Читать онлайн Нефритовый остров, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Нефритовый остров

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Слов, которыми обменивались отец и дочь, Кайл не понял. Зато язык жестов не требовал перевода. Лайэн смотрела ледяным взглядом. Джонни выглядел так, словно только что получил пощечину и теперь собирался дать сдачи.
Кайл с улыбкой обратился к Лайэн:
– Дорогая, мне очень неловко прерывать вашу беседу, но я так проголодался, что готов вернуться к лифту и проглотить того чертова жокея. Вы не могли бы перевести мне названия всех этих блюд?
Лайэн повернулась к Кайлу. Выражение ее лица смягчилось.
– Конечно, с удовольствием. Вы же почетный гость семьи Тан. Джонни объяснит дядюшке Вэню, что вы очень проголодались. Правда, Джонни? – небрежно добавила она.
На красивом лице Джонни Тана появилось странное сочетание гнева и надежды. Он коротко кивнул и направился через всю гостиную к тому месту, где сидел Вэнь Чжитан. У ног старика молодая прекрасная девушка играла на китайской «лунной гитаре» и пела. Ни мелодия, ни манера пения нисколько не напоминали западный стиль;
Джонни заговорил с Вэнем. В этот момент другая, не менее грациозная девушка устремилась к нему. Приняла из его рук пустую тарелку и прошла к буфету. Джонни не сказал ей ни слова.
– Вероятно, это не слишком вежливо с моей стороны, – произнес Кайл, – требовать поесть, прежде чем меня представят хозяевам.
– Так же, как со стороны Джонни было невежливо говорить со мной по-китайски в вашем присутствии.
Или отсылать ее как служащую, не справившуюся со своими обязанностями…
Уголки губ Кайла изогнулись.
– Да, я тоже так подумал.
Лайэн и Кайл через гостиную направились к буфету. По дороге им встретились двое молодых людей, в которых Лайэн узнала своих братьев по отцу – Джонни-младшего и Томаса. Она не заговорила с ними и даже не махнула рукой в знак приветствия: их ведь так и не познакомили друг с другом. Сыновья Джонни и их многочисленные двоюродные братья дискутировали по поводу коррупции в КНР, говорили о пользе и способах влияния на политику из Америки по сравнению с прямыми подкупами политических деятелей в Гонконге, обсуждали достоинства китайских банков, сравнивая их с американскими и канадскими.
– О чем это они? – Кайл указал на троих мужчин, споривших особенно горячо.
– Молодой человек слева пытается убедить своего дядю вкладывать побольше денег в банки континентального Китая, чтобы иметь возможность впоследствии получить выгодные контракты на строительные работы или импортные льготы.
Знакомая ситуация, подумал Кайл. Во всем, что касалось финансирования международных операций, клан Донованов делился на возрастные категории с противоположными точками зрения.
– И что же отвечает на это его дядя?
– Он не хочет оставлять в распоряжении континентального Китая деньги, которые могут послужить залогом будущих политических перетрясок. Он предпочел бы напрямую подкупить нескольких чиновников на ключевых постах.
– Племянник что-то уж слишком горячится.
– Потому что проигрывает в споре и понимает это. Чем старше человек, тем больше у него опыта в делах с Китаем и его непредсказуемой, подчас саморазрушительной политикой.
– Обжегшись один раз… Так?
– Если вы обожглись всего один раз, значит, не слишком давно ведете дела с Китаем.
Закуски на столах выглядели на редкость аппетитно. Однако Кайл оказался единственным мужчиной у столиков. Остальным девушки подносили еду туда, где они предпочли расположиться.
– Держу пари, сейчас я уроню себя в их глазах. – Кайл потянулся за тарелкой. – Займемся самообслуживанием.
Лайэн поспешно перехватила тарелку из его рук.
– Прошу прощения. Как же я об этом не подумала! Сейчас я вас обслужу.
Он как бы невзначай обернулся, окинул взглядом комнату. Сразу ухватил суть взаимоотношений между мужчинами и прислуживавшими им красавицами. Снова повернулся к буфету, взял еще одну тарелку.
– Спасибо. Но я, пожалуй, сам справлюсь. Я ведь вас не нанимал на этот вечер. И вообще не нанимал.
Щеки Лайэн вспыхнули.
– Обычаи народов Азии отличаются от американских.
– Не все. Некоторые очень похожи.
– Пожалуйста, позвольте я вас обслужу. Мне это ничего не стоит.
– Если бы мы с вами сейчас находились на территории Америки, а не в Гонконге, – Кайл обвел гостиную выразительным взглядом и положил себе на тарелку большой кусок цыпленка в чесночном соусе, – то вопрос о том, кто кого будет обслуживать, решался бы исключительно исходя из соображений удобства, а не сексуальной политики или престижа. Но мы сейчас на другой территории.
– Вот поэтому я и…
– Если я сам буду угощаться, то от этого ничего не потеряю. Но если вы станете прислуживать мне, это будет означать такое… за что я готов дать по морде любому, кто решится произнести это вслух.
– Вы…
– Я рассуждаю очень по-американски. Знаю. Мы об этом уже говорили. Хотите цыпленка с чесноком? Ну хотя бы с целью самозащиты.
– Да, – тихо произнесла Лайэн.
Ее охватило странное чувство. Благодарность, смешанная с чем-то таким, чего она не могла определить. Она коснулась руки Кайла, испытав при этом чисто женское удовольствие от ощущения тепла и сдерживаемой силы, исходившей от него.
– Спасибо. За то, что понимаете такие вещи, которые дано понять немногим.
– Не стоит благодарности, честное слово. – Он положил кусок цыпленка ей на тарелку. – Это все входит в услуги чучела слона.
– Я серьезно. Вы не просто истинный американец. Вы настоящий мужчина… и хороший человек.
Слушая неуверенный, хрипловатый от волнения голос Лайэн, Кайл испытал почти непреодолимое желание отложить в сторону тарелку с цыпленком и впиться губами в ее губы. Но вместо этого он взглянул на Лайэн с ленивой чувственной улыбкой, совершенно нехарактерной для «хорошего человека».
У нее перехватило дыхание. Исчезли все мысли, все желания. Осталось лишь одно – забыться в объятиях Кайла Донована. Никаких страхов, никаких тревог, никаких вопросов о сокровищах «Нефритового императора». Только всепоглощающая страсть.
– Кайл?..
Он внимательно наблюдал за ней.
– Когда угодно. А если будете смотреть на меня так, это может случиться прямо сейчас.
Испуганная Лайэн перевела взгляд с губ Кайла на его глаза. Это оказалось ошибкой. В его глазах она ясно увидела себя. И еще кое-что. Их обоих, обнаженными… они сплелись в объятии, он приподнимает ее, входит в нее, наполняя ее до краев блаженством…
Громкий разговор ворвался в ее фантазии. Джонни-младший на кантонском диалекте спорил с братом. Придется подождать еще несколько лет, сетовал он, прежде чем отец даст согласие на его женитьбу вообще, не говоря уже о браке с иностранкой. Гораздо проще последовать примеру отца – жениться на китаянке, а потом спать с кем приспичит.
– Эй… – Кайл улыбался, несмотря на жар, охвативший все его тело. – Что это вы так побледнели? Я не собираюсь насиловать вас в буфете.
– Что?..
Лайэн усилием воли отключилась от разговора своих братьев. Рассмеялась.
– Какая жалость! А я как раз размечталась о вас, о себе и об омаре под соусом. Так вкусно…
– Я бы вас расспросил об этом подробнее, но боюсь неловкости.
– Вы – неловкости?! Но почему? В этой комнате не найдется, наверное, ни одного мужчины, который бы не мечтал о том, чтобы брюки на нем сидели так же ловко, как на вас!
Кайл засмеялся, сначала вполголоса, потом откинул голову и захохотал не сдерживаясь. Настоящий западный человек. Лайэн смеялась вместе с ним, изо всех сил стараясь не думать о том моменте, когда он ее спросит кое о чем и ей придется ответить, стараясь не представлять себе, как эти сильные руки скользят по ее бедрам.
– Я знал, что нам надо остаться у меня дома. Я же вам сказал.
В глазах его она увидела такое вожделение, такую страсть, что смех ее утих.
– Я не… Мы ведь совсем не знаем друг друга.
– Завтра утром вы не сможете этого сказать.
– Нет-нет… Это все слишком быстро… слишком сразу.
– Ну ладно, тогда послезавтра утром. Я человек терпеливый.
С этими словами Кайл двинулся вдоль буфета, наполняя ее и свою тарелки, в основном традиционной кантонской едой, Блюда западной кухни предлагались только на десерт. Их выбирали скорее за сладость, чем за изысканность. Больше всего Лайэн и Кайла привлекли булочки, обсыпанные сахарным песком.
– Китайцы – большие сладкоежки, – заметила она.
– Да, я уже это понял.
Она невольно улыбнулась. Он многое понял за сегодняшний вечер. И в то же время как бы не замечал взглядов, которые бросали на него мужчины семьи Тан, в то время как он угощал ее, Лайэн. Кайла не прельщала и призывная улыбка молодой женщины, которая в нескольких шагах ожидала с пустым блюдом в руке, когда дорогой гость обратит на нее внимание. Женщина была редкой красоты, одновременно и очень живая, и эфемерная, как бы неземная. Черные волосы, золотистая кожа, полные красные губы, чуть раскосые кошачьи глаза, водопад черных прямых волос, спадавших ниже бедер. Узкая черная юбка той же длины, что и волосы. Последнее особенно эффектно смотрелось сзади.
Лайэн узнала в ее руках бело-синюю тарелку Джонни, и это не вызвало в ней никакого расположения к незнакомке.
– Привет! – Красавица остановилась рядом с Кайлом. Слишком близко. – По-моему, мы с вами не знакомы.
– Меня зовут Кайл Донован. А это Лайэн Блэкли.
Девушка обернулась к Лайэн с улыбкой, гораздо более прохладной, чем та, которой она одарила мужчину. Потом снова перевела глаза на Кайла и протянула руку к его тарелке.
– Почту за удовольствие вас обслужить, – произнесла она низким голосом с эротическими нотками. – Так, как вы того пожелаете.
– Благодарю, – небрежно ответил он. – Но сегодня я настроен обслуживать себя сам.
Девушка провела кончиком указательного пальца по краю его тарелки. Медленно улыбнулась.
– Если передумаете, свистните мне.
– А вы что, собака, которая прибегает по первому свистку? – резко проговорила Лайэн на кантонском наречии.
– Если свисток сможет пробудить дремлющую черепашью голову, – отозвалась девушка на том же диалекте, – я с удовольствием найду для нее теплое уютное местечко, где она укроется от холодного неприветливого мира.
Лайэн поморщилась. «Черепашья голова» было одним из иносказательных наименований пениса, причем далеко не почтительным.
– Прислуживайте тем, кто вас нанял.
– Вы сами отказываетесь обслуживать этого красивого иностранца и меня отсылаете. Почему, сестра?
Лайэн вспомнила универсальный ответ Кайла. Улыбнулась.
– Потому что я это могу.
Девушка очень по-американски пожала плечами. Снова повернулась к Кайлу с улыбкой, не требовавшей перевода:
– Очень приятно было с вами познакомиться, Кайл Донован. Надеюсь, мы еще увидимся. Очень скоро.
Она медленно отошла. Водопад волос, переливаясь, колыхался в такт движениям ее бедер. Ноги стоили того, чтобы ими полюбоваться.
– Уф-ф! – выдохнул Кайл. – Да, это украшение на высшем уровне. – Он снова повернулся к закускам. – Желаете вина, пива или вон той апельсиновой бурды?
Лайэн бросила последний, далеко недружеский взгляд вдогонку девушке.
– Помните наш недавний разговор о Китае и винах?
– Ах да, спасибо, что напомнили. – Он извлек из ведерка со льдом две бутылки пива. Открыл их. – Некоторое время я на этом продержусь. А вы?
Лайэн опустила глаза. Оказывается, пока она ревновала к той великолепной, необыкновенно красивой девице, Кайл успел наполнить ее тарелку до краев.
– Да мне этого на неделю хватит.
– Не волнуйтесь, я вам помогу.
– Что в переводе означает: ешьте быстрее, иначе ничего не останется.
– Точно. Подержите-ка минутку. – Кайл протянул ей бутылки с пивом. Едва Лайэн взяла их, он схватил у нее с тарелки булочку и молниеносно проглотил, прежде чем она успела возразить. – Хватит болтать. Лучше поспешите, иначе останется только грязная тарелка. – Он облизал губы и потянулся за следующей булочкой.
Лайэн, руки которой были заняты пивом, расхохоталась и сунула бутылки ему обратно. Звонкий, открытый смех заставил нескольких человек обернуться в ее сторону. Лайэн даже не заметила этого. Она от души наслаждалась обществом своего потрясающего и вдобавок такого сексуального «чучела слона».
Кайл подмигнул ей и мягко повлек от буфета. Он успел присмотреть местечко у стены недалеко от выхода, на случай если понадобится быстро смыться. Таково было первое правило Арчера при посещении вечеринок: выбери место, где бы ты предпочел оказаться, если вдруг начнется драка. Никакой драки Кайл сейчас не ожидал, но и глазами хлопать тоже не стоило. Разве можно доверять иностранцам, тем более на их территории? Словом, понимая, что отель «Тауэре» находится в Сиэтле, а Сиэтл – в Соединенных Штатах Америки, Кайл отдавал себе отчет, что роскошный пентхаус в данный момент представляет собой сочный прокуренный кусочек Гонконга до передачи его Китаю. И вел себя соответственно.
Американец быстро ел, пропуская мимо ушей китайскую речь, но внимательно наблюдая за тем, что происходило вокруг. Хотя кругом говорили по-китайски, звучала китайская музыка и еда подавалась в основном китайская, все присутствующие, включая согбенных старцев в другом конце гостиной, были в европейских костюмах. Даже не понимая ни слова,
Кайл ясно видел, что все мужчины строго делятся по ранжиру. И среди них нет ни охранников, ни служащих.
Мебель была тоже вполне европейская – все эти кушетки, кресла, кофейные столики… А вот обивка с ее туманными узорами, казалось, попала сюда прямо из Китая. Ее словно скопировали с древних национальных одежд. Дымились невидимые глазу курильницы, не перекрывавшие, однако, крепкого запаха табака. Молодые женщины сновали по комнате, как яркие бабочки в поисках нектара. И хотя костюмы всех без исключения мужчин были почти одинаково дорогими и элегантными, каждая из девушек четко знала, кто занимает какое место в иерархии.
Первым, конечно, был Вэнь. У ног его сидела девушка, игравшая на гитаре. Еще одна юная красавица время от времени подносила ему еду. И в этом действительно была необходимость, стоило лишь взглянуть на распухшие, изувеченные артритом стариковские руки, сжимавшие трость с изысканной гравировкой и ручкой из нефрита. Держать тонкие палочки такими руками, конечно, трудно. И если судить по устремленному вперед неподвижному взгляду главы клана, то и различить, что находится на тарелке, – тоже.
Второй по значимости человек находился поблизости от Вэня. Рядом с ним стояла женщина, готовая в любой момент подать ему еду или напитки. Она единственная из всех выглядела зрелой женщиной, а не юной девушкой. Потрясающей женщиной… Ее фигура привлекала взгляды изысканными изгибами, а необыкновенной красоты браслет с рубинами и бриллиантами не мог соперничать с ее собственной красотой.
Кайл обернулся к Лайэн:
– Человек в углу, который ближе всех к Вэню, – кто он такой?
Лайэн оглянулась.
– Хэрри Тан. Второй сын Вэня.
– А рядом, как я понимаю, первая из его девушек? Кайл впился зубами в кусок свинины с имбирем, запеченной в тесте.
– Я не знаю ее имени. Даже если предположить, что оно у нее есть.
От Кайла не укрылась раздраженная нотка в ее голосе.
– Судя по этому браслету, Хэрри ее имя известно уже давно.
Лайэн мысленно себя выругала. Пора прекратить реагировать на это «семейное» сборище как ребенок, который только сейчас обнаружил, почему отец с ними не живет. Стоит ли так злиться на обстоятельства своего собственного рождения? Ее мать сделала свой выбор много лет назад. Ей, Лайэн, совершенно не обязательно понимать или одобрять этот выбор и пора научиться с этим жить.
Она бросила холодный взгляд на Хэрри и его великолепную подругу, так, как будто не имела с ними ничего общего. Кайл прав. Эта женщина не из тех, кого наняли на один вечер. Она знает Хэрри достаточно, чтобы предвосхищать каждое его желание. И еще успевает надзирать за остальными девушками. Она, конечно, не жена второго сына, но, безусловно, хозяйка на этом вечере. А ее браслет намного дороже, чем кольцо Анны Блэкли. И это тоже понятно. Джонни ведь всего лишь третий сын. Его женщина и должна носить более дешевые украшения, чем та, что принадлежит Хэрри.
– У многих богачей есть любовницы, – бесстрастно проговорила Лайэн. – В этом нет ничего необычного. До революции это считалось нормой. А вообще мужчина-китаец, если, конечно, это был не христианин, кроме жены, как правило, имел столько наложниц, сколько мог себе позволить. Что же касается женщин… конечно, положение жены всегда считалось более престижным, однако зачастую наложница обладала гораздо большей властью.
– Ну да, хватай мужчину за ту самую ручку, и он последует за тобой повсюду, – с готовностью откликнулся Кайл.
Лайэн не сразу поняла, что он имел в виду. Когда же смысл слов дошел до нее, она чуть не поперхнулась куском цыпленка в чесночном соусе.
– За ту самую ручку… – повторила она, наконец откашлявшись. – Впервые слышу, чтобы это так называли.
– А как это звучит по-китайски?
– Существует масса названий, и многие в высшей степени почтительные. Самое популярное, например, «нефритовый ствол». Или «нефритовая флейта».
– Нефрит, нефрит… Небесный камень.
– Ну да. – Она изо всех сил старалась не расхохотаться, что оказалось непросто при виде озорных огоньков, плясавших в глазах Кайла. – С такой точки зрения я никогда об этом не думала.
– А что же, по-вашему, должно означать сравнение с нефритом в данном случае?
– Я думаю, имеется в виду фактура… может быть, твердость.
– Значит, вы отрицаете, что лучший друг мужчины является бессмертным небесным созданием?
Лайэн не выдержала. Перестала делать вид, что ест, и расхохоталась, не обращая внимания на взгляды мужчин семейства Тан. Кайл, улыбаясь, переставил свою пустую тарелку поближе к ней и стал с аппетитом есть из ее тарелки. К тому времени как она отсмеялась, тарелка оказалась почти пустой.
– Нет, вы просто невозможный человек! – Лайэн смотрела на крошки, оставшиеся на блюде.
– Вовсе нет. Просто ем за двоих.
– За себя и еще за кого? За меня?
– Нет, за своего дружка. Знаете, сколько нужно энергии для того, чтобы поддерживать его в соответствующем состоянии?
Укоризненно покачав головой и на всякий случай стараясь не смотреть ему в глаза, Лайэн отдала недопитую бутылку пива проходившей мимо девушке. Снова окинула взглядом гостиную.
Громкая китайская речь донеслась из того угла, где устроились двое пожилых китайцев, жуя соленые орешки.
– Снова разошлись во мнениях? – поинтересовался Кайл.
– Наоборот. Они единодушны в том, что «Санко» следует лишить какой-либо финансовой поддержки в Америке.
– Это может оказаться непросто.
Лайэн посмотрела на Кайла. Американец осматривал комнату своими необыкновенными золотисто-зелеными глазами, впитывая выражения лиц и язык жестов.
– Вы имеете в виду что-то конкретное?
– Ходят слухи, что «Санко» и Дик Фармер сейчас пытаются заключить торговое соглашение, якобы выгодное как для Китая, так и для Соединенных Штатов.
– Готова держать пари, что главным образом оно выгодно для «Санко» и Фармера.
– Ну, это все равно что держать пари о том, что солнце взойдет на востоке. Итак, кто же здесь третий по рангу?
– Джонни Тан, третий сын. Он передал вам приглашение. Джо Тана, первого сына, сегодня здесь нет. По-моему, Хэрри упоминал о том, что Джо в Шанхае по делам.
Кайл наблюдал за Лайэн, пока она это говорила. Если бы он уже не успел узнать о том, что Джонни Тан ее отец, сам бы ни за что не догадался. Ничто ни в ее словах, ни в поступках, так же как и в поведении самого Джонни, не выдавало их истинных взаимоотношений. То же самое и с дядями. Если кто-то здесь и испытывал родственные чувства, внешне это никак не проявлялось.
– После Джонни порядок уже не такой четкий. Пожилые люди – в основном двоюродные братья или родственники со стороны жен. Работают в консорциуме «Тан». Молодежь – сыновья или племянники братьев Тан.
Глядя на отлично одетых молодых людей, Кайл пытался угадать, кто из них приходится Лайэн двоюродным братом, а кто – братом по отцу. Он чувствовал сильное искушение в лоб спросить об этом свою спутницу, хотя бы для того, чтобы сорвать непроницаемую маску, которой она прикрывала свои чувства всякий раз, когда речь заходила о ее тайной семье. Но тогда Лайэн останется совсем беззащитной здесь, в логовище Танов. Мысль об этом сразу остановила его.
– Вы закончили есть?
– Еще и не начинала.
– Хотите чего-нибудь? Лайэн покачала головой:
– Нет, я не голодна. Нервы, наверное.
– Из-за «Нефритового императора»? Она чуть заметно поморщилась.
– В том числе.
– Этот аукцион был для вас так важен?
– Да, это большая честь, что меня выбрали готовить выставку нефрита. А на то, что считаешь честью для себя, всегда тратишь много сил.
Лайэн не сказала, что посвятила практически всю свою жизнь тому, чтобы семья отца приняла ее.
Она вновь подумала о клинке, который теперь принадлежал Кайлу, о великолепной коллекции церемониальных клинков Вэня, о тайном сокровище Танов – нефритовом похоронном костюме – и о показе на публику, который устроил Фармер… Под маской спокойствия, за легкой непринужденной беседой снова поднял голову страх. Все внутри словно сжалось в тугой узел.
Ей необходимо поговорить с Вэнем. Лучше всего сегодня. Если не удастся, она сделает это завтра утром, когда отвезет нефрит с выставки обратно в хранилище Танов, в Ванкувер.
А сейчас… сейчас надо заняться Кайлом Донованом. Она обещала Джонни.
– Ну как, вы готовы к встрече с Вэнем?
– Даже не знаю. А вы как считаете, я готов?
– Думаю, да.
Они пересекли гостиную. Никто не здоровался с Лайэн. Лишь один молодой человек внимательно осмотрел ее с головы до ног. Интересно, подумал Кайл, знает ли этот парень, кто она ему – кузина или сестра по отцу?
Увидев, что Лайэн повела Кайла к Вэню, Джонни тотчас, без единого слова, даже не обернувшись, покинул свою прекрасную подругу и тоже направился к отцу. Знаком велел девушке-гитаристке замолчать и быстро заговорил на кантонском наречии.
Вэнь кивнул и постарался сосредоточить внимание на стоявшем перед ним иностранце. Увидел лишь крупный силуэт со светлым нимбом вокруг головы. Как у христианских святых. Очень крупный ангел. Знакомый аромат духов Лайэн указывал на то, что это она стоит рядом с американцем в виде такого же неясного бледно-жемчужного силуэта.
Не успел Джонни покончить с представлениями, как появился Хэрри. Последовали новые представления и рукопожатия. По знаку Джонни тотчас же принесли стулья, а девушки отправились обслуживать других мужчин. Подошла прекрасная подруга Хэрри, остановилась позади своего господина, ожидая указаний.
Первым заговорил Вэнь, шелестящим голосом очень пожилого человека.
– Он просит вас присесть, – перевела Лайэн. – Говорит, что теперь уже не в состоянии вытягивать шею, чтобы разглядеть вершину такого высокого дерева.
Кайл осмотрелся в поисках стульев. Хэрри и Джонни уже заняли два, оставив один свободным для Кайла. Стула для Лайэн не было предусмотрено.
Она поняла, почему Кайл медлит.
– Прошу вас, садитесь. Как вы сами недавно справедливо заметили, сейчас мы не в Америке. И потом, Вэнь говорит очень тихо, беседа его утомляет, поэтому мне все равно придется стоять вплотную к нему, чтобы расслышать все, что он скажет.
Кайл пожал плечами и сел. Но даже в таком положении он на голову возвышался над Вэнем и примерно на полголовы – над его сыновьями.
Лайэн поблагодарила гостя улыбкой, придвинулась поближе к деду. Лицо ее приняло бесстрастное и в то же время приветливое выражение профессиональной переводчицы.
Кайл молча выслушал поток цветистых приветственных фраз в типичной неторопливой и несколько неопределенной китайской манере, на которые не поскупились представители семьи Тан. Все, за исключением Хэрри. Второй сын всем своим видом давал понять, что сомневается, достоин ли Кайл статуса званого гостя, тем более столь почетного.
Покончив с любезностями, Вэнь с усталым видом откинулся на стуле. Хэрри и Джонни как по сигналу перешли на английский язык. Лайэн продолжала переводить, теперь уже для Вэня. Лишь по прошествии примерно получаса разговор перешел от вежливых комплиментов и пустяков, продиктованных этикетом, к чему-то более или менее значительному.
– Как стало известно Вэню, вы знаток древнего нефрита? – наконец поинтересовался Хэрри.
Кайл внимательно взглянул на человека, который приходился Лайэн дядей.
– Только периода неолита.
Хэрри выглядел лет на десять старше, чем Джонни. Чисто выбритый, чуть шире младшего брата в плечах, чуть полнее в бедрах. Черные волосы с сильной проседью. По-английски он говорил хотя и несколько скованно и высокопарно, но вполне приемлемо для общения. Резкие движения выдавали человека, привыкшего повелевать. Его подруга, так и не представленная мужчинам, зажигала сигареты для своего господина, наполняла стакан пивом и постоянно держала блюдо с солеными орешками в пределах его досягаемости. То же самое она делала и для остальных – Вэня, Джонни и Кайла, – но при этом как будто все время ждала указаний от Хэрри.
– Мой отец также интересуется нефритом, – заметил Хэрри.
– Да, мне говорили об этом, – откликнулся американец. – Коллекция Вэнь Чжитана – предмет зависти всех, кто о ней слышал. Хотя теперь, боюсь, королем для всех ценителей нефрита станет Дик Фармер. Этаким современным «Нефритовым императором». Полагаю, вы уже слышали о его потрясающем похоронном костюме из нефрита?
Едва заметным мановением руки с безукоризненным маникюром Хэрри отмел Дика Фармера, «Нефритового императора», а заодно и вопрос Кайла. И задал свой:
– А ваш отец тоже интересуется нефритом?
– Нет.
– Какая же у него страсть? Азартные игры? Политика? Женщины?
– Он однолюб.
Хэрри не смог скрыть изумления.
– Вот как! Да, я слышал, что с некоторыми мужчинами такое случается. Человек с одной-единственной страстью… И никаких увлечений? Никаких хобби?
– Хобби Доналда Донована – это поиски, добыча и обработка ценных металлов. Четыре его сына отдают предпочтение драгоценным и полудрагоценным камням. Лично я – нефриту.
Хэрри кивнул. Подал знак своей молчаливой подруге, и через несколько секунд в пальцах его появилась зажженная сигарета. Он затянулся, выпустил длинную струю дыма, тотчас смешавшегося с фимиамом курильниц и дымом других сигарет. Заговорил, тщательно выбирая слова:
– Вероятно, поэтому в такой известной и всеми уважаемой компании вашего высокочтимого отца нет рабочих рук, которые занимались бы нефритом?
– Ни рук, ни ног. То, что нельзя добыть из-под земли и расплавить, Донована-старшего не интересует. – Кайл отвечал беспечным тоном, как бы не замечая тайных потоков, бурливших под обманчиво гладкой поверхностью беседы. – Но я над этим работаю. При каждом удобном случае стараюсь навести разговор на тему нефрита.
Подруга Хэрри вложила зажженную сигарету в пальцы Вэня. Старик взял ее и начал вдыхать дым частыми короткими затяжками, в то время как Лайэн переводила. Хэрри тоже внимательно прислушивался. Хотя он и гордился своим знанием английского, однако явно нуждался в переводчике для понимания беглой, богатой идиомами речи Кайла.
Джонни не нуждался в переводе. Однако переговоры сегодня вел Хэрри. Джонни отводилась лишь скромная роль участника, дабы поддерживать беседу в нужном русле. Хэрри с самого начала возражал против каких бы то ни было контактов с Донованами. Если бы он мог действовать по-своему, консорциум «Тан» вложил бы все свои средства в компании Китая – в его казино, банки, отели и корабли. Но он был лишь вторым сыном, и не он принимал решения. Первый сын, хотя и не разделял отцовской одержимости нефритом, понимал тем не менее, что Донованы являются мощной силой в этой области в международном масштабе. Если увлечение Кайла нефритом может стать основой для будущего союза, Джо, несомненно, будет «за». Так же, как и Вэнь. Международные связи – это именно то, в чем нуждался клан Танов.
– А, нефрит… Прекрасно. – Хэрри выпустил очередную струю дыма. Под рукой у него тотчас оказалась пепельница. Бросив туда наполовину выкуренную сигарету, он махнул рукой, чтобы убрали. – Для знатоков семья Тан и нефрит – это как… – Он сцепил указательные пальцы обеих рук и с силой дернул, как бы пытаясь разорвать, доказывая этим прочность связи. – Если вы знаете нефрит, значит, вы знаете Танов, и наоборот.
– То же самое я все время повторяю отцу. Но он постоянно твердит о компании «Санко». Кстати, должен сказать, они сегодня выставили несколько прекрасных вещей. Конечно, в большинстве случаев до нефрита Танов им далеко, не говоря уже о вещах, принадлежащих Фармеру. – Кайл с бледной улыбкой взглянул на Хэрри. – Я надеюсь, у Лайэн найдутся какие-нибудь полезные соображения, которые смогут убедить моего отца в том, что нефрит Танов представляет интерес. Она просто классный эксперт. И всяких полезных идей у нее больше, чем блох на хорошей собаке. Я не слишком быстро говорю, приятель?
Джонни заерзал на стуле с видом человека, чем-то встревоженного или замученного несварением желудка. Впрочем, Кайла это мало волновало. Джонни всего лишь третий сын. Вэнь дремлет. Игру ведет Хэрри, презрительное отношение которого к четвертому сыну Донованов – каким бы влиянием ни пользовался его отец – было слишком очевидным и не нуждалось в переводе.
Лайэн бросила на Кайла предостерегающий взгляд. Он ответил ей улыбкой, в которой не было и намека на тепло. Если Хэрри решил, что Лайэн нашла для Танов простейший доступ в империю Донованов, он, Кайл, не собирается играть в их игру, что бы она собой ни представляла. А в том, что здесь идет игра, американец больше не сомневался. Как не сомневался и в том, что Лайэн замешана в этом игре по самый свой упрямо вздернутый подбородок.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабет



Если в предыдущем романе этой серии автор самозабвенно опускала Россию, то в этом вспомнила про Китай. Очень напрягают многочисленные субъективные размышления о международной политике, восславляющие Америку, совсем не остается души, так сказать, повествования.
Нефритовый остров - Лоуэлл ЭлизабетВита
6.04.2012, 3.08





прекрасный роман, из серии "Донованы", на мой взгляд, самый лучший!!! Остроумные диалоги, с чувством юмора у автора тоже все в порядке. Очень интересно описывается нефрит и не только, невольно начинаешь заражаться лихорадкой по драгоценным камням :) читайте, не пожалеете!
Нефритовый остров - Лоуэлл ЭлизабетЖанна
17.09.2012, 14.02





Это история про Кайла, пожалуй именно про него мне больше всего хотелось почитать. И понравилось. Понравилось, его отношение к героине. Что он не поддался прошлым обидам за предательство и повел себя как настоящий мужчину. Встал на защиту женщины, которую предали и буквально продали все, включая семью. Помог ей в отчаянной ситуации. Семейка Танов бесила, дед, папаша и особенно Дэниел, даже извиниться перед сестрой не удосужился. Донованы как всегда на высоте. История с нефритовым императором потрясающая.
Нефритовый остров - Лоуэлл Элизабетната
5.11.2012, 13.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100