Читать онлайн Нефритовый остров, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Нефритовый остров

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Кайл расхаживал по небольшой приемной фирмы под названием «Оценка и продажа нефрита», принадлежавшей Лайэн Блэкли. Она заняла под свой магазин верхний этаж трехэтажного здания, выходившего на площадь Пионеров. Кроме неброской вывески на китайском и английском языках на самой верхней площадке истертой ногами лестницы, ничто не указывало на присутствие здесь какого-либо коммерческого предприятия. Похоже, информация о торговой фирме Лайэн передавалась из уст в уста.
На потенциальных покупателей, незнакомых с талантами Лайэн, этот офис вряд ли мог произвести впечатление. Никаких сертификатов качества, призов или списков наград на стенах. Мебели совсем немного, и вся она выдержана в строгом стиле. На небольших низких столиках лежали каталоги «Сотбис» и других аукционов. В том числе на китайском языке. И ни одного цветистого глянцевого гонконгского буклета, который бы рекламировал коллекции нефрита, проданные, купленные или хотя бы рекомендованные мисс Блэкли.
И тем не менее, судя по напряженной работе секретаря, недостатка в клиентах у фирмы не наблюдалось. За те пятнадцать минут, что Кайл провел в приемной в ожидании Лайэн, телефон не умолкал ни на минуту. В большинстве случаев разговоры велись на китайском языке. Из тех же, что шли на английском, Кайл сумел уловить лишь описания изделий из нефрита и бесконечные уверения, что владелице фирмы ничего не известно о сокровищах гробницы «Нефритового императора».
Кайл взглянул на часы. Семь… Лайэн попросила его заехать за ней в половине седьмого. Он собирался повезти ее на семейный обед.
Кайл сунул руки в карманы брюк – обычных, не от вечернего костюма – и снова стал расхаживать по комнате. Ну что ж… Ничего такого уж неожиданного не произошло.
Он подождет еще пару минут, а потом сообщит Арчеру, что планы изменились.
Раздался очередной телефонный звонок. Секретарь снял трубку, поправил на носу очки, пролаял что-то по-английски, потом поднял глаза на Кайла и сделал ему знак подойти.
– Вас.
Кайл быстрыми шагами прошел к телефону.
– Да, слушаю.
– Она уже пришла? – Это был Арчер.
– Нет. Может быть, позвонишь Дяде Сэму, узнаешь, не случилось ли чего-нибудь?
– Уже позвонил. Номерной знак ее машины занесен в компьютер. В три часа сорок восемь минут она проехала через канадскую границу и направилась на юг.
Кайл быстро прикинул в уме время и расстояние.
– Может быть, застряла в пробке на шоссе и-пять к северу от моста?
– Я тоже так подумал. Позвонил нашим и предупредил, что ты можешь задержаться, а я приеду еще позже.
– Я тебе оставлю косточку, чтобы было что поглодать, когда приедешь.
– Если оставишь только одну косточку, сам будешь глодать мои!
Улыбнувшись, Кайл положил трубку. Взял со стола каталог какого-то аукциона и стал рассеянно перелистывать. Узкое ожерелье из бирманского нефрита заворожило его совершенством своей формы и каким-то внутренним свечением. И ценой тоже – выше семи миллионов американских долларов. Человеку, воспитанному в другой культуре, где ценятся драгоценные камни, такие, как рубин, изумруд, сапфир, бриллианты, такая цена на нефрит, безусловно, кажется завышенной. В Азии, однако, ни один камень не ценится так высоко, как нефрит.
Кайл просматривал глянцевые страницы каталога «Самые ценные украшения из нефрита» без малейшего желания что-либо приобрести. Для пего главный интерес представляла история и все, имеющее к ней отношение. И красоту и редчайшие редкости он ценил только в том случае, если они пришли из глубины веков. Все остальное было просто милым, не более того.
Дверь позади открылась. Не оборачиваясь, он почувствовал, что это Лайэн. Чистый аромат лилий, дождя и молодой женщины окутал его теплой ласковой волной.
– Прошу прощения, – напряженным тоном произнесла она. – Встреча заняла больше времени, чем я предполагала.
– Все нормально.
Одним взглядом он охватил и строгий деловой костюм, и неброскую булавку, скреплявшую волосы в тугой узел на затылке, и крепко сжатые губы, и напряженное выражение глаз.
– Трудный день?
– Да, очень.
– Мы можем все отменить на сегодня.
На какое-то мгновение Лайэн почувствовала сильнейшее искушение так и поступить. Все в ней до сих пор будто саднило от презрения Дэниела. Но еще сильнее был ужас, с которым она думала о клинке, исчезнувшем верблюжонке и похоронном костюме. Она провела в Ванкувере на несколько часов больше, чем планировала. Пыталась найти возможность заглянуть во внутреннее хранилище, посмотреть, там ли еще нефритовый саван. Если же не получится, то хотя бы проверить, все ли на месте в ящиках, не унесли или не заменили ли еще чего-нибудь. Увы, такой возможности не представилось. Стоило ей лишь приблизиться к шкафам, и Дэниел тут же оказывался рядом. Нависал над ней как стервятник. Лайэн не могла объяснить свои намерения человеку, из глаз которого, казалось, вылетают искры, заряженные ненавистью. И открыть дверь внутреннего хранилища в его присутствии тоже не могла.
Усилием воли Лайэн попыталась отвлечься от тревожных мыслей и сосредоточиться на предстоящем. Чему быть, того не миновать.
– Дайте мне минутку, причесаться и подкрасить губы, и я буду готова.
Не будет ничего хорошего, если она останется дома одна. У нее уже было больше трех часов одиночества в машине – по дороге из Ванкувера в Сиэтл. Вполне достаточно. Даже слишком.
Чем больше Лайэн думала о коллекции деда, тем больше в ней крепла уверенность: происходит или произошло что-то ужасное. Вместе с этим росла тревога от мысли, которую она больше не могла ни отрицать, ни игнорировать: Дэниел либо винит ее в пропаже нефрита, либо планирует возложить всю вину на нее.
В желудке что-то сильно сдавило. Лайэн попыталась унять напряжение и приступ тошноты. Всю жизнь она старалась добиться уважения семьи Тан, заставить их признать, что она, Лайэн Блэкли, чего-то стоит. А теперь с ней обращаются как с воровкой. «Подзаборная»…
Кайл заметил, как напряглись и сжались ее губы. Бледная кожа стала почти восковой. Пальцы, обхватившие сумочку, дрожали.
– Лайэн… – Он осторожно дотронулся до ее плеча. Она вздрогнула, как от удара.
– Почему бы нам не поехать в «Дождливый лотос»? Спокойно пообедаем там. Боюсь, вы сейчас не в состоянии выдержать шумное сборище Донованов.
Лайэн с трудом перевела дыхание.
– Нет, спасибо. Я вполне насладилась покоем по пути из Ванкувера. – Легче от этого не стало, подумала она. Повернулась к секретарю:
– Есть что-нибудь срочное, Фред?
– Миссис Вонг хочет знать, когда вы сможете уделить время для оценки коллекции ее отца. Она собирается ее застраховать.
– У вас есть мое расписание. Посмотрите, что там свободно.
– В этом-то и состоит проблема. Мистер Хань…
– Опять! – пробормотала Лайэн.
– …пересмотрел свою коллекцию и привез некоторые изделия, которые хотел бы продать. Мистер Харолд Тан… э-э-э… просит…
– Просит?! Хэрри? В первый раз такое слышу.
– Да…
Фред тяжело вздохнул. Редкие седые волосы секретаря резко контрастировали с гладким моложавым лицом. По паспорту ему было пятьдесят пять лет, но лицо выглядело лет на десять моложе. А вот выражение глаз подошло бы скорее мудрому старцу. В течение двадцати лет этот человек представлял правительство Соединенных Штатов на Тайване, пока не решил, что в жизни существует не только бюрократия.
– Тем не менее Таны – ваши лучшие клиенты и прекрасно знают об этом. Мистер Тан хотел бы, чтобы вы взяли на оценку нефрит Ханя как можно скорее. Компания может предложить кое-что в обмен на те изделия, которые он считает излишними. Вам их предоставят.
– Считает излишними? – удивился Кайл. – И что это означает?
– Это выражение употребляется только среди музейных работников и специалистов.
– Так что же все-таки оно значит?
– Некоторые изделия со временем теряют вид, либо попадается вещь получше, которую собиратель хотел бы приобрести. А две одинаковые в коллекции не нужны. В этом случае оставляют ту, что получше…
– А другую объявляют излишней?
– Да.
– «Избавиться» звучит точнее.
Лайэн улыбнулась, в первый раз с тех пор, как покинула дом Танов.
– Именно поэтому в подобных случаях не принято так говорить. Чем туманнее выражение, тем более значительной выглядит вещь и тем большую цену можно за нее получить.
– «Мусор» звучит еще точнее. И короче. Всего два слога и пять букв. Так?
Лайэн рассмеялась. Внезапно ей захотелось обнять Кайла, просто так, без всякой причины. Просто оттого, что было приятно увидеть его снова. И он смотрел на нее одобрительно, без всякого презрения.
Фред откашлялся. Поднял глаза от записей.
– Мистер Тан… э-э-э…
– Всю плешь вам проел? – подсказал Кайл. Секретарь изо всех сил пытался сохранить серьезность.
– Можно и так сказать. Но только не мне. – Он взглянул на свою начальницу:
– Мистер Хань ждет вас завтра в шесть часов.
– Утра?!
– Вечера.
– Но ведь паром не ходит после…
– Все устроено. Вы останетесь до утра. Сядете на паром до острова Оркас, там вас будет ждать лодка, которая отвезет вас до института, а наутро привезет обратно.
Все оживление Лайэн исчезло. Вспомнились жадные глаза Усэна. Появилось ощущение, будто по ней ползают насекомые.
– Нет.
– Мистер Тан сказал, это очень важно…
– Нет, – повторила она без всякого выражения. – Назначьте другое время, так, чтобы я могла вернуться домой к обеду.
– Я пытался. Мистер Хань сказал: у него нет другого времени. – Фред открыл блокнот и стал просматривать записи, представлявшие собой причудливую смесь китайских идеограмм и западной стенографии. – Послезавтра он улетает в Китай. На завтра у пего назначено несколько встреч, время расписано с пяти утра до восьми вечера. Он надеется, что сможет встретиться с вами раньше, и выражает уверенность в том, что вы сможете привезти ему нефрит из коллекции Танов, а также в том, что мистер Вэнь Чжитан сможет отобрать подходящие предметы для продажи.
Лайэн прикрыла глаза, обдумывая то, что сказал Фред. Очевидно, Хэрри и Усэн продолжают решать проблемы налогов, перевода денег, обмена валюты путем обмена нефрита на нефрит. Дело в общем-то вполне обычное. Дилеры занимаются этим постоянно. Налоги с обмена не взимаются.
Но главное, если у Усэна целый день расписан, значит, он не будет наскакивать на нее как мартовский кот. И вместе с тем… даже если уговорить себя, что она ошиблась и что Усэн вовсе не собирается принуждать ее к сексу, она все равно чувствовала, что ни за что на свете не хочет остаться с ним наедине. Все. Точка.
– На каком это острове? – небрежно поинтересовался Кайл.
– Раньше он назывался Баррен. Теперь его чаше называют Фармер.
Кайл знал это место. Недалеко от Нефритового острова, где он часто бывал, ночевал, а однажды едва не погиб.
– Значит, он гостит в фармеровском Институте информации по странам Азии?
– Да. Как вы догадались?
– Это совсем нетрудно. Усэн – один из китайских капиталистов с самыми обширными связями. А Фармер – мультимиллиардер, который из кожи лезет вон, чтобы закрепиться на рынке, насчитывающем примерно четверть населения всей Земли.
– А как насчет «Донован интернэшнл»? Это не ваша корпорация, случайно, лезет из кожи вон, чтобы заполучить хотя бы часть китайского рынка?
– «Донован интернэшнл» в этом заинтересована, но вон из кожи не лезет. Мы не занимаемся перепродажей электроники, как Фармер. Послушайте, почему бы мне не поехать вместе с вами?
Она растерянно моргнула.
– Хотите посмотреть нефрит, от которого Усэн намерен избавиться?
– Просто умираю от любопытства. Мы можем бросить якорь в институтской гавани, вы сделаете то, что требуется по части нефрита, я в это время буду слушать, смотреть и учиться, а потом вместе вернемся в город.
– Но паром…
– У меня есть катер.
– Вот как…
Лайэн секунду подумала и улыбнулась, испытывая облегчение, смешанное со злорадством. Облегчение – от того, что таким образом она выполнит желание Хэрри. Злорадство – когда представила себе физиономию Усэна. Она проведет оценку его нефрита и уйдет в ночь рука об руку с Кайлом Донованом.
– Боюсь, это выходит за рамки обязанностей чучела слона.
– Меня устроит любой повод, лишь бы попасть на борт «Завтра».
– «Завтра»? Так называется ваш катер?
– Да, я его так назвал, потому что всегда успокаивал себя надеждой, что у меня наконец найдется время для рыбалки…
– Завтра? – улыбнулась Лайэн.
– Да. Но однажды – это было несколько месяцев назад – вдруг понял, что завтра может вообще не наступить, если я его не запланирую сегодня.
– Вы уверены, что это не слишком сложно для вас?
– Доплыть до острова Фармер? Нет, черт возьми. Придется только понаблюдать за приливом. Но если мы отправимся в путь не очень поздно, сможем по пути еще наловить рыбы на обед.
Глаза Кайла заблестели, в них появилось нетерпение, от чего лицо помолодело. Сейчас ему никак нельзя было бы дать тридцать один год.
– Договорились. Вы ловите рыбу, я готовлю.
– А как насчет того, чтобы ее сначала почистить?
– А как насчет того, чтобы пообедать где-нибудь в другом месте?
Он рассмеялся.
– Идите приводите себя в порядок. Доспорим по дороге. Как только Лайэн закрыла за собой дверь офиса, Кайл
Повернулся к Фреду:
– Подтвердите, что Лайэн будет на острове завтра в шесть часов вечера. Но пожалуйста, ни слова ни обо мне, ни о моем катере, ни о том, что она не собирается оставаться там на ночь.
Фред открыл было рот, чтобы спросить почему, но решил, что это его не касается, и просто снял телефонную трубку.
* * *
Кайл взялся за ручку двери, ведущей в квартиру Донованов.
– Подождите! – воскликнула Лайэн. – Я, наверное, ужасно выгляжу.
Она пригладила юбку, потянула за полы жакета, тщетно пытаясь разгладить его.
– Не суетитесь. Вы просто великолепны.
– Ну конечно. И никто никогда не догадается, что я провела в этом костюме двенадцать часов, из них семь – сидя в машине.
Не обращая больше внимания на ее причитания, Кайл толкнул дверь.
– Очень может быть, что Сьюза встретит нас в заляпанных краской джинсах и старой байковой рубашке Арчера.
– Сьюзы еще нет. – Онор открыла дверь, крепко обняла Кайла. – Знаешь, ты так хорош собой, что, кажется, придется купить для тебя охранную собаку.
Кайл обнял сестру в ответ, с нежностью глядя на нее.
– А ты, кажется, перепутала меня с Арчером. Это ему нужна защита от женщин.
Лайэн с интересом разглядывала высокую стройную женщину с такими же необыкновенными глазами, как у Кайла, и улыбкой, которая могла бы озарить своим светом самую мрачную пещеру. Она была в толстом свитере из мягкой шерсти цвета шалфея, таком же, как на Кайле, и, похоже, того же размера. Темные брючки плотно облегали длинные-длинные ноги, начинавшиеся сразу из-под просторного свитера. На Кайле свитер вовсе не казался просторным, при его плечах, по меньшей мере в полтора раза шире, чем у Онор.
– Лайэн Блэкли. А это Онор Донов… Мэллори. Никак не могу привыкнуть к новой фамилии.
– Привет, Лайэн! Фамилия совсем не такая уж новая. Просто Кайл долго запоминает.
– По сравнению с тридцатью годами шесть месяцев – это не срок. Ну и когда же ты наконец сделаешь меня дядюшкой?
– Если тебе так нужны дети, чтобы их баловать, сделай их себе сам старым проверенным способом. Проходите, Лайэн. Добро пожаловать в наш зверинец. – Она снова обернулась к брату, который в это время закрывал дверь:
– Сьюза и Донован позвонили как раз перед Арчером. Его задержала какая-то проблема с обменом валюты – я имею в виду папу, а не Арчера, – Сьюзе надоело ждать, она принялась писать закат в тумане, и…
– Короче, они опаздывают. Что я дарю им на годовщину?
– Хорошо, давай поиграем в твою глупую игру. – Онор широко раскрыла глаза. – Что же ты им даришь на годовщину?
Увидев расстроенное выражение лица Кайла, Лайэн засмеялась. Сочувственно погладила его по руке.
– Ваша сестра решила над вами подшутить.
– Не может быть! Как вы догадались, что она моя сестра?
– У вас одинаковые свитера. И глаза похожи. Но ее глаза прекрасны.
Онор расхохоталась.
– Я утащила этот свитер из шкафа у Жастин. Кайл, наверное, стянул свой из ящика Ло. Они близнецы, Жастин и Ло.
– Стянул?! Просто одолжил. Я не думал, что застряну здесь, в Сиэтле, надолго. И потом, Жастин и Ло сейчас в Южной Америке. Они даже не узнают о том, что мы брали их свитера, если ты им не наябедничаешь.
– Я-то буду помалкивать, если сам не разболтаешь! Онор с улыбкой обернулась к Лайэн:
– Пойдемте, я познакомлю вас с мужем. Джейк, где ты?
– Готовлю лосося, – раздался глубокий мужской голос откуда-то из глубины квартиры. – И не отказался бы от помощи. Надо порезать зелень для приправы.
– Идем, – проговорила в ответ Онор.
– Лосось!
Лайэн непроизвольно облизала губы. Бросила быстрый взгляд на стену с великолепными пейзажами, которые словно молча взывали к ней, и послушно последовала за Онор на кухню. Однако хорошие манеры сменились искренним энтузиазмом, когда она вдохнула головокружительные запахи свежеприготовленных блюд.
– Кажется, я попала прямо в рай.
Джейк поднял глаза от лимонов, которые он в этот момент выжимал.
– Не совсем. Слишком много Донованов.
– В данный момент только один, – парировал Кайл. – Я.
– Обвинение снимается. – Джейк с улыбкой обернулся к Лайэн:
– Вы, очевидно, мисс Блэкли. А я Джейк Мэллори.
– Привет. Пожалуйста, называйте меня Лайэн. – Она улыбнулась крупному смуглому мужчине. Лимоны в его руках казались крошечными. – А где зелень?
– В миске.
Он указал на кухонную стойку.
– А нож?
– Позади меня, в правом ящике.
– Итак, начинаем крошить травку.
Лайэн открыла ящик и достала длинный острый нож, какими пользуются повара.
Онор и Кайл как зачарованные следили за тем, как под быстрыми точными движениями ножа зелень превращается в аккуратные тончайшие ломтики.
– Ух ты! – Кайл взглянул на сестру:
– Напомни мне, чтобы я никогда не становился между ней и тем, что ей очень захочется получить.
Лайэн одним молниеносным движением собрала измельченную зелень на широкое лезвие ножа и обернулась к Джейку:
– Куда ее?
– Да вы лучше самого искусного повара. – С улыбкой Джейк убрал руки от сковородки с лососиным филе. – Сыпьте прямо на рыбу.
Лайэн наклонилась к неглубокой сковородке с розовыми кусками филе, каждый в пару дюймов толщиной. Украдкой вдохнула. Потом еще раз, посильнее. Ничего, кроме прохлады и соли. Именно так и должна пахнуть свежая рыба, но этого почти никогда не бывает.
– Фантастика, – прошептала она с благоговением. – Где вы умудрились добыть такую свежую рыбу?
– Поймал сегодня утром, – отозвался Джейк.
Она взглянула в серо-голубые глаза гиганта и поняла, что тот не шутит.
– Вы рыболов но профессии?
– Нет. По зову сердца. А этого красавца выловила Онор.
– Где? – быстро спросил Кайл.
– Недалеко от «Головы Филдалго». В нем восемнадцать фунтов!
– И черный рот? – не унимался Кайл. Онор с гордостью кивнула:
– Роскошный лосось. Сильный, свирепый. Расцарапал мне палец зубами, когда я вынимала крючок. – Она показала шрам на указательном пальце. – Но я не обижаюсь на то, что он выпил немного моей крови. Мы же собираемся его съесть. Видели бы вы его! – Лицо ее озарилось от радостного возбуждения. – Рванулся на приманку как…
– Моя жена ненавидит рыбную ловлю, – невозмутимо прокомментировал Джейк. – Можете сами ее спросить.
– Прекрасно ее понимаю. – Лайэн попыталась скрыть улыбку. – Я тоже однажды поймала лосося. Правда, совсем небольшого. Но он мне показался таким вкусным, что я никогда его не забуду.
– Наш будет еще вкуснее, – заявила Онор. – Никто не умеет готовить рыбу так, как Джейк. До знакомства с ним я действительно терпеть не могла ловить рыбу.
– Да, меня это давно интригует. – Кайл обратился к зятю:
– Как тебе удалось разубедить ее? Раньше Онор считала, что рыбная ловля – это жуткое, грязное и отвратительное занятие.
– Никаких проблем. Я просто доверил ей свою удочку.
После секундного молчания раздался громкий смех Кайла. Онор побагровела, изо всех сил стараясь не расхохотаться, но не смогла сдержаться. Толкнула Джейка в плечо, однако в следующее мгновение пальцы ее уже ласкали его руку. Тот сжал пальцы жены с улыбкой, преобразившей его жесткие черты лица.
Мечтательно улыбаясь, Лайэн посыпала рыбное филе свежей зеленью. Любуясь ярко-зеленой травой на фоне оранжево-розовой рыбной мякоти, припоминала годы, проведенные вместе с Ли. Между ними никогда не существовало таких дружеских отношений, они никогда не подшучивали друг над другом. Быть может, из-за различия культур. Быть может, от того, что они слишком разные люди.
В этот момент открылась входная дверь.
– Арчер? – Кайл направился к дверям.
Ему не терпелось узнать, следил ли кто-нибудь за Лайэн. И если да, то на кого работает преследователь.
– Нет, – отозвался женский голос. – Это Фэйт и Тони. Интересно, заметили ли Онор и Джейк, как напряглось лицо у Кайла? Лайэн сразу обратила на это внимание.
– Фэйт – моя сестра-близняшка, – пояснила Онор и с широкой, демонстративно-приветственной улыбкой побежала в гостиную.
Кайл и Джейк обменялись быстрыми взглядами, но ни один не произнес ни слова.
– Ох ты, а это твоя сногсшибательная сестренка? – послышался мужской голос из гостиной. – Я столько о тебе слышал, крошка. Мне нравится, как на тебе сидит свитерок.
Ответ Онор до кухни не донесся.
– Налейте сюда немного оливкового масла, – обратился Джек к Лайэн. – А я пойду посмотрю, как бы там у них чего не случилось.
– Эта парочка – как озорные котята, – пояснил Кайл. – Чего не придумает одна, обязательно придет в голову второй.
Лайэн вскинула шелковистые черные брови:
– А вы с братьями, конечно, абсолютно не такие? Он широко открыл золотисто-зеленые глаза:
– Я?! Да я всегда был невинным младенцем.
– Это могло бы произвести на меня впечатление, если бы я вам поверила.
Онор вошла в кухню рука об руку с сестрой. В отличие от Онор с ее выгоревшими на солнце каштановыми волосами Фэйт оказалась золотистой блондинкой чуть ниже и тоньше сестры. Если у Онор глаза были того же необыкновенного цвета, что у Кайла, то глаза Фэйт напоминали легкие облака, в те минуты когда они растворяются в небе, – серебристо-голубоватые. Обе сестры отличались выступающими скулами, упрямо вздернутыми подбородками, ослепительными улыбками и легкой, грациозной походкой.
Вслед за Джейком на кухне появился крупный блондин с карими глазами. Он выглядел так, будто всю жизнь таскал кирпичи, просто потому, что ему это нравилось. Значительно крупнее и Кайла, и Джейка, Тони славился в футбольной команде колледжа как игрок, отбирающий мяч. Три раза подряд он проходил на соревнованиях по отбору кандидатов в профессиональные игроки. Словом, все складывалось блестяще, пока однажды, во время матча на стадионе «Астроторф», он не сделал неверное движение и не сломал правую лодыжку. Хирургу-ортопеду удалось соединить кости с помощью титановых скрепок и винтов, однако карьере Тони пришел конец. Он не мог с этим смириться и лишь после вторичного перелома той же лодыжки, повторного хирургического вмешательства, трех месяцев на костылях и еще шести месяцев на болеутоляющих таблетках наконец расстался с мечтой о спортивной славе и пошел работать на фирму отца.
– Господи! Кого я вижу! Кайл! Ну, как тебе «Морские ястребы»?
Кайл и Джейк посмотрели на него без всякого выражения. Впрочем, как и все остальные, за исключением Фэйт. Футбольный сезон давно закончился.
– Нет, какая игра! – с энтузиазмом продолжал Тони. – Вытащили команду в четвертом раунде тем же способом, каким пользовался я, когда играл за профессионалов.
– Это какой матч? – вяло спросил Кайл.
– Вчера вечером на спортивном канале его передавали со всеми подробностями и комментариями тренера.
– Я не видел. Лайэн, познакомьтесь, это…
– Как, ты его пропустил?! А, ну да, я все время забываю, что ты не играл в футбол в колледже. Такой крепкий парень… И чем ты занимался? Гольфом?
– Синхронным плаванием.
Улыбка на лице Онор погасла. Фэйт, напротив, засияла еще демонстративнее.
Кайл постарался взять себя в руки. Он уже заметил огромный бриллиант на левой руке Фэйт. Ему было в высшей степени наплевать на то, что думает Тони, но сестру он искренне любил.
Он улыбнулся, показав два ряда безукоризненно белых зубов.
– Лайэн Блэкли. Моя сестра Фэйт и ее жених Тони Кэрриген.
Лайэн тоже улыбнулась в ответ, переложила нож в левую руку, правую протянула Фэйт.
Тони присвистнул, схватил руку Лайэн, прежде чем это успела сделать Фэйт, и взглянул на Кайла:
– Решил меня обставить, приятель? Где ты подцепил такую экзотическую крошку?
Лайэн улыбнулась самой своей обворожительной улыбкой.
– На самом деле это я его подцепила. – Она высвободила ладошку и протянула Фэйт. – Привет, Фэйт. Рада с вами познакомиться.
– Взаимно. – В улыбке девушки чувствовалась искренность. – А как вы его подцепили?
– С помощью подъемного крана.
Фэйт с облегчением рассмеялась. Расслабила левую руку, отчего бриллиант заиграл множеством огней.
Даже сейчас, пытаясь убедить себя в том, что Фэйт сделала свой выбор и ему остается только с этим смириться, Кайл поймал себя на мысли о том, на чьи деньги куплен этот бриллиант – на деньги самой Фэйт или Тони. Парень мог бы позволить себе подарить такой камень невесте только в случае небывалого везения при заключении пари на разницу в биржевых курсах.
Онор моментально почувствовала, как сгущаются грозовые тучи. С легкостью сестры, привыкшей улаживать конфликты и управлять непредсказуемыми изменениями в настроениях старших братьев, она отправила Джейка готовить барбекю и выслушивать рассказы Тони о днях его футбольной славы. Кайла она послала в гараж, где хранился уголь.
* * *
Они так громко смеялись, что едва расслышали телефонный звонок. Сьюза в это время рассказывала о том, как однажды ей удалось уговорить мужа позировать. Дело кончилось тем, что почти вся краска оказалась на ней.
– Именно тогда были зачаты Фэйт и Онор, – сообщил Арчер, подходя к телефону. – Отсюда их художественные наклонности.
Донован-старший лишь улыбнулся, поднес руку жены к губам, пощекотал ее своими усами. А может быть, языком. Лайэн не смогла как следует разглядеть. Зато она прекрасно видела, как рассмеялась Сьюза, глядя на мужа любящими карими глазами.
– Она сейчас спустится, – проговорил Арчер и положил трубку. – Такси у дома, – обернулся он к Лайэн.
– Так скоро…
– Двадцать минут, разве это так скоро?
– Неужели прошло двадцать минут? Я и не заметила.
Она взглянула на Кайла, сидевшего рядом. Вытянув длинные ноги, он касался ее бедра, так, что она ощущала тепло его тела. Нет, не просто тепло. Огонь его тела. Никогда в жизни она так остро не ощущала присутствие мужчины. Он двинулся с места, собираясь встать. Она коснулась его бедра:
– Не надо. Оставайтесь с семьей.
– Они никуда не денутся. Вы же не позволили мне отвезти вас домой. Я должен хотя бы убедиться в том, что вы благополучно сели в такси.
Он встал и потянул Лайэн за собой. Положив руку ей на талию, подождал, пока она простилась со всеми. Он единственный из всех заметил, как сузились глаза Арчера, когда Онор и Фэйт тепло обняли Лайэн, как бы говоря этим, что надеются на скорую встречу.
Они вошли в лифт. Двери мягко закрылись за ними.
– У вас чудесная семья. Спасибо, что поделились ими со мной.
– Вы правда так думаете? Вас не испугало такое большое количество Донованов сразу? Некоторых это отпугивает.
Глаза ее весело блеснули.
– Я бы пожелала вашим родителям двадцать человек детей.
Кайл покачал головой:
– Кошмар!
Он медленно переплел ее пальцы со своими, стараясь не обращать внимания на то, как забилась жилка на ее нежном горле, не смотреть на высокую грудь под деловым костюмом, на изгибы тонкой талии, округлые бедра, длинные стройные ноги. С таким же успехом он мог бы приказать своему сердцу не биться.
Лифт остановился. Двери раскрылись. За стеклянной дверью у самого тротуара стояло такси.
– Я отошлю его и сам отвезу вас домой, – сказал Кайл.
Искушение было слишком велико, однако Лайэн покачала головой. Если Кайл проводит ее до дома, эту ночь она проведет не одна. Ее очень влекло к нему, и все же до сих пор она не позволяла себе встреч на одну ночь. Может быть, от сознания, что сама незаконнорожденная, может быть, из гордости. А может быть, она просто недостаточно сексуальна, недостаточно темпераментна. Как бы там ни было, она не собиралась ложиться в постель с человеком, которому от нее нужно лишь то, что может дать любая проститутка.
– Еще раз спасибо. – Она приподнялась на цыпочки, легонько поцеловала его в губы. – Давно я не проводила вечер с таким удовольствием.
Поцелуй показался ему слишком мимолетным. Он наклонился, чтобы так же небрежно чмокнуть ее в ответ. Но что-то произошло с ним; он коснулся ее губ кончиком языка и стал водить по ним, ласкать их, пока она не издала какой-то нечленораздельный хрипловатый звук и разжала губы. Он обнял ее, чуть приподнял, прижал к себе так крепко, что трудно стало дышать. Их языки переплелись в сумасшедшем танце.
Кайл не знал, сколько времени длился этот поцелуй. Когда нетерпеливые гудки такси наконец прорвались в сознание сквозь пелену страсти, он обнаружил, что прижал Лайэн всем своим жадным телом к стенке лифта, а она старалась вжаться в него еще теснее, издавая горловые звуки, как бы моля его раздеть ее и затрахать до потери сознания.
Потом Лайэн начала медленно соскальзывать вниз. Он ощущал ее каждой клеточкой своего тела.
– Господи… Боже правый…
Ее ноги коснулись пола. Колени подогнулись. Лайэн взглянула на него широко раскрытыми, затуманенными темными глазами. С губ сорвался странный отрывистый звук – то ли смех, то ли проклятие. Она сильно тряхнула головой, как бы стремясь избавиться от оглушительного биения сердца, отдававшегося в ушах.
– Что это? – прошептала она дрожащим голосом. Однако прежде чем Кайл успел ответить, вырвалась из его объятий и побежала к такси.
– Завтра! – крикнул он ей вслед. – Я заеду за вами в десять, и мы вместе поедем в Анакорт.
– Нет. Онор дала мне ваш адрес в Анакорте. Встретимся прямо там в два часа.
Хлопнула дверца такси. Красные фары смешались с другими городскими огнями, потом исчезли.
Послышалось негромкое гудение лифта. Двери бесшумно раскрылись, появился Арчер. Вряд ли его можно было назвать довольным.
– Что случилось? – спросил Кайл.
– То же самое я хотел спросить тебя. Заело дверь лифта?
– А ты как думаешь?
Арчер оглядел Кайла с головы до ног, с наспех приглаженных волос и багровых губ со следами помады до брюк, натянутая ткань которых красноречиво свидетельствовала о степени его возбуждения.
– Думаю, что тебе срочно надо встать под холодный душ!
– А может, лучше поборемся один на один внизу, в спортивном зале?
– Не искушай меня.
– Почему же? С первого момента, как только ты вошел в квартиру, я сразу понял, что тебе не терпится кого-нибудь отдубасить. И не только из-за бриллиантовой скалы на пальце Фэйт. Верно?
– За Лайэн следили по поручению правительства.
– В этом нет ничего удивительного. Мы же знали, что Дядя Сэм этим интересуется.
– Мы с «хвостом» немного поболтали. Он позвонил по телефону, потом дал мне номер, и я тоже туда позвонил.
Кайл приподнял брови:
– Почему-то мне кажется, что ты о кое о чем умалчиваешь. Например, о том, с каким настроением звонил туда этот парень.
– Он хотел сохранить хорошую мину при плохой игре. А я хотел получить этот номер телефона. Что мы оба при этом чувствовали, не обсуждалось.
– Как долго он висел у нее на хвосте?
– Он не сказал. Да это и не имеет значения. – Арчер поднял руку, призывая Кайла помолчать. – Он несколько раз видел, как она ездила в Ванкувер и обратно, как входила и выходила из семейной крепости Танов, груженная нефритом.
– И что из этого? Она же формировала экспозицию из их собрания вчера вечером. Естественно, ей приходится кататься туда и обратно с нефритом в багажнике.
– Кое-что из этого нефрита, похоже, так и осталось в багажнике. Она на грани ареста.
– Что?!
– То, что ты слышал. Дядюшка направил Танам телеграмму. Кое-что из их хранилища исчезло.
– Ах, какой ужас! В жизни чего только не случается. Кто-нибудь видел Лайэн с пропавшими вещами? Кто-нибудь у нее что-нибудь из них купил?
– На первый вопрос ответ положительный. На второй ответа пока нет. Его-то они и ищут.
– Ясно. И почему же они считают Лайэн настолько глупой, чтобы воровать вещи, которых обязательно хватятся?
– Не глупой. Совсем наоборот. Она снимала сливки с коллекции старого Вэня, продавала раритеты и заменяла похожими, но менее ценными вещами.
– Вэнь сразу бы заметил подмену.
– Несколько лет назад – да. Но с тех пор старик сильно сдал. У него уже не те глаза и руки. И замены осуществлялись с большим умом и знанием дела. Вполне хорошие веши, но не такие высококачественные, не такие редкие, не такие древние, не такие прекрасные и неповторимые. Заметить разницу мог бы только эксперт, и в то же время качество всей коллекции изменилось.
Кайл вспомнил изъеденные артритом руки и затуманенные глаза Вэня. Вспомнил ясные глаза и тонкие чуткие пальцы Лайэн.
– Не нравится мне это.
– Никто и не говорит, что тебе это должно нравиться. Ее бы никогда не поймали, если бы один из братьев по отцу не следил за ней. И за нефритом.
– С какой стати ей обкрадывать Вэня? Арчер изумленно взглянул на брата.
– Причина самая банальная. Жадность.
– На нее это не похоже.
В голосе Кайла звучала непоколебимая уверенность. Разум и чутье говорили ему одно и то же. Редкий случай.
– А на что бывает похожа жадность? Но если этот мотив тебя не устраивает, возможен другой: месть.
– За что? Они не сделали ей ничего плохого. Наоборот. Обучили ее, создали ей имя, предоставили массу клиентов и доступ в корпоративный мир нефрита.
– Чепуха. Думай головой, а не тем, что ниже пояса. Представь, как вела бы себя, например, Фэйт, зная, что она такой же представитель семьи Донован, как и все остальные, если бы мы обращались с ней как с грязью. Ну а если бы нашли в ней талант, который можно использовать, держали бы ее как обыкновенную служащую. За исключением…
– Лайэн… – прервал Кайл.
– Заткнись и слушай. За исключением одной вещи. Представь себе: мы знаем, что она мечтает стать полноправным членом семьи, и решили попользоваться этим, заманивая ее всякими мелкими наградами, как конфетами перед носом у голодного ребенка. Девушка с таким характером и темпераментом, как Фэйт, долго-долго пыталась бы доказывать, что она достойна нашей любви… пока в один прекрасный день не поняла бы горькую правду – ее используют так же, как и ее незамужнюю мать, и при этом практически бесплатно.
Кайл слушал брата, сжав кулаки, с напрягшимися мышцами. Ему страстно хотелось возразить Арчеру. Всем сердцем он чувствовал, что Лайэн невиновна. И вместе с тем рассудком понимал – ей было за что мстить. Она умна и горда. Опасное сочетание в некоторых обстоятельствах.
– Не буду с тобой спорить. Но и согласиться не могу. Просто не могу, и все.
Арчер шумно выдохнул, издав при этом какой-то шипящий звук, похожий на ругательство.
– И что же тебе мешает? Рассудок или… – Старший брат глазами указал на все еще топорщившиеся брюки.
– Нутром чую.
– Черт! – Арчер скрестил руки на груди и облокотился о стену. – У тебя есть другое объяснение? Нефрит-то все-таки пропал.
– Блеф.
– Блеф? – с усмешкой переспросил Арчер. На его лице играла сардоническая усмешка.
– Ну да. Украл кто-то другой.
– Так мог бы говорить адвокат на суде.
– Я тоже, пока не откроются какие-нибудь новые обстоятельства.
– Знаешь, в Японии чудесно, особенно в это время года. – Голос Арчера зазвучал мечтательно. – А выставки Микимото лучшие во всем мире. Жемчуг всех размеров и форм. Светится так, как будто рай спустился на землю. А черные жемчуга южных морей! Их надо увидеть собственными глазами, иначе ни за что не поверишь.
– Счастливого пути.
– Это тебе счастливого пути. Я остаюсь дома.
– Тогда пошли Фэйт. Оторви ее от этого веселого мальчика.
– Да, я об этом подумываю. Вам двоим будет…
– Нет.
Год назад Арчер стал бы спорить. И скорее всего победил бы. Но сейчас времена изменились.
– Хорошо, сделаем по-твоему. Пока, во всяком случае.
– А потом?
– А потом я поступлю так, как сочту нужным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет



Если в предыдущем романе этой серии автор самозабвенно опускала Россию, то в этом вспомнила про Китай. Очень напрягают многочисленные субъективные размышления о международной политике, восславляющие Америку, совсем не остается души, так сказать, повествования.
Нефритовый остров - Лоуэлл ЭлизабетВита
6.04.2012, 3.08





прекрасный роман, из серии "Донованы", на мой взгляд, самый лучший!!! Остроумные диалоги, с чувством юмора у автора тоже все в порядке. Очень интересно описывается нефрит и не только, невольно начинаешь заражаться лихорадкой по драгоценным камням :) читайте, не пожалеете!
Нефритовый остров - Лоуэлл ЭлизабетЖанна
17.09.2012, 14.02





Это история про Кайла, пожалуй именно про него мне больше всего хотелось почитать. И понравилось. Понравилось, его отношение к героине. Что он не поддался прошлым обидам за предательство и повел себя как настоящий мужчину. Встал на защиту женщины, которую предали и буквально продали все, включая семью. Помог ей в отчаянной ситуации. Семейка Танов бесила, дед, папаша и особенно Дэниел, даже извиниться перед сестрой не удосужился. Донованы как всегда на высоте. История с нефритовым императором потрясающая.
Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабетната
5.11.2012, 13.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100