Читать онлайн Алмазный тигр, автора - Максвелл Энн, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Алмазный тигр - Максвелл Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.1 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Алмазный тигр - Максвелл Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Алмазный тигр - Максвелл Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Максвелл Энн

Алмазный тигр

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Эрин Уиндзор томилась, сидя в обитом парчой кресле в углу переполненного людьми вестибюля. Со своего места она наблюдала, как с улицы в роскошный отель заходила разнообразная публика. Эрин бы предпочла выбрать более тихое место, чем «Беверли Уилшир» и подальше от Беверли-Хиллз. Но адвокатская контора забронировала ей номер именно в этом отеле — наверняка не без желания поразить Эрин роскошью обстановки. Эта мысль показалась девушке забавной. Хотя она и решила расстаться с Арктикой, однако, приехав в мир цивилизации, тотчас же поняла, что город скучнее и утомительнее, чем даже в прежние годы.
Чтобы как-то убить время, она попыталась представить себя владелицей отдаленного заброшенного ранчо в Австралии. Хотя ей очень нравились те края, собственно в Австралии она так никогда и не была. И вот теперь Джеймс Розен, адвокат их семьи с весьма прибыльной практикой, уведомил ее о том, что она сделалась владелицей ранчо и нескольких земельных участков, богатых полезными ископаемыми. Все это Эрин получила в наследство от человека по имени Абеляр Уиндзор, ее дядюшки, которого она не то что в глаза ни разу не видела, но о существовании которого даже не догадывалась. Розен показал ей на карте местонахождение земель Уиндзо-ра и даже дополнил свой рассказ фотографиями с видами штата Западная Австралия, явно из туристического буклета.
Из фотографий было ясно, что Кимберлийское плато не самое уютное место на планете. Некоторую известность оно приобрело благодаря коровам мясной породы: она называлась «Кимберлийские короткорогие». Известно было Кимберлийское плато и экзотической фауной: там водились кенгуру, длиннохвостые коршуны и чрезвычайно опасные и очень ядовитые змеи «мулгасы». Если что и понравилось Эрин, так это удаленность ранчо от мест более цивилизованных, а то она уже почти смирилась с необходимостью надолго поселиться в Европе.
Правда, информация, полученная от Розена, была весьма обрывочна. Она пыталась задавать ему вопросы, однако он сразу же сказал, что Коул Блэкберн, курьер, который доставит ей завещание Абеляра Уиндзора, наверняка сможет куда полнее удовлетворить ее любопытство.
Девушка уныло следила за мельтешащей толпой, пытаясь представить себе, как может выглядеть этот Коул. Розен ничего о Коуле не знал, за исключением того, что тот был геологом, однако почему-то представлял юридическую фирму, причем очень крупную, с отделениями в Австралии и Гонконге, которая занималась всеми вопросами, связанными с наследством Уиндзора.
Когда Эрин особенно его допекла. Розен был вынужден признать, что хотя сложившаяся ситуация и не совсем обычна, но беспокоиться Эрин решительно не о чем: эта юридическая фирма была весьма солидной и уважаемой.
Но несмотря на уверения Розена, Эрин предпочла занять такой наблюдательный пост, чтобы увидеть Коула раньше, чем он увидит ее. Это было отчасти подсознательным решением: Эрин всякую встречу с мужчиной старалась обставить так, чтобы не быть застигнутой врасплох. Это до какой-то степени объяснялось ее характером. Кроме того, такой осторожности ее научила жизнь.
В вестибюле отеля толпились туристы с огромными чемоданами, бизнесмены с элегантными кожаными кейсами. Многие мужчины, хорошо загоревшие, излучали ауру экономического благосостояния. Однако никто из всех этих людей не стоял, опираясь, и не всматривался в лица окружающих. На секунду Эрин подумала, что небрежно одетый, с огромным рюкзаком, длинноволосый мужчина может оказаться Коулом. Кожа на его лице была того характерного загара, какой Эрин встречала на Аляске и который свидетельствовал о пребывании под палящим солнцем северных широт, — да, впрочем, и весь облик этого мужчины говорил о его принадлежности к геологам. У него было весьма приятное лицо с правильными чертами и мягкая улыбка. Этакий скромный мужественный герой. Когда Эрин оказывалась в Нью-Йорке или где-нибудь в Европе, ее почти всегда окружали такие мужчины. Мужчина стоял у стойки администратора и несколько минут обозревал публику, очевидно, кого-то поджидая. Эрин намеревалась было уже покинуть свой наблюдательный пост, как вдруг приятная женщина средних лет, в вечернем платье, подошла и обняла мужчину. Хотя на Аляске Эрин редко смотрела телевизор, с первого взгляда она узнала в женщине ту самую сучку, которая снимается в еженедельном сериале и пользуется бешеной популярностью. В жизни актриса выглядела лет на десять старше, чем в своем сериале.
Парочка немного поворковала, затем, взявшись за руки, направилась к бару, где уже начиналась какая-то званая вечеринка. Эрин успела еще подумать, что эта актриса всем своим видом демонстрирует: мужчина является ее полной собственностью. И вела она своего спутника, как ведут дорогого пса: слишком уж напоказ. При этом, даже если мужчине подобное обращение и не нравилось, он никак этого не выказывал.
Впрочем, домашней собачонке и не пристало показывать зубы.
На лице Эрин не отразилась ни одна из ее мыслей. Когда странная парочка проходила мимо Эрин, она заметила, что загар на лице мужчины был явно искусственного происхождения, из салона красоты. Да и рюкзак его тоже был больно уж чистенький, без малейшего пятнышка — будто только что из магазина. Мужчина дефилировал откровенно пижонской походочкой — геологи так не ходят.
Парочка скрылась из глаз, и тут Эрин обратила внимание на несколько необычного мужчину, оказавшегося в гуще многоцветной толпы. Мужчина был темноволос, одет в черный пиджак из тонкой чесучи и в расстегнутую на груди белую рубашку. Его обветренная и загорелая кожа не имела ничего общего с косметическим салоном. Мужчина двигался с врожденной грацией. К запястью браслеткой был пристегнут черный кожаный кейс.
Мужчина смотрел на Эрин.
В первое мгновение пульс Эрин участился, впрочем, это была обычная женская реакция на эффектного представителя противоположного пола. Затем волнение перешло в раздражение, которое, в свою очередь, на мгновение превратившись в гнев, сменилось чувством страха. Этот элегантный, направлявшийся к ней мужчина с хорошо тренированным телом проницательно смотрел на нее. Таким типам Эрин старалась никогда не доверять. Этому она научилась у отца и у собственного брата.
И у Ганса.
Эрин попыталась скрыть свои ощущения. Она признавала иррациональную основу собственных эмоций. Мужчина, с которым она должна была встретиться, был не другом и не любовником, а их встреча носила сугубо деловой характер. Предстояло всего-навсего переговорить с курьером, с посыльным. Мужчина подошел к ее креслу, несколько отгороженному зеленой растительностью от глаз разношерстной толпы. Однако ничто не помешало бы Коулу Блэкберну увидеть девушку.
Когда Эрин встала ему навстречу, Коул, давно ее заметивший, уверенно подошел к ней. Рядом с крашеными женскими и мужскими головами волосы девушки пылали, словно костер. На ней была черная хлопчатобумажная блузка и слаксы: все это производило впечатление случайно выбранной и только что вытащенной из чемодана одежды. Странным образом сочетались черная ткань блузки, огненно рыжие волосы и гладкая светлая кожа лица. Коул, впрочем, подумал, что одежда скорее всего была выбрана из соображений элементарного удобства, а вовсе не для того, чтобы подчеркивать цвет лица и волос.
Эрин сделала шаг навстречу Коулу и кивнула, как бы подтверждая, что именно его она и поджидает. Коул мысленно крякнул: у него было такое чувство, словно неожиданно для себя он угодил в засаду.
Фотография Эрин, которую он видел, не передавала общего впечатления от ее облика, очень сексапильного, так что Коул сразу почувствовал некоторое возбуждение. Он не испытывал подобного с тех пор, как расстался с черноглазой, с золотистой кожей и музыкальным смехом Чен Лай. Коул тогда чудом избежал сладостного капкана китаянки, спутав элементарную похоть с любовью и отдавая ей гораздо больше, чем получал. Подобная ошибка больше не повторится. Что бы там ни было.
Они шли навстречу друг другу. Коул не сводил с Эрин глаз, пытаясь по ее лицу отгадать, известно ли ей о собственной сексуальной привлекательности. Но даже если сексапильность и была деланной, женщина вела себя с предельной естественностью. Она не посматривала по сторонам, чтобы удостовериться, какое впечатление производит на мужчин. Не было у нее на лице умело нанесенного макияжа, ее ногти не были тщательно ухожены и наманикюрены, не было и нарочито неряшливых свисающих прядей и как бы невзначай расстегнутой пуговицы. А вот сексапильность Лай была построена именно на намеках и полутонах. У Эрин и в помине не было ничего подобного, что делало ее еще более очаровательной.
Глаза девушки отливали той же невероятной зеленью, что и похожий на изумруд алмаз: за такой блеск отдавали жизнь люди в прошлом и не раз еще погибнут в будущем.
При этой мысли Коул криво усмехнулся. Ему не раз доводилось быть свидетелем гибели людей по всяким поводам. Сколько людей положили свои жизни во имя идеологии, теологии, философии!
— Если не ошибаюсь, вы Эрин Уиндзор? Меня зовут Коул Блэкберн.
Когда он остановился рядом, Эрин была несколько удивлена тем, каким рослым и хорошо сложенным оказался этот Блэкберн.
Подобная реакция была, впрочем, для Коула привычной. Он протянул для приветствия руку. Чуть помедлив, Эрин пожала ее.
— Мистер Блэкберн, — сказала Эрин, отпуская его руку, — я почему-то ожидала, что вы должны выглядеть совершенно… гхм… иначе. Мистер Розен, мой адвокат, назвал вас «курьером»…
— Ну, знаете, меня иногда называли и гораздо худшими словами. Где мы могли бы с вами спокойно побеседовать?
— Непременно нужно беседовать в спокойном месте?
Он пожал плечами.
— Лично мне все равно. Я просто подумал, что, когда я буду передавать вам алмазы на сумму более миллиона долларов, лучше избежать посторонних глаз.
— Смеетесь, да? — спросила Эрин.
— Разве я похож на любителя посмеяться? — С этими словами Коул приподнял кейс, демонстрируя Эрин браслетку на своем запястье. — Я готов хоть сию минуту предъявить вам алмазы, однако полагаю, что лучше сделать это в более укромном месте.
Эрин развила в себе мгновенную реакцию, которая не раз спасала ее в Арктике. И сейчас она моментально приняла решение. Учитывая, кем был Коул Блэкберн, она подумала, что остаться с ним наедине в номере менее опасно, чем в переполненном холле отеля получить из его рук алмазы на столь кругленькую сумму.
— Мой номер на десятом этаже, — сказала она и направилась к лифтам.
Коул двинулся следом. Мысленно он попенял себе за то, что возбуждается, как мальчишка, от очертания ее бедер. Что бы, однако, в этот момент он ни думал, тело Коула отказывалось подчиниться голосу разума. Двери лифта мягко сомкнулись, отрезав их от многоголосого шума. Эрин нажала кнопку своего этажа, и кабина пошла вверх.
— Что вам сказал ваш адвокат? — спросил у нее Коул.
— Сказал, что одна солидная юридическая контора связалась с ним и сообщила, что я являюсь единственной наследницей человека, имени которого я раньше никогда не слышала. Он также мне передал, что некто мистер Коул Блэкберн прибудет ровно в пять часов в вестибюль «Беверли Уилшир», привезет с собой текст завещания и будет готов ответить на все мои вопросы.
— Ваш юрист лишь наполовину прав.
— Что вы хотите сказать?
— Я действительно привез вам завещание. Но полагаю, у вас возникнет больше вопросов, чем у меня ответов.
— Почему вы так уверены? — спросила Эрин.
— Женщина, которая делает такие фотографии, может задать вопрос, на который нет ответа.
В зеленых глазах Эрин сквозило нескрываемое удивление.
— Вы назвали меня Уиндзор. Как же вы догадались, что я — Эрин Шейн?
— На суперобложке «Арктической одиссеи» есть ваше фото.
Лифт остановился, двери растворились. Эрин устало взглянула на Коула, словно намеревалась передумать и не впустить его к себе в номер.
— Первичный инстинкт подсказал вам правильное поведение, — лишенным эмоций голосом сказал Коул. — Я не из тех, кто может прикоснуться к женщине без явной просьбы с ее стороны. — Двери лифта начали автоматически закрываться. Коул взялся огромной ручищей за створку и с силой раздвинул ее. Затем, глядя Эрин прямо в глаза, произнес: — А вы, насколько понимаю, не та женщина, которая будет настаивать на приглашении?
— Вы правы, — призналась она. — А вы всегда так прямолинейны?
— Это экономит подчас массу времени. У вас еще есть четыре секунды, затем дверцы лифта закроются. Итак, решайте: у вас, или в моем лимузине, или в каком-нибудь нейтральном месте!
Эрин заглянула в его чистые серые глаза, светившиеся умом. У нее было чувство, будто ее вынуждают принять решение, причем последствия этого решения остаются для нее тайной за семью печатями. Еще несколько лет назад ей и в голову бы не пришло пускаться в игру с таким количеством неизвестных. Она попросту бы вернулась к привычным суровым опасностям Арктики. Но, если уж на то пошло, несколько лет назад ее не мучила странная неприкаянность, не было чувства, что нечто очень важное проходит мимо нее, мимо ее жизни. Даже еще год назад мужчина вроде Коула напугал бы ее до полусмерти. Но если Эрин сейчас и ощущала дрожь в коленках, то разве что самую малость. Эта мысль позволила ей почувствовать некоторое освобождение от собственных прошлых опасений. Это освобождение было чем-то сродни рассвету после долгой арктической ночи.
— Пойдемте в мой номер, — сказала Эрин и двинулась вдоль по коридору.
Когда они вошли, Эрин закрыла дверь, бросила сумочку на ближайшее кресло и лишь тогда обернулась к Коулу. Он пристально посмотрел на нее, затем принялся набирать на замке кейса необходимую комбинацию. Кейс наконец открылся. Взяв лежащий в нем ключ, Коул расстегнул свою браслетку. Тотчас же он вытащил жестяную коробочку и протянул ее Эрин, предварительно достав оттуда потертый бархатный мешочек.
— Завещание Эйба составлено предельно просто, — сказал он. — Все, чем он владел, Эйб завещает вам. А на большей части этих листков его стихотворные упражнения.
Эрин несколько раз моргнула.
— Стихи?!
— Ну, стихами, насколько я могу судить, это едва ли можно назвать.
На слова Коула Эрин ответила улыбкой.
— Не самая, вы хотите сказать, высокая поэзия?
— Не хотел бы упреждать ваши впечатления, ведь вам стихи вполне могут и понравиться. Многим нравится есть гоанну, поджаренную на углях костра.
— Гоанна — это что?
— Ящерица.
Эрин невольно улыбнулась, припомнив, какую мерзость подчас ей доводилось есть в Арктике. Она развернула завещание и принялась читать то, что было написано старомодным, полувыцветшим от времени почерком:


«Я, Абеляр Джексон Уиндзор, находясь в здравом уме и доброй памяти, настоящим документом передаю все, чем владею, включая имеющиеся у меня права на разработку земельных участков, Эрин Шейн Уиндзор, дочери Мэтью Маквина Уиндзора, являющегося законным сыном моего брата, Натана Джозефа Уиндзора.
Все мое имущество, за исключением тринадцати алмазов и бумаг, что находятся в данной жестянке, перейдет к Эрин Шейн Уиндзор в одном из двух случаев:
1) Если в течение пяти лет она будет проводить на ферме не менее одиннадцати месяцев в году или же
2) Если она отыщет месторождение, где были найдены эти тринадцать алмазов, — в зависимости от того, что произойдет раньше.
В случае если ни одно из этих условий не будет выполнено, все мое имущество надлежит пустить на благотворительные цели за исключением тринадцати алмазов, которые в любом случае переходят в собственность Эрин Шейн Уиндзор, а мои права на земельные участки при этом аннулируются.
Подписал Абеляр Джексон Уиндзор в присутствии отца Майкла Конроя»


О Эрин, послушай, скажу я любя:
С Конмином кто связан — обманет тебя.
Алмазы ты в наследство получаешь,
Ты камни, как умеешь, сторожи.
Стихи откроют то, чего пока не знаешь.
Теперь прощай же, Королева Лжи.
Ну а король — это, конечно, я сам.


Эрин еще раз перечитала весь текст завещания, потом с явным недоумением посмотрела на Коула.
— Какие-то вопросы? — поинтересовался он.
— Конмин — это что еще за зверь такой?
— «Консолидейтед минералз. Инк.».
— Алмазы, — кратко сказала она, и на мгновение ее взгляд задержался на кейсе Коула.
— Да, именно благодаря алмазам Конмин более всего и известен в мире, — согласился он. — Но алмазы — это лишь часть того, чем занимается Конмин. Конмин также связан с добычей едва ли не всех полезных ископаемых от железной руды до руд редких металлов. Специальность Конмина — минералы, имеющие стратегическое значение. Это самый, пожалуй, влиятельный, самый прибыльный и самый осмотрительный картель в мире.
Эрин наскоро пробежала глазами страницы со стихами, затем возвратилась к тексту завещания и прочитала вслух:
— «О Эрин, послушай, скажу я любя: с Конмином кто связан — обманет тебя».
Коул никак не прокомментировал прочитанное ею.
— Скажите, а вы сами работаете на Конмин? — поинтересовалась девушка.
— Нет. Дело в том, что я вообще ни на кого не работаю. Не люблю от кого-нибудь зависеть.
Подумав над сказанным, Эрин расплылась в улыбке. Они и сама придерживалась такой же точки зрения.
— И поэтому Эйб послал сюда именно вас?
— Ваш дядюшка вообще никуда меня не посылал. Я уже много лет не видел его.
Вновь зашуршала бумага: Эрин перелистывала листки со стихотворными строчками.
— Вы что же, адвокат? — спросила она, не отрывая взгляда от записей Эйба.
— Я изыскатель, ищу алмазы. Вы что-нибудь знаете об алмазах, мисс Уиндзор?
— Ну, знаю, что они очень твердые и стоят очень дорого, что их крайне трудно находить.
— И что некоторые из них — настоящее чудо, — негромко добавил Коул. — За иной алмаз кого хочешь убить не жалко.
Эрин смерила его долгим взглядом, не произнося ни слова.
— А те алмазы, что оставил мне дядюшка, они обычные или особенные?
— У него дома я видел лишь борты, черные алмазы. Они очень низкого качества, это — технические алмазы.
— Они ничего не стоят?
— Ну почему же ничего. Однако это не те камни, при виде которых учащается пульс.
Эрин вдруг подумала, какими же должны быть алмазы, чтобы у этого сдержанного, прекрасно владеющего собой мужчины сильнее забилось сердце.
— Значит, если я правильно поняла, алмазы моего дяди — самые что ни на есть обыкновенные?
— Протяните руку.
— Зачем?
— Ну протяните же, мисс Уиндзор.
— Идите к черту, мистер Блэкберн.
На его лице не дрогнул ни один мускул.
Эрин показалось, что над ней подтрунивают, хотя в чем именно это заключалось, она не понимала. Она испытывала неопределенное чувство: то ли ее испытывают, то ли она не выдержала проверки, то ли собираются подвергнуть испытанию.
Двигаясь с поразительной ловкостью — удивительной для такого крупного мужчины, — Коул распахнул кейс, вытащил старенький бархатный мешочек и высыпал себе на ладонь его содержимое. Эрин с интересом наблюдала, как внутри небольших камешков заиграл свет, а сами камни казались влажными, как будто скользкими от воды или масла. В основном они были бесцветными. Некоторые — великолепного цвета. А один, зеленый, был и вовсе восхитителен.
Машинально Эрин протянула руку к зеленому камню. На полпути ее рука застыла в воздухе, и она вопросительно взглянула на Коула. Впервые она заметила, что его глаза вовсе не бледно-серые: по радужке было рассыпано множество голубых, золотистых, зеленых и серебряных точек, из-за чего взгляд казался сверкающим, завораживающим.
— Дайте свою руку, — мягко попросил Коул.
На этот раз она подчинилась.
Взяв в свои ручищи аккуратную ладонь Эрин, Коул высыпал на нее камни. Когда они соприкасались друг с другом, раздавался негромкий мелодичный стук.
— Неужели это и есть алмазы? — прошептала она.
— Необработанные, но редкой красоты. Это и есть алмазы, Эрин. И они ваши, не знаю уж, на радость ли или на горе.
Девушка принялась наугад разглядывать камни, словно желая убедиться в том, что все это ей не снится. Она смотрела на свет то через один алмаз, то через другой. Они притягивали лучи, как магнит — металлические предметы. Камни казались на редкость прозрачными и искрились.
— Они или почти, или вовсе без изъянов, — сказал Коул.
— Да?
— Практически идеального качества. Если и есть дефекты, то совсем крошечные.
— Да я и не искала в них никаких изъянов. Просто… у них такой цвет… — восхищенно сказала Эрин. — Боже, я и не знала, что бывают такие чистые цвета. Такие дьявольски прекрасные!
— Это потому, что вы, должно быть, нечасто смотритесь в зеркало.
— То есть?
— Этот алмаз такой же зеленый, как ваши глаза.
При этом замечании Эрин подняла голову. Внезапно она осознала, что стоит в опасной близости к незнакомому мужчине. Что мужчина держит ее за руку, и их дыхание смешивается. От подобной близости недолго и испугаться.
Несколько секунд Эрин прислушивалась к своим ощущениям, пытаясь понять, страшно ли ей. Она думала, что испытает тот самый ужас, что поселился в ее душе семь лет назад.
Но как она ни прислушивалась, в ее душе не было страха, а лишь возбуждение, вызванное тем, что совсем близко стоит привлекательный мужчина. Подобно лучу солнца во тьме, ее мозг вдруг пронзила мысль, что не все женское в ней задавлено, что она еще способна что-то почувствовать. Это было так внове!
— С какой же шахты Эйба все эти камни? — глухим от волнения голосом поинтересовалась она.
— Не знаю.
— А там есть еще такие же?
— Не знаю.
— А кто-нибудь это знает?
— Не знаю.
Эрин взглянула на хорошо сложенного, поразительно спокойного незнакомца, стоящего почти к ней вплотную.
— Что же вы в таком случае знаете, мистер Блэкберн?
— Знаю, что мне больше нравится обращение «Коул».
Она подошла к окну, раздвинула шторы и посмотрела на здания разнообразной архитектуры, сотканные, казалось, из хмурых туч.
— Что же вам известно о происхождении этих камней, Коул Блэкберн?
— Скорее всего они найдены в Австралии, но ни на одной из мне известных шахт таких алмазов не отыщешь. Много лет тому назад они вышли из кимберлитовой трубки. Зеленый алмаз — камень уникальный, редкостный. Розовые алмазы высочайшего качества. Чистой воды и все бесцветные камни. — Чуть помедлив, он добавил: — Сразу хочу предупредить, что если вы намерены оставить у себя камни, полученные в наследство от дядюшки, придется уже сейчас отвыкать стоять близко к окну.
Эрин обернулась и удивленно посмотрела ему в глаза.
— Что это значит?
— Спросите у своего отца.
— Отец далеко, с ним непросто связаться. А вы тут, рядом. Поэтому я предпочла бы услышать ответ от вас.
— Если я отвечу, — сказал Коул, — вам в голову тотчас же придет тысяча других вопросов и вы будете во всем сомневаться. Если же услышите ответ от собственного отца, то сразу же поверите его словам. А это сбережет вам массу времени.
— Я сберегу куда больше времени, сейчас же услышав ответ от вас.
— Кто бы ни владел месторождением «Спящая собака», он всегда будет движущейся мишенью, — без обиняков сказал Хоул. — В данном случае я имею в виду вас.
— Но — почему?!
— Цветной алмаз — огромная редкость. У Конмина нет в загашниках ничего подобного.
— Ну так и?..
— Если существует шахта, где добывают подобные алмазы, Конмин во что бы то ни стало попытается взять ее под свой контроль. Иначе будет подорвана его монополия на рынке драгоценных камней. А монополия — это власть. В настоящее время у Конмина достаточно сильное влияние, чтобы картель мог на равных разговаривать с крупными мировыми державами, будучи при этом в состоянии на корню покупать страны третьего мира. А шахты «Спящая собака» как раз угрожают подорвать власть Конмина, — бесстрастным голосом продолжал Ко-ул. — В свою очередь, это означает, что существует угроза интересам многих государств, связанных с Алмазным тигром. Стоит кому-то сесть на этого тигра, как вступает в силу главное правило: выжить любой ценой. Конмин сидит на спине тигра уже более сотни лет.
Эрин смотрела на переливающиеся всеми цветами радуги камни.
— Судя по вашим словам, мое наследство не подарок судьбы, а скорее проклятие?
— Так оно и есть. — Коул посмотрел на часы. — Позвоните отцу. Наверное, первое, что он захочет сделать, это оценить алмазы. Постарайтесь обратиться к ювелиру, не связанному с Конмином. В противном случае проку от такой оценки будет мало, зато возникнут проблемы. Могу сообщить имя надежного специалиста. Правда, вашего отца это может навести на мысль, что существует некий сговор.
— Должно быть, вы хорошо знаете моего отца?
— В глаза его не видел. Но знаю других людей вроде него. Я, например, в сущности такой же, как и он.
— Тоже из ЦРУ?!
— Тоже из тех, кто выжил.
Когда Коул поднял глаза от циферблата часов, Эрин внутренне похолодела. В его глазах читалось напряжение. Он смотрел на нее так же внимательно, как она смотрела в видоискатель в поисках соответствующего ракурса. В этот момент ничего и никого, кроме Эрин, для Коула Блэкберна не существовало. Оказаться в центре столь пристального внимания было для Эрин и жутко, и волнующе.
— Вы не терпите, когда вам приказывают, — мягко сказал Коул. — И сами, судя по всему, не склонны приказывать другим. Но дело в том, что мне известны ставки в этой игре, а вы пока еще их не представляете. Чтобы вы могли держать в руках эти алмазы, уже погибли как минимум двое. Надеюсь, вы не намерены не повиноваться лишь затем, чтобы потешить собственное самолюбие. Если я в чем-то окажусь неправ, то сам я выживу. А вы — нет. Но у вас есть выбор. Положитесь на своего отца, на меня и молите Бога, чтобы у соседа за стенкой не было пистолета в одной руке и исправленного в его пользу завещания Сумасшедшего Эйба — в другой.
— Непременно подумаю об этом.
— Да, пожалуйста, Эрин Шейн Уиндзор. Подумайте хорошенько. А пока будете думать, вспоминайте иногда ваш снимок, где восходит солнце и лежит среди льда замерзший гусенок.
На мгновение Эрин припомнила, как набрела в час восхода солнца на великолепную сцену: крошечные гусята лежали под искрящимися арктическими льдинами. Когда эти синие существа силились выбраться из-под глыб, Эрин плакала навзрыд. Но прежде, чем слезы высохли у нее на щеках, она схватила камеру и сняла эпизод, исполненный неподдельной правды жизни, изумительно подсвеченный лучами восходившего солнца и ничего общего не имеющий с миром цивилизации.
— Жизнь всегда связана со смертью, и наоборот. — не спуская глаз с Эрин, сказал Коул. — И всякий, кто, так же как и вы, хорошо это понимает, в состоянии сам определить, на сколько может потянуть алмазный рудник, пусть даже и несуществующий. Даже и призрачный, он может оказаться ценой в чью-то жизнь. Как только вы поймете эту нехитрую истину, то с радостью продадите все полученное наследство кому-нибудь более опытному.
— Вроде вас, да?
— Да.
— И сколько же вы соблаговолите мне выплатить за алмазный рудник, который, по вашим словам, может вовсе и не существовать?
— Больше, чем вы сможете потратить. Хотя меньше, чем стоит ваша жизнь. — Коул направился кдве-ри. — Я позвоню в конце недели, — сказал он, выходя. — Если захотите связаться со мной раньше срока, позвоните в «Блэк Уинг». Номер я записал на коробке, где лежали все бумаги.
Дверь за ним закрылась. Эрин осталась наедине с горстью алмазов.
Несколько секунд она оставалась недвижимой, разглядывая лежавшие на ладони камни и наблюдая за их загадочной поверхностью, вбиравшей и преломлявшей лучи света. Казалось, камни втягивали в себя свет. Подобного никогда прежде ей не доводилось видеть.
Из любопытства она коснулась зеленого камня языком. Алмаз был холодным, чуточку солоноватым, удивительно чистым. Она лизнула свою руку, чтобы почувствовать разницу: рука была не такой соленой. Лизнула прозрачный алмаз: вообще безвкусный.
Внезапно она подумала, что Коул Блэкберн не раз касался зеленого алмаза, держал его в руке, перекатывал между пальцами, наблюдая за тем, как внутри камня играет свет. Неожиданно она сообразила, что соленый вкус — это вкус его кожи. Эрин даже испугалась, когда поняла, что больше всего хочет еще раз почувствовать вкус этого зеленого камня. Почувствовать на своих губах вкус Коула.
Эрин поспешно засунула камни в выцветший бархатный мешочек. Затем схватила первую страницу со стихами и принялась сосредоточенно вчитываться, пытаясь найти хоть какой-то ключ к разгадке. Внимательное прочтение ничего не дало. Тогда она начала просматривать одну за другой все записи, заставляя себя не спешить и читать медленно и вдумчиво. Не отдавая себе в том отчета, читая, она медленно покачала головой. Сущая белиберда… Хотя в стихах несколько раз упоминались алмазы, хотя в них речь шла о пьянках, мочеиспускании и постоянных занятиях любовью, смысл их был недоступен. Об алмазном руднике вообще не упоминалось ни разу.
Ругнув старого дурака, Эрин собрала листки и сложила их в жестянку, после чего вновь взяла в руки завещание. Прочитав весь текст и загадочные предупреждения Эйба, Эрин не почувствовала облегчения. Как не принесло ей облегчения и общение с Коулом.


«Кто бы ни владел шахтами „Спящая собака“, он всегда будет движущейся мишенью…»
« — Судя по вашим словам, мое наследство — не подарок судьбы, а скорее проклятие?
— Так оно и есть… положитесь на своего отца, на меня и молите Бога, чтобы у соседа за стенкой не было пистолета в одной руке и исправленного в его пользу завещания Сумасшедшего Эйба — в другой».


Слова Коула и ее собственный ответ накрепко засели в памяти Эрин. В тишине комнаты она вновь и вновь прокручивала услышанное. Тайны — это как раз то, без чего ее отец не мыслил себе жизни. Он жил в таком измерении, где всякое действие разлагалось на составляющие, подвергалось тщательному анализу, исследовалось чуть ли не под микроскопом, а результаты взвешивались на высочайшем государственном уровне. В том измерении всякий человек имел не одну, а несколько теней, а имена людей менялись чаще парижских мод. В том измерении если чему-то до конца верили, то лишь предательству. Это и был мир ее отца. Мир ее брата Фила. Мир ее несостоявшегося жениха.
Эрин резко тряхнула головой, и длинные пряди волос упали ей на лицо. Машинально отбросив их, она как бы избавилась и от воспоминаний, оказавшихся сейчас совершенно лишними. Да, в мире существуют предательство и вероломство. Эрин принимала все это как непреложную данность. Но она не желала иметь дела ни с тем, ни с другим.
Семь лет назад она сделалась жертвой необъявленной войны. Теперь она уже не была ничьей жертвой. Она усвоила старинную и современную технику защиты собственного тела. Научилась охранять свой внутренний мир, открыв для себя иные миры, в существование которых было трудно поверить, где лед был живым и горные вершины излучали свет, где радостные люди готовы были поделиться с голодным незнакомцем последним куском хлеба. Там, конечно, существовала и смерть, однако она была вполне естественным продолжением жизни, а вовсе не результатом дикого произвола или столкновения политических сил.
Может, есть на свете и такое место, где мучившее Эрин беспокойство исчезнет, где она сможет опять доверять мужчинам.
Если она никогда не сможет верить всем мужчинам, то, может быть, поверит хоть одному из них…
— Непростой вопрос? — спросила себя тихо Эрин. — В одиночку ты едва ли сумеешь на него ответить. Ведь важно будущее, а вовсе не прошлое.
Она взяла телефонную трубку и внезапно ощутила контраст между исключительно гладкой искусственной поверхностью и живой и очень чувствительной ладонью, контраст холода и тепла. Эрин уже не раз обращала внимание на то, что так называемая цивилизация упорно выравнивает и сглаживает все природные и любые другие шероховатости, стремясь к ложному совершенству, как называла это девушка. Ведь под внешним лоском таятся неизвестные силы, только и ожидающие появления малейшей трещинки: обнаружив ее, эти силы незамедлительно вырываются наружу. Первобытный мир построен по иному принципу: под шершавостью скрываются светлые чувства. Но у первобытного мира и цивилизации есть одно общее: всех слабаков, неудачников и глупцов поджидает неминуемая смерть.
Но всегда и всюду теплится жизнь, и под толщей льда пылает огонь.
Эрин набрала номер, всегда один и тот же, независимо от того, где в данный момент находился ее отец. Когда ей ответили, она раздельно, четко и спокойно произнесла в трубку несколько слов и положила ее на рычаг.
Затем села на постель и уставилась на алмазы. Они могли быть настоящими, а могли оказаться и стекляшками. Она ждала, когда же биппер известит Мэтью Уиндзора о том, что ему звонила дочь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Алмазный тигр - Максвелл Энн



девчата читайте не пожалеете 1глава нудноватая но дальше супер читается на одном дыхании спасибо автору получила огромное удовольствие
Алмазный тигр - Максвелл Энннелля
1.04.2012, 20.41





Читая книгу, получила огромное удовольствие. А так же познания археологии и возможностях вижить в трудных условиях. Читая о алмазах, часто заходила в интернет, чтобы побольше узнать о кимберлитовых трубах, хотя Кимберлитовое плато - это идея автора. Его нету на карте Австралии, а жаль)))
Алмазный тигр - Максвелл ЭннЛена
10.03.2013, 22.20





Роман просто супер) и концовка неожиданная)
Алмазный тигр - Максвелл ЭннВиктория
17.06.2013, 18.20





Тут не то что только первая глава нужная, я с трудом до седьмой дочитала, как-то все затянуло и неинтересно. Нуднова-то
Алмазный тигр - Максвелл Энннаталья
2.10.2013, 20.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100