Читать онлайн Все о любви, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все о любви - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.92 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все о любви - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все о любви - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Все о любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

На следующее утро, довольно поздно, Люцифер вошел в собственную спальню в Мэноре и огляделся. Его туалетные принадлежности были разложены на столике. Он был уверен, что стоит открыть гардероб, и там обнаружатся аккуратно развешенные костюмы — Коуви не терял времени даром.
Люцифер позавтракал в Грейндже с сэром Джаспером и Джонасом. Филлида, как ему объяснили, была все еще в постели. Или, возможно, после прошлой ночи она решила не встречаться с ним так скоро. Если так, он был ей благодарен.
Перестав быть гостем, он прошел через лес к Мэнору, чтобы принять управление тем, что завещал ему Гораций. Поговорив с Коуви, Брислфордом и Хеммингсами, заверив их, что будет, безусловно, постоянно проживать в поместье и что просто счастлив, если они продолжат исполнять свои обязанности, Люцифер решил осмотреть дом и выбрать для себя комнату.
Но сначала он обосновался в библиотеке и занялся написанием писем. Одно родителям, одно Девилу, одно Монтегю и приглашения Додсуэллу. Он не знал, где сейчас Габриэль и Алатея, поэтому не мог написать им. Неужели после их свадьбы прошло всего четыре дня? Казалось, миновали недели.
Оставив письма Коуви, с тем чтобы тот отнес их в «Красные колокола» и отправил, Люцифер побрел наверх.
Он выбрал именно эту комнату из-за окон и обилия света. Комната, которую занимал Гораций, тоже была просторной, но на теневой стороне, и выходила окнами во двор.
Из этой же комнаты открывался великолепный вид на сад, подъездную дорожку и ворота. В то же время сквозь боковые окна можно было увидеть луга, кустарники и озеро. Между оконными проемами располагалась огромная кровать с балдахином, покрытая роскошным золотисто-красным покрывалом с гостеприимно разложенными подушками. Полог из такой же ткани был присобран золотым шнуром вокруг четырех столбиков по углам кровати.
Мебель сверкала. Легкий лимонный запах полироля еще висел в воздухе.
Подойдя к окну, выходящему на луга, Люцифер выглянул наружу, мысленно прикидывая, как, не оказывая давления, все же убедить Филлиду Тэллент рассказать все, что она знает. Она должна довериться ему по своей собственной воле.
Перебирая в уме события минувшей ночи, он внимательно рассматривал улицу. Люцифер вспоминал, как въезжал в эту деревню, как остановился и осматривался… он не видел тогда никакой повозки или экипажа, ни одного человека… Каким образом убийце удалось скрыться с места преступления?
Если верхом… Подойдя к боковому окну, он внимательно присмотрелся к кустарнику.
Двумя минутами позже Люцифер был уже на улице. Проем в кустарнике был достаточно широким, но порядком заросшим. За ним шла живая изгородь. Решив позже поговорить с Хеммингсом о необходимости навести порядок, Люцифер пошел дальше по дорожке, надеясь, что она выведет его на главную дорогу.
Он обнаружил, что параллельно главной дороге, между живой изгородью и полосой кустарника, ограждавшей дорогу, идет узкая тропка. Хотя тропинка была достаточно широкой, тем не менее ее невозможно было обнаружить, даже стоя всего в метре от живой изгороди, настолько густыми и высокими были заросли. Повернувшись, Люцифер двинулся в другом направлении.
То, что он заподозрил, обнаружилось сразу же за кустарником. Живая изгородь образовывала здесь угол, и участок травы был достаточным, чтобы можно было укрыть лошадь.
Присмотревшись повнимательнее, Люцифер опустился на корточки и раздвинул траву, изучая поверхность земли.
Здесь действительно стояла лошадь, причем не очень давно. Насколько он помнил, с воскресенья не было дождя. Если так, то зачем кому-то укрываться в кустах?
Ответ на это был только один.
Люцифер поднялся и продолжил свой путь по дорожке. Чуть дальше он обнаружил место, где живая изгородь поредела и лошадь могла пройти совершенно беспрепятственно.
Ветви по обеим сторонам этого прохода были обломаны…
С другой стороны живой изгороди послышался шорох платья и быстрые легкие шаги. Люцифер насторожился.
Шаги затихли. Из-за кустов показалась маленькая ручка, а вслед за ней в проеме живой изгороди показалась и сама обладательница изящных пальчиков.
Увидев Люцифера, она вскрикнула и отшатнулась.
Он же удивленно уставился на нее.
На какой-то миг в ее глазах вспыхнуло воспоминание о ночных поцелуях. Люцифер, в свою очередь, ощутил жар и напряжение внизу живота.
Затем Филлида опустила глаза, глядя на веточку, которую он все еще держал в руках.
— Вы что-то обнаружили?
Честный ответ позволил бы скорее завоевать ее доверие. Бросив взгляд вдоль дорожки, он сказал:
— Я полагаю, что здесь провели лошадь и оставили ее позади кустарника.
Она попыталась рассмотреть это место, но за поворотом ничего не было видно.
— Позади кустарника?
— Там вполне достаточно места.
— Покажите мне. — Она начала было продираться сквозь густые заросли.
— Постойте же! Воспользуйтесь зонтиком в качестве щита.
Филлида вопросительно взглянула на Люцифера. Он продемонстрировал, что имеет в виду. Держа раскрытый зонтик перед собой, она без особых хлопот преодолела препятствие в виде густых ветвей и, удовлетворенно отряхнув юбку, оказалась прямо перед ним.
Молча он проводил ее по дорожке.
— Вот это место.
Они остановились. Люцифер рассказал Филлиде о своих догадках.
— А вы ничего не можете сказать, основываясь на отпечатках копыт?
Он отрицательно покачал головой.
— Лошадь довольно долго топталась здесь, и четких следов просто не сохранилось. Но похоже, подковы очень хорошего качества.
— Значит, это не рабочая лошадь, не из тех, которых запрягают в плуг…
— Нет, но, пожалуй, это все, что можно сказать.
Люцифер направился обратно к аллее, Филлида последовала за ним. Они молча пошли по направлению к Мэнору.
Люцифер осторожно посмотрел на спутницу, ее лицо, казалось, ничего не выражало. Но теперь он знал, что это всего лишь маска, только ее глаза могли рассказать обо всем, что она думает и чувствует. Впрочем, и Филлида была достаточно осторожна и не встречалась с ним взглядом.
Он глубоко вздохнул.
— Давайте предположим, что в воскресенье утром убийца прибыл сюда верхом, пробрался сквозь живую изгородь, оставил свою лошадь в зарослях кустарника, а сам отправился в Мэнор.
Откуда он мог добраться сюда верхом?
— Вы имеете в виду, из какого города?
Люцифер кивнул.
— Лайм-Реджис близко, около шести миль отсюда, но дорога лежит вдоль берега. Так что если он прибыл оттуда, то должен был проехать через деревню. Старая миссис Оттери живет в коттедже рядом с гостиницей. Она не выходит из дому и все утро провела в кресле на террасе. Она клянется, что никто не проезжал мимо.
— А если не из Лайм-Реджиса, то откуда еще?
— Ближайший город — Эксминстер, но он не слишком велик.
— Я проезжал его по дороге сюда. Чард расположен дальше, но и его исключать нельзя. Я видел там несколько конюшен.
— Чард — наиболее вероятное место, где убийца мог нанять лошадь. Почтовые дилижансы в Эксетер всегда останавливаются там.
— Отлично. Значит, им-то мы и займемся в первую очередь. Давайте теперь рассмотрим ближайшее окружение. Кто мог прибыть верхом с этой стороны деревни?
— Дорога в имение Дотсвуд и в Хайгейт проходит здесь.
— А кто еще обычно приезжает верхом в деревню?
Филлида заколебалась. Впереди уже показался конец аллеи.
— Большинство джентльменов, живущих за пределами деревни, приезжают верхом. Папа и Джонас довольно редко выезжают верхом, а Сайлас Кумб и мистер Филинг вообще никогда. Для всех остальных, даже для Седрика, это обычный способ передвижения.
Выйдя на лужайку, девушка помедлила. Следуя за ней, Люцифер оглянулся. От ворот их отделяло несколько ярдов, живая изгородь осталась справа. Гравийная дорожка, ведущая к парадной двери, начиналась в двадцати шагах от них.
Он повернулся к Филлиде.
— Мог ли джентльмен из какого-либо поместья — не Дотсвуда или Хайгейта — обогнуть деревню и добраться до этого места?
— Да, вполне. Множество дорожек соединяют все аллеи и улицы в деревеньке, но нужно быть местным жителем, чтобы знать их все.
— А если не принимать во внимание этот проем в живой изгороди, можно ли как-нибудь еще добраться до этого места?
— Со стороны поля? Но поля тянутся до самой реки. До Экса. И здесь слишком глубоко, чтобы можно было перебраться, не вымокнув до нитки. А если он двигался по этой стороне реки, то должен был вначале пересечь поля Грейнджа, большинство из которых ограждены рвами и кустарником.
— Итак, мы должны искать некоего сторон него человека, который нанял лошадь скорее всего в Чарде и прискакал сюда, а потом тем же путем выбрался отсюда. Либо это все-таки был один из местных жителей.
— Кроме папы, Джонаса, мистера Филинга и Сайласа Кумба. И, разумеется, кроме других джентльменов, которые были в церкви.
— Еще Бэзил и Поумрой. Я не проверял других, но стоит по крайней мере сузить круг подозреваемых.
— Не рассчитывайте на это.
Люцифер усмехнулся и уже хотел было попросить объяснений, как вдруг до их слуха донесся стук колес приближающегося экипажа.
Одновременно, не сговариваясь, они посмотрели на дорогу, затем друг на друга. И, не говоря ни слова, вышли на открытое место, чтобы их не заподозрили в стремлении уединиться.
Они стояли почти на середине дорожки, глядя на ворота, когда экипаж остановился.
Леди Фортмен помахала рукой и воскликнула:
— Мистер Кинстер! Вас-то я и искала! Я только что услышала замечательную новость! — Глаза леди Фортмен сияли. — Вы решили остаться здесь и занять место безвременно ушедшего Горация. О, вы должны позволить мне устроить обед в вашу честь и представить вас вашим новым соседям.
Люцифер родился в глубинке, жил в лондонском свете, и ему не было нужды узнавать, каким образом новость стала известна леди Фортмен.
— О, наш летний бал будет через неделю — я, конечно же, пришлю вам приглашение. Но я подумала, что не будет никакого вреда в том, что бы устроить камерный обед уже сегодня вечером.
— Сегодня вечером?
— В семь часов, в Белликлоуз-Мэноре. Это совсем рядом, улица позади кузницы.
Люцифер колебался всего мгновение. Подобное сборище давало прекрасную возможность выяснить, кто чем занимался в то воскресное утро. Он поклонился леди Фортмен.
— Почту за честь.
Дама в восторге повернулась к Филлиде:
— Я сейчас еду в Дотсвуд и Хайгейт, дорогая, а затем обязательно в Грейндж. Надеюсь, что вы все непременно посетите нас — ваш папа, и брат, и леди Хаддлсфорд с сыном. И разумеется, вы сами, моя милая Филлида.
Девушка улыбнулась в ответ. Для Люцифера эта улыбка была простой вежливостью, никоим образом не выражавшей истинные чувства. Но леди Фортмен восприняла это совершенно иначе.
— Возможно, вы хотите составить мне компанию? Поедемте вместе в Дотсвуд и Хайгейт?
Филлида отрицательно покачала головой.
— Благодарю вас, но я должна встретиться с мистером Коббом.
Леди Фортмен огорченно вздохнула:
— Все в делах, дорогая. Ну что ж, должна вас покинуть. Спешу сообщить всем радостную новость! — И, уже разворачивая двуколку, она на прощание помахала рукой. — До вечера! В семь часов, мистер Кинстер!
Люцифер поднял руку в ответном приветствии и, улыбаясь, проводил взглядом удаляющуюся коляску. Повернувшись к Филлиде, он без всякого удивления обнаружил, что ее улыбка растаяла без следа, уступив место выражению хмурой озабоченности.
— Разве вы не рады?
— А вы были бы рады, если бы знали, что вам предстоит провести весь вечер, слушая напыщенных пустозвонов?
— Кого из пустозвонов вы имеете в виду?
— Седрика, конечно…
Они прогуливались по саду. Филлида восхищалась цветами, Люцифер же украдкой восхищался ею. Она не забыла о прошлой ночи, но сейчас, когда они разговаривали, чувства были несколько приглушены.
— Я, кажется, уже говорила, что Седрик хочет жениться на мне. Леди Фортмен уверена, что я должна выйти за него замуж. Уже одно это могло бы сделать этот обед более чем непривлекательным, но там будет и Поумрой, который изо всех сил постарается быть невыносимым.
— Но почему невыносимым?
— Потому что он как раз не хочет, чтобы Седрик женился на мне.
— Поумрой, что, тоже хочет на вас жениться?
Она улыбнулась:
— Да нет, все проще. Поумрой вообще не хочет чтобы Седрик женился. Между ними разница в пятнадцать лет.
— Ага. — Люцифер не стал продолжать беседу. Странным образом всякий раз, когда затрагивали тему брака, он должен был защищать эту идею, чувствуя себя в чем-то виноватым. Ее суждения о молодых людях, стремящихся завоевать ее расположение, и ее отношение к женитьбе казались еще более циничными, чем его собственные.
Но он по крайней мере знал, что не каждый брак напоминает те рациональные соглашения, которые ей предлагали молодые люди до сих пор. Но знала ли об этом она?
— Ваша мать давно умерла?
— Когда мне было двенадцать. А что?
— Я просто полюбопытствовал.
Филлида наклонилась понюхать цветы лаванды. Прислонившись к ограде фонтана, он любовался ею. После паузы проговорил:
— Этот сад… не представляю, как ухаживать за ним.
Слова доносились словно издалека. Ее темные глаза смотрели на него не отрываясь, выражение лица, скрытого тенью зонтика, казалось неведомым и неведающим. Она так понимала его сомнения и опасения… оставаясь, впрочем, в невинном неведении относительно всего остального.
Филлида вновь улыбнулась и обвела рукой весь сад, словно демонстрируя его пышное цветение.
— Это совсем не трудно. Гораций справился с этим — думаю, и вы сможете. Если захотите.
Подойдя ближе, на какое-то бесконечное мгновение Люцифер заглянул в ее глаза. Ее взгляд был честен и открыт.
— А если я попрошу о помощи, вы мне не откажете? — слегка севшим голосом спросил он, и тон оказался почти грубым.
Она изучала его глаза, прежде чем ответить. Ответ был совершенно определенным:
— Безусловно. Вам стоит только попросить.
Мягко повернувшись, она пошла к воротам.
Помедлив, Люцифер последовал за ней.


Обед у леди Фортмен оказался интереснее, чем ожидала Филлида. Хотя по большей части ей пришлось выступать в роли простого наблюдателя. Из гостиной Белликлоуза, куда девушка сбежала от настойчивых ухаживаний Седрика, она наблюдала за Люцифером, фланирующим среди гостей.
За обедом Филлида оказалась рядом с Седриком в дальнем конце стола. Люцифера же как почетного гостя усадили рядом с хозяйкой. Он появился в гостиной вместе с остальными джентльменами около получаса назад. И все это время вел себя как охотник, выслеживающий добычу, — никто не смог укрыться от него.
Вот он задержался у группы беседующих джентльменов и, под пустяковым предлогом отведя жертву в сторонку, начал деликатное потрошение. Несколько вопросов, улыбка, шутка — и вот он уже получил, что хотел. Жертва возвращается к остальным, даже не заподозрив истинных намерений Люцифера. Почему никто не чувствовал этого, Филлида не понимала. Лично ей сосредоточенность и настороженность Люцифера были заметны даже с другого конца комнаты.
Кроме того, она очень хорошо знала, что значит быть у этого мужчины под подозрением, находиться под пристальным взглядом его синих глаз. Вот и сегодня утром Филлида вовсе не рассчитывала встречаться с ним, поскольку знала, что Люцифер не прекратит своих расспросов. К ее удивлению, утром он проводил ее до ворот и любезно попрощался, не задав ни одного вопроса.
Сейчас в глубине души она надеялась, что он не станет вновь выпытывать ее тайну, не захочет испортить то чувство легкости, которое возникло между ними.
Возможно, и он не хотел разрушать ту близость, которая родилась в саду Горация. В саду Люцифера.
Наблюдая за Кинстером, Филлида удивлялась этому новому чувству. Непривычность и странность его только усиливались, когда она сравнивала Люцифера с другими мужчинами, в том числе и со своими воздыхателями. Она знала Люцифера всего несколько дней, но с ним почему-то чувствовала себя гораздо спокойнее, раскованнее — могла быть самой собой.
До сих пор настолько свободно она чувствовала себя лишь с Джонасом. Хотя то, как она реагировала на Люцифера, невозможно было никоим образом сравнивать с ее отношением к брату. Джонас был просто мужским вариантом ее самой. Она никогда не раздумывала о том, что может подумать брат по тому или иному поводу, — она просто это знала.
Кроме того, Филлида никогда не беспокоилась о Джонасе, поскольку он превосходно мог сам позаботиться о себе. Люцифер, конечно, тоже был в состоянии это сделать. Чего нельзя было сказать более ни об одном из мужчин в этой комнате. Может быть, именно поэтому она чувствовала себя с ним так легко? Считала его равным?
Непроизвольно покачав головой, девушка продолжила свои наблюдения. Порой она могла сказать, о чем он думает; иногда — как этим утром в саду — его мысли оставались загадкой, которую она нетерпеливо пыталась разрешить, даже невзирая на опасность, которую могли повлечь за собой эти попытки.
Миссис Фартингейл, протянув руку, задержала Люцифера. Он остановился, любезно улыбаясь, отпустил бойкую остроту, которая заставила женщину рассмеяться, и направился дальше. Насколько Филлида могла судить, взгляд Люцифера на мгновение задержался на Поумрое.
Филлиде пришлось отвлечься от наблюдений и приветствовать Бэзила, направлявшегося в ее сторону.
— Итак, — встав позади нее, мужчина окинул взглядом гостиную, — здесь есть кое-кто, кто желал бы сейчас быть более аккуратным в своих посещениях церкви. Я подслушал разговор Седрика с мистером Кинстером. Они обсуждали хозяйственные дела, и Седрик упомянул, что теперь использует каждое воскресное утро для приведения в порядок своих счетов.
— Седрик не был в церкви в прошлое воскресенье?
Бэзил утвердительно кивнул. Его взгляд был устремлен на Люцифера.
— Должен сказать, мистер Кинстер произвел на меня впечатление. Подозреваю, что он собирает информацию, чтобы выяснить, кто мог убить Горация. Неблагодарная задача, безусловно, но его преданность другу делает ему честь. Большинство приняли бы наследство и не беспокоились более ни о чем. Он — совсем другое дело.
Филлида посмотрела на Люцифера с еще большим уважением. Ей не приходило в голову, что другой человек на месте Люцифера не стал бы разыскивать убийцу, но Бэзил был прав. Большинство людей просто пожали бы плечами и оставили все, как есть. Филлида подозревала, что Бэзил, к примеру, поступил бы именно так. А ведь он был самым приличным из всех ее воздыхателей.
Но в намерениях Люцифера она ни минуты не сомневалась. Он назвал Горация своим другом, и ей без всяких вопросов было ясно, насколько высоко он ценит эту дружбу. Он был человеком чести.
Девушка невольно поморщилась. Ибо, по ее мнению, сейчас она вела себя недостойно — но она оказалась перед моральной дилеммой, где любое решение оказывалось непорядочным.
— Надолго ли собирается задержаться леди Хаддлсфорд?
Филлида ответила. Любая беседа с Бэзилом была абсолютно предсказуема и не сулила никаких неожиданностей. Банальности были коньком Бэзила, но он был хотя бы безобиден.
Ситуация изменилась, когда к ним подошел Седрик, напоминавший угрюмого быка. Его короткая шея усиливала это сходство.
— Слушай, иди поговори с мамой. — Седрик сграбастал Филлиду за локоть. — Она на террасе.
Несмотря на его тон, девушка постаралась сохранить спокойствие.
— Леди Фортмен хочет поговорить со мной?
Лицо Седрика потемнело:
— Нет, но она всегда этому рада.
— Осмелюсь предположить, — Бэзил стал столь же высокомерным, как и его сестра, — мисс Тэллент предпочтет беседовать с тем, кто в самом деле желает этого.
«Мисс Тэллент предпочла бы пустую комнату». Этого Филлида не стала произносить вслух.
— Седрик, а что вы делали утром в прошлое воскресенье?
Мужчина озадаченно заморгал:
— В воскресенье? Это когда убили Горация?
— Именно. — Филлида ждала. Седрик ответил абсолютно прямо. Хитрость и уловки были ему просто недоступны:
— Я возился со счетами. В библиотеке.
— То есть вы провели в библиотеке Белликлоуза все утро?
Он кивнул, вызывающе посмотрев на Бэзила.
— С того момента, как мама ушла и до ее возвращения.
Филлида деланно вздохнула:
— Значит, вы не могли ничего видеть.
— Видеть что?
— Ну, все, что можно было увидеть. Убийца ведь как-то ускользнул. — Она посмотрела на Бэзила. — Вы были в церкви. — Переводя взгляд с одного на другого, она продолжила: — Но ведь у вас обоих есть работники, которые могли что-то увидеть, или их дети. Папа был бы признателен вам за любую информацию.
— Я об этом не подумал, — протянул Бэзил. — Завтра я порасспрошу всех.
— И я тоже, — проворчал Седрик.
— Прошу извинить меня, я должна поговорить с Мэри Энн. — Филлида оставила Бэзила и Седрика сверлить друг друга угрюмыми взглядами. Если кто-то из работников на фермах видел что-нибудь важное, они обязательно об этом узнают и постараются как можно скорее принести информацию к ее ногам.
Вскоре Филлида увидела Мэри Энн и сделала знак, что хочет поговорить, но та явно желала избежать разговора. Роберт вернулся в Эксетер. Кто еще мог быть ей полезен?
— Мисс Тэллент, я давно ищу возможность побеседовать с вами.
Повернувшись, Филлида оказалась лицом к лицу с Генри Грисби.
— Добрый вечер, мистер Грисби. — Ей не удалось сдержать вздоха досады: до сих пор удавалось избегать этого типа.
Генри поклонился:
— Моя матушка шлет вам поклон. Она услышала, что вы дали миссис Лонгдон чудный рецепт пирога из крыжовника. Матушка спрашивала, не будете ли вы столь любезны и не поделитесь ли с ней этим рецептом.
— Ну конечно. — Филлида мысленно добавила еще один пункт к списку дел, о которых нужно не забыть. Рецепт сиропа от кашля для миссис Фартингейл; поговорить с Бетси Миллер, одной из арендаторш Седрика, у которой, по мнению леди Фортмен, были какие-то проблемы; рецепт для миссис Грисби; письма Мэри Энн; поиски убийцы Горация.
Генри попытался заглянуть ей в глаза:
— Моя матушка почтет за величайшую честь, если вы соблаговолите навестить ее в Дотсвуде.
— Не думаю, что это будет удобно, Генри. — Он точно почтет за честь, а вот матушка едва ли.
Он неверно истолковал ее колебания:
— Но ведь вы бываете в Белликлоузе и Хайгейте.
— Да, я навещаю леди Фортмен и старую миссис Смоллет, но обе они знают меня с колыбели.
— Моя матушка тоже живет здесь всю жизнь.
— Да, но… — Филлида пыталась найти вежливую форму, чтобы объяснить очевидный факт: миссис Грисби не могла ее терпеть. Матушка Генри редко покидала ферму Дотсвуд, полагаясь на сына во всем, что касалось дел в деревне, и была категорически против его возможной женитьбы на Филлиде. В конце концов Филлида просто посмотрела в глаза Генри и сказала: — Вы прекрасно знаете, что ваша матушка будет недовольна моим визитом.
— Она будет довольна, если вы придете по моему приглашению.
Еще одна ложь.
— Послушайте, Генри…
— Нет-нет, послушайте. Вам двадцать четыре года. Это прекрасный возраст для вступления в брак…
— Мой кузен не далее как вчера сказал, что в двадцать четыре я уже считаюсь старой девой. — Время от времени и Перси может пригодиться.
Генри нахмурился:
— У него с головой не в порядке.
— Существенная вещь, которой вы не можете понять, Генри — и вы, и Седрик, и Бэзил — состоит в том, что я намерена жить так, как живу сейчас. Мне это нравится. Я не собираюсь выходить замуж ни за вас, ни за Седрика, ни за Бэзила. И если вы все согласитесь считать меня старой девой, это просто облегчит дело.
— Чушь!
Филлида вздохнула:
— И тем не менее…
— А-а, мистер Грисби!
Филлида обернулась и обнаружила, что Люцифер уже стоял рядом с ними. Их глаза встретились. Теплая волна необъяснимого чувства неожиданно накрыла девушку. Потом Люцифер посмотрел на Грисби и улыбнулся — так леопард рассматривает свой будущий обед.
— Насколько я понял, — промурлыкал он, — вы арендуете часть земель, принадлежащих Мэнору.
Генри, совершенно очевидно, предпочел бы нахмуриться, но вынужден был кивнуть.
— Часть скота пасется на верхних лугах.
— Это те луга, что видны за рекой? Ясно. Скажите, как часто вы перегоняете скот?
Несмотря на недовольство Генри, Люцифер вытянул из него сведения о том, что в последний раз скот перегоняли в субботу. В воскресенье Генри и его пастух работали в амбарах. Вопросы были так искусно построены, что Грисби не догадался об истинных намерениях Люцифера. А тот, казалось, не замечал откровенной неприязни Генри. Он посмотрел на Филлиду:
— Скажите, мисс Тэллент, а не мог бы я воспользоваться вашим знанием обстановки в деревне? Всего лишь несколько слов о местных обычаях. — И, взглянув на Генри, он закончил: — Я уверен, мистер Грисби извинит нас.
Не имея возможности выбирать, Генри вынужден был распрощаться, правда, стиснув пальцы девушки чуть сильнее, чем этого требовала простая вежливость. Высвободив руку, Филлида немедленно положила ее на рукав Люцифера. Он повел ее в сторону. Посмотрев на него, она спросила:
— И по какому поводу вам нужен был мой совет?
Он улыбнулся в ответ:
— Это был всего лишь способ спасти вас от Грисби.
— Но зачем?
Они были уже перед выходом на террасу.
— Я подумал, что вам необходим свежий воздух.
Он был прав. Вечерний воздух был удивительно чист и напоен ароматом цветения. Просторная терраса огибала дом с трех сторон. Люцифер и Филлида медленно шли в сгущающихся сумерках.
— И многие не были в церкви в прошлое воскресенье? — спросила она.
— Больше народу, чем я ожидал: Кумб, Седрик, Эпплби, Фартингейл и Грисби — и это только из тех, кто сегодня здесь присутствует. Если считать тех, кого сегодня нет, список можно продолжить. Но меня интересуют люди круга Горация.
— Потому что кто-то из них мог быть близок к Горацию?
— Совершенно верно. Более того, с этим человеком он был как минимум знаком.
— А зачем вы разговаривали с Поумроем? Я думала, что он вместе с матерью был в церкви.
— Был. Я хотел спросить его, разговаривал ли он с Седриком или Эпплби, когда вернулся. Похоже, в тот момент их обоих не было дома.
— Не было? — Филлида замедлила шаг и посмотрела на Люцифера. Он поднял бровь.
— А что такое?
Она остановилась:
— Я предложила Седрику и Бэзилу расспросить своих работников, не видели ли те кого-нибудь — я имею в виду убийцу — утром в воскресенье.
— Прекрасная идея.
— Да, но когда мы заговорили о прошлом воскресенье, Седрик совершенно определенно заявил, что он провел в библиотеке все утро вплоть до возвращения матери.
— Возможно, оба — и Седрик, и Поумрой — говорят правду. Первый мог выйти после возвращения матери, но Поумрой искал его раньше.
— Да, конечно, вы правы…
Они пошли дальше, и Люцифер спросил:
— Как зовут здешнего старшего конюха?
Филлида напряглась. Люцифер был прав — они должны быть уверены, что убийца не Седрик.
— Тодд. Он наверняка знает, брал ли Седрик лошадь.
— Я поговорю с ним. Возможно, завтра.
Девушка не ответила. Дело приобретало нешуточный оборот. Как это будет ужасно, если убийцей окажется кто-то из местных жителей. Но еще ужаснее, если они так и не узнают, кто это сделал.
— Вы серьезно намерены найти убийцу Горация?
— Да.
Всего одно слово в ответ, но сколько в нем решимости. И все остальные слова просто не нужны.
— Но почему? — Она не смотрела на Люцифера, продолжая идти вперед.
— Вы же слышали, как я объяснил это вашему отцу.
— Я знаю, что вы сказали папе. — И после короткой паузы закончила: — Но я не думаю, что это единственная причина.
Люцифер изучающе посмотрел на Филлиду:
— Вы очень настойчивая женщина.
— Если ваше второе имя — искушение, тогда мое — упорство.
Он рассмеялся, и этот звук эхом отозвался внутри ее.
— Ну хорошо. Не уверен, что смогу это объяснить. Во всяком случае, вам это едва ли покажется разумным. Но я чувствую, что Гораций — это как часть меня самого. И его убийство — это словно кто-то вырвал кусок души из моего тела. Мои предки завоевали эту страну — возможно, это нечто вроде инстинкта. Но если кто-то посягает на жизнь одного из нас, возмездие неминуемо. Это хоть немного понятно? — Люцифер посмотрел на собеседницу.
— Абсолютно понятно. — Возможно, его предки и завоевали эту землю, но ее — уж совершенно определенно облагородили. И убийство Горация посягало на ее ценности в той же мере, что и на его. Филлида превосходно понимала и более того, разделяла чувства Люцифера.
Она остановилась. Глядя прямо вперед, глубоко вдохнула и произнесла:
— Я кое-что должна сказать вам…
— А, вот вы где, мистер Кинстер! — Джокаста Смоллет подплыла к ним, окутанная шелком и мехами. — А мы все никак не могли понять, куда же вы подевались. Как некрасиво со стороны Филлиды узурпировать ваше время.
Последняя фраза была произнесена с неприкрытой злобой. Филлида лишь вздохнула:
— Мы уже возвращались…
— О нет, пожалуйста! Здесь на воздухе гораздо приятнее. Не так ли, мисс Лонгдон? — Джокаста обернулась к приближающимся сестрам Лонгдон, миссис Фартингейл и Поумрою.
Остальные присоединились к ним, нарушая своими восторженными восклицаниями покой летнего вечера.
Бросив взгляд на Люцифера, Филлида прочла в его глазах вопрос. «Позже?» — неслышно вопрошал он. Она кивнула, но невозможно было понять, расскажет она ему что-либо сегодня вечером.
Филлида прогуливалась среди гостей, недоумевая, куда подевался ее отец, когда кто-то неожиданно схватил ее за рукав и бесцеремонно потащил в сторону.
— Пожалуйста, Филлида, скажи, что ты их нашла!
Обернувшись, девушка посмотрела на взволнованное лицо Мэри Энн.
— Нет? Не нашла?
Взяв подругу за руку, Филлида отвела ее в затемненную часть террасы.
— Почему ты так переживаешь? Это ведь просто письма. Я понимаю, что ты была в них предельно откровенна, но, уверяю тебя, ничего страшного не произойдет, даже если кто-нибудь обнаружит их раньше, чем я.
— Ты так говоришь только потому, что не знаешь, что в них.
Широко раскрыв глаза, Филлида на мгновение застыла. Она могла ошибаться, но, кажется, Мэри Энн густо покраснела.
— Я… я не могу сказать тебе. Правда не могу. Но… Жуткая мысль пришла мне в голову. — Стиснув руки подруги, Мэри Энн почти захлебывалась словами. — Если мистер Кинстер найдет их, он отдаст эти письма мистеру Крэббсу!
— Зачем?
— Мистер Крэббс его нотариус!
— Да, но…
— И даже если он отдаст их папе, то папа обязательно покажет письма мистеру Крэббсу — они знакомы. Ты же знаешь, отец сделает все, лишь бы Роберт не смог на мне жениться! С этим Филлида была согласна, но…
— Я все еще не понимаю, почему…
— Если мистер Крэббс прочтет письма, он выгонит Роберта из конторы! А если Роберт не получит права на самостоятельную практику, мы никогда не сможем пожениться!
Филлида начала догадываться, каково было содержание этих писем. Она надеялась тем не менее убедить Мэри Энн в том, что дела обстоят не так серьезно — по крайней мере по сравнению с убийством.
— Нет, ты должна вернуть письма! — не поддавалась Мэри Энн.
Филлида смотрела на бедняжку, чьи глаза были полны паники и ужаса — это было заметно даже в темноте.
— Ну хорошо. Я сделаю это. Но я пока не смогла найти даже эту конторку.
— Но ты ведь никому не расскажешь, правда? Я не переживу, если не смогу выйти замуж за Роберта.
Филлида вздохнула:
— Не расскажу.
Мэри Энн улыбнулась с облегчением:
— Благодарю тебя. Ты настоящий друг.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все о любви - Лоуренс Стефани



С удовольствием почитала основную часть серии про кинстеров. Каждая книга интересна по- своему, каждая история учит чему- то новому. Вообщем, все про любовь, но разными словами. )
Все о любви - Лоуренс СтефаниВив
25.12.2012, 21.34





Последний неженатый Кинстер проводит детективное расследование и попутно влюбляется.На мой взгляд, роман слабый.САмое интересное в конце: все семейство в сборе с кучей детишек. Интересно узнать, кто кого и сколько родил. Только и всего.
Все о любви - Лоуренс СтефаниВ.З..65л.
17.01.2013, 12.20





Замечательно!Люблю читать о Кинстерах. Таких мужчин бы побольше, да в наше время,сколько было б счастливых семей!
Все о любви - Лоуренс СтефаниТальяна
20.06.2013, 0.01





В серии не худший роман.
Все о любви - Лоуренс СтефаниКэт
11.07.2013, 15.14





Интересный роман
Все о любви - Лоуренс Стефанилюбовь
30.08.2013, 20.16





Немного напрягало то, что гг-и постоянно натыкаются друг на друга, то в лесу, то в полях-лугах, можно подумать они живут не в деревне, а на каком-то хуторе в 10 домов... Не зацепил роман 7балов. Про Кинстерв есть и поинтересней
Все о любви - Лоуренс СтефаниМари
2.02.2014, 13.01





Люблю романы Стефани Лоуренс. В них всегда находишь то, что ищешь: любовь, страсть, романтику, опасность. И этот роман тоже из их числа. Было интересно наблюдать за каждым из Коллегии Кинстеров. Каждая история разная, и в каждой есть своя изюминка. Ставлю 10
Все о любви - Лоуренс СтефаниЕлена
22.05.2014, 12.41





Не понимаю, что люди хотят читать? Про любовь? так она есть в этих романах про братьев. Про секс и любовную идилию? так она тоже есть. Так что вы хотите читать? и чем не нравится что во время расследования он повтречал девушку и влюбился в неё. В каждом романе по своему интересен сюжет. Так что читайте люди и наслаждайтесь чтением, ну а я буду дальше читать теперь про близняшек.
Все о любви - Лоуренс СтефаниАнна.Г
2.03.2015, 21.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100