Читать онлайн Правда о любви, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Правда о любви - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Правда о любви - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Правда о любви - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Правда о любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Последний отрезок тропы, ведущей к бухте, спускался вниз по широкой кривой. Вырубленные в камне ступеньки помешали Джордану и Элинор бежать очертя голову. Несмотря на отчаянную необходимость спешить, они замедлили шаг.
Несчастная Жаклин лихорадочно втягивала воздух горящими легкими и то и дело спотыкалась в поисках хоть какого-то способа спастись. Голоса преследователей звучали все ближе. Джордан пока не собирался убивать ее: у него были далеко идущие планы ... но если эти планы рухнут, он не задумается уничтожить ее, хотя бы во имя мести.
Должно быть, он не в своем уме.
Она осторожно глянула вправо. Элинор теряла последние силы. В отличие от Джордана она была страшно испугана и охвачена паникой.
Взгляд Жаклин упал на кусты, окаймлявшие тропу. Они добрались до следующего поворота: вниз вели три ступеньки. Элинор стала спускаться первой, потянув за собой Жаклин. Джордан выпустил Жаклин и оглянулся.
И тогда Жаклин резко упала, вырвавшись из цепких пальцев Элинор и врезавшись при этом в ее бок. Та мгновенно потеряла равновесие, взвизгнула, взмахнула руками и упала спиной на боковую клумбу, засаженную большими кактусами.
Широко раскрыв рот, она на миг замерла и испустила оглушительный вопль. Кактусовые шипы впивались все глубже, разрывая юбки, раня спину и ноги.
Джордан в ужасе уставился на сестру, бессильный ей помочь. Потом, словно опомнившись, набросился на Жаклин, и она сделала вид, что оправдывается:
– Она слишком резко дернула, и я упала.
Его лицо исказил ось от гнева. Джордан размахнулся, и связанная Жаклин не сумела увернуться. Его ладонь с треском опустилась на ее щеку.
Джордан тем временем старался успокоить Элинор. Он схватил ее за руки и попытался вытащить из клумбы. Но Элинор визжала еще громче: освободиться не было никакой возможности.
Наконец Джордан отступился.
– Все в порядке. Ничего страшного, если ты останешься здесь: тебя и пальцем не тронут. Мне нужно добраться до Циклопов и заставить ее папашу согласиться на все, чего мы хотим. Как только они дадут письменное обещание, мы станем победителями и сможем иметь и делать все, что пожелаем.
Жаклин с трудом поднялась на ноги. Она слишком измучилась, чтобы бежать.
Джордан с бешеной злобой уставился на нее.
– Позже, – наспех бросил он Элинор, – сможешь отомстить ей, отходить кнутом, издеваться, как только в голову взбредет. Заставишь платить снова и снова: свяжешь, и пусть смотрит, что мы выделываем в постели. Она станет твоей рабыней. Мы будем вместе, и никто не сумеет нам помешать. Но сначала мне нужно дотащить ее до Циклопов.
Элинор в страхе раскрыла глаза и попыталась схватить его за руки.
– Нет! Не покидай меня!
Джордан раздраженно отмахнулся.
– Говорю же, я вернусь, – бросил он, стряхивая ее руки. – Мне нужно идти. Немедленно!
Элинор взвыла. Но Джордан, не обращая на нее внимания, взвалил Жаклин на плечо, обхватил ее ноги и направился к Циклопам.
Жаклин висела вниз головой, чувствуя, что в глазах темнеет. Сейчас она потеряет сознание. Она изо всех сил старалась сохранить ясность рассудка и даже уперлась связанными руками в спину Джордана.
Тот непрерывно сыпал проклятиями. Пока он тащил ее по последнему отрезку тропы, она успела увидеть наверху множество людей: кто-то остановился рядом с Элинор, другие стали спускаться вниз. К Циклопам вели две дороги, но вторая, вдоль южного гребня, занимала больше времени.
Прикинув расстояние, Жаклин поняла, что Джордан, даже с таким грузом, как она, доберется до Циклопов раньше спасителей.
Она закрыла глаза, глубоко вдохнула, ощутила соленый запах моря и подумала о Джерарде. Он обязательно придет за ней. Поэтому нужно держаться. Что бы ни ждало впереди, ей понадобятся силы.
Джерард и Барнаби замерли на крутом спуске к бухте.
За их спинами несколько садовников выпутывали всхлипывавшую Элинор Фритем из кактусового плена.
Перед ними, на вершине Циклопов, стоял Джордан Фритем, удерживая Жаклин на самом краю дыры-пропасти.
Все остальные собрались на тропе, в стороне от скалы. Среди толпы соседей стоял лорд Трегоннинг, тяжело опираясь на трость; даже с этого расстояния была заметна неестественная бледность его лица.
Но лорд Фритем выглядел куда хуже.
Поворот тропы скрывал Джерарда и Барнаби от глаз Джордана. Зато они сквозь бреши в листве наблюдали, как он торгуется за жизнь Жаклин.
Мимо них пробежал Митчел Каннингем, возвращавшийся в дом за пером и бумагой. Посланный лордом Трегоннингом по требованию Джордана, он наскоро объяснил, в чем дело.
Джордан пригрозил изуродовать Жаклин и, если отец не согласится на его требование, выколоть ей глаза. Если же кто-то посмеет прийти ей на помощь, он сбросит Жаклин в пропасть.
Джордан потребовал дарственную на Хеллбор-Холл и поместье, подписанную лордом Трегоннингом и засвидетельствованную всеми окружающими, а также согласие выдать за него Жаклин и отпустить вину за все совершенные ранее преступления.
Джерард уже исчерпал запас ругательств. В отличие от Барнаби.
– Молчи, – велел Джерард. – Слушай.
– Но в этом нет нужды, сынок. Отпусти Жаклин! – умолял лорд Фритем.
– Нужды? – презрительно бросил Джордан. – Всему виной ты, старик. Благодаря тебе все, что у меня осталось, – это нужда! Ты и мамаша промотали то жалкое наследство, которое по праву должно было достаться мне! И все из-за ваших чертовых увеселений! Вечно стараетесь сделать вид, что вы не беднее соседей! Мэнор заложен весь, до последнего камешка, думали, я не знаю? И что же осталось мне?! Должен же я обеспечить свое будущее! На денежки Жаклин мы с Элинор сможем жить в Лондоне, где нам давно подобает находиться! Больше мы не станем хоронить себя в деревне! Будем жить в столице, как короли, и оставим эти чертовы места! – с бешеной злобой прокричал Джордан.
Над головами кружили чайки, бесконечный шум прибоя служил странным фоном для этой зловещей сцены.
Начался прилив, скоро Циклопы станут выбрасывать высокие фонтаны воды, и подол Жаклин уже намок. Из дыры доносился глухой рокот, нарастающий с каждым новым ударом волн.
– Интересно, сколько у нас времени до того, как Циклопы разыграются по-настоящему? – прошептал Барнаби.
– Примерно полчаса, – раздался голос Мэтью.
Джерард обернулся. Мэтью и сэр Винсент успели добраться до них. Сэр Винсент тяжело дышал. Взгляд Мэтью был прикован к разворачивавшейся драме.
– Пройдет час, прежде чем Циклопы наберут полную силу. Но даже если он сбросит ее сейчас, она не спасется. Либо утонет, либо разобьется о скалы.
Он замолчал, услышав, что Джордан снова заговорил:
– Как только этот идиот Каннингем принесет перо и бумагу, вам останется лишь записать все, что я скажу, и заверить своими подписями. Я знаю всех вас, вы люди слова! – Он презрительно ухмыльнулся. – И сделаете все, что я скажу, только бы уберечь ее.
Он чуть ослабил хватку, Жаклин немедленно заскользила к страшному бездонному тоннелю.
Все громко, в один голос ахнули. Но тут же замолчали, когда Джордан рассмеялся и снова подхватил девушку.
– Вот так! – завопил он, размахивая ножом у ее щеки. – Не забывайте: держитесь подальше. Уверен, что Каннингем скоро будет здесь.
Никто не пошевелился. Никто не ответил.
– Он спятил? – спросил Барнаби. – Граф не обязан держать слово, данное при подобных обстоятельствах.
– Он в полном рассудке, – мрачно заверил сэр Винсент. – Только представьте скандал, вызванный судебным процессом из-за расписки, заверенной уважаемыми свидетелями!
– О Боже!..
Мэтью схватил Джерарда за руку и показал на море:
– Смотрите!
Неожиданно налетевший летний шквал грозил катастрофой. Штормовая темно-серая стена надвигалась на берег, словно пожирая голубое небо. Волны тоже приобрели свинцовый цвет, только верхушки оставались белыми. Все усиливавшийся ветер подгонял их к Циклопам.
– Все пропало! – крикнул Мэтью. – Их накроет волнами.
Он снова показал на две фигурки, стоявшие спиной к надвигавшейся опасности.
– Джордан не знает! Циклопы оживут гораздо раньше, чем он ожидает, и никому не дадут пощады. Что, если он разожмет руки?
Сэр Винсент выругался.
– Нужно сказать ему ...
– Нет, – покачал головой Барнаби. – Его не вынудишь отойти от Циклопов ... это его оружие. Без него, вооруженный только маленьким ножичком, он ничего не сможет сделать. И к тому же запаникует.
– Он и без того запаникует, – отмахнулся Мэтью. – Я знаю, что бывает во время шторма. Циклопы взрываются внезапно, без предупреждения ...
Джерард схватил Мэтью за плечо, требуя молчания.
– Пока Джордан держит Жаклин над Циклопами, мы ничего не сможем сделать. Поэтому следует изменить ситуацию. Устроить такое, чего Джордан не ожидает.
_ Что именно? – встрепенулся Барнаби.
– Вы и сэр Винсент идите к лорду Трегоннингу и поддержите его. Только не молчите. Джордан тщеславен и воображает себя победителем. Расспросите его о прежних убийствах, заставьте похвастаться своим умом и хитростью: вы знаете, как заставить подобного человека разговориться. И главное, я хочу, чтобы Джордан не сводил взгляда с вас ... с ваших лиц. Не позволяйте ему смотреть на остальных.
– Почему? – нахмурился Барнаби, явно заподозрив неладное.
Джерард поднял руку. Подозвал одного из мужчин, окруживших Элинор. Это оказался старший помощник садовника.
– Что угодно, сэр'? – спросил он.
– Держите мисс Фритем. Не давайте ей подняться с земли: не нужно, чтобы она видела, что происходит у Циклопов.
Мужчина глянул в сторону скалы, отсалютовал и поспешил обратно.
Джерард повернулся к Мэтью:
– Нельзя ли добраться отсюда до бухты так, чтобы Джордан нас не увидел?
Мэтью покачал головой и показал направо:
– Вон там тропинка, по которой садовники обычно туда поднимаются. Она заканчивается у бухты. Из-за уклона прикрытие вам обеспечено. А в чем дело?
Не спуская взгляда с людей на скале, Джерард решительно кивнул:
– Собираюсь сделать то, чего Джордан никак не ожидает. Подняться на Циклопы со стороны моря.
– Но это невозможно, – возразил Мэтью.
Сэр Винсент яростно затряс головой:
– Боюсь, он: прав. Это чистое самоубийство.
Джерард повернулся к другу:
– Ты часто подшучивал над моей родиной, расскажи им.
Барнаби взглянул ему в глаза, тяжело вздохнул и развел руками.
– Скалистый край
type="note" l:href="#n_3">[3]
. Он прав. Если кто-то и сможет подняться на Циклопы со стороны моря, так это он.
Под ногами Жаклин раздавалось ворчание пробуждающегося гиганта. За спиной ждала пропасть; мерный рокот волн, постепенно нарастающий в полости скалы, наполнял ее ужасом.
Единственной связью с жизнью была рука Джордана. Если он ее отпустит, это верная смерть. А она совершенно беспомощна. Всего в шаге от гибели.
Страх угрожал захлестнуть ее. Она старалась взять себя в руки, но отчаяние, ледяное и безжалостное, подобно влаге, ползущей по юбкам, сковывало ее.
Она не знала, что сейчас будет, чем закончится трагедия, но, судя по судорожно сжавшимся мышцам Джордана, он далеко не так хорошо владел собой, как старался показать. Что, если он споткнется и уронит ее?
Она прислушалась к громким голосам людей, пытаясь различить слова, но ни мыслями, ни взглядом не могла оторваться от зияющей дыры у ее ног. Казалось, она терпеливо ждет, чтобы засосать Жаклин ...
Джерард. Неужели она никогда его больше не увидит?.. Но пока она была преисполнена решимости бороться. Эта решимость, уверенность в том, чего она хочет, осознание того, что в жизни нет ничего важнее, позволили ей придумать план, как избавиться от Элинор. Именно Джерард подарил ей видение будущего, за которое стоило бороться.
Закрыв глаза, она постаралась успокоиться и взять себя в руки.
Суета среди тех, кто окружал Циклопы, заставила ее поднять голову. Барнаби и сэр Винсент протискивались поближе к лорду Трегоннингу. Барнаби ободряюще стиснул его руку. Тот, окаменев лицом, казалось, ничего не заметил, но Жаклин знала, что это не так. У Барнаби какой-то план. Но где Джерард?
Джордана, очевидно, тоже заинтересовало отсутствие Джерарда. Обведя толпу взглядом, он громко спросил, где Деббингтон.
– Ранен на пожаре, – ответил Барнаби. – Ему пришлось остаться дома.
Сердце Жаклин тревожно встрепенулось. Но Барнаби повернул голову и встретился с ней взглядом.
Жаклин мгновенно поняла, что он солгал. Джерард где-то здесь, просто не желает, чтобы Джордан об этом знал.
Ей сразу стало легче, хотя она постаралась не выказать радости. Просто прислушивалась, пытаясь понять их замысел. Угадать, какая роль принадлежит ей. Готовясь сделать все необходимое.
Барнаби вроде бы смирился с тем, что Джордану удастся добиться своего. Он даже не скрывал своего восхищения умом и предусмотрительностью врага.
– Вы здорово все продумали, – заявил он. – И так долго выжидали. Но должен признать, я в недоумении: зачем понадобилось убивать Томаса?
Джордан поколебался, но не смог устоять перед искушением похвастаться своими подвигами:
– Очевидно, потому, что он собирался сделать Жаклин предложение, и та приняла бы его. Он хотел захватить то, что по праву принадлежит мне.
– Верно, – кивнул Барнаби. – И я вполне вас понимаю. Но почему, избавившись от него, вы сами не сделали предложение Жаклин?
– Я бы сделал, – раздраженно бросил Джордан. – Но сначала она надела траур по этому идиоту, а позже стало ясно, что она меня отвергнет.
– Но вы не сдались? – почтительно допытывался Барнаби. Жаклин подумала, что из него вышел бы гениальный актер.
– Разумеется, нет, я всего лишь пошел другим путем, чтобы добиться цели. Мирибель советовала Жаклин ехать в Лондон, но получилось так, что сама она дала мне в руки идеальное решение. Сунула нос туда, куда ее не просили. А когда попыталась запретить Жаклин ехать с нами на прогулку, мы поняли, кто видел нас в саду Ночи. Поэтому с ней следовало разделаться, и побыстрее, пока она не набралась мужества поделиться с кем-то своим секретом. И, разумеется, я так и сделал.
– Убили Мирибель, – вмешался сэр Винсент, осуждающе глядя на Джордана, – и свалили вину на Жаклин.
– Не совсем так, – ухмыльнулся Джордан. – Я действительно убил Мирибель, а вот свалили вину на Жаклин вы, все вы. Заподозрили бедняжку – именно то, что требовалось нам с Элинор. Все, что оставалось, – обронить словечко там, словечко здесь, подогревая ваши дурацкие фантазии, и это оказалось легче легкого. Вы все чересчур доверчивы, так что игра стоила свеч.
– И вы прекрасно ее сыграли, – похвалил Барнаби.
Джордан наклонил голову.
– Мирибель дала мне сценарий, по которому я смог бы добиться руки Жаклин даже против ее воли: в создавшихся обстоятельствах было вполне естественным предложить брак по расчету, чтобы держать ее в глуши и уединении. И это бы тоже сработало.
– Но ... – смущенно продолжал Барнаби, – я думал, что лорд Трегоннинг отказал вам?
Так оно и было, – раздраженно бросил Джордан. – Что-то ныл о чести, о нежелании принять такую жертву ... но, в конце концов, он все равно согласился бы. Как только слухи о гибели Миллисент распространились бы по округе, ситуация стала бы чересчур напряженной. Потребовалось бы как-то унять Жаклин, и лучшим решением оказалось бы замужество.
– Боже милостивый! – воскликнул сэр Винсент, но, поспешно проглотив просившуюся на язык возмущенную отповедь, повторил вслед за Барнаби: – Прекрасная игра.
– Благодарю, – улыбнулся Джордан.
И еще одно, – продолжал Барнаби, словно всего лишь убивая время до возвращения Митчела. – Как вы ...
Стоя на камнях у края воды, Джерард смотрел вверх, в гранитное лицо Циклопов. Он довольно легко мог добраться до окружавшего их узкого карниза, но дальше подъем был почти вертикальным.
Снова смерив глазами мокрую скалу, он подошел к подножию и прислонился к нему, чтобы стащить сапоги. Кожаные подметки будут скользить по камням. Лучше уж босые ноги, если нет подходящих ботинок.
Набегавшие волны жадно захватывали все новые участки каменистого берега, усиливая пока еще приглушенный рев в карстовой пустоте Циклопов. Мэтью молча взял его сапоги. Джерард стащил чулки, сунул в сапоги и стал методично опустошать карманы. Он и сюртук бы снял, но сукно убережет его от грубой поверхности камня.
Повернувшись лицом к Циклопам, он застегнул сюртук. Мэтью оглядел гранитный монолит, местами почерневший от воды, и вздрогнул:
– Вы можете сорваться.
– Знаю. – Он уже успел подумать об этом. – Но если она умрет, я не смогу жить. – Он снова смерил взглядом скалу и повернулся к Мэтью: – Не показывайтесь, пока я не доберусь до верха.
Мэтью кивнул:
– Удачи!
Грохот волн поглотил его слова, Джерард ухватился за узкий карниз и подтянулся.
Карниз был чуть шире его ступни; прильнув к скале, он быстро обошел ее, до точки, которая, по его расчетам, находилась прямо напротив того места, где стояли Барнаби и остальные. Он не давал себе времени подумать. Просто взбирался все выше.
Он лазил по горам с тех пор, как научился ползать. И, несмотря на годы, проведенные в Лондоне, каждое лето навещал родной дом, и каждое лето взбирался на скалы. Поэтому не потерял сноровки. Для человека с таким опытом эту вершину было не так уж и сложно покорить. Беда в том, что камни были мокрыми, а волны – непредсказуемыми.
Джерард старался не смотреть вниз. Движения его были давно отработаны: найти следующую опору для руки, перенести вес на эту руку, найти следующую опору для ноги, подняться чуть выше, и все начинается снова. Было несколько опасных моментов, особенно когда он полз мимо верхнего края дыры в скале, и опоры для ног почти не находилось, но выучка, найденный ритм и, главное, самообладание помогли вынести все.
Только не торопиться. Никакой спешки. Один шаг за другим, уверенный и спокойный.
Шквал все приближался, готовый налететь в любую минуту. Солнечный свет померк.
Джерард поскользнулся на плети водорослей, которую не сумел увидеть на мокром камне, и повис над разверстой дырой: если он упадет, даже тела его не найдут! Пальцы нестерпимо ныли, мышцы вопили от боли, но он сумел найти опору для ноги и пополз дальше. И не думал ни о ком, кроме Жаклин. Только о ней. Не о том, что происходит над его головой. О ее стройном теле в его объятиях, ее запахе в ночи.
Пена и водяные брызги окружали его, рев в бездонной пропасти становился все громче. Но он ничего не слышал, думая о смехе Жаклин: он еще не насытился им. Не насытился ею. Значит, им еще рано умирать.
Чему быть, того не миновать ...
Он цеплялся за слова Тиммс, как за обещание, не обращая внимания на боль в запястьях и стертых ладонях, на раны на пальцах и ступнях.
Внизу море с грохотом билось о скалу, требуя, чтобы он помедлил, чтобы посмотрел вниз. Но Джерард, игнорируя предательский призыв, продолжал ползти. И чем выше поднимался, тем острее становились края, не стертые волнами, заточенные ветрами.
Облака полностью закрыли солнце; ветер усилился, подгоняя волны. Джерард промок до бедер, ноги потеряли чувствительность, зато он почти добрался. Первый пологий склон опаснее всего: он не сможет встать, пока не достигнет более ровной площадки, той, что ближе к дыре, но тогда его увидят все, кто стоит внизу. И Джордан тоже, если вздумает обернуться ...
Джерард лежал распростертый на вершине скалы. Он старался не поднимать головы в надежде, что его еще не увидели. Немного отдышавшись и ощутив, что сердце бьется уже спокойнее, он прислушался к разговору между Джорданом и стоявшими внизу людьми. И, похоже, этот разговор как раз достиг кульминации.
– Довольно! – заорал Джордан – Просто составьте обычную расписку, в которой указывается, что вы отдаете мне Хеллбор-Холл и при мыкающее к нему поместье заодно с рукой Жаклин и клянетесь, что я невиновен в убийствах Томаса Энтуистла, а также Мирибель и Миллисент Трегоннинг. Давайте, да побыстрее!
Никто не шевельнулся. Никто не ответил.
Джерард рискнул поднять голову.
Как раз в этот момент Джордан потерял терпение и поднял Жаклин над краем бездны. Жаклин повисла в воздухе и с пронзительным визгом обхватила Джордана за талию. Он вытащил ее обратно, почти не дав ногам коснуться земли и удерживая ее всего одной рукой.
– Итак, – крикнул он, – вы собираетесь писать?
Джерард присел на корточки. Все, кто собрался вокруг скалы, увидели его. Он принялся быстро ползти к Джордану, пока не добрался до относительно ровной площадки, где смог стоять.
На какой-то момент он застыл, собираясь с силами. Готовясь к тому, что намеревался совершить.
Раздался рев, и Циклопы выплюнули пену и воду, окатившую щиколотки Жаклин.
Барнаби пошевелился, открыл рот, но сэр Винсент опередил его и тронул Митчела за плечо:
– Сейчас я встану на колени, а вы положите бумагу мне на спину и пишите все, что он требует.
– Только побыстрее, – процедил Джордан сквозь зубы.
– Сначала дарственную, – велел Барнаби. – Лорд Трегоннинг, каково официальное название поместья?
Джордан всмотрелся в лорда Трегоннинга, нахмурился, обежал взглядом толпу и стал поворачиваться, чтобы посмотреть, что творится за его спиной.
Джерард пустился бежать и в отчаянном прыжке перелетел через пропасть.
Джордан увидел его; пораженный, он резко обернулся и выпустил Жаклин.
Девушка с криком изогнулась, стараясь удержаться, но ноги ее уже скользили в пропасть.
И тут Джерард врезался в нее. Схватил за талию, прижал к себе, и сила инерции увлекла их вперед.
Джордан бросился на них, попытался ударить ножом и промахнулся.
Джерард извернулся и поднял Жаклин так, чтобы защитить ее собственным телом. Оба тяжело упали на камни.
Джордан, предположив, что Джерард кинется на него, поднял кулаки и приготовился. Но, поняв свою ошибку, сам ринулся на врага и тут же, потеряв равновесие, свалился в дыру.
Они еще успели увидеть лицо и широко раскрытые глаза человека, до последней секунды не верившего, что подобная судьба может постигнуть его. Рот открылся в безумном вопле… и Джордан исчез.
Вопль резко оборвался, утонув в бурлящем котле серых волн.
Несколько мгновений тишина нарушалась только грохочущей симфонией моря и тоскливыми криками чаек.
И тут все заговорили, зашумели, пришли в движение.
Мужчины взбегали на скалу, собирались вокруг дыры. Кто-то послал за веревками ...
Лежа на камнях, пытаясь отдышаться, Джерард и Жаклин ощутили приближение катаклизма гораздо раньше остальных. Они повернули головы, глянули в глаза друг другу, и Джерард, обняв девушку, поцеловал в висок.
Она, плача, льнула к нему в порыве, где смешались облегчение и радость, грусть и скорбь.
Он крепче прижал ее к себе, медленно собрался с силами и встал, увлекая ее за собой, под нарастающий рев волн.
Силы, бушующие на дне каверны, вырвались на свободу. Струя высотой пять футов поднялась над дырой; собравшиеся дружно отпрянули.
– Боже милосердный!
– Господи Иисусе!
Потрясенные люди не сводили глаз с фонтана ярко-алого цвета.
Неестественно высокий, нечеловеческий вопль разрезал воздух. Элинор каким-то образом сумела освободиться, взбежала на скалу и попыталась броситься в пропасть.
Ее едва сумели поймать.
Шквал налетел, побушевал немного и выдохся. Собравшиеся потихоньку возвращались назад, качая головами и облегченно вздыхая.
Ступни Джерарда были так сильно изранены, что он не смог надеть сапоги и уж тем более идти пешком. Он сел на каменный бордюр у тропинки. Жаклин присела на корточки, изучая его раны.
– Поверить не в силах, что ты это сделал, – то и дело повторяла она с ужасом, давясь слезами, пока сэр Винсент и Мэтью обсуждали, что с ним делать. Сэр Винсент вспомнил о шлюпке, пришвартованной в следующей бухте. Мэтью вызвался привести ее сюда. Джерард решил, что отныне будет по достоинству ценить и того, и другого. Ричардс ушел, чтобы оседлать коня, который довезет его до дома, как только они доберутся до второй бухты.
Жаклин, разумеется, взяла команду на себя.
Ее ужаснуло состояние его ног, а когда она увидела руки, особенно право е запястье, на которое Джерард приземлился, расстроилась настолько, что не смогла найти в себе сил хорошенько его отчитать.
Достаточно опытный в обращении с женщинами, чтобы понимать, как ловко ему удалось избежать строгой нотации (что ни в коей мере не уменьшало ее благодарности по поводу героического спасения), Джерард скромно молчал и наслаждался ее нежными заботами.
К тому времени как Мэтью пригнал шлюпку и они обогнули бухту, Жаклин немного успокоилась. Джерард сумел взобраться в седло, Ричардс подсадил Жаклин, и они медленным шагом поехали к дому. Мужчины шагали рядом.
Дома их уже ждали дамы, принявшиеся кудахтать над ними, проклинать Джордана и Элинор, тихо, искренне сочувствовать несчастным Фритемам, на головы которых пало такое проклятие, а также наперебой сообщать хорошие новости.
Миллисент очнулась и полностью пришла в себя. Дым пожара произвел такое же оживляющее действие, как жженые перья, поднесенные под нос упавшей в обморок даме.
Жаклин, не дав дамам договорить, коротко перечислила раны Джерарда и решительно увела его наверх.
Но сначала они заглянули к Миллисент и увидели там сэра Годфри, сидевшего у постели и державшего ее за руку.
При виде молодых людей Миллисент смутилась и отдернула руку, но щеки рдели румянцем: она, несомненно, находилась на пути к выздоровлению.
– Я все время оставался с ней, – сообщил сэр Годфри. – Некоторых вещей мне лучше не видеть, если понимаете, о чем я.
Джерард понимал. Но совесть его была чиста: он и пальцем не притронулся к Джордану Фритему. Тот сам пожал плоды собственных гнусных деяний.
Оставив Миллисент и сэра Годфри узнать всю историю от толпившихся внизу гостей, Жаклин настояла, чтобы Джерард позволил ей заняться его ранами.
Его комната была уничтожена пожаром; она отвела его в свою.
Вечером они не спустились вниз. Им было довольно собственного общества.
Теперь они нуждались в одном: отпраздновать воссоединение. Начать новую жизнь вместе.
И любить. Находить радость друг в друге. Удостовериться в силе и истине того, что росло и крепло между ними.
Жаклин отчетливо сознавала, чем он рискнул ради нее: не только жизнью, но и возможностью жить. Он был художником, живопись стала его душой, и все же он поднялся на скалу, зная, что всего один, слишком глубокий порез, задевший сухожилие, – и он не сможет держать в руке карандаш или кисть.
Горло у нее перехватило, слезы дождем лились на порезы и ссадины, которые она смазывала мазью и перевязывала. Почувствовав ее состояние, Джерард приподнялся, нашел ее губы и нежно поцеловал, заверив при этом, что его пальцы прекрасно сгибаются, и он вполне может сжать ее руку.
Она подняла голову, вернула поцелуй, но плакать не перестала.
Джерард снова лег и предоставил ей лечить его порезанные руки и сбитые ступни. Делать все, что она хотела. Позволил ей воскресить его тело и душу, обрушить на него преданность, поклонение и любовь.
Позже он вернул дары полной мерой, и прежняя сила поднялась, захватила их и связала навеки.
В глубине ночи он попросил и получил награду. Награду за то, что был верным защитником, вырвавшим ее из пучины мрака. И попросил всего лишь ее жизнь, всю жизнь. А она с радостью пообещала ему себя. Всю себя.
Чему быть, того не миновать.
Тиммс, как всегда, была права.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Правда о любви - Лоуренс Стефани



Настоящий любовный детектив с элементами триллера. Занимательно и интригующе. Главные злодеи, кровосмесители брат и сестра, вызывают отвращение. Рекомендую к чтению.
Правда о любви - Лоуренс СтефаниВ.З.,64г.
27.11.2012, 13.26





Интересно, стоит прочитать и возможно не раз...
Правда о любви - Лоуренс Стефанилюбовь
15.09.2013, 21.54





Длинно и надуманно.
Правда о любви - Лоуренс СтефаниКэт
5.04.2014, 18.10





Всегда хотела узнать о судьбе Джерерда, после того как прочитала свою первую книгу о Кинстерах "Клятва повесы". И вот теперь прочитав его историю любви, я рада этому. Жаль только, что не раньше прочитала. Книга мне очень понравилась. Читая этого автора, уже заранее знаешь чего ожидать: страстную любовь, детективную линию и шикарные любовные сцены
Правда о любви - Лоуренс СтефаниЕлена
23.06.2014, 10.40





хороший роман.интересный.8 баллов.
Правда о любви - Лоуренс Стефаничитатель)
6.07.2014, 8.35





Очень скучно и растянуто
Правда о любви - Лоуренс СтефаниЗузуля
15.01.2015, 19.19





Очень скучно и растянуто
Правда о любви - Лоуренс СтефаниЗузуля
15.01.2015, 19.19





Прекрасный любовный роман. Даже не ожидала, что мне так понравятся романы этого автора. Все они задевают за живое, остаются в сердце. Очень душевно, рекомендую, читайте.
Правда о любви - Лоуренс СтефаниМила
31.01.2015, 1.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100