Читать онлайн Своевольная красавица, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Своевольная красавица - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Своевольная красавица - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Своевольная красавица - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Своевольная красавица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Они поженились по специальной лицензии, выданной епископом Перта. Спустя три дня Катриона стояла в деревенской церкви рядом с Ричардом Кинстером и слушала. Он обещал любить, уважать и лелеять ее. Что ж, если он сдержит свои слова, она может считать себя в безопасности. Катриона искренне произнесла ответные клятвы, обещая любить, уважать и почитать мужа.
И ощутила благословение Госпожи. Солнечные лучи, пробившись сквозь тяжелые облака, устремились в круглое оконце над алтарем и озарили их сиянием.
Ричард заключил Катриону в объятия и поцеловал. И лишь только он поднял голову и повел ее вверх по короткому нефу, солнечные лучи погасли.
К тому времени когда, расписавшись в регистрационной книге, они вышли на небольшое крыльцо, зима вступила в свои права. Небо затянула пелена серых облаков. Земля покрылась снегом, колючий ветер кружил в воздухе снежинки.
Взволнованное семейство Макинери высыпало из церкви вслед за ними. Ввиду недавней кончины Шеймуса все согласились на скромную церемонию в старой церкви, тем более что этого хотели главные действующие лица. Ухудшавшаяся на глазах погода не располагала к дальнейшим празднествам. Снег повалил вовсю, заметая дороги и тропинки. Ричард и Катриона единодушно решили, что следует выехать сразу же после церемонии, чтобы не застрять здесь на долгие недели из-за снежных заносов.
Снаряженные к путешествию кареты ожидали у церковных ворот. Пар от дыхания запряженных в них лошадей клубился в морозном воздухе. Проследив за взглядом Ричарда, обращенным в сторону кладбища, Катриона угадала его мысли.
— Иди! — подтолкнула она его. — Иди и попрощайся, Бог знает, когда ты снова окажешься здесь.
Он помедлил секунду, затем кивнул и, спустившись с крыльца, направился к простому надгробию у стены.
Остановившись у могилы матери, Ричард задумался. Как бы она отнеслась к его женитьбе? Как и Катриона, его мать была родом с предгорья и, возможно, одобрила бы его выбор. Глядя на надгробный камень, он старался запечатлеть его в памяти.
Он вспомнил, как стоял здесь лунной ночью, перед тем как встретил свою колдунью. Свою жену. Эти два слова вызвали в нем бурю чувств. Закрыв глаза, он произнес еще один обет над могилой матери: жить полной жизнью.
Он вздохнул и, повернувшись, обнаружил рядом Катриону. В течение долгой минуты они стояли рядом. Ричард молча прощался. Затем взял жену за руку.
— Пойдем. Холодно. — И повел ее к ожидавшему у церковных ворот обществу.
Усиливающийся снегопад ускорил их отъезд. Ричарду понадобились считанные минуты, чтобы подсадить Катриону в карету и забраться самому. Джейми закрыл дверцу и отступил назад. Улыбнувшись сквозь стекло, Ричард поднял руку в прощальном салюте. Джейми усмехнулся и помахал в ответ.
— До свидания!
— Удачи вам!
Карета качнулась и тронулась. Провожающие, все еще машущие руками, остались позади. Закутанный в теплый плащ Ричард откинулся на кожаное сиденье и вытянул ноги. Сидевшая рядом Катриона расправила юбки и плотнее запахнула накидку. Ноги ее покоились на горячих кирпичах, обмотанных тканью. Откинув голову на мягкую подушку, она закрыла глаза.
Пронизанное ожиданием молчание заполнило карету.
Ричард не видел причин нарушать его. Глядя на расстилавшийся за окном заснеженный пейзаж, он размышлял над письмами, которые предстояло написать. Первое — короткую записку Девилу — он уже отправил с Уорбисом, которого послал вперед позаботиться о ночлеге. Уведомить сводного брата об изменении его статуса не представляло труда. Куда сложнее было сообщить об этом мачехе, вдовствующей герцогине Сент-Ивз, да так, чтобы она не появилась на пороге замка, приветствуя в лучших кинстеровских традициях вхождение Катрионы в семью. Ричард нуждался во времени.
Прежде всего он должен узнать, как управляться с женой-колдуньей. Все остальное — потом. Элен придется подождать.
— Надеюсь, мы доберемся до «Вепря» засветло, — произнесла Катриона, вглядываясь в снежную круговерть за окном.
Ричард слегка улыбнулся, покосившись на ее профиль.
— Мы остановимся в «Ангеле».
— О-о… — повернулась к нему Катриона. — Но… — Она умолкла.
Их взгляды встретились; в его глазах светился вопрос.
— Ну… — она сделала неопределенный жест, — просто «Ангел» — слишком шикарное заведение.
— Знаю. Именно поэтому я послал вперед Уорбиса, чтобы он заказал для нас комнаты.
— Правда? — Она удивленно уставилась на него, затем состроила гримаску.
— Тебе не нравится «Ангел»? — поинтересовался он.
— Дело не в том. «Шикарное» обычно подразумевает «дорогое».
— Тебе не стоит беспокоиться по этому поводу.
Катриона хмыкнула.
— Это, конечно, замечательно, но…
Ричард понял, что момент озарения наступил. Глаза ее расширились, когда она наконец заметила роскошное убранство кареты — мягкую кожу и сверкающую бронзу — и вспомнила мощь и стать четверки серых в упряжке. До нее наконец дошло то, о чем следовало догадаться намного раньше.
Ее потрясенный взгляд метнулся к его глазам; она открыла рот, но поперхнулась. Откашлявшись, Катриона откинулась на сиденье и сделала жест рукой.
— Выходит, ты богат?..
— Очень. — Чрезвычайно довольный собой, Ричард закрыл глаза, чувствуя на себе ее пристальный взгляд.
— Очень — это как?
Ричард изобразил глубокую задумчивость, прежде чем ответить:
— Достаточно, чтобы содержать меня, тебя… и твою долину, если понадобится.
Катриона помолчала, испытующе глядя на него, затем хмыкнула и отвернулась.
— Я и не подозревала.
— Знаю.
— Значит, Кинстеры чрезвычайно богаты?
— Да. — После минутной паузы он продолжил, не открывая глаз: — В нашей семье никто не придает значения тому, что я незаконнорожденный. Отец обеспечил меня как своего второго сына, кем я, собственно, и являюсь.
Катриона молчала так долго, что Ричарда заинтересовало, о чем она думает.
— Джейми говорил, что ты принят в свете, — наконец вымолвила она.
Ричард открыл глаза и посмотрел на нее. Она сидела, уставившись на снег за окном.
— Видимо, это означает, что ты мог выбирать среди девушек из лучших семей.
Ее слова прозвучали как утверждение, но Ричард ответил:
— Да.
— Интересно, — она вздохнула и повернулась к нему, — что подумает твоя семья, когда узнает, что ты женился на шотландской колдунье?
Ричард хотел отделаться саркастическим замечанием, что они, несомненно, решат, что он либо спятил, либо получил по заслугам. Но сдержался. Потянувшись к жене, он обнял ее и притянул к себе на колени с легкостью, вызвавшей трепет во всем ее теле.
— Единственное, что имеет для них значение, — вымолвил он, покачивая ее, — это то, что я выбрал тебя.
Он попытался поцеловать ее, но Катриона уперлась ладонями в его грудь.
— Но это не так. — Щеки ее порозовели. — Я хочу сказать, что ты не выбирал меня.
Ричард выбрал ее в то самое мгновение, когда впервые заключил в объятия лунной ночью у могилы своей матери. Но он был не настолько околдован, чтобы признаться в этом. Рыжая колдунья и без того имела над ним слишком много власти.
— Ты моя. — Преодолев слабое сопротивление, Ричард коснулся ее губ в легком поцелуе. — Все остальное не важно.
Их взгляды встретились и задержались друг на друге. С мучительной нежностью Ричард прижал ее к себе и поцеловал.
Катриона откликнулась с такой сладостью и невинностью, будто делала это впервые. В какой-то степени так оно и было. Она впервые открыто признавала и приветствовала в нем возлюбленного. Ричард чуть не застонал, сдерживая яростное желание, набравшее силу за четыре дня вынужденного воздержания.
Он углубил поцелуй, умело раздувая пламя, пока они оба не погрузились в теплые волны наслаждения. Однако их нервы были напряжены, а ласки осторожны, словно то, что они теперь женаты, неуловимым образом изменило их отношения.
Приподняв Катриону, Ричард повернул ее лицом к себе. Захваченная поцелуем, она ничего не заметила, лишь застонала, когда он накрыл ладонями ее груди. Несмотря на горячие кирпичи и жар возбуждения, в карете было слишком холодно, и Ричард довольствовался тем, что ласкал ее сквозь одежду.
Когда Катриона нетерпеливо зашевелилась у него на коленях, он, несколько отстранившись, занялся своей одеждой. Катриона уже успела развести края его плаща и расстегнуть жилет и сорочку. Распластав ладони на его бурно вздымающейся груди, она из-под полуопущенных век наблюдала, как он расстегивает застежку на брюках. Но когда та разошлась, она вскинула на Ричарда изумленный взгляд.
— Что?.. — недоуменно выдохнула она.
Ричард красноречиво выгнул бровь.
— Здесь?
— Где же еще?
— Но… — Она в ужасе уставилась на него, затем подняла глаза на крышу кареты. — А твой кучер?
— Ему неплохо платят за вынужденную глухоту, — заявил Ричард, потянувшись к ней.
Катриона посмотрела на сиденье рядом с собой и недоверчиво покачала головой:
— Но как?..
Не успела она закончить вопроса, как Ричард передвинул ее ближе. Катриона угадала его намерения и вздохнула с выражением облегчения, не оставлявшим сомнений, что это именно то, чего она хотела.
Запечатлев на ее губах жаркий поцелуй, Ричард приподнял ее и начал двигаться. Катриона быстро подхватила его ритм.
— Не спеши. — Он на мгновение придержал ее бедра. — Давай-ка вместе с лошадьми.
Катриона озадаченно моргнула, но подчинилась, сосредоточившись на блаженстве слияния, вторившего движению кареты. Ее тело не нуждалось более в его указаниях, ведомое внутренней потребностью, которую теперь не нуж-но было ни скрывать, ни сдерживать.
Они были полностью одеты, за исключением тех частей, где их тела сливались. Катриона ощущала трение жесткой ткани его брюк о нежную кожу бедер и прикосновение батистовой сорочки и нижних юбок к ягодицам. Лишь самая ее сердцевина непосредственно соприкасалась с ним,
За окнами кареты кружил снег, день медленно угасал, лошади ровно били копытами, прокладывая путь по зимнему тракту. Но под снежным покровом теплилась жизнь, согревая семена в ожидании лета.
Так и семя, укоренявшееся в жаркой тьме под их тяжелыми одеждами, ожидало оплодотворения и поры расцвета. Их соединение естественным образом гармонировало с окружающим пейзажем, явившись следствием той же силы, которая вдохнула жизнь в остальной мир. Как будто они были недостающим звеном вечной загадки, без которой мир оставался незавершенным.
С вновь обретенной уверенностью Катриона шагнула в раскаленную бездну, сверкавшую сполохами страсти, разогретую теплом их жаждущих тел. И взмыла, подхваченная волной безграничного восторга. Достигнув пика, могучий вал разбился на тысячи хрустальных брызг, омыв ее ощущением чуда и высвобождения.
Уткнувшись в теплую грудь мужа, она приветствовала стон завершения, слетевший с его губ, и разлившееся в ее лоне тепло.


— Это не Меррик, — лениво протянул Ричард, — там впереди?
— Да. — Прижав нос к стеклу, Катриона скользнула беглым взглядом по величественной вершине, возвышавшейся над долиной. Покачиваясь, карета быстро катила, увлекаемая могучими лошадьми. Они приближались к дому. — Ферма Мелчеттов. — Она указала на приземистые строения, прилепившиеся к склону горы. — Лес, что за ней, обеспечивает нас дровами.
Ричард кивнул. Катриона не отрывала взгляда от открывавшейся за окном панорамы, словно видела ее впервые. Голова ее приятно кружилась — благодаря, разумеется, Ричарду. Выехав чуть свет из Эйра, расположенного на побережье, они десять минут назад пересекли границу долины, потратив на дорогу всего лишь два дня.
Первая ночь, проведенная в «Ангеле» в Стирлинге, открыла ей глаза на преимущества путешествия в обществе богатого и могущественного джентльмена. Все их пожелания, передаваемые через незаменимого Уорбиса, неукоснительно исполнялись. Даже Алгария, следовавшая за ними в карете Катрионы, не могла не оценить удобство гостиницы и качество великолепного обеда.
Не решаясь высказать вслух свое неодобрение, Алгария притихла, с каждым днем все более замыкаясь в себе. Катриона терпеливо ждала, когда на ее наставницу снизойдет просветление.
Две последние ночи они с Ричардом делили комнату и постель, как и полагается мужу и жене. Достаточный срок, чтобы представить себе, каким может быть будущее. Засыпать в его объятиях было божественно. Пробуждение сулило новые восторги.
Не отрывая взгляда от заснеженных полей, Катриона усмехнулась и прижалась разгоряченной щекой к холодному стеклу. Пока ее мозг прокручивал детали, чувства переживали все заново.
Этим утром она проснулась от ощущения, что он входит в нее. Ахнув, она вцепилась в обвивавшую ее талию руку, но он приподнял ее и погрузился еще глубже.
Их близость поражала своей силой, физической и эмоциональной. Видимо, таков был его стиль, и Катриона находила его неотразимым.
Закрыв глаза, она погрузилась в ощущения, упиваясь телом и душой.
Ее охватило такое страстное желание начать новую жизнь — здесь, с ним, — что она чуть не высунулась из окна, торопя их приезд.
— Вон там! Видишь? — По-детски ткнув пальцем в сторону голых берез, она оглянулась на Ричарда. — Касперн-Мэнор.
Он придвинулся ближе, заглядывая ей через плечо.
— Серая башня?
Катриона кивнула.
— Большой парк, кажется.
— Громадный. — Она посмотрела на него. — Он защищает замок от снега и ветров, дующих с Меррика.
Ричард кивнул и откинулся на сиденье. Катриона снова повернулась к окну. Ее внезапно охватила тревога: она не предусмотрела возможных осложнений, не предприняла ничего, что облегчило бы его вхождение в долину, в ее жизнь.
— Минут через десять будем на месте, — сообщила она напряженно.
Ричард отметил ее озабоченность, как и сосредоточенность, с которой она созерцала свои владения. Ее мысли явно были заняты чем угодно — ее полями, долиной, — но только не им.
Он сморщился. Последние два дня прошли в полном соответствии с его желаниями. Катриона принадлежала ему, пусть даже в одном, вполне определенном, смысле. Но как только они окажутся в Касперн-Мэнор, его ждут препятствия и проблемы, с какими еще не приходилось сталкиваться.
Как, например, его обещание не вмешиваться в управление долиной. И смириться с ролью, которую она отвела ему в своей жизни, какова бы та ни была.
Последнее шло вразрез с его характером, с самой натурой Кинстеров. Ричард был далеко не в восторге, что к устройству их брака приложила руку Госпожа. Хотя и признавал, что без вмешательства Высших сил Катриона не принадлежала бы ему сейчас — ни в каком смысле. Она была упряма, своевольна и крайне неуступчива, особенно когда дело касалось ее предназначения.
Ричард посмотрел на жену, и лицо его приняло непреклонное выражение. Похоже, это его неделя для принесения обетов.
Ему не пришлось раздумывать над словами, фраза сама возникла в мозгу. Катриона, поклялся Ричард, придет к нему по собственной воле, а не по велению Госпожи. Сама захочет его — за то, что он ей даст.
Он знал, как относится к нему Катриона, как воспринимает их отношения. Но как истинный охотник готов был ждать. Он будет плести силки, расставлять ловушки и преследовать свою добычу, пока не завладеет ею.
Она станет его — добровольно. Не только телом, но и душой. Только тогда, вдруг понял Ричард, он будет уверен, что действительно обладает Катрионой.
Карета, замедлив ход, миновала ворота и покатила по длинной аллее через парк. Наблюдая за женой, Ричард предавался мечтам о том, как она скажет — и покажет, — что полностью принадлежит ему.
— Доброе утро, миледи! До чего же славно видеть вас дома в добром здравии.
— Благодарю вас, миссис Брум. — Опираясь на руку Ричарда, Катриона спустилась по ступенькам кареты. К своему удивлению, она не смогла определить, что думает экономка, хотя обычно это не представляло труда. Широкая улыбка, сиявшая на простодушном лице миссис Брум, обращенном к красивому и элегантному, как всегда, Ричарду, ни о чем не говорила Катрионе.
Завидев на подъездной аллее незнакомую карету, за которой следовал хозяйский экипаж, из замка высыпала многочисленная челядь. Горничные, слуги, конюхи — все столпились у подножия главной лестницы, когда кучер Ричарда осадил лошадей.
Ричард первым выбрался наружу. Из глубины кареты Катриона наблюдала, как глаза встречающих расширились сначала от удивления, а потом от замешательства. Она ожидала недоверия, настороженности, даже недовольства, но этого не было и в помине.
Удерживая Ричарда за локоть, Катриона улыбнулась и подняла руку, привлекая всеобщее внимание.
— Это мой муж, — сказала она. — Мистер Ричард Кинстер. Мы поженились два дня назад.
Взволнованный ропот, в котором отчетливо слышались возгласы одобрения, пронесся по толпе. Улыбнувшись Ричарду, Катриона повернулась к мужчине преклонного возраста, который, тяжело опираясь на трость, стоял рядом с миссис Брум.
— Позволь представить тебе Макардла.
Старик склонился в низком поклоне. Когда он выпрямился, лицо его озаряла улыбка, шире которой Катриона не могла представить.
— Рад приветствовать вас в Касперн-Мэнор, сэр.
Улыбнувшись в ответ, Ричард учтиво поклонился.
— Рад, что оказался здесь, Макардл.
Этот обмен любезностями, словно некий ритуал, неведомый Катрионе, разрядил атмосферу. Все, кто служил ей с самого рождения и о ком она заботилась всю жизнь, расслабились и приняли Ричарда Кинстера в свою среду. Пораженная Катриона ощущала, как их доброжелательность распространяется на ее мужа. Видимо, он почувствовал то же самое и, взяв ее под руку, обошел собравшихся, приветствуя каждого.
Представляя Ричарда, Катриона наблюдала за своими людьми. Их искренность не оставляла сомнений. Они от души радовались, что он стал ее мужем. Чем больше он говорил, тем шире они улыбались. И тем больше недоумевала Катриона.
Когда с приветствиями было покончено, Ричард повел ее вверх по ступенькам. Они прошли мимо Алгарии, стоявшей с отчужденным видом. Катриона встретила взгляд ее черных глаз — и поняла, о чем та думает.
Она знала, что Ричард не притворяется. Он не ожидал подобной встречи и был удивлен ничуть не меньше, чем она, но быстро сориентировался и откликнулся на радость ее людей.
Что ее озадачивало, так это чем конкретно была вызвана эта радость — и почему на нее откликнулись с такой готовностью.


Эти вопросы преследовали ее весь день.
К тому времени когда домочадцы собрались на обед, Катриона была встревожена не на шутку. В ее маленьком мирке происходило нечто, чего она не понимала, чем не могла управлять. Что-то определенно изменилось, и ей это не нравилось.
Чувствуя беспокойство, причина которого не поддавалась определению, она вошла в обеденный зал. Ричард следовал за ней по пятам, как почти весь день, пока она показывала ему замок. Отныне его дом.
Бросив на него взгляд через плечо, Катриона нахмурилась. Собственно, вопрос, где они будут жить, даже не обсуждался. Она приняла как должное, что они поселятся в замке. Хозяйка долины и ее супруг. Но она уже один раз ошиблась, следовательно, могла заблуждаться и сейчас. Это не способствовало ее душевному покою, а в данный момент она нуждалась именно в нем.
Постаравшись обрести равновесие, Катриона улыбнулась миссис Брум и вступила на помост. Подойдя к своему месту во главе стола, она любезно указала Ричарду на резное кресло рядом, со дня смерти ее родителей без надобности стоявшее у стены.
Ричард придержал ее кресло и, дождавшись, когда она сядет, сел сам. Катриона кивнула миссис Брум, та, хлопнув в ладоши, подала сигнал внести первое блюдо. Появились служанки, катившие тележки, заставленные тарелками. В замке, в отличие от других поместий, все домочадцы ели вместе, как это было на протяжении столетий.
Расположившись рядом с Катрионой, Ричард наблюдал за происходящим, отмечая открытые и непринужденные манеры людей. В замке царил дух товарищества, который ему приходилось видеть только в среде военных. Возможно, это объяснялось изолированным положением долины, продолжительными зимами и суровым климатом.
В любом случае Ричарду это нравилось.
В отличие от Уорбиса.
Бедняга сидел за столом, стоявшим перед помостом, и чувствовал себя явно не в своей тарелке. Ричард поморщился, приготовившись выслушать прошение об отставке. Обстановка в Касперн-Мэнор не отвечала строгим меркам Уорбиса, привыкшего к укладу лучших домов лондонской знати.
И бог знает, как это скажется на полировке башмаков.
— Налить тебе вина?
Ричард повернул голову и увидел, что Катриона держит графин. Он взял сосуд у нее из рук и посмотрел на золотистую жидкость.
— Что это?
— Вино из одуванчиков. Мы делаем его сами.
— А-а… — После некоторого колебания он налил себе полбокала и передал графин миссис Брум, сидевшей по другую сторону от него.
— Вы должны сказать мне, — обратилась к нему экономка, — какие блюда предпочитаете. — Она улыбнулась. — Чтобы мы могли приспособиться к вашим вкусам.
Ричард одарил ее безотказно действующей кинстеровской улыбкой.
— Как мило с вашей стороны. Я непременно подумаю об этом.
Миссис Брум просияла.
Ричард повернулся к Катрионе, но она была занята едой, Он поднял бокал, пригубил вино и удивленно поднял брови. Сделал еще один глоток, на сей раз медленно, смакуя терпкий напиток.
Жидкая амброзия.
Поставив бокал, он взялся за ложку и принялся за суп.
— И много у вас этого вина?
Катриона бросила на него быстрый взгляд.
— Мы делаем несколько бочонков каждый год. А также запасы, оставшиеся от прошлых лет.
— Да? И как вы поступаете с остатками?
Она отложила ложку и пожала плечами:
— Старые бочонки хранятся в погребах под главным зданием. Они весьма обширны.
— Покажи мне их завтра. — Он улыбнулся в ответ на ее подозрительный взгляд. — Твои погреба поражают воображение.
Постукивание вилки о тарелку привлекло их внимание. Все повернулись к Макардлу, поднявшемуся со своего места за главным столом. Дождавшись, когда шум улегся, он поднял свой бокал.
— Предлагаю тост — за Касперн-Мэнор. За его благополучие и процветание. За нашу хозяйку и ее долгое и счастливое правление. За супруга миледи, мистера Ричарда Кинстера. Добро пожаловать в долину, хоть вы и англичанин.
Последняя реплика вызвала добродушный смех. Макардл усмехнулся и, повернувшись, обратился непосредственно К Катрионе:
— За вас, миледи, и супруга, которого Госпожа вам послала.
Зал огласился приветственными криками и бурей аплодисментов, отразившихся гулким эхом от каменных стен. Ричард вопросительно посмотрел на Катриону.
После некоторого колебания она кивнула. Поднявшись из-за стола со свойственным ему небрежным изяществом, Ричард высоко поднял бокал и провозгласил:
— За Касперн-Мэнор.
Не садясь, он сделал несколько глотков. Все последовали его примеру. Затем он оглядел присутствующих. Когда внимание снова сосредоточилось на его властной фигуре, Ричард продолжил. Он не повышал голоса, но слова его были отчетливо слышны в тишине.
— Я даю вам то же обещание, которое дал вашей хозяйке. — Посмотрев на жену, он снова поднял бокал. — Как ее супруг, обещаю почитать обычаи долины и защищать ее от всяческих посягательств.
Допив под прокатившиеся по залу аплодисменты вино, Ричард сел и почувствовал на локте ладонь Катрионы. Повернувшись, он встретил ее взгляд. Она улыбнулась и отвела глаза.
Катриона сама себе удивлялась. Удивлялась чувствам, которые ее переполнили — как, впрочем, и всех остальных — в эти короткие мгновения от его простых слов. Слов, перед которыми невозможно устоять. Она ощутила это сама и знала, что то же чувствовали ее люди. Ричард завоевал их симпатии, а ведь прошли считанные часы с тех пор, как он переступил порог замка.
Остаток трапезы Катриона провела в размышлениях над этим поразительным явлением. Она старалась не смотреть на Алгарию, но чувствовала на себе ее взгляд. И догадывалась, о чем та думает.
Тем не менее она была уверена до мозга костей, что так и должно быть. Хотя и не представляла себе, что будет с ними дальше. То, что Ричард — сильная личность, Катриона знала еще до встречи с ним и не считала его подходящей партией для себя как раз по этой причине. Однако Госпожа распорядилась иначе.
Это, конечно, замечательно, но вот каково ей придется с ним жить?
Растерянная, сбитая с толку, отчаянно нуждаясь в покое и тишине, Катриона дождалась, пока уберут десерт, и отложила салфетку.
— Боюсь, что путешествие оказалось более утомительным, чем я думала. — Она улыбнулась Макардлу. — Я, пожалуй, лягу.
— Да-да, конечно. — Он начал подниматься, собираясь выдвинуть ее стул, но снова сел, вдруг усмехнувшись.
Почувствовав, что стул двигается, Катриона обернулась. За ее спиной стоял Ричард. Улыбнувшись мужу, она одарила улыбками миссис Брум и всех остальных.
— Спокойной ночи.
Все, также улыбаясь, закивали. Ричард выдвинул стул. Катриона скользнула мимо него, прошествовала за спинами сидящих, спустилась с помоста и свернула в арку, выходившую в коридор.
Оказавшись вне пределов видимости, Катриона нахмурилась. Ее мучило сознание, что с того момента, как они с Ричардом рука об руку ступили на порог ее дома, он находился в центре внимания, оттеснив ее на второй план. Размышляя об этом, Катриона рассеянно шагала по коридорам. Она поднялась на галерею и направилась к своей комнате, прежде чем сообразила, что забыла захватить свечу со столика в холле.
К счастью, Катриона выросла в замке и не могла здесь заблудиться. Она легко нашла свою дверь, но, остановившись перед ней, чуть не вскрикнула, когда кто-то, невидимый в темноте, возник у нее за спиной и повернул дверную ручку.
Прижав руку к горлу, она резко обернулась:
— Ричард!
Он в замешательстве замер:
— В чем дело?
Дверь распахнулась, открыв взору помещение, освещенное пламенем камина. Глядя на знакомую обстановку, Катриона ожидала, пока утихнет сердцебиение.
— Я и не догадывалась, что ты рядом. — Она перешагнула через порог.
— Я всегда буду рядом. — Ричард последовал за ней. Круто развернувшись, Катриона посмотрела на него; сердце снова гулко забилось.
— Да — конечно. Просто… — она беспомощно махнула рукой, — я не привыкла ни с кем делить свою комнату.
Она не могла бы выразиться точнее. Комната была ее убежищем, но теперь Ричард мог войти сюда в любую минуту. Еще одна перемена, вызванная замужеством.
Остановившись перед камином, Катриона услышала, как щелкнул замок. Повернувшись вполоборота, она посмотрела назад из-под полуопущенных ресниц. Ричард стоял у двери, наблюдая за ней.
— Я… устала.
Он склонил набок голову, окинув ее испытующим взглядом:
— Ты уже говорила.
Сказав это, он зашагал по комнате, озираясь по сторонам. Словно дикое животное, принюхивающееся к новому жилью.
Катриона нетерпеливо выпрямилась, оставив надежду провести часок-другой в раздумьях о своем положении. И своем муже.
Едва ли она сможет спокойно размышлять, когда он расхаживает поблизости.
Если вообще сможет думать, когда он так близко.
Его «я всегда буду рядом» не прибавило ей уверенности.
— Э-э… — Катриона заставила себя взглянуть на него. — Мы не успели договориться насчет сна.
Темная бровь приподнялась.
— А о чем здесь договариваться? — Присев на корточки, Ричард поворошил угли в камине. Катриона почувствовала раздражение.
— Ну, к примеру, где ты будешь спать.
— С тобой.
Прикусив язык, она напомнила себе, что этого следовало ожидать.
— Да, но, возможно, ты хотел бы иметь собственную комнату?
Казалось, этот вопрос заставил его задуматься. Некоторое время он молча перекладывал поленья, подтаскивая их к огню, пока в камине не запылало жаркое пламя.
Наконец он выпрямился, и Катриона подавила порыв отступить назад.
Бросив на нее непроницаемый взгляд, Ричард осмотрелся вокруг. Несмотря на наличие бюро, туалетного столика, гардероба, двух комодов и массивной кровати, радовавшей его взгляд своими размерами, в комнате не было тесно. Здесь с избытком хватало места на двоих, и еще оставалось свободное пространство. Его вещи, составленные у стены, казались едва заметными.
Закончив осмотр, он перевел взгляд на жену.
— Ты не очень огорчишься, если я скажу «нет»?
В ее глазах отразилось явное замешательство.
— Ну что ты…
Он вскинул бровь.
— Вообще-то… — Внезапно она вспылила. — Не знаю! Ричард неосмотрительно усмехнулся, за что тут же получил звонкий шлепок по груди.
— Нечего смеяться! Я никогда в жизни не чувствовала себя так глупо!
— Но почему? — Схватив ее за руку, он направился к кровати. Катриона послушно следовала за ним.
— Не знаю. Хотя, знаю. Это все из-за тебя. Ричард сел, поставив ее между колен.
— Из-за меня? — Вопросительно поглядывая на жену, он занялся пуговицами ее дорожного платья.
Прошла долгая минута, прежде чем она ответила, поморщившись:
— Нет… Пожалуй, дело не в тебе.
Задумавшись, она рассеянно вынула булавку, скреплявшую его галстук, и скользнула рукой за отворот сюртука.
— Не знаю, как это выразить. Мне как-то не по себе. Словно что-то пошло не так, неправильно. — По-прежнему хмурясь, она вытащила концы его галстука.
Ричард придержал язык, позволив ей избавить его от галстука, затем послушно снял сюртук и жилет, прежде чем помочь ей освободиться от платья. Усевшись снова на кровать, он притянул ее к себе и взялся за тесемки нижних юбок.
Катриона все еще сохраняла мрачное выражение лица.
— Тебя удивил оказанный мне прием? — Он потянул вниз нижние юбки.
— Да, — сказала она, встретив его взгляд. — Я не могу этого понять. — Она переступила через ворох юбок. — Такое впечатление, — она сделала неопределенный жест, — как будто они ждали тебя.
Обхватив ладонями ее талию, Ричард снова притянул жену к себе.
— Полагаю, так оно и есть.
— Но… почему?
Он помолчал, вытаскивая из петелек крохотные пуговки на ее сорочке. Затем посмотрел ей в глаза.
— Думаю, они боятся за тебя, а следовательно, косвенным образом, и за себя. Ты же видела письма. Мне кажется, если бы ты удосужилась спросить, то узнала бы, что многие из твоих домочадцев подозрительно относятся к соседям и считают, что те представляют угрозу для долины.
Ричард стянул сорочку с плеч Катрионы. Она поежилась от прохладного воздуха, но опустила руки, помогая высвободить их.
— Они видят во мне защитника — твоего, долины, всех вас.
Озабоченное выражение сошло с лица Катрионы, и она скорчила гримаску.
— Для этого, полагаю, и нужен супруг.
— Точно. — Ричард накрыл ладонями ее обнаженные груди. Катриона вздрогнула и прерывисто вздохнула.
— Не забывай, меня выбрала сама Госпожа. — Он поцеловал ее в губы и прошептал: — Она выбрала меня, чтобы я взял тебя в жены, лег с тобой в постель и заронил в тебя семя. Чтобы оберегал и защищал тебя. Вот как воспринимают меня твои люди — как мужа, посланного тебе Госпожой.
— Хм-м. — Положив руки ему на плечи, Катриона прильнула к нему.
Прошло некоторое время, прежде чем Ричард опустил ее на постель. Затем быстро разделся и, присоединившись к Катрионе, сразу же накрыл ее своим телом. Опираясь на локти, он обхватил ладонями ее лицо и припал к губам, одновременно проникая в нее.
После чего он поднял голову.
— Я не покушаюсь на твой авторитет. Доверься мне, и все станет на свое место. — И, прежде чем снова завладеть ее губами, шепнул: — Как, к примеру, сейчас.
Ей было нечего возразить. Инстинктивно расслабившись, Катриона принимала его, доверившись ему, как он того просил.
Разумеется, она представляла себе все совершенно иначе. Уверенная в незыблемости своих позиций, Катриона полагала, что Ричарду потребуется ее поддержка, чтобы освоиться с новой для него ролью. Все оказалось совсем наоборот. Он без всяких усилий занял место, казалось, предназначенное ему судьбой, и теперь ободрял ее, уверяя в прочности ее собственного положения.
Но здесь, в постели, Катриона не нуждалась ни в каких уверениях. Прижимаясь к Ричарду, она самозабвенно отдавалась ему, не заботясь о будущем.
Будущее находилось в ведении Госпожи, а эта ночь принадлежала им.


Позже, глубокой ночью, Ричард лежал на боку, глядя на спящую жену. Утомленную и насытившуюся — утомившую и насытившую его. Минуты текли, а он не мог заснуть, вглядываясь в безупречное лицо цвета сливок и непокорную гриву золотисто-огненных волос.
Ричард был околдован. Ради нее он шагнул бы в огонь, продал душу дьяволу и совершил бы неведомо что еще.
И не важно, что она не сознает этого. Он и сам ничего не понимал.
Забравшись глубже под одеяло, он притянул ее к себе и ощутил тепло, прогревшее его до костей. Катриона повернулась во сне, доверчиво свернувшись в его объятиях.
Он расслабился и, погружаясь в сон, вдруг подумал, что найдется немного мужчин его склада — достаточно сильных и властных, чтобы взять на себя роль защитника, — которые согласились бы жениться на колдунье и дать ей полную волю.
Он согласился.
Ричард не хотел задумываться почему.
Ему начинало казаться, что все это предопределено — словно Госпожа и в самом деле выбрала его для Катрионы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Своевольная красавица - Лоуренс Стефани



Книга Супер на одном дыхании!
Своевольная красавица - Лоуренс Стефанинаталья
8.02.2013, 18.19





Наслаждалась,читая эту книгу.Хотелось прочитать ее за один присест.
Своевольная красавица - Лоуренс СтефаниТальяна
12.06.2013, 18.41





Бред( 5
Своевольная красавица - Лоуренс СтефаниАлла
12.06.2013, 21.01





Интересно, но не так как предыдущие книги, но в целом читать можно
Своевольная красавица - Лоуренс Стефанилюбовь
2.09.2013, 17.51





Не пойму почему бред? Нормальный рассказ как и предыдущие и насколко я поняла вся серия, каждый роман по своему необычен, так что наслаждайтесь чтением.
Своевольная красавица - Лоуренс СтефаниАнна.Г
27.02.2015, 18.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100