Читать онлайн , автора - , Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Малюсенький буксирчик смело вывел горделивую «Королеву Викторию» из порта, провел немного извилистым путем по фарватеру и напутственно прогудел на прощание. Потом по всем каютам объявили, что первый ужин состоится через полчаса. Сью уже изрядно проголодалась, так что объявление пришлось очень кстати. Она быстро произвела ревизию своего гардероба, так как помнила из книг, что истинная леди должна практически постоянно менять свои туалеты, потом выглянула в коридор и увидела леди Милтон, курившую в конце коридора у открытого иллюминатора. Сью-зан немного оробела, а потом махнула рукой и решительно направилась к красавице-вдове.
— Леди Милтон…
— Вивиан. Меня зовут Вивиан. Близкие называют просто Ви, но начнем с Вивиан. Вас что-то тревожит?
— Да. Я не знаю, надо ли одеваться на ужин… ну, шикарно.
Вивиан задумчиво оглядела Сьюзан с ног до головы.
— В принципе, с такой фигурой, как у вас, можно вообще не думать об одежде. Я видела вас в джинсах и в летнем платье, и могу сказать, что вы одинаково милы и в том, и в другом.
— Спасибо. Но я не о том. Вивиан, все дело в том, что я — не та Йорк!
Вот и сказала. И ничего не случилось. Вивиан улыбнулась.
— Я это знаю, солнышко. Хотя у герцогини Йоркской, леди Берфорд, действительно есть племянница вашего возраста, и ее зовут Вероника Сусанна Элспет, так что в каком-то смысле она тоже Сьюзан Йорк. Ну и что?
— Вообще-то ничего, но я понятия не имею, как ведут себя в высшем обществе.
— Ох, Сью, милая вы моя, да они отвратительно себя ведут, посмотрите хоть на Аделину. Ладно, не в этом дело. Вы избираете меня на роль дуэньи?
— Да! Если вы не против, конечно…
— Не против. Я в трауре, так что особенно веселиться мне нельзя, но это будет неплохим развлечением. Итак, первый ужин. День приезда, день отъезда — самое бестолковое время, поэтому никакой торжественности. Можно прийти хоть в джинсах, хоть в халате. Первая встреча, распределение по столам. Кстати, мы с вами за одним столиком. С нами сэр Эгберт с Джулианом и помощник капитана.
— Значит, в вечернем платье я буду выглядеть глупо?
— Нет, если вы привыкли в нем ходить в это время суток. Моя тетка делала полный макияж, ложась спать. Уверяла, что так привыкла к этому, что боится не узнать себя утром в зеркале, если на ней не будет накладных ресниц.
— Вивиан, вы смеетесь, а мне не до смеха.
— Сью, а вам так хочется произвести впечатление аристократки голубых кровей? Вам это важно?
Сью в отчаянии заломила руки, возвела глаза к небесам, а потом начала сбивчиво и то-ропливр объяснять.
Про свое детство, про приют и про сестер-фей, про Хореса и деревянную шкатулочку, про любовь к сочинению сказок, про то, как ей достался билет и как ее собирали в дорогу всем приютом, про то, как Джулиан и Аделина сами подкинули ей мысль о тех самых Йорках, а теперь придется от нее отказаться, потому что она ничего не знает и не умеет…
— Понимаете, Вивиан, мне это совершенно не нужно и не важно. Я люблю своих близких и горжусь ими, я получила образование и хорошую профессию, которую я люблю, у меня в жизни все, в общем-то, хорошо… Мне просто хотелось, чтобы это лето получилось особенным. Необыкновенным. Вроде тех сказок, которые я рассказывала девчонкам в спальне по ночам. Когда я — это все равно я, но немножечко не я… Понимаете?
Вивиан неожиданно серьезно откликнулась:
— Понимаю. И готова помочь. Я буду вашей дуэньей, Сью, и мы зададим жару всем снобам на этом корабле. У вас артистическая натура, это сразу видно, так что проблем не будет. Вперед! Остановимся на строгом, но элегантном варианте.


Вивиан оказалась прекрасной дуэньей, и за ужином Сью произвела небольшой фурор. Помощник капитана оказался крупным добродушным мужчиной с окладистой рыжей бородой, очень добрым и остроумным. К тому же он был заядлым шахматистом, как и сэр Эгберт, поэтому к концу вечера они уже души друг в друге не чаяли и составляли расписание партий. Вивиан улыбалась направо и налево, элегантно знакомила Сью с окружающими, ухитрившись ни разу не назвать напрямую происхождение девушки. Джулиан казался очарованным и едва ли не влюбленным, а сама Сьюзан…
Во-первых, капитан Арчер оказался в точности таким, как его маленький двойник в витрине туристического агентства. Он курил трубку с длинным мундштуком и был ослепительно хорош в капитанском кителе. У него была мефистофелевская бородка клинышком, элегантные усы и задумчивые глаза поэта. На мизинце у капитана поблескивал перстень с темным камнем, осанка его была безукоризненна, и Сьюзан без колебаний влюбилась в него на этот вечер.
Когда подали кофе и мороженое, невесть откуда прискакала Аделина Уимзи. Опасливо косясь на Вивиан Милтон, она прощебетала что-то сэру Эгберту, на что тот досадливо заворчал, потрепала по щеке Джулиана — он вынес это вполне стоически — и подсела к Сьюзан.
От Аделины исходила мощная волна остро модного запаха — что-то тропическое, плюс мускус, плюс морской бриз, и Сью почувствовала, как у нее начинает болеть голова. Она с удивлением поняла, что ее аппетит вовсе не так велик, как она думала, а с приходом Аделины он совсем исчез.
— …так вот я и говорю просто безобразие что не стало никаких ограничений по билетам куда ни придешь одни сплошные из третьего класса вот и сейчас на палубе я встретила того мерзавца с этими чумазыми детьми…
Сью осторожно помассировала висок и слабо улыбнулась Аделине, не очень-то вслушиваясь в слова. Вивиан, напротив, заинтересовалась рассказом.
— Значит, это опять тот молодой человек со сломанным носом?
— Бандит! Самый настоящий бандит с большой дороги. А дети — это вообще кошмар. Тычут пальцами в чаек, верещат, а у младшей течет из носа…
На этом терпение Сью кончилось. Она сдавленно извинилась и едва ли не бегом покинула ресторан. Аделина посмотрела ей вслед с удивлением, Джулиан — недоуменно, Вивиан явно думала о чем-то своем, а сэр Эгберт крякнул и провозгласил:
— Это — первая жертва! Интересно, кто станет следующим? Леди Милтон, как насчет ставочки?
Вивиан улыбнулась старику.
— С таким старым волком, как вы? Увольте. К тому же здесь почти невозможно предугадать.
— Вот я и говорю, слепая фортуна. Сегодня Джулиан — цветущий юноша, завтра — хладный труп, свисающий с поручней.
Джулиан вздрогнул и с подозрением уставился на своего личного тирана.
— О чем это вы, сэр Эгберт? Не понимаю.
Отозвался помощник капитана, с отеческой улыбкой наблюдавший за собеседниками.
— Сэр Эгберт, мой юный друг, говорит о морской болезни. Она и впрямь не щадит никого, а настигает совершенно неожиданно. Кстати, лучшее лекарство — горячий бульон из потрошков. О-о, это божественная вещь. Я вам сейчас расскажу. Берете курицу или индейку, аккуратно потрошите, очищаете печень и сердце от пленочек…
Джулиан неожиданно сильно побледнел, извинился и пулей умчался вслед за Сью. Сэр Эгберт удовлетворенно потер руки.
— Второй пошел! Эх, леди Ви, надо было хоть по пятерочке за Джулиана…


Сью свисала с поручней наподобие мокрой тряпки и невыносимо страдала. От вкусного ужина не осталось и воспоминания, теперь все мысли девушки занимал ее собственный желудок, лихо скачущий то вверх, то вниз, а то и в разные стороны. Голова кружилась, колени дрожали, руки были холодными и липкими — короче говоря, именно так в представлении Сью выглядели предсмертные муки. Неподалеку во тьме маячил чей-то силуэт, видимо, еще один страдалец.
Интересно, а если это будет продолжаться вечно? Все полгода плавания? Тогда, быть может, лучше сразу за борт…
Могучие руки подхватили ее, потом у самого рта оказалась фляга с острым запахом бренди, а потом кто-то невидимый чуть ли не силой запрокинул Сью голову и влил в нее целый глоток отвратительного пойла. Девушка закашлялась, на глазах выступили слезы, она забилась в руках невидимого разбойника, точно пойманная птица. Секундой позже раздался уже знакомый ей голос:
— Отлично лягаетесь. Сейчас будет полегче, но если совсем невмоготу — травите, не стесняйтесь.
— Я сейчас умру!
— Не сейчас. Плохо вам будет еще пару дней, это точно, но потом и думать забудете. А почему вы здесь одна? Где ваши друзья и подруги из высшего света?
Сью беспомощно оглянулась.
— Джулиан… Я не разрешила идти за мной. Неудобно же!
Даже в темноте было видно презрение, горевшее в темных глазах Майкла Беннета.
— Джулиан? Это тот белобрысый типчик? Да уж, от него вы помощи не дождетесь. Ему бы самому все стравить до утра, где тут за девушками присматривать. Ладно, пошли, провожу. Да не волнуйтесь вы, не трону. Завтра утром не ешьте, но чаю выпейте, горячего, а сегодня на ночь хлопните еще бренди, если есть. Нет — пошлите стюарда, он принесет из бара. Осторожно, ступеньки. А, ладно…
Видя, что идет Сьюзан с большим трудом, Майкл Беннет просто подхватил ее на руки и легко понес вниз. На секунду отступила даже дурнота. В этих могучих руках было так спокойно и надежно, так удивительно хорошо, что Сью едва не прижалась головой к широкой груди своего невежливого спасителя. Бренди уже делало свое черное дело, и язык девушку слушался с трудом.
— В-вы не можете так говорить… про Ж-жулиана! Он лапочка.
— Да? Возможно, не заметил. Но и лапочек иногда тошнит. Я всего лишь констатировал факт.
— Костанти… ровал он факт! Зато Ж-жулиан не поит девушек отравой! Ох, я пьяная совсем. Стойте, это моя каюта! Вот: семь и один…
— Это каюта техперсонала, вот табличка. Попробуйте еще разок.
— Нечего пробовать! О, голова моя! Семь и один, семьдесят один… ах, нет, один и семь.
— Будет восемь. Восьмая?
— Вот балбес какой непонятливый! Говорю же, один и семь, семнадцать, значит!
— Действительно, как это я так… А у вас могучий ум, наследница Йорков.
— Ой, перестаньте, вы-то хоть…
— Это не я. Это та змеиная леди, от которой разит освежителем воздуха. Она рассказывала о вас старушкам на палубе, а те охали и вспоминали битву при Гастингсе, где Йорки были очень хороши.
— Леди Уимзи. Отвратная тетка. Поставь… те… меня на пол… пожалста!
Майкл ухмыльнулся и осторожно опустил Сью на пол. Потом помог ей открыть дверь и в самый последний момент не позволил врезаться в дверной косяк. После этого девушка повернулась и попыталась изобразить величественный светский полупоклон.
— Благодарю вас за помощь… ик! мистер Бен… нет! Я… О Господи!
Она вдруг побледнела, зажала рот ладонью и кинулась в ванную. Майкл Беннет рассмеялся, покачал головой, достал из кармана плоскую кожаную флягу и поставил ее на тумбочку у кровати. Задержался еще немного, глядя на фотографию в простой деревянной рамочке.
Длинноногая, похожая на мальчишку девочка с соломенными волосами, торчащими в разные стороны. Ослепительная улыбка, переднего зуба не хватает. Вокруг нее три монахини-католички. Высокая и стройная, толстенькая и маленькая, худощавая и очень строгая. Три феи, вдруг подумал Майкл невесть с чего. Три фей-крестных и маленькая принцесса… наследница Йорков.
Смех, да и только.
Молодой человек осторожно поставил фотографию на место, повернулся и вышел из каюты. Легкой упругой походкой поднялся по лесенке на палубу… и буквально налетел на помощника капитана.
— Простите, сэр. Не ожидал, задумался.
— Минутку, молодой человек. Насколько я помню, ваша каюта…
— Не трудитесь, чиф! Я с третьей палубы, на нее и возвращаюсь. Просто одной даме стало плохо, я ей немного помог. Нет проблем.
— Молодой человек, я настоятельно советую вам ограничиться посещением второй и третьей палубы, а здесь больше не появляться. Сами понимаете, голубая кровь Англии, аристократы, миллионеры… Ваше присутствие здесь не желательно.
Странная улыбка осветила смуглое лицо Майкла Беннета.
— Конечно, чиф. Я все понял. Был не прав, ухожу. Спокойной ночи. Пусть аристократы спят спокойно. Я не потревожу их покой.
Помощник капитана с некоторым подозрением проводил молодого человека глазами, потом повернулся и пошел по палубе, недовольно покачивая головой. Увидев перед собой леди Милтон, помощник капитана почувствовал настоятельную потребность излить душу.
— Доброй ночи, миледи. Завтра нас ждет отличный день.
— Я тоже так думаю. Эдвард?
— Да, миледи?
— Вас что-то тревожит?
— Да нет… Просто один молодой нахал с третьей палубы шлялся здесь в неурочное время.
Вивиан Милтон улыбнулась загадочной улыбкой и поманила к себе помощника капитана.
— На вашем месте, Эдвард, я бы не стала так активно выгонять этого молодого нахала.
— Не понял, миледи?
Вивиан наклонилась к самому уху помощника и что-то коротко прошептала. Тот отшатнулся и с изумлением уставился на молодую женщину. Она приложила палец к губам.
— Я рассчитываю на ваш профессионализм и безупречный такт. Никакого преувеличенного внимания, никакой огласки. В конце концов, у всех есть свои причины… на все. Не так ли? Спокойной ночи, Эдвард. Пойду посмотрю, как там наша юная Сьюзан.
С этими словами Вивиан удалилась, оставив помощника капитана в полном оцепенении. Через пару секунд он решительно тряхнул головой и направился дальше по палубе, недоверчиво бормоча себе что-то под нос.
Вивиан спустилась вниз и постучала в дверь каюты Сью. Ответа не последовало, и леди Милтон легонько толкнула дверь. Та открылась, пропуская дуэнью «наследницы Йорков» в каюту.
Сью, бледная и дрожащая, выглянула из ванной.
— Ох, Вивиан, это вы? Мне так плохо не было лет с двенадцати, когда я объелась зеленых слив. Да еще этот Беннет со своим бренди… Впрочем, на палубе мне точно полегчало, но зато потом!
— Беннет? Надо полагать, это тот молодой нахал, которого так презирает Аделина Уим-зи? Помощник капитана только что выгнал его с первой палубы.
— Честно говоря, меня это коробит, Вивиан. Нет, я все понимаю, аристократия, пэры, сэры, но в конце двадцатого века во всем этом есть что-то неестественное. Мы же не феодалы? Или я рассуждаю, как обитатель Вест-Энда?
— Ты рассуждаешь, как нормальный человек. Просто весь этот корабль… Понимаешь, Сью, можно ведь купить билет на самолет и оказаться в Африке гораздо быстрее. Можно посмотреть на мир по телевизору. Можно путешествовать автостопом. Точно так же и со всем остальным. Какая разница, на чем ездить? «Бентли» и «жучок» — просто машины, только разного класса. И вот люди придумывают слово «престиж». Именно потому и существует этот корабль, на нем служит лучший экипаж в стране, а самые богатые и знаменитые люди Англии считают за честь плавать на его борту. Это просто традиция. Хорошо, что она есть. Плохо, что мы иногда становимся ее рабами. Тогда мы начинаем рассуждать так же, как Аделина Уимзи.
Сьюзан мрачно кивнула и потерла виски. Голова болела страшно, и девушка мечтала прилечь. Вивиан заметила это и поднялась с кресла.
— Отдыхай, малышка. Морская болезнь очень выматывает, но зато отпускает бесследно.
— Неужели эта тошнота и головная боль когда-нибудь закончатся? Прямо не верится.
— Как только мы выйдем в открытое море, то есть завтра к вечеру. Удивительно, но почему-то самая страшная морская болезнь свирепствует именно в Ла-Манше. Постарайся заснуть. Это лучшее лекарство, не считая… Что это?
Вивиан шагнула к тумбочке и с удивлением подняла лежавшую на ней фляжку. Сью досадливо отмахнулась.
— Это, наверное, оставил мистер Беннет. Как вспомню, так опять все внутри крутит…
— Да, это он… Между прочим, надо пить чайными ложечками. Тогда будет все в порядке. Выпей и ложись. До завтра.
Вивиан вышла из каюты, рассеянно улыбаясь и что-то бормоча себе под нос. Сью с подозрением посмотрела на фляжку, затем со вздохом отправилась к бару за чайной ложечкой.
Как ни странно, страшное зелье помогло, и девушка действительно почувствовала себя лучше. Во всяком случае, у нее больше не кружилась голова, и в кровать она улеглась, не испытывая никаких неприятных ощущений.


Леди Милтон остановилась у борта и закурила длинную сигарету с ментолом. Тьма позади нее слегка шевельнулась. Вивиан даже бровью не повела, но произнесла удивительно спокойным голосом:
— Значит, это и впрямь ты? А я уж решила, что у меня галлюцинации. Чего ты добиваешься, глупыш?
Тьма тяжело вздохнула и ответствовала слегка сердито и немного вызывающе:
— Ничего, хотя ты в это не поверишь. Это от меня все чего-то добиваются, а я просто…
— Бежишь?
— Бегу. На волю. Туда, где меня никто не знает.
— Ага. И поэтому ты вертишься на первой палубе? Здесь сэр Эгберт и еще целая толпа людей, которым отлично известно твое имя.
— Меня зовут…
— Майкл Беннет, я знаю. Неплохо и почти правдоподобно.
— Я больше не появлюсь у вас наверху.
— Наоборот, можешь появляться. Помощнику капитана я намекнула, он все понял.
— Вивиан, ты опять работаешь благодетельницей? Не надоело?
— Зачем ты здесь?
Майкл облокотился на поручни рядом с леди Милтон и вздохнул.
— Мне захотелось узнать, как чувствует себя эта малышка.
— Она тебе понравилась?
— Просто волнуюсь. Ей было нехорошо.
Вивиан усмехнулась, но сразу же стала очень серьезной.
— Послушай меня. Ты можешь сколько угодно играть в Гарун-аль-Рашида и выдавать себя за бывалого охотника, родившегося в африканской саванне, но эту девочку обижать не смей. Она слишком чиста и невинна… Ты вряд ли можешь представить себе, до какой степени!
— Ви, я как-то не замечал у тебя склонности к мелодраме. Что еще за разговоры о невинности? Можно подумать, я целыми днями соблазняю юных дев…
— Я не шучу. Не обижай ее. Не знаю, от чего ты бежишь, да, в общем-то, и не хочу знать, но она мне понравилась, и я не дам ее в обиду.
Недобрая улыбка исказила смуглое лицо молодого человека.
— Вот я и дожил до того, что от меня прячут девушек. Скоро начнут пугать моим именем детей. Ладно. Спокойной ночи, Ви. Значит, говоришь, мне не возбраняется появляться на вашей палубе? Что ж, тогда до встречи. Не могу обещать, что не захочу еще разузнать о здоровье мисс Йорк.
С этими словами Майкл Беннет — вернее, человек, назвавшийся этим именем, — скрылся в темноте окончательно. Вивиан Милтон покачала головой и неожиданно рассмеялась, а затем негромко произнесла в ночную тьму:
— Похоже, мне понравится роль дуэньи… Глупый мальчишка! Спасается бегством, хотя за ним никто не гонится.


Как и предупреждали знающие люди, утро не принесло Сьюзан особого облегчения. Желудок все еще не мог обрести достойного места внутри ее тела, голова кружилась и болела, мысль о еде вызывала отвращение, а о том, чтобы прогуляться по палубе, и речи не могло быть. Сью Йорк скорчилась в своей огромной кровати, накрылась с головой одеялом и невыносимо страдала. В голове проносились отрывочные и бессвязные мысли, не отличавшиеся глубиной, зато все об одном.
Они будут заходить в Бордо и Лиссабон, потом Малага и Алжир, это уже далеко, но вот Бордо… Интересно, за сколько она доберется из Бордо в Лондон? Денег у нее хватит, спасибо маме Отти и английской короне, а вот доживет ли она до Бордо…
Да, она не увидит Африку, да, она не пересечет экватор, но зато пол и потолок перестанут меняться местами, голова встанет на место, а желудок… ох!
Сью обреченно ринулась в ванную. Она просто не успеет сойти в Бордо. Теперь вся ее жизнь должна проходить неподалеку от туалетной комнаты… Зачем она поперлась в это кругосветное путешествие?!


А потом все неожиданно кончилось. К вечеру в каюту ворвалась Вивиан и сообщила, что сэр Эгберт грозится выпрыгнуть за борт, если Сью немедленно не встанет и не выйдет на палубу. Кроме того, Джулиан…
За последние сутки Сью и не вспоминала о светлокудром красавце Джулиане, но теперь, к собственному изумлению, зарделась, точно роза, и ощутила сильнейшее желание умыться, причесаться и накраситься, о чем и сообщила Вивиан. Та расхохоталась и поздравила Сью с окончанием морской болезни.
Через полчаса Сью осторожно выбралась на палубу и с опаской взглянула на бескрайние просторы океана. Солнце сияло, ветер был свеж и упруг, океан сверкал и переливался всеми оттенками голубого, бирюзового и темно-зеленого, дамы были в белом и в шляпках, Джулиан — умопомрачительно хорош в белоснежных брюках и голубой рубашке-поло. Неизменным остался только сэр Эгберт: седой венчик волос вокруг розовой лысины, кустистые брови нахмурены, а ноги укутаны клетчатым пледом. При виде Сьюзан в очаровательном платье а-ля матросский костюмчик Джулиан порозовел и смущенно улыбнулся, а сэр Эгберт не то приветственно помахал, не то погрозил своей тростью.
— Идите сюда, дитя! Мой секретарь совершенно деморализован, я остался наедине со стихией.
— Я не уверена, смогу ли я сделать хоть шаг по палубе.
— Глупости. Вас тошнило?
— Сэр Эгберт!
— Вот Джулиана тошнило…
— СЭР ЭГБЕРТ!
— Тошнило, как больную кошку, а потом он лежал пластом и тихо стонал….
— Ничего подобного!
— Верно, стонал он довольно громко. За обедом я был один! Помощник капитана, Эдвард, стоял на вахте, леди Милтон, видите ли, обедала в каюте, а я сидел, как старый хрыч, каковым я, собственно, и являюсь! Таким образом, я тоже деморализован, и вы, дитя, должны вернуть мне веру в людей. Идите сюда, садитесь рядом, сейчас стюард… МАРТИН!.. принесет нам по бокальчику чего-нибудь горячительного и подкрепляющего, и мы будем болтать, а Джулиан Фоулс будет нам завидовать черной и белой завистью.
Сью улыбнулась Джулиану и уселась в шезлонг. Джулиан испустил душераздирающий вздох и устроился за плечом сэра Эгберта, так чтобы было видно Сью.
Сэр Эгберт оказался превосходным рассказчиком. Сью вытаращила глаза и даже — о ужас, стыд и позор! — раскрыла рот, слушая его рассказы о кровожадных пиратах, бороздивших волны Гибралтара, о сэре Френсисе Дрейке, о Билли Киде и Томе Моргане, об испанских галеонах, лежащих на дне прямо под ними (тут Сью не выдержала и глянула себе под ноги), и о неисчислимых богатствах, таящихся в их трюмах (в этом месте Джулиан слегка всхлипнул, отчего страшно смутился).
Неслышно подошедшая Вивиан облокотилась на борт и задумчиво смотрела вдаль. Ее темные волосы развевались на ветру, в глазах стыла печаль, губы были плотно сжаты. Потом сэр Эгберт изъявил желание вздремнуть в своей каюте перед ужином, и Джулиан увел его, успев страстно пожать руку Сьюзан и прошептать:
— Умоляю, давайте увидимся после ужина? Уйдем пораньше, пока сэр Эгберт будет пить портвейн…
Сью кивнула, не в силах произнести ни слова. Девушку переполняли самые различные чувства. Больше всего ей хотелось завизжать от восторга, а то и пройтись колесом.
Все дело было в том, что за Сью никто и никогда толком не ухаживал. Во-первых, в приюте жили только девочки. Единственными мужчинами, достаточно часто (то есть постоянно) присутствовавшими в жизни Сью, были старый Хорес и мистер Йорк, ее крестный.
В колледже она познакомилась с мальчиками ближе, некоторые пробовали ухаживать за ней, но Сью, не имевшая ни малейшего представления о кокетстве и прочих женских уловках, сама напоминавшая манерами озорного мальчишку, воспринимала представителей противоположного пола исключительно в качестве друзей.
Она не была идиоткой, она много читала, у нее было много знакомых — но монастырь есть монастырь, и довольно долго, лет до восемнадцати, она имела смутное представление о том, откуда берутся дети. Нет, в принципе ей это было известно, но вот примерить подобную ситуацию на себя она не могла.
Уже преподавая в школе, то есть будучи совершенно взрослой и самостоятельной девицей двадцати трех лет, Сью со странным волнением и смутной тревогой видела, что многие ее ученицы выглядят гораздо старше своей учительницы. Искусно подкрашенные веки, томная поволока в глазах и спокойная уверенность в обращении с мальчиками на школьных вечерах отличали некоторых девочек-старшеклассниц, и даже на исповеди Сью Йорк не призналась бы, что порой отчаянно завидует этим девчонкам.
Она помнила, как ей впервые в голову пришла мысль о том, что она обречена провести свою жизнь в монастыре. Как сестры-монахини, только еще хуже. У них хотя бы была вера.
Сью вздрогнула, обнаружив, что Вивиан уже довольно давно задумчиво смотрит на нее. Девушка смутилась и опустила голову.
— О чем задумалась моя воспитанница? Дуэнье не о чем волноваться?
— Дуэнье — нет. Дуэньям со мной вообще не о чем беспокоиться.
— Звучит печально, даже слишком. Что с тобой, Сью? Ремиссия после морской болезни?
Сью подняла голову и выпалила, холодея от ужаса:
— Вивиан, а как можно догадаться, что влюбилась?
Сейчас она рассмеется, эта красивая и гордая женщина, сейчас она посчитает, что Сью полная и законченная идиотка…
Вивиан не рассмеялась. Она печально и строго смотрела на Сьюзан, а потом молча села рядом с ней и обняла за плечи. Помолчала и медленно произнесла:
— Как бы я хотела оказаться твоей ровесницей и подругой, Сью… Душу бы заложила за один день!
— Но мы ведь и так… то есть, я хочу сказать, мы же подружились…
— О, разумеется, но я не об этом. Не совсем об этом. Я хотела бы вернуться в то время, когда все чувствуешь и переживаешь так же остро и свежо, как ты сейчас. Когда все… когда все еще впереди. И любовь. И разочарование. И потери.
Они помолчали, потом Сью тихо произнесла:
— Ты рано вышла замуж?
— Рано. Хотя некоторые полагали, что даже поздновато. В двадцать один год. Прожила в браке семь лет. Вдова… скоро полгода.
— То есть тебе всего… двадцать восемь? Двадцать девять?
— Всего? Да, пожалуй, всего.
Вивиан помолчала, а потом заговорила мерным, глуховатым голосом, глядя прямо перед собой.
— Мне было восемнадцать лет, когда меня стали сватать. Масса претендентов. Сначала я смеялась, а потом стало страшно. Как ты сказала — в конце двадцатого века? Феодалы? Вот именно.
Моя девичья фамилия — Иствич. Мой отец — граф и пэр, мама знала всех своих предков до Вильгельма Завоевателя. Я выросла в настоящем замке, у меня всегда все было, я была хорошенькая, достаточно умная, хорошо образованная, вполне современная… У меня даже прыщей не было никогда, представляешь? У всех были, а я обошлась. И вдруг я выясняю, что никому я сама неинтересна, интересен только титул, связи папы, родословная мамы, замок и земля.
Почему-то тогда меня это оскорбило. Ужасно. И я влюбилась в мальчика из простой семьи. Он меня утешал, говорил, что ему наплевать, какая у меня фамилия, потому что потом я все равно буду носить его фамилию… Его мать была прачкой, отец умер, когда Джону было три года, а сам Джон собирался стать экономистом…
А потом он меня бросил, уехал, ничего не объяснив, и тогда его мать рассказала мне, что мой отец дал ему денег на учебу с условием, что Джон больше никогда не увидится со мной. Я кричала, плакала, у меня была истерика, и я призналась, что беременна от Джона. Разумеется, мне нашли хорошего и молчаливого врача, он все сделал как надо, но детей у меня больше не будет. Никогда.
Мне стало все равно, Сью. Я как будто умерла, только двигалась, дышала и ела. А еще я стала злая. Злая как ведьма. Я так издевалась над этими бедными женихами… Заставляла их разрывать помолвки с другими девушками, доводила почти до свадьбы и бросала. Я мстила невиновным, думая, что мщу Джону.
И тогда появился сэр Брайан. Брайан Милтон, герцог Рочестер, пэр, сэр, лорд, кавалер всех орденов Британии и герой всех войн. Знаешь, сколько ему было? Восемьдесят один год! Правда, на вид больше шестидесяти ему никто не давал. Он приехал в гости к моему деду, они с ним ровесники, прожил у нас в замке несколько недель, и мы с ним подружились. Понимаешь, он меня не учил, не осуждал и не жалел. Он просто объяснил мне то, чего я не понимала в силу возраста. Он говорил со мной на равных. А еще через месяц сделал предложение. Он все про меня знал, я ничего не утаила от него. Объяснил он свое решение очень просто.
Тебе нужна защита, сказал сэр Брайан. Нужно имя, которым ты закроешься, как щитом. Никто не посмеет сплетничать о герцогине Рочестер. Слухов и скандалов больше не будет. Дети у меня уже давно выросли, внуки хорошие, семья у нас большая и дружная, тебе обрадуются.
Он оказался абсолютно прав, Сью. Я переехала к нему этаким маленьким озлобленным зверьком, а меня встретили искренние улыбки и поздравления. В этом доме я обрела друзей, настоящую семью, а самое главное — их всех совершенно не волновали ни мое происхождение, ни мои земли, ни мой титул. Они сами были королевской крови, так что на мою родословную им было наплевать.
Знаешь, Сьюзан, к чему я все это рассказываю? Я очень любила своего мужа, сэра Брайана. Я всю жизнь обращалась к нему на вы, но он всегда был моим настоящим другом и защитником. Я прожила с ним самые счастливые годы своей жизни, хотя в них и не было плотских удовольствий… не красней, Сью, это ведь тоже очень важно в браке.
Он умер от старости, в своей постели, без мучений, очень красиво и достойно. Я пообещала ему, что не буду убиваться и плакать, что не стану отказываться от счастья, если найдется еще мужчина, которого я смогу полюбить… И все же, Сью, меня совершенно не тяготит мой траур. Я ношу его по своему мужу, по своему любимому мужу, человеку, которого я безмерно уважала и ценила. Это любовь?. Да, несомненно. Ну что, многому ли я тебя научила?
Сью кивнула и подняла голову. Лицо девушки было серьезно, сейчас Сью казалась намного старше своих лет.
— Да. И спасибо за это. Я действительно многое поняла. Вивиан… Я была бы горда, если бы смогла называть тебя своим другом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
Пролог12345678910Эпилог

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100