Читать онлайн И она уступила..., автора - Лоуэлл Роуз, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - И она уступила... - Лоуэлл Роуз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

И она уступила... - Лоуэлл Роуз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
И она уступила... - Лоуэлл Роуз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Роуз

И она уступила...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Зал кинотеатра не был переполнен. Весь ряд, в котором разместились Фрэнк и Лилиан, был в их распоряжении. Он положил свою шляпу на переднее пустое сиденье и вытянул длинные ноги, скрестив их. А она пыталась сосредоточить свое внимание на том, что происходило на экране.
Прошло много лет с тех пор, как она последний раз была в кино. Там, где она находилась с родителями, не было даже захудалого телевизора. Как и предсказал Фрэнк, хотя фильм действительно касался проблем разведения скота, основное действие происходило в спальнях героев. Наблюдая за сценами, разворачивающимися на экране, Лилиан краснела все больше. Это было заметно даже в полутьме. Фрэнк не мог поверить собственным глазам. Каждый, у кого есть в доме телевизор, ежедневно может любоваться сценами похлеще. Может быть, ее приводит в смущение то, что она видит все это в компании с ним? Не может быть, чтобы в ее жизни не было по крайней мере одного мужчины. В этом случае происходящее в фильме вряд ли так шокировало бы ее. Его неприятно взволновала мысль о том, что у нее был другой мужчина.
Протянув руку, он взял в свою ладонь ее пальцы и прижал к своему мускулистому бедру. В течение нескольких секунд ощущалось ее сопротивление, но потом она сдалась. Его длинные пальцы ласкали ее ладошку все настойчивее по мере того, как обстановка на экране накалялась. Он поднял руку девушки к губам и стал медленно и чувственно целовать кончики ее пальцев. Лилиан еще никогда в жизни не оказывалась в подобной ситуации. Прикосновения мужских губ не были ей неприятны, но врожденная осторожность подталкивала ее к тому, чтобы освободить свою руку, К тому же на экране происходило что-то невообразимое.
Фрэнк, скосив глаза, наблюдал за реакцией девушки на эту сцену. Ее нежные пальцы непроизвольно сжались вокруг его сильных пальцев, и он возвратил ей это пожатие.
Он посмотрел на экран, и увиденное поразило даже его.
– Вам противно видеть это? – спросил Фрэнк у девушки.
– Да, – честно ответила она сдавленным голосом.
– А мне казалось, что вы как-то заявили мне, что вы вполне современная девушка.
– А мне показалось, что вы как-то заявили мне, что секс не привлекает вас в качестве спорта, – парировала Лилиан.
Фрэнк коротко хохотнул:
– Ваша взяла.
С экрана раздались громкие звуки, и они инстинктивно повернули головы в ту сторону. Герои всеми доступными средствами изображали кульминацию сексуального слияния и впали в показной экстаз. Положение обострялось тем, что обе участницы акта были дамами. Лилиан явно не осталась равнодушной после увиденного. Не остался равнодушным и Фрэнк. Он только через несколько секунд осознал, что его манипуляции с ее рукой перешагнули рамки приличий и она пытается воспротивиться этому. Он тут же освободил ее пальцы и пробормотал:
– Прошу прошения. Я потерял контроль над собой.
– Вряд ли стоит показывать на экране подобные вещи, – прошептала она. Лицо ее по-прежнему горело от румянца, и голос прерывался.
– Не могу не согласиться с вами. Честно скажу, что не ожидал такого мощного воздействия.
Фрэнк встал и направился вдоль прохода, потянув девушку за собой. Он игнорировал любопытные взгляды возбужденных юных пар, занимавших соседние ряды.
– Они явно считают нас дураками, правда? – заметила Лилиан, когда они шли уже через вестибюль по направлению к выходу на улицу.
– Не сомневаюсь в этом. Но они – это уже другое поколение. Впрочем, и вы тоже принадлежите скорее к ним, чем ко мне, – добавил Фрэнк, когда они уже очутились на тротуаре.
– Не думаю. Я всего на девять лет моложе вас, – воспротивилась его суждению Лилиан.
Фрэнк улыбнулся ей. Прохладный ночной воздух охладил его кровь.
– Девять лет – это уже другое поколение. – Он взял девушку под руку. Заслышав звуки музыки Моцарта где-то впереди, Фрэнк предложил: – Ну уж если вам не подходят такие сексуальные встряски, то хорошая музыка и вкусное мороженое вполне могут подойти. Правда?
– Хорошая музыка? – автоматически переспросила она.
– Да, здесь есть любопытное заведение, где летними теплыми вечерами можно послушать музыку и полакомиться мороженым. Оно расположено на территории парка, – пояснил Фрэнк и предложил отправиться туда.
Он помог девушке сесть в автомобиль, и они поехали к огромному городскому парку, где Лилиан не довелось еще побывать. Для посетителей были расставлены многочисленные столы и кресла. Но многие из них целыми семьями предпочитали сидеть на расстеленных на траве одеялах. Зрелище, с точки зрения Лилиан, было просто фантастическим. Она воскликнула:
– Как здесь великолепно!
Фрэнк довольно усмехнулся. Ему понравилось, то, что их вкусы совпали. Прогулка под музыку по вечернему парку – почему бы и нет? Это действительно было куда приятнее, чем просмотр порнографического фильма. Совершенно очевидно, что так же считала и девушка.
– Не могу не признать, что мне гораздо приятнее быть здесь, чем смотреть подобные фильмы, – озвучил свои мысли Фрэнк. – Делать кое-что самому – это одно, а наблюдать, как делают другие – совершенно другое. Мне такое совершенно не подходит.
Лилиан опустила глаза и сильнее сжала его руку. Они продолжили свой путь между столиками.
– Если верить вашей репутации, то вы не можете не знать толка в подобных вещах, – тихо произнесла девушка, когда они стояли в очереди за своими порциями лакомства.
Фрэнк резко повернулся, чтобы увидеть ее лицо.
– Вам еще не надоело уличать меня во всех грехах? – спросил он таким тоном, от которого у нее по спине пробежали мурашки. – Все, что обо мне говорят, – правда. И я никогда этого не скрывал.
Лилиан явно занервничала. Она никогда еще не видела его таким – Фрэнк выглядел как настоящий хищник. И от него теперь исходила явная угроза.
Фрэнк подвинулся теснее к ней. Сейчас, казалось, его меньше всего занимала собственная репутация в ее глазах.
– А кстати, что можно сказать о вашей репутации? Вы не очень-то любите говорить о вашей личной жизни.
– Мне просто не о чем говорить, – призналась девушка.
Его рука рассчитанным жестом коснулась ее плеча и соскользнула чуть ниже. Расчет оправдался, она отреагировала на это прикосновение. Стало слышно ее взволнованное дыхание, и можно было понять, что внутри ее тела рождается желание. От одной мысли об этом Фрэнк почувствовал, как его ноги слабеют.
– Не могу поверить в это. – Он обхватил ее талию и тесно прижал девушку к себе. Но фразу произнес совершенно нейтральную: – Какое мороженое будем заказывать?
– Мне – ванильное. – Она знала, что этот сорт есть всегда и везде.
– А я буду шоколадное.
– Почему-то большинство мужчин предпочитают именно этот сорт, – улыбнулась Лилиан каким-то своим воспоминаниям.
– Вы это знаете по собственному опыту? – ревниво спросил Фрэнк, сильнее сжав ее пальцы.
– В известном смысле, да.
– Ну и как далеко распространяется этот ваш опыт?
– Джентльмен не должен задавать подобных вопросов. – Лилиан постаралась свести этот разговор к шутке.
Он не успел никак прокомментировать ее фразу. Потому что в этот момент подошла их очередь.
Они разместились на траве, подстелив коврик, позаимствованный у соседней молодой пары. Обращаясь к молодым людям, Фрэнк пояснил, что они приехали из Пейетта. И юноша, гораздо более деликатного сложения, чем спутник Лилиан, усмехнулся:
– Неужели вы приехали специально, чтобы послушать наш оркестр?
– Нет. Честно говоря, мы приехали в кино. Но фильм оказался дрянным, и мы ушли.
Молодая женщина, шустрая, ярко-рыжая, прижав руки ко рту, звонко рассмеялась:
– Мы тоже ушли с него, – сообщила рыжая, произнося слова совершенно по-деревенски. – Мой отец линчевал бы меня, если бы узнал, что я была на таком фильме. Это я заставила Тома уйти. А ему картина понравилась, – многозначительным тоном добавила девушка.
– Ну и что? Разве жизнь не такова? – парировал парень. – Кстати, через два месяца мы с тобой должны пожениться, так в чем же дело, Джесси?
– Томми, отстань! – Девушка вскочила на ноги. Лицо ее было пунцовым, – Я пойду возьму еще немного мороженого.
– Ох уж эти целки! – Том вздохнул и затем улыбнулся с чувством удовлетворения от провозглашенного факта.
Его восклицание пробудило у Фрэнка какие-то странные ощущения. Ему в жизни не довелось иметь дело ни с одной невинной девушкой! Он, честно говоря, завидовал этому парнишке, который должен был вскоре жениться на женщине, сохранившей только для него такую важную часть своей сущности. Ему никогда не придется ломать голову над тем, каковы были прежние любовники его жены, в его или не в его пользу сделала она сравнения после первой брачной ночи. Это он был ее первый мужчина, и как бы то ни было, ее первые ощущения навсегда будут связаны только с ним одним!
Невольно следуя ходу своих мыслей, он посмотрел на Лилиан. Его глаза скользнули по ее телу, и он попытался представить себя и ее в постели, представить, как он медленно ведет рукой по ее бедрам. Как она реагировала бы на это? Он знал, что опытные женщины в постели не пугаются, а наоборот, поощряют самые смелые ласки. Конечно, в принципе это было не плохо. Но с другой стороны, разве не прекрасно быть первым, кто пробудит в женщине нужную, неизвестную ей дотоле реакцию, кто первым в мире услышит ее стоны восторга и экстаза?
Эти мысли увлекли его. Но он понимал, что в ее возрасте Лилиан не могла не быть женщиной с определенным опытом, поэтому она и пошла на флирт с ним так спокойно и уверенно. Фрэнк вздохнул. Что он, собственно, ждет от нее? Да, все, что положено, произойдет между ними, чего же еще хотеть? Надо заставить замолчать беспочвенные мечтания.
Оркестр явно подходил к финалу, мороженое заканчивалось. Пора было подумать о возвращении.
– Нам пора, – неохотно сказал Фрэнк.
Когда они прощались со своими случайными знакомыми, Томми неожиданно поинтересовался:
– Слушайте, а вы женатая пара?
Фрэнк усмехнулся:
– Да ты что? Если я только заикнусь о такой возможности, моя подруга тут же умчится далеко-далеко.
– Это фигово, – констатировал простодушный парень. – Вы здорово глядитесь друг с другом.
Джесси согласилась с ним, посмотрев на Фрэнка и Лилиан. Потом перевела влюбленный взгляд на своего жениха.
– Вы тоже хорошая пара, – сочла необходимым заявить Лилиан. – Бог даст, у вас все будет в порядке!
– Спасибо на добром слове, – не остались в долгу молодые.
Фрэнку не хотелось думать о том, как воспринимают посторонние его и Лилиан в паре, потому что мысль о возможной женитьбе в его мозгу даже и не возникала. Он был благодарен своей спутнице за то, что она не стала разъяснять Томми после его реплики тонкости их взаимоотношений. Ему показалось, что она вполне одобрила его шутливый подход к этой проблеме. Скорее всего, и у нее не было никаких матримониальных планов. Это делало ситуацию гораздо проще.
Томми вместо прощания пожелал им хорошей езды и заметил, что знакомство было приятным.
Фрэнк кивнул, и, подав руку, повел Лилиан к пикапу.
– Мне было хорошо, – просто сказала она. – Спасибо.
– Рад слышать это. Почему бы нам не повторить такую поездку? – вежливо заметил Фрэнк.
Он открыл дверь с ее стороны, но когда она стала садиться на пассажирское сиденье, неожиданно прижал ее к спинке. Их тела оказались в тесном контакте. Девушка чувствовала его нервное напряжение.
– Мне нравится твое платье, – сдавленным голосом произнес Фрэнк. – Тебе идет лиловый цвет.
– Спасибо, – нейтрально заметила Лилиан, делая вид, что она не заметила перехода на интимное «ты».
Это стоило ей немалого напряжения сил, потому что физическая близость Фрэнка обезоруживала девушку. Вдыхая его аромат, она чувствовала, как кружится голова.
– Я буду занят несколько дней, но потом мы сможем поехать на экскурсию, – сказал Фрэнк, сдерживая сбившееся дыхание. Он придвинулся к ней ближе, и чувствовалось, что такой контакт не оставляет его равнодушным. – А в следующий вторник я смогу выполнить твое желание и повезти тебя на родео.
– Я согласна, – без малейших колебаний произнесла Лилиан. Она с видимым удовольствием смотрела в его худощавое смуглое лицо. – Буду очень рада, если у нас это получится.
Девушка была поражена собственной реакцией на близость Фрэнка. Он практически не прикасался к ней, но возбуждение ее росло.
Он усмехнулся, потому что очень точно понял состояние, в котором она находится, и наклонился поближе к ней. Теперь она чувствовала на лице его дыхание. Ей казалось, что она даже ощущает вкус его губ.
– Я чувствую то же самое, – еще раз усмехнулся Фрэнк. Он стал смотреть на ее губы и не отводил глаз до тех пор, пока ее дыхание не стало прерывистым и губы беспомощно не разделились, как бы готовясь к ответу на поцелуй. Фрэнк придвинулся еще теснее. – Лучше бы нам двинуться в путь, – прошептал он.
Ощущая, как нарастает ее возбуждение, Фрэнк осторожно отклонился, все еще таинственно улыбаясь, и бережно подсадил Лилиан в кабину. Когда он обходил машину спереди, чтобы сесть на свое место, глаза его сверкали. Фрэнка возбуждала мысль о том, что в любой момент, как только он захочет, он может взять ее. Но ему вместе с тем не хотелось ускорять процесс. Он решил подождать несколько дней до финальной атаки, слегка осудив себя за рассудочность, но быстро успокоился, отметив, что это лучше и для нее самой. Их первый раз должен быть незабываемым как атомный взрыв! Фрэнк запустил двигатель пикапа.
– Надо пару минут на прогрев, – пояснил он, Лилиан сидела, обхватив себя руками. Она улыбнулась, и, стараясь скрыть свое волнение, робко заметила:
– Вот уж не думала, что мотор может остыть в такую теплую ночь.
– Тем не менее это так, – заметил Фрэнк.
Она сама, как ни странно, озябла и слегка дрожала, пока из печки не пошел теплый воздух. Девушка вытянулась поудобнее не сиденье, а Фрэнк включил радио и отыскал станцию, передающую музыку кантри.
Дорога назад оказалась очень приятной, несмотря на то что они почти все время промолчали, Лилиан чувствовала себя в обществе Фрэнка очень комфортно. Она размышляла, почему же он так и не поцеловал ее. Может быть, он просто играет с ней? Лилиан потихоньку вздохнула и еще раз пожалела о том, что у нее совершенно нет опыта общения с мужчинами.
Они подъехали к дому Брэдбери. Ни в одном окне света не было. Сначала это удивило Лилиан, но когда она бросила взгляд на часы, то все поняла. Было три часа утра.
– Я предупреждал тебя, что мы возвратимся довольно поздно. Но поскольку все тихо, видимо, никто по этому поводу не волнуется. – И он кивнул головой на темные окна.
– Неужели вы сами верите в это? – заметила Лилиан с мягкой улыбкой. – Свет, может быть, и не включен, но я могу поспорить, что Милли не спит. Она иногда напоминает мне наседку.
Повернувшись, Фрэнк отстегнул сначала ремень безопасности на сиденье девушки, а потом уже свой.
– Я думаю, что мы сейчас обойдемся без этих предосторожностей, – мягко усмехнулся он.
От тона его голоса Лилиан почувствовала трепет во всем теле. Весь вечер, каким бы приятным он ни был, она ощущала себя в состоянии войны нервов. Она вспомнила, как он играл ее рукой в зале кино, каким взглядом он неотрывно смотрел на нее в парке, как почти был готов поцеловать, когда подсаживал в пикап. И вот теперь ее била нервная дрожь и ей так хотелось ощутить вкус его губ, как, наверное, никогда и ничего не хотелось за всю жизнь! Теперь уже она впилась глазами в его губы.
Этот взгляд не мог остаться незамеченным, и сердце Фрэнка подпрыгнуло от сладостного предчувствия. Девушка уже видела в нем потенциального любовника и поэтому так сильно реагировала на его близость. Его пальцы двинулись вдоль щеки девушки, добрались до подбородка. При этом подушечка большого мягко прошла по ее губам, и он почувствовал, что она задрожала. Их глаза встретились, и Фрэнк увидел, какими большими и испуганными они были у Лилиан в этот момент.
– Я нижу, что ты не любишь сильно мазаться, правда? – Он произнес эти довольно банальные слова удивительно проникновенным голосом. Прикосновение к ее губам возбудило Фрэнка. Он осторожно тем же большим пальцем разделил их, и увидел, какие у Лилиан жемчужно-белые зубы. Потом продолжил свою мысль: – Я рад, что ты употребляешь мало косметики. Мне не очень приятен слой губной помады на губах, которые я целую.
Лилиан почувствовала, что ей стало душно, Милли предупреждала ее о том, что Фрэнк – опытный соблазнитель. Теперь настал момент, когда просто необходимо вспомнить все, о чем говорила подруга. Ей, с одной стороны, хотелось отстранить его палец от своих губ, а с другой – прижать его теснее! Но больше всего ей сейчас хотелось убежать.
Фрэнк отметил эту странную реакцию. Ему стало немного любопытно. Свободной рукой он подобрал ее распущенные волосы и властным движением притянул ее горячее лицо к своему.
– Если тебе противно, укуси меня! – страстно прошептал Фрэнк, покрывая ее губы, щеки и шею короткими нетерпеливыми поцелуями. Лилиан ощутила вкус кофе и ванильного мороженого, и все это слилось с запахами мужчины. Дыхание девушки совсем сбилось, она кончиками пальцев впилась в его мощные плечи, вбирая в себя тепло его тела. А он в это время слегка покусывал ее нижнюю губу.
Фрэнк заглянул в ее испуганные огромные глаза.
– Ну что же ты меня не укусишь? Я прошу тебя об этом серьезно. Обожаю немного боли в такие моменты, – добавил он. Он снова притянул ее голову к себе и вкрадчиво поинтересовался: – А тебе это не нравится?
Лилиан не знала, что ей следует ответить и как действовать. Она не понимала, что он от нее ожидает. А задуматься над смыслом сказанного она была не в состоянии. Неосознанно она придвинулась ближе к мужскому телу. Ей даже не понадобилось усилие с его стороны. Она бессильно скользнула руками по его шее и впилась в его губы своими. Поцелуй вышел сладким и опьяняющим. От ее вкуса он буквально охмелел. Он не мог вспомнить, чтобы когда-нибудь за последние месяцы он так чувствовал себя в женских объятиях. Ее мягкая податливость и готовность отвечать ему во всем совершенно лишили Фрэнка контроля над собой. Нет, подумал он, Лили совершенно не похожа своим поведением на опытную женщину. А может быть, она просто такая хитрая?
Но это были, так сказать, мысли теоретического порядка. Он уже был так увлечен Лилиан, что осторожность, свойственная ему, как хищнику, отступила. Фрэнк схватил девушку, поднял ее и положил к себе на колени. Его губы все агрессивнее и агрессивнее действовали всюду, куда доставали. Но неожиданно она оказала ожесточенное сопротивление.
– Что случилось? – спросил он голосом, который выдал его состояние, потому что звучал хрипло и прерывисто. Потом до него дошло. Его естественная реакция на поцелуи и объятия была для мужчины абсолютно нормальной. Она же, ощутив нечто, чего никогда в жизни не касалась, застыдилась и испугалась. Поняв причину ее волнения, Фрэнк хрипло рассмеялся:
– Разве это проблема? – Одной рукой он попытался подтянуть ее опять к себе, чтобы девушка заняла прежнюю позицию. Лилиан уже не вырывалась, но и ее ответной реакции он не чувствовал. Девушка словно окаменела.
Сузившиеся зеленые глаза встретились с ее тоскующим взглядом.
– Я с этим ничего поделать не могу, – ироническим тоном сообщил Фрэнк.
– Пожалуйста, – прошептала она, снова пытаясь высвободиться. Но он держал ее твердо, хотя вместе с тем и осторожно. Лилиан понимала, что ведет себя как старомодная девственница. Но что же делать, если она такой и была?
– Радость моя, тебе уже двадцать пять лет. – Голос Фрэнка звучал почти торжественно. – Поздновато играть в детские игры.
Он снова попытался интимно обнять ее. И снова увидел, как лицо девушки залил румянец, и тоскливо расширились ее глаза. Вряд ли даже самая великая актриса могла бы сыграть так естественно. Но Фрэнк отказывался поверить в подлинную причину такой стыдливости.
Лилиан почти теряла сознание. Ее реакция на состояние Фрэнка была чем-то совершенно ею неизведанным. Никогда еще не ощущала она такой странной пустоты внизу живота, никогда не заливала ее такая волна жара и не охватывало такое чувство беспомощности и слабости.
Фрэнк снова наклонил к ней голову, его губы оказались на ее губах. Он что-то шептал, но она не разбирала слов. Да разве это было важно сейчас? Губы девушки разделились, пропустив его твердый язык. И язык этот проник за ее зубы и трепетал, как бы пытаясь разъяснить, что его хозяин только что хотел сказать.
Соединение соблазнительного шепота и соблазнительной ласки исторгло из глубины ее горла сладостный стон. Господи… что он делает… как это неожиданно приятно… Господи…
Лилиан вся дрожала. Открыв глаза, она обнаружила, что Фрэнк, действуя своим языком-жалом в определенном ритме, которому она стала невольно поддаваться, в то же время наблюдает за ее реакцией. Его сильная рука скользнула к ее налившимся грудям. И она ощутила, как это приятно, даже сквозь два слоя ткани. Фрэнк заметил и эту ее реакцию, смесь ужаса и наслаждения, испуг в ее глазах и затопляющее их постепенно желание. Когда он, проникнув под лифчик, коснулся одного из набухших сосков, Лилиан вздрогнула еще ощутимее и громко застонала.
Он поднял голову и посмотрел на нее сверху. Ему так нравилось происходящее между ними и так хотелось, чтобы все это повторялось снова и снова. И он начал все сначала. Его пальцы, скользившие по глянцу лифчика, рождали стоны, разрывавшие тишину, царящую в кабине пикапа. Руки мужчины становились все более настойчивыми в ласках. А Лилиан, бездыханная и ослабевшая, лежала, не оказывая ни малейшего сопротивления.
– Надеюсь, что ты не станешь отрицать, что все происходящее чертовски приятно, – прошептал он хрипло, радуясь, что получил возможность видеть ее такой нежной и беспомощной. – Ты очень возбуждаешь меня, маленькая Лили, – констатировал Фрэнк мягко и душевно. Он вдруг переключил все свое внимание на отвердевшие соски ее грудей, которые даже приподняли тонкую ткань платья. – Помни это до нашей следующей встречи. – Потом он резко наклонился, обнял губами торчащий сосок и слегка сжал зубы. Лилиан попыталась оттолкнуть его, напуганная новым ощущением. Он поднял голову и ухмыльнулся, несколько озадаченный ее реакцией. – Господи, – выдохнул Фрэнк, – неужели ты подумала, что я могу сделать тебе больно?
– Ты… и вправду не хотел сделать этого? – хрипло прошептала она. Взгляд девушки отражал охватившую ее панику.
– Прости, если невольно испугал тебя, – проговорил Фрэнк и нежно коснулся того места, где только что его зубы сжали один из ее сосков. И опять она вздрогнула от этого неожиданного прикосновения. – Ты явно привыкла к гораздо более деликатным мужчинам.
– Да, это правда, – призналась Лилиан.
Но каждый из них в это утверждение вложил разный смысл. Никогда еще Лилиан не ощущала себя такой беспомощной. Она была не в состоянии остановить Фрэнка, что бы он с ней ни делал. Только теперь она поняла, от чего ее предостерегала Милли.
– Я не могу назвать себя деликатным любовником, – тихо заметил Фрэнк. – И вряд ли смогу стать таковым. Я хочу, чтобы женщина понимала меня и отвечала на каждый мой порыв таким же точно. И любовь между мной и моей партнершей всегда должна быть необузданной, по причине того, что я признаю только такую. – Фрэнк перевел дыхание и неожиданно положил ладонь на ее грудь, но сделал это очень осторожно – В моей жизни еще не встретилось женщины, которая отвергла бы такую разновидность ласк.
– Мне остается попросить прощения, – тихо сказала Лилиан. – Я просто растерялась от неожиданности.
Господи, подумал Фрэнк, не хватает еще ощущать чувство вины за свое поведение! Он испытывал нечто вроде угрызений совести. Наклонившись к девушке, он очень нежно, может быть, подчеркнуто нежно поцеловал ее.
– В следующий раз, – прошептал он, не отодвигая свои губы от ее рта, – с тобой я буду чуть менее диким, буду, черт возьми, гораздо нежнее! Меньше всего мне хотелось бы вселить в тебя страх передо мной.
Лилиан с любопытством заглянула о его смуглое, непроницаемое лицо. Он, кажется, был озадачен тем, что между ними произошло, чем она от него ожидала. А ведь подозревать его в отсутствии опыта общения с женщинами не приходилось. Разве для него не было обычным делом – ощутить все то, что он ощущал, лаская ее, Лилиан? Ей очень хотелось бы задать этот вопрос ему, но это означало бы полностью расписаться в собственной наивности и неискушенности. И если он поймет, что она представляет из себя на самом деле, то уже никогда больше не подойдет к ней близко. Он ведь сам сказал об этом.
Она постаралась расслабиться и придать себе вид искушенной в таких делах девицы.
– Нет, я вовсе тебя не боюсь, – с большим опозданием ответила она на вопрос, заданный Фрэнком сто лет назад.
Он убрал руку с ее груди и коснулся на этот раз ее губ. Ему нравилось, что она так покорно лежит в его объятиях, нравилось, что ее длинные волосы разметались по плечам, а в глазах теперь светилось доверие к нему и покой.
Лилиан относилась к типу женщин, от которых добиться чего-то можно было только ласковым обращением. Он уже понял это и был зол на себя за то, что действовал негодными для нее методами. Фрэнк помнил слова, которые уже успел ей прошептать и теперь намеревался заставить ее забыть их.
– Что случилась? – спросила девушка, заметив, как изменилось выражение лица мужчины.
– Несколько минут назад я сказал кое-что, совершенно неподходящее для тебя, – с подкупающей честностью признался Фрэнк, – Прости меня, я совершенно забыл, что даже женщина с определенным опытом может оставаться леди и требовать надлежащего обращения с собой. Когда в следующий раз между нами произойдет то, что и должно произойти между мужчиной и женщиной, я буду вести себя совсем по-другому.
Фрэнк осторожно выпустил Лилиан из своих объятий. Она даже не заметила этого, потому что переживала потрясение, вызванное его последней фразой. Обойдя машину, он помог девушке выбраться из кабины и, бережно поддерживая под локоть, повел ее к хорошо освещенному козырьку над дверями. Взгляд его упал на платье Лилиан, и он неожиданно рассмеялся.
– Дай Бог, чтобы Милли не проснулась!
Проследив за его взглядом, Лилиан покраснела.
Вокруг одного из сосков на платье расплылось влажное пятно, и любая женщина сразу же поняла бы причину его появления.
Он взял ее лицо в ладони и засмеялся, глядя ей в глаза.
– Не волнуйся, в следующий раз мы не повторим подобную ошибку. – Фрэнк стал медленно приближаться губами к ее губам и продолжил фразу: – Прежде чем мы поцелуемся, я сдерну с тебя блузку, и никаких следов не будет.
Лилиан вздохнула, а он продолжал спой затяжной поцелуй, пока и сам не издал страстный стон.
– Как ты меня возбуждаешь, – особым тоном произнес Фрэнк. – Пора мне убраться отсюда, пока прямо здесь мы не согрешили. Через день я тебе позвоню, и мы сможем поехать на родео. Кстати, можешь успокоить спою наседку – в следующий раз я не задержу тебя до такого позднего времени.
– Обязательно успокою, – ответила Лилиан. Она держала сильную руку Фрэнка, опиралась на нее, и ей вовсе не хотелось расстаться с ним даже на одну минуту. Но она понимала, что пора идти. – Ладно, пока. Мне очень понравился этот вечер, и ужин, и концерт. Спасибо.
– А фильм? – Он нахально рассмеялся. Но, наткнувшись на ее взгляд, осекся. Коснувшись ее губ длинным пальцем, он хриплым голосом пообещал: – Я всегда буду с тобой очень нежным. Я знаю, как заставить тебя почувствовать себя в раю. И когда время придет, ты все это почувствуешь. Я обещаю.
Лилиан еще не успела перевести дыхание, а он уже шел к пикапу. И ее глаза против воли внимательно следили за движениями его сильных бедер. Девушка ощущала от его присутствия такое волнение, что с ужасом поняла: она не сможет ему отказать ни в одной просьбе. Он отъехал, ни разу не повернув голову в ее сторону, и Лилиан с горечью подумала, что вот так же однажды он уедет навсегда и сон окончится.
Фрэнк знал, что она смотрит ему вслед, но поворачиваться и махать ей рукой не стал. Он был полон каким-то ранее неизведанным ощущением и боялся расплескать его ненароком. Его план соблазнения очередной женщины дал трещину, что-то непонятное входило в его душу.
Лилиан открыла замок и вошла внутрь дома. Ей было страшно, что сейчас появится Милли, и придется объясняться по поводу такого позднего возвращения. Затем она сообразила, что надо успеть снять блузку. И вовремя. Милли таки появилась.
– Ты знаешь, который сейчас час? – холодно поинтересовалась она. – Где ты столько времени была?
Лилиан стала рассказывать ей о том, как провела день, делая упор на концерт и совершенно опуская многие детали.
– Ну слава Богу, – успокоилась подруга. – Я понимаю, что докучаю тебе опекой. Но он очень опасен тем, что не может не действовать на женщин.
Неожиданное подозрение мелькнуло в мозгу Лилиан:
– А ты-то откуда знаешь, как он действует на женщин?
Милли усмехнулась.
– Думаю, что тебе надо это знать. Я флиртовала с Фрэнком, пока Лайон не прервал этого. Наши отношения не успели перейти определенную грань, я с ним не спала. Но он прекрасно осознавал, что я бы не смогла отказать ему, если бы он захотел. Именно зная его влияние на женщин, я так настойчиво предостерегала тебя. Фрэнк всегда берет то, что хочет, но ничего и никогда не дает взамен. Ты вступила в опасную игру. Я не хочу изображать из себя невинное дитя. Еще немного – и между мной и Фрэнком случилось бы неизбежное. Но мне повезло, я по-настоящему полюбила Лайона. А за тебя я боюсь. Тебе может быть очень не сладко, когда наваждение окончится, Лилиан.
– Я понимаю это, – призналась та, тяжело вздохнув. – Но меня так к нему тянет… – Заметив взгляд Милли, Лилиан инстинктивно прижала блузку к груди и страшно покраснела.
– Не чувствуй себя такой затравленной, – мягко заметила Милли. – Такому мужчине сопротивляться очень трудно. Но помни, что он источник повышенной опасности.
– Все это я понимаю. Но боюсь, что я влюбилась в него.
Милли прикусила нижнюю губу.
– Это – беда. Он такого чувства, как любовь, просто не знает. – Милли нежно притянула подругу к себе и осторожно постучала по ее лбу. – Постарайся включить голову, по крайней мере.
– Да, я стараюсь. Мне сейчас в жизни не хватает только осложнений.
– Как бы там ни было, пожалуйста, помни о мерах предосторожности. – Заметив, как залились румянцем щеки Лилиан, Милли сказала: – Все, давай спать. Больше никаких нравоучений. Последнее. Этот дикарь собирается еще раз появиться здесь?
– Да. Он пообещал возникнуть где-то в середине недели. Скорее всего, в среду. Мы должны поехать на родео.
Милли только молча покачала головой.
Лилиан переоделась. Теперь на ней была ночная рубашка, но она все еще переживала события вечера. Она ведь впервые в жизни осталась наедине с мужчиной и пережила моменты интимной близости. Ее занимал вопрос, как бы он себя повел, узнав о том, что она невинна. Наверное, он просто отчалил бы от нее раз и навсегда, чтобы не вешать на себя такую обузу. Недаром же Фрэнк честно предупредил ее о своей неприязни к невинности, как к источнику дополнительных хлопот. Ей было немного стыдно за свою попытку ввести его в заблуждение. Но оправданием ей служила боязнь потерять его. Может быть, когда он узнает правду, то придет в ярость. Но вдруг он тоже влюбится в нее? Тогда все встанет на свое место. А если он не влюбится, а просто соблазнит ее, а потом покинет? Эта мысль привела Лилиан в ужас. Но ей нечего было противопоставить силе его мужского обаяния.
Когда девушка проснулась утром, то заметила, что вся простыня смята и наволочка сбита с подушки. Всю ночь ей снились бесстыдно эротические сцены, героем которых был, конечно, Фрэнк. Подобного ей переживать не приходилось никогда!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - И она уступила... - Лоуэлл Роуз

Разделы:
Пролог12345678910

Ваши комментарии
к роману И она уступила... - Лоуэлл Роуз



Не понравился роман,ну может на 6 и будет...
И она уступила... - Лоуэлл РоузЛиля
19.01.2012, 7.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100