Читать онлайн Сколько стоит любовь?, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сколько стоит любовь? - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сколько стоит любовь? - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сколько стоит любовь? - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Сколько стоит любовь?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Прис вернулась в действительность, теплая, неописуемо довольная.
Диллон устроился в кресле, обнимая ее бережно, как драгоценный фарфор, а она сидела у него на коленях.
Она все еще пребывала на седьмом небе: счастье их слияния золотом звенело в душе, и все же, несмотря на чувственное опьянение, она была полна энергии.
И чего-то выжидала.
Их одежда была приведена в порядок, должно быть, тоже руками Диллона, за что Прис была благодарна. И прежде чем собралась с силами, чтобы повернуться к нему лицом, он тяжело вздохнул и тихо, едва слышно сообщил:
– Информацию, содержащуюся в реестре, можно использовать по-разному. Она нужна коннозаводчикам: они требуют сведения о лошадях, которых собираются случить. Иногда лошадь переходит из рук в руки, и это тоже отражается в реестре вместе с победами и поражениями, а также количеством скачек, в которых участвовало животное. – Он немного помедлил, прежде чем продолжать: – Кроме того, записи служат для сверки описания с экстерьером лошади, участвовавшей в забегах по правилам «Жокей-клуба».
Она вспомнила, что писал Рас. Должно быть, он узнал подробности и именно потому был вынужден покинуть конюшню Кромарти.
Диллон как-то обронил, что содержавшиеся в реестре сведения могут помешать «фальсификации» результатов скачек. Но как можно «подделать» победителя?
Она лихорадочно вспоминала записи в колонках. Где крылась истина?
Диллон шевельнулся и, облокотившись на подлокотник кресла, стал изучать ее лицо. Она чувствовала, что он смотрит на нее, но не хотела встречаться с ним взглядом. Что задумал Харкнесс? Подкупить жокеев или… или подделать победителя?
– Все было бы куда легче, скажи ты мне, что хочешь узнать.
Девушка резко вскинула голову. Диллон спокойно выжидал.
Прис судорожно вздохнула и так же бесстрастно ответила:
– Мне необходимо знать, как аферисты могут воспользоваться этими сведениями.
Он не двинулся с места, но она ощутила его реакцию. Диллон словно окаменел. В темных глазах появилось неумолимое выражение.
Он словно пытался найти нужные слова и наконец просто объяснил:
– Этого я тебе сказать не могу. Но…
Он проглотил неумолимый приказ, который уже был готов произнести, сдержал чересчур буйные реакции и сумел обрести некоторое хладнокровие. Ему показалось, что она связана с какой-то швалью и, вполне возможно, участвовала в подмене лошадей. Достаточно неприятно. В довершение всего кто-то в нее стрелял. Но слышать подтверждение, что она слепо пошла в сети, расставленные негодяями, лишь бы защитить своего ирландца…
Ему хотелось зарычать, но он вовремя сдержался и избрал другой подход к делу.
– Не знаю, в чем замешаны вы с неизвестным ирландцем, но это серьезно. Убийственно серьезно.
Рассказать ей о Кольере? Предупредить, что ее действия привлекут внимание тех, кто убил коннозаводчика? Вряд ли… она только с большим отчаянием станет защищать своего друга.
Но при мысли о каком-то убийце, посмевшем поднять руку на нее, он задохнулся от гнева и желания защитить…
– Это безумие, – резко бросил он, сжимая ее подбородок, – какой-то негодяй стрелял в тебя и по чистой случайности промахнулся! Есть и другое доказательство, что эти мерзавцы уже решились на убийство. – Он выпустил ее подбородок и, подавив желание схватить ее за плечи и тряхнуть, угрюмо добавил: – Ты просто обязана сказать мне, что происходит и кто в этом участвует.
Она молча смотрела на него. В тусклом свете лампы трудно было разглядеть выражение ее глаз. Но тут она опустила голову и уставилась на его руку, стиснувшую ее побелевшую ладонь.
Усилием воли он заставил себя разжать пальцы и отпустить ее.
Она неловко откашлялась и неожиданно соскочила на пол.
Он выругался, запрещая себе схватить ее и снова усадить на колени. Она уже успела отойти в другой конец комнаты.
Диллон пришел в бешенство до такой степени, что был вынужден сесть и не двигаться, чтобы обрести некое подобие самоконтроля. Стиснув зубы, чтобы не накричать на нее, он поднялся и проследовал к письменному столу, напомнив себе, что она еще не знает о том, что принадлежит ему.
Прис остановилась на том месте, где они еще недавно сливались в объятиях, и легонько провела пальцем по раскрытому реестру.
– Спасибо за то, что показал мне.
– Спасибо тебе за то, что показала…
Он проглотил горькие несправедливые слова, но она все поняла.
В брошенном на него взгляде светилась укоризна и еще едва уловимая обида.
И этого оказалось достаточно, чтобы он опомнился.
– Прости. Это было…
– Достаточно грубо.
Он пробормотал проклятие и нервно провел рукой по волосам, чего в жизни не делал раньше.
– Как я могу убедить тебя, что это крайне опасно? Что тебе необходимо все мне открыть, прежде чем тот, кто стоит за этим, отыщет тебя?
Прис, зябко обхватив себя руками, нахмурилась:
– Для начала прекрати ругаться в моем присутствии. И если это послужит утешением, могу сказать: я знаю, насколько это опасно, и мне действительно следовало бы все тебе рассказать. Но…
Она увидела, как снова ожесточилось его лицо.
– …но во всем этом замешан еще один человек, и ты по-прежнему мне не доверяешь, – с обычной холодностью договорил он.
Она вскинула голову и так же бесстрастно подтвердила:
– Во всем этом замешан еще один человек, и мне нужно все хорошенько обдумать.
Судя по тону, ее не поколеблют никакие аргументы: красноречивые, эмоциональные или даже физические.
Несколько мгновений они смотрели в глаза друг другу, живо вспоминая о произошедшем недавно в этой комнате… Потом он вздохнул и жестом пригласил ее подойти ближе.
– Оставь реестр. Нам пора возвращаться.
Он проводил ее до двери черного хода, а сам вышел с парадного, чтобы не возбуждать подозрений охранников. Обойдя здание, пара направилась к лесу.
На этот раз она не позволила ему нести ее на руках. Послала его вперед, а сама высоко подобрала юбки и пошла следом. И благополучно пересекла лес, ни разу не споткнувшись. Вышла на опушку, опустила подол и, взяв Диллона под руку, повела к саду.
– Можно пройти в дом через террасу, – предложил он, пусть окружающие думают, что они гуляли по саду. Девушка кивнула и позволила увести себя на усыпанную гравием тропу, ведущую к террасе.
Поднимаясь по ступенькам, Прис хмурилась. Она так и не поняла, чем заинтересовали Раса записи в реестре и как они могут помочь ей найти и спасти брата.
Остановившись на террасе, Диллон снова положил ее руку себе на рукав.
– Когда ты собираешься рассказать мне?
Самый важный вопрос, требующий немедленного ответа.
– После того, как я все обдумаю, – вызывающе повторила она.
Он сдержанно наклонил голову – жест смирения, находившийся в полном противоречии с его намерениями, – и повел ее к открытым стеклянным дверям. В саду было много других пар, решивших подышать свежим воздухом. Вряд ли кто-то хватился их настолько, чтобы посчитать такое возвращение чем-то необычным.
Вместе они вошли в бальный зал. Девушка вежливо откашлялась и отняла руку.
– Спасибо за познавательную экскурсию, мистер Кэкстон. Диллон инстинктивно схватил ее за руку, поднес к губам и поцеловал. Глядя в ее глаза, он на миг позволил увидеть таившегося под маской человека.
– Думай поскорее.
Глаза ее расширились, но брови надменно поднялись. Она выдернула пальцы, повернулась и, высоко подняв голову, исчезла в толпе.
Он подождал, пока уедет леди Фаулз со своими подопечными, после чего распрощался с леди Хелмсли и ушел. Возвращаясь домой, он перебирал в памяти все, что сказала она. Какое счастье, что ни Деймона, ни Флик не было на вечере! Оба знали его достаточно хорошо, чтобы распознать перемены, связанные с появлением Прис на горизонте. Сейчас он не в том настроении, чтобы терпеть шутки Деймона, не говоря уже о Флик, чей талант свахи немедленно придет в действие!
При мысли об этом его передернуло.
Добравшись до Хиллгейт-Энда, он заметил свет в окнах своего кабинета. Конюх сообщил, что час назад приехал Барнаби и немедленно послал лакея за Деймоном, который прибыл всего на четверть часа раньше хозяина.
Оставив экипаж в конюшне, Диллон быстро зашагал к дому. Каблуки туфель громко цокали по изразцам вестибюля. Диллон поднял голову и устремил взор на дальнюю стену, где переливалось витражами окно елизаветинских времен. Наверху красовался фамильный герб.
Род Кэкстонов обитал здесь много веков и стал частью местной общины. Постепенно дальние родственники разъехались, но основная ветвь глубоко пустила корни и осталась.
Проходя мимо окна, Диллон, как всегда, чувствовал неразрывную связь с семьей.
Остановившись перед кабинетом, он распахнул дверь и стал свидетелем поразительного зрелища. Его ожидали не только Барнаби и Деймон, но и отец!
Генерал восседал в кресле у огня, с теплым пледом на коленях. Деймон сидел чуть подальше, на жестком стуле с прямой спинкой. Барнаби занял второе кресло.
– Сэр, – приветствовал Диллон, кивая отцу, и закрыл за собой дверь. Ум старика по-прежнему был остер, взгляд проницателен, только вот силы иссякали. Однако сегодня он был в прекрасной форме.
Диллон подвинул к огню еще один стул и сел.
– Насколько я понимаю, Барнаби привез новости. Итак, что ты узнал?
Барнаби казался необычайно серьезным и каким-то притихшим.
– Прежде всего, Кольер был убит, но мы никогда этого не докажем. Его нашли на дне каменоломни со сломанной шеей. Он упал с обрыва, а лошадь примчалась домой в пене, со сбившимся седлом. Поэтому окружающие предположили, что кто-то испугал животное, оно сбросило всадника, и тот свалился вниз. Однако Кольер считался превосходным наездником. И его лошадь была сильной, хорошо объезженной. На ней он обычно ездил. И человек, седлавший ее, и главный конюх, присутствовавший при отъезде Кольера, клянутся, что подпруги были туго натянуты, а лошадь и упряжь находились в прекрасном состоянии. Более того, оба посчитали, что Кольер отправлялся на встречу с кем-то. Подробностей они не знают, но в это время он, как правило, не выезжал, а лошадь не нуждалась в прогулке. Кольер был чем-то озабочен.
– В какое время это было? – спросил Деймон.
– Около трех часов дня. Мне удалось найти троих свидетелей, которые заметили еще одного всадника, направлявшегося к каменоломне. Никто не видел его в обществе Кольера.
– Значит, каменоломня была идеальным местом для тайной встречи, – встрепенулся Диллон.
– Идеальным местом для тайного убийства, – поправил генерал.
– К сожалению, мои свидетели видели незнакомца на расстоянии. Никто не может дать точного описания. Все сходятся на длинном пальто и хорошей посадке.
– Ты не узнавал, не было в то время чужих в округе? – спросил Диллон.
Барнаби невесело усмехнулся:
– Поэтому я так задержался. Рассудив, что человек мог быть неизвестным партнером Кольера, я поговорил с его поверенным. В прошлом году тот был на грани разорения, но неожиданные вложения спасли его конюшни. Сам Кольер утверждал, что деньги одолжил ему друг. После смерти Кольера поверенный ожидал, что деньги потребуют обратно, но этого не произошло. Сумма была значительной, но Кольер заработал небольшое состояние на весенних скачках и умер отнюдь не нищим.
Диллон переглянулся с Деймоном.
– Это действительно так? Что ты узнал о его благодетеле'1 Барнаби лениво развалился в кресле.
– Ничего, кроме того, что он был джентльменом. Предположив, что он скакал на наемной лошади, я заглянул в местные конюшни. В тот день только в одной нанимали коня, но владелец описал клиента как лондонского джентльмена; почти такого же роста, как я, темноволосого, немного грузноватого, но старше меня, хотя насколько, никто сказать не может. – Барнаби тяжело вздохнул. – С такими скудными сведениями я вряд ли сумею его найти. Правда, отыскал гостиницу, в которой он ужинал, прежде чем уехать на почтовых лошадях к югу по лондонской дороге.
– А его экипаж? – спросил Диллон.
– Нанят на большой почтовой станции. Ни одна душа его не запомнила.
– А велик ли был заем? – нахмурился Деймон.
– Поверенный отказался назвать точную цифру, но признался, что свыше десяти тысяч фунтов.
– Господи милостивый! – ахнул генерал. – Представить только…
– Интересно, – протянул Деймон. – Пожалуй, это след, по которому мы и пойдем.
– Каким это образом? – удивился Барнаби.
– Видишь ли, милый мальчик, деньги не берутся из воздуха. Вряд ли у кого-то лежат в комоде десять тысяч фунтов! Если захочешь дать взаймы такую сумму, что ты сделаешь?
– Выпишу банковский чек, – растерянно пробормотал Барнаби и, тут же сообразив, в чем дело, ахнул.
– Вот именно, – кивнул Диллон. – И мы знаем человека, который отследит переход денег из одних рук в другие.
– Габриэль Кинстер?
– Не только Габриэль.
Диллон работал с Габриэлем последние десять лет и хорошо знал возможности друга.
– Ты бы слюной изошёл, знай только о его возможностях и связях А твоего отца удар бы хватил.
– До чего же интересно! – оживился Барнаби.
– Пожалуй, мне стоит завтра же отправиться в Лондон, Габриэль еще там, не так ли?
– Да, – поморщился Диллон. – В это время года он никуда не выезжает. Вот-вот начнется сезон. Если обещаешь не упоминать в присутствии Флик этот кошмарный факт, я дам тебе записку для Габриэля, где перечислю обстоятельства смерти Кольера и все, что нам необходимо узнать. Завтра заглянешь ко мне и заберешь ее.
– Превосходно! – Барнаби оглядел собравшихся и облегченно вздохнул. – Я думал, что мы потеряли след, но, похоже, борзые опять пустились в погоню.
Диллон хлопнул его по плечу. Все встали. Деймон попрощался и отправился домой. Барнаби поднялся наверх, собираясь немедленно лечь в постель. Диллон, взяв отца под руку, последовал примеру друга.
– Как прошел вечер? – осведомился отец, остановившись на верхней площадке.
Немного поразмыслив, Диллон пожал плечами.
– Честно говоря, сам не знаю, – правдиво ответил он.
Наутро Прис проснулась поздно и долго лежала в постели, невидящими глазами уставясь в потолок, на котором играли солнечные зайчики. Но сейчас ей было не до красот комнаты. Спокойно и логично, не позволяя эмоциям туманить здравый смысл, она вспоминала все, что успела узнать, и пыталась сообразить, что делать дальше.
Найти брата и помочь освободиться от Харкнесса и его сообщников. Последние события только укрепили в ней решимость действовать как можно быстрее.
Она грустно вздохнула. Теперь, убедившись, что реестр действительно содержит информацию, жизненно необходимую для мошенников, она узнала также о существовании множества способов нечестной игры на скачках.
Разочарование терзало ее. Но неудача была не единственным источником растущего беспокойства. Со времени ее прибытия в Ньюмаркет ситуация ухудшалась с каждым днем. Сначала она посчитала, что Рас скрылся, опасаясь мошенников. Но он был взрослым, сложившимся человеком, и если предпочел прятаться, значит, для этого есть вполне серьезная причина.
Но Харкнесс стрелял в нее, приняв за Раса. И это доказывало, что брат находится где-то рядом, безоружный, а Харкнесс, как доказал Диллон, стрелял на поражение и только чудом промахнулся. До прошлой ночи она старалась не думать об этом, поскольку вбила себе в голову, что прежде всего необходимо увидеть реестр.
Диллон прав: игра крайне опасна.
Прошлой ночью она что-то видела в его глазах, слышала в голосе интонации, которые заставили ее насторожиться. Она не может принадлежать мужчине безраздельно, даже отец не был ее хозяином и не мог управлять собственной дочерью, она никогда не давала ему такого права.
Но Диллон…
Прис снова сокрушенно вздохнула, потянулась и закрыла глаза, мысленно ощущая его руки на своем теле, его плоть, заполнившую ее лоно…
Интересно, какой он видит ее… что думает о ней и причинах ее поведения, ведь она позволила ему верить…
Нет, она не может позволить глупым эмоциям отвлечь ее от цели!
Она вспомнила последние слова, которыми обменялась с Диллоном. Неужели все мужчины, подобно ему, считают, что можно завладеть женщиной, переспав с ней всего лишь раз?
Или имеется некое неписаное правило, о котором она не слышала?
Прис, презрительно фыркнув, открыла глаза и откинула одеяло. Одернула сорочку и направилась к умывальнику.
Если Диллон лелеет какие-то замыслы завладеть ею, управлять и манипулировать, он скоро поймет свою ошибку. Ну а пока нужно все рассказать ему и заручиться его помощью в отношении Раса. Решение пришло без долгих раздумий. Она зашла в тупик, не зная, как найти брата. Надежды на реестр не оправдались, но Диллон… он сумеет узнать. Только ему она поведает правду. Судя по всему, он человек действия. И если она не признается ему во всем, он скорее всего обратится к Юджинии. И тогда…
Она никому не сказала о том, как на нее покушался Харкнесс. Но если Диллон поведает Юджинии о всех опасностях, подстерегающих ее и Раса, та придет в ужас и потребует от племянницы немедленно обратиться к властям. В этом случае, насколько она могла судить, «властями» был именно Диллон. Прис была многим обязана тетке и искренне ее любила. Не стоит расстраивать бедняжку. Лучше она сама потолкует с Диллоном по душам.
Горничная уже принесла воду для умывания. Прис ополоснула лицо, промокнула полотенцем и подошла к гардеробу. Распахнув дверцы, она оглядела свои наряды, решая, какой именно больше всего подойдет для встречи с любовником.
– Пожалуйста, передайте мистеру Кэкстону, что мисс Даллинг желает поговорить с ним.
Клерк за стойкой в холле «Жокей-клуба» удивленно уставился на нее, потом вскочил и поклонился.
– Да, мисс. Разумеется. Одну минуту.
Бедняга попятился, залившись краской, с трудом оторвал от Прис восхищенный взгляд и поспешил к кабинету Диллона.
Прис тихонько вздохнула, оперлась на зонтик и сделала вид, будто не замечает швейцара и остальных клерков, которые, спеша по своим делам, то и дело спотыкались при виде столь несравненной красавицы.
Сегодня она разоделась в пух и прах: платье з вертикальную черно-белую полоску, оживленную тонкими золотыми линиями, с круглым вырезом и воланами на подоле, черный зонтике оборками и черные кружевные перчатки. Правда, намеченная жертва была куда менее восприимчива к ее чарам, чем обычные люди, но, может, и его сердце дрогнет при виде Прис?
Долго гадать ей не пришлось. Показался Диллон в сопровождении клерка.
– Мисс Даллинг, – кивнул он, ничем не показывая, что заметил ее старания. Склонился над протянутой рукой и показал на дверь: – Не соизволите ли прогуляться немного? Погода сегодня прекрасная.
Не стоило и зубами скрипеть при виде такого безразличия к женским уловкам!
– Учитывая тему разговора, – тихо ответила она, видя, что клерк уже вернулся за стойку, – мне было бы удобнее поговорить в вашем кабинете.
– Думаю, нам следует общаться исключительно на людях. Прис наскоро взвесила его слова. Оставаясь в городе, она могла столкнуться с Кромарти и Харкнессом. Недаром попросила Патрика привезти ее сюда в наемном закрытом кебе. Сейчас Патрик ждал ее возле здания. Оба они не считали возможным появляться на Хай-стрит. Диллон предлагает именно это!
Она покачала головой, решив настоять на разговоре в его кабинете.
– В это время дня, – пробормотал он, кивком показав на коридор, ведущий в противоположном от кабинета направлении, – в кафетерии полно владельцев лошадей и тренеров. Многие из них не являются членами клуба, но им позволено пользоваться всеми его преимуществами. К счастью, они заходят через другую дверь. Если я уведу тебя в кабинет, новость распространится, как лесной пожар, и вскоре клерки разнесут ее по всему зданию. Начнутся толки, посыплются предположения относительно того, какие дела, связанные с клубом, ты пришла обсудить. А вот если мы пойдем прогуляться, все подумают, что у нас свидание, а кому интересны чужие свидания?
Прис медленно кивнула.
– В Ньюмаркете есть два человека: тренер и владелец конюшни, которым я не должна показываться на глаза. Не могли бы мы пойти туда, где они вряд ли меня увидят?
– Разумеется, так мы и сделаем.
Они вышли из здания. Прис развернула зонтик и под его прикрытием показала на экипаж и Патрика. Диллон взял ее за руку.
– Нам туда.
Он повел ее по улице, параллельной Хай-стрит, но в противоположном направлении от дома Хелмсли. Лес на этой стороне значительно поредел, и идти между деревьями было легко. На некоторых листья уже стали золотистыми и ржаво-красными: лето уступало свой трон осени.
Диллон свернул в сторону от Хай-стрит.
Прис немного успокоилась.
– Похоже, здешние месга редко посещаются скаковым братством.
– Совершенно верно. Здесь жилой квартал, а в конце этой дорожки есть маленький парк, где можно потолковать спокойно, без риска быть увиденными или подслушанными.
В парке было чисто и тихо. В центре синел овальный пруд с росшими на берегу березами. Выложенная каменными плитами дорожка пролегала по газонам и между клумбами. Очевидно, здесь бывали только местные жители.
Диллон повел ее к деревянной скамейке под березами. Прис села и подобрала юбки.
Диллон уселся рядом. Услышав звонкие голоса и смех, девушка задумчиво глянула в сторону троих ребятишек, резвившихся на соседнем газоне под благосклонным присмотром няни. Дети – девочка и два мальчика – напомнили Прис ее, Раса и Альберта в детстве.
И ей показалось, что сейчас самый подходящий момент для признания.
– Ирландец, который пытался проникнуть в твой кабинет, – мой брат-близнец Рас.
– Рассел Даллинг, – пробормотал Диллон, безуспешно стараясь поймать ее взгляд.
Слегка поколебавшись, она кивнула. Они с Расом часто пользовались фамилией Даллинг, когда хотели скрыть свои настоящие имена. Если кто-то назовет его Даллингом, он поймет, в чем дело. Не стоит без особой необходимости упоминать фамильное имя, графство, а тем более отца. Если до него дойдут слухи… страшно подумать, что будет.
– Я приехала в Ньюмаркет, чтобы найти Раса. Открыв ридикюль, она извлекла письмо, полученное перед отъездом из Ирландии.
– Я получила вот это.
Дождавшись, когда Диллон прочтет письмо, она спокойно изложила всю историю.
– Поэтому мне пришлось рассказать вам. Может, вы сумеете решить эту головоломку лучше меня, – вздохнула она, судорожно стискивая ручку зонтика. – Но прежде всего необходимо разыскать Раса.
Повернув голову, она встретилась с жестким непрощающим взглядом Диллона.
– Следовало открыть мне все это раньше, – осуждающе процедил он, но она не опустила глаз.
– Я бы так и сделала, не будь в этом замешан Рас. Я готова на все, лишь бы уберечь его от беды.
– Так почему же передумала сейчас? – удивился он, но не этот раз его тембр переменился. Теперь в нем звучали чувственные бархатные нотки. Однако девушка проигнорировала намек и спокойно объяснила:
– При первой встрече я понятия не имела, поймешь ли ты, что Рас не может быть замешан в преступлении. Но брата могли втянуть в аферу без его ведома. Я не хотела рисковать, признавшись тебе. Поэтому и попыталась найти его сама. Делала все возможное, пробовала откопать хоть какие-то указания на то, где он может быть и что ему угрожает. Но ничего не получилось, и…
Его глаза превратились в узкие щелки.
– И Харкнесс стрелял в тебя, приняв за Рассела. А это означает, что Рас где-то поблизости и его нужно устранить.
Она, кусая губы, кивнула:
– Да.
Прис не собиралась упоминать про Харкнесса, но если он не хочет слышать, что она ему доверяет, хватит и этого короткого слова.
– А теперь расскажи, что ты знаешь о Кромарти и Харкнессе, – потребовал Диллон, откидываясь на спинку скамейки.
Она припомнила все, что слышала о них, и подчеркнула, что должна избегать обоих.
– Если они заметят меня, сразу догадаются, что через меня можно выйти на Раса, стоит лишь проследить за мной.
Кровь Диллона похолодела при мысли об иной альтернативе развития событий. Если они захватят Прис в заложницы… Она покинула Ирландию, добралась до Ньюмаркета, даже отдалась ему, чтобы найти брата. Разве Рассел Даллинг хотя бы на минуту задумается сдаться врагу ради любимой сестры?
Он знал об особой связи между близнецами. Ярчайшим тому примером служили близнецы Кинстер, Аманда и Амелия. Если Кромарти и Харкнесс хотят добраться до Рассела Даллинга, стоит всего лишь сцапать Прис.
– Ты права! – резко бросил он. – Прежде всего нам необходимо найти твоего брата.
– Я уверена, что он где-то поблизости.
Взяв ее под руку, он направился к выходу из парка.
– Придется рискнуть, отправившись на Хай-стрит, шансы появления Кромарти и Харкнесса в этот час крайне малы.
– Куда мы идем? – осмелилась спросить она.
– В библиотеку. Тамошняя карта – лучшая в городе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сколько стоит любовь? - Лоуренс Стефани



Это 13-я книга с 15-ти из серии "Кинстеры".И, к счастью, все пронизаны и полны переживаемыми чувствами,ощущениями, тревогами.Но главное одно - взаимная любовь и поддержка семейного клана.Всегда!А это замечательно!И книги эти для душевного отдыха.Читайте!
Сколько стоит любовь? - Лоуренс СтефаниТальяна
14.07.2013, 19.24





книга понравилась, прочитала с удовольствием. 10 балов.
Сколько стоит любовь? - Лоуренс Стефанитату
30.03.2016, 9.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100