Читать онлайн Правда о любви, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Правда о любви - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Правда о любви - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Правда о любви - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Правда о любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

– Мы подумывали дать бал, – объявила Миллисент и, глубоко вздохнув, добавила: – Здесь.
– Здесь? – растерянно переспросил лорд Трегоннинг, снова подходя к портрету.
Джерард переглянулся сначала с Жаклин, потом с Барнаби. Все трое стояли полукругом в глубине гостиной. Они приехали днем и решили провести первый показ портрета перед ужином.
Наконец лорд Трегоннинг кивнул:
– Да. Вы правы. Бал привлечет гостей со всего графства.
Миллисент облегченно перевела дыхание.
– Совершенно верно. А если узнают про это ... – Она широким жестом обвела портрет. – Их ничем не удержишь! Пожалуй, ворота сломают! Нам и не придется никого приглашать.
– Да уж ...
Лорд Трегоннинг повернулся к Джерарду и протянул руку.
– Я надеялся ... но и представить не мог, что это будет настолько впечатляюще. Так безусловно правдиво.
К ним подошел Митчел Каннингем. До сих пор он стоял немного в стороне, но тоже не спускал глаз с портрета. Припомнив свои подозрения относительно того, что Митчел не верил в ее невиновность, Жаклин показала на портрет:
– Ну, что вы об этом думаете?
Митчел снова повернулся к холсту и заметно помрачнел.
– Откровенно говоря, я обязан извиниться перед вами. До этих пор я не был уверен ... но сейчас ... – Он сокрушенно покачал головой. – Это способно уничтожить всякое сомнение.
Жаклин улыбнулась. Она не назвала бы Митчела чувствительной душой, и все же портрет его потряс.
– Надеюсь, остальные увидят правду так же ясно.
– Наверняка, – пробормотал Митчел, продолжая смотреть на портрет. – У них просто выбора не останется.
Появившийся Тредл объявил, что ужин подан. Джерард, беседовавший с графом и Миллисент, сделал знак скромно стоявшему в сторонке Комптону унести портрет, после чего подошел к Жаклин и взял ее под руку. Вместе они направились в столовую, обсуждая, как лучше обставить первый публичный показ портрета.
Миллисент решительно требовала, чтобы портрет никто не видел до бала.
– Иначе поползут слухи. Некоторые начнут судить о нем, даже не видя, и стараться склонить остальных на свою сторону. После всех усилий, после такой титанической работы мы просто обязаны извлечь из него все преимущества.
– Согласен, – кивнул Барнаби, отрываясь от супа. – Должен сказать, я все еще потрясен впечатлением, которое портрет произвел на меня: он доказывает нашу правоту самым драматическим образом.
– Все же нам следует показать его леди Таннауэй, – заметил Джерард, отложив ложку. – Кого еще нам следует привлечь на свою сторону?
Все согласились на Энтуистлах, но когда лорд Трегоннинг предложил сэра Годфри, Миллисент заявила, что его присутствие абсолютно ни к чему.
– Уж лучше пусть получит потрясение всей своей жизни на людях и в обществе. Иначе он придет в крайнее смятение, и не будет знать, что думать.
Тон ее был настолько непривычно едким, что присутствующие переглянулись и дружно решили отказаться от идеи пригласить сэра Годфри.
– Сколько времени вам потребуется? – спросил граф. – Вряд ли можно подготовиться к балу за один день.
– Три дня! – объявила Миллисент. – Через три дня мы распахнем двери для наших гостей. Если что-то и испугает убийцу, так это осознание того, что вся округа начнет гадать, кто это совершил.
Остаток вечера они обсуждали свои планы и удалились на покой только в одиннадцать. В половине двенадцатого Жаклин проскользнула в комнату Джерарда.
Наутро они бессовестно проспали, и, решив, что будет легче объяснить свое появление в коридоре в ночной сорочке и пеньюаре, если Джерарда не будет рядом, Жаклин настояла на своем возвращении в спальню без сопровождения. Тем более что дорогу она знала.
Ее благоразумие оправдало себя: она столкнулась с Барнаби футах в двадцати от двери Джерарда. Жаклин покраснела, но Барнаби как ни в чем не бывало приветствовал ее, объяснив, что идет в сад. В коридоре она встретила еще и двух горничных. На этот раз покраснели они – за нее, предположила девушка. Глянув в настенное зеркало, она увидела томные глаза, безобразно спутанные волосы, слегка распухшие губы. Нет смысла притворяться, как и где она провела вчерашнюю ночь.
Проходя по галерее в другое крыло, она заметила внизу Тредла ... и Тредл заметил ее. Вот что происходит, когда отдаешься пылкой страсти.
Впрочем, она ни о чем не жалела.
Добравшись, наконец, до своей спальни, она решила, что ей абсолютно все равно, что подумают другие. Если убийца и научил ее чему-то, так это наслаждаться каждым счастливым мгновением.
Чему быть, того не минуешь. Мудрая Тиммс!
После бессонной ночи она должна была чувствовать усталость, но вместо этого бурлила энергией, подогреваемая нетерпением найти убийцу матери. Убийцу Томаса. Того, кто слишком долго держал ее в плену страха и подозрений.
Она позвонила Холли, оделась и умылась. Со времен Томаса Жаклин не чувствовала себя такой бодрой, такой готовой к наступлению нового дня! Словно после долгой ночи солнце, наконец, осветило ее мир. И за это нужно благодарить Джерарда. Ее защитника.
Жаклин улыбнулась, в последний раз поправила локоны и направилась в утреннюю столовую.
Там уже сидели Джерард и Митчел. Барнаби вошел за несколько минут до нее. Он усадил ее около Джерарда и сам устроился рядом.
Все трое весело болтали, обмениваясь идеями насчет бала и перечисляя все, что следовало бы сделать. Только Митчел помалкивал. Позавтракав, он поднялся и пожелал им доброго дня. Барнаби спросил, будет ли он у себя, на случай если им понадобится помощь в подготовке к балу.
– Боюсь, что нет, – покачал головой Митчел. – Меня не будет почти весь день: нужно решать проблемы с севооборотом культур.
Барнаби кивнул и махнул рукой. Жаклин улыбнулась. Митчел поклонился и ушел.
Троица продолжала горячо обсуждать бал, ожидая, что каждую минуту к ним присоединится Миллисент.
Но Миллисент все не было.
Жаклин как раз отметила, что Миллисент чересчур задержалась, когда в гостиную заглянула горничная тетки.
– Джемма! – окликнула ее Жаклин, заметив испуганное лицо девушки. – Что-то стряслось?
Джемма вошла в комнату и почтительно присела в реверансе.
– Мисс Трегоннинг, я не знаю, где она. Вы ее не видели?
Смертельный холод коснулся сердца Жаклин и разлился по телу. Она неуверенно поднялась. Ее примеру последовали мужчины.
– Должна же она быть где-то, – спокойно заметил Барнаби. – Нужно отправляться на поиски.
Долго искать не пришлось.
Джемма и другая горничная уже успели обежать верхние этажи. Джерард попросил Тредла собрать лакеев и вместе с Жаклин и Барнаби вышел на террасу посмотреть и решить, что делать.
Они направились к центральной лестнице и стали осматривать участок за участком. Жаклин то и дело звала тетку; ей вторил Джерард, но ответа не было.
Джерард остановился на верхней ступеньке и, случайно опустив голову, заметил темные следы, пятнавшие белый мрамор.
Ночью прошел небольшой дождь. Джерард осмотрел нижние ступеньки и заметил на них такие же небольшие предательские мазки.
– Барнаби ... – пробормотал он, боясь, что творческое воображение сыграло с ним злую шутку, и, когда Барнаби вскинул глаза, молча показал на пятна.
Барнаби присел на корточки, следуя взглядом за цепочкой следов, после чего привстал, обернулся и глянул вдоль террасы. Темная дорожка вела дальше, заканчиваясь у того места, где балюстрада выходила на сад Ночи.
Лицо Джерарда окаменело. Барнаби помрачнел, как грозовая туча.
– Что это? – не выдержала Жаклин, переводя взгляд с одного на другого. Джерард сжал ее руку.
– Подожди здесь.
Быстро сбежав по ступенькам, он направился к саду Ночи.
Барнаби последовал за ним. Жаклин будто оледенела.
«Нет!» – вопил голос у нее в голове. Она никак не могла заставить себя двигаться. Вцепившись в перила и подволакивая ноги, она потащилась за мужчинами. Ее взгляд был устремлен на вход в сад Ночи, не тот, что нарисовал Джерард, а верхний. Вход, у которого она стояла больше года назад и видела мертвую мать, лежавшую подобно сломанной кукле: ноги плавают в воде, позвоночник сломан при падении на каменный парапет.
Арка все приближалась ... наконец она вошла под нее, в прохладную тень сада.
Джерард и Барнаби склонились над телом ее тетки. Как и мать, она лежала поперек парапета. Белая, как сама смерть. Одна рука беспомощно откинута.
Сдавленный звук вырвался из горла Жаклин. Она пыталась кричать, позвать на помощь, но язык не повиновался. Легкие словно сжались, и воздух никак не проходил в них.
Но Джерард услышал, обернулся, увидел ее, что-то сказал Барнаби, после чего вскочил и почти побежал к Жаклин.
Она прижала обе руки к губам, боясь спросить. Молили только ее глаза.
– Она жива. – Джерард обнял ее и прижал к себе. – Без сознания, но жива.
Он вскинул голову и громко позвал:
– Тредл!
Дворецкий молниеносно возник на верхней ступеньке.
– Сэр? Мисс? Что?..
– Пошлите за доктором и прикажите лакеям принести сюда дверь.
·Жива. Миллисент жива.
Ноги Жаклин подкосились.
Джерард выругался и крепче сжал девушку. Она склонила голову ему на плечо и заставила себя дышать глубже.
– Прости, – застонала она. – Иди туда и побудь с ней. Она тяжело ранена. Я подожду здесь. – И, почувствовав его колебания, твердо заверила: – Со мной все будет хорошо. Даю слово. Сейчас самое главное – Миллисент. Помоги ей ... я не могу. Не могу туда зайти.
Он, кажется, понял: она увидела это в его глазах. Он прислонил ее к балюстраде.
– Оставайся здесь и не двигайся.
Жаклин кивнула. Джерард повернулся и нырнул обратно в заросли.
* * *
Миллисент отнесли в комнату и уложили на кровать. Сообщили лорду Трегоннингу. Вызвали сэра Годфри.
Прибывшего доктора сразу отвели к Миллисент. Полчаса спустя он с угрюмым видом появился в гостиной.
– Она еще не пришла в себя. Но ей повезло упасть на ветку. Она смягчила падение и предотвратила перелом позвоночника и шеи. Однако она сильно ударилась головой. Трудно сказать, когда она очнется.
– Но Миллисент выживет? – выдохнула Жаклин, подавшись вперед.
– Если Богу будет угодно. Но боюсь, пока ничего определенного сказать нельзя. Она все еще с нами, но кто знает, что будет дальше? Мисс Трегоннинг немолода, и это падение ...
– Кошмар ... – пробормотал потрясенный лорд Трегоннинг, с силой сжимая трость.
– Я сделал все, что мог, и дал указания миссис Карпентер. Днем заеду еще раз узнать, нет ли каких изменений в ее состоянии, но может пройти несколько дней, прежде чем она откроет глаза.
Барнаби что-то тихо сказал графу. Тот кивнул и обратился к доктору:
– Я буду крайне благодарен, Маннинг, если вы не станете распространяться об этом случае. По крайней мере, пока мы не узнаем больше.
Доктор, поколебавшись, согласился. Искоса взглянул на Жаклин, поклонился и вышел.
Барнаби смотрел ему вслед с широко открытым ртом.
Едва дверь захлопнулась, он громко выпалил:
– Поверить не могу!
Джерард вынудил себя разжать кулаки.
– Лучше поверить! – прорычал он. – Но на этот раз все будет иначе!
Он резко повернулся к Жаклин. Ему очень не понравились пустой взгляд и лишенное всякого выражения лицо.
– Миллисент придет в себя и расскажет, кто сбросил ее с террасы. Но мы не можем просто сидеть и ждать этого момента! Лорд Трегоннинг, убийца считает Миллисент мертвой, но если он узнает, что она жива, то постарается заставить ее замолчать. Нам нужно охранять ее день и ночь.
Лорд Трегоннинг, ужаснувшись, немедленно позвал Тредла, и мужчины стали совещаться. Было решено выставить у двери Миллисент круглосуточную охрану из лакеев. Барнаби предложил, что самым лучшим выходом будет вести себя так, словно ничего не произошло. Тредл заверил его, что слуги будут молчать, и немедленно удалился, чтобы отдать приказ.
– Я собью с толку злодея, и, кроме того, портрет – идеальная приманка, – заметил Барнаби.
Джерард кивнул:
– Ты прав. Но, тем не менее, нужно восстановить цепь событий.
Барнаби немедленно обратился к лорду Трегоннингу:
– С вашего разрешения, сэр, я хотел бы допросить слуг до приезда сэра Годфри.
Лорд Трегоннинг со вздохом согласился.
– Считайте, что разрешение вы получили, – процедил он и, сев рядом с Жаклин, неуклюже погладил ее по руке. – Дорогая, нам, пожалуй, стоит подняться наверх и посидеть с Миллисент.
К облегчению Джерарда, Жаклин согласилась. Он проводил их в комнату Миллисент, подождал, пока они устроятся, и вернулся к Барнаби, все еще стоявшему в гостиной с самым решительным видом.
– Мы должны взять дело в свои руки, – заявил Барнаби. – Собирать факты и представить сэру Годфри, чтобы не дать ему шанса снова обойти логику.
– Итак, что нужно делать? – оживился Джерард.
– Прежде всего установить, когда Миллисент вышла на террасу и почему, а потом доказать, что Жаклин в этот отрезок времени была в другом месте, – перечислял Барнаби.
Джерард спокойно выдержал взгляд друга.
– Она была со мной.
– Знаю, – ухмыльнулся Барнаби. – Мы встретились, когда она выходила из твоей комнаты сегодня утром. Я услышал стук двери, подумал, что это ты, и вышел... но это оказалась она. Да и другие ее наверняка видели. Итак ... когда она пришла к тебе?
– Примерно в половине двенадцатого.
– Прекрасно. Это мы установили. Посмотрим, что скажет горничная.
Потрясенная, Джемма с готовностью выложила все, что знала:
– Она всегда очень долго готовилась ко сну – кремы, лосьоны, мази, и, кроме того, мне каждый вечер приходилось завивать ее волосы на папильотки. Так что я ушла от нее после полуночи, а она еще и не думала ложиться. Пожилые леди часто бывают неугомонными, знаете ли. Они страдают бессонницей и поэтому иногда бродят по ночам. Если не было дождя, она выходила на террасу, я сама видела, как она гуляет там при лунном свете.
– Очевидно, Миллисент еще некоторое время оставалась у себя в комнате, – заключил Барнаби.
Далее они потолковали с Тредлом. Тот с невозмутимым видом подтвердил, что он и еще две горничные заметили, как Жаклин возвращается к себе в семь утра. И добавил, глядя в стену, что горничная Жаклин может поклясться, что в постели Жаклин этой ночью никто не спал.
После ухода дворецкого Барнаби взглянул на друга.
– Не хотелось бы лезть не в свои дела, но ты ведь собираешься жениться на ней, верно?
Джерард уставился на него с таким видом, словно у приятеля выросли ослиные уши.
– Ну разумеется ... нет, я понимаю, почему ты спросил. Кстати, я просил ее выйти за меня, но она решила отложить объявление о помолвке, пока с нее не будут сняты все подозрения и не найдут убийцу.
– И она совершенно права. А теперь давай еще раз посмотрим на эти следы на террасе.
Они согнулись в три погибели, изучая непонятные пятна, которые кончались у балюстрады, когда Тредл привел к ним сэра Годфри. Бедняга был потрясен до потери сознания.
– Что это? Миллисент тоже сбросили вниз? – Его лицо было почти фиолетовым; язык заплетался. – Но ... я ...
Барнаби поспешно встал и поднял руку:
– Нет, подождите. Лучше выслушайте, что мы смогли обнаружить.
И Барнаби принялся спокойно перечислять все действия Миллисент с той минуты, когда она поднялась наверх, до того момента, как ей вздумалось погулять на террасе.
– Потом по какой-то причине она спустилась вниз, в сад Ночи. Мы не знаем, насколько далеко она углубилась, но прошла через арку. Там она запачкала туфельки грязью. Но потом ... – Барнаби драматическим жестом показал на следы, – какой-то злодей схватил ее, зажал рот, поволок обратно по ступенькам и швырнул ... не толкнул, а швырнул вниз в сад Ночи. Когда мы нашли Миллисент, под ней лежала сломанная ветка; доктор подтвердил, что она смягчила падение и спасла ее от смерти. Если вы спуститесь в сад и посмотрите наверх, можно увидеть то место, от которого отломилась ветка, – ясно как день, что Миллисент не столкнули, а сбросили, и сделал это некий мужчина.
Сэр Годфри побледнел, но все же уловил основной смысл речей Барнаби.
– Мужчина? – переспросил он.
– Вне всякого сомнения, – кивнул Барнаби. – Ни одной женщине такое не под силу.
По предложению Джерарда они удалились в кабинет лорда Трегоннинга и налили сэру Годфри бокал бренди. Осушив бокал, он немного пришел в себя. Джерард сумел уловить этот момент.
– Сэр Годфри, вы человек мудрый и светский; я знаю, что мы можем положиться на вашу скромность. Мы с мисс Трегоннинг намереваемся пожениться, как только убийца будет найден. Поэтому она была со мной всю ночь, с того часа, когда Миллисент, по словам горничной, еще была у себя в комнате, до семи утра. Если вам недостаточно моего слова, несколько слуг могут это подтвердить.
Сэр Годфри изумленно моргнул, но тут же отмахнулся:
– Заверяю, я нем как рыба. Значит… – Он угрожающе нахмурился. – Значит, это была не Жаклин, а какой-то злодей, негодяй, который все это время водил нас за нос, совершая убийство за убийством и нагло издеваясь над всеми, кто боялся, что бедняжка Жаклин – преступница и сумасшедшая. Но на этот раз у него ничего не выйдет! Мы поймаем этого дьявола в облике человеческом!
– Обязательно, – подтвердил Барнаби. – Необходимо прежде всего выяснить, кто заманил Миллисент в сад. Ее горничная уверена, что обычно она лишь прогуливалась по террасе и то в ясную погоду, а ночью шел дождь.
– Знаете, Миллисент вообще не любительница садов, – кивнул сэр Годфри. – Должно быть, она что-то увидела или услышала.
Барнаби неожиданно выпрямился и уставился куда-то вдаль.
– Позвоните Тредлу.
Джерард дернул за шнур сонетки. Когда появился дворецкий, Барнаби задал только один вопрос.
– Действительно, сэр, леди Трегоннинг часто прогуливалась ночами по террасе. У нее была бессонница.
– Совсем как старшая мисс Трегоннинг?
Тредл поклонился.
– Их привычки хорошо известны слугам, сэр, и, разумеется, я всегда знаю, когда дверь, ведущую на террасу, открывают после того, как на ночь все запирается.
– Вы, случайно, не припоминаете, была ли открыта дверь на террасу в ночь перед гибелью леди Трегоннинг? – встрепенулся Барнаби.
– О да, сэр, и отчетливо. Когда она появилась в столовой, такая осунувшаяся и измученная, в то утро ... утро своей смерти, я подумал, что бедная леди, должно быть, всю ночь провела на ногах. Она наверняка не спала, и дверь террасы была открыта.
Барнаби поблагодарил Тредла, который с поклоном удалился. Сэр Годфри, что-то сообразив, с ужасом воззрился на Барнаби.
– Считаете, что и Мирибель что-то слышала?
Барнаби, плотно сжав губы, кивнул.
– Уверен, – выговорил он, – что и она видела и слышала нечто неприятное, но вернулась в дом. Что бы там ни было, она поняла значение увиденного, но посчитала, что убийца ее не заметил.
– Только он заметил, – вздохнул Джерард.
– Возможно. Или Мирибель не сдержалась и чем-то выдала себя. А может, выглядела настолько плохо, что убийца обо всем догадался. И решил избавиться от свидетеля, – констатировал Барнаби.
– А это означает, – добавил Джерард, – что и Мирибель, и Миллисент видели или слышали нечто опасное, крайне опасное для убийцы.
– Настолько опасное, – подхватил Барнаби, – что он убивает без малейших колебаний, лишь бы заставить замолчать ...
– Но почему в таком случае Мирибель никому ничего не сказала? Если она что-то видела, почему не поделиться с кем-то из родных?
– Не знаю, – помолчав, выдавил Барнаби. – Вероятно, причина у нее была, но пока мы не поймем, чему они обе стали свидетельницами, можем только гадать.
– Тем не менее, – упорствовал Джерард, – все зависит от того, что они видели. Это основной фактор. Но что это могло быть?
– И кто это мог быть? – вторил сэр Годфри. – Какой дьявол слоняется ночью по садам?
– Ну, скажем, Элинор Фритем, – спокойно сообщил Джерард, глядя в глаза сэру Годфри. – в моей спальне есть телескоп. Я не раз видел ее по ночам с джентльменом, которого недостаточно хорошо разглядел. – Поколебавшись, он вспомнил видение, стоявшее перед глазами. – Кроме того, в саду Ночи есть беседка для любовных свиданий, очень неплохо замаскированная, но часто посещаемая.
Брови сэра Годфри взлетели до самых корней волос.
– Это действительно так? – Но он тут же нахмурился, покачал головой и решительно заявил: – Ни Миллисент, ни Мирибель не стали бы впадать в истерику, наткнувшись на влюбленную парочку в саду. Однако предлагаю расспросить мисс Фритем, с кем это она встречается по ночам. Возможно, либо она, либо ее обожатель смогут пролить свет на то, что видела Миллисент.
По предложению Барнаби сэр Годфри послал лакея в Тресдейл-Мэнор, требуя немедленного приезда Элинор в Холл. Она приехала через час вместе с леди Фритем, которая решительно направилась в гостиную, таща за собой дочь.
– Не знаю, Годфри, зачем вам понадобилась Элинор, но я немедленно ее привезла. Все дамы, которые сейчас ждут у меня дома, с ума сходят от любопытства, гадая, что происходит, – объявила она.
Сэр Годфри бесстрастно оглядел ее и откашлялся.
– Э ... небольшое дельце, которое мне необходимо выяснить, Мерайя. Видите ли ... – Он повернулся к Барнаби. – Если бы мы с мистером Адером могли перемолвиться словцом с Элинор в кабинете, пока вы побудете здесь с Маркусом, Жаклин и мистером Деббингтоном...
Барнаби, очаровательно улыбаясь, предложил Элинор руку. Та бросила нерешительный взгляд на мать, но Барнаби уже вел ее к двери. Сэр Годфри поспешно топал сзади.
– Странно. Как странно! – воскликнула растерянная леди Фритем.
Жаклин, которая вместе с отцом уже успела спуститься вниз, уселась на диван, растянула губы в улыбке и призывно похлопала по подушке.
– Прошу, мэм, садитесь. Кого вы оставили дома? Тете Миллисент наверняка очень хотелось бы узнать.
Леди Фритем, нахмурившись, опустилась рядом.
– Кстати, где Миллисент?
– Немного нездорова, – пояснил лорд Трегоннинг.
– Вот как? Ну-с, посмотрим ... Миссис Элкотт, разумеется ...
Она принялась перечислять гостей. Жаклин тем временем ломала голову, о чем с ней говорить. К счастью, в дверях появилась Элинор. С ней произошли разительные перемены: лицо раскраснелось, глаза сверкают, голова высоко поднята – словом, само воплощение оскорбленной невинности.
– Пойдем, мама! Нам пора!
Леди Фритем непонимающе хлопнула глазами.
– Но, дорогая ...
– Немедленно, мама! Я желаю как можно скорее покинуть этот дом. И мне больше нечего сказать сэру Годфри или мистеру Адеру. Так что если ты поторопишься ...
В комнату вошел Барнаби, но Элинор, не глядя на него и не дождавшись ответа, повернулась и вылетела за дверь.
– Господи милостивый! – потрясенно пролепетала леди Фритем. – Я ... не знаю что сказать ... – Прижав ладонь к горлу, она медленно поднялась. – Прошу извинить нас, Маркус. Не знаю, что на нее нашло.
– Конечно, Мерайя, – заверил граф.
Мужчины поднялись и поклонились вслед леди Фритем.
– Мерайя! – окликнул лорд Трегоннинг и, подождав, пока леди Фритем обернется, добавил: – Вот еще что: буду очень благодарен, если вы известите всех родных, соседей и слуг, что сады Хеллбор-Холла отныне закрыты для прогулок. Похоже, в них стало слишком опасно.
– Боже милостивый! Ну разумеется, я всем так и передам! Маркус, скажите Миллисент, что я заеду позже узнать, как она. – И леди Фритем, махнув на прощание рукой, поспешила догнать свою разгневанную дочь.
В этот момент вошел Барнаби. За ним появился сэр Годфри. Все подождали, пока не захлопнется входная дверь, после чего Джерард осведомился:
– Что ты узнал?
– Очень немного, – вздохнул Барнаби, падая в кресло. – Она напрочь отрицала свое присутствие в садах по ночам. И при этом нагло лгала нам в глаза.
– Я тоже так считаю, – кивнул сэр Годфри, тяжело опускаясь на стул. – Никогда раньше не видел ее в подобном состоянии: бесстыжая, бессовестная, ·наглая, только что в глаза не плюет!
– Она в панике, – заметил Барнаби. – Поэтому и встала в позу, чтобы скрыть это.
Сэр Годфри фыркнул:
– А вот мне интересно знать, кого она защищает своей ложью. – Он многозначительно взглянул на Жаклин. – С кем она встречается? Ее видели с каким-то мужчиной?
Жаклин уже хотела сказать, что не знает, но осеклась.
Мужчины заметили ее колебания и терпеливо ждали. Она чувствовала, как ползет по щекам краска. Что, если она предаст подругу?
Но тут она вспомнила лежавшую наверху молчаливую и неподвижную тетку и для пущей смелости набрала в грудь воздуха.
– У Элинор был любовник. Понятия не имею кто ... но она встречалась с ним, – Жаклин беспомощно развела руками, – много лет.
Брови сэра Годфри медленно ползли вверх.
– Один и тот же мужчина все эти годы?
– Насколько мне известно. И повторяю, я даже не подозреваю, кто бы это мог быть.
– Но он постоянно живет здесь? – уточнил Барнаби. – В округе?
– Кажется, да, – пожала плечами Жаклин.
Сэр Годфри нахмурился.
– Придется найти того, кто знает больше о тайном возлюбленном мисс Фритем.
В холле послышались шаги. Присутствующие не обратили на них внимания, полагая, что это Тредл. Но тут звук шагов резко оборвался. Все дружно подняли глаза.
На пороге стоял потрясенный, белый, как простыня, Митчел Каннингем. Он уставился на сэра Годфри, словно не веря собственным глазам, нахмурился и тихо спросил:
– Что-то случилось?
– Митчел! Заходите! – пригласил лорд Трегоннинг. – Может, вы сумеете нам помочь?
Он наспех рассказал о случившемся. Присутствующие не сводили глаз с лица Митчела, но его потрясение казалось более чем искренним.
– Господи! Надеюсь, она поправится?
– Да, – вмешался сэр Годфри. – Но ... – Он объяснил, что теперь они ищут джентльмена, с которым Элинор встречалась в садах по ночам. – Вы не знаете, кем может быть этот негодяй?
Джерард не мог бы сказать, что было причиной: то ли проявилась проницательность художника, то ли связь с Жаклин сделала его более чувствительным, – но он без труда разгадал болезненное ... нет, мучительное выражение глаз Митчела. И спросил, только чтобы соблюсти формальности:
– Это ведь не вы, верно?
Судя по тону, он не столько спрашивал, сколько утверждал. Взгляд темных глаз Митчела обратился на него. Бедняга медленно покачал головой.
– Это не я, – глухо обронил он.
Слова словно падали в пустоту. Потому что сами были пустотой.
Никто не усомнился, что он говорит правду.
Лорд Трегоннинг неловко откашлялся.
– Спасибо, Митчел.
Митчел кивнул и отвернулся.
– Прошу меня извинить ... – пробормотал он, прежде чем шагнуть к двери.
Его не удерживали.
Когда шаги замерли вдалеке, сэр Годфри неожиданно спросил:
– Я прав, считая ...
– Абсолютно, – перебил Джерард. – Похоже, Митчел питал некоторые надежды, хотя сомневаюсь, что дело зашло дальше этого.
– Надежды, которые мы только что безжалостно уничтожили, – добавил лорд Трегоннинг. – Но пусть лучше узнает сейчас, чем потом.
Они коротко перечислили все, что узнали. Сэр Годфри спросил насчет защиты для Миллисент и успокоился, услышав, что все сделано.
– Когда она очнется, сможет назвать имя злодея, – с непривычной для него кровожадностью прошипел сэр Годфри. – А после этого ... помоги ему Бог.
* * *
Они все же решили устроить бал. Джерард, Барнаби и лорд Трегоннинг целый день писали и рассылали приглашения, пока Жаклин надзирала за бесчисленными приготовлениями.
После ужина она пошла посидеть с Миллисент, оставив мужчин обсуждать свои планы. Позже Джерард пришел за ней и повел в ее спальню.
Едва они вошли, как Жаклин подбежала к окнам и долго всматривалась в бархатное черное небо. Джерард задержался у двери, рассматривая ее прямую спину, высоко поднятую голову, длинные волосы. Свечи не были зажжены; комнату окутали серые тени.
Джерард медленно последовал за ней, гадая, о чем она думает. Подойдя ближе, он прижал ее спиной к себе. Она откинулась назад и положила голову на его плечо. Он всмотрелся в ее мятежное лицо и решил выждать.
Наконец она глубоко вздохнула.
– Почему всегда страдают люди, которые меня любят, которым я небезразлична? Почему они умирают? Я не хочу, чтобы ты оказался в их числе.
Он нагнул голову и коснулся губами ее виска.
– Я не умру. И Миллисент не умерла – хуже ей не стало, и нет никаких причин думать, что она не выживет. Доверься мне: я не позволю негодяю отнять тебя у меня. И потом мы будем вместе, и никто не сможет нас разлучить.
Эти слова прозвучали священной клятвой; Жаклин поняла это и ощутила, как слезы жгут глаза. Что, если она поверит, а потом ...
– Этого не случится, – повторил Джерард, крепче сжимая ее в объятиях. – Раньше ему приходилось иметь дело только с одним человеком, а теперь со всеми нами: тобой, мной, Барнаби, твоим отцом, леди Таннауэй, Энтуистлами и сэром Годфри. На этот раз ему не победить.
Ее защитник собрал войско сторонников. Без него она все еще была бы опутана кошмарной паутиной, сотканной ее мучителем.
Жаклин положила руки на сжимавшие ее талию ладони, ощутила силу, бурлившую в мускулистом теплом теле, и впервые поняла природу страха, побудившего его защитить ее, несмотря на все протесты с ее стороны. Если бы можно было закрыть его в безопасном месте, пока убийцу не поймают, она не моргнув глазом так бы и поступила.
Похоже, он хотел того же.
– Полагаю, ты не передумала насчет объявления о нашей помолвке?
Скорее уж насчет согласия выйти за него замуж, которого она до сих пор не дала.
– Я же сказала: спроси меня еще раз, когда его поймают. А пока ... – Она повернулась к нему лицом, обхватила шею и встретила его взгляд. – Пока мы только любовники.
Он молча смотрел ей в глаза. Долго. И, наконец, покачал головой:
– Нет. Это не так.
Он накрыл губами ее губы и доказал Жаклин ее неправоту. Продемонстрировал, наглядно показал, насколько определение «любовники» мелко и ничтожно по сравнению с тем, кто они на самом деле друг для друга.
Невозможно отрицать не только это, но и реальность того, что существовало между ними: глубину, широту, поразительную силу отношений. Жар, неотступный голод, желание обладать, которые горели в обоих, уничтожали все препоны, все запреты. Открывали двери безграничной страсти, безумному желанию и утолению этого желания. Наполняли их умы, тела, души и прикосновения. Уносили в царство грез и восторгов.
Когда тени сгустились, и ночь стала еще темнее, Жаклин лежала в объятиях Джерарда, слушая мерный стук его сердца, окруженная надежностью, силой и преданностью. Гадая, что принесут следующие тревожные дни. Зная, что он думает о том же. Мысленно повторяя судьбоносные слова Тиммс. Подозревая, что и он делает то же самое.
Чему быть, того не миновать.
Оставалось только принять эти слова и следовать своей дорогой.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Правда о любви - Лоуренс Стефани



Настоящий любовный детектив с элементами триллера. Занимательно и интригующе. Главные злодеи, кровосмесители брат и сестра, вызывают отвращение. Рекомендую к чтению.
Правда о любви - Лоуренс СтефаниВ.З.,64г.
27.11.2012, 13.26





Интересно, стоит прочитать и возможно не раз...
Правда о любви - Лоуренс Стефанилюбовь
15.09.2013, 21.54





Длинно и надуманно.
Правда о любви - Лоуренс СтефаниКэт
5.04.2014, 18.10





Всегда хотела узнать о судьбе Джерерда, после того как прочитала свою первую книгу о Кинстерах "Клятва повесы". И вот теперь прочитав его историю любви, я рада этому. Жаль только, что не раньше прочитала. Книга мне очень понравилась. Читая этого автора, уже заранее знаешь чего ожидать: страстную любовь, детективную линию и шикарные любовные сцены
Правда о любви - Лоуренс СтефаниЕлена
23.06.2014, 10.40





хороший роман.интересный.8 баллов.
Правда о любви - Лоуренс Стефаничитатель)
6.07.2014, 8.35





Очень скучно и растянуто
Правда о любви - Лоуренс СтефаниЗузуля
15.01.2015, 19.19





Очень скучно и растянуто
Правда о любви - Лоуренс СтефаниЗузуля
15.01.2015, 19.19





Прекрасный любовный роман. Даже не ожидала, что мне так понравятся романы этого автора. Все они задевают за живое, остаются в сердце. Очень душевно, рекомендую, читайте.
Правда о любви - Лоуренс СтефаниМила
31.01.2015, 1.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100