. До них донеслась громкая китайская речь. В административный корпус энергичной походкой вступил Усэн, в парчовом смокинге, черных шелковых брюках, туфлях от Гуччи, с роскошным нефритовым перстнем, причесанный, напомаженный и надушенный, как игрок в казино или как жених.
Едва взглянув на толстяка, Лайэн почувствовала огромное облегчение от того, что рядом Кайл. Непроизвольно придвинулась к нему ближе, так, что теперь они касались друг друга.
– Животное готово к прыжку? – прошептал Кайл.
– Кажется, вы угадали. По крайней мере наполовину.
– Насчет животного?
– Боюсь, что так.
Она действительно была встревожена. Зная, как важны контакты с Усэном для семьи Тан, Лайэн не сомневалась, что Хэрри придет в ярость, если она оскорбит магната. А ей придется это сделать, если он действительно на нее накинется.
Повинуясь отрывистому распоряжению Усэна, ассистент взял коробку с нефритом из рук Лайэн. Охранник остался на месте, но перестал сверлить Кайла хищным взглядом.
Усэн быстро заговорил по-китайски, взял Лайэн под руку и направился через холл, не удостоив Кайла даже взглядом. Грубость Усэна по отношению к нему самому ничуть не тронула американца, но ему совсем не понравилось то, как крепко Усэн ухватил руку Лайэн. Он двинулся за ними. В этот момент Лайэн споткнулась о ногу Усэна и начала падать. Тот вскрикнул, наклонился к ней, придерживая руками свой большой живот. Одним быстрым движением женщина выпрямилась, выскользнула из его рук и отступила в сторону. Прежде чем охранник успел встать со стула, прежде чем Усэн успел разогнуться, Кайл уже стоял между ним и Лайэн. Она извинилась за свою неловкость на беглом китайском языке. Однако Усэн, который только сейчас с трудом разогнулся и теперь тяжело переводил дыхание, казалось, не слышал ее.
– Ну что же, пока босс открывает рот и ловит воздух, как рыба, выброшенная на берег, может быть, ассистент будет любезен показать нам, где выставлен нефрит, от которого хотят избавиться? – жестко проговорил Кайл. – Коробка у меня тяжелая.
Двоюродный брат Усэна сверкнул черными глазами. По-видимому, он понимал английский язык гораздо лучше, чем говорил. Усэн пролаял что-то, указывая на Кайла.
– Он хочет, чтобы ты вместе с его ассистентом доставил нефрит к нему в номер, – объяснила Лайэн. – А потом ты должен вернуться к себе на катер и ждать.
– А ты где будешь?
– Он собирается лично показать мне свой нефрит. Все уже приготовлено в главном конференц-зале.
– А где же проходит прием, о котором он говорил?
– Хороший вопрос. Ответа я не знаю.
– Ты хочешь, чтобы я ждал тебя на катере?
– Нет, – отчетливо произнесла Лайэн. – Последние несколько дней для меня были очень тяжелыми. Очень. Я хочу побыстрее покончить с этим делом и вернуться домой.
– Согласен. Сюда, пожалуйста.
Кайл двинулся вдоль холла, как будто ни Усэна, ни охранника не существовало в природе.
– Куда ты?
– В конференц-зал.
– Ты знаешь, где он находится?
– За холлом налево, третья дверь справа. Давай двигайся, радость моя. У нашего хозяина, конечно, приготовлена своя программа, но я не думаю, что он будет очень сопротивляться.
Лайэн прекрасно понимала, что это за программа. Несмотря на принадлежность к культуре Востока, изысканностью Усэн никогда не блистал. И вежливостью тоже. Толстяк уже не раз давал ей понять, что женщина, на которую он обратил свой благосклонный взгляд, должна лизать ему пятки, а также любую другую часть тела, которую ему заблагорассудится перед ней обнажить. Тем более какая-то незаконнорожденная.
Усэн отдал несколько сухих отрывистых приказаний ассистенту, так же сухо сообщил Лайэн, что его ждут другие дела, круто повернулся, чтобы уйти. Лайэн, шепча про себя слова благодарности, двинулась за Кайлом. Цзюй поспешил вслед за ними.
– Откуда ты знаешь расположение помещений института?
– Фармер не жалеет средств и сил на установление контактов. За последние четыре года Донованы не раз посещали конференции в этом институте. Однажды папа даже занял весь административный корпус. Это было в те времена, когда мы пользовались большим влиянием в Китае, чем Фармер. «Санко» буквально окружила нас своим вниманием.
– И что же произошло потом?
– Арчер отговорил Донована-старшего от заключения эксклюзивного союза с «Санко».
– Почему?
Кайл слышал за спиной шаги ассистента. Теперь он уже знал, что тот понимает английский гораздо лучше, чем кажется на первый взгляд.
– Он мне не объяснил.
– А ты пытался узнать?
– Ты же видела Арчера. Что сама думаешь по этому поводу?
– Ты его не спрашивал. Кайл переменил тему:
– Вот и конференц-зал. С золоченым лотосом на двери. Опередив ассистента, Лайэн открыла двери и вошла в зал.
На длинном массивном столе под светом ламп мерцали изделия из нефрита. Там же лежал большой лист бумаги с перечнем и характеристиками каждой вещи.
– Поставь коробку сюда. – Лайэн указала Кайлу на стол. Повторила то же самое на диалекте мандарин.
С непроницаемым видом Цзюй тоже поставил коробку на стол.
– Открыть? – спросил Кайл.
Плотная упаковка из белой бумаги с толстой бечевкой и множеством печатей из красного воска заинтриговала его еще на пристани, с того самого момента, как он увидел коробки в руках у Лайэн.
– Нет. Это личные печати Вэня – гарантия, что покупатель получит именно то, что он сам упаковал в коробки в хранилище Танов.
– Доверчивая душа! Лайэн пожала плечами:
– Не хуже многих других, с кем мне доводилось работать.
– Нет, я говорю о тебе. Откуда ты можешь знать, что в этих коробках?
Лайэн заложила за ухо выбившуюся прядь волос.
– А это и не нужно. Хотя в данном случае я знаю несколько вещей, которые могут быть предложены на продажу. Джо распорядился, чтобы я дала письменную характеристику этих изделий, прежде чем их упаковали.
– А как насчет остальных?
– Про остальные мне ничего не говорили.
– Странно.
– С точки зрения американца, китайские методы ведения дел часто выглядят странными.
Кайл взглянул на коробки. Невозможно узнать что-либо об их содержимом, не нарушив хотя бы одну из множества печатей. Старый, совсем не техничный, но хорошо испытанный и надежный способ зашиты.
Лайэн сняла с плеча сумочку, поставила на стол.
– Мне нужно больше света, чтобы рассмотреть нефрит, – обратилась она к Кайлу.
– Это совсем не обязательно, – вмешался Хань Цзюй на диалекте мандарин. – Высокочтимый Хань Усэн просто хотел, чтобы вы оценили качество нефрита. Если вы подождете немного, он сам поделится с вами некоторыми соображениями по поводу всяких тонкостей.
– Я польщена. Но у меня, как и у высокочтимого Хань Усэна, много других дел. – Лайэн перешла на английский:
– Ты знаешь, где тут выключатели?
Кайл подошел к стенной панели, скорее напоминавшей пульт управления скоростной ракеты, и нажал пару кнопок. Результат напомнил восход солнца в тропиках – мгновенно вспыхнул свет, такой яркий, что стало больно глазам.
– Достаточно?
– Жаль, что я не взяла с собой купальный костюм. – Лайэн достала из сумки ручку и блокнот. – Могла бы прекрасно загорать, не отрываясь от работы.
– Сейчас отключу ультрафиолет, А как насчет музыки? – Он обернулся к панели. – Есть классическая, кельтская, китайская опера, народная музыка, блюзы, современная, классический рок, рэп, европейская опера. Есть голоса природы – дождь, гром, прибой, журчание реки, пение птиц, джунгли на рассвете.
– Предпочитаю тишину.
– Тогда, может быть, тропические запахи? Сады и водопады, или жара и песок пустынь, полдень в джунглях, вечер в цветнике, закат в вечнозеленом лесу во время снегопада, или старый добрый соленый морской воздух?
Лайэн издала звук, который мог означать все, что угодно, и склонилась над нефритом. Взяла в руки первый предмет. Чем внимательнее она его рассматривала, тем меньше ей нравилось то, что она видела.
– Если тебя не устраивают стены, могу показать все, что угодно: от фресок Сиани до ночного Манхэттена и Скалистых гор в любое время суток. Если у тебя академическое настроение, могу набрать код любого полотна из любого музея Европы. Если у тебя плохое настроение и тебе на все наплевать, на этот случай существуют кинокадры, сюжетные обои. Есть еще набор спортивных клипов из всех стран мира, включая Монголию, и состязания по заарканиванию козлов.
Лайэн на секунду оторвалась от нефрита:
– Ты что, работаешь здесь гидом?
– Я еще только начал.
Под мрачным взглядом черных глаз Цзюя Кайл подошел к Лайэн, оперся о стол из австралийского дерева размером с грузовой самолет, скрестил руки на груди.
– Если бы мы были настоящими гостями, а не работягами, – медленно, лениво произнес он, – нам бы дали булавки на лацканы, с помощью которых мы могли бы управлять компьютером в каждой комнате. Менять Освещение, температуру воздуха, музыку, запахи и интерьер в зависимости от наших вкусов.
– А если в одной комнате несколько человек, чьи вкусы не совпадают?
– Тогда хозяева решат, кто из них очень важная персона, а кто так себе. Компьютером управляет гость самого высокого ранга. – Кайл повернулся к ассистенту:
– До свидания, Хань Цзюй. Если нам что-нибудь понадобится, мы вам сразу дадим знать.
Тот долго смотрел на Кайла, потом неторопливо направился к выходу из зала. Дверь бесшумно захлопнулась.
Кайл наклонился так, что губы его почти коснулись уха Лайэн:
– Не говори ничего такого, чего бы ты не могла сказать в присутствии Усэна. Здесь все прослушивается и записывается на пленку.
Лайэн широко раскрыла глаза. Но не произнесла ни слова. Даже не кивнула. Просто снова занялась нефритом. Чем скорее они смогут выбраться из этой фармеровской ловушки высокого класса, тем лучше. Интересно, смогла бы она с помощью своего баллончика остановить охранника, прежде чем тот успел бы выхватить пистолет и выстрелить? Вряд ли.
– Ты меня слышала? – выдохнул Кайл ей прямо в ухо.
Лайэн кивнула. Рывком отстранилась, почувствовав прикосновение его пальцев. Он пытался убрать с ее лица прядку волос, все время выбивавшуюся из заколки.
– Надо мне купить заколку получше, – заметила она.
– Только не за мой счет.
– Ты меня отвлекаешь.
– Я должен извиниться?
– Если хочешь. Кайл рассмеялся.
Лайэн попыталась сосредоточиться на нефрите, который Усэн предлагал Танам на обмен. Цвет нормальный. Однако Лайэн пользовалась более надежным инструментом, чем зрительная память. Она потянулась к сумочке, достала несколько изделий из нефрита, цвет которых хорошо знала. Положила на стол, взглянуть, как на них действует освещение.
– Так… хорошо. Полный спектр дневного света. Вот… точно такой же оттенок ты сможешь увидеть завтра на склоне дня в каком-нибудь другом месте.
– Ты уверена? Это освещение имитирует дневной свет средиземноморских широт. Я могу изменить его на свет, характерный для северо-западной части Тихого океана.
Лайэн покачала головой, взяла в руки вещь, лежавшую на карточке с номером один. Кулон размером с половину ее ладони. С внешней стороны выгравированы зеленые листья и ветки персикового дерева, образующие что-то вроде решетки, внутри которой изображен персик бело-зеленого цвета. Естественные формы плода так преувеличены, что скорее напоминают довольно точное, хотя и не слишком изящное изображение наружных женских половых органов.
– Предполагалось, что ты будешь размышлять вслух. Не забыла?
Лайэн кивнула. Она помнила и о том, что каждое ее слово прослушивается и записывается на пленку.
– Итак, что же ты об этом думаешь?'
– Я понимаю, почему Усэн намерен исключить эту вещь из своей коллекции.
– И что же не так с этим кулоном?
– Он представляет собой прекрасный пример того, как страсть собирателя может влиять на качество вещей, которые он коллекционирует.
Кайл взглянул на кулон.
– Я слушаю.
– Хань Усэн коллекционирует эротику из китайского нефрита всех династических периодов. Это нелегкая задача. Даже при том, что эротика в Китае считалась допустимой и даже очень распространенной частью жизни – по крайней мере до распространения христианства и до создания КНР, – все же в основном эротика была темой живописи.
– Ха… Наглядные пособия? Ничего нового.
– Да, – сдержанно подтвердила Лайэн, – аналоги некоторым вещам можно найти в самых различных культурах. Но… эротические изделия из нефрита изготавливались только в тех случаях, когда на них поступал заказ от императора или принца. Иначе они не изготавливались вовсе либо делались мастерами средней руки из камня невысокого качества.
– Типа вот этого кулона?
– Да.
– Значит, проблема здесь не в сюжете?
– А вот сейчас в тебе говорит пуританское воспитание. – Лайэн слегка улыбнулась. – Тот факт, что в западных музеях выставляются лишь китайские предметы домашней утвари и пейзажи, говорит скорее о том, что общество не решается обратить свое внимание на китайскую эротику. Между тем она имеет богатую историю.
– Как и во многих других странах.
– С той разницей, что в Китае она не держалась в тайне. Частота и продолжительность визитов императора к женам и наложницам становились достоянием общественности. Можно даже сказать, что наклонности развратника высоко ценились в китайских правителях.
Кайл удивленно вскинул брови. Осмотрел лежавшие на столе изделия из нефрита, все без исключения представлявшие собой вариации на тему человеческой сексуальности. Лайэн наблюдала за ним уголком глаза.
– Ты шокирован? Он лениво улыбнулся.
– Просто представил себе, что произошло бы, если бы выставить все это в музее. Служащие с ума бы посходили.
– Как и местные политические деятели.
– Точно. Как ты справедливо заметила, различные культуры. – Кайл снова перевел взгляд на кулон. – Значит, здесь проблема состоит только в качестве камня и работы, но не в сюжете?
Лайэн кивнула:
– В коллекции Танов множество великолепных вариаций на тему ветвей и плодов персика. Все они невероятно сексуальны, все намекают на удовольствия, доставляемые женским телом, и на его плодовитость, которая означает для мужчины бессмертие в результате рождения сыновей.
– Ну, что касается этого кулона, насчет «невероятной сексуальности» я бы еще согласился. Но… – Кайл пожал плечами. – Этот рисунок скорее можно назвать клиническим, чем художественным изображением.
– Абсолютно точно. Жаль, что я не могу показать тебе для сравнения один кулон из хранилища Танов. Размер такой же, цвет чуть получше. Что же касается искусства гравировальщика… Это что-то невероятное. Малейшие изменения в оттенках нефрита использованы для усиления впечатления. Честно говоря, когда я впервые увидела тот кулон, мне пришла в голову мысль, не был ли райский плод искушения персиком, а не яблоком.
– А ты уверена в том, что здесь изображен персик? Мне это больше напоминает определенную часть тела.
Лайэн искоса взглянула на Кайла.
– В Китае персик считается символом наружных женских половых органов.
– Нефритовый «персик» для нефритового «тростника»?
– Вообще-то женские органы чаще называют «нефритовым шатром». Есть и другие названия, например, «шатер наслаждений», «один квадратный дюйм».
Кайл хотел ответить каким-нибудь нейтральным замечанием, но ничего не смог придумать. Такого поворота разговора он никак не ожидал.
– В любом случае, – продолжала Лайэн, – этот кулон, предположительно, являлся украшением наложницы в период правления династии Сун.
– Предположительно? Ты не уверена?
Лайэн помолчала, помня о том, что зал прослушивается. Положила кулон на стол, покопалась в своей сумочке, достала оттуда лупу с подсветкой на батарейках.
– Что ты хочешь увидеть? – спросил Кайл. – Следы от инструментов, которыми пользовались резчики?
– Смотрю по привычке. До появления механических инструментов работа шла очень медленно, а изделия получались удивительно чистыми, с отчетливым рисунком. Машины ускоряют работу, но не улучшают ее. В результате, например, углы часто находят друг на друга и линии не такие чистые, не такие гладкие.
– То есть машину не всегда удавалось остановить вовремя. Так?
– Да. Вот, взгляни. Здесь, у края, должна быть одна изогнутая линия, очень чувственная. А вместо этого мы видим какую-то бугристую рябь.
Кайл взял лупу и стал рассматривать вещицу. Увидел кривую рваную линию, о которой говорила Лайэн.
– Я думаю, этот кулон изготовлен с помощью современной технологии, а вовсе не во времена династии Сун, когда мастера работали с помощью ножных педалей и пользовались абразивами из измельченного граната, – заключила она.
– И какая же, по-твоему, ему цена?
– Сто долларов, если нет времени поторговаться. Десять, если продавец будет спешить закрыть свою лавочку. В Гонконге и Шанхае есть магазинчики, где такого добра полным-полно. Все современные вещи.
– Новый нефрит – так, кажется, его называют? Все, что сделано после девятнадцатого века.
– Новый нефрит, – подтвердила она. – Даже если ему уже сто лет.
– Примерно четвертая часть всей истории Америки.
– И пятидесятая часть истории Китая. И то смотря как считать. – Лайэн взяла у него кулон. – Дело осложняется тем, что некоторые знатоки в Китае называют «новым» весь нефрит, изготовленный после эпохи правления династии Хань.
– Все, произведенное за два последних тысячелетия, считается современным?!
– Для многих собирателей – да.
Лайэн положила кулон на место, что-то пометила у себя в блокноте и перешла к следующей вещи. Она работала быстро и эффективно. В отдельных китайских словах и фразах для нее были сконцентрированы целые тома информации. Быстро писала: «„Пи“, зеленый, цвета мха. Выполнен средне. Хорошая полировка. Тематика довольно обычная».
– Похоже на мужчину, поднявшего руку над женским платьем, – заметил Кайл.
– Как я уже отметила, ничего необычного в тематике нет. Следующую вещь ей пришлось взять обеими руками, такой она оказалась большой. Почти с дыню.
– На несколько оттенков светлее, чем «пи». Высокохудожественный рисунок. Хорошее, даже можно сказать, отличное использование естественной цветовой гаммы камня. Хорошая полировка, хотя и современная. К сожалению. Если бы полировали старым способом – ручным трением, – эта вещь ценилась бы гораздо выше. Ручная полировка дает более глубокий блеск.
– А что ты скажешь о сюжете?
– Довольно обычный.
Лайэн положила нефрит на место, сделала пометки в своем блокноте и двинулась дальше.
Кайл взглянул на вещь, которую она только что отложила. Две фигуры, мужская и женская; партнеры полностью одеты. Женщина лежала на спине в расслабленной позе, закинув ноги на плечи мужчины, который обнимал ее бедра. Выражение лица женщины не оставляло сомнений в том, что эта поза доставляет ей удовольствие. Как и выражение лица и поза мужчины. Он откинул голову назад, в высшей степени наслаждения.
К тому времени как Кайл подошел к Лайэн, она уже рассматривала седьмую вещь.
– «Пи», индиго, – проговорила она специально для Кайла. – Хороший цвет, очень хорошее качество гравировки. К сожалению, изображение лишено динамики.
Пока Лайэн делала пометки, Кайл рассматривал изображение, о котором она говорила. Еще одна дева с поднятыми к небу ногами. Однако если судить по выражению ее лица, мужчина, склонившийся меж ее бедер, мог разве что обследовать ее половые органы. Его лицо также не выражало особого восторга.
Кайл взял у Лайэн лупу и вгляделся внимательнее. Гравировка действительно безупречная, несмотря на полное отсутствие каких-либо эмоций и художественного таланта. Четкие ровные линии, повороты и углы.
– «Ко», – произнесла Лайэн. Кайл вскинул на нее глаза:
– То есть?
– Желтый. Далеко не лучший пример такого цвета. Гравировка в стиле эпохи Троецарствия, а вот символика и сюжет более типичны для периода династии Сун.
– И что это означает?
– В период правления династии Сун произошло возрождение стиля Троецарствия. Либо эта вещь того периода, либо более поздняя. Можно?
Кайл вернул ей лупу.
– Современная, – произнесла Лайэн через несколько секунд. – Еще не остыла от механической полировки.
Она сделала очередную пометку в блокноте. Взяла следующую фигурку.
– «Чжу». Красная киноварь, – перевела она, прежде чем Кайл успел задать вопрос. – Сюжет не совсем обычный. Подозреваю, что это тоже современная вещь.
Кайл взглянул на нефрит, который она рассматривала. Снова мужчина и женщина. Одежда на них смята. Голова мужчины скрыта меж бедер женщины.
– Отличная форма, – ровным голосом произнесла Лайэн. – Прекрасная полировка. Никакой статичности. Великолепная техника. Счастливая наложница, в виде исключения.
Кайл громко рассмеялся.
– Откуда ты знаешь, что это наложница, а не жена?
– В такой позе она не забеременеет.
– Но удовольствие получит, это точно. Лайэн быстро сделала пометки в блокноте.
– Если перечислить самые важные вещи, с точки зрения среднего китайца, то сексуальное удовольствие жены будет стоять у него на тридцатом месте.
Она отложила блокнот и сосредоточилась на следующей вещи. Быстро покончила с ней, перешла к очередной, потом к следующей. Все они оказались современными. Качество варьировалось от хорошего до посредственного, причем последнее преобладало.
Между тем по крайней мере три вещи из тех, что Лайэн привезла из хранилища Танов – те самые, которые она описала сама, – несомненно, самого высокого качества, какое только существует. Так что, если Таны решились на обмен, сделка будет односторонней. А под перечнями и характеристиками тех и других изделий будет стоять ее подпись.
Мурашки пробежали по коже. Ладони покрылись холодным потом. Лайэн попыталась уговорить себя, что преувеличивает. Она же просто-напросто выполняет распоряжения клиента. О чем там договорились между собой Усэн и Таны, ее не касается.
Но ведь там будет стоять ее подпись…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет



Если в предыдущем романе этой серии автор самозабвенно опускала Россию, то в этом вспомнила про Китай. Очень напрягают многочисленные субъективные размышления о международной политике, восславляющие Америку, совсем не остается души, так сказать, повествования.
Нефритовый остров - Лоуэлл ЭлизабетВита
6.04.2012, 3.08





прекрасный роман, из серии "Донованы", на мой взгляд, самый лучший!!! Остроумные диалоги, с чувством юмора у автора тоже все в порядке. Очень интересно описывается нефрит и не только, невольно начинаешь заражаться лихорадкой по драгоценным камням :) читайте, не пожалеете!
Нефритовый остров - Лоуэлл ЭлизабетЖанна
17.09.2012, 14.02





Это история про Кайла, пожалуй именно про него мне больше всего хотелось почитать. И понравилось. Понравилось, его отношение к героине. Что он не поддался прошлым обидам за предательство и повел себя как настоящий мужчину. Встал на защиту женщины, которую предали и буквально продали все, включая семью. Помог ей в отчаянной ситуации. Семейка Танов бесила, дед, папаша и особенно Дэниел, даже извиниться перед сестрой не удосужился. Донованы как всегда на высоте. История с нефритовым императором потрясающая.
Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабетната
5.11.2012, 13.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100