Читать онлайн Роза в цвету, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роза в цвету - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роза в цвету - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роза в цвету - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Роза в цвету

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Следующий день Роуз начала с твердого решения держаться от Дункана подальше, по крайней мере пока она не поймет, что происходит. Она была не готова испытывать похоть – особенно к нему. Большую часть ночи Роуз провела в лихорадке; никогда раньше ей не приходилось переживать такое.
Но ведь никто раньше и не целовал ее так, как целовал Дункан.
Роуз вошла в утреннюю гостиную более настороженной, более неуверенной, чем когда-либо в жизни. Она села рядом с Джереми, почти в самом конце стола, недалеко от леди Гермионы. присутствие которой действовало успокаивающе, и очень далеко от Дункана.
И тут Роуз увидела, как входит Дункан – крадучись, с мило улыбающейся Клариссой под руку. Дункан молчал, в глазах его был ясно заметен мрачный блеск, Кларисса говорила:
– Поскольку погода располагает, мы подумали – не покататься ли нам на лодке по озеру. – Кларисса держалась одновременно застенчиво и прилипчиво. – Я очень люблю такие поездки, – она обратила свой простодушный взгляд на Джереми и Роуз, – но нам действительно нужно общество, иначе будет неинтересно.
Наивность лишала ее слова какого-либо намека на оскорбление. Джереми весело улыбнулся.
– Превосходная мысль. – Он посмотрел на Роуз.
А та взяла в руку свою чашку и стала пить чай. Она чувствовала устремленные на нее взгляды, но взгляд Дункана ощущала сильнее всего. Плавать на ялике можно было только по небольшой части озера; остальная часть была слишком глубокой. Плавать на ялике означает держаться берега и видеть кусты, деревья и отмели, а не устремленные ввысь горы и дикие вершины. Чтобы оценить всю красоту, требуется гребная лодка, нужно проплыть по озеру дальше, а еще лучше добраться до острова. Прогулка на ялике – вещь скучная. И возможно, опасная, хотя Роуз не знала, в чем именно кроется опасность. Но без нее Джереми не поедет, а поехать вдвоем с Дунканом Кларисса не может.
– Новый ялик вполне выдержит четверых.
Это замечание почтенной леди Гермионы было произнесено явно не случайно; Роуз не могла от него отмахнуться. С подавленным вздохом она подняла глаза и улыбнулась:
– Да, конечно. Давайте покатаемся на ялике.
Она встретилась глазами с Дунканом и ничего не смогла прочесть по его лицу, разве только некоторое самодовольство, от которого страшно захотелось…
Она решительно встала и жестом указала на окно, на озеро – гладкое и блестящее под бледно-серым небом.
– Так поехали?
Они вышли из дома и пошли по лужайке, потом по обширному сосняку. Ялик ждал у маленькой пристани как раз под домом. Должно быть, Дункан велел перегнать его от лодочного сарая.
Тут обнаружилось, что Кларисса, хотя и любит кататься на лодке, но боится ступить в слегка покачивающийся ялик. Дункан попробовал подать ей руку – она отступила и кокетливо попятилась, сильно напоминая лошадь, которая впервые видит плот. Роуз отогнала это нелестное сравнение и попыталась приободрить Клариссу. Но та дико посмотрела не на ялик, а на водный простор и покачала головой.
– Какое оно большое! – изумленно сказала она.
Джереми спустился к пристани. Отвязав веревку, удерживающую ялик, он укоротил ее, и узкая лодочка почти совсем не качалась.
– Попробуйте теперь.
Дункан осторожно повел Клариссу к ялику; она натянуто улыбалась. Нерешительно шагнув вперед, замерла у края пристани, глубоко втянула воздух, потом еще раз втянула – и повернулась к Роуз:
– Может быть… не могли бы вы спуститься первой?
Роуз кивнула; Дункан взял ее за руку и помог сесть в лодку; Роуз сошла в ялик без всяких осложнений и улыбнулась Клариссе:
– Вот видите? Озеро или река – разницы нет никакой. – С этими словами Роуз осторожно переступила через скамью и села на носу; усевшись, расправила юбки, изящно откинулась на подушки и безмятежно махнула рукой Клариссе, приглашая присоединиться.
Дункан попробовал дать Клариссе руку, но та снова попятилась.
– Еще минутку, – еле слышно сказала она. – Я сниму шляпу. – Она вытащила шляпную булавку, сняла свою модную шляпку в деревенском стиле и тут же уронила ее.
– Ах! – Она повернулась, чтобы схватить шляпу, но только еще дальше оттолкнула ее. Дункан стоял с другой стороны и не мог ей помочь. Шляпа покатилась вниз, к воде. Отпустив канат, Джереми наклонился и поймал шляпку.
– Боже мой!
Это восклицание вырвалось у Дункана и Роуз одновременно. Ошеломленные Кларисса и Джереми с недоумением повернулись к Дункану. Потом проследили за направлением его взгляда и увидели, что ялик поворачивается, подхваченный сильным течением. Он развернулся и ровно поплыл по озеру.
Поплыл, унося с собой Роуз. Ее лицо, не затененное никакой шляпой, выражало ужас и непонимание происходящего. Дункан подумал, что запомнит это выражение на всю жизнь.
– Ах Господи! – Стоявшая рядом с ним Кларисса подавила нервное хихиканье. – Какой ужас. – Но в голосе ее не было настоящей тревоги.
В отличие от голоса Джереми, который поднялся с досок пристани со шляпкой Клариссы, висевшей у него на руке.
– Вот это да. – Сознание того, что именно он уронил канат, чтобы спасти шляпку, выразилось на его лице. – Ей грозит опасность? – спросил он у Дункана.
Дункан не ответил. Его взгляд был устремлен на ялик, на быстро удаляющуюся фигуру Роуз.
– Не говорите глупостей. – Кларисса положила руку на рукав Джереми и успокаивающе погладила его. – Ялик просто поплывет, а потом снова пристанет к берегу, где-нибудь дальше. – Не правда ли? – спросила она у Дункана.
– Ей ничего не грозит. Роуз знает, куда отнесет ялик, и насчет этого она не станет волноваться.
Джереми нахмурился:
– И куда его отнесет?
Дункан посмотрел вдаль, на озеро.
– К острову.
– А-а… – Джереми всмотрелся в островок, поросший деревьями, находившийся в самой широкой части озера. – Значит, нам нужно отправиться туда и спасти ее.
– Зачем? Ведь в лодке есть шест. – Вид у Клариссы был почти что надутый. – Ей нужно всего лишь приложить некоторые усилия, и она вернется сюда.
– Нет. – Все еще не спуская глаз с Роуз, которая смотрела на берег, Дункан размышлял о том, сколько времени понадобится, чтобы она поняла, что будет дальше. – По большей части озеро слишком глубокое, чтобы можно было отталкиваться шестом, а весел в ялике нет. Нам придется взять лодку и поехать за ней.
– Хорошо. – И, мужественно расправив плечи, Джереми посмотрел на береговую линию. – Где здесь лодочный сарай?
– Я не могу сесть в лодку да еще переплыть вот это! – В голосе Клариссы отчетливо слышался панический страх. Дункан и Джереми посмотрели на нее. – Оно такое широкое. Такое большое. – Она взглянула на озеро и передернулась. – Я, конечно же, не смогу.
– Ничего страшного, – успокоил Джереми. – Мы со Стратайром съездим за ней сами. А вы можете вернуться в дом.
Кларисса бросила на склон испуганный взгляд:
– Через лес? – Она задрожала. – Я не могу… а вдруг там в тени кто-то прячется? И потом… – подбородок у нее задрожал, – маме не понравится, что я хожу одна.
Джереми хмуро посмотрел на нее. А Дункан решительно сказал:
– Пинквик, если вы проводите мисс Эдмонтон домой, я возьму лодку и поеду за Роуз.
Джереми поднял на него глаза:
– Если вы скажете, где лодочный сарай, я поеду и привезу ее сам – в конце концов, ведь это я уронил канат.
Дункан покачал головой:
– Нет, озеро – не река. Здесь сложные течения. – Он посмотрел на ялик, уменьшающийся вдали. – Я съезжу за Роуз.
– Ладно. – Джереми чуть скривился, но смирился со своей участью. Он предложил Клариссе руку; она оперлась о нее так, будто ей грозила неминуемая опасность упасть в обморок.
Потом Кларисса слабо улыбнулась:
– Сколько переживаний! Боюсь, что мне придется отдохнуть, когда мы вернемся в дом.
Дункан молча кивнул, и Кларисса с Джереми направились обратно через лес. Дункан повернулся и посмотрел на крошечную фигурку Роуз – она все еще смотрела на берег. Скривив губы, Дункан пошел к лодочному сараю.
И услышал донесшийся издали испуганный голос:
– Боже мой!
Он посмотрел на ялик, но Роуз не увидел – она зарылась в подушки. Дункан усмехнулся и зашагал длинными шагами, его охватила необузданная радость.
Через сорок минут нос лодки ткнулся в прибрежный песок островка. Дункан ступил на мелководье, вытащил лодку на усыпанный гравием узкий серповидный пляж, окаймляющий маленькую бухточку. У берега покачивался пустой ялик. Дункан подошел к нему, схватился за нос и подтащил ялик к лодке. Привязав его к корме, он повернулся и окинул взглядом деревья.
И не увидел ничего. Роуз не было.
Дункан поразмыслил, потом поднялся на берег и ступил на тропу, которая вела к замку его предков. Много лет Дункан не бывал на острове. Годы, в общем, не изменили эти места, но деревья, которые он помнил совсем юными, выросли; орешник превратился в густые заросли. Впрочем, тропинка, хотя и усыпанная камнями, оставалась вполне проходимой.
Через десять минут он обогнул угол старой башни и нашел Роуз именно там, где и думал найти. Она сидела на огромном плоском куске выветрившейся серой скалы, в давние времени бывшей частью замковой стены. В детстве именно это место было их любимым. В прошлом Роуз часто карабкалась сюда, подобрав юбки до колен, сидела, скрестив ноги, – обворожительный, но сильно действовавший ему на нервы бесенок – и рассматривала владения. Это была их обычная игра – начинать издали, справа, называть по именам все вершины, замечать все перемены, приносимые временами года, окидывать взглядом горизонт, и так до самого левого конца острова.
Судя по виду, Роуз опять занималась этим, разве только ноги у нее были теперь такими длинными, что она могла вполне удобно сидеть на камне. Руки ее лежали на коленях; хотя Дункан подошел неслышно, она почувствовала его приближение и оглянулась.
– Я только что добралась до Макиллани.
Он всегда хранил в памяти ее голос, мягкий, ритмичный, с очаровательной, присущей жителям Шотландского нагорья округлой грубоватостью. Она улыбнулась – мягко, весело, без всякой насмешки или натянутости, – и время замерло. Добровольный пленник сети, которую она без всяких усилий накинула на него, Дункан ответил улыбкой, а потом сел на камень рядом с Роуз. И посмотрел, прищурившись, на горы вдали – часть его земель.
– Джилли Маколл построил новый коттедж. В другом месте.
Они окинули взглядом склон, о котором шла речь.
– Вон там! – указала Роуз.
Дункан прищурился, потом кивнул. Они начали все сначала, с дальнего правого конца, соотнося то, что видят теперь, с тем, что могли припомнить.
И пока они этим занимались, Дункан постоянно ощущал крепнущую в нем связь со своей землей; ему следовало приезжать сюда в эти годы, и приезжать почаще. Именно этот вид, открывающийся со старого переднего двора жилища его предков, сосредоточивал в себе самую суть его существа, все, чем он был. Он был Стратайром, главой ветви Макинтайров, хранителем этих мест, защитником, покровителем и владельцем этих земель.
Он ощутил такой же непреодолимый трепет, такую же таинственную силу, которые часто посещали его в детстве. Став взрослым, он все же не мог описать это чувство во всей полноте – ощущение своей принадлежности этим местам, глубокой и неизменной любви к этой земле. Именно это чувство заставило его уехать на десять лет в Лондон, чтобы сделать все возможное, лишь бы сохранить Баллинашилз.
Сохранить для следующих поколений.
А рядом с ним сидела та, которая понимала все, хотя они никогда об этом не говорили. Роуз любила эти горные вершины так же, как и он, она чувствовала красоту, трепет, связь с этим местом – чувствовала истинное волшебство Баллинашилза.
Она перегнулась, указывая на какой-то упавший валун на далеком склоне; Дункан мельком посмотрел на этот валун, а потом задержал взгляд на ней. Он подождал, пока они доберутся до конца своего досконального осмотра, пока не воцарится мирное спокойное молчание, а потом спросил мягко, тихо, спокойно:
– Вы примете предложение Пинквика?
Роуз бросила на него быстрый взгляд, а потом, снова устремив его на вздымающиеся в небо горные вершины, вздохнула:
– Нет.
– Даже ради того, чтобы стать герцогиней и носить герцогскую тиару?
Роуз усмехнулась:
– Даже ради тиары. – Она смотрела на горы, улыбка ее медленно исчезала. – Он довольно мил, но Перт здоров и крепок, а отец Джереми – еще здоровее. Если я выйду замуж за Джереми, большую часть жизни мы будем жить в Эдинбурге.
– А вам этого не хотелось бы?
– Я этого не вынесла бы. – Роуз обдумала сказанное и поняла, что это правда. – А вы? Вы собираетесь сделать предложение Клариссе?
Он раздраженно пожал плечами:
– Девушке, которую пугают горы и которая не может без панического страха даже посмотреть на озеро? Нет уж, благодарю вас. Мне требуется жена, гораздо более сильная духом.
Роуз удивилась, потом усмехнулась. Встретившись с ней глазами, Дункан тоже усмехнулся. Они изучали друг друга, глядя в глубину, видя то, что находится за светскими личинами. И вдруг Роуз поняла, что ей трудно дышать. Молчание затянулось, и, прервав бессловесный контакт, она оправила юбку.
– Нам, право, пора возвращаться, иначе Джереми поднимет тревогу.
– Когда вы намерены положить конец страданиям этого бедняги?
Роуз склонила голову набок и посмотрела на Дункана, а тот встал и с силой потянулся.
– Как ни странно, – проговорила она, и в голосе ее появились обычные надменные нотки, – но я не верю, что здесь может идти речь о каких-либо страданиях – не из-за любви он хочет жениться на мне.
– Вот как?
Роуз широко раскинула руки.
– Я его устраиваю – я богата, из хорошей семьи, умна. – Дункан кашлянул. Роуз улыбнулась своей слегка кривой улыбкой. – Я обещала сообщить о своем решении в Иванов день, и это кажется мне наилучшим из всех возможных вариантов. Иначе ему было бы довольно неловко оставаться здесь после моего отказа.
Брови Дункана взлетели еще выше.
– Воистину. – Он бросил последний взгляд на высокие вершины, потом кивнул самому себе и, обратившись к Роуз, сказал: – Нам нужно идти.
И с этими словами он взял ее на руки.
– Дункан! – Роуз стала сопротивляться и быстро пришла к тому же выводу, к которому пришла много лет назад: нет никакого смысла сопротивляться Дункану физически; он неизмеримо сильнее ее. – Отпустите меня. – Она не стала вырываться, чтобы проверить, послушается ли он ее, – она знала, что не послушается. Он шел вперед, она покачивалась, прижатая к его груди. – Что вы задумали?
Лицо его выражало исключительное благоразумие.
– Выполняю долг хозяина дома.
– Что?!
– Я не хочу, чтобы у вас оказалась возможность сыграть роль привидения в развалинах и чтобы вы вынудили меня преследовать вас среди этих развалин. Это опасное место, здесь можно покалечиться.
– Я больше десяти лет бродила в этих развалинах.
Наклонившись под веткой, преградившей дорогу к бухте, он посмотрел ей в глаза:
– Вы почти не переменились.
Стараясь не обращать внимания на то, что все теснее прижимается к нему, Роуз сказала:
– Я не собираюсь устраивать гонку среди развалин.
– Это вы теперь так говорите. Но откуда мне знать, когда вы передумаете?
Роуз понимала, что обещать что-либо не имеет смысла; он скорее всего не поверит ей.
– Дункан, это зашло слишком далеко. – У нее уже начала слегка кружиться голова. – Немедленно отпустите меня!
– Перестаньте трепыхаться. – В его голосе прозвучал местный акцент, и ее пробрало от этого до костей. Голос Дункана был ласковым, и это заставило ее вздрогнуть. Потом он заговорил своим обычным голосом: – И к тому же на вас легкие туфельки, а тропа каменистая.
– Я же добралась до камня? – не слишком-то благодарно проворчала Роуз.
– В качестве хозяина я должен сделать все возможное, чтобы облегчить ваше пребывание в моем доме.
И довести ее до безумия. Роуз чувствовала, как перекатывается у него в груди каждое слово, ощущала все держащие ее пальцы – порознь и вместе, один находился прямо под грудью, другой на бедре. Ее держали крепко и без усилий – слишком легко, – и Роуз все больше ощущала свою беспомощность, свою беззащитность.
От одной мысли об этом у нее перехватило дыхание.
Она в последний раз попробовала вырваться; он только еще сильнее сжал ее.
– Сидите смирно – мы уже почти добрались до берега.
До берега она доберется, но сохранит ли рассудок?
Сапоги Дункана захрустели по гравию, он опустил Роуз в лодку; она не очень понимала, в состоянии ли мыслить. Чувства были взбудоражены, но с ними было все в порядке. А вот разумно мыслить, когда она стоит рядом с Дунканом – особенно когда тела их соприкасаются, – казалось невозможным.
То была неутешительная перспектива, и Роуз сильно подозревала, что он это знает. Но по его лицу ничего нельзя было прочесть, равно как и по глазам. Притворяясь спокойной – каковой она вовсе не была, – Роуз откинулась назад и попробовала насладиться пейзажем.
Вершины гор производили на нее сильное впечатление; человек, который греб, чтобы доставить ее на берег, производил впечатление не менее сильное. Лодка быстро скользила по воде, приводимая в движение стальными мускулами, которые напрягались и расслаблялись, а потом снова напрягались и расслаблялись; этот ритм одновременно успокаивал и возбуждал на каком-то ином уровне.
Возбуждал в достаточной степени, чтобы напомнить ей, насколько Дункан совершенен физически, – он превосходный наездник, отличный стрелок, умелый скалолаз, хорошо правит лошадьми. Его потребность отличиться всегда находила выход в физических упражнениях; Роуз готова была поставить на кон свою жизнь, что он еще и прекрасный любовник.
Почувствовав, что щеки у нее вспыхнули, Роуз перевела взгляд на скалистые вершины. Вопреки утверждениям Клариссы вершины эти куда менее опасны.
Дункан подъехал прямо к лодочному сараю, подведя лодку к пристани и оставив ялик качаться за кормой. Уровень воды в озере был обычный для летнего времени. Дункану пришлось подтянуться, чтобы оказаться на деревянных мостках. Он сделал это с легкостью, потом привязал лодку. И повернулся к Роуз.
Повернулся как раз вовремя, чтобы заметить нервное выражение у нее на лице. Ему захотелось улыбнуться в предвкушении распутных радостей, но он безжалостно заглушил в себе это желание. Роуз всегда быстро понимала его, и он не намеревался подталкивать ее к каким-то непредсказуемым поступкам. Чего доброго, она еще попытается убежать именно теперь, когда он уже почти завладел ею.
По дороге от острова он тщательно обдумал, что будет дальше. И не обращал внимания на то, как она на него смотрит, как реагирует. Он был слишком опытен и понимал, что лодку, находящуюся посреди озера, видно из дома, а в доме полно гостей; стало быть, лодка – неподходящее место для того, что он задумал.
Он решил все делать медленно – растягивать каждый момент, полностью наслаждаться каждым противоборством. Роуз многие годы насмехалась над ним и дразнила. Теперь его черед.
Он жестом велел ей подняться, потом с нетерпением, не вполне притворным, подойти ближе. Она дошла до середины лодки и остановилась перед ним; судя по лицу, Роуз пыталась думать о вещах прозаических и практических. Она протянула к нему руки.
Дункан подхватил ее под мышки и поднял в воздух.
Роуз задохнулась и прижалась к нему. Дункан вынул ее из лодки, словно ребенка, потом повернулся к мосткам. Но он не поставил ее на мостки. Мостки были узкими, они шли вдоль стены лодочного сарая. Держа Роуз перед собой, не давая ей коснуться досок ногами, Дункан повернулся, сделал шаг – и прижал ее к стене.
Роуз широко распахнула глаза. Заглянула в его глаза и осознала всю грозящую ей опасность.
– Дун… – только и успела она сказать перед тем, как он впился губами в ее губы.
Его губы обожгли ее.
А он разжигал ее все сильнее и сильнее.
Роуз попыталась держаться надменно, попыталась держаться твердо, попыталась сохранить самообладание… но ей ничего этого не удалось. Губы его были властны и требовательны. Он безжалостно завладел всеми ее мыслями, не давая им воли, заставив смятенную, объятую ужасом, немыслимо возбужденную Роуз полностью сосредоточиться на поцелуе. Сосредоточиться на том, как растаяли их губы, охваченные жаром, как обжигает рот его язык, какие крепкие у него грудь и бедра, прижимающиеся к ее податливому телу. Он искусно возбуждал ее, искушал, она была точно в плену, лишенная возможности думать, действовать – ей предоставили только возможность чувствовать.
Мысль о физическом сопротивлении не приходила Роуз в голову. Схватившись руками за его плечи, она пыталась оторваться от него, до какой-то степени восстановить равновесие и обнаруживала, что мысли разбегались, чувства кружились, подхваченные каким-то водоворотом.
Дункан все более возбуждающими поцелуями не давал ей выбраться из этого водоворота, пылкость их нарастала, пока Роуз не почувствовала, что проигрывает битву с пожаром, вышедшим из-под контроля. Пламя жадно лизало ее то здесь, то там – едва погасив его в одном месте, она обнаруживала, что оно уже разгорелось в другом.
Дункан одержал верх. Она пылала, она отвечала на его поцелуи с не меньшим пылом, с не меньшей страстью, с такой же бешеной и отчаянной порывистостью. Их губы вдавливались друг в друга, языки бешено переплетались, и это еще больше усиливало телесное вожделение.
Тогда он наконец поставил ее на ноги. Он опускал ее, пока кончики ее туфель не коснулись досок, потом раздвинул ей ноги своими крепкими ногами и твердо стал между ними. Она застонала, он с наслаждением впитал в себя этот стон, а потом углубил поцелуй.
И обхватил ладонями ее груди.
Она таяла – иначе нельзя описать то ощущение, ту волну жаркого желания, которая охватила ее. Он сжимал пальцы, он мял, ласкал – все с большим знанием дела. Она выгнулась, отдавая себя этим пальцам, отдавая себя ему, ни о чем не думая, ничего не соображая; страсть полностью поглотила ее. Впившись пальцами в его волосы, Роуз прижималась к нему; ей показалось, что она слышит его стон. Он выпустил груди, скользнул руками вниз по телу.
Немыслимое желание сотрясло ее – непреодолимый порыв обхватить его ногами. Юбки мешали, они спасли ее от этого слишком откровенного телодвижения, но она знала, что Дункан понял, чего ей хочется.
Это-то и спасло; он медленно оторвался от ее губ, уменьшил и потушил огонь, задул его полыхающие языки, и она поняла, что так и нужно. Все сомнения, в которые она, возможно, была склонна углубиться, были отставлены в сторону, когда она открыла глаза и посмотрела в его глаза, потемневшие и горящие. Его губы-злодейки под конец вырвались из-под его власти; он наклонил голову и в последней ласке легко провел ими по ее губам, распухшим и ноющим, потом отодвинулся и заглянул в глаза.
Заглянул, насмешливо и дразняще выгнув темную бровь.
– Мы должны помнить, где находимся.
Эти слова прокатились раскатами; Роуз едва удалось удержаться от удивленного возгласа. Она хорошо знала, где находится в настоящий момент. Между его ногами.
Бросив на нее еще один насмешливый взгляд, Дункан отступил. Роуз ни на что не была способна в данный момент – только смотреть на него, пытаясь осмыслить все происходящее, пытаясь вернуться к реальности, потому что мир перевернулся с ног на голову.
Дункан, конечно, молча смотрел на нее – точно очень крупный дикий кот. Голова все еще кружилась, но Роуз не могла отвести от него глаз. Она почти что предложила ему то, чего никогда не предлагала ни одному мужчине. Она не могла поверить в это, не могла это осмыслить – не могла понять, какая сила довела ее до такого, лишив здравого смысла. Перед ней стоял Дункан, и все же это был не Дункан.
Это был не тот юноша, вместе с которым она выросла, – и разница между двумя этими людьми была вопиющей.
Прежде чем она успела довести эту мысль до логического вывода, вдали прозвучал гонг, призывающий к ленчу.
Дункан усмехнулся – этакое воплощение мужской порочности – и подал Роуз руку.
– Я бы предпочел вас, а не холодную закуску, но думаю, что нам нужно идти.
Роуз очнулась, она отказалась от предложенной руки.
– Пожалуй.
И направилась к дому. Она шла вверх по склону, постоянно ощущая присутствие Дункана, который крадущейся походкой шел рядом.
Он был опасен. Опасность, исходящая от него, была разлита в воздухе, и от ощущения этой опасности нервы Роуз были натянуты до дрожи. Он был опасен в том смысле, в каком подобные ему мужчины опасны для женщин, подобных ей. Роуз поняла это после того, как он поцеловал ее на террасе; теперь это подтвердилось, и сомнений больше не осталось.
Как он теперь смотрит на нее, она не могла себе представить – и еще меньше могла вообразить, что он будет делать дальше. Может, он просто издевается над ней, поняв, что теперь у него появилась такая возможность? Отплачивает за все те годы, когда она безжалостно издевалась над ним?
В этом отношении он так же безжалостен, как и она; при мысли об этом Роуз задрожала еще сильнее.
И тут в ее смятенной голове пробежала незваная мысль; Роуз чуть было не фыркнула от возмущения. Вероятно, она все еще не в себе, иначе ей никогда не пришло бы такое в голову. Она не может интересовать Дункана как предполагаемая жена, она совершенно не годится ему в жены.
Она знала это всю жизнь, она никогда не думала иначе. Дункан непременно должен жениться на воплощенном совершенстве. Даже Кларисса не дотягивает до его требований. Но он будет искать дальше, и в один прекрасный день найдет ее – совершенную жену. Он не может не быть настойчивым, упорным, он не может смириться с неудачей – взять хотя бы его старания спасти Баллинашилз.
Он найдет себе совершенную жену, и это прекрасно. Но это не объясняло, не давало никакого ключа к тому, как он собирается поступить с Роуз. А она не может больше иметь с ним дело; она ему не пара, у нее нет опыта, который она могла бы ему противопоставить.
У нее нет ключа к его мыслям, к его намерениям, к тому, что он собирается делать.
Перед ними возвышался дом. Роуз подняла голову, расправила плечи и даже не посмотрела на Дункана. Вернуться назад, в прежние времена, к прежним отношениям казалось теперь немыслимым. Придется держаться с ним единственно возможным для нее способом.
Избегать его – и если удастся, всю жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Роза в цвету - Лоуренс Стефани

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

Ваши комментарии
к роману Роза в цвету - Лоуренс Стефани



Очень милая и даже в чём-то жизненная история: они знакомы с детства, всегда вместе играли, вздорили, затевали приколы, и вот прошло время и уже будучи почти зрелыми решили связать свои судьбы с другими, но детстские игры переросли в нечто большее...
Роза в цвету - Лоуренс СтефаниItis
28.10.2013, 5.51





нормальный роман. на 8 балов
Роза в цвету - Лоуренс СтефаниМарина
29.10.2013, 20.49





Красиво!!!!!
Роза в цвету - Лоуренс СтефаниNina
7.09.2016, 19.26





Красиво!!!!!
Роза в цвету - Лоуренс СтефаниNina
7.09.2016, 19.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100