Читать онлайн Предложение повесы, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Предложение повесы - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.09 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Предложение повесы - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Предложение повесы - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Предложение повесы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Она вызывающе вздернула подбородок — изящный маленький подбородок:
— Я притворилась жокеем в вашей конюшне, чтобы…
— Что за дурацкая выходка! Какого дьявола…
— Это не выходка! — Ее голубые глаза сверкнули, лицо приняло воинственное выражение. — Я делаю это ради генерала!
— Ради генерала? — Генерал сэр Гордон Кэкстон был соседом и наставником Демона и опекуном Фелисити… Флик. — Уж не хочешь ли ты сказать, что генералу об этом известно?
— Конечно же, нет!
Флинн нервно переступил с ноги на ногу. Стиснув зубы, Демон дожидался, пока Флик успокаивала гнедого.
— Это все из-за Диллона.
— Из-за Диллона?
Флик с Диллоном, сыном генерала, были ровесниками. Демон помнил этого темноволосого юнца, который расхаживал по дому генерала, напуская на себя важный и гордый вид.
— Диллон в беде.
Демону показалось, будто она хотела сказать «снова в беде».
— Он оказался связанным с шайкой мошенников на скачках.
— Что?
От громкого голоса конь шарахнулся, и его опять пришлось успокаивать. А у Демона, когда он услышал о шайке мошенников, мурашки побежали по телу.
Флик хмуро посмотрела на него:
— Они платят жокеям, чтобы те придержали лошадь или помешали кому-то.
— Я знаю, как мошенничают на скачках. Но ты-то зачем в это влезла?
— Я не влезла!
— А зачем в таком случае вырядилась парнем?
Ее голубые глаза гневно сверкнули.
— Не перебивайте меня, тогда отвечу!
Стиснув зубы, Демон умолк. После напряженной паузы Флик кивнула и задрала свой курносый носик.
— Несколько недель назад к Диллону подошел какой-то человек и попросил передать одному жокею распоряжения насчет первых скачек в этом сезоне. Диллон согласился, решив, что это сулит забавное приключение, но выполнить просьбу не смог — простудился, и мы с миссис Фогарти чуть ли не насильно держали его в постели. Даже одежду забрали. Он, разумеется, ничего нам не рассказал. Тогда не рассказал. — Она вздохнула. — В общем, Диллон, сам того не желая, подвел человека, работавшего, как оказалось, на какой-то синдикат, целую группу людей. В результате этот синдикат потерял кучу денег. Диллона пришли искать какие-то люди — довольно грубые. К счастью, Джейкобс и миссис Фогарти сказали, что Диллон уехал. Так что теперь он скрывается, опасаясь за свою жизнь.
Демон присвистнул. Насколько он знал людей, занимающихся мошенничеством на скачках, у Диллона были причины для опасений. Он посмотрел на Флик:
— Где он скрывается?
Она выпрямилась, глядя на него в упор:
— Я вам скажу, но лишь при условии, что вы согласитесь нам помочь.
Демон посмотрел на нее еще более сурово и раздраженно.
— Разумеется, помогу! — За кого она его принимает? Он тихо чертыхнулся. — Каково будет генералу, если его единственного сына обвинят в мошенничестве на скачках?
Флик, судя по выражению ее лица, немного успокоилась. Она была по-дочернему предана генералу, буквально души в старике не чаяла. Как и сам Демон.
— Вот именно. А это вполне возможно, поскольку мошенник, обратившийся к Диллону, наверняка знал, чей он сын.
Генерал пользовался непререкаемым авторитетом по всем вопросам, касавшимся разведения английских и ирландских чистокровных лошадей, и на скачках его слово было законом. Синдикат знал, что делает.
— Так где же скрывается Диллон?
Флик снова бросила на него пытливый взгляд.
— В полуразрушенном коттедже на дальней стороне вашего поместья.
— На моей земле?
— Там безопаснее, чем в поместье Кэкстонов.
В этом не было сомнений: все поместье Кэкстонов состояло из дома и парка, в котором он находился. Генерал, поместил свой капитал в доходные бумаги, не желая заниматься фермами. Он продал свой земли много лет тому назад — часть их приобрел Демон. Он посмотрел на флик, которая непринужденно сидела верхом на Флинне:
— Мои кони, мой коттедж… Чем еще ты воспользовалась?
Она промолчала, лишь слегка покраснела. Демон невольно обратил внимание на то, какая у нее чудесная кожа. Она напоминала тончайший шелк цвета слоновой кости, а теперь стала походить на лепестки розы. О такой натурщице мечтает любой художник. У Боттичелли слюнки бы потекли. Он вспомнил картины этого мастера с ангелами в полупрозрачных одеждах и представил себе Флик в таком же облачении. Интересно, как будет выглядеть эта кожа, если тело Флик будет охвачено страстью.
Боже правый, что ему лезет в голову! Флик — подопечная генерала, почти ребенок. Сколько ей лет? Он нахмурился:
— Но все сказанное тобой никак не объясняет того, что ты здесь делаешь в этом наряде, выезжая моего лучшего коня.
— Я надеюсь опознать того человека, который обратился к Диллону. Диллон встречался с ним по ночам и не смог как следует разглядеть. Теперь, когда он не может использовать Диллона как своего посыльного, ему придется связаться с кем-то еще, способным вести разговор с жокеями.
— Значит, ты по утрам и вечерам торчишь в моих конюшнях в надежде на то, что этот человек обратится к тебе? — Он с ужасом воззрился на нее.
— Не ко мне. К кому-нибудь другому, например, к конюхам, которые знакомы со всеми жокеями. Я здесь для того, чтобы следить за этим.
Демон продолжал смотреть на нее. В этой истории концы с концами не сходятся. Придется требовать от Флик дополнительных объяснений.
— А как, черт подери, тебе удалось убедить Карразерса взять тебя на работу? Или он ничего не знает?
— Конечно, не знает! Никто не знает. Но наняться на работу было легко. Я слышала, что Икли исчез. Диллону сказали, что Икли согласился в этом сезоне работать на синдикат, но в последний момент передумал. Поэтому они и обратились к Диллону. Так я узнала, что Карразерсу нужен работник. Оделась соответствующим образом и пришла к Карразерсу. В Ньюмаркете всем известно, что Карразерс дальнозоркий, вблизи плохо видит, и я была совершенно спокойна. Стоило ему увидеть, как я езжу верхом, и он меня нанял.
Демон проглотил скептический смешок.
— А остальные — конюхи, жокеи — тоже дальнозоркие?
Флик бросила на него снисходительный взгляд:
— А вы когда-нибудь замечали, чтобы конюхи или тренеры смотрели друг на друга в конюшне? Они смотрят только на лошадей. Я все время у них на глазах, но они меня просто не видят. Вы единственный обратили на меня внимание, — с упреком произнесла она.
У Демона едва не вырвалось, что только мертвый может не заметить ее. Не стал он говорить и о том, что ждало ее, если бы она вздумала разоблачить шайку мошенников. При одной лишь мысли об этом он содрогался.
В так называемом синдикате в грош не ставили человеческую жизнь. Ведь неизвестно, куда делся Икли. Демон поклялся себе во что бы то ни стало выяснить это. А Флик не придумала ничего лучшего, как занять место Икли. Глядя на ее полное решимости, открытое лицо, Демон готов был немедленно уволить ее, но вовремя вспомнил, как решительно она вздернула подбородок. Изящный, нежно очерченный и в то же время слишком упрямый.
Она еще очень многого не знает и не понимает. Кони начали остывать, солнце медленно садилось. Флинн беспокойно переступил с ноги на ногу. Демон глубоко вздохнул.
— Давай вернемся, а потом я пойду повидаться с Дилло-ном.
Флик кивнула и пустила Флинна шагом.
— Я пойду с вами. Ну… мне все равно туда нужно. Я там переодеваюсь и меняю лошадей.
— Лошадей?
Она неуверенно посмотрела на него:
— Не могла же я являться на работу верхом на Джессами. Чтобы все обратили внимание.
Демон вспомнил, что Джессами — чистокровная изящная кобыла с безупречной родословной. Генерал купил ее в прошлом году. Оказывается, для Флик. Он посмотрел на нее:
— И?..
Она вздохнула и отвела взгляд.
— И я беру старого конька, который пасется у вас в заднем загоне. Пускаю его только медленным галопом, да и то редко. Берегу его.
Флик подняла глаза, и он удержал ее взгляд.
— Что еще ты взяла?
Голубые глаза округлились.
— Пожалуй, больше ничего.
— Ладно. Мы вернем этих коней в конюшню, потом ты сядешь на своего и уедешь. Я отправлюсь в экипаже, заеду домой и уже верхом тебя догоню. Встретимся у разбитого молнией дуба на дороге в Лидгейт.
Флик кивнула.
— А теперь давай поспешим.
Она наклонилась вперед, легко перевела Флинна с шага на рысь, а потом в галоп.
Он стоял, глядя ей вслед, потом, чертыхнувшись, дал коню шенкеля и поскакал следом.


Он добрался до разбитого дуба раньше ее.
К тому времени когда она подъехала на старом коньке, Демон уже принял решение: чем бы ни закончился его разговор с Диллоном, Флик должна понять, что с этой минуты решения принимает он. Она попросила его о помощи и получит ее — но на его условиях.
Когда она подъехала к нему, ее взгляд устремился на его коня — серого гунтера с очень выразительной кличкой Иван Грозный. Это было гордое и величественное животное с гадким, смертельно опасным характером. При приближении конька Иван начал косить глазом и рыть копытом землю.
Конек был слишком стар, чтобы обращать на это внимание. Зато Флик удивленно подняла брови и критически осмотрела стати Ивана.
— Я точно знаю, что никогда его не видела!
Демон не ответил. Он терпеливо дожидался, пока она закончит разглядывать его коня и посмотрит наконец на него. Лишь тогда он улыбнулся:
— Я купил его в конце прошлого года.
Устремленные на него глаза Флик округлились. Она только и могла прошептать: «О!» — и отвела взгляд.
Дальше они поехали рядом. Конек спокойно трусил по дороге, в то время как в каждом шаге Ивана сквозило презрительное нетерпение.
— Что вы сказали Карразерсу? — спросила Флик, искоса глядя на него.
Когда они вернулись, Карразерс, подбоченившись, стоял в дверях конюшни. Из-за спины Флик Демон махнул ему рукой, требуя посторониться. Карразерс отошел, изумленно глядя на обоих. К этому времени в конюшне, кроме Карразерса, оставался только ночной конюх.
Передав своего коня конюху, Демон пошел умиротворять Карразерса.
— Я сказал ему, что знал тебя маленьким озорником и ты испугался, что я немедленно тебя уволю. — Сумерки сгущались. Они ехали довольно медленно, чтобы не загнать старого конька. — Но, увидев, как ты держишься в седле, и узнав, что ты жаждешь работать с моими лошадьми, я согласился тебя оставить.
Флик нахмурилась:
— Вернувшись, он едва не вытолкал меня из конюшни. Сказал, что сам отведет Флинна, и приказал немедленно отправляться домой.
— Я упомянул, что знаком с твоей больной матерью, которая сильно тревожится за тебя, велел Карразерсу не задерживать тебя допоздна на работе, чтобы ты возвращалась домой еще засветло.
Демон ощутил на себе подозрительный взгляд Флик, лишний раз убедившись в том, что правильно поступил, умолчав о других указаниях, которые дал тренеру. Карразерс, который, к счастью, был не слишком любопытен и болтлив, молча уставился на него и, пожав плечами, согласился.
Они свернули с дороги на тропу между двух полей. Конек, почувствовав близость дома и ужина, перешел на рысь. Иван, вынужденный идти с той же скоростью, каждые несколько ярдов начинал мотать головой, дергая поводья, выражая тем самым свое недовольство.
— Он явно застоялся, — заметила Флик.
— Я потом дам ему пробежаться.
— Странно, что вы до сих пор этого не сделали.
Демон пропустил ее ядовитый ответ мимо ушей.
— Он был здесь, а я — в Лондоне. А ездить на нем могу только я.
— О!
Флик подняла голову и стала смотреть вперед, туда, где тропа уходила в перелесок.
Демон наблюдала за ней из-под полуопущенных ресниц. Она осмотрела его коня так внимательно, что, наверное, запомнила все его особенности, а на него самого едва взглянула. Иван, конечно, красивое животное, как и остальные его лошади, однако Демон считал, что заслуживает большего внимания.
И дело даже не в том, что она на него не смотрела. Его мужское чутье, обострившееся за долгие годы холостяцкой жизни, подсказало ему, что ехавшая рядом с ним женщина не питает к нему ни малейшего интереса. И это показалось ему странным. Очень даже странным.
Зато его внимание к ней непостижимым образом возросло. Впрочем, ничего удивительного. Он прирожденный охотник. Если добыча не пытается укрыться, он, по крайней мере та часть его существа, которая повинуется прежде всего инстинктам, видит в этом вызов.
Что в данном случае нелепо.
Флик, выросшая в сельской тиши, не может ощущать к нему влечение, тем более что знает его всю жизнь.
Демон нахмурился и натянул поводья, не разрешив Ивану рвануться вперед. Серый фыркнул. Демон едва не последовал его примеру.
Он никак не мог вспомнить, сколько ей лет. Взглянул на нее, незаметно проверяя детали, которые уже отметил. Она всегда была маленькой и хрупкой. В ее новом облике он видел ее только в седле, но скорее всего она едва достает ему до плеча. Ее фигура оставалась тайной, если не считать явно женственного зада. Все остальное скрыто под одеянием конюха. Невозможно определить, перетянута ли у нее грудь, но сложена она пропорционально. Худенькая, стройная… Она может оказаться прелестной.
Возвращаясь в конюшню, она снова спрятала почти все лицо под шарфом, а волосы — под кепкой. Видно было, что они по-прежнему ярко-золотистые. Несколько коротких прядок выбились сзади из-под кепки, сияя на воротнике, словно золотая канитель.
Демон заставил себя смотреть вперед и недовольно нахмурился. Его тревожило, что он многого о ней не знал, но еще больше — что хотел узнать, а ведь это Флик, подопечная генерала!
Он с шести лет учился у генерала сэра Гордона Кэкстона всему, что касалось лошадей. Старался проводить с ним как можно больше времени, особенно интересуясь разведением чистокровных лошадей. Только благодаря генералу Демон стал одним из ведущих конезаводчиков Британии.
Он был многим обязан старику и знал, что никогда об этом не забудет. Наконец он выехал к старому коттеджу.
Когда-то здесь жил один из его арендаторов, но теперь здание больше напоминало развалины, непригодные для жилья. Лишь при внимательном рассмотрении можно было заметить, что крыша над главной жилой комнатой цела и стены пока еще не рухнули.
Махнув рукой, Флик поехала за коттедж. Демон последовал за ней и оказался на поросшей травой лужайке, окруженной деревьями. Их встретило резкое ржание. Флик поторопила конька. На другом краю лужайки Демон увидел на длинной привязи Джессами — красивую золотистую кобылку со светлыми гривой и хвостом.
Иван тоже увидел Джессами и трубно заржал. Только превосходная реакция спасла Демона от позорного падения. Выругавшись, он обуздал Ивана и направил на другой конец поляны.
Спешившись, Демон крепко привязал Ивана к большому дереву и приказал жеребцу хорошо себя вести. Жеребец притих, но не сводил горящих глаз с противоположной стороны поляны.
Флик тем временем отпустила конька, бросила седло на бревно и погладила Джессами, обожавшую свою хозяйку. Затем снова махнула рукой и пошла вдоль стены коттеджа.
Тихо ворча, Демон двинулся за ней, но, обогнув коттедж, потерял Флик из виду. Пристройка к домику была настоящей развалиной, как и сам домик. Одна стена рухнула, половины крыши не было. Флик нырнула в дыру, служившую дверью. Услышав ее голос, Демон пригнулся и, с трудом протиснувшись в узкий пролом, бесшумно прошел по обломкам и оказался в коттедже.
Флик склонилась над Диллоном Кэкстоном, который сидел за ветхим столом, кутаясь в пледы. Когда Демон вошел, выпрямилась, приложив ладонь ко лбу Диллона.
— Жара у тебя нет.
Диллон не ответил. Его глаза, большие и темные, обрамленные длинными ресницами, были устремлены на Демона. Кашлянув, он перевел взгляд на Флик, затем снова на Демона.
— Э-э… Приветствую вас. Заходите! Тут холодновато, но мы не решаемся зажигать огонь.
Мысленно отметив, что этот коттедж его собственность, Демон молча кивнул. В этих равнинных местах дым виден издалека и его источник определить нетрудно. А дым, поднимающийся над местом, которое считается необитаемым, обязательно привлечет к себе внимание. Не отпуская взгляда Диллона, который все больше и больше робел, Демон прошел к столу, опустился на табуретку, надеясь, что она достаточно прочная и не рухнет под ним.
— Флик говорила, что с некоторыми джентльменами в округе тебе не хотелось бы встречаться.
Бледные щеки Диллона слегка покраснели.
— Э-э… да. Флик сказала, что вы согласились помочь. — Изящной рукой он отбросил прядь волос, по-байроновски упавшую на лоб, и обаятельно улыбнулся. — Нет слов, чтобы выразить вам мою благодарность.
Демон еще секунду смотрел в невинные глаза Диллона. Он не стал говорить, что решил помочь ему исключительно ради генерала и Флик, сам же, являясь владельцем скаковых лошадей, предпочел бы обратиться к судье.
Диллон бросил взгляд на Флик. Она смотрела на Демона, чуть хмуря брови.
— Флик не сказала, что именно она вам говорила.
— Вполне достаточно, чтобы я разобрался в ситуации.
Положив руки на стол, Демон пытливо посмотрел на Диллона, и в душу его закралось подозрение. Флик рассказала Демону то, что услышала от Диллона. Но так ли в действительности обстояло дело?
И Демон с дружеской улыбкой обратился к Диллону:
— Мне хотелось бы услышать о случившемся от тебя самого. Начнем с твоей встречи с тем типом, который попросил тебя об услуге.
— Что именно вы хотите знать?
— Как, когда и где это было. Что он говорил.
— Это было почти три недели тому назад. Незадолго до первых скачек сезона.
— Что значит «незадолго»?
— За два дня.
— За два дня? — Демон поднял брови. — Слишком короткий срок, чтобы фальсифицировать результат скачек, тебе не кажется? Обычно синдикат делает это заблаговременно. Ведь в деле задействовано довольно много букмекеров и вообще тех, кто так или иначе связан со скачками.
Диллон опустил глаза. Потом с улыбкой посмотрел на Демона:
— В самом деле? А ведь и правда: тот человек сказал, что они собирались поручить это кому-то другому. Некоему Икли, он работал у вас в конюшне. Но тот отказался. И они стали искать замену.
— И обратились к тебе. Почему?
— Не знаю, — пожал плечами Диллон. — Наверное, потому, что я знаю многих жокеев и могу встретиться с кем надо.
Флик с укоризной посмотрела на Диллона:
— Зачем тому человеку понадобился посредник? Ведь ты мог назвать ему нужного жокея, а разговор вел бы он сам.
Диллон на минуту задумался, потом покачал головой:
— Не понимаю, о чем вы.
— Тебя не удивило, зачем этому человеку вообще понадобился посредник, — Демон поймал взгляд Диллона, — если его просьба совершенно невинна?
Диллон снова продемонстрировал свою коронную улыбку:
— Видите ли, нельзя назвать эту просьбу невинной.
— О, я вижу, — заверил его Демон. — Но ведь ты не знал об этом до того, как они тебя наняли, так?
— Ну… не знал.
— Тогда почему ты не сказал тому, кто к тебе обратился, где он может найти нужного ему жокея, а согласился посредничать?
— Ну, потому что ему просто не хотелось, чтобы его видели. Ну… нет.
Демон снова поймал взгляд Диллона.
— Вот именно. Нет. Сколько они тебе заплатили?
Диллон побледнел, в глазах мелькнул страх.
— Не понимаю, о чем вы… Демон в упор посмотрел на него:
— Сейчас не время лгать. Сколько тебе заплатили?
Диллон вспыхнул.
Флик вскочила.
— Ты взял деньги? — Табуретка с грохотом упала. — Взял деньги за то, что поможешь им фальсифицировать результат скачек?
Возмущение Флик не произвело на Диллона ни малейшего впечатления.
— Всего полсотни. За одну услугу. Потом я отказался им помогать. Они наняли Икли.
— Потом?! — воззрилась на него Флик. — И как долго ты оказывал им такие услуги?
Диллон надулся. Флик обеими руками оперлась о стол и посмотрела ему в глаза:
— Диллон, сколько времени ты брал у них деньги?
— С прошлого лета.
— С прошлого лета? — Флик резко выпрямилась. — Боже правый! Зачем? — Она во все глаза смотрела на Диллона. — Что на тебя нашло?
Демон молчал. Флик куда лучше удавалась роль ангела мщения.
Диллон отодвинулся от стола.
— Деньги были нужны.
Он криво усмехнулся.
— Разве генерал не назначил тебе вполне приличное содержание?
Диллон деланно рассмеялся и отвел взгляд.
— Но если тебе понадобились деньги, мог бы попросить. У меня всегда достаточно… — Она осеклась. — Ты снова играл на петушиных боях, да? — с презрением спросила Флик. — Ведь отец тебе запретил!
Она задохнулась от ярости и лишь махнула рукой.
— В петушиных боях нет ничего плохого, — обиженно возразил Диллон. — Можно подумать, я один на них хожу. Он взглянул на Демона, ища поддержки.
— Нечего на меня смотреть, — заявил Демон. — Я их не терплю.
— Это мерзко! Ты мне отвратителен! — Флик стремительно повернулась и сгребла кучу одежды, лежавшей на старом комоде. — Пойду переодеваться.
Прежде чем она удалилась в пристройку, Демон успел заметить синий бархат модной амазонки.
В комнате воцарилось молчание. Демон наблюдал за Диллоном, который ерзал на месте, видимо, пытаясь что-то сказать, но никак не мог решиться. Тогда Демон негромко произнес:
— Мне кажется, тебе пора рассказать нам все.
Рисуя на столе кончиком пальца круги, Диллон судорожно вздохнул.
— Я работал на них всю осень, задолжал одному ростовщику, и тот грозил пойти к генералу, если я с ним не расплачусь до зимы. Мне позарез нужны были деньги. Как раз тогда меня и нашел человек из синдиката. — Он помолчал и добавил: — Думаю, это ростовщик навел его на меня.
Демон подумал, что это вполне вероятно.
Диллон пожал плечами:
— В общем, это было достаточно просто. Легкие деньги, решил я.
Из пристройки донесся сдавленный вскрик, и Диллон покраснел.
— В прошлом году это было так легко. Несколько недель назад я отказался. Человек из синдиката сказал: «Посмотрим». На том разговор и закончился. Я думал, он больше не появится, но за два дня до первых скачек этого года он меня разыскал. На петушиных боях.
Из пристройки снова донесся вскрик, выражавший изумление, досаду и ярость.
Диллон поморщился.
— Он сказал, что Икли отказался и мне придется работать до тех пор, пока они не найдут «подходящую замену». — Немного помолчав, он добавил: — То есть человека, на которого можно давить. Он мне прямо сказал, что, если я откажусь, они сообщат властям о том, что я делал, и доведут до всеобщего сведения, что я — сын генерала. Пришлось согласиться и взять деньги. Потом я заболел.
Демон уже готов был пожалеть юнца, но мысль о генерале и разочарованный вздох Флик у него за спиной вытеснили жалость из его сердца.
Диллон устало повел плечами.
— Это все. — Он посмотрел Демону в глаза. — Могу поклясться. Если вы мне поверите.
Демон не ответил. Положив руки на стол, он сдвинул кончики пальцев. Пора было брать инициативу в свои руки.
— Мы будем скрывать тебя от шайки мошенников, с которыми ты связался, пока не найдем и не разоблачим хотя бы одного из них и не соберем достаточно доказательств, чтобы ты мог явиться с ними к судье. Если ты скажешь, что всего лишь пешка, что тебя втянули в эту историю, можешь рассчитывать на снисхождение.
Он посмотрел на Диллона. Тот побледнел, но глаз не отвел. Подождав несколько секунд, Демон выразительно приподнял брови. Диллон судорожно сглотнул.
— Согласен.
— Итак, необходимо установить, кто с тобой связывался. Флик сказала, что ты ни разу не смог его как следует рассмотреть.
Диллон кивнул:
— Да. Он всегда был очень осторожен. Подходил ко мне только в темных местах.
— Какого он роста и сложения?
— Среднего или, скорее, высокого, плотного телосложения. Голос у него грубый, весьма характерный. Произношение лондонское.
Демон кивнул и задумался.
— Идея Флик — единственный разумный путь. Нам придется наблюдать за ипподромами и конюшнями, следить, кто будет подходить к жокеям. Беру это на себя.
— Я буду помогать.
Эти слова прозвучали у него за спиной. Демон оглянулся и был так потрясен, что даже поднялся со стула. К счастью, Флик в это мгновение смотрела на Диллона, что позволило Демону справиться с собой. Когда Флик перевела взгляд на него, лицо его было совершенно бесстрастно.
Он не ошибся в своем предположении: она действительно была ему до плеча. Золотые кудри ореолом обрамляли ее лицо. Он впервые увидел ее без шарфа и кепки и обомлел. Ее обтянутая синим бархатом фигурка была безупречна.
Стройная и подтянутая, но со всеми полагающимися округлостями и необычайно женственная. Теперь он мог точно сказать, что грудь она перетягивала, иначе ее нельзя было бы принять за паренька. Ступая легко и изящно, она вернулась в комнату и положила аккуратно свернутый костюм на комод.
Он моргнул и вспомнил, что ему надо дышать.
Она походила на ангела, одетого в синий бархат.
На все еще очень сердитого ангела. Не обращая внимания на Диллона, она повернулась к Демону:
— Я буду следить за вашей конюшней. А вы можете вести наблюдения в других конюшнях и там, куда я попасть не смогу.
— В этом нет никакой нужды…
— Наблюдения помогут его обнаружить. Вы, как владелец, не услышите того, что услышу я. — Она смело посмотрела ему в глаза. — Если они хотели нанять Икли, значит, попытаются придержать одного из ваших коней. У вас в этом сезоне немало фаворитов.
«И среди них Флинн», — подумал Демон.
— Это верно, — поддержал ее Диллон. — В Ньюмаркете немало мест, за которыми следует следить, а Флик там работает конюхом.
Демон бросил на него выразительный взгляд, но Диллон лишь пожал плечами:
— Опасность ей не грозит. Они ведь ищут меня.
Демон с трудом подавил желание пнуть Диллона ногой. А вдруг Флик вступится за него, поскольку право наказать Диллона оставляет за собой и не уступит его никому другому.
Диллон взглянул на Флик:
— Ты могла бы предложить свои услуги еще каким-нибудь конюшням.
Флик смерила его презрительным взглядом:
— Я останусь в конюшне Демона. А он пусть проверит остальные. — Ее голос звучал холодно и отчужденно.
— Можешь не помогать, если не хочешь, — капризно заявил Диллон.
Юнец не поднимал глаз от стола и не заметил, какие яростные взгляды мечет в него Флик.
— Давай расставим все по местам, — объявила она. — Я помогаю тебе только ради генерала. Если ты не сможешь оправдаться на суде, это причинит ему боль.
Она круто повернулась и вышла с гордо поднятой головой.
Демон чуть задержался и сказал Диллону, по-прежнему не отрывавшему глаз от стола:
— Никуда не выходи, если тебе дорога жизнь. — Кивнув Диллону, он вышел следом за Флик в сгустившиеся сумерки.
Она седлала Джессами, и ее движения были быстрыми и резкими. Он не стал предлагать ей помощь, уверенный в том, что она может оседлать коня даже с завязанными глазами. Возможно, она и сейчас делала это не глядя.
Она буквально источала обиду, гнев и разочарование. Прислонившись к ближайшему дереву, Демон посмотрел в дальний конец лужайки, где Иван продолжал стоять в той же позе, в которой он оставил его час назад: не сводя глаз со своей новой возлюбленной.
Выгнув бровь, Демон повернулся к Флик. Ее голова едва была видна за крупом Джессами. Он полюбовался ее золотым нимбом, тонкими чертами лица.
Она была зла на Диллона, обижена за то, что он скрыл от нее правду, и потрясена услышанным. Но что будет, когда злость остынет? Они с Диллоном почти ровесники, вместе росли. Демон не знал, какую роль играет в ее жизни этот юнец, однако не сомневался в том, что она сказала правду.
Но неужели она рискует своей репутацией только ради генерала? Или ради Диллона тоже?
Он пытался определить это по выражению ее лица. Но не смог. В любом случае он будет всеми силами оберегать ее.
Он поднял голову и увидел, что в небе уже загораются звезды. И тут услышал тихое всхлипывание. Она очень долго возилась с подпругами.
— Он совсем еще молодой.
Демон не смог бы объяснить, почему вдруг ощутил потребность оправдывать Диллона.
— На два года старше меня.
Сколько же ей лет?
— Как вы думаете, что стало с Икли?
Демон ответил не сразу.
— Либо он затаился, и нам ни в коем случае не следует вытаскивать его из укрытия. Либо… мы никогда этого не узнаем.
Она тихонько вскрикнула.
Демон выпрямился. В сумерках он не мог разглядеть выражения ее лица. В эту минуту она отступила от Джесса-ми, отряхивая руки. Он обошел кобылу.
— Пока не найдем одного из мошенников синдиката, можешь работать у меня в конюшне.
Будь у него выбор, он непременно забрал бы ее из конюшни и из Ньюмаркета, пока опасность не останется позади. Но… он уже оценил ее упорство.
Флик повернулась к нему:
— Если вы попытаетесь от меня избавиться, я найду работу в другой конюшне. Их в Ньюмаркете хватает. Но его самая безопасная.
— Ты останешься на работе до моих дальнейших распоряжений, пока не обнаружат связного из синдиката. Будешь выезжать коней по утрам и вечерам. Больше ничего.
— Только в это время на пустошь и пускают посторонних. И это очень важно.
Трудно было с ней не согласиться.
Демон собирался подсадить ее в седло, как это принято, подставив руки. Но вместо этого он взял ее за талию и поднял.
Желание мгновенно разлилось по телу. Лишь огромным усилием воли ему удалось посадить ее в седло и поддержать стремя, пока она устроит в нем затянутую в сапожок ножку. А не стащить ее вниз, в свои объятия.
Желание уложить ее к себе в постель овладевало им все сильнее.
Это было как удар копытом норовистой чистокровки, он даже задохнулся, его била дрожь. Подняв голову, он заметил, что Флик смотрит на него.
В следующее мгновение она нахмурилась и взяла поводья.
— Едем.
Демон чертыхнулся. Он стремительно пересек поляну и дернул поводья Ивана, только сейчас вспомнив, что они завязаны двойным узлом. Наконец он развязал его, вскочил в седло и поехал за ней.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Предложение повесы - Лоуренс Стефани



мне-нравится!!!стеф умничка
Предложение повесы - Лоуренс Стефанилёка
21.02.2012, 22.11





хороший роман ....................
Предложение повесы - Лоуренс СтефаниЛилия
19.06.2012, 16.11





Читала множество раз и все равно интересно
Предложение повесы - Лоуренс Стефанилюбовь
3.09.2013, 17.45





Как всегда легко читается, на миг забыла житейские проблемы
Предложение повесы - Лоуренс СтефаниАнет
9.01.2014, 19.08





Сногсшибательный роман... Невозможно оторваться от него!!!))))
Предложение повесы - Лоуренс Стефани******
31.05.2014, 21.46





А с Люцифером роман как назывался?
Предложение повесы - Лоуренс СтефаниЛуиза
15.04.2016, 9.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100