Читать онлайн Соблазнительница, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Соблазнительница - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Соблазнительница - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Соблазнительница - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Соблазнительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Более чем достаточно мучений. Вряд ли она сознавала, какой эффект произвела на него, особенно когда он ласкал ее и понимал, что может сделать с ней все, что пожелает. Он вовсе не собирался сообщать ей об этом. Не настолько он глуп.
Вспоминая о том, что заставило его произнести эти слова в прошлый раз, он смотрел, ревнуя, как она танцует контрданс в зале леди Хэммонд. Ее партнером был Крануэлл. Как и на балу у леди Оркотт пять дней назад, Крануэлл и остальные из тех, с кем она флиртовала, стали чересчур внимательны. Они ждали, когда он утратит к ней интерес и уйдет, тогда они этим воспользуются.
Разочарованно вздыхая, он смотрел на Амелию. Она веселилась, как обычно, — полная ожиданий, с блестящими глазами, предвкушающая момент, когда он утащит ее в какое-нибудь уединенное местечко, где они смогут провести хоть несколько минут наедине.
Постоянное недовольство не способствует развлечениям, так полагал он, однако остерегался вызвать новую демонстрацию ее талантов вроде тех, какие она показала на балу у Оркоттов. Он капитулировал, как только понял, что она всегда найдет брешь в его защите.
Одним словом, он принял к сведению, что ему хотя бы изредка придется плясать под ее дудку. Пусть она считает, что это так, зато он сохранит контроль над их интерлюдией, как бы далеко эта интерлюдия ни зашла.
Пока что дальше, чем у леди Оркотт, она не зашла.
Самосохранение — разумная цель.
Женские пальчики коснулись его рукава. Поняв, кто это, он повернулся и взял свою мать под руку.
Минерва улыбнулась:
— Пойдем, сын мой, пройдемся немного.
Он слегка удивился, но отказать матери не смог. Но прежде он окинул взглядом зал, выяснил, где Эмили, Энн и Фиона. Хотя его внимание было устремлено в основном на Амелию, о своих обязанностях он не забывал.
— Нет-нет, с ними все в порядке. Они благополучно раз влекаются. Я хотела поговорить с тобой о тебе и о леди, на которую ты смотришь.
— Вот как?
— Ко мне подошли три пожилые матроны, а также энное количество сплетниц рангом пониже. Появилось мнение, что отношения, которые раньше существовали между тобой и Амелией, теперь дружескими никак не назовешь.
Он поморщился — все так и было.
— На каких фактах основывают эти милые дамы свои выводы?
— Они заметили, что вы проводите чересчур много времени вместе, что ты — особенно — из кожи лезешь вон, чтобы устроить это, и конечно, все заметили, что вы имеете склонность исчезать куда-то, возвращаться спустя некоторое время, и на эти частые отлучки общество смотрит с подозрением.
— Так и должно быть. — Люк покосился на Минерву. — И что ты им ответила?
Мать сделала невинные глаза.
— Ну, что вы знаете друг друга много лет и всегда были очень дружны.
Он кивнул:
— Возможно, что и ты скоро удивишься…
— Какую дату вы назначили? — спросила Минерва.
В ее голосе прозвучало нечто такое, отчего он замешкался с ответом.
— Ну, не именно я…
— Люк. — Минерва устремила на него немигающий взгляд. — Когда?
Он знал, когда следует капитулировать, — за последнее время он успел напрактиковаться в этом.
— Примерно в конце месяца.
— А брачная церемония?
Он стиснул зубы:
— В конце месяца.
Она сначала удивленно распахнула глаза, потом задумалась.
— Вот как. Понятно. Это кое-что объясняет. — Она похлопала его по руке. — Прекрасно. По крайней мере теперь я знаю, чего мне ждать и как быть со сплетнями. Предоставь это мне.
— Благодарю тебя, мама.
Она заглянула ему в глаза, улыбнулась и покачала головой:
— Я знаю, ты пойдешь своим путем, но будь осторожен, сын мой. Для тебя брак окажется не таким легким делом, как ты думаешь!
И она ушла, чему-то улыбаясь. Люк хмуро смотрел ей вслед, а в голове вертелся назойливый вопрос: почему?
Женщины. Необходимое зло. Он прекрасно знал все, что касается необходимости, что же до всего остального — нужно просто научиться иметь с ними дело, а иначе они сведут тебя с ума.


На следующий день решено было устроить пикник в Мертоне. О, он знал, что это такое. Буколические восторги — вроде каменистой или болотистой почвы, или деревья с морщинистой корой, или любопытные утки — со всем этим он был знаком со времен своей зеленой юности.
Он давно перерос эти дни — перерос пикники.
— Я предпочитаю удобное кресло в зимнем саду.
— Что такое?
Он посмотрел на Амелию, сидевшую рядом с ним в экипаже.
— Ничего. Просто думаю вслух.
Она усмехнулась:
— Я сто лет не была у кузины Джорджианы.
Она с нетерпением ждала возможности побыть подольше с Люком. Ей хотелось — и это было ясно — завести их отношения дальше, узнать побольше о магии, которой он владеет, погрузиться в ощущения, которые он умеет в ней пробуждать. Короче говоря, пройти по их дороге вперед и посе тить новый храм.
После темного коридора у леди Оркотт они продвинулись совсем немного, в основном из-за отсутствия времени. Ей постоянно казалось, что минуты летят слишком быстро, когда она ощущает на своих губах губы Люка.
Не говоря уже о его руках на ее теле, одетом или нет.
Тем не менее она кое-что узнала. Например, что, несмотря на то, что физически он желает ее, его железная воля упрямо вмешивается в их отношения и твердо держит под контролем не только ее эмоции, но и его тоже. Даже когда она превращается в его руках в нечто задыхающееся, лишенное разума и воли, он все равно действует так, будто отправляется на обычную верховую прогулку. Воистину эта аналогия вполне уместна — он любит верховую езду, но никогда не теряет контроля над лошадью.
Подорвать этот контроль, увидеть его в путах страсти таким же распаленным и безрассудным, какой становилась она в его руках, — перспектива весьма соблазнительная.
Она бросила на него взгляд, полюбовалась четкими очертаниями его подбородка и улыбнулась.
Следующий поворот вел к вилле Джорджианы. Люк на правил экипаж в ворота, и вскоре, проехав по подъездной аллее, они оказались перед домом.
Джорджиана уже ждала их.
— Дорогие мои. — Она заключила Амелию в свою душистые объятия и поцеловала в щеку. Потом улыбнулась и протянула руку Люку. — Когда вы были здесь в последний раз, вы упали со сливового дерева. К счастью, не переломав себе костей.
Люк вежливо поклонился.
— А ветки я сломал?
— Нет, но вы съели очень много слив.
Амелия взяла Джорджиану за руку.
— Остальные едут за нами в экипажах. Мы можем вам чем-нибудь помочь?
Услышав в ответ «нет», они уселись на террасе, чтобы насладиться охлажденными напитками, пока не подоспе ли другие. Должны были приехать сестры Люка, Фиона, Минерва и Луиза, молодой лорд Киркпатрик и двое его друзей, а также Реджи и брат Амелии Саймон. И три их кузины — Хизер, Элиза, Анджелика — вместе со своими друзьями.
Экипажи подкатили к крыльцу, гости присоединились к ним на затененной террасе — количество явившихся на пикник достигло внушительных размеров, и все смеялись, болтали и веселились.
Люк смотрел на них со смешанным чувством. Он был рад, что две его самые младшие сестры, Порция и Пенелопа, остались дома в Ратлендшире. Они не приехали в Лондон вместе с семьей потому, что это было семье не по карману; после своей недавней победы он стал подумывать о том, не послать ли за ними, но им было четырнадцать и тринадцать лет, и они не могли прервать занятий. Пенелопа уж точно сидит, уткнувшись носом в какую-нибудь толстую книгу, зато Порция в такой погожий день, как сегодня, наверняка гуляет с его призовой сворой гончих. Будь они здесь, на этом пикнике, ему пришлось бы не сводить глаз с обеих и терпеть их непрестанное и зачастую язвительное поддразнивание. И очень хорошо, что эти две остроглазые надоеды благополучно остались дома.
— Люк!
Голос Амелии вернул его на виллу Мертон; он прищурился и увидел ее силуэт на фоне солнечного света, заливавшего лужайку. На ней было платье из тонкого муслина, очень подходящее для жаркого дня; яркое солнце делало ткань прозрачной, отчего были видны четкие очертания ее восхитительной фигуры.
Ему пришлось глубоко втянуть в себя воздух, прежде чем он смог оторвать от нее взгляд. Она склонила голову набок, глядя на него, и на губах ее заиграла легкая улыбка. Она кивнула ему на тарелку.
— Идите поешьте.
Он встал — медленно, чтобы сковать голод, внезапный, яростный, неожиданно насущный. Он и не заметил, как дошел до такого состояния, когда чуть-чуть его пришпорь — и он ринется вперед.
Он подошел к ней; справа от нее была открытая дверь в столовую, где было подано угощение. Многие гости наполняли свои тарелки, непрестанно болтая и смеясь, другие, держа тарелки в руках, направлялись к стульям и столам, расставленным на лужайке.
Взяв тарелку у Амелии, он встретился с ней взглядом, в ее синих глазах был вопрос. Свободной рукой он поймал ее пальцы и поднес к губам. Позволил ей — и только ей — увидеть истинную природу голода, горевшего в его темных глазах.
Ее глаза затуманились от желания. Но он быстро отпустил ее руку, повернулся к столу и спросил:
— Итак, что же здесь самое вкусное?
Она, хмыкнув, спокойно сообщила ему, что особенно хорошо блюдо из виноградных листьев с начинкой.
Они наполнили тарелки и присоединились к гостям на лужайке. Следующий час пролетел в легкой болтовне. Хорошее общество, превосходная еда, тонкие вина, яркий солнечный день… Среди собравшихся не было ни соперничества, ни напряжения — все расслабились и с удовольствием проводили время.
Наконец, утолив голод, более молодые из гостей решили прогуляться к реке. Садовая дорожка выходила на сельскую дорогу, ведущую к берегу. Саймон, Хизер и Анджелика знали, куда идти. Общество поднялось, трепеща муслиновыми оборками и зонтиками, украшенными рюшами, молодые джентльмены бросились помогать барышням.
— Спешить ни к чему, — посоветовала им Луиза. — До отъезда у нас еще несколько часов.
Улыбаясь, Минерва кивнула в знак разрешения. Молодежь плотной группой двинулась через сад. Хизер и Элиза повернулись к Реджи:
— Пойдемте с нами — мы хотим услышать все о парике леди Моффет. Он действительно слетел с нее на скачках?
Всегда готовый посплетничать, Реджи позволил себя увести.
Люк посмотрел на Амелию:
— Пойдемте?
Глаза ее задумчиво блеснули.
— Почему бы и нет? Пойдемте.
Он помог ей встать. Они не собирались тащиться в такую даль, к реке, но, всячески делая вид, что неохотно выполняют свой долг — присматривать за молодыми родственниками, которые вовсе не нуждались в присмотре, — они пошли вслед за всеми.
Лужайка осталась позади. Когда дом скрылся за деревьями, Люк остановился на перекрестье дорожек. Молодежь впереди разбилась на группки по три-четыре человека, они шли, растянувшись по золотым полям, к далекой зеленой ленте реки.
Они услышали голос Саймона — он обсуждал с Анджеликой вероятность увидеть семейство драчливых уток, которых они видели в прошлый раз.
Люк взглянул на Амелию, в ожидании остановившуюся рядом с ним.
— Вы хотите увидеть реку и этих уток?
Она поморщилась.
— Я все это уже видела.
— В таком случае где тут сад? Может быть, нам удастся найти то дерево, с которого я свалился, когда был здесь в последний раз?
Она показала на дорожку, уходящую налево.
— Уверена, что сливы уже созрели.
Он пошел за ней.
— Я собираюсь испробовать вовсе не сливы.
Не останавливаясь, она бросила на него надменный, вызывающий взгляд.
Он улыбнулся.
Сад был раем для соблазнителя — большие старые деревья в густой листве, окруженные высокой каменной стеной, — он был достаточно далеко от дома и дорожки, ведущей к реке, так что маловероятно, чтобы сюда забрел кто-то посторонний.
Здесь, среди деревьев, их нельзя было увидеть, не войдя в сад. Амелия оказалась права — сливы уже созрели. Люк сорвал одну. Увидев, что Амелия смотрит на него, протянул ей ягоду, себе сорвал другую.
— Замечательно.
Он откусил кусочек и посмотрел на Амелию; она опять оказалась права — нагретый солнцем плод был божествен. Она проглотила сливу, закрыв глаза в предвкушении; красный сок окрасил ее губы.
У него дух захватило, на мгновение он ослеп. Наконец, вздохнув, он поднял голову и увидел у нее за спиной венчающее сад великолепное для их целей сооружение.
Это была маленькая беседка, которую поставили в центре сада для любителей уединения. Сад раскинулся на склоне холма, и из беседки открывался вид на дальние поля и реку, но деревья, окружающие ее, скрывали этот домик от любопытных глаз.
Многие виллы Мертонов строились джентльменами для своих любовниц! Люк с радостью воспользовался удачными затеями предшественников, но при этом не мог сказать, дол го ли он выдержит, не прикасаясь к своей прекрасной спутнице, и хотя трава под деревьями высокая и густая, а упавших плодов еще мало, цветные пятна на дамском платье стали бы весьма красноречивым свидетельством их занятий.
Он кивнул на беседку. Говорить ему ничего не пришлось — ей не терпелось так же, как и ему. Амелия пошла вперед. Подобрав подол платья, она поднялась по трем низким ступеням, улыбнулась, вошла и уселась на мягкий диван, поставленный так, чтобы можно было любоваться пейзажем.
Она посмотрела на Люка вопросительно и с вызовом. Он секунду помедлил в дверях, а затем шагнул к дивану.
Но было не так, как она ожидала. Он не сел рядом с ней — он уперся коленом в подушку, обхватил ладонями ее лицо и впился в нее губами.
Он был не склонен вести вежливые игры, притворяться, будто между ними еще осталось какое-то пространство. После поцелуев, которыми они обменялись пять дней назад, преграды рухнули — не только ее губы, но вся она целиком теперь принадлежала ему, если бы он этого захотел. Он это знал, и она тоже.
Она ответила на поцелуй пылко, как всегда. Губы ее раскрылись, теплые и зовущие. У этих губ был вкус сливы, и, опустившись на подушку, он впитывал в себя этот вкус.
Оба были голодны, отчаянно голодны, так почему бы им теперь не насытиться вволю?
Некоторое время они только этим и занимались, утоляя аппетит, пробудившийся, но оставшийся за эти пять дней неутоленным. Но этого было мало, чтобы утолить его голод. Или ее.
Он был так захвачен поцелуем, что не заметил, как она — не в первый раз — взяла на себя роль лидера. Расстегнула на нем рубашку и обнажила его грудь. Сначала ему стало холодно, но это ощущение быстро улетучилось — она прикоснулась к нему ладонями, чем потрясла его до глубины души.
Ее смелое и откровенное исследование вынудило его прервать поцелуй. Оно было алчным, жадным, когда она растопырила пальцы и затем согнула их, впиваясь в широкую мышцу, охватывающую его грудь. Она провела ими вдоль, потом поперек, исследуя его так по-хозяйски, словно он был рабом, которым она теперь владела.
У него мелькнула мысль — а не так ли это на самом деле?
Но он затаил дыхание и воспользовался ее увлеченностью, чтобы взять себя в руки, опомниться от пьянящего восторга ее прикосновений. Он расстегнул пуговицы на ее пла тье, обнажил холмики, с которыми уже был знаком, но только при тусклом свете. Он полюбовался их совершенством, прозрачной кожей с голубыми венами, бледно-розовыми сосками. Он подул на один из них, увидел, как тот затвердел, и обхватил его губами.
Она задышала прерывисто, закинула голову назад, одна рука ее все лежала на его груди, пальцы другой запутались в его волосах. Глаза закрыты, губы раскрыты, она пыталась вздохнуть, она купалась в уже не неведомых ощущениях, восхищаясь познанной близостью, уже знакомым восторгом, и ждала, предвкушала, взволнованная, очарованная, что будет дальше?
Он коснулся горячими губами ее грудей. Ее обдало жаром, и жар этот все нарастал и требовал, чтобы его утишили.
Она беспокойно ерзала под ним и ждала, ждала…
Когда ожидание стало нестерпимым, она нащупала его запястье, отвела его руку от своей груди и настойчиво потянула ее вниз. Дальнейших указаний ему не требовалось.
Сочетание игры его губ и языка на ее груди и мучительной ласки кончиков пальцев было очень приятно. Но она должна была испытать нечто большее; она это знала и хотела — прямо сейчас.
Она приподняла бедра, чтобы его пальцы оказались меж ду ними.
Он оторвался от ее грудей, глаза его мрачно сверкнули.
Она поймала его взгляд.
— Еще. — И поскольку он не подчинился немедленно, она потребовала: — Я знаю, что бывает большее. Покажите мне. Сейчас же.
Его темные демонические глаза, несмотря на свет, казались почти черными. Абсолютно непроницаемыми.
— Если вы настаиваете…
И он снова завладел ее губами. Она не ожидала этого, не успела приготовиться к этому неожиданному нападению. Не физическая, но чувственная мощная волна закрутилась в ее голове, и ей ничего не оставалось, как только полностью отдаться ощущениям.
Она чувствовала, как изменился его поцелуй, став откровенно берущим и требующим. От каждого глубокого и медленного удара она содрогалась, но уже по-другому; трение его фрака и рубашки о ее голую кожу было для нее новым ощущением. Потом преграда ткани исчезла. Жар его груди, жестких черных завитков встретился с ее набухшими сосками.
И тут она почувствовала его руку у себя на бедрах и поняла, что он задрал юбку. Холодный воздух коснулся ее лодыжек, но ей это было все равно, все ее чувства были напряжены от осторожной ласки его пальцев, которыми он проводил по ее ногам.
Когда он наконец позволил ей выплыть на поверхность, не полностью, но достаточно, чтобы она могла снова что-то чувствовать, оказалось, что его пальцы свободно скользят по распаленной плоти у нее между ног.
Это открытие ее потрясло, голова закружилась от восторга. Он не отпускал ее губы и продолжал игру пальцев. Это не была только игра; под пьянящей чувственностью, под восторгом скрывалось собственничество, примитивное возбуждение, которое она ощущала несмотря на его попытки скрыть, спрятать это, сохранить в тайне.
Оно сказывалось в напряжении, от которого застыли его мышцы. В стальной мощи его руки, ласкающей ее. Она ощущала его в нарастающем жаре, который он таил от нее, словно хотел защитить от огня. Огня, иметь дело с которым он привык, но которого она еще не испытала.
Если бы выбор был за ней, она попросила бы этого огня — он манил ее своей неизведанностью. Но она могла только принимать то, что он ей давал, брать то, что он предлагал, на что был согласен.
Спорить она не могла, она была слишком захвачена чувственной паутиной, которую он сплел. Ей хотелось большего. Прямо сейчас. И кажется, он это понял. Он осторожно стал ласкать вход в ее ущелье, пока ей не захотелось кричать, потом его палец медленно вошел в нее.
Чуть брезжущему ее рассудку представлялось, что это проникновение успокоит ее желание, и так оно и было. Некоторое время. Но потом легкие движения этого пальца снова разожгли в ней вожделение, еще более отчаянное и сильное.
Он делал это явно нарочно, и наконец она прижалась к нему, впившись ногтями в его руку и извиваясь всем телом.
Готовая сдаться.
Облегчение, физический покой, которые охватили ее, были ей наградой, она пылко обняла его и обмякла в его руках, с трудом сознавая, что он убрал руку и опустил ее юбку.
Он все еще не отрывал от нее губ, но пыл уже ослабевал. Она поняла — он снова воздвиг барьеры, отгородив ее от топки и пламени.
Когда он поднял голову, она запустила руку ему в волосы и притянула к себе. С трудом подняла отяжелевшие веки и внимательно посмотрела в его глаза.
Но ничего не смогла в них увидеть даже на таком расстоянии.
— Почему вы остановились? — Его взгляд упал ей на губы, и она крепче вцепилась в его волосы. — Если вы заговорите о времени и расписании, я закричу.
Он, хмыкнув, взглянул на нее.
— Не о времени. О храмах. Мы пока еще не добрались до этого храма.
Ей не очень понравилось его объяснение, но спорить она не стала. Ей пришлось согласиться с тем, что на его территории она не может ему диктовать.


Вечер был теплый, и времени у них было достаточно. Теперь он положил ее на себя, прижав спиной к своей груди, и обнял. Ее кожа остывала, мысли лениво двигались. Этот момент благословенного покоя он урвал для себя. Лежа в таком положении, она не могла видеть его лица — не могла видеть, как он смотрит на нее.
Ему нужно было отдышаться, и он не хотел, чтобы она догадалась, что он в этом нуждается. Не хотел, чтобы она заподозрила, что сам он с трудом удержался на поверхности.
На поверхности моря, по которому он плавал столько раз, что и не сосчитаешь.
Женщины, обладание ими никогда по-настоящему не имели для него значения — в прошлом. Он полагал, что обладание Амелией будет если не совсем таким же, то и не слишком отличным других.
Но слепая потребность, охватившая его только что, была ему внове. Слепая страсть, слепое желание — с этим он был знаком, но слепая потребность? Это что-то новое. Такого с ним еще никогда не бывало. Он не мог логично объяснить, почему потребность овладеть ею вдруг стала такой острой. Такой абсолютно необходимой.
Он не знал, насколько глубоко это незнакомое чувство зашло. Не знал, сможет ли контролировать его.
Эта мысль заставила его насторожиться, даже больше насторожиться, чем раньше, и по мере того, как утекали минута за минутой и день клонился к вечеру, мягкое теплое тело, несмотря ни на что, принесло ему успокоение.
Она слилась с ним, она была полностью покорна в его объятиях, лиф ее платья так и остался распахнутым, груди были восхитительны. Он почувствовал, как губы его дрогнули в улыбке — она определенно нравилась ему. Искушение положить руку на эти мягкие холмы и потеребить их было реальным, но… конец дня был уже близок.
Наконец они зашевелились и, приведя в порядок одежду, направились обратно на виллу. Она шла впереди, как часто делала это прежде. Но перед тем как выйти на главную дорогу, он остановил ее, притянул к себе и на мгновение прижался губами к ее шее.
Она ничего не сказала, но обернулась, встретилась с ним взглядом. Он выпрямился. Тогда она улыбнулась — этой странной, торжествующей, женственной улыбкой, которая всегда заставляла его настораживаться, — небрежно отвернулась и пошла вперед.
Они вышли на лужайку за несколько минут до того, как появилась молодежь, усталая, но улыбающаяся. Все расселись по экипажам. Хотя болтовня девушек наконец затихла, Реджи так умолял облегчить его положение, что Люк усадил его в свой экипаж, более быстрый, и вскоре гости остались далеко позади.
Они уже въезжали в Лондон, когда Реджи зевнул и пошевелился. Люк усмехнулся:
— Ты услышал что-нибудь стоящее?
Реджи хмыкнул:
— Только некую сказку о табакерке, которую не могут найти у леди Хэммонд, и какой-то ценной вазочке, которая куда-то подевалась у леди Оркотт. Но ведь ты знаешь, как это бывает, — сейчас конец сезона, вещи переставляют, и люди забывают, куда они их поставили.
Люк вспомнил о чернильнице своего деда. Реджи, без сомнения, прав.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Соблазнительница - Лоуренс Стефани



нудная книга....
Соблазнительница - Лоуренс СтефаниЕкатерина
2.09.2010, 16.38





Совершенно согласна с Екатериной: нудная книга:(
Соблазнительница - Лоуренс СтефаниАлeнa
13.10.2010, 8.47





Я бы не сказала что это нудный роман, но есть очень много не нужных разглогольствований. А так стоит почитать 8/10
Соблазнительница - Лоуренс СтефаниЛеди
17.01.2013, 13.05





Присоединяюсь к комментарию Леди.
Соблазнительница - Лоуренс СтефаниТальяна
1.07.2013, 16.35





впечатления не произвела
Соблазнительница - Лоуренс СтефаниВероника
5.07.2013, 1.57





Из лучших в этой серии.
Соблазнительница - Лоуренс СтефаниКэт
11.07.2013, 17.00





Первые главы не очень, но дальше все интереснее и интереснее. В общем читайте до конца
Соблазнительница - Лоуренс Стефанилюбовь
7.09.2013, 15.20





О!!!Наредкость нудное и тягомутное произведение. Главная героиня до того занудлива, что иногда ее хочется придушить. Далеко от нее не отстает и главный герой. И надо же высосать из пальца автора 560 стр., хотя сюжета и на 60 много. Не тратьте время, пожалейте глазки.
Соблазнительница - Лоуренс СтефаниВ.З.,65л.
11.11.2013, 9.31





Книга просто "спокойная". Немного затянутая.Но читать можно перед сном.
Соблазнительница - Лоуренс СтефаниКатерина
14.05.2014, 14.30





Почитать можно
Соблазнительница - Лоуренс СтефаниАнна
29.05.2014, 18.51





Согласна с В.З., 65л. Не тратьте время, пожалейте глазки.
Соблазнительница - Лоуренс СтефаниНюша
5.10.2014, 1.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100