Читать онлайн Правда о любви, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Правда о любви - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Правда о любви - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Правда о любви - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Правда о любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

– Одно дело переубедить тех, кто хорошо меня знает, – шепнула Жаклин Джерарду, когда под руку с ним поднималась за отцом и Миллисент на крыльцо Треуоррен-Холла. Судорожно втянув в себя воздух, она подавила жгучее желание прижать к животу затянутую в перчатку руку и изобразила восхищенную улыбку. – А вот остальное общество не склонно быть столь доверчивым.
– Вздор, – возразил Джерард. – И перестань волноваться. Постарайся быть собой. И слушайся своего сердца.
Легко сказать, когда это самое сердце вот-вот вырвется из груди!
Она снова вздохнула, поняв, что он пожирает глазами ее груди. И от этого взгляда становилось теплее, и все тревоги таяли.
Ей не нужно было спрашивать, останется ли он рядом: она и так это знала. И ни к чему было гадать, не станут ли окружающие сплетничать при виде тех знаков внимания, которые оказывал ей Джерард: это было ясно и без слов. Но сейчас она задыхалась и все же сгорала от приятного возбуждения. Неудивительно, что голова кружилась.
Пока они стояли в длинной цепочке прибывших гостей, она старалась не думать о том моменте, когда Джерард в вечернем костюме вошел в гостиную. С ним был Барнаби, но его она сначала даже не заметила. Потому что видела только Джерарда, в черном и белом, в шелковом жилете с узором из янтарно-коричневых завитков. Резкий контраст черного и белого подчеркивал ширину плеч, костюм облегал стройную фигуру и оттенял суровые, благородные черты лица. Сдерживаемая мощь, которую она так часто замечала в нем, сегодня проявлялась как нельзя ярче, а присущая ему страстная энергия казалась откровенной и безграничной. Чувственность окутывала его невидимым плащом: она почти ощущала вкус неукротимой силы и то клеймо страсти, которое он уже успел поставить на ней.
Элинор наверняка язык проглотит от зависти!
Они никогда не соперничали за внимание одного джентльмена, и до сегодняшнего дня Жаклин была почти уверена, что они не станут отбивать друг у друга Джерарда, но когда Элинор так открыто попыталась им завладеть, Жаклин стала опасаться, что серьезно поссорится с подругой: еще одна причина для волнения.
Другой причиной был мужчина, державший ее под руку ... не джентльмен, а именно мужчина.
Она и в нем не была уверена, особенно сегодня, когда увидела в истинном свете. Стоя рядом с Джерардом, она остро ощущала его физическое присутствие и едва не корчилась от неловкости.
С тех пор как было сшито бронзовое платье, она подросла на несколько дюймов. И теперь подол развевался вокруг щиколоток совершенно соблазнительным образом. Но это тревожило ее меньше всего. За прошедшее время грудь и бедра так округлились, что, если она посмеет вздохнуть чуть глубже, ее ждут серьезные неприятности.
Продолжая растягивать губы в улыбке, она присела перед леди Треуоррен и мысленно велела себе отыскать дамскую комнату на случай, если произойдет катастрофа: по крайней мере, будет знать, куда бежать.
Поднявшись, она заметила странное выражение в глазах леди Треуоррен, и едва подавила желание оглядеть себя. Но взгляд хозяйки немедленно скользнул по ее лицу: в глазах светилось неподдельное тепло. Они поздоровались, соприкоснувшись щеками, после чего Джерард увел ее.
Как и ожидалось, появление графа немедленно вызвало настоящий фурор. Головы присутствующих поворачивались в их сторону. Да-да, сегодня сам Трегоннинг решил посетить бал!
Жаклин тихо радовалась, поскольку гости не обратили на нее никакого внимания.
Она уже хотела оглядеться, когда, случайно подняв голову, поняла, что Джерард за ней наблюдает.
– Расслабься, – прошептал он, наклонившись ближе. – Выглядишь ты великолепно.
Его взгляд лениво и откровенно скользнул по ее груди и ушел вниз. Губы слегка дернулись, и он поспешно отвернулся.
– Приятно видеть, что я прав. Этот цвет просто восхитителен на тебе.
Восхитителен! Может, поэтому ей показалось, что он не прочь ...
Она не позволила себе додумать до конца: и без того впереди у нее нелегкий вечер.
Джерард прекрасно усвоил свою роль: главное, не дать Жаклин сосредоточиться на слухах на том, что о ней думают люди. Жаклин не должна отступать, замыкаться в себе, иначе привычные барьеры, которые с таким старанием возводила, не позволят окружающим увидеть, кто она на самом деле: молодая девушка, абсолютно неспособная на убийство.
Он здесь, чтобы отвлекать ее от тяжких дум, и знает, как это сделать.
Они влились в толпу, наполнявшую бальный зал. Предоставив лорду Трегоннингу и Миллисент оспаривать слухи при поддержке Барнаби, они разошлись в разные стороны. Лорд Трегоннинг с сестрой направились налево, Барнаби – направо. Джерард принялся занимать Жаклин разговорами.
Леди Треуоррен раздала всем незамужним молодым леди бальные карточки: старый обычай, исключавший споры соперников. Как выразилась хозяйка дома: «Не желаю улаживать никакие свары».
– Первый вальс – мой, – пробормотал Джерард. – Если будете так добры.
Жаклин величаво наклонила голову:
– Если желаете.
Взявшись за крохотный карандаш, прикрепленный к карточке, она послушно нацарапала его имя в соответствующей строке.
– И вальс перед ужином тоже.
Жаклин с сомнением взглянула на него, но все же послушалась.
– Жаклин! – весело воскликнул подошедший Джайлз Треуоррен. – Выглядишь ослепительно! Кажется, я успел вовремя! Буду весьма польщен, если удостоишь меня первого контрданса.
Меньше чем через минуту их окружили неженатые джентльмены со всей округи, умолявшие записать в карточку их имена. Джерард стоял рядом, втайне радуясь удивлению, мелькнувшему в ее глазах: она действительно понятия не имела, какой эффект производит в этом платье на впечатлительных мужчин. И даже на не столь впечатлительных ...
У него неожиданно появились манеры собственника! Джерард сам это заметил. Он почти не разговаривал, но управлял беседой, готовый в любую минуту вмешаться и придать ей иное направление. Он не желал, чтобы кто-то упоминал о Томасе или ее матери, испортив девушке настроение и вновь повергнув ее в тоску. Не сейчас, когда ее глаза блестят, а сама она цветет красотой и здоровьем.
И тут появился Бризенден. Бросил мрачный взгляд в сторону Джерарда, но по отношению к Жаклин его поведение было безупречно учтивым. Джерарду пришлось признать, что так было всегда. Парнишка – ему трудно было думать о Мэтью как о равном – продолжал вести себя так, словно кто-то назначил его защитником Жаклин.
Джерард с трудом удержался от сообщения, что эта должность уже занята.
– Моя дорогая мисс Трегоннинг, – приветствовал джентльмен чуть постарше Джерарда, хорошо сложенный, но уже начинавший толстеть, и с низким поклоном провозгласил: – Сегодня вы затмили луну и звезды! Осмелюсь ли я попросить последний вальс перед ужином?
– Сэр Винсент, я была бы в восторге, но, боюсь, мистер Деббингтон вас опередил.
Услышав имя очередного поклонника, Джерард мгновенно насторожился. Миллисент говорила, что он ухаживал за Жаклин!
– По-моему, вы не знакомы, – продолжала Жаклин. – Позвольте представить: мистер Деббингтон, сэр Винсент Перри.
Сэр Винсент смерил его взглядом, но вернул поклон.
– Деббингтон ... – пробормотал он и вновь обратился к Жаклин: – В таком случае, может, удостоите меня первым танцем после ужина, мисс Трегоннинг?
Жаклин, сверившись с карточкой, кивнула и записала имя сэра Винсента.
– Буду счастлива, сэр.
Остальные джентльмены тоже присоединились к просьбе сэра Винсента и, добившись согласия на танец, переходили к свободным дамам. Но сэр Винсент не двигался с места. Жаклин находчиво отвечала на его остроты, но ничем не выделяла из окружающих и, уж конечно, не поощряла.
Сэр Винсент стал недобро поглядывать на Джерарда. Тот, как мог, игнорировал его, но при этом исподтишка сам следил за соперником. В то же время лорд Трегоннинг, расхаживая по комнате, останавливался то у одной, то у другой компании, заводил разговоры, шутил и смеялся. Вид немолодого джентльмена, веселившегося так искренне, словно душу не туманили никакие тревоги, заставлял собеседников непременно оглядываться на Жаклин. Джерард от всей души надеялся, что в этих взглядах не светилось подозрение.
Помедлив, граф направился к сэру Годфри и что-то ему сказал. Миллисент и Барнаби немедленно поспешили на помощь. Джерард уже знал, чем кончится дело. Лорд Трегоннинг представил Барнаби и рассказал о его открытиях, предоставив последнему объяснять детали. Сэр Годфри, казалось, с трудом вникал в доводы Барнаби.
Лорд Трегоннинг извинился и медленно, величественно направился в игорную комнату, где собирался описать другим пожилым джентльменам, как был потрясен, получив сообщение о трагедии в саду. Кроме того, ему не терпелось высказать свое мнение о том, кто виноват в смерти несчастного, а заодно опровергнуть убежденность присутствующих в вине его дочери.
Барнаби и Миллисент продолжали что-то тихо и серьезно втолковывать сэру Годфри. Наконец Миллисент, явно раздраженная, показала на дверь, подхватила сэра Годфри под руку и едва не насильно потащила в библиотеку: как полагал Джерард, продолжить обработку, пока тот не поймет все доводы Барнаби. Тот решительно последовал за ними. Джерард был совершенно уверен, что эта парочка успешно выполнит свою миссию и основательно прочистит мозги сэру Годфри.
– А вот и моя дорогая Жаклин!
Надменный тон Джордана Фритема мигом вернул Джерарда к действительности.
Жаклин улыбнулась и подала Джордану руку.
– Джордан! А где Элинор? Я еще ее не видела.
– О, где-то там. Спешит заполнить бальную карточку, – небрежно отмахнулся Джордан – Ну а я тоже решил подойди и внести свою лепту. – И, лениво оглядев толпу, он добавил: – Думаю, котильон. Как ты считаешь?
Джерард напрягся; сэр Винсент, казалось, вот-вот взорвется. Голос, манеры и самоуверенность Джордана граничили с грубостью. Впрочем, Джерард был готов побиться об заклад, что безмозглый фат даже не сознавал всего неприличия подобного поведения. Он уже приготовился как следует отчитать Джордана, когда услышал ответ Жаклин.
– Извини, Джордан, но ты опоздал, – с мягкой улыбкой произнесла она, показывая карточку. – Как видишь, моя карточка уже заполнена.
Джордан с тупым изумлением уставился на Жаклин. Джерард едва удержался от смеха, особенно когда встретился глазами с сэром Винсентом.
– Вот как? – пробормотал Джордан, похоже, не в силах осознать очевидного: Жаклин имеет такой успех у мужчин, что не нуждается в его покровительстве и тем более в партнерах для сегодняшних танцев. – П-понимаю, – выдавил он нерешительно – Тогда ... я, пожалуй, пойду. – И, коротко поклонившись, исчез в толпе.
– Жаклин, дорогая! – окликнула Миллисент, неотразимая в сиреневом бомбазиновом платье. – Леди Таннауэй и Энтуистлы только что прибыли и очень хотят поговорить с тобой. И с мистером Деббингтоном, разумеется. Надеюсь, остальные джентльмены извинят тебя.
Заинтригованные джентльмены с поклонами ретировались.
Жаклин взяла Джерарда под руку. Он ободряюще взглянул на нее.
– Будь собой, ничего другого не требуется. И не бойся выказать свои чувства.
Он ощутил дрожь ее пальцев. Но Жаклин вздохнула и расправила плечи, глядя в тот угол, где леди Таннауэй стояла рядом с высоким, представительным, но уже сгорбленным, словно под неимоверной тяжестью, джентльменом и маленькой кругленькой дамой в темно-сером платье простого покроя.
Жаклин высоко держала голову, мысленно повторяя слова Джерарда. То, что она испытывала к Энтуистлу, к Томасу ... Она старалась сосредоточиться именно на этом. Разделить с будущими собеседниками свои эмоции.
Джерард остановился перед сэром Харви и Маделин, леди Энтуистл. Взгляды Жаклин и Маделин скрестились: она смутно слышала, как Миллисент представляла Джерарда сэру Харви, но продолжала смотреть на леди Энтуистл, в лице которой читались понимание, сочувствие и сознание той же потери, которую она сама ощущала до сих пор.
– Дорогая, – прошептала леди Энтуистл, улыбаясь дрожащими губами и протягивая ей руки.
Жаклин поспешно сжала пухлые пальчики.
– Я знаю, как вы тяжело пережили потерю, дорогая, как скорбите по Томасу. Он был милым, милым мальчиком, и мы тоскуем по нему, но вы ... – Леди Энтуистл тихо всхлипнула. – Представляю, каким потрясением для вас было узнать о смерти Томаса. Но теперь, когда его тело упокоится в земле, вы начнете все заново. Мы были очень счастливы, когда он выбрал вас, но не хотим, чтобы его кончина разрушила вашу жизнь. Я и понятия не имела, что кто-то смел подумать ... однако Элси все мне объяснила. Но насколько я знаю, в распоряжении неких джентльменов имеются доказательства, полностью вас оправдывающие. Думаю, теперь ситуация станет абсолютно ясна и остальным.
Леди Энтуистл перевела дыхание и, снова улыбнувшись Жаклин, притянула девушку к себе и коснулась щекой щеки.
– Дорогая, я желаю вам счастья. Уверена, что и Томас хотел бы того же.
Жаклин смахнула слезы с глаз и пробормотала:
– Спасибо, леди Энтуистл. Спасибо от всей души.
– Гм ... – откашлялся сэр Харви и кивнул Жаклин: – Рады видеть вас в добром здравии, дорогая. Маделин, я только что поговорил с Деббингтоном.
Джерард поцеловал руку леди Энтуистл.
– Он сказал, что его друг может лучше объяснить детали ... а вот и он.
Барнаби, которого Джерард успел подозвать жестом, подошел и был представлен Энтуистлам. Сэр Харви и леди Энтуистл решили удалиться в библиотеку, чтобы без помех его выслушать.
Джерард и Жаклин попрощались с ними и уже хотели присоединиться к другим гостям, когда леди Таннауэй взяла ее за руку.
– Пройдемся немного, дорогая. Я спасу вас от чрезмерного любопытства окружающих, пока не начнутся танцы.
Джерард предложил одну руку леди Таннауэй, а другую Жаклин.
– А я тем временем поговорю с этим старым грешником, сэром Годфри, – пообещала Миллисент. – Я с него глаз не спущу.
Они расстались. И троица гуляла по комнате, леди Таннауэй непрерывно щебетала о каких-то пустяках. Ее положение в местном обществе было порукой тому, что никто не посмеет вмешаться в разговор. Все наблюдали со стороны. Многие поняли значение этой сцены, и теперь поспешно объясняли неосведомленным, в чем дело.
Леди Таннауэй повела их на террасу, откуда можно было полюбоваться светящимися среди ветвей фонариками. Услышав, что Джерард и Жаклин тоже помогали их развешивать, Элси похвалила общий эффект.
– Великолепное зрелище! – воскликнула она.
Из бального зала донеслась музыка, призывающая танцоров. Леди Таннауэй проводила их в зал и улыбнулась:
– Что же, мы сделали все, чтобы развлечь гостей: Герти Треуоррен должна быть чрезвычайно нам благодарна! Теперь мы можем и сами повеселиться. Наслаждайтесь вечером, дорогие. – И она удалилась, грациозно кивнув на прощание.
Через толпу протолкнулся Роджер Майлз и, улыбаясь, склонился перед Жаклин:
– Мой танец, о прекраснейшая!
Жаклин рассмеялась и подала ему руку.
Джерард сжал лежавшие на его рукаве пальчики и прошептал:
– Возвращайся ко мне, когда закончится танец.
Она подняла брови, но кивнула.
Он отпустил ее и посмотрел вслед удалявшейся парочке.
Решив, что танцы – именно то, в чем нуждается Жаклин для поднятия настроения, Джерард отошел в сторону. Все шло, как задумано, и леди Таннауэй оказала им неоценимую поддержку. Отмечая, сколько леди и джентльменов бросали одобрительные взгляды на Жаклин, он еще больше уверился, что их план сработал. После сегодняшнего вечера уже никто не поверит, будто Жаклин каким-то образом замешана в гибели Томаса.
Музыка еще играла, когда рядом появился Барнаби.
– Сэр Харви – человек умный и сразу понял, что я имел в виду. Как и Жаклин, они уже оплакали Томаса. У них есть и другие дети, и супруги хотят, чтобы ради всех остальных об этой истории как можно меньше говорили. Во всяком случае, они определенно на нашей стороне. И сделают все, чтобы помочь нам узнать, кто стоит за этим.
Джерард кивнул, не сводя глаз с танцующей Жаклин.
Барнаби же, напротив, оглядывал стоявших у стены, в основном представителей старшего поколения.
– Я уже и забыл, как это бывает в деревне: все только и говорят что о найденном мертвеце. Пожалуй, погуляю по залу и, воспользовавшись своим положением невежественного чужака, попробую вытянуть из них, кто распускает слухи.
– Думаешь, что-то получится?
– Не знаю, но чем больше стараюсь понять, тем больше убеждаюсь, что убийца крайне осмотрителен и одновременно умеет убеждать. Он, должно быть, имеет доступ во многие здешние дома.
С этими словами Барнаби отошел. В зале прозвучали последние ноты. Танцующие со смехом остановились: цепочки дрогнули и мгновенно распались. Джерард увидел, как Жаклин обернулась и поискала его взглядом. Роджер подхватил ее под руку и повел к нему. Но едва они оказались рядом, как музыканты снова заиграли, и на этот раз ее партнером оказался Джайлз Треуоррен.
Джерард перестрадал и этот танец, зато следующим оказался первый вальс!
Встретив Жаклин и Джайлза в центре зала, он весело болтал с ними, пока не раздались первые звуки скрипок, после чего обнял ее за талию и увлек в вихре вальса. И почувствовал, как внутри что-то отпустило. Что это было? Облегчение от того, что она снова в его объятиях?
Они продолжали кружиться, пока Жаклин не задохнулась. Легкий шорох шелка о сукно его фрака, прикосновение его длинных ног к ее юбкам, жаркий мужской взгляд, такой пристальный, невероятно будоражили воображение ... она судорожно вздохнула и возблагодарила Бога, что он не отводил глаз.
– Ты очень хорош в этом ...
Она не имела в виду вальс.
Судя по легкой улыбке, Джерард понял, но в ответ обронил только:
– И ты тоже.
Он провел ее в вальсе до конца длинного зала. Тяжелая горячая рука на ее спине посылала озноб по ее телу.
Во время второго тура он снова заговорил:
– Не думаю, что в последнее время ты много танцевала.
– Вернее, совсем не танцевала с самого исчезновения Томаса, – поправила она.
И никогда прежде с таким искусным партнером, столь уверенным в своих способностях. Партнером, которому могла безраздельно довериться и просто наслаждаться моментом, движениями и живительной энергией танца.
– Я люблю вальс, – неожиданно для себя призналась она.
– Я тоже.
Они достигли другого конца зала, и он незаметно для других привлек ее еще ближе. Она ощутила его силу, когда он увел ее в самый центр зала.
Ее захлестнуло радостное возбуждение, быстро сменившееся желанием, подогреваемым выражением его глаз, сознанием того, о чем он думает, какой ее видит. Она ощутила, что падает, тонет в сияющей глубине его карих глаз ... беспомощно покоряется его чарам.
Чувственная дрожь пробежала по спине; она раскраснелась, затрепетала ... соски напряглись, откуда-то изнутри хлынула волна жара.
– Если мне придется еще танцевать с тобой, нужно срочно попросить у кого-нибудь веер.
Джерард усмехнулся, глаза хищно блеснули. И все же его взгляд, даже при всей ее неопытности, оставался страстным и напряженным: не приглашение, но обещание. Обещание того, что между ними может быть нечто большее.
Жаклин удивлялась одному: почему она не боится? Почему не ощущает и следа волнения? Подобные эмоции никогда не влияли на ее мнение о нем, вернее, о них обоих. О том, что может быть и будет, как только она согласится.
Мелодия поднималась к кульминации; выражение его лица стало более серьезным, а взгляд – более пристальным.
– Ты что-то решила?
Тон был ровным, спокойным. Не требовательным. Скорее манящим.
– Нет. Но решу, – заверила она.
Он долго изучал ее лицо, прежде чем кивнуть. И, вынудив себя отпустить ее, повел в сторону. Немедленно словно из-под земли возник следующий партнер.
Он все неохотнее отпускал ее. С какой радостью он увлек бы Жаклин в какой-нибудь укромный уголок, где провел бы следующие несколько часов, убеждая ее безраздельно отдаться ему. Но вместо этого, помня о других целях, он танцевал с другими дамами и во время танца старался довести до их сведения как можно больше фактов о гибели Томаса.
Но тут к нему подступила Элинор и ясно дала понять, что приберегла для него танец. В обычных обстоятельствах он не оставил бы ей никакой надежды. Но даже с риском поощрить ее, пусть и в самой малой степени, он решил принять приглашение, желая узнать, что думает Элинор об обстоятельствах гибели Томаса.
Но, как оказалось, Элинор не интересовали мертвецы.
– Ах, все это было так давно! Я уверена, что бедняжка Жаклин не имеет ничего общего с его убийством, так что и говорить не о чем!
Глядя ему в лицо возбужденно блестящими глазами, она попыталась прижаться к нему, но Джерард деликатно отстранился. И тогда Элинор, опустив ресницы, чувственно улыбнулась:
– Я бы предпочла поговорить о более волнующих вещах.
Ему удалось дотерпеть до конца танца, не прочтя ей уничтожающей проповеди. С облегчением отпустив девушку, он невольно задался вопросом, знает ли леди Фритем о поразительно непристойном поведении дочери. Пусть сам он пытается соблазнить Жаклин, но он твердо уверен в ее невинности. А вот Элинор ... какая-то блудливая тень в ее глазах подсказывала, что она уже окунула ноги в фонтан Эроса.
А Элинор продолжала бомбардировать его многозначительными взглядами.
При обычных обстоятельствах Джерард вряд ли стал бы осуждать ее за это: не настолько он лицемерен, и все же в развращенности Элинор было нечто отталкивающее. Так считал не только он, но и Барнаби. Правда, они это не обсуждали: достаточно было переглянуться, чтобы понять друг друга. Странно только, что его совершенно не влечет к Элинор: нельзя отрицать, что она очень красива.
При этой мысли он отправился на поиски Жаклин. На душе сразу стало легче при виде девушки, несмотря на то, что она шла под руку с Мэтью Бризенденом. Но ведь и Мэтью не питал ни малейшей симпатии к Элинор, мало того, в отличие от Джерарда он не скрывал своего неодобрения. Видимо, поэтому Элинор старалась поменьше бывать в его обществе. Вот и сейчас она поспешно отошла.
Джерард с трудом сдержал неуместное стремление поблагодарить Мэтью, но вовремя поймал его взгляд и молча наклонил голову.
Вечер продолжался: гости циркулировали между террасой, садами, бальным залом и парадными комнатами.
Наконец прозвучали первые аккорды заключительного вальса, возвещавшего о скором начале ужина. Джерард с истинным облегчением и надеждой на то, что мечты сбудутся, закружил Жаклин в танце.
Но она улыбнулась, тихо вздохнула, расслабилась в его объятиях, и у него не хватило смелости требовать от нее обещаний. Он нежно прижал ее к себе и позволил глазам высказать то, о чем молчали уста. И она отвечала ему. Их безмолвная беседа становилась все задушевнее, все интимнее. К концу танца Жаклин только и думала что о нем, о них обоих и решении, которое должна принять. О знаке, которого еще не увидела. Об ответе, который еще не получила.
Джерард повел ее в столовую. Не успели они наполнить тарелки, как к ним за столик уселись Джайлз, Седрик, Клара, Мэри и последним – Барнаби. Завязалась оживленная беседа. Только Жаклин была рассеянна и немногословна; слишком тревожила ее близость Джерарда.
Они уже решили было вернуться в бальный зал, когда появились Джордан и Элинор. Жаклин улыбнулась друзьям, осознав, что в прошлом они были бы вместе на любом балу. Но не сегодня ... Ее долгое отсутствие в бальных залах и на вечеринках вызвало растущее отчуждение между ней и детскими приятелями. Правда, когда они приезжали в Хеллбор-Холл, это не было так очевидно, но в подобных ситуациях полное несходство характеров становилось абсолютно ясным.
Джордан и Элинор присоединились к разговору. Заметив, что Жаклин смотрит на него, Джордан обошел стол, встал рядом, нагнулся к ее уху и прошептал:
– Сегодня здесь только и говорят о смерти Томаса: похоже, до всех наконец-то дошло, что ты тут ни при чем. Конечно, люди все еще продолжают шептаться о гибели твоей матери, но, можешь быть уверена, я постарался объяснить, насколько они не правы. – Он выпрямился и с высокомерным видом бросил: – Глупые сплетни: мы, разумеется, все знаем, что это абсолютный бред.
И тут Жаклин вдруг осознала, что за столом воцарилось неловкое молчание: хотя Джордан и понизил голос, но, видимо, недостаточно.
Она не знала, что ответить. Сердце захлестнул знакомый холод, грудь сковали невидимые клещи. Но Жаклин спокойно наклонила голову:
– Благодарю за помощь.
Повернувшись, она заставила себя оглядеть остальных.
И увидела неуверенность, конфуз, растерянность, которые могли означать все, что угодно. Беспечная атмосфера испарилась ...
Джерард, учтиво улыбаясь, отодвинул стул и встал. Барнаби последовал его примеру.
– Думаю, пора вернуться к танцам, – объявил Джерард, легонько сжимая ее руку. – Музыканты уже настраивают инструменты.
Остальные охотно приняли предложение и, оживленно переговариваясь, пошли в зал. Их голоса показались Жаклин фальшивыми, но, по крайней мере, нарушили кошмарную тишину.
Под руку с Джерардом она направилась в бальный зал.
Через уже собравшуюся толпу пробился сэр Винсент и с восторженной улыбкой отвесил ей поклон:
– Дорогая, кажется, это наш танец.
Жаклин с вымученной улыбкой подала ему руку, заметив, что он словно не видит Джерарда. Пока сэр Винсент вел ее в центр зала, она оглянулась. Джерард стоял на том же месте, неотрывно глядя ей вслед.
Но тут рядом возникла Элинор и взяла его под руку. Джерард обернулся к ней.
Жаклин старалась смотреть вперед, пораженная болью, ударившей в самое сердце, неожиданно напрягшимися мышцами и реакцией на появление теперь уже бывшей подруги. Жаклин ожидала, что воздействие слов Джордана лишит ее прежней уверенности, вновь вовлечет в водоворот сомнений, но ничего этого не было – она думала только о Джерарде. Элинор настолько опытна, что Джерард вполне может поддаться ее чарам.
Что-то зависит от ее решения? От знака, которого она ждет? Музыка, наконец, смолкла, и она поискала взглядом своих приятелей. Они стояли у дверей террасы, на другом конце бального зала, противоположном тому, где она оставила Джерарда.
– Дорогая, не уделите мне несколько минут вашего времени? Следующий танец начнется не сразу.
Сэр Винсент показал на двери террасы.
– Возможно, нам стоит немного прогуляться: остальные уже вышли на свежий воздух. Заверяю, это вполне прилично.
И действительно, в зале было душно. Стоит, пожалуй, немного освежиться. Идея показалась Жаклин заманчивой.
Опершись о руку сэра Винсента, она направилась к террасе. Они остановились у перил, чтобы полюбоваться освещением. Увешанные фонариками дорожки вели через газон и пропадали между кустов и деревьев. Дул легкий ветерок, шелестя листвой; фонарики качались и подмигивали, как крошечные звездочки.
Здесь действительно было полно гуляющих. Жаклин огляделась, и ... сердце ее упало. На другом конце стоял Джерард. За его руку цеплялась Элинор и, судя по жестам, пыталась заманить его в сад.
Жаклин и сэр Винсент остановились в тени, но Джерард и Элинор были залиты светом, струившимся в окна бального зала. Элинор стояла к ним лицом, но ничего не замечала, кроме Джерарда. Судя по всему, она явно пыталась его соблазнить. Но ... он оставался равнодушным ко всем знакам внимания. Покачал головой и отступил, пытаясь высвободиться. Но Элинор нагло цеплялась за его руку и, подняв лицо, словно для поцелуя, попробовала подобраться ближе.
Джерард почти грубо отстранился и с ледяным видом демонстративно поднял руку Элинор и уронил. И бросил что-то резкое, потому что лицо Элинор тут же.
Джерард, резко повернувшись, направился в зал.
Сэр Винсент громко откашлялся и запоздало увел Жаклин в противоположном направлении.
– Должен сказать, я задавался вопросом ... никогда не узнаешь, как поведут себя эти лондонские аристократы, но у Деббингтона, похоже, достаточно холодная голова. Я не стал бы упоминать ни о чем подобном, поскольку знаю, что она ваша подруга, но мисс Фритем просто необходимо прогуляться и подумать о своем поведении.
Они достигли конца террасы. Сэр Винсент заглянул за угол здания.
– Ах да. Как раз то, что нужно.
Он повел ее туда. Жаклин, поглощенная тем, чему стала свидетельницей, и почти падая от облегчения при виде столь недвусмысленного отношения Джерарда к Элинор, решительно отвергшего признанную красавицу, не сразу отметила странные нотки в голосе сэра Винсента.
Что именно ему нужно?!
К этому времени он успел подвести не сопротивлявшуюся девушку к стеклянным дверям, ведущим в одну из небольших гостиных. Двери были не заперты. Сэр Винсент широко их распахнул и с обычной придворной учтивостью повел ее в комнату. Девушка неуверенно переступила порог. Подозрения ее все росли.
Лунный свет был достаточно ярок, но сэр Винсент немедленно зажег лампу, и по гостиной разлился мягкий свет, немного успокоив непонятные страхи Жаклин. В конце концов, это был сэр Винсент, и, несмотря на свои постоянные знаки внимания, он принимал ее отпор как истинный джентльмен. Когда он решительно обернулся к Жаклин, той показалось, что он собирается предупредить ее о слухах. Мысленно готовя подобающий ответ, она ожидала услышать пространную речь. Но к ее ужасу, сэр Винсент бросился на колени.
– Дорогая! – воскликнул он, сжимая ее руки.
Шокированная, девушка попыталась вырваться, но он только крепче стиснул пальцы.
– Нет-нет ... не бойтесь! Вы должны извинить мою безумную страсть, милая Жаклин, но я больше не в силах молчать.
– Сэр Винсент! Прошу вас, встаньте!
Жаклин бросила взгляд на боковую террасу. Пока что там никого не было, но в любую минуту может появиться скучающий гость и, разумеется, заглянет в прекрасно освещенную комнату!
Но сэр Винсент, вместо того чтобы встать, поднес ее руки к губам и стал осыпать пылкими поцелуями.
– Дражайшая Жаклин, вы должны меня выслушать! Я не могу позволить вам увлечься этими лондонскими щеголями: они вас не стоят!
– Что?! – охнула она, уставясь на него. – Сэр ...
– Я слишком долго молчал. Сначала считал вас чересчур молодой ... – Все еще держа ее руки, сэр Винсент поднялся. – Потом случилась беда с Энтуистлом, а едва вы немного пришли в себя, умерла Мирибель. Но дольше ждать я не желаю! Дорогая, я жажду сделать вас своей женой.
Рот Жаклин раскрылся сам собой.
– Э ... – пробормотала она, стараясь прийти в себя. – Сэр Винсент, мне и в голову не приходило ...
– Что же, это вполне естественно. Я человек светский, вы – почти затворница. Но я давно мечтал о вас, и ваша мама знала о моих намерениях. Она настаивала, чтобы я подождал, прежде чем просить вашей руки, а я уважал ее желания.
Шагнув ближе, он снова сжал ее руки и умоляюще спросил:
– Итак, дорогая, что вы скажете?
Жаклин с трудом перевела дыхание.
– Сэр Винсент, вы оказываете мне большую честь, но я не смогу выйти за вас замуж.
Сэр Винсент побледнел. Жаклин снова дернулась, но он крепко ее держал. И думал о чем-то ... по ее мнению, чересчур усердно.
– Сэр Винсент ...
– Нет – нет, теперь я понял свою ошибку. Вы, вне сомнения, грезите о неземной страсти! – выпалил он, пытаясь привлечь ее к себе.
Жаклин стало дурно. Но она уперлась локтями ему в грудь, не давая себя обнять.
– Сэр Винсент, нет!
– Не нужно бояться меня, дорогая, – твердил он, неумолимо притягивая ее к себе. – Всего лишь поцелуй, чтобы показать вам ...
– Перри!
Единственное слово упало с сокрушающей тяжестью жернова. Резкое, холодное, звенящее злобой, оно, по всей видимости, потрясло сэра Винсента до глубины души. Жаклин тревожно встрепенулась, хотя почему-то не ощутила ни растерянности, ни изумления.
В комнату вошел Джерард.
– Предлагаю вам немедленно отпустить мисс Трегоннинг.
Сэр Винсент хлопнул глазами и, видимо, придя в себя, немедленно разжал руки. Жаклин подвинулась к Джерарду, разминая сплющенные пальцы.
– Он сделал вам больно? – сухо осведомился Джерард.
Она со страхом смотрела на него: безжалостное обещание немедленного наказания было словно вытравлено в суровых чертах жесткого, непрощающего лица. Жаклин втайне обрадовалась, что ничего ужасного не произошло.
– Нет, – честно ответила она. – Все случилось ... слишком неожиданно.
Оглянувшись, она заметила, что сэр Винсент, залившийся краской до самых корней волос, потрясен, растерян и, кажется, раздражен.
– Сэр Винсент, повторяю, вы оказываете мне большую честь, но я не намерена становиться вашей женой. И поверьте, что никакие ваши уговоры не заставят меня передумать.
Что еще она могла добавить? Ничего.
Поэтому девушка, вежливо наклонив голову, протянула руку Джерарду:
– Мистер Деббингтон?
Но он не сводил глаз с сэра Винсента. Жаклин ждала. Джерард, очевидно, страстно желавший торжества справедливости, продолжал медлить. Но все же очень неохотно повернулся и, смирившись с молчаливым приказом, взял Жаклин под руку и повел из комнаты.
Позади послышался громкий, облегченный вздох сэра Винсента.
Оказалось, что у входа ждет Барнаби. Он отступил, чтобы дать им пройти.
Очутившись на террасе, Жаклин перевела дыхание. Под пальцами ощущалась сталь, в которую превратились мышцы Джерарда. Они медленно побрели к центральной части террасы. Рядом молча шагал Барнаби.
– Спасибо, – пробормотала она, пытаясь смягчить напряжение. – Я понятия не имела о том, что он затеял.
– Хм-м-м, – протянул Барнаби, сосредоточенно хмурясь. – Я верно расслышал? Он всего лишь просил вашей руки?
Жаклин вспомнила их гипотезу и вздрогнула.
– Да. Но поверить не могу ...
Она осеклась, стараясь вспомнить поточнее.
Джерард впился взглядом в ее лицо.
– Что?! Что он сказал?!
Может ли это быть?!
– Он сказал, что говорил с мамой. И был в доме во время последнего визита Томаса. Сэр Винсент ушел раньше ... или мы так считали.
Барнаби покачал головой:
– Ваш конюх уверяет, что он не сразу явился за своей лошадью. Они полагали, что он был в бухточке.
Они дружно остановились.
– В бухточке·или в саду Геркулеса.
Джерард глянул сначала на Барнаби, потом на нее.
– Кто может сказать наверняка?!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Правда о любви - Лоуренс Стефани



Настоящий любовный детектив с элементами триллера. Занимательно и интригующе. Главные злодеи, кровосмесители брат и сестра, вызывают отвращение. Рекомендую к чтению.
Правда о любви - Лоуренс СтефаниВ.З.,64г.
27.11.2012, 13.26





Интересно, стоит прочитать и возможно не раз...
Правда о любви - Лоуренс Стефанилюбовь
15.09.2013, 21.54





Длинно и надуманно.
Правда о любви - Лоуренс СтефаниКэт
5.04.2014, 18.10





Всегда хотела узнать о судьбе Джерерда, после того как прочитала свою первую книгу о Кинстерах "Клятва повесы". И вот теперь прочитав его историю любви, я рада этому. Жаль только, что не раньше прочитала. Книга мне очень понравилась. Читая этого автора, уже заранее знаешь чего ожидать: страстную любовь, детективную линию и шикарные любовные сцены
Правда о любви - Лоуренс СтефаниЕлена
23.06.2014, 10.40





хороший роман.интересный.8 баллов.
Правда о любви - Лоуренс Стефаничитатель)
6.07.2014, 8.35





Очень скучно и растянуто
Правда о любви - Лоуренс СтефаниЗузуля
15.01.2015, 19.19





Очень скучно и растянуто
Правда о любви - Лоуренс СтефаниЗузуля
15.01.2015, 19.19





Прекрасный любовный роман. Даже не ожидала, что мне так понравятся романы этого автора. Все они задевают за живое, остаются в сердце. Очень душевно, рекомендую, читайте.
Правда о любви - Лоуренс СтефаниМила
31.01.2015, 1.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100