Читать онлайн Сколько стоит любовь?, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сколько стоит любовь? - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сколько стоит любовь? - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сколько стоит любовь? - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Сколько стоит любовь?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Гром тяжелых копыт, рев толпы, нестерпимый шум разрывали уши Диллона, эхом отдаваясь в голове. Вместе с распорядителями он встал у стартового столба. Маршрут этого забега шел по прямой: длинный спринт к финишному столбу, вдоль трибун. Конечно, Диллону не следовало так твердо рассчитывать на победителя, если бы только вороная лошадка не шла впереди с огромным отрывом.
Диллон едва дышал, ошеломленно смотря на уменьшавшуюся в размерах черную полоску. Его сердце билось в такт ее топоту. Он словно балансировал на краю пропасти. Даже в те дни, когда он делал огромные ставки на лошадей, с ним не происходило ничего похожего. На этот раз в происходящем участвовали не только разум, но и эмоции.
Трибуны взорвались: вопли, свист и визг оглушили Диллона. Победительница пролетела мимо финишного столба. Пришедшие в экстаз игроки ревели, обнимались, бешено размахивали руками. Но Диллон видел только Прис и Раса, танцующих, обнимавших друг друга, Патрика, Барнаби. Оглянувшись, он заметил, что рядом стоит Смайт.
Широко улыбаясь, распорядитель наблюдал за общим весельем.
– Рад видеть, что победил фаворит. И завсегдатаи довольны.
– Совершенно верно, – широко улыбнулся Диллон. – Но нам лучше идти туда. Я хочу, чтобы на этот раз проверка прошла без сучка без задоринки.
– Думаю, что на этот раз не будет никаких неприятных вопросов, – заверил Смайт.
– У всех, кроме букмекеров, – поправил Диллон, шагая рядом со Смайтом. Остальные распорядители последовали за ними.
– Верно, – покачал головой Смайт. – Они предлагали невероятно низкие ставки для этой кобылки. Удивительно, почему бы это: она в прекрасной форме, и тренер Кромарти немало потрудился для сегодняшней победы. Возможно, букмекеры считали, что она, как и первый конь – не помню, как его звали, – придет последней. Ну и глупцы. Теперь небось волосы на себе рвут.
Диллон искренне на это надеялся.
Толпа вокруг победителей сгущалась с каждой секундой. Все спешили поздравить Фаннинга и взглянуть на новую легенду. Диллон едва пробился к Деймону и Флик. Последняя с сияющей улыбкой сжала руку кузена и прошептала:
– Поздравляю, хотя она и не твоя лошадь. Но она великолепна!
– Мы должны ее заполучить, – вторил Деймон, глядя на жену. Но та зачарованно уставилась на кобылку, словно на недосягаемого любовника.
– Разумеется, – хмыкнул Диллон.
Зрители завопили с новой силой, приветствуя появление владельца и тренера лошадки. Кромарти и Харкнесс изо всех сил старались изобразить радость, пока люди пожимали их руки, хлопали по спинам и поздравляли с бесспорной победой. Лицо Кромарти отливало зеленью, Харкнесс никак не мог прийти в себя.
Не давая себе труда скрыть улыбку, Диллон подошел к ним.
– Поздравляю, милорд! – воскликнул он, протягивая руку. Кромарти, немного опомнившись, схватил ее и пожал.
– Э… да, – пробормотал он, дергая за галстук, словно тот его душил, – поразительная победа.
– Что же тут поразительного? – удивился Диллон, кивая на Харкнесса. – Сразу заметна достойная тренировка.
И без того бледный, Харкнесс стал белее снега.
И тут Диллону пришла в голову соблазнительная мысль. Сохраняя учтивую улыбку, он пристально наблюдал за Харкнессом и Кромарти, отмечая перепуганные взгляды исподлобья, которыми они украдкой обменивались, пока жокея и Фурию подвергали очередной проверке после скачек.
И тут вернулся Смайт. Протягивая Диллону протокол скачек со всеми отмеченными деталями, он кивнул Кромарти:
– Достойная победа, милорд. И, поскольку все в порядке, вам лучше выйти к трибунам и получить награду.
– Спасибо, – пробормотал Кромарти, выдавив слабую улыбку.
Диллон подписал протокол и отдал обратно Смайту.
– Буду ждать вас у стартового столба до начала следующего забега.
Смайт удалился. Диллон обернулся к Кромарти:
– Итак, милорд, вы идете? Комитет уже собрался, чтобы приветствовать победителя.
Кромарти пошатнулся. Казалось, он сейчас упадет.
– Д-да. Конечно.
Фурия, уже накрытая попоной притихшим Кромом, грациозно шагала по узкому проходу, образованному расступившейся толпой. С другого бока шагал Фаннинг. Кобылка принимала похвалы как нечто должное, гордая тем, что оставила соперников задыхаться от поднятой ею пыли.
Кромарти, очевидно, было дурно. Лицо стало пепельно-серым, на лбу выступили крупные капли пота. Соблазнительная идея все яснее вырисовывалась в голове Диллона.
Перед ними возникли круг победителя, арена перед трибунами, от которой послушно отхлынула толпа. Передав злосчастного Кромарти на попечение лорда Крайтона, члена комитета, председательствовавшего на сегодняшних скачках и вместе с сияющей леди Хелмсли собиравшегося вручить награду – серебряный кубок, Диллон отошел к краю круга и обернулся.
Непонятно, как Кромарти перенес процедуру. К губам приклеилась фальшивая улыбка, но со стороны казалось, что он вот-вот потеряет сознание. Незнакомые с такими процедурами могли бы посчитать его странное поведение результатом потрясения. Люди поопытнее могли заподозрить что-то неладное. Почему владелец уже успевшей прославиться кобылки находится в полуобморочном состоянии, даже если учесть столь триумфальный выигрыш?
С Харкнессом творилось то же самое. Он едва держался на ногах и только бурчал что-то непонятное в ответ на поздравления и пожелания дальнейших удач. Нетрудно было поверить, что, ставя против собственной лошади, Кромарти почти разорился. Почему Харкнессу не по себе? Вероятно, он знал, что выигрыш Фурии представляет опасность не только в финансовом смысле.
Диллон незаметно покинул круг победителей, нашел двух старших распорядителей скачек и отвел в сторону.
– Лорд Кромарти и его тренер Харкнесс.
Он мог не продолжать: оба распорядителя уже что-то заподозрили. Они хорошо знали все тонкости мира скачек и игр, которыми увлекались наиболее азартные его представители.
– Дайте им время понаслаждаться победой, – продолжал он с бесстрастным лицом, – а потом подойдите, но по отдельности. Джон, сначала потолкуйте с Харкнессом. Вежливо объясните, что комитет и я хотим задать ему несколько вопросов. Ни один тренер не откажется от такого требования. Возьмите с собой еще двух распорядителей и попросите его пройти с вами в клуб. Задержите его в одной из комнат, пока я не вернусь. Только не позволяйте ему ни с кем разговаривать.
Джон молча кивнул. Диллон обратился ко второму распорядителю:
– Майк, подождите, пока Харкнесс уйдет в клуб, потом скажите Кромарти то же самое. Ничего страшного, если они увидят друг друга издали, я не хочу, чтобы они успели сговориться до того, как я потолкую с каждым.
– Будет сделано, сэр.
Майк Коннор обменялся многозначительным взглядом с Джоном Оуком.
– Мы задержим их в клубе. Вы еще долго здесь пробудете?
– Вряд ли я вернусь в клуб до вечера, – улыбнулся Диллон. – Пусть подождут. И подумают.
– Да, сэр.
Оба распорядителя отсалютовали и направились к толпе. Глядя на трибуны, Диллон широко улыбнулся. Ему ужасно хотелось так же яростно махать руками и кричать Прис что-то радостное. Но через несколько минут начинался следующий забег. Он не всегда стоял у стартового столба, но, учитывая его сегодняшнее обращение к жокеям, многие ожидали увидеть его именно там.
Кроме того, ему нужно было время подумать, развить ту соблазнительную идею, которая не давала ему покоя, тем более что поведение Кромарти и Харкнесса предполагало, что его план очень легко осуществить. Если же он присоединится к общей радости, ему будет не до размышлений.
Вздохнув, он все же помахал рукой компании, пристроившейся на самом верху трибун, после чего повернулся и направился к стартовому столбу.
После четвертого, и последнего в это утро, забега, как только победитель был определен, а приз вручен владельцу, зрители стали расходиться. Диллон отправился в специальное помещение, находившееся под трибунами, куда один из парней Деймона позвал его на импровизированную вечеринку.
Деймон и Флик сняли на сегодня это помещение и собрали всех участников заговора, чтобы отпраздновать общий успех. На минуту остановившись у двери, Диллон прислушался к жужжанию голосов, веселому смеху и всеобщим поздравлениям. Для большинства присутствующих это был счастливый день.
Для него, однако, победа Фурии была всего лишь первой битвой, которую они выиграли. Если все пройдет, как они надеялись, и паутина оборвется, увлекая за собой мистера Икс, тогда все будет хорошо.
Открыв дверь, он вошел и оглянулся. В небольшой комнате толпилось множество людей: он заметил конюхов, своих и Деймона, Юджинию, Патрика, Аделаиду, своего отца и остальных действующих лиц и исполнителей.
Флик и Прис стояли почти у самого порога. Обернувшись, они заметили его.
– Вот он! – воскликнула Прис с ослепительной улыбкой, проникшей в его душу, и, бросившись к нему, схватила за руку.
– Наконец-то! – ахнула Флик, хватая его за другую руку и таща вперед. – Где бокал?
Стен поспешил предложить Диллону бокал шампанского. Деймон выступил вперед с другим бокалом, для Флик. У Прис бокал уже был.
– За Диллона и успех его плана! – объявила Прис, высоко поднимая бокал.
– За Фурию и всех, кто сопровождал ее! – завопил Рас. Диллон с улыбкой поднял бокал:
– За все наши усилия и сегодняшний успех.
Все радостно подхватили его тост. Диллон опустил бокал и встретился глазами с Барнаби, стоявшим в противоположном конце комнаты. Единственным человеком, разделявшим его опасения.
Когда все немного успокоились, он взглянул на Прис, по-прежнему цеплявшуюся за его руку. Сегодня она казалась совсем другой. Впервые за все то время, что они знали друг друга. Беспечной, радостной, беззаботной. Какой и должна быть.
Чувствуя, как на сердце становится легче при виде такого безыскусного счастья, он отвел ее в уголок, подальше от толпы.
– Барнаби сказал, что Кром едва не поймал тебя.
К счастью, Барнаби предварил новости сообщением о том, что все обошлось, поэтому Диллон был благодарен ему и за столь малые милости.
Улыбка Прис не померкла, но глаза расширились.
– Слава Богу, Барнаби оказался на месте. Он остановил Крома у самых дверей. Я как раз выводила Черную Розу и ни за что не успела бы добраться до двери, не вмешайся Барнаби.
– В подобных ситуациях он незаменим. Ну, как все прошло? Она весело защебетала. Он прислушивался не столько к словам, сколько к музыке ее голоса, к напевным нотам ирландского выговора, который очаровал его, к бурлящей радостью мелодии счастья, которую он не слышал раньше. Звуки грели его сердце.
– Ну а ты? Как ты справился с Харкнессом? – допытывалась она.
– Кстати, о Харкнессе, – пробормотал он, выпрямившись и глядя поверх голов. – Подойдем к Барнаби: позже случилось еще кое-что.
Он повел ее сквозь толпу, останавливаясь, когда она настаивала, чтобы Диллон попробовал сандвичи и деликатесы, разложенные на столах. Он неизменно подчинялся всем приказам и, захватив тарелку, продолжал путь. При этом он старался поблагодарить всех людей, своих и Деймона, с которыми успел столкнуться.
Все трое управляющих подошли к нему, поздравили, пожали руку и похлопали по плечу. Они были довольны, восхищены результатами его действий, вызванных требованием расследовать слухи.
– Нанести такой удар негодяям! О чем еще мы можем просить, мальчик мой?! – воскликнул лорд Кентербери, снова хлопая его по плечу. – Даже вашему отцу не удалось бы лучше справиться с этим!
Очевидно, кто-то уже успел объяснить им суть дела. Интересно, кто именно?
Генерал сидел рядом с Юджинией; после того, как она тепло поздравила Диллона, он взглянул на сына и улыбнулся:
– Молодец, мальчик. Ты рисковал не зря.
Глядя в глаза отца, Диллон пожал его руку, задержал на несколько секунд и только потом отпустил. Если его отец и говорил с управляющими, то лишь потому, что стремился защитить сына от возможных последствий.
Отбросив неприятные мысли, он позволил Прис подвести его к Барнаби, весело болтавшему с Расом, Аделаидой и Патриком.
Улыбка не сходила с ее лица. Она не могла припомнить, когда в последний раз на сердце было так легко. Ей хотелось танцевать от счастья. Она с трудом удерживалась, чтобы не пуститься в веселую джигу.
– Поверить не могу, что все кончено! – восклицала Аделаида. – Какое облегчение!
Улыбаясь еще шире, чем Прис, Рас легонько дернул Аделаиду за нос:
– Все хорошо, что хорошо кончается. Прис со смехом согласилась.
Видя, каким нестерпимым светом сияют глаза Аделаиды, зная, что брат далеко не слеп, она начинала подозревать, что Рас просто притворяется, будто не осведомлен о планах Аделаиды. Мало того, похоже, он совсем не против этих планов и вполне готов с ними согласиться, хотя старается этого не показать.
Она знала: Аделаида будет ему хорошей женой. Она спокойная, уравновешенная – настоящий якорь для его бурного темперамента. И слабой ее не назовешь, хотя она никогда не выставляла напоказ свою силу.
Прис взглянула на Патрика, поняла, что он размышляет о том же, и подмигнула ему. Патрик кивнул и повернулся к Расу:
– Представь нас старшему конюху Кинстера!
Рас отвлекся от созерцания лица Аделаиды, растерянно моргнул и согласился:
– Разумеется. Пойдем!
С этими словами Рас увел Аделаиду и Патрика.
К изумлению Прис, Барнаби мгновенно помрачнел, словно сбросил маску веселости, обнаружив острый ум и необычайную проницательность.
– Что случилось? – спросил он Диллона.
Уголок губ Диллона чуть дернулся. Оказалось, и ему не до веселья. Прис не знала, что и думать.
– Я бы предпочел, чтобы новости о наших успехах не вышли за пределы этой комнаты. А приговор, вынесенный Кромарти и Харкнессу, остался тайной. Однако…
Диллон многозначительно посмотрел в сторону трех управляющих и поморщился.
– Но так не бывает, – возразил Барнаби. – А если нам повезло и окажется, что мы нанесли сокрушительное поражение мистеру Икс, отныне он будет слишком занят зализыванием ран, чтобы мстить врагам.
Голос Барнаби становился все тише. Прис невольно нахмурилась, когда он с сожалением взглянул на Диллона. Тот вскинул брови и покачал головой:
– Совершенно верно. Раненый зверь – самый опасный.
– К сожалению, и это верно, – вздохнул Барнаби.
– Однако… – Голос Диллона окреп. – Я хотел говорить о другом. Мы предполагали, что Кромарти и Харкнесс, опасаясь за себя, станут противиться всем уговорам поведать нам правду и назвать настоящее имя мистера Икс. Видя, что с ними творилось после победы Фурии, думаю, что нам придется пересмотреть наши замыслы.
Глаза Барнаби зажглись.
– Думаешь, они заговорят?
– Если их хорошенько убедить, они могут посчитать самообвинение меньшим из зол.
– Что ж, посмотрим, – кровожадно прошипел Барнаби, потирая руки. – Как насчет того, чтобы нанести им визит?
– Я велел распорядителям скачек развести их по разным комнатам. Сейчас они в «Жокей-клубе». Ожидают моего возвращения.
– Вот как! Что ж, в этом случае пусть потерпят еще час-другой. Подумают над своей судьбой.
– Я тоже так считаю.
Прис молчала, по-прежнему улыбаясь. Ей до смерти хотелось послушать допросы Кромарти и Харкнесса, но это невозможно. Теперь Рас в безопасности, и ее роль в приключении закончена.
И Диллон пойдет дальше без нее, так и должно быть. Он и Барнаби займутся охотой на мистера Икс и не успокоятся, пока не обличат негодяя…
Она вышла из игры. Сознавать это было больно, но она справится.
Поэтому Прис сохраняла самое жизнерадостное выражение лица и ободряюще улыбалась каждый раз, когда Диллон смотрел в ее сторону.
Появившийся в этот момент Деймон остановился рядом с Диллоном, осушил бокал шампанского и объявил:
– Это я рассказал управляющим.
Диллон молча смотрел на него. Деймон чуть заметно улыбнулся.
– Ты следил за Кромарти и Харкнессом, но понятия не имел, сколько людей, кроме тебя, делали то же самое, сколько подозрений они вызвали у окружающих своим странным поведением. Поэтому дальше держать управляющих в неведении было просто невозможно. Кромарти едва держался на ногах, а у Харкнесса был такой вид, словно его огрели по голове. Все, у кого осталось хоть немного сообразительности, понимали, что произошло нечто экстраординарное.
Стоило мне появиться, как управляющие буквально набросились на меня и были счастливы услышать всю историю. Конечно, как честно признался Шелдрейк, они не хотели бы ничего знать, если бы твой план не сработал, но поскольку все обошлось… по крайней мере эту историю можно представить в самом выгодном свете. – Деймон пожал плечами. – Собственно, я предпочел, чтобы они вообще промолчали, но надеяться на чудеса смысла нет.
– Если я что и узнал из короткого пребывания в Ньюмаркете, – фыркнул Барнаби, – так это то, что все держится на разговорах. Сплетни, информация, предположения. Без этого ничего бы не сработало.
Деймон и Диллон дружно рассмеялись.
Прис краем уха прислушивалась к беседе. Она понимала, что Диллон прав: чем меньше людей знают об их плане – не важно, удавшемся или нет, – тем лучше. Однако неясно, почему Деймон посчитал необходимым объясниться с управляющими, от которых трудно ожидать сохранения тайны. Должно быть, у Деймона были на это веские причины, но какие? Что, по его мнению, важнее секретности, которую пытался соблюдать Диллон?
Все были счастливы, все были на седьмом небе, но Прис ^терзалась нерешенным вопросом. Наверное, следует попозже узнать у Диллона…
Она вдруг тихо охнула и нахмурилась.
Позже? Когда? Сегодня вечером?
Последние три ночи он не появлялся в летнем домике: наверное, был слишком занят их общими планами. Но теперь все кончено, и они торжествуют. Придет ли он сегодня, чтобы отпраздновать победу наедине с ней?
Сообразив, что подошедшая Флик о чем-то ее спрашивает, она с трудом вернулась в настоящее и вынудила себя слушать.
– Я уже все решила. – Флик оперлась на руку мужа и лукаво сверкнула голубыми глазами. – И ты сам знаешь, что согласишься, сколько бы ни жаловался и ни ворчал.
Все обернулись в сторону приближавшейся парочки: Аделаида под руку с Расом.
– А вот и он, – обрадовалась Флик и подтолкнула Деймона локтем. Тот обреченно вздохнул, улыбнулся и подошел к Расу.
– Моя жена просила передать: мы уже давно подумываем нанять помощника тренера и хотим предложить это место вам.
Лицо Раса вытянулось, он тихо ахнул.
– Для меня это большая честь, конечно, я согласен! – с энтузиазмом завопил он, стискивая протянутую руку Деймона.
Видя, в каком восторге пребывает брат, Прис снова ощутила неожиданную боль. Как она может завидовать тому, что Рас наконец получает все… все, о чем мечтал?!
В ужасе от собственной подлости она постаралась как можно глубже похоронить столь неестественные эмоции и улыбнулась еще ослепительнее:
– Как замечательно!
Рас порывисто обнял Аделаиду. Та взвизгнула, он мгновенно разжал руки и повернулся к сестре. Прис бросилась ему на шею и воспользовалась моментом, чтобы прошептать:
– Даже папа поймет, какая это честь!
Рас плотно сжал губы, тоже обнял сестру, но тут же отстранился и повернулся к Флик:
– Вы об этом не пожалеете. Можете нагружать меня заданиями с утра до вечера. Для меня огромная радость работать с вами.
Прис слушала несвязную болтовню брата и остро ощущала его счастье.
Аделаида тихонько подвинулась к ней поближе. Она тоже наблюдала за Расом.
– Как хорошо… ведь именно это ему и нужно, верно? Прис покорно кивнула.
– Как по-твоему, ваш отец…
Она словно прочитала мысли Прис.
– Я сделаю все возможное, чтобы он понял, какую честь оказали Расу. Какое положение он займет. Отец никогда не рассматривал увлечение Раса с такой точки зрения.
– Знаю, – с мрачной решимостью бросила Аделаида. – Ему давно пора открыть глаза.
– Юджиния нам поможет.
Прис оглянулась на тетку, все еще сидевшую рядом с генералом… Внезапно что-то сообразив, девушка присмотрелась внимательнее, отметила теплую улыбку Юджинии и мягкий одобрительный свет в глазах генерала…
Прис ошеломленно уставилась на Диллона. Неужели только она до такой степени слепа?!
– Собственно говоря, я подумывала…
Взгляд Аделаиды тоже был устремлен на Юджинию и генерала.
– Тетя Юджиния прекрасно проводила здесь время. Думаю, что после того, как мы поедем в Лондон, она захочет снова навестить Раса. Он ее любимый племянник, и ей захочется узнать, как он здесь живет.
Прис невольно улыбнулась. Аделаида в отличие от нее сразу поняла, в чем дело. Прис сжала ее руку.
– Думаю, это вполне вероятно. Мало того…
Она осеклась, Аделаида вопросительно уставилась на нее:
– Что именно? Продолжай.
Но Прис упрямо покачала головой:
– Не важно.
Она едва не проговорилась, что тоже будет счастлива вернуться в Ньюмаркет, но вовремя опомнилась. Она и Диллон ничуть не походят на Аделаиду и Раса, не говоря уже о Юджинии и генерале, чьи отношения скорее напоминали нежную дружбу, чем страсть.
Она снова посмотрела на Диллона. Рас, Флик и Деймон горячо обсуждали лошадей; Аделаида молча слушала. Диллон и Барнаби о чем-то шептались: наверняка строили планы, как лучше вытянуть сведения из Кромарти и Харкнесса.
Прис огляделась, увидела улыбающиеся лица, ощутила радость от достигнутого, атмосферу торжества, все еще царившую в комнате.
Все получилось как нельзя лучше: Господь ответил на их молитвы.
Все они рисковали и получили больше, чем просили. Но Диллон и Барнаби все еще не удовлетворены. Им предстоит сорвать маску с гнусного мистера Икс.
Что же до нее…
Прис вспомнила цель своего приезда в Ньюмаркет. Она нашла Раса, помогла освободить его из капкана, в который он попал, и теперь счастлива видеть, что он добился успеха в области, столь для него важной. Это наверняка поможет его примирению с отцом, и семья, как прежде, будет едина. И все в ее жизни хорошо.
Если не считать нежданного дара, врученного ей судьбой.
Она не могла отвести взгляда от Диллона, любуясь его смуглым лицом, которое могло бы показаться чересчур идеальным, если бы не энергия, мощь и чувственность, так и бурлившие за светской маской.
Ее сердце тянулось к нему.
Сокровище или проклятие? Что же вручила ей судьба?
И несмотря на общую радость и праздничное настроение, на сердце вдруг легла свинцовая тяжесть.
Диллон, словно почувствовав это, обернулся, встретился с ней глазами и внимательно прищурился.
Она изобразила беспечную улыбку, вынудив себя подойти к мужчинам.
– Вы уже решили, как их допрашивать? – спросила она, пытаясь вложить в слова хоть немного заинтересованности. Барнаби усмехнулся и стал что-то объяснять.
Но Диллон продолжал изучать ее; она не смела взглянуть в его темные глаза из страха, что он прочтет ее мысли. Она не понимала, о чем он думает, почему так смотрит на нее, почему так молчалив.
– Вы действительно считаете, что они выдадут вам имя мистера Икс?
– Сразу? Вряд ли, – покачал головой Барнаби.
Она выдавила смешок и повернулась к Расу, подошедшему к ним под руку с Аделаидой. Рас все еще никак не мог успокоиться, не до конца веря своей великой удаче.
Диллон наблюдал, как Прис подшучивает над неуемным энтузиазмом брата, смеется, когда он шутливо отбивается, уверяя, что ведет себя так, исключительно чтобы не ранить чувства Флик. Слушал, как она, Рас и Аделаида снова стали рас спрашивать Барнаби. Он почти убедил себя, что все в порядке и тревога, которую он ощущал, ложная, а внутренний голос, донимающий его последние несколько минут, не прав, что все его подозрения не имеют основания. Но, поймав взгляд Раса, обращенный на Прис, он увидел в его глазах все те же неуверенность и беспокойство.
Он снова сосредоточился на Прис, но не увидел ничего, кроме возведенного ею барьера. Она была чересчур счастлива и весела, чтобы он поверил…
Что-то, однако, волновало ее, и она пыталась это скрывать от него. И от Раса тоже, но это Диллону было безразлично. Главное, что она делает это намеренно, что выталкивает его из своей жизни, не хочет иметь с ним ничего общего…
– Нам пора, – напомнил Барнаби. – Если нам удастся вытянуть из них имя злодея, я сразу же еду в Лондон.
Диллон тряхнул головой, приходя в себя, и коротко кивнул:
– Ты прав.
Идя вслед за Барнаби, он еще раз оглянулся на Прис, но она смотрела на дверь.
Диллон ждал. Она взглянула в его сторону и снова вымученно улыбнулась, но не это он хотел увидеть.
Души коснулся ледяной холодок. Он не знал, что она думает и чувствует по отношению к ним обоим. Разве можно предполагать что-то там, где речь идет о женщинах?
Он растянул губы в ответной улыбке, наклонил голову и уже хотел было уйти, но понял, что не может.
Рас и Аделаида отошли; подступив к Прис, он тихо спросил:
– Сегодня ночью?
Вместо ответа она широко раскрыла глаза и задохнулась. Но тут же придя в себя, прошептала:
– Да. Сегодня.
На какое-то мгновение ее взгляд остановился на его губах. Но она тут же отвернулась. Он последовал за Барнаби.
– Понятия не имею, о чем это вы! Какой человек? – озлобленно прошипел Харкнесс.
Его допрашивали первым; он был худшим злодеем и знал, что его не помилуют. Однако он храбрился и отрицал свое участие в преступлениях.
Диллон шагнул к деревянному столу, за которым сидели Барнаби и Харкнесс, выдвинул жесткий стул и уселся рядом с другом.
– Оставь его, – посоветовал он, дотронувшись до плеча Барнаби. – Лучше пойдем потолкуем с Кромарти и посмотрим, что он скажет.
Пуговичные глазки Харкнесса широко раскрылись. До этой минуты он не знал, что Кромарти тоже привели для допроса.
Выходя из комнаты, Диллон оглянулся и увидел, как Харкнесс уставился в пустоту и принялся грызть ноготь.
Оставив распорядителей следить за Харкнессом, Диллон и Барнаби направились в комнату, предназначенную для бесед с жокеями, тренерами, владельцами лошадей, а иногда и с констеблями.
Диллон представил Барнаби как джентльмена, связанного с лондонской полицией. Все сказанное было абсолютной правдой, хотя, судя по тому, как побелел Кромарти, он посчитал, что Барнаби обладает неограниченной властью. Именно этого они и добивались.
– Добрый день, лорд Кромарти, – поздоровался Барнаби, садясь и кладя на стол открытый блокнот, после чего вынул карандаш, постучал им по странице и воззрился на его милость. – Итак, милорд, этот джентльмен, который стал вашим партнером… тайным партнером. Как его зовут?
Кромарти затравленно озирался.
– Э… что сказал Харкнесс? Вы ведь его спрашивали, верно? Барнаби и глазом не моргнул. Немного помедлил и спокойно повторил:
– Имя этого джентльмена, милорд? Кромарти неловко заерзал.
– Я… то есть… – начал он и громко сглотнул. – Я связан… э… коммерческой тайной. Да, так оно и есть. Коммерческой тайной, обязавшей меня не открывать имя джентльмена.
– Да неужели? – удивился Барнаби, вскинув брови. Снова заглянул в блокнот, стукнул карандашом, на этот раз по столу, и поднял глаза на Диллона: – А ты что думаешь?
Диллон покачал головой и обратился к лорду Кромарти:
– Наверное, милорд, мне стоит поведать вам одну историю.
– Историю? – заикаясь, пробормотал тот.
Диллон, медленно прохаживаясь за спиной Барнаби, кивнул:
– Совершенно верно. Историю другого владельца конюшни, который имел дело с тем же добрейшим джентльменом.
Теперь Кромарти не сводил глаз с Диллона.
– Имя владельца – Кольер. Вы, должно быть, встречались с ним. Он более двадцати лет выставлял своих коней на скачки.
– Центральные графства? – нахмурился Кромарти. – Его лошади выставлялись в Донкастере?
– Это он. Вернее, был.
– Был? – ахнул Кромарти. Его страх был почти ощутимым.
Диллон наклонил голову. Он рассказал о кончине Кольера, намеренно сгущая краски, чтобы окончательно выбить Кромарти из колеи. Кромарти, белый как простыня, молча слушал. Закончив рассказ описанием трупа Кольера, найденного в каменоломне, Диллон встретился взглядом с перепуганными глазами Кромарти.
– Мертв. На этом все.
Теперь тишину в комнате нарушали только его шаги. Позволив Кромарти целиком осознать весь ужас трагедии, Барнаби рассудительно заметил:
– Поэтому, милорд, учитывая исход нынешних скачек, мы настоятельно советуем вам изложить все, что вы знаете об этом джентльмене, и, разумеется, назвать его имя.
Кромарти перевел взгляд с Диллона на Барнаби, поежился и тоном человека, стоящего на эшафоте, выдавил несколько слов:
– Гилберт Мартин. Гилберт Мартин из Коннот-Плейс.
Четверть часа спустя они добились от Кромарти полной исповеди, чему весьма помогли рассуждения Барнаби на тему о том, что предпримут наименее уважаемые букмекеры, узнав о причинах постигшего их несчастья. Загнанный в угол Кромарти рассказал все, что они хотели знать.
Вооруженные сведениями, они вернулись к Харкнессу, Его сопротивление длилось ровно до того момента, когда Диллон уведомил о капитуляции Кромарти. Харкнесс подтвердил, что имя главного злодея – Гилберт Мартин, а также дал его описание: модно одет, хорошие манеры – высокий, темноволосый.
Он подтвердил, что Гилберт был главой всего предприятия. В отличие от Кромарти тренер не молил о милосердии, но кисло заметил, что, если у него есть выбор между Ньюгейтом и колониями, он предпочел бы колонии.
Барнаби вопросительно уставился на него.
– Больше шансов выжить на другой стороне мира, – пояснил Харкнесс.
Выйдя в коридор, Диллон подозвал констеблей, посланных судьей, которого он уведомил ранее. Поручив им узников, он повел Барнаби в свой кабинет. Тот опустился в кресло с глупой, блаженной улыбкой на лице.
– В чем дело? – поинтересовался Диллон. Барнаби продолжал улыбаться.
– Я не верил, что мы вытянем из них имя. Мистер Гилберт Мартин из Коннот-Плейс.
– Ты его знаешь?
– Нет, – пожал плечами Барнаби. – Но его будет несложно найти. Модные джентльмены имеют тенденцию переоценивать собственный ум.
– Знаешь по собственному опыту?
Барнаби хмыкнул.
Диллон посмотрел в окно. Почти четыре часа дня. Скоро солнце сядет, и сумерки спустятся на землю.
– Все еще готов отправиться в Лондон немедленно?
– Разумеется. – Барнаби вскочил. – Мне просто захотелось провести несколько минут здесь, где все и началось.
Диллон тоже поднялся.
– Каковы твои планы?
– Поеду домой. Отец ждет. Он должен узнать первым. Завтра поеду к Стоуксу. Его крайне интересует это дельце. Думаю, он окажет нам всяческую помощь.
Бросив Диллону еще одну улыбку – на этот раз хищную, – Барнаби направился к двери.
– Кто знает, сколько в этой паутине запуталось людей?
– Искренне надеюсь, что немного, – вздохнул Диллон, провожая Барнаби в коридор. – Я уже пресытился всем этим делом и буду рад выпутаться из него.
Выходя из «Жокей-клуба», Диллон вдруг понял, что теперь может посвятить все свои мысли и энергию паутине другого рода.
Он должен заманить в силки буйную, неукротимую и страстную женщину, привязав ее к себе навеки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сколько стоит любовь? - Лоуренс Стефани



Это 13-я книга с 15-ти из серии "Кинстеры".И, к счастью, все пронизаны и полны переживаемыми чувствами,ощущениями, тревогами.Но главное одно - взаимная любовь и поддержка семейного клана.Всегда!А это замечательно!И книги эти для душевного отдыха.Читайте!
Сколько стоит любовь? - Лоуренс СтефаниТальяна
14.07.2013, 19.24





книга понравилась, прочитала с удовольствием. 10 балов.
Сколько стоит любовь? - Лоуренс Стефанитату
30.03.2016, 9.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100