Читать онлайн Дерзкий любовник, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкий любовник - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкий любовник - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкий любовник - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Дерзкий любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Риба ошеломленно охнула, уставившись на фиолетово-розовое сверкание на ладони Чанса. В ее взгляде он прочел радость и изумление и, взглянув на россыпь мелких турмалинов, увидел происходящее ее глазами: осколки мечты, воплощенные в густо-розовые, пламенные камешки, переливающиеся, нашептывающие о небывалых сокровищах, ожидающих в подземных глубинах.
Улыбнувшись, Чанс выбрал разбитые кристаллы из белого ложа раздавленной друзы. Бесчисленные чешуйки слюды липли к пальцам, казавшимися теперь такими же серебряными, как его глаза.
– Протяни руку, – тихо попросил он, высыпая в мягкую ладошку горсть камней. Риба, вздохнув, повернула несколько раз ладонь, любуясь игрой света в розовых камешках, и, подняв глаза, заметила, что Чанс наблюдает за ней.
– Знаю, знаю, – кивнула она, смеясь над собой. – Они и двух центов не стоят на распродаже уцененных товаров, но для меня…
Голое ее замер.
– Дорожные указатели по пути в страну Оз, – закончил за нее Чанс.
– Да, – шепнула Риба, по-прежнему любуясь турмалинами. – Если бы только мы смогли добраться сюда пораньше.
– Прежде чем дракон перевернулся и раздавил их?
– Как ты догадался? – изумилась Риба.
Чанс коснулся кончиком пальца ее носа, оставив на нем блестящую слюдяную пыльцу.
– Надеюсь, ты почувствуешь себя лучше, узнав, что даже если бы мы появились здесь прошлой ночью, это ничего не изменило бы. Для этих бедных красавиц мы опоздали на миллион лет. Но не для этой.
Он протянул тонкую, безупречную турмалиновую иголочку, зажав ее между большим и указательным пальцами.
Длиной в дюйм и шириной в одну шестую дюйма, природной идеальной огранки, кристалл был слишком мал, чтобы приобрести густой розовый цвет больших обломков, однако даже в нем проглядывался отчетливый постепенный переход трех оттенков, присущий исключительно турмалинам из Палы. Кристалл был похож на вырезанный из арбуза клин. Девять десятых турмалина имели бледно-розовую окраску, потом шла прозрачно-белая полоса, тонкая, как кожица редкостного плода, а нижняя, утолщенная часть была ярко-зеленой, напоминая арбузную кожуру.
Риба нерешительно дотронулась ногтем до кристалла, боясь, что камень исчезнет как сон при первом прикосновении реальности.
– Он настоящий! – вздохнула она. – О, Чанс, он настоящий!
– Совершенно верно, – согласился Чанс, – но и вполовину не так прекрасен, как твоя улыбка.
И медленно завладев ее губами, положил кристалл в протянутую ладонь.
– Добро пожаловать в страну Оз.
Риба тихо рассмеялась, обдавая его лицо теплым, сладостным дыханием.
– Спасибо. – И тут же, с нескрываемым возбужденным любопытством, она попросила: – А мы не можем порыться еще немного?
Чанс с сожалением улыбнулся.
– Слышу слова истинного старателя. Да, конечно, мы можем попробовать поискать здесь. Но сначала…
Риба, повернувшаяся к осыпи белого лапидолита на полу, оглянулась:
– Что сначала?
Вместо ответа, он притянул ее к себе, обволакивая своим теплом. Риба закрыла глаза, отдаваясь изысканно-сладостным ощущениям, и зовуще приоткрыла губы в безмолвном приглашении, столь же естественном в его объятиях, как тревожный стук сердца. И когда он поднял голову, Риба успела забыть о розовых осколках и крохотном идеальном турмалине, по-прежнему зажатых в ладонях.
– Спасибо, – выдохнул Чанс.
– Еще неизвестно, кто кого должен благодарить, – заверила Риба, в чьем голосе смех боролся с желанием.
– Не за поцелуй, – улыбнулся Чанс, – хотя он стоит всех благодарностей на свете.
– Тогда за что же? – поинтересовалась она.
– Ты, – просто пояснил Чанс. – Видеть Чайна Куин твоими глазами все равно, что вновь стать молодым, когда мир вокруг – новый, сверкающий, а впереди ждут лишь надежда и радость.
И снова начал целовать ее неспешно, почти лениво, проводя руками по телу, словно хотел запомнить каждый изгиб и то мгновение, когда она почти слилась с ним и оба снова обнаружили, как идеально подходят друг другу. Прошло немало времени, прежде чем Чанс нехотя отстранился.
– Если мы не остановимся, – предупредил он хрипло, – единственное, что ты отыщешь в шахте – меня.
Риба улыбнулась. Узкая ладошка пробежала по широкой мужской груди, обводя мышцы под черной фланелевой рубашкой, помедлила у пояса, а потом скользнула ниже.
За то мимолетное мгновение, прежде чем Чанс притянул ее шаловливую руку к губам, Риба услышала, как его дыхание внезапно пресеклось и стало учащенно-тяжелым. Чанс прикусил бугорок теплой плоти под большим пальцем, и Риба вздрогнула от внезапно пронизавшего ее чувственного томления.
– Пол слишком шероховат для твоей атласной кожи, – покачал он головой, – кто бы из нас ни оказался наверху, когда я буду любить тебя.
Ее глаза переливались желанием, любовью и весельем.
– Пожалуй, это стоит нескольких царапин.
Глаза Чанса потемнели. Он потянулся к Рибе, впившись в ее губы голодным, беспощадным поцелуем, от которого голова шла кругом. Он едва не раздавил ее, сжав стальной хваткой, но Риба не протестовала, желая быть как можно ближе, ощутить его в себе, стать с ним единым целым.
– Не могу заставить себя быть нежным с тобой, – грубовато прошептал он, пожирая ее глазами. – Если я уложу тебя на пол, боюсь, так и не сумею позволить тебе встать. Один раз, два, три… это не имеет значения. Стоит мне взглянуть на тебя, и я снова изнемогаю от желания. Ты словно огонь в моей крови, chaton.
Риба дрожащими пальцами обвела губы Чанса, чувствуя, как пылает ее тело, но с нескрываемым сожалением отступила на несколько шагов.
– Турмалины. Ведь мы здесь для этого, не так ли? – решительно объявила она.
Ответный смех был почти вызывающим.
– Никогда не думал, что кому-то придется напомнить, зачем я здесь оказался, – признался он и глубоко вздохнул. – Турмалины. Будь по-твоему, – более твердо сказал он, хотя по-прежнему не отрывал глаз от этого гибкого тела.
Риба встала на колени рядом с небольшой горкой лапидолита. Минерал обвалился с потолка рядом с одной из толстых колонн, оставшихся с того времени, как старатели вырыли пещеру.
Когда Риба начала просеивать раздавленные и разбитые камешки, Чанс встал на колени рядом с ней. Вместе они отыскали еще несколько ярко-розовых осколков и даже довольно большой кристалл турмалина, вросшего в обломок лапидолита, но тоже отколотый от великолепного камня, раскрошенного неумолимым драконом, ворочавшимся в глубинах земли и старавшимся натянуть ее, как плащ, на могучие плечи. Но даже в таком уменьшенном виде контраст между ярко-розовым турмалином и холодным серебристо-белым лапидолитом ошеломлял.
– На несколько миллионов лет раньше, – вздохнула Риба, когда ее пальцы добрались до конца белой горки и царапнули по твердому полу шахты.
Чанс слегка улыбнулся и сунул горсть собранных кристаллов в карман на поясе. Он оставил бы здесь эти бесполезные блестящие обломки, но знал, что Риба не захочет этого. И вряд ли стоит ее винить. Даже на его скептический взгляд они выглядели каким-то особенным отражением ее радости.
Чанс поднял Рибу на ноги и отвел немного в сторону.
– Оставайся здесь, – велел он, вынимая из рюкзака большие прозрачные защитные очки. Натянув их, он вернулся к белому пятну на потолке.
Острым концом молотка Чанс начал постукивать по лапидолитовому гнезду, находившемуся теперь всего в дюйме над его головой. Скоро лицо и плечи Чанса покрылись блестящей белой крошкой и сверкающими чешуйками слюды.
Риба нетерпеливо шевельнулась, направив свет на то место в скале, где работал Чанс.
– У тебя есть еще пара очков? – спросила она.
Перед тем, как ответить, Чанс вытер рот рукавом. В усах переливались слюда и крохотные кристаллы.
– Да. Но тебе я их не дам. До сих пор нам везло, но нельзя утверждать, чти так будет и впредь. Лапидо-лит – не что иное, как научное название скоплений минералов кристаллизующихся на определенном виде магмы. И единственное, что их скрепляет, – очень тесная близость. Ни за что не хотел бы видеть, как тонны камней обрушиваются на твою прелестную головку.
Риба судорожно сглотнула.
– Если это так опасно, почему ты это делаешь?
– Для меня это не опасно, – сухо улыбнулся он. – Я просто вернее тебя определяю степень риска.
И прежде чем Риба смогла придумать ответ, Чанс вернулся к исследованию линзообразного гнезда, время от времени останавливаясь, чтобы сбросить на пол пригоршню измельченного минерала. Вскоре он успел пройти короткое расстояние до верхушки ближайшей колонны. Ярко-белая линза шла дальше, врезаясь в колонну, но Чанс опустил молоток, снял очки, выплюнул зернистую пыль и обернулся к Рибе.
– Собираешься помочь искать турмалины или взвалишь на меня всю работу? – с невинным видом спросил он.
– Чанс Уокер, ты самый невыносимый… – начала Риба, но остаток пламенной речи заглушил громкий смех.
Пробормотав довольно цветистое проклятие, Риба встала на колени и начала просеивать сброшенную Чан-сом породу.
Он последовал ее примеру, время от времени прищелкивая языком. Риба намеренно игнорировала его, пока их руки не встретились под покровом блестящего белого порошка.
Пальцы переплелись. Чанс припал губами к ее ладони.
– Даже гравий на твоей коже имеет особый вкус, – тихо сказал он, сияя глазами.
Риба покачала головой, так что луч света бешено заметался по стенам и потолку. Молниеносным движением она поднесла жесткую руку Чанса к губам. Кончик языка лизнул шершавую кожу, пробуя ее на вкус, и, прежде чем вновь скрыться, блеснул переливчатой слюдой.
– Ты прав, – улыбнулась Риба. – На тебе даже пыль вкусная.
– Опять соблазняешь меня, – вздохнул Чанс, наклоняясь, чтобы поцеловать ее. Когда он поднял голову, над ее губами, там, где их коснулись усы, сияли чешуйки слюды.
– Моя женщина, – пробормотал он, – сверкает, как бриллиант, стоит лишь ее коснуться.
Ее губы раскрылись в безмолвном приглашении, и Чанс, тихо выругавшись, снова занялся поисками турмалина. Они нашли множество обломков и несколько цилиндрических сегментов, бывших когда-то осколками турмалина, длиной и толщиной в палец Чанса, прежде чем многочисленные конвульсии земли не разрушили целостность розовых драгоценностей.
– Ну, – вздохнула Риба, глядя на белую заплатку, ярко выделявшуюся на вершине колонны, – снова начнем с потолка?
Чанс проследил за направлением света.
– Нет.
– Почему?
– Позволь мне рассказать тебе одну историю о том, как мы «подрезаем» колонны, как это называли в Лайтнинг Ридж. На свете не бывает двух участков земли одинакового состава. Чайна Куин, например, напоминает многослойный фруктовый торт, наполненный самой разной начинкой, причем слои тоже неровные и расположены как попало. Вместе их держит крем, но в одних местах он тоньше, чем в остальных. Эти колонны могут быть всего-навсего гнездами лапидолита, скрепленного затвердевшей грязью.
Риба с неприятным чувством оглядела колонны, разбросанные по всей подземной комнате.
– С другой стороны, – продолжал Чанс, улыбаясь, – на дальнем конце шахты колонны могут быть тверды, как гранит. Я мог бы поработать киркой и выяснить, если ты хочешь, конечно.
– Э-э, нет, спасибо, – пробурчала Риба, наклонив голову так, что свет залил соседнюю колонну. Теперь, когда она знала, что искать, сразу стали видны различия структуры. Конечно, они находятся в центре пегматитовой дайки, но пегматит – просто другое название для безумного смешения минералов.
– Умница, – кивнул он. – Арабам до тебя далеко.
– Каким арабам? – удивилась Риба.
– Они вложили деньги, полученные от продажи нефти, в права на разработку единственной известной в мире цаворитовой шахты. Прекрасная сделка. Африканское правительство, владевшее этой шахтой обанкротилось.
Риба нахмурилась.
– Я что-то читала об этом…
– И дочитала до конца? – сухо осведомился Чанс.
– Нет.
– Все очейь просто. Обычная человеческая алчность. Арабы решили, что не стоит тратить деньги на оборудование и развитие шахты, и велели горнякам подрезать толстые опоры. Все пошло как по маслу. В колоннах оказалось так же много зеленых гранатов, как повсюду в этой шахте… пока не произошел обвал. Тогда остались лишь кровь и трупы. Конечно, заживо были погребены не подлые ублюдки, владеющие шахтой.
– Думаю, – выдавила Риба, – что опоры Чайна Куин хороши в том виде, в каком они есть. Никакого подрезания. Никаких причесок. Даже ванны не надо.
– Мудрое решение.
Чанс медленно осветил лампой каждую колонну.
– Всего лишь пять. Не очень-то много, если учесть энергию и неугомонность дракона Палы, не говоря уже о разрывах, провалах и той химической неразберихе, которая здесь считается скальной породой. – И, заметив встревоженное выражение лица Рибы, поспешил успокоить: – Я работал в куда худших шахтах. Но теперь, когда лучше познакомился с Чайна Куин, никогда больше не возьму тебя сюда.
– Ненастолько я и напугана.
– Никаких походов, пока я не увижу отчеты твоего геолога и не пойму, в каком состоянии шахта, – отрезал он, словно не слыша слов Рибы. – И, возможно, после этого я тем более не позволю тебе сюда и шагу сделать. Собственно… – он снова обвел лампой огромное подземное помещение, –…думаю, пора выводить тебя отсюда. Нас ждут обед и крепкий сон.
– Мы не станем обедать здесь?
– Не в этот раз.
– А как насчет тебя? Собираешься сдаться и забросить Чайна Куин?
– Порыскаю тут немного, пока ты отдыхаешь, – улыбнулся Чанс.
– Если это безопасно для тебя, значит, безопасно и для меня, – спокойно, но упрямо возразила Риба, выдвинув вперед подбородок.
– Я уже все объяснил, – небрежно бросил Чанс, поднимая Рибу на ноги. – Мои понятия о безопасности для тебя и меня немного различны.
Она попыталась спорить, но Чанс закрыл ей рот поцелуем.
– Хочешь вернуться в холмы, где трава мягка, как ветер? – пробормотал он, с каждым словом обводя контуры ее губ. – Но не так мягка, как ты, котенок… Боже, как я тебя хочу.
Он с хриплым стоном притянул ее к себе, завладев ртом с той же жадностью, с какой мечтал завладеть телом.
– Ты победил, – выдохнула Риба, когда Чанс наконец поднял голову. – Пойдем, отыщем эту вершину холма.
Чанс нагнулся, пристегнул рюкзак и огляделся, желая убедиться, что они ничего не оставили, а потом, переложив кирку и лопату в левую руку, протянул ей правую и улыбнулся.
– Не могу дождаться, когда стану любить тебя в солнечном свете, – тихо сказал он. – Всю тебя, жаркую, и сладкую, и мягкую, вобравшую меня в себя…
Восхитительная дрожь томления прошла по телу Рибы. Ей хотелось потянуться и обвиться вокруг своего мужчины, подобно пушистой кошке медово-золотистого цвета, и мурлыкать признания в любви.
– Чанс, – тихо пробормотала она, – до солнечного света так далеко…
Но прежде, чем он успел ответить, почва под ногами чуть дрогнула. Сверху посыпались тонкие струйки пыли. Воздух словно завибрировал, гранитные плиты застонали – но слишком тихо, чтобы уши человеческие могли услышать их жалобу. Потолок, казалось, растянулся и слегка наклонился, сдвигая скалы и камни, скрытые под слоем грязи еще с той поры, как эта пещера была вырыта, больше чем полвека назад.
Чанс пошатнулся и в падении сбил Рибу. Оба покатились по полу, к твердой гранитной стене в конце пещеры. Позади них потолок застонал снова, уже громче, и вздрогнул в момент высвобождения. Лавина камней с ужасающим ревом рухнула вниз, похоронив под обвалом то место, где только что стояли Риба и Чанс.
Чанс закрыл Рибу своим телом, защищая ее единственным доступным ему способом. Грязь и каменная пыль взметнулись вверх, окутав их удушливой массой. Чанс чуть сдвинулся. Камни, размером с его кулак, скатились со спины и загрохотали по полу пещеры.
– Риба, – взволнованно спросил он, – ты ранена?
Его руки пробежали по ее трясущемуся телу в поисках ран и ушибов.
– Синяки и царапины. Главным образом, испуг, – дрожащим голосом пробормотала она. – Что стряслось?
– Толчок. Чуть более сильный.
– Что-то вроде соломинки, сломавшей спину верблюда? – пошутила она, поднимая голову и стараясь улыбнуться.
– Ну, да. Только нам, к сожалению, не повезло: оказались на этой самой спине этого самого проклятого животного, когда все случилось.
– Ты ранен! – охнула Риба, заметив струйки крови, сбегающие по темной щеке Чанса.
– Ерунда, задело камешком, – отмахнулся он.
Конус света с его шлема побежал по телу Рибы. Ни одного пореза. Он сумел защитить ее от худшего. Правда, рубашка была порвана, и Риба не преувеличивала, говоря о царапинах и синяках, но все обошлось испугом. Облегченно вздохнув, Чанс сел и начал разыскивать инструменты, которые отбросил к гранитной стене, когда начался обвал. Они оказались рядом, засыпанные каменной крошкой, но все-таки острие кирки поблескивало светлым металлом из-под пыли.
Чанс вытащил кирку и лопату и положил около Рибы.
– Оставайся на месте, – велел он. – Если потолок снова начнет обваливаться, прижмись к гранитной стене. Это самое безопасное место.
Риба наблюдала, как Чанс осторожно обходит подземное помещение. Сначала ей показалось, что пещера выглядит такой маленькой из-за пыли и гор щебенки, но тут же она поняла, что землетрясение почти целиком ее уничтожило. Страх обдал Рибу ледяной волной, но она все же нагнулась вперед, пытаясь разглядеть маленькое отверстие, через которое они вошли.
Но от тоннеля не осталось ничего, кроме горы камней и гравия, возвышавшейся от пола до потолка. Лаз был похоронен под тоннами земли. Она и Чанс замурованы в шахте. Похоронены заживо.
Паника пронизала Рибу, сотрясая тело, пока не застучали зубы. Задушенный звук сорвался с ее губ, но Риба решительно сунула кулак в рот, кусая пальцы, чтобы не застонать. Боль на время вернула ее к реальности, заставила забыть о безрассудном страхе. Риба судорожно втянула воздух в парализованные ужасом легкие, заставляя себя дышать глубоко и ровно, несмотря на сгущающуюся духоту, и постараться думать, прежде чем поддаваться безумию.
Через несколько минут она немного успокоилась, паника начала отступать, оставив ее мокрой от пота и трясущейся, но снова вполне владеющей собой. Помогло наблюдение за Чансом. Его сила, спокойствие, то, как он неспешно обходил пещеру, пытаясь установить масштабы несчастья, ободрили ее. Если что-то можно сделать, Чанс сделает это. И что бы ни произошло, Риба не одинока. Он здесь. Надежность и свет двигаются к ней через тьму.
Чанс легко опустился на колени перед Рибой, слегка наклонив голову набок, чтобы посмотреть на выражение ее лица и не ослепить при этом лучом нашлемной лампы. Он взял ее руку, заметил багровые следы от зубов, мертвенную бледность кожи, дрожь, пробегавшую по телу при каждом вздохе, и очень осторожно прижался губами к ее пальцам.
– Могло быть хуже, chaton, – шепнул он. – Никто из нас не ранен. Воздуха хватит надолго и воды тоже. Но вход в тоннель завалило.
Не дождавшись никакой реакции от Рибы, он сжал ее руку.
– Ты уже знаешь это, так ведь?
– Да…
Ее голос оборвался. Риба сглотнула, хотя во рту не было слюны, и снова попыталась ответить:
– Да, я видела.
– Между нами и тоннелем не меньше шести метров каменной осыпи и грязи, и нет никакой гарантии, что сам лаз не исчез. Обвал начался в том конце пещеры.
Риба выжидала, сжимая обеими ладонями его сильную руку.
– Если придется, я прокопаю тоннель через этот завал, – спокойно продолжал Чанс. – Однако непонятно, к чему это приведет. Мне нечем укреплять края, а галька и щебень при малейшем толчке снова поползут вниз.
Риба слегка кивнула, послав луч света по хаотическому нагромождению камней.
– Думаю, у нас больше шансов, если я начну копать с этой стороны, – продолжал Чанс, поворачивая голову, пока луч фонаря не засиял на левой стене, кончавшейся светлым вкраплением гранита. – В нескольких метрах должен быть еще один тоннель, более узкий, который прорыли твои родственники в поисках пегматита.
Риба поколебалась, изучая измазанное грязью лицо. Чанс, не дрогнув, встретил ее взгляд, но за его спокойствием явно что-то крылось.
– Ты чего-то не договариваешь?
Чанс, нахмурившись, прижался щекой к ее ладони.
– Пойми, нет никаких гарантий, что тоннель, который я ищу, идет параллельно пещере и на этом же уровне, – признался он. – Это просто опасная игра, которую все-таки нужно вести.
– Но все-таки менее опасная, чем раскопки вот этого? – спросила Риба, показывая на завал.
– Да.
– Делай, как считаешь нужным, – просто ответила Риба.
– Chaton, – прошептал Чанс, – мне не следовало приводить тебя в эту проклятую дыру.
– С тобой или без тебя я так или иначе когда-нибудь все равно спустилась бы в Чайна Куин. И если возможно выбраться отсюда, ты именно тот человек, который поможет нам выбраться. Будь я одна…
Риба неожиданно обхватила руками Чанса, с удивительной силой прижавшись к нему, но тут же отпустила.
– Я рада, что сейчас мы вместе, – прошептала она, прикасаясь к твердым губам дрожащими пальцами. – Что бы ни случилось, я предпочитаю быть с тобой, чем с кем-то еще.
Чанс закрыл глаза, не в силах сдержать охвативших его чувств. И когда веки снова поднялись, эти бездонные глаза сверкнули чистейшим серебром. Без единого слова он поднялся и начал шагами измерять расстояние от завала до стены, через которую надеялся пробиться, чтобы найти тоннель, ведущий наверх, к солнцу.
– Когда я раньше спускался в шахту, – сказал он наконец, постукивая по стене, переходящей в гранит, – то сразу определил, что здесь работали любители. Все эти тоннели, отходящие от основного, идут параллельно друг другу, и различаются только шириной. Настоящий горняк прорыл бы их вверх, вниз и в сторону в поисках потерянной жилы. В то время я просто посмеялся над этими параллельными тоннелями, а теперь чертовски благодарен, что твои родственники ни на грош не разбирались в старательском деле.
Риба промолчала, понимая, что он не ожидает ответа и говорит просто для того, чтобы успокоить ее звуками своего голоса, и постаралась держать голову так, чтобы свет падал перед Чансом, пока тот исследовал состав стены.
Он несколько раз обошел края завала и стену, измеряя опытным глазом углы и расстояния. Время от времени он неожиданно замирал, словно рассматривая или создавая одному ему видимую карту, и наконец выбрал участок всего в нескольких футах от того места, где земляная стена сливалась с гранитной. Перед тем как начать копать, Чанс подошел к Рибе и, встав перед ней на колени, медленно улыбнулся, блеснув белоснежными зубами на фоне загорелого, покрытого грязью лица.
– Один поцелуй на удачу.
Она почувствовала его губы, теплые и сладостные, прикосновение рук, твердых как гранит, услышала прекрасные певучие и непонятные слова… но тут Чанс неожиданно отстранился. Через мгновение до нее донеслись удары кирки и скрежет щебня о металл. Она осторожно прошла вдоль гранитной стены, пока не отыскала положение, откуда свет нашлемной лампы падал на руки Чанса, помогая ему в работе.
Долго, очень долго в пещере слышались лишь грохот и звон. У ног Чанса постепенно росла горка земли. Он, ни на что не обращая внимания, ритмично и неустанно взмахивал киркой, как хорошо отлаженный автомат. Грязная, мокрая от пота рубашка липла к телу пропыленной оболочкой. Почти не прерывая работы, Чанс снял рюкзак, оружейный чехол и сорочку. Гора щебня продолжала расти.
Риба вытащила из заднего кармана перчатки, надела их и взялась за лопату.
– Если я стану слева, то смогу убирать мусор.
Чанс внезапно повернул голову, стараясь разглядеть выражение лица Рибы. В каждом ее движении проглядывала решимость.
– Старайся отбрасывать его лопатой как можно дальше, иначе придется всю работу делать заново, – немного поколебавшись, сказал он. – И, улыбнувшись, добавил: – Ты бы удивилась, узнав, сколько мусора может скопиться на нескольких квадратных метрах.
Первые несколько минут Рибе пришлось сражаться с тяжелым неподатливым инструментом. В последний раз она имела дело с чем-то подобным, когда в детском саду играла в песочнице. С другой стороны, гимнастика развивает упорство, как и координацию движений. Не прошло и получаса, как она вошла в ритм, позволяющий управляться с лопатой, не тратя лишних усилий. Конечно, она и вполовину не была так сильна, как Чанс, зато обладала присущим гимнастам чувством равновесия, позволяющим рационально использовать любое усилие.
Но несмотря на это, мышцы рук и ног скоро заныли от непривычного труда. Риба старалась не обращать на это внимания, зная по прошлому опыту спортивных тренировок, что эта боль еще не означает конец света. Когда ее мускулы сведет от напряжения, а дрожащие руки откажутся сжимать ручку лопаты, тогда Риба отдохнет. А пока сделает все от нее зависящее.
К тому времени как Риба взглянула на часы, мышцы рук горели, как обожженные, – верный предвестник судорог. Она с удивлением обнаружила, что со времени обвала прошло уже больше часа. Опершись о лопату, Риба вытерла лицо рукавом фланелевой сорочки. На секунду она едва не поддалась искушению последовать примеру Чанса и тоже раздеться до пояса, но ограничилась лишь тем, что закатала рукава, расстегнула сорочку, оставив застегнутыми всего две пуговицы, и завязала полы узлом под грудью.
– Выпей немного воды.
Голос Чанса заставил Рибу встрепенуться. Она подняла голову. Чанс по-прежнему взмахивал киркой. Он не останавливался ни на минуту, лишь иногда отбрасывая слишком тяжелые для Рибы камни.
– А ты? – спросила она, наблюдая, как перекатываются упругие бугры под загорелой кожей, когда кирка глубоко вонзалась в стену. Капельки пота блестели на волосах, отражая свет, словно десятки крошечных кристаллов, скатывались по покрытой пылью коже. В каждом его движении, в самом присутствии, решимости и гибкой грации проглядывала примитивная первобытная мощь Тигриного Бога.
– Немного погодя, – кивнул он. – Я знаю свои пределы.
Риба не могла понять, есть ли вообще предел его силам. Даже стоя на коленях, чтобы было удобнее добираться до уже выкопанной дыры, Чанс, казалось, по-прежнему был полон неуемной энергии.
Сняв с пояса фляжку, она сделала всего несколько глотков, зная, как опасно работать лопатой на полный желудок. Вернув флягу на прежнее место, она растерла горящие плечи и снова подняла лопату.
Вскоре она перестала смотреть на часы. Время измерялось интервалами от одной лопаты щебня до другой, секунды вызванивались сталью, ударявшей о камень, минуты – шорохом гальки, вылетавшей из прорытого Чансом тоннеля, часы – усталостью, окутывавшей ее тело серым плотным покрывалом. Риба превратилась в автомат: она видела лишь неуменьшающуюся гору камней и песка, следуя за движением конуса света, лившегося с ее шлема.
Неожиданно сильные руки сжали ее плечи, разминая мускулы, прогоняя судороги, ставшие за последний час неотвязно-привычными, как и волдыри, вздувшиеся под перчатками. Дыхание Чанса холодным ветерком овеяло ее щеки.
– Я бывал в десятках шахт с десятками мужчин, – спокойно сказал он, массируя ее усталые плечи, – но не мог и мечтать о лучшем партнере, чем ты. Откуда ты черпаешь такую храбрость?
Риба прерывисто вздохнула и откинулась на его грудь.
– В душе я громко рыдаю, – призналась она.
Руки Чанса на мгновение замерли. Чуть задев Рибу шлемом, он поцеловал ее в плечо.
– Я тоже.
И, слегка сжав, отстранил ее.
– Отдыхай. Мы больше не сможем работать вдвоем – слишком мало места. Если замерзнешь, накинь мою рубашку.
– Замерзну? – неверяще спросила она.
– Прислонись на несколько секунд к граниту и скажешь, жарко ли еще тебе.
Отвернувшись, Чанс взялся было за кирку, но остановился.
– Если это не слишком тебя расстроит, лучше бы выключить свет, пока ты сидишь. Но если тебе неприятно находиться в темноте, тогда не стоит.
Риба, поколебавшись, потянулась к батарейкам, висевшим на поясе. Чанс не стал бы просить об этом без лишней необходимости. Раздался щелчок, и лампа на шлеме погасла. Мрак сомкнулся вокруг нее.
– Ты не обязана делать этого, котенок, – мягко сказал Чанс.
– Знаю.
Чанс легко коснулся ее лица, пробормотав что-то на певучем непонятном языке, который она не слышала ни от кого, кроме него, и хотя Риба по-прежнему ничего не поняла, но почему-то сразу успокоилась.
Когда свет исчез в норе, посылая назад всего лишь слабые белесые отблески, Риба прижалась лбом к коленям и закрыла глаза. По крайней мере так ей не придется вглядываться во тьму.
Она несколько раз глубоко вздохнула и постаралась расслабиться, зная, что сейчас все равно не сможет ничего предпринять. Чансу нужна лопата, потому что тоннель слишком узок, чтобы размахнуться киркой.
Через несколько минут Риба поднялась, включила свет и встала так, чтобы видеть тоннель, в котором работал Чанс. Он почти исчез в отверстии и, лежа на боку, продолжал вгрызаться в толщу стены.
Риба снова выключила лампу и устремила взгляд на Чанса, вынуждая себя думать лишь о силе и решимости, с которыми он дюйм за дюймом пробивал дорогу, пользуясь лишь силой собственных плеч и острием лопаты.
Мышцы Рибы дрожали от слабости, особенно теперь, когда она больше не работала. Но она старалась не обращать внимания на неприятные ощущения, зная, что они пройдут.
Время от времени она делала несколько упражнений, сгибая и разгибая руки, чтобы их не свело судорогой. Чанс оказался прав. Сидеть на жестком полу Чайна Куин было ужасно холодно.
Хриплый крик заставил Рибу вскочить. Спотыкаясь, она ринулась к тоннелю, лихорадочно нащупывая переключатель на поясе, и опустилась на четвереньки, стараясь втиснуться в узкое пространство.
– Чанс! Ты не ранен?
– Наоборот! Нам, кажется, повезло. Я добрался до какого-то лаза.
Волна облегчения прошла по телу Рибы, оставив ее ослабевшей от радости. Хорошо, что она уже стоит на четвереньках, иначе упала бы!
Она ждала, затаив дыхание, пока Чанс расширял проход.
Через несколько минут стало ясно, что они едва не разминулись с тоннелем. Пол прорытого Чансом лаза сходился с потолком другого тоннеля под острым углом. Если бы Чанс начал рыть на несколько дюймов выше или правее, все было бы зря.
Риба смотрела на отверстие, вздрагивая от запоздалого страха. Она только сейчас поняла, что Чанс играл наугад, вслепую. Он, должно быть, понимал, что пробиться сквозь завал невозможно. Хорошо, что Риба этого не знала. Было так утешительно верить, что если ничего не получится с первого раза, всегда есть второй шанс.
– Что случилось? – удивился Чанс, освещая ее лицо. – Ты должна бы улыбаться.
– Я только сейчас сообразила, как тонка соломинка, за которую мы цепляемся.
Зубы вновь ярко блеснули под пыльными темными усами.
– Чудеса всегда случаются в самые непредвиденные моменты, однако случаются все равно. – Длинные пальцы сжали ее подбородок. – Улыбнись для меня, моя женщина.
Риба послушно улыбнулась, не обращая внимания на слезы, скатившиеся по грязным щекам на руку Чанса.
– Конечно, это настоящая мышеловка, – сказал Чанс, меряя взглядом ромбовидное отверстие, и, просунув голову внутрь, осветил узкий лаз так далеко, как мог. Риба почувствовала внезапное напряжение, охватившее его, и хотела уже спросить, что случилось, однако, вовремя спохватившись, промолчала.
– Лучше лезть туда ногами вперед. Я пойду первым. Ты передашь мне все инструменты, а потом полезешь сама. Сними сначала пояс. Он будет мешать.
Риба послушно вылезла из тоннеля и последовала указаниям Чанса, и когда тот пролез в нору ногами вперед, собрала все, что было оставлено у завала, свалила инструменты перед собой и, отталкиваясь руками, начала пробираться к маленькой далекой дыре.
Руки Чанса появились в отверстии, на миг испугав Рибу. Она вкладывала инструменты в его пальцы, наблюдая, как исчезает вещь за вещью. Под конец она протянула пояс и попыталась перевернуться, чтобы тоже вылезти вперед ногами, и только гибкость гимнастки позволила ей сделать это в тесной дыре.
– Готова? – спросил Чанс, сунув голову в отверстие, и удивленно присвистнул, заметив, как ловко она успела перевернуться. – А я-то думал, что только кошка способна сделать нечто подобное в этой норе.
Риба, лежа на животе, молча начала ползти к нему. Сильные руки Чанса сомкнулись вокруг ее щиколоток, помогая двигаться, и, когда Риба наполовину высунулась из лаза, он вытащил ее в обнаруженный тоннель, поставил на ноги, но не отпустил. Риба медленно повернулась, счастливая тем, что находится в его объятиях.
Новый тоннель оказался на удивление большим, шириной в шесть футов, и почти таким же высоким, хотя выглядел странно-пустынным и одиноким. При каждом ее шаге с пола поднималось облачко белой пыли.
– Я ожидала чего-то гораздо меньшего, – заметила Риба.
– Я тоже, – бесстрастно ответил он.
Риба обернулась, мгновенно встревожившись. Под этой странной сдержанностью явно крылось что-то недоброе.
– Скажи мне, – прошептала она.
– Это брошенный тоннель.
Риба, не понимая, выжидала.
– Тоннель закрыт с обоих концов, – спокойно объяснил Чанс. – Он никуда не выходит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дерзкий любовник - Лоуэлл Элизабет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Дерзкий любовник - Лоуэлл Элизабет



сильные люди и красивые отношения романтика и нежность и любовь - все просто идеально! Отлично !!!!
Дерзкий любовник - Лоуэлл Элизабетстарушенция
5.08.2012, 23.42





Роман хороший. И сюжет и герои интересные, и накол страстей имеется и не затянуто .....но мне было скучновато, видимо, это просто не мой автор.
Дерзкий любовник - Лоуэлл ЭлизабетНастя
8.03.2014, 18.19





Средненько, половину романа выбирались из шахты, потом решили пожениться, дальше ссора из-за непонятной причины помирились и конец. Никакой интриги и никакого накала страстей, короче никак. Из всего чтотя читала у этого автора понравилось только Вспомни лето
Дерзкий любовник - Лоуэлл ЭлизабетЕ
26.05.2015, 18.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100