Читать онлайн Сколько стоит любовь?, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сколько стоит любовь? - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сколько стоит любовь? - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сколько стоит любовь? - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Сколько стоит любовь?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Хотя Прис не ожидала возражений Юджинии по поводу столь неожиданного приглашения, все же несколько растерялась при виде восторженной улыбки тетушки.
Ровно в шесть она спустилась вниз и обнаружила, что Юджиния вертится, в прямом смысле слова вертится перед зеркалом.
– А, вот и ты, дорогая! Скажи… – Юджиния расправила воротничок тонкого кружева, прикрепленный к не слишком глубокому вырезу. – Как по-твоему, этот воротник очень меня старит?
Прис недоуменно уставилась на тетку, но выражение лица Юджинии поразило ее настолько, что она впервые за долгое время пристально вгляделась в миловидное лицо, волнистые светлые волосы, в которых уже проблескивало серебро. Приятные округлости. Ясные голубые глаза.
– По-моему, ты совсем не старая, – покачала головой Прис.
Юджиния польщенно улыбнулась:
– Спасибо, дорогая. Кстати, этот оттенок сиреневого тебе идет. Насколько я поняла, ты отказалась от образа сурового «синего чулка»?
Расправляя юбки цвета аметиста, Прис пожала плечами:
– Кроме нас там будут Диллон, Рас и Барнаби, так что дурачить особенно некого.
– Тут ты права, – согласилась Юджиния. Но, судя по веселым искоркам во взгляде, племяннице не удалось ее обмануть: тетка прекрасно понимала, что на ужине будет тот, на ком Прис с радостью испытает всю силу своих чар.
По ступенькам сбежала Аделаида, довольная тем, что Рас в безопасности, и предвкушая встречу.
– Я готова! – с энтузиазмом объявила она, остановившись у подножия лестницы. – Мы можем ехать?
Юджиния и Прис переглянулись и рассмеялись.
– Пойдемте, – позвала Юджиния, показывая на дверь. – Патрик ждет.
Поездка в Хиллгейт-Энд прошла в атмосфере приятного предвкушения. Генерал встретил их у дверей и с поклоном пригласил в дом. Диллон, Рас и Барнаби ожидали в гостиной.
Прис втайне радовалась, что уже видела Диллона в вечернем костюме: теперь она умудрилась не слишком беззастенчиво глазеть на него. Она едва вспомнила, что брат тоже находится здесь, после того как Рас улыбнулся и поздоровался. Девушка с трудом взяла себя в руки и поздоровалась с Барнаби.
Вечер удался на славу. Блюда были превосходны, вина легки, разговор занимателен. По общему согласию никто не говорил о деле, которое свело их вместе. Они беседовали о Лондоне, Ирландии, последних скандалах и новостях и о разведении лошадей.
Смех был искренним, шутки – остроумными. Рас о чем-то тихо разговаривал с Аделаидой, Барнаби развлекал генерала и Юджинию. Диллон и Прис обменивались мнениями по поводу карточных игр, скачек в колясках и собак.
Когда убрали посуду и скатерти, генерал огляделся и улыбнулся:
– Возможно, леди Фаулз, при создавшихся обстоятельствах мы вернемся в гостиную и оставим вас совещаться.
– Согласна. – Юджиния встала и отодвинула стул. – Только не слишком задерживайтесь. Надеюсь, мы вместе выпьем чаю.
Мужчины тоже встали. Генерал предложил одну руку Юджинии, другую – Аделаиде, и все трое, весело болтая, покинули комнату.
Диллон немедленно уселся рядом с Прис. Барнаби и Рас устроились напротив. Но прежде чем кто-то успел сказать хоть слово, дверь распахнулась и появился Джейкобс с графином портвейна на подносе.
Увидев странную сцену, он остановился и недоуменно вскинул брови. Диллон взглянул на Прис, но она упорно рассматривала столешницу. Он тронул ее локоть и, когда та вскинула голову, кивком показал на стоявшего в нерешительности Джейкобса. Прис пожала плечами. Диллон широко раскрыл глаза, и до нее наконец дошло.
– Налейте три бокала, – велел Диллон, – а потом отнесите графин в гостиную генералу. Думаю, леди Фаулз не станет возражать.
– Как угодно, сэр.
– За успех! – провозгласил Барнаби и выпил. Рас и Диллон последовали его примеру. – Позвольте мне подытожить результаты расследования, – объявил Барнаби. – Есть некий мистер Икс – джентльмен и опытный игрок, который ставит и выигрывает гигантские суммы. Для таких мужчин имеют значение не только деньги, но и острые ощущения, которые дает игра, но для того, чтобы играть на таком уровне, необходимы деньги. Горы денег.
Начнем с прошлой осени. Кольер делал неосторожные ставки и оказался на грани разорения. Мистер Икс прослышал про это и сумел стать его тайным партнером. На весенних скачках были произведены по крайней мере две замены, и это доказывает, что у мистера Икс были все необходимые условия для победы: владельцы, тренеры, лошади, букмекеры, посредники, – словом, все для получения очень больших денег.
– Но после окончания сезона они с Кольером не поладили, – продолжил Диллон, – и мистер Икс сделал все, чтобы устранить угрозу своим замыслам: убил Кольера.
Барнаби кивнул:
– Возможно, у него уже был сговор с Кромарти и Абердином.
– Возможно, – подхватил Диллон, – что смена конюшни каждый новый сезон является частью его плана. Поэтому власти не могут схватить его за руку: мы встревожились только после скачек. Даже если после этого сезона мы станем следить за Кромарти, а следующие подмены будут проведены Абердином, власти всегда будут отставать на шаг от мистера Икс.
Барнаби задумчиво покачал головой:
– Меня сейчас осенило… Не намеренно ли мистер Икс втянул в долги сначала Кольера, а потом Кромарти и Абердина, чтобы легче было склонить их к мошенничеству? Я не говорю, что эта троица – ангелы, которых принудил злодей, но уверен, что они отнюдь не добровольно стали работать на мистера Икс.
– Странный вывод, – заметил Диллон. – Впрочем, возможно, ты прав.
– Значит, этот мистер Икс не только бессердечный, но и бессовестный дьявол, – объявила Прис, вздрагивая. Мужчины переглянулись.
– В этом сезоне мистер Икс уже заработал целое состояние на подмене Смерча, – продолжал Барнаби.
– Однако подмены в Ньюмаркете могут иметь побочный эффект, – подхватил Диллон. – Всякое мошенничество здесь, в самом сердце скаковой индустрии, привлекает всеобщее внимание, и скоро начнется настоящий бунт. Подмена Смерча, а затем и Фурии – слишком опасное предприятие, особенно если речь идет о главных скачках сезона. Сумма ставок будет невероятной. Ни общество, ни игроки не потерпят никаких афер.
– Но прошу не забывать, – напомнил Барнаби, – что, хотя весь гнев обрушится на тебя и комитет, у нас по-прежнему нет средств остановить мистера Икс, особенно если он будет продолжать менять конюшни и ипподромы.
Диллон мрачно кивнул:
– Одно дело – знать о них, и совсем другое – положить им конец.
– Если только вы не знаете о подмене до того, как она состоялась, – возразил Рас. – И это возвращает нас к Фурии.
Барнаби, поразмыслив, покачал головой:
– Даже в этом случае… Диллон поморщился.
– Ну, запретим мы Фурии бежать, тогда все игроки переключатся на фаворита и разорят остальных. Выигрыши и проигрыши случаются всегда, просто на этот раз суммы будут не так велики. И хотя мистер Икс не получит давно ожидаемой награды, все равно потеряет не слишком много: такие деньги он может себе позволить. Но это его не остановит. В следующий раз он просто использует Абердина, а если мы обличим последнего, затаится на некоторое время.
– Или втянет очередного владельца конюшни, о котором мы пока ничего не знаем, – вздохнула Прис. – Значит, пока что у нас нет ясного плана действий?
Мужчины дружно покачали головами.
– В жизни не встречал столь сложного, запутанного преступления, – взорвался Барнаби. – Помимо мистера Икс, в деле замешаны другие люди, и каждый заслуживает наказания. Даже если мы сумеем остановить очередную аферу, главного вдохновителя это не затронет.
– Настоящий паук в центре паутины, – процедил Диллон, постукивая пальцами по столу. – Мы можем разорвать кое-какие связи, даже уничтожить часть паутины, но паук останется цел. Как только мы отступим, он выползет из укрытия, восстановит паутину, создаст новые связи и будет продолжать заманивать, ловить и пожирать добычу.
Все растерянно молчали.
– Каков наш минимум? – спросил наконец Барнаби. – И чего мы добьемся, обличив Кромарти?
Диллон многозначительно взглянул на него. Барнаби разразился смехом.
– Ты уже думал об этом, верно?
Диллон улыбнулся в ответ, но тут же стал серьезным.
– Единственный способ доказать, что произошло преступление, – обличить подмену непосредственно перед скачками. Но если Харкнесса убедили любой ценой защищать Кромарти, он поклянется, что тот ничего не знал. Харкнесс и Кром отправятся в тюрьму, а Кромарти выйдет сухим из воды и отделается нотацией за то, что не обращал должного внимания на происходящее в его конюшне.
– И это все? – ахнула Прис. – И никому ничего не будет?
– Проигранные ставки – это такая малость по сравнению с тюрьмой! – кивнул Диллон. – А свидетельства других преступлений у нас нет.
– Вряд ли Кромарти соизволит назвать нам имена соучастников. – Расстроенный, Рас осушил бокал.
– Тем более если он знает, что случилось с Кольером, – усмехнулся Диллон. – Не вижу никаких шансов узнать что-то о мистере Икс, даже если мы предупредим подмену Фурии.
– Должен же быть способ! – в отчаянии воскликнул Барнаби.
– Нужно любыми путями найти паука, – заключил Диллон.
До октябрьских скачек, в которых Кромарти собирался подменить Фурию, оставалось четыре дня. Так и не решив, что делать, они договорились собраться на следующий день.
Позже Диллон вместе с Барнаби и Расом стоял на крыльце, провожая экипаж с дамами. А когда на небо выплыла луна, он поскакал в летний домик у озера по тихим безлюдным полям.
Они и в этот раз не сговаривались, даже не обменялись взглядами, но Прис уже ждала, сидя на диване. С таинственной женственной улыбкой она взяла его за руку и привлекла к себе, даря чудо, волшебство, которые он обрел в ее объятиях вместе с буйством и волнением неукротимой скачки, блаженством и экстазом, охватившими его душу.
Исцелившими его. Спаявшими две половинки столь различного «я» и сделавшими его единым целым.
Распростершись на диване, обнимая обнаженную Прис, он смотрел в темноту и думал об этом поразительном слиянии. Но она пошевелилась, повернула голову, чтобы посмотреть на озеро, и пробормотала:
– Должен найтись способ.
Еще по дороге к летнему домику его осенила идея, неожиданная, поразительная, хотя он не был уверен в ее правильности.
Глядя в потолок, он поднял руку и стал теребить шелковистый черный локон.
– Я всегда считал, что мой давний позор, превративший меня в ярого защитника спорта королей, был язвительной шуткой судьбы, посмеявшейся над бедным дурачком. Но теперь я гадаю, уж не имела ли судьба некоей более высокой цели.
– Потому что скачкам грозит серьезная опасность? – помолчав, спросила она. – И теперь благодаря своему прошлому ты лучше других понимаешь эту опасность?
– Отчасти. Но я думал о своем характере, причинившем мне столько неприятностей. Я – не мой отец. Его никак не назовешь буйным и неукротимым. Однако если бы со мной не случилось беды, если бы я не был опозорен и не захотел покаяться и загладить содеянное, кто знает, последовал бы я по его стопам?
– То есть стал бы тем, кто обязан решить сейчас эту проблему.
– Или задался вопросом, способен ли человек, подобный мне, решить эту проблему, – в тон ей ответил Диллон.
Она подняла голову, встретила его взгляд, оперлась подбородком ему на грудь и лукаво прищурилась:
– Ты что-то придумал.
Пораженный ее проницательностью, он пожалел, что в домике недостаточно света и он не может увидеть цвет ее глаз.
– Я сам ни в чем не уверен.
– Необходимо любой ценой остановить Кромарти, Харкнесса и Крома и засадить за решетку.
Там они больше не будут угрозой для Прис, Раса и их семьи. Он лучше других знал, насколько беспринципны обитатели преступного мира и как жестоко они могут мстить своим жертвам.
– Это минимум того, что мы обязаны сделать.
Он и Деймон хорошо поняли смысл предупреждения Вейна: всячески оберегать семьи, заботиться, чтобы их действия не ударили по тем, кто находится под их защитой.
– Ты прав… но ведь это только половина успеха, – заметила Прис.
– Зато Рас будет в безопасности, – пояснил он.
– Хотя я первая порадуюсь его избавлению, все же это не конец, – возразила она. – Зная, какое зло творится на скачках, мы ничего не сделали, чтобы бороться с этим. Вряд ли Барнаби просто пожмет плечами и забудет обо всем. Он уже скрипит зубами от злости. А ты… тебе покоя не будет, пока негодяев не накажут. Я права? Ведь в этом твое призвание, верно?
В душе Диллона что-то дрогнуло. До этого он никогда не слышал, чтобы работа всей его жизни объяснялась так просто, резюмировалась так четко…
Возможно, только такой, не скованный условностями человек, как она, мог столь точно подвести итоги. Определить его мотивы, цели, необходимость встретиться лицом к лицу с надвигавшейся угрозой. Сконцентрировать их в два слова.
Именно его! Потому что ответственность лежала на нем не только по долгу и занимаемому положению, но и потому, что комитет потребовал от него помощи, попросил решить эту проблему и рассчитывал на его опыт.
Призвание! Потому что именно так и было. Его должность не была платной, так что ее мог занимать только тот, для кого она была призванием. И дело не в том, что она наследственная. Просто без нее он не мыслил себе жизни.
И потому должен был сделать больше, чем просто убрать со сцены Кромарти, Харкнесса и Крома. Необходимо избавить королевский спорт от зла, угрожавшего отравить самую его сердцевину.
– О чем ты думаешь? – неожиданно спросила Прис.
– Терпение, – усмехнулся Диллон. – Я все расскажу, как только хорошенько обдумаю и пойму, сможем ли мы чего-то добиться.
Он старался говорить тихо, медленно. Пальцы одной руки по-прежнему играли ее волосами. Другая рука погладила бедро, талию, теплый бугорок груди, намеренно отвлекая ее. Но он тут же отвлекся сам, услышав, как она мурлычет под его ласками.
– М-м-м – пробормотала Прис, подставляя ему вторую грудь и лениво потягиваясь. Потерлась об него обнаженным телом, нашла его губы и поцеловала.
Решив, что в свете предупреждений Вейна его святой обязанностью является отвлечь ее, он сжал ладонями ее лицо и стал целовать в ответ.
– К моему величайшему отвращению, несчастный мозг отказывается работать, и как я ни старался, все же не нашел способа выманить нашего паука на свет. Мы можем хорошенько тряхнуть его паутину, но…
Барнаби поморщился и оглядел собравшихся в кабинете Диллона.
Совещание проходило днем. Расставшись с Диллоном на рассвете, Прис не переставала строить планы, как обнаружить тайного партнера Кромарти. Но, как и у Барнаби, все ее труды были напрасны. Несмотря на все уговоры, лесть и хитрости, Диллон отказался даже намекнуть на суть открывшейся «возможности».
Понадеявшись на то, что его размышления оформятся в реальный план, она взяла с собой Аделаиду и приехала в Хиллгейт-Энд. Там она оставила Аделаиду на попечение генерала и ушла в кабинет.
Когда Барнаби в знак поражения поднял руки, Прис вопросительно взглянула на брата. Тот сокрушенно покачал головой:
– Масштабы всего этого… Я решительно бессилен. Поймать эту троицу легче легкого. Но ведь Кромарти ни за что не назовет имя мистера Икс, а у нас нет доказательств участия какого-то партнера. К тому же, если он так спокойно расправился с Кольером, та же участь ждет и Кромарти.
Барнаби мрачно кивнул.
– А вы, Прис? Есть успехи?
Прис только крепче сжала губы и уставилась на Диллона. Остальные двое последовали ее примеру.
– Я согласен: мы вполне можем обличить Кромарти и его приспешников, но это никуда нас не приведет. Его план прекрасно сработает в Донкастере и Челтнеме, а если мы возьмемся за Абердина, паук затаится и возникнет в следующем сезоне в другом графстве.
– Итак, ничего хорошего мы не придумали, – расстроенно вздохнул Барнаби, изучая свои сапоги.
Прис заметила, что Диллон поколебался и снова оглядел собравшихся, прежде чем спокойно заметить:
– Это не единственный вариант. Барнаби резко вскинул голову.
– Тебе что-то пришло в голову! Аллилуйя! Что именно? Все вопросительно уставились на Диллона. Тот был совершенно серьезен.
– Я все обдумал с разных сторон. И больше всего волнуюсь за спорт: мы должны делать все возможное, чтобы никто не посмел устраивать аферы, подобные этой. Все мы понимаем, что обличить Кромарти можно только непосредственно перед скачками. – Диллон резко вскинул руку. – Ничего не говорите и дослушайте до конца. Предлагаю совершить двойную подмену: привести настоящую Фурию и дать ей возможность выступить в забеге.
Присутствующие переглянулись, пытаясь понять, что это им даст.
Диллон помедлил, прежде чем объяснить:
– Если настоящая Фурия побежит и придет первой, это повлечет за собой невероятные последствия. Те, кто не замешан в афере, нисколько не пострадают. Все, кто ставил на нее, получат свои деньги. А вот те, кто замышлял недоброе, потеряют огромные деньги. Это единственный способ нанести удар по всей паутине. Все нити, которые так тщательно вил мистер Икс, будут сожжены и разорваны. Мы знаем, какими беспощадными могут быть представители преступного мира. Мистер Икс не мог организовать свое предприятие без помощи влиятельных теневых фигур. Он неповинен в выигрыше Фурии, но теневые фигуры будут уверены в обратном. И именно его обвинят в потере денег. К сожалению, эти джентльмены останутся в бизнесе. А вот мистер Икс вряд ли.
– И судьба мистера Икс, – с энтузиазмом добавил Барнаби, – послужит идеальным предостережением для тех, кто задумает нечто подобное. Блестящая идея, ничего не скажешь!
– К сожалению, есть один минус, – поморщился Диллон.
– Какой именно? – растерянно осведомился Рас.
– Кромарти, Харкнесс и Кром не будут наказаны. Если в скачках будет участвовать настоящая Фурия, значит, они не совершили никакого преступления. Мы сами уничтожим все доказательства.
– И они даже не отделаются нотацией? – расстроилась Прис.
– Именно, – подтвердил Диллон. – Но и их ждет наказание. Они будут играть против Фурии, а значит, проиграются в пух и прах. Правда, это будет зависеть от того, сколько денег они рискнут поставить. Но последствия будут куда тяжелее, когда все остальные участники игры – букмекеры, принимавшие ставки, сам мистер Икс и даже эти теневые фигуры – призовут их к ответу.
– О, как бы я хотел быть поблизости, когда Фурия пролетит финишную прямую! Даже при условии, что мы сами уничтожим доказательства, идея все равно блестящая! Мы достигнем гораздо большего, если сделаем так, как предлагает Кэкстон! – улыбнулся Рас.
– Верно! – решительно кивнул Барнаби. – И к тому же наши действия никак нельзя назвать незаконными! Мы просто помогли Кромарти вернуть настоящего чемпиона: как он может жаловаться?
– Именно, – хмыкнул Рас.
Диллон выжидающе взглянул на Прис. Она молчала, гадая, почему он не спешит осуществить идею, которую все считали замечательной.
Но она тем не менее улыбнулась и кивнула:
– Я согласна. Идея просто великолепна. Может, несколько необычная, но своей цели мы достигнем.
– Главное – сделать так, чтобы ни Кромарти, ни Харкнесс, ни Кром не заподозрили нашего участия. Для них появление настоящей Фурии должно остаться полной тайной.
– Да, разумеется, – согласился Барнаби. – Не стоит навлекать на себя их гнев. Возвращать Фурию следует очень осторожно. И как мы это сделаем?
Последующее обсуждение было весьма бурным. Варианты и предложения отвергались быстро и решительно. Несмотря на стремление Диллона свести к минимуму участие Раса, в одном случае без него было невозможно обойтись.
– Фурию нужно готовить к скачкам. Она стоит в глуши, почти без всякого движения. Если они будут действовать по тому же плану, что и со Смерчем, значит, отправят ее назад только после скачки. Им нужно не менее четырех дней, чтобы привести двойника в приличную форму и выдать за настоящую Фурию, – объяснил Рас.
– И что вы предлагаете? – осведомился Диллон.
– Если не считать Кромарти, только Харкнесс и Кром знают о подмене, так что только они могут навещать Фурию. Они так и делают, не меньше раза в день. Но сейчас у них слишком много дел на Пустоши. Пока они будут заняты тренировками, я отправлюсь к коттеджу и стану тренировать Фурию. Осталось три дня. Она застоялась в конюшне. Если я начну тренировки сегодня днем, ко вторнику она будет готова к скачкам.
Диллону не понравилось предложение Раса, согласился он неохотно. Фурию нужно готовить, иначе существовал риск, что она не выиграет.
Прис это тоже понимала.
– Будет лучше, если я переберусь в Кэрисбрук-Хаус, – продолжал Рас. – Он гораздо ближе к коттеджу, и я не буду тратить много времени на дорогу. Кроме того, меньше шансов, что меня увидят и донесут Харкнессу.
Диллон поморщился, но кивнул:
– С одним условием: вы будете брать с собой Патрика.
– Можете не волноваться, – пообещала Прис. – Он не выйдет из дома один.
Рас ухмыльнулся.
Они помогли Прис отнести вещи Раса в коляску. Мужчины собирались отправиться в коттедж, чтобы тренировать Фурию.
Довольная, что Рас находится под защитой, Прис не стала протестовать против их плана.
– Но как мы собираемся подменить двойника Фурии? – спросила она.
Тут снова начались споры, но Диллон и Рас хорошо знали, какая суматоха творится в день скачек.
– Кромарти пользуется конюшней Фиггса, как раз рядом с ипподромом.
Диллон выдвинул низкий столик и наскоро нарисовал грубую карту Ньюмаркета и окрестностей, ставя крестики в нужных местах. Конюшню Фиггса он обозначил квадратиком.
– Нам нужно перевести Фурию в Хиллгейт-Энд во время тренировки, за день до скачек. Лучше всего это сделать перед рассветом, когда начинается работа в конюшнях. Я слышал, что Кром даже ночует там? – спросил Диллон.
– Да, он и ночной сторож Фиггса, – кивнул Рас.
– Последнего можно легко отвлечь, но с Кромом мы не должны иметь ничего общего, иначе он что-то заподозрит. Обе кобылки совершенно одинаковы, так что, если мы сможем поменять их местами, не возбудив подозрений Крома, он вряд ли что-то заметит. Кроме Фурии, Кромарти выставляет на утренние скачки еще трех лошадей, ему и его сообщникам будет не до таких мелочей. Главное, чтобы они были уверены: перед ними двойник Фурии.
– Согласен, – кивнул Рас.
– Итак, решено: Фурия будет участвовать в забеге.
– Добрый вечер, генерал, – кивнул Деймон отцу Диллона, входя в кабинет. После ужина Диллон с отцом удалились в комнату, где привыкли проводить почти все время.
Отметив жесткий взгляд голубых глаз Деймона и грохот захлопнувшейся двери, Диллон не удивился, когда тот прорычал:
– Что же до тебя, злосчастное отродье, не понимаю, какого черта ты затеял?
Давно зная, что Деймон только лает, но не кусается и сейчас его крики вызваны исключительно тревогой за него, Диллон только усмехнулся, поднял брови и спокойно ответил:
– Делаю все возможное для скакового братства. Бесстрастный тон немного охладил Деймона. Он недоуменно моргнул, нахмурился, выхватил стул из-за письменного стола и уселся на него верхом. Диллон с отцом, сидевшие в креслах у очага, молча переглянулись.
– Объясни, – потребовал Деймон и, повернувшись к генералу, осведомился: – Он и вам ничего не сказал, верно?
– Диллон как раз собирался все рассказать, – невозмутимо ответил улыбающийся генерал. – Продолжай, мальчик мой.
Диллон не собирался делать ничего подобного: будь его воля, он защитил бы отца от всех возможных неприятностей. Но он всегда ценил неизменную поддержку и непоколебимую веру отца в сына.
– Итак, что ты слышал?
Отставив бокал с портвейном, Диллон поднялся и налил еще один, для Деймона.
Тот, все еще хмурясь, наблюдал за родственником.
– Сегодня днем Рас Даллинг просил Флик отпустить его на несколько дней. Кстати говоря, она рвется целовать твои ноги за то, что привел его к ней. Он поразительно тонко разбирается в лошадях, и она в полном восторге от такого помощника. Но сегодня днем она расстроилась. А Рас тем временем нашел меня и сказал, что должен тренировать настоящую Фурию, потому что у тебя возник некий план насчет двойной подмены. – Глотнув портвейна, Деймон покачал головой. – Я не стал допрашивать Даллинга. В сложившихся обстоятельствах мне показалось более мудрым прийти и допросить тебя.
Диллон улыбнулся, внешне спокойный, но внутренне напряженный, поскольку не знал, чем ему грозят следующие несколько минут.
Он стал подробно описывать схему мошенничества, придуманную мистером Икс, а также планы возможных действий.
– Итак, если я сделаю так, как диктуют правила, в лучшем случае смогу удалить со сцены Кромарти и его сообщников. Но если мы воспользуемся шансом, который предоставила сама судьба, значит, по всей вероятности, серьезно расстроим замыслы мошенников.
Деймон встревожился не на шутку. Он не удивился, что близнецы с такой готовностью приняли предложение Диллона, так импонировавшее их природному авантюризму. Барнаби тоже была свойственна некоторая бесшабашность. Но он знал о прошлом Диллона и сознавал, что, предлагая подобный план, тот идет на немалый риск.
– Ты сам понимаешь, что стоит на кону, – снова заговорил Диллон, тщательно подбирая слова. – Если мы сможем ударить прямо в центр паутины, обернуть аферу себе на пользу, так, чтобы вместо доверчивой публики пострадали мошенник и его приспешники, эффект будет гораздо больший, чем просто изобличение и арест одного продажного владельца. И какую из двух альтернатив ты предпочел бы выбрать?
Вместо ответа Деймон пробормотал проклятие и долго рассматривал свои сжимавшие бокал пальцы. Потом угрюмо воззрился на Диллона:
– Неприятно признавать, но ты прав и действуешь в нужном направлении. Однако… не воображай, что я запрыгаю от восторга. Генерал, если что-то пойдет не так…
Генерал снисходительно улыбнулся. Диллон и Деймон знали, что, несмотря на некоторую рассеянность, годы не повлияли на остроту его ума. Кроме того, генерал обладал тем, чего у них не было: многолетним опытом, а также пониманием человеческой натуры, что служило Диллону неоценимым подспорьем во всех его предприятиях. И сейчас генерал спокойно кивнул Деймону:
– Если правда о двойной подмене выплывет наружу, Диллону придется очень плохо. Все свидетельства преступления исчезнут, и со стороны все будет выглядеть так, будто все участники этой истории замешаны в дурно пахнувшей афере. Сын, пойми: ты рискуешь своей репутацией, ради восстановления которой трудился более десяти лет. Уверен, что ты этого хочешь?
В голосе генерала не слышалось ни поощрения, ни осуждения.
– На чем же будет основана моя репутация, если я не сделаю того, что должен сделать? – бесстрастно спросил Диллон. – Сделать для блага спорта, которому мы посвятили всю свою жизнь?
Теплая, откровенно одобрительная улыбка разлилась по лицу генерала. Он наклонил голову, после чего взглянул на Деймона и слегка поднял брови.
Деймон выдохнул сквозь стиснутые зубы:
– Да, разумеется, он прав. Но я тоже хочу помочь.
– Боюсь, это не слишком осмотрительно с вашей стороны.
Даже репутация Деймона может быть опорочена.
– Именно. Считайте это дополнительной защитой, – широко улыбнулся Деймон.
Диллон тихонько вздохнул. Спорить с этим человеком? Себе дороже.
– Увести Фурию из леса и доставить на ипподром в утро скачек, – объявил Деймон, – почти невозможно. Одинокая лошадь обязательно привлечет внимание в любой час дня и ночи. Ночные охранники непременно увидят и отметят такое явление. Полагаю, ты хочешь выйти из дома за час до рассвета?
Диллон кивнул.
– Обычно мы выезжаем часом позже и отводим наших лошадей в стойла у самого ипподрома. Но в этот день мы отправимся раньше. И когда будем проходить мимо Хиллгейт-Энд, Фурия присоединится к нашей группе. Никто не обратит внимания на лишнюю лошадь, не посчитает странным, что мы прибыли раньше обычного, чтобы избежать обычной давки.
Диллон задумчиво свел брови, размышляя над предложением Деймона. Команда Кинстера тренировалась не на Пустоши, а на частном скаковом кругу, на территории огромного поместья Деймона, и, следовательно, вдалеке от любопытных глаз. Неудивительно, что, когда лошади Кинстера появлялись в стойлах ипподрома, посмотреть на них собирались игроки, букмекеры, жокеи, владельцы и тренеры. Даже если Деймон приведет лошадей гораздо раньше обычного, новость быстро распространится, столпятся зеваки. И никто не подумает бросить взгляд на те стойла, что находятся чуть дальше от ипподрома. Лучшего случая совершить подмену просто не найти.
– Надеюсь, это достойное дополнение к твоему плану? – бросил Деймон.
Диллон покорно склонил голову:
– Да, спасибо. Это значительно облегчит ситуацию.
Полчаса спустя Диллон провожал Деймона до крыльца.
– Где Адэр? – спросил тот.
– Он решил предупредить наших лондонских друзей, чтобы держали ухо востро, в надежде, что после скачек кто-либо может проболтаться на интересующую нас тему. Кроме того, Барнаби собирался потолковать со своим отцом и инспектором Стоуксом, о котором он самого высокого мнения, а также с Габриэлем и Вейном. Те, вне всякого сомнения, свяжутся со своими приятелями, и нужные люди в Лондоне будут вовремя предупреждены.
– Хорошая мысль, – кивнул Деймон. – Страшно сказать, какие круги пойдут по воде, когда ты вернешь на место эту кобылку.
Диллон, улыбаясь, распахнул дверь. Деймон переступил порог, но, обернувшись, объявил:
– Я, разумеется, все расскажу Флик, так что тебе придется выслушать ее нотацию. А ты предупреди Даллинга, что его ждет визит Флик во время одной из тренировок. И разумеется, это означает, что я должен ее сопровождать.
Диллон ухмыльнулся и, прежде чем войти в дом, долго смотрел, как Деймон шагает по газону.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сколько стоит любовь? - Лоуренс Стефани



Это 13-я книга с 15-ти из серии "Кинстеры".И, к счастью, все пронизаны и полны переживаемыми чувствами,ощущениями, тревогами.Но главное одно - взаимная любовь и поддержка семейного клана.Всегда!А это замечательно!И книги эти для душевного отдыха.Читайте!
Сколько стоит любовь? - Лоуренс СтефаниТальяна
14.07.2013, 19.24





книга понравилась, прочитала с удовольствием. 10 балов.
Сколько стоит любовь? - Лоуренс Стефанитату
30.03.2016, 9.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100