Читать онлайн Алмазный тигр, автора - Максвелл Энн, Раздел - Глава 38 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Алмазный тигр - Максвелл Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.1 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Алмазный тигр - Максвелл Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Алмазный тигр - Максвелл Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Максвелл Энн

Алмазный тигр

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 38

— Очень хорошо, что вы сюда пришли, — сказал Чен Уинг.
Он закрыл дверь лос-анджелесского офиса фирмы «Блэк Уинг» за Эрин и Мэтью Уиндзорами. Темные глаза Уинга уставились на Эрин. Девушка выглядела совершенно не такой, как на фотографии. Старше. Более собранной и сдержанной. Ее волосы были заколоты на затылке. Дорогая одежда сидела на ней как влитая.
Но больше всего изменилось выражение ее глаз. Они, казалось, постоянно оценивали собеседника.
— Пожалуйста, прошу садиться, — сказал Уинг.
Он вежливо улыбнулся и жестом пригласил Эрин и ее отца сесть за длинный стол, где обычно проходили разного рода совещания. На столе, как раз по центру, лежал сложенный несколько раз лист компьютерной распечатки. Эрин заметила его, затем перевела взгляд на Чена Уинга. У Уинга было столь же выразительное лицо, как у его сестры. Те же изящные черты. Тот же умный взгляд. Такие же темные выразительные глаза.
— Как поживает ваша сестра? — поинтересовался, усаживаясь за стол, Уиндзор.
— Психиатры говорят, что есть шансы на полное выздоровление, — ответил Уинг. — А до тех пор ей, разумеется, придется оставаться под неусыпным медицинским наблюдением.
— Но почему? — спросила Эрин. — Коул сломал ей запястье, а не череп.
— Признаюсь, у Лай и прежде было плохо с головой. Нам приходилось… ну, в общем, нам и прежде приходилось консультироваться с врачами о ее состоянии.
— В самом деле? — холодно переспросила Эрин. — Там, где она сейчас находится, должна быть тяжелая мебель и крепкий хлыст.
Уиндзор посмотрел на часы.
— У нас не слишком много времени, Уинг.
— Да, конечно. — Он взглянул на Эрин. — Коул утверждает, что ему принадлежит половина добычи со «Спящих собак». Та самая половина, что вы пообещали ему в качестве вознаграждения за обнаружение алмазного рудника.
— Я передаю ему половину моего наследства. А чтобы узнать, все ли «Спящие собаки» мне достались, сначала нужно выяснить, насколько умело вы подделали подпись на долговой расписке, о которой упоминала Лай. Если, конечно, вы будете и впредь утверждать, что ваша сестра психически ненормальна.
— Коул отказывается признать за покойным Абеляром Уиндзором какой бы то ни было карточный долг. При всем том, что такой долг действительно существовал, — осторожно начал Уинг. — Коул также отказывается иметь дело с картелем по поводу половинных объемов добычи камней на «Черной собаке», новой шахте, которая принадлежит «Блэк Уинг». Понятно, что члены алмазного картеля проявляют… проявляют законное беспокойство. Половина ресурсов не позволяет быть монополистами.
Эрин пожала плечами.
— Значит, у них будет поменьше доходов, только и всего.
Уинг взглянул на Уиндзора.
— Вы еще не рассказали ей?
— Моему отцу не принадлежит ни пяди «Спящих собак», — внятно произнесла Эрин. — Поэтому обращайтесь, пожалуйста, ко мне, а не к нему.
— Если картель развалится, то цены на технические алмазы взлетят настолько, что их почти не смогут приобретать страны третьего мира вроде Китая, например, — сказал Уинг.
— Это звучит не очень правдоподобно. В случае устранения алмазной монополии цены должны снизиться.
— Цены на ювелирные алмазы — да, но не цены на борты.
— Почему?
— Потому что рудничная добыча стоит очень дорого, — объяснил Уинг. — Сам по себе борт не окупает затрат на его извлечение из породы. Для того, чтобы алмазные копи могли приносить прибыль, придется продавать ювелирные алмазы по заниженным ценам.
— Значит, будут производить технические алмазы в лабораториях, — безразличным тоном заметила Эрин.
Уинт с мольбой в глазах посмотрел на Уиндзора. Тот вздохнул и заговорил:
— Видишь ли, девочка моя, все это не так просто. В лабораториях и в дальнейшем будут синтезировать алмазы, но они вовсе не такие дешевые, как борты, добываемые картелем. А кроме того, даже если алмаз и удается синтезировать при относительно невысоких затратах, то лучше всего это производство налажено у японцев. Ни одна страна не заинтересована в том, чтобы росло огромное экономическое влияние Японии.
Поначалу Эрин ничего на это не ответила, осмысливая услышанное. И то, что подразумевалось.
— Вы клоните к тому, что для стран третьего мира будет весьма непросто развивать свою экономику без недорогих технических алмазов?
Уинг придал лицу решительное выражение.
— Для них это будет почти невозможно. Алмазы в промышленности играют гораздо более важную роль, чем кажется. Особенно когда речь вдет о развивающихся странах. — Уинг драматически развел руками. — Разве не лучше позволить развитым странам торговать ювелирными алмазами, с тем, чтобы какая-то часть средств в виде субсидий шла на поддержание относительно приемлемых цен на технические алмазы, которые так необходимы слаборазвитым и развивающимся странам?
— В случае ускоренной индустриализации семейство Чен получит возможность контролировать экономику Китая, — добавила Эрин. — Страны, в которой живет пятая часть населения Земли и которая оказывает огромное влияние на развитие всего Азиатского континента. Тот, кто контролирует Китай, может рассчитывать на то, что сумеет со временем установить контроль надо всем Тихоокеанским регионом, исключая, конечно, Соединенные Штаты и Японию. Конечно, вы могли бы заключить соглашение с Японией. Это привело бы к установлению еще более тесных связей между Америкой и Европой. Но даже и при поддержке Японии вам вряд ли что удастся.
Уинг подождал, не добавит ли она еще чего-нибудь. Коул когда-то предупреждал его, что эта женщина чрезвычайно проницательна.
— Я не стану обсуждать постоянный интерес семейства Чен к добыче стратегических минералов, которыми формально занимается одна из компаний Конмина, — продолжала рассуждать Эрин. — Не буду также останавливаться и на том, что дела картеля вдут далеко не блестяще, что рудник «Спящая собака» тоже приходит в упадок, а недвижимость «Блэк Уинг» стремительно падает в цене.
Уинг взглянул на Уиндзора. Отец Эрин сделал вид, что не заметил этого. Он все с большим интересом и уважением наблюдал сейчас за дочерью.
— А ты очень хорошо подготовилась, моя девочка.
— Не без того, — мрачно согласилась Эрин. — Я уже говорила Коулу, что, может, я не блестящая ученица и некоторые вещи до меня не сразу доходят, но если уж я что выучила, то это надолго.
— Семейство Чен уже обладает изрядным капиталом, — безразличным тоном произнес Уинг. — Мы не зависим от Конмина, развиваемся вполне самостоятельно, получаем свою прибыль. И положение дел на руднике «Спящая собака» не слишком-то влияет на наши доходы.
Эрин взглянула на отца.
— Это действительно так, — подтвердил Уинд-зор. — Семейство Чен конфликтует с Гуго ван Луйком и его организацией вовсе не из-за денег. Им нужна власть.
— А каково на сей счет мнение Нэн Фолкнер? — поинтересовалась Эрин.
— Она за то, чтобы семейство Чен имело больше влияния на алмазном рынке. Лучше это, чем крах всего Алмазного картеля. Картель очень нужен и русским. При всех его минусах картель все-таки чудовище, которое мы хорошо знаем. Мы сорок лет учились руководить им, сумели превратить картель в управляемую структуру, где все сбалансировано и поддается учету. При нынешнем положении дел картель не выражает интересы какой-либо одной страны включая Соединенные Штаты.
Эрин подождала, не добавит ли отец еще чего-нибудь.
— И ни одного совета для меня? — недоверчиво произнесла она. — Это уже что-то новенькое.
— Ты познала вкус крови и потому не расположена слушать, — Уиндзор едва заметно усмехнулся. — А кроме того, прошло время, когда тебе требовались мои советы. Ты очень повзрослела и изменилась, моя девочка.
— Как не измениться, когда на тебя организуют настоящую охоту, как на дикого зверя.
— Ты только пойми меня правильно, — поспешил ответить Уиндзор. — Я вовсе не против тех изменений, которые произошли. Ты можешь владеть половиной шахт «Спящая собака» и оставаться честным и искренним человеком. Ведь, насколько я понимаю, ты вовсе не намерена отказываться от своей половины?
— Я еще не решила.
— Есть три варианта, — сказал Уиндзор, прикрыв зевок ладонью. — Можно передать управление твоей половиной третьему лицу и отойти от дел. Можно самой заниматься делами и таким образом занять место на спине Алмазного тигра. А можно плюс ко всему убить этого тигра, убедив Коула в необходимости воздерживаться от продажи своих алмазов через Гуго ван Луйка.
Эрин понимающе кивнула.
— Я сказала, что мне нужно еще подумать. Я пока еще не решила.
Уинг негромко откашлялся.
— Третий вариант едва ли осуществим.
— Вы хотите сказать, что дядюшка Ли не позволит Коулу порвать с картелем? — Вопрос Эрин прозвучал как констатация.
Уинг улыбнулся Эрин змеиной улыбкой, напоминающей остро отточенное лезвие.
— К сожалению, никто не может повлиять на Ко-ула Блэкберна, даже мой необыкновенно умный дядюшка. Но ведь и сам Коул далеко не дурак. Он понимает, что закрыть шахту или, скажем, уничтожить алмазы, облучив их радиоактивными лучами и представив все это как трагическое происшествие, большого ума не требует.
— Хватит вам издеваться над Коулом, — сказал Уиндзор и, не удержавшись, широко зевнул. — В сущности, почти у каждой страны есть свои интересы, связанные с деятельностью картеля. Никто не будет вам помогать его уничтожить. Большинство стран скорее предпочли бы уничтожить «Спящих собак», а также вас вместе с этими рудниками, чем допустить крушение картеля.
— Коул отлично осознает опасность. — Уинг обратился к Эрин. — Он вовсе не намерен причинять вам вред. Он внятно дал понять дядюшке Ли, какие могут быть последствия, если, не дай Бог, хоть что-нибудь с вами случится.
Уиндзор прищурился.
— Если с Эрин что-нибудь произойдет, Коул окажется не единственным, кто захочет свести счеты с семейством Чей, могу вас в этом уверить. И тогда вас ожидают, как говорят в Китае, семь ужасных лет.
Уинг понимающе кивнул.
— Именно так. Хотя в первую голову мы опасаемся именно Коула Блэкберна.
Эрин постаралась, чтобы на ее лице не отразились смущение и смятение, которые бушевали в ее душе.
— По-моему, мистер Чен, вы шарахаетесь от собственной тени. Коул Блэкберн продаст меня за горсть алмазов. Собственно говоря, он меня уже продал.
— Чушь собачью говоришь, моя девочка, — поспешил сказать Уиндзор.
Она ничего не ответила.
— Я разговаривал с Коулом, — продолжил ее отец, — у нас была обстоятельная беседа.
— Когда? — спросила Эрин и только потом подумала, что в этой ситуации лучше было бы промолчать. — Как он, в порядке?
— Черепная кость не повреждена, мозг работает отменно. Как только он получил возможность подниматься с постели, то едва ли не сразу потребовал ответа на два вопроса. Первый — где сейчас находится Ганс Шмидт?
Эрин не сумела скрыть изумления.
— Зачем это, черт возьми, Коулу интересоваться, где сейчас Ганс?
— Чтобы убить его, — ответил Уиндзор, поражаясь непонятливости своей дочери. — Зачем же еще?!
— Но… я… — Эрин покрутила головой, будучи не в состоянии хоть что-то сказать.
— Я рассказал ему, где сейчас Ганс. Сообщил его настоящее имя, воинское звание, личный номер и точный адрес госпиталя, где в настоящее время с респиратором на лице и питательной трубкой в желудке влачит свое существование Ганс, так как это нельзя назвать жизнью.
Эрин открыла было рот, но промолчала.
— Похоже, семь лет тому назад этот подонок угодил в автомобильную катастрофу, — сказал Уиндзор, и в его словах сквозило холодное удовлетворение. — Небольшая шутка судьбы. Дорожная авария. Почти все осколки лобового стекла угодили в тело Ганса.
— Авария… — повторила вслух Эрин, как бы не веря своим ушам и потому желая услышать это слово еще раз.
— Сейчас он полностью парализован, — тихо продолжал Уиндзор. — Ну, не совсем, разумеется. Может моргать глазами. Только век у него нет. Он мог бы видеть, но потерял зрение. Был бы у него язык, смог бы, наверное, и говорить. Он мог бы, пожалуй, и любовью заниматься помаленьку, да вот беда — нечем. Всего этого он напрочь лишен. Хотя мозг его функционирует нормально. Он совсем не пострадал. Везет же некоторым.
Уинг тяжело засопел.
— Коул все хорошенько обдумал, — ровным голосом продолжал Уиндзор. — Обдумал и решил, что для бедняги Ганса смерть явится долгожданным избавлением. А сам Коул не слишком-то спешит сделать Гансу добро. И потому Коул желает Гансу долгих лет жизни. Впрочем, я придерживаюсь того же мнения. Совершенно того же мнения.
— Авария, — произнес Уинг. — Надо же, как удобно…
Уиндзор взглянул на него.
— Никакого подвоха тут не было. Не исключено, что власти получат бумагу, где будет сказано, что полностью парализованного человека вот уже целых семь лет мучают, якобы сохраняя ему жизнь, некие садисты. Эта жалоба попадет ко мне. Я напишу заключение, что пациент не подвергался никаким мучениям, что никакого нарушения закона тут не было, — сухо пояснил Уиндзор и продолжал: — А второе, что Коул хотел бы выяснить, касалось подлинности моей подписи на письме, которое передал тебе Джейсон Стрит.
— А в чем дело? — спросила Эрин каким-то чужим голосом.
— Наверное, причина та же, что и в случае с Гансом, — бесстрастно сказал Уиндзор. — Если ты ушла от него, это еще вовсе не значит, что он готов потерять тебя. Скажу тебе правду, моя девочка. Я чрезвычайно рад, что письмо было поддельным. По крайней мере у тебя будет хоть один настоящий мужчина.
— Он вовсе не мой мужчина. Его интересовали лишь алмазы Эйба.
— Не могу в это поверить. Впрочем, ты и сама едва ли веришь тому, что говоришь.
— Ты тоже поверил бы, если бы услышал магнитофонную запись одного его разговора.
— Я слышал. Более того, слышал различные варианты этой записи, — сказал Уиндзор. — Все они действительно были записаны, только вот обрывались задолго до конца действительно имевшего место разговора. Многие совершенно упускают из виду тот факт, что Коул Блэкберн непредсказуем, как горная лавина. Он не из тех, кто встанет по стойке «смирно» и будет усердно исполнять то, что от него требовало семейство Чен.
— Откуда тебе это известно?
— Все очень просто. Прежде чем встретиться с Коулом в присутствии Нэн Фолкнер, я прошел в его офис и доверительно побеседовал с ним. Спросил, зачем он вообще влезает во все это. И он напрямик ответил, что женщина, способная делать такие фотографии, какие делаешь ты, стоит больше, чем алмазы, вес которых равен ее собственному весу. Вот что он сказал.
Эрин издала негромкий удивленный звук.
— Я уверен, что он получил долговую расписку Эйба из рук Уинга, — сказал Уиндзор. — После чего взялся за дело. Он понимал, что если откажется, то семейство Чен подделает новую долговую расписку и пригласит кого-нибудь другого для выполнения этого поручения. Кто не будет особенно щепетилен и кого не слишком будет занимать вопрос, жива ты или мертва. Если бы я оказался на месте Коула и если бы меня действительно заботило твое благополучие, я поступил бы точно так же.
Уинг скромно улыбнулся.
— Сравнительно недавно к подобному выводу пришел и дядюшка Ли. А у вас с Коулом много общего, насколько я могу судить?
— В каком-то смысле да, конечно, — согласился Уиндзор. — Но мы не схожи в одном. Я скорее согласился бы умереть, чем полез бы в ту чертову шахту, когда начался сезон дождей. И все — из-за горсти алмазов. Не представляю, как себя чувствуешь, когда вокруг тебя, в каменном мешке, поднимается вода — выше и выше, так что смерть кажется совсем рядом…
Эрин положила ладонь на руку отца.
— О чем это ты, я не понимаю?
— Ты все отлично слышала.
— Но Коул отлично осознавал степень опасности. Только ради алмазов он не стал бы рисковать жизнью. Сколько бы там этих алмазов ни было.
— Ну это еще как сказать. Тем более что он привык рисковать. А кроме того, что ему терять? Женщина, за которую он готов умереть и за которую он чуть не отдал жизнь, покинула его. Стало быть, остается второй приз — самое богатое алмазное месторождение, аналога которого еще не было в истории человечества.
— Вот здесь ты ошибаешься, — шепотом произнесла Эрин, чувствуя, что при воспоминании о том, как в шахте поднимался уровень черной воды, у нее сдавило горло. — Я для Коула ничего не значила. Я была лишь маленьким развлечением, пока он играл в большие игры.
— Ради Бога, Эрин!..
— Это все, мистер Чен? — спросила Эрин, не дав отцу договорить.
— Остается лишь вопрос о передаче вам вашей собственности.
— Какой еще собственности? Вы уже возместили мне стоимость уничтоженной в «ровере» фотокамеры. Уезжая с фермы, я забрала с собой все свои пожитки.
— Не совсем. В сгоревшем «ровере» кое-что сохранилось.
Ловким движением Уинг раскрыл компьютерную распечатку, лежавшую на столе. Внутри стояла коробка. Открыв крышку, Уинг вытащил и разложил на столе множество цветных фотографий.
— Мы сделали дубликаты негативов. Один набор находится сейчас в сейфе в казино Дарвина, — пояснил Уинг. — Другой лежал тут, в сейфе. Коул сделал все возможное, чтобы ваша работа не пропала даром.
Сменяясь, как в калейдоскопе, на полированном дереве стола замелькали виды Австралии: термитники, скопище которых казалось похожим на поселение инопланетян; хилая, подернутая толстым слоем пыли, но прочно вцепившаяся корнями в каменистый склон акация; молнии, прорезающие небо; земля от края до края пустынная и совсем плоская, похожая на метафору человеческого одиночества, — над этой землей застыло солнце, сверкающий зрак всемогущего Творца.
Каждый снимок был отпечатан с тех самых кассет, которые Эрин вынуждена была оставить в изуродованном «ровере».
— Хорошие снимки, нечего сказать. — оценил Уиндзор, просматривая фотографии. — Я бы даже сказал, очень хорошие. Думаю, таких тебе еще не удавалось прежде делать. Это лучше, чем даже «Арктическая одиссея». А сама ты как считаешь?
— Я думаю… — Голос Эрин оборвался. — Почему вы солгали, говоря о «ровере», мистер Уинг? Мы были вынуждены покинуть машину, и я оставила в ней все свои отснятые кассеты.
— «Ровер» и все, что находилось в кабине, сгорело, — возразил Уинг. — Но прежде, чем покинуть машину, Коул запихнул ваши кассеты в рюкзак.
— Но как же так? — Эрин принялась лихорадочно перебирать снимки, словно на их глянцевых поверхностях рассчитывала найти ответ на свой невысказанный вопрос. — Когда «ровер» намеренно вывели из строя, мы так расстроились, что, отправляясь дальше пешком, тщательно отобрали все, учитывая вес каждого предмета. Там же было так много кассет… Как же он мог так неразумно растрачивать свои силы? Это ведь сумасшествие, а Коул вовсе не сумасшедший!
— Я ему недавно сказал то же самое, — сухо заметил Уинг. — Но он ответил, что выжить — означает не только остаться в живых, но и сохранить вещи, не менее ценные, чем жизнь.
Эрин отрешенно перебирала фотографии. Их было несколько сотен. Ее внимание привлек снимок, где был запечатлен идущий по высохшему руслу Коул. Она сделала его перед тем, как они на вертолете отправились в свое путешествие по плато Кимберли. Коул поднял и что-то рассматривал на ладони, и она щелкнула его. За мгновение до того, как Эрин нажала на спуск, Коул поднял голову. Оказавшиеся в тени, отбрасываемой полями шляпы, его глаза сверкали как два драгоценных камня. Взгляд его был выразительным, в нем читалось желание, которого, впрочем, Коул никогда и не пытался скрыть.
«Если бы прямо сейчас мне удалось отыскать алмазный рудник Эйба, то не задумываясь обменял бы его на чистую пленку и подарил тебе».
Эрин прикрыла глаза, не в состоянии больше смотреть на фотографию. Ей было мучительно сознавать, что Коул пронес ее пленки через весь ад поисков, что он терпел жажду, превозмогал боль и не выбросил ни одной пленки, как бы тяжело ему ни приходилось.
— А вы не знали? — спросил ее Уинг, наблюдая за тем, как из глаз Эрин медленно выкатились две слезинки.
— Он даже ни разу не намекнул мне, что пытается спасти мои фотографии, — шепотом ответила она.
— Дело не в пленках, а в Коуле. Он любит вас.
Эрин нервно передернула плечами после слов Уинга, припомнив все несправедливые обвинения, которые она бросала в лицо Коула.
Эрин прикрыла глаза, будучи не в состоянии справиться с нахлынувшими слезами.
— Прошу меня извинить, мисс Уиндзор, но я вынужден повторить вопрос. Как вы намерены распорядиться вашей половиной рудника «Спящая собака»?
Эрин молча встала из-за стола и вышла.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Алмазный тигр - Максвелл Энн



девчата читайте не пожалеете 1глава нудноватая но дальше супер читается на одном дыхании спасибо автору получила огромное удовольствие
Алмазный тигр - Максвелл Энннелля
1.04.2012, 20.41





Читая книгу, получила огромное удовольствие. А так же познания археологии и возможностях вижить в трудных условиях. Читая о алмазах, часто заходила в интернет, чтобы побольше узнать о кимберлитовых трубах, хотя Кимберлитовое плато - это идея автора. Его нету на карте Австралии, а жаль)))
Алмазный тигр - Максвелл ЭннЛена
10.03.2013, 22.20





Роман просто супер) и концовка неожиданная)
Алмазный тигр - Максвелл ЭннВиктория
17.06.2013, 18.20





Тут не то что только первая глава нужная, я с трудом до седьмой дочитала, как-то все затянуло и неинтересно. Нуднова-то
Алмазный тигр - Максвелл Энннаталья
2.10.2013, 20.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100