Читать онлайн Правда о любви, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Правда о любви - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Правда о любви - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Правда о любви - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Правда о любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Наутро все спустились к завтраку довольно поздно. Жаклин успела забежать к Миллисент, но состояние тетки оставалось все тем же. Неподвижная, с закрытыми глазами, она едва дышала и выглядела трогательно-хрупкой.
Когда Жаклин усаживал ась рядом с Джерардом, тот украдкой сжал ее руку. Она слабо улыбнулась в ответ и стала рассказывать о подготовке к балу.
Митчел уже позавтракал и отправился по делам поместья, как часто бывало раньше.
Завтрак давно закончился, и все обсуждали, где лучше повесить портрет, когда вернулся Митчел.
Все удивленно уставились на молодого человека, лицо и походка которого были исполнены решимости. Смертельно бледный, Митчел остановился у торца стола и, оглядев присутствующих, обратился к графу:
– Милорд, мне нужно кое в чем признаться.
Такого никто не ожидал. Никто не считал Митчела убийцей, но сейчас ...
Присутствующие переглянулись.
– Э ... – замялся лорд Трегоннинг, показывая на стул, – почему бы вам не сесть, мальчик мой? Объясните все спокойно.
Митчел, сжав челюсти, выдвинул стул и почти упал на него. Подался вперед, тяжело навалившись на стол, и громко выпалил:
– Я предал вас и не сумел исполнить свой долг!
За этим последовала отнюдь не исповедь убийцы, но история, тем не менее, была достаточно тревожной.
– Я поверил ... или, вернее, меня заставили поверить, что мои чувства к Элинор Фритем взаимны. Более того, Джордан поощрял меня в стремлении получить руку Элинор ... теперь я вижу, что оба мне лгали, обманывали и заманили в ловушку. – Глаза Митчела потемнели, но взгляда он не отвел. – Они требовали от меня сведений, и я им не отказал.
Судя по тону, в этом и заключалось преступление Митчела.
– Какие сведения? – не выдержал Джерард.
– О делах поместья и финансовых сделках лорда Трегоннинга. – Митчел умоляюще протянул руки вперед. – Сначала я не видел в этом особого вреда. Мисс Жаклин, я прибыл сюда после гибели вашей матери. И верил всему, что наговорил мне Джордан. Что вы не в себе и поэтому не должны покидать дома, но он со временем женится на вас и получит контроль над вашим состоянием и Хеллбор-Холл.
– Что?! – ахнула Жаклин, но ее потрясенное восклицание заглушили куда более энергичные выражения отца и Джерарда. Она знаком велела им молчать и недоуменно уставилась на Митчела: – Джордан намеревался жениться на мне?!
Митчел пожал плечами:
– По крайней мере, так он утверждал. Было ли это правдой ...
И тут во входную дверь постучали. Громко. Оглушительно. И стук не прекращался.
– Какого черта ... – пробормотал лорд Трегоннинг, вставая.
Тредл поспешил в холл и распахнул двери. Помещение наполнилось неимоверным шумом: сразу с десяток голосов что-то кричали наперебой. Джерард и Барнаби отодвинули стулья и встали. Митчел тоже поднялся. Все выглянули в коридор.
В столовую почти вбежал Тредл, растерянный и отчаянно озиравшийся.
– Милорд, они не ...
Договорить он не успел: миссис Элкотт почти отбросила его и ворвалась в комнату. За ней потоком шли соседи: лорд и леди Фритем, Мэтью Бризенден, леди Треуоррен, миссис Майлз, мистер и миссис Хэнкок, сэр Винсент Перри и многие другие. Из всей толпы лорд Трегоннинг пригласил на сегодня только недоуменно озиравшихся леди Таннауэй и чету Энтуистлов.
Леди Треуоррен смело шагнула к лорду Трегоннингу.
– Маркус, до нас только что дошли печальные новости. Это совершенно невыносимо! Мы не знаем, что думать, но, разумеется, приехали поддержать вас и Жаклин в этом новом испытании.
Терпение лорда Трегоннинга наконец лопнуло.
– Какое испытание, позвольте спросить?
Леди Треуоррен остановилась и широко раскрыла глаза.
– Какое? Смерть Миллисент, разумеется. Не считаешь же ты это пустяками! Да ведь ...
Шум поднялся снова, грозя оглушить всех.
– Миллисент не мертва!
Громкий голос лорда Трегоннинга мигом успокоил разбушевавшихся дам. Джерард немедленно взял бразды правления на себя.
– От кого вы услышали, что Миллисент умерла?
Миссис Элкотт уставилась на него как на безумца:
– Но разве это не так?
Джерард из последних сил старался не вспылить.
– Не так. Миллисент жива. Но нам крайне важно узнать, кто сказал вам о ее смерти.
Леди Треуоррен переглянулась с миссис Элкотт, И обе воззрились на Джерарда.
– Мои слуги, разумеется.
Остальные дружно закивали.
– Весь Сент-Джаст только о том и говорит, – объявил наконец Мэтью. – Мой отец услышал это от хозяина гостиницы. Папа скоро приедет.
Лорд Трегоннинг обратился к леди Таннауэй:
– А вы что слышали?
Та, окончательно растерявшись, покачала головой. Энтуистлы тоже ничего не знали.
– Но, Маркус, мы живем намного дальше, – пояснила леди Энтуистл. – Похоже, что слухи только начали распространяться.
Лорд Трегоннинг посмотрел на Тредла. Джерард последовал его примеру:
– Есть хоть какой-то шанс, что слуги успели поговорить с кем-то, или, вернее, кто-то был здесь и неверно понял случившееся?
– Нет, сэр, милорд, – гордо выпрямился Тредл. – Мы с миссис Карпентер можем в этом поклясться: никто из слуг не покидал дома и ни с кем не болтал. Никого из чужих здесь тоже не было. И гостей тоже. До ... – Он кивком головы показал на толпу. – До этой минуты.
Джерард повернулся к Митчелу.
Тот, явно сбитый с толку, отступил.
– Я ни с кем не говорил о Миллисент.
– Значит, – заключил Джерард, – единственный человек, посчитавший Миллисент мертвой ...
– Совершенно верно, – подхватил лорд Трегоннинг. – И поэтому нам крайне необходимо узнать, кто именно автор этих слухов.
Мэтью, внимательно прислушивавшийся к обмену репликами, оживился:
– Выходя из дома, я успел поговорить с главным садовником. Он слышал новость прошлой ночью в кабачке от старшего садовника Тресдейл-Мэнора.
– Моя горничная все узнала от своего молодого человека, – объявила леди Треуоррен. – Он ваш младший конюх, Мерайя.
Леди Фритем озадаченно пробормотала:
– Мне сказала горничная ... я предполагала, что все слуги уже знают.
– Мне тоже передала моя горничная Бетси. Только сегодня утром. – Звучный голос миссис Элкотт заставил всех обернуться. – Бетси живет со своими родителями и приходит каждое утро. Она узнала обо всем от своей сестры, горничной в Тресдейл-Мэноре. Эта самая сестра уверяла Бетси, что дворецкий Кромвелл подслушал, как мистер Джордан говорил мисс Элинор, что мисс Трегоннинг мертва и больше тут ничего не поделать.
Взоры присутствующих обратились к леди Фритем. Та ошарашенно моргала, не понимая, в чем дело.
– Но Джордан мне и слова не сказал. Гектор?
Встревоженный муж покачал головой.
– Поверьте, Маркус, я не знаю, что происходит, – продолжала она.
Барнаби нахмурился, пытаясь переварить информацию.
– Милорд, – внезапно обратился он к лорду Трегоннингу, – я все хотел спросить: кто-то из мужчин просил руки Жаклин?
Граф вздохнул, покачал было головой, но вдруг замер и обернулся к Жаклин:
– Прости, дорогая, мне следовало бы упомянуть ... но это было крайне ... э... оскорбительное предложение, якобы в порыве самопожертвования. Он заявил, что даже не думает видеть своей женой какую-либо другую женщину и желает помочь нашей семье, женившись на тебе и сделав все, чтобы держать тебя здесь, взаперти, до конца жизни.
– И когда это было? – не выдержал Барнаби.
– Около пяти месяцев назад, – процедил лорд Трегоннинг, скривив губы. – Хотя в то время я не был уверен ... все равно от такого предложения все внутри переворачивалось. Разумеется, я отказал ему ... объяснил, что ценю его любезность, но было бы бесчестно принять такую жертву с его стороны.
– Но кто он? – не унимался Барнаби.
– Как кто? – удивился лорд Трегоннинг. – Джордан, разумеется, кто же еще?
– Действительно, кто же еще, – пробормотал Барнаби и уже громче спросил: – И никто другой не просил руки Жаклин?
Граф покачал головой.
– Маркус! – вдруг воскликнула леди Треуоррен, оглядываясь. – Неприятно говорить, но тут пахнет дымом!
Остальные стали принюхиваться.
Тредл переглянулся с Джерардом, отступил и выбежал из комнаты.
– Я очень чувствительна к дыму, – продолжала леди Треуоррен, – и уверена, что запах становится сильнее.
– Пожар! – завопила горничная откуда-то сверху. Гости высыпали в холл. Запах действительно стал отчетливее, но пламени не было заметно. Все посмотрели на галерею, где лакеи с громким топотом мчались в южное крыло.
– Все дамы – в гостиную! – велел Барнаби, принимаясь загонять женщин, как кур в курятник. Кое-кто протестовал, желая знать, что горит. Сэр Винсент с приглушенным проклятием стал помогать Барнаби.
На верхней площадке лестницы появился Тредл.
– Горит старая детская, мистер Деббингтон. И ваша комната. Там занялись занавески. Мы таскаем туда ведра, но нужно как можно больше рук.
– Иду! – крикнул Бризенден, взбегая наверх. Остальные мужчины последовали за ним.
Жаклин держалась в стороне. Как только Барнаби и сэр Винсент выскочили из гостиной, она тронула руку отца.
– Пойду отыщу миссис Карпентер, потом вернусь в гостиную и постараюсь удержать дам на месте.
Джерард, медливший у подножия лестницы, услышал ее слова, кивнул и помчался наверх, перепрыгивая через две ступеньки.
Отец погладил ее по руке.
– Молодец, девочка. Пойду посмотрю, что можно сделать.
Он стал медленно взбираться по ступенькам. Уверенная в том, что Тредл убережет отца, Жаклин поспешила на кухню.
Как она и ожидала, здесь царила паника. Жаклин вместе с миссис Карпентер успокоила горничных и велела им идти помочь конюхам, таскавшим ведра из колодца к лестнице, ведущей в южное крыло. В два счета организовалась цепочка конюхов и лакеев, поднимавших ведра с первого этажа на чердак.
Миссис Карпентер мрачно качала головой. Едва горничные занялись делом, она отвела Жаклин в сторону.
– Мейзи обнаружила пожар в комнате мистера Деббингтона. Она сказала, что это были стрелы, стрелы с наконечниками, обернутыми горящими тряпками. Они и запутались в занавесях. Все твердила, что она тут ни при чем и виной всему не угли, выпавшие из камина. Я заверила, что ее никто не винит. Но подумала, что вы и его сиятельство должны знать.
Жаклин кивнула. Стрелы. Снова стрелы. Как та, которая едва не убила Джерарда. Она не знала подробностей того выстрела, но огненные стрелы могли пустить только со стороны садов, а в садах она знала каждое деревце. И знала, что попасть напрямую в комнату Джерарда невозможно; лучник должен стоять под углом к окну и достаточно умело воспользоваться направлением ветра.
Здесь, в провинции, где жизнь была спокойна и занятий находилось немного, местная молодежь увлекалась стрельбой из лука, и все же только некоторые могли похвастаться такой меткостью и умели попадать в слуховые окна чердаков.
Возвращаясь назад, она лихорадочно вспоминала имена возможных злоумышленников.
Толкнув зеленую дверь, она оказалась в глубине вестибюля.
– Жаклин!
Девушка повернулась.
Элинор, в помятом платье, с распущенными волосами, неистово махала ей из коридора северного крыла:
– Скорее сюда! Тут тоже пожар! Иди к нам! Здесь не хватает рук! – И, не дожидаясь ответа, ринулась назад.
Сердце Жаклин упало. Приподняв юбки, она бросилась за Элинор.
Комната Миллисент находилась в северном крыле. Жаклин ворвалась в коридор как раз вовремя, чтобы увидеть, как Элинор скрылась в маленькой гостиной почти в самом конце крыла, именно под той комнатой, в которой лежала Миллисент. Жаклин побежала быстрее. Нужно позвать конюхов с кухни. Сначала она посмотрит, в чем дело, а когда поймет ...
Жаклин, задыхаясь, влетела в гостиную. Ни пламени. Ни дыма. Ни лакеев, борющихся с огнем.
Она остановилась. За спиной захлопнулась дверь.
Жаклин круто развернулась. В двух шагах от нее стоял Джордан. И молча наблюдал за ней. Холодно. Презрительно. Расчетливо.
Неужели это он...
Жаклин задохнулась: в горле словно встал колючий ком. Глядя в глаза Джордана, девушка напомнила себе, что в опасности не она, а люди, ее любившие. И кто знает, что им еще грозит?
И убийцей ее матери и Томаса, негодяем, покушавшимся на Миллисент, может быть только один человек – любовник Элинор.
Элинор отодвинулась от двери, привлекая этим ее внимание.
Жаклин перевела дыхание и отступила.
Элинор смело встала рядом с Джорданом, взяла его под руку, прижалась еще ближе и улыбнулась откровенно фальшивой улыбкой.
Кровь застыла в жилах Жаклин. Волосы на затылке стали дыбом.
Она смотрела в глаза Элинор и не узнавала той, с которой дружила всю жизнь. А вот Джордан был все таким же: надменным, спесивым, высокомерным.
Холодный озноб крался по спине, но Жаклин, облизнув губы, спросила:
– Где же пожар?
– Какой пожар? – деланно удивился Джордан и улыбнулся.
Жаклин, изнемогая от ужаса, поняла ... вернее, увидела то, чего никто из них не предполагал. Поняла, на что наткнулась ее мать, почему она выглядела такой изможденной, почему была убита, почему Миллисент сбросили с террасы.
Ее вдруг осенило.
Она глубоко вдохнула и закричала.
– А-а-а-а!
Джерард с помощью двух лакеев вышвырнул из окна детской гигантский узел заляпанной краской мешковины, до этого устилавшей пол. Узел упал на террасу, недосягаемый для огня.
Отдышавшись, он отвернулся от окна и стал разглядывать обуглившиеся потолочные балки и закопченные стены. Им удалось погасить пожар как раз вовремя, прежде чем занялась крыша.
Женский крик, слабый, но отчетливый, привлек его внимание. Похоже, он донесся снизу, но почему-то прорезал топот, вопли, ругательства и проклятия, весь шумный хаос, создаваемый лакеями и садовниками, сбивавшими мешками последние огоньки.
Джерард насторожился и подошел к окну. Сам он сразу же поспешил на чердак, оставив Барнаби бороться с пожаром в своей спальне, поскольку больше других знал об опасностях, связанных с забрызганными красками тканями, деревом и другими смертельными ловушками, крывшимися в студиях художников.
Густой дым по-прежнему струился из его спальни, но потрескивания огня уже не было слышно.
Они спасли дом.
Должно быть, кричала какая-то горничная, но почему? Почему крик донесся извне?
Дурные предчувствия нарастали. Джерард поколебался, рассеянно глядя в сад, и тут же выругался.
– Уилкокс!
Старший садовник, сбивавший тлеющие уголья, нехотя поднял голову.
– Да, сэр?
– Соберите своих людей и быстрее на террасу. Там творится что-то неладное.
Оставив лакеев тушить остатки огня, Джерард бросился вниз.
Позади слышался голос Уилкокса, кричавшего своим подчиненным:
– Ну-ка, ноги в руки и вниз! Да смотреть в оба!
Джерард добрался до коридора и бросился бежать, подгоняемый непонятным страхом. Влетел в свою комнату, мельком оглядел черные груды пепла и, перепрыгивая через уцелевшие обломки, схватил Барнаби за руку и показал на балкон.
Телескоп стоял на том месте, где он его оставил: в углу на штативе, целый и невредимый. Джерард схватил его и протолкнулся через толпу лакеев·на балкон.
– Что там? – встревожился подошедший Барнаби.
– Какая-то женщина кричала ... по-моему, в саду.
Джерард поспешно установил штатив, привернул телескоп и навел на фокус.
– Пошли кого-нибудь проверить, в гостиной ли Жаклин.
Барнаби вздрогнул, но не задал ни единого вопроса и немедленно поручил лакею как можно скорее выяснить, где Жаклин.
Джерард продолжал осматривать сад за садом, хотя отсюда были видны не все участки. Но он надеялся уловить хоть какое-то движение.
– Вот оно!
Он поднял голову, проверил направление и снова взглянул в телескоп.
– Кто-то продирается сквозь сад Посейдона и направляется к Аполлону. Три человека. Джордан, Элинор и ... Жаклин! Они удерживают ее!
Джерард попытался выпрямиться, но на плечо легла рука друга.
– Нет. Не выпускай их из виду. Продолжай следить.
Он молча повиновался.
– Они в саду Аполлона и уходят все дальше. Куда, черт возьми, они ее тащат?
Рядом появился Мэтью Бризенден и, судорожно схватившись за перила, вгляделся в даль. Откуда-то взявшийся сэр Винсент негодующе осведомился:
– Я верно расслышал? Молодые Фритемы сбегают с Жаклин?
Джерард кивнул:
– Они идут через сады, бог знает почему.
– Ее похитили! Теперь им придется добраться до каменной платформы, прежде чем направиться по тропе через сад Дианы, откуда можно добраться до Мэнора! – крикнул Бризенден.
Джерард выругался.
– Он прав! Именно так они и появлялись в доме, минуя входную дверь.
– Только не в этот раз!
Барнаби перегнулся через перила, окликнул Уилкокса, стоявшего на террасе в окружении садовников, и в нескольких словах объяснил ситуацию. Уилкокс и его люди, пробежав по террасе, ринулись в сады самым прямым маршрутом, через сад Афины в сад Дианы, чтобы отрезать похитителям дорогу домой.
– Они увидят, – покачал головой Мэтью, – И пойдут другим путем. Если сумеют добраться до конюшен ...
– Или хотя бы до другой бухты, – вставил сэр Винсент. – Там привязана шлюпка.
Мэтью уже стоял у двери.
– Я видел внизу Ричардса. Сейчас прикажу расставить всех его людей на тропинках вдоль северного гребня, чтобы они не смогли пройти и там.
– Я помогу, – вызвался сэр Винсент.
Джерард продолжал следить за троицей, спешившей скрыться. Они все еще были в саду Аполлона и сейчас переходили мост над ручьем. Во рту Жаклин торчал кляп: судя по тому, как Джордан и Элинор поддерживали ее с обеих сторон, руки у нее тоже были связаны.
За спиной послышались шаги. Обернувшись, Джерард увидел лорда Фритема, сэра Харви Энтуистла и мистера Хэнкока. Все они помогали тушить пожар. Взглянув в потрясенное лицо лорда Фритема, Джерард понял, что тот все слышал. Впрочем, как и другие.
– Успокойтесь, старина, – уговаривал хмурый сэр Харви, опустив руку на плечо лорда Фритема. – Нам лучше спуститься вниз и узнать, что они задумали.
Лорд Фритем тупо кивнул. Все трое вышли за дверь. Рядом с Джерардом снова появился Барнаби.
– Где они сейчас?
– В саду Аполлона, на некотором расстоянии от второй площадки обозрения. Жаклин все время спотыкается и этим их задерживает, – сообщил Джерард и тихо добавил: – Джордан только что ударил ее ... Он замолчал, но через секунду продолжил: – Это не помогло. Она рухнула на землю и отказывается подняться.
Барнаби сильно сжал его плечо.
– Продолжай. Нам нужно знать, куда они отправятся после того, как доберутся до площадки обозрения.
Джерард изо всех сил старался не поддаваться нарастающим эмоциям, намного превосходящим обычный гнев или стремление защитить. Ярость, бешенство, холодные и всепоглощающие, угрожали захлестнуть его. Но Барнаби был прав. Нужно держаться.
Скрипнув зубами, он снова припал к окуляру, умоляя Жаклин держаться, быть как можно более осторожной. Проклинал Джордана Фритема, посылая его в ад. И одновременно молился.
На террасе появились пожилые джентльмены. С ними был и лорд Трегоннинг. Они окликнули Барнаби, спросив о маршруте, и тоже углубились в сады.
Широкие, длинные, густо засаженные, они не предназначались для бега или быстрой ходьбы – только для неспешной прогулки. Поэтому действие разворачивалось медленно. Джерард ненадолго отвел глаза от Жаклин, желая убедиться, что садовники добрались до верхних границ сада Дианы, значит, Фритемы там не пройдут. Конюхи, Мэтью и сэр Винсент еще не достигли северного гребня, но будут на месте до того, как похитители свернут в этом направлении.
Джерард снова направил телескоп на Жаклин и убедился, что Джордан и Элинор тащат ее к каменной платформе в конце сада Аполлона.
Жаклин едва не всхлипнула от облегчения, когда Джордан выдернул у нее изо рта носовой платок.
– Ну вот, – прошипел он, почти брезгливо озирая свою жертву. – Мы достаточно далеко от дома. Теперь можешь вопить, сколько пожелаешь, все равно никто не услышит. – Он с издевательской улыбкой оглянулся на дом. – Все слишком заняты, гася пожар и; вне всякого сомнения, оплакивая потерю чертова портрета. – Его пальцы больно впились ей в плечо. – А теперь вперед!
Он грубо толкнул ее в спину. Она, как могла, волочила ноги и спотыкалась, но Джордан был вполне способен ударом по голове лишить ее сознания и потащить на себе. Она не хотела доводить его до такого состояния.
Элинор, бледная, с плотно сжатыми губами, держала ее за другую руку и тоже тянула вперед. Оба были выше и сильнее Жаклин, вместе они вполне могли оторвать ее от земли.
Она знала, что портрет цел: его не было ни в комнате Джерарда, ни в детской. Отец забрал портрет к себе. Комптон и Тредл со всеми предосторожностями спрятали уже обрамленную картину в его кабинете.
Но об этом, пожалуй, упоминать не стоило.
Она почти сумела отдышаться, прийти в себя, избавиться от воздействия ужасной сцены в гостиной, хотя худшего кошмара не видела даже во сне. Но никогда не забудет того черного зла, которое ощутила при встрече с бывшими друзьями. И хотя солнечные лучи, падавшие на лицо, помогали осознать, что она еще не в аду, все же ...
Жаклин перевела дыхание и спросила, стараясь, чтобы голос не дрогнул:
– Куда вы ведете меня? И чего, спрашивается, надеетесь этим добиться?
– Мы тебя похитили, – холодно уведомил Джордан. – Твое распутное поведение с этим проклятым художником не оставило нам выбора.
Судя по тону, он еще и винил ее во всем!
– Они посчитают, что мы направились в Гретна-Грин, но у меня на уме милая маленькая гостиница, чуть дальше по побережью. Несколько ночей наедине со мной, и, я уверен, твой отец немедленно согласится на нашу помолвку.
– Почему тебе так нужно жениться на мне? – спросила Жаклин, хотя уже знала ответ. – Ведь я тебе даже не нравлюсь.
– Конечно, нет. Невинность никогда меня не привлекала.
Он бросил взгляд на Элинор и улыбнулся особой, затаенной улыбкой, которой Жаклин лучше бы не видеть, после чего посмотрел вперед и спокойно продолжал:
– Правда, твой художник, вне всякого сомнения, научил тебя кое-чему, интересно будет узнать, насколько повысилось твое образование. Однако если бы не жесточайшая необходимость жениться на тебе, я бы и не взглянул в твою сторону. Но мне нужен Хеллбор-Холл.
– Зачем?
Джордан нахмурился, нервно дернул щекой и коротко бросил:
– Он должен быть моим. И нужен мне больше, чем тебе.
Перед ними высилась каменная платформа. Они заставили ее подняться по ступенькам: Элинор шла впереди и тянула Жаклин за руку, Джордан подталкивал сзади. Оттуда они свернули на тропу, ведущую в сад Дианы, – их обычный маршрут между Мэнором и Холлом.
Джордан сильно толкнул ее в спину; она врезалась в Элинор и почти слетела с тропинки.
– Кони оседланы и ждут. Мы скроемся, прежде чем они сообразят ...
– Джордан! – охнула Элинор, показывая на гребень. – Смотри!
Жаклин подняла голову и увидела людей. С такого расстояния трудно было рассмотреть, кто это, но, судя по количеству, наверняка конюхи или садовники. Они бежали по верхним тропинкам вдоль гребня. Кое-кто уже добрался до верхних границ сада Дианы. Джордан и Элинор, даже без нее и бегом, не смогли бы прорвать заслон.
Облегчение было таково, что она мигом обмякла, попятилась и прижалась спиной к камням платформы.
– Развяжите меня, – попросила она, протягивая руки, связанные шнуровкой от корсета. Вам нет смысла куда-то бежать: лучше вернуться и объяснить…
Джордан с глухим рычанием повернулся к ней.
– Нет! Я не отпущу тебя… не позволю, чтобы Холл проскользнул у меня между пальцев! – Он снова вцепился в ее плечо, больно вонзаясь в нежную кожу. – Пойдем в другую сторону. Назад. В глубь сада.
Он снова втащил ее наверх и повел по тропинке, щей к деревянной беседке, откуда дорожки расходились к северному гребню и конюшня.
– Возьмем твоих Лошадей, только и всего.
Они не прошли и двадцати ярдов, как Джордан остановился, вгляделся в глубь сада и грубо выругался:
– Они уже там!
Скрипнув зубами, он развернул ее и стал подталкивать к каменной платформе. Только там он остановился и широко раскрытыми, безумными глазами стал оглядывать окрестности.
Элинор последовала его примеру. Побледнев еще больше, тяжело дыша, она обратилась к Джордану:
– Что теперь? Мы отсюда не выберемся. Правда, у нас есть она, так что мы еще можем поторговаться, но у меня нет ни ножа, ни какого другого оружия, чтобы пригрозить ей. А у тебя?
Джордан похлопал по карманам, вытащил перочинный нож и раскрыл: длина лезвия оказалась не более двух дюймов.
– Это не годится! – истерически завопила Элинор. Джордан молча оглядел лезвие, глубоко вздохнул, поднял голову и снова посмотрел в сад.
Жаклин понятия не имела, что он увидел, но его внезапное спокойствие встревожило ее.
Глаза Джордана постепенно приобрели обычное выражение.
– Я кое-что придумал. Ее папаша будет сговорчивее, если мы применим нечто более драматичное и наглядное. И весьма действенное.
Он безжалостно встряхнул Жаклин за плечи.
– Идем! Я знаю, что заставит твоего отца и остальных согласиться на все, что мне требуется.
Они спустились вниз, и он едва не волоком потащил ее по дорожке в сад Марса, прямо к бухте.
Джерард выругался, отошел от телескопа, бросился в почерневшую от дыма комнату и метнулся к двери.
– Они идут к бухте.
– К бухте? – удивился Барнаби. – Но оттуда не уйти.
– Не уйти, – процедил Джерард, – но они придумали кое-что получше. Считай, что держат пистолет у наших голов.
– Пистолет? – крикнул Барнаби вслед бегущему по коридору Джерарду. – Что за пистолет?
Джерард уже успел спуститься вниз и выскочить на террасу.
– Циклопы, – коротко ответил он.
К тому времени как Джордан втащил ее по ступенькам каменной платформы, Жаклин уже успела понять, куда они направляются. И всячески пыталась задержать их, тем более что в боку кололо, дышать становилось все труднее, ноги подкашивались. Хотелось одного: упасть на скамью и передохнуть. Джордан, часто гулявший по садам, казался неутомимым. Элинор же, измученная не меньше Жаклин, едва могла идти.
Улучив момент, когда Джордан остановился, чтобы определить, насколько близко подошли преследователи, Жаклин постаралась отдышаться, распрямила плечи и попробовала, насколько возможно, облегчить боль в ноющих руках.
– Вперед! – рявкнул Джордан, снова стиснув ее плечо. – Нужно их обогнать.
Он почти столкнул ее вниз и резко дернул, не давая упасть, когда подвернулась нога.
– Только попробуй выкинуть такое еще раз! – прошипел он. В его глазах стыла жажда убийства.
Как она могла считать его другом, пусть и высокомерным и вечно отчужденным? Она ничего для него не значит – просто средство к достижению цели. А Элинор…
Жаклин взглянула на женщину, чьи ногти впивались в ее плечо. До этой минуты она никогда не видела Элинор в истинном свете, но сейчас та отбросила все притворство и нагло выставила напоказ правду. Припомнив непристойные подробности ее свиданий с любовником, которые Элинор обожала рассказывать, Жаклин поморщилась от подкатившей к горлу тошноты. Теперь она все поняла.
Теперь она знала имя тайного любовника Элинор.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Правда о любви - Лоуренс Стефани



Настоящий любовный детектив с элементами триллера. Занимательно и интригующе. Главные злодеи, кровосмесители брат и сестра, вызывают отвращение. Рекомендую к чтению.
Правда о любви - Лоуренс СтефаниВ.З.,64г.
27.11.2012, 13.26





Интересно, стоит прочитать и возможно не раз...
Правда о любви - Лоуренс Стефанилюбовь
15.09.2013, 21.54





Длинно и надуманно.
Правда о любви - Лоуренс СтефаниКэт
5.04.2014, 18.10





Всегда хотела узнать о судьбе Джерерда, после того как прочитала свою первую книгу о Кинстерах "Клятва повесы". И вот теперь прочитав его историю любви, я рада этому. Жаль только, что не раньше прочитала. Книга мне очень понравилась. Читая этого автора, уже заранее знаешь чего ожидать: страстную любовь, детективную линию и шикарные любовные сцены
Правда о любви - Лоуренс СтефаниЕлена
23.06.2014, 10.40





хороший роман.интересный.8 баллов.
Правда о любви - Лоуренс Стефаничитатель)
6.07.2014, 8.35





Очень скучно и растянуто
Правда о любви - Лоуренс СтефаниЗузуля
15.01.2015, 19.19





Очень скучно и растянуто
Правда о любви - Лоуренс СтефаниЗузуля
15.01.2015, 19.19





Прекрасный любовный роман. Даже не ожидала, что мне так понравятся романы этого автора. Все они задевают за живое, остаются в сердце. Очень душевно, рекомендую, читайте.
Правда о любви - Лоуренс СтефаниМила
31.01.2015, 1.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100