Читать онлайн Обещание поцелуя, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обещание поцелуя - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.93 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обещание поцелуя - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обещание поцелуя - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Обещание поцелуя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Хелена изумленно смотрела на Себастьяна:
— Вы?
— А вы ожидали увидеть кого-то другого?
— Луи сказал мне, что я должна встретиться со знакомым моего опекуна.
— Значит, так. Мне было интересно узнать, как де Севру удастся убедить вас выслушать меня. Однако мне жаль, что я не имел удовольствия быть знакомым с вашим опекуном.
— Хватит! — Начиная терять терпение, Хелена повернулась и направилась к двери.
Себастьян резко поднял руку, привлекая ее внимание, и она поняла, что попала в ловушку. Чтобы вернуться к двери, ей надо было пройти мимо него.
Она повернулась к нему и, сложив на груди руки, холодно заметила:
— Я не понимаю вас.
— Боюсь, за это я должен перед вами извиниться, малышка, но я хочу, чтобы все между нами было предельно ясно.
Он слегка наклонился вперед и завладел ее рукой. Откинувшись в кресле, он подтянул ее к себе. Она нахмурилась, но подчинилась.
— Посиди со мной.
Поняв, что он приглашает ее сесть к нему на колени, Хелена отшатнулась назад.
— Малышка, не будьте такой недотрогой. Я хочу поговорить с вами, но если я встану, то не увижу ваше лицо. Если вы сядете ко мне на колени, мне будет гораздо удобнее.
В его голосе слышалось раздражение, и она сразу выбросила из головы мысль об изнасиловании, по крайней мере, сейчас. Хелена позволила себе легкое «гм», затем, решившись и подобрав юбку, села, как он хотел.
Его бедра были твердыми, как гранит, но теплыми.
Он взял ее за талию, приподнял и посадил так, чтобы видеть ее лицо. После чего осторожно развязал ленточки ее маски, снял ее и положил на стол рядом с креслом.
Себастьян понимал, что не должен сейчас торопиться. Иначе она опять от него сбежит.
Он заглянул ей в глаза.
Она не отвела взгляда.
«Я хочу просить твоей руки» — слова, которые легко воспринимаются каждой женщиной, но в случае с Хеленой, как подсказывал инстинкт, ему придется потрудиться.
«Я собираюсь сделать тебя своей герцогиней» — другой вариант, оставляющий меньше шансов для ее придирок.
К сожалению, если учесть ее предупреждение в отношении могущественных мужчин, ни один из подходов не приведет к быстрому успеху. Она немедленно к чему-нибудь придерется, и у него останется еще меньше шансов на успех.
Лишить ее аргументов прежде, чем у нее появится шанс их выдвинуть, — вне всякого сомнения, это будет первым шагом к победе. Если ему удастся ослабить ее защиту, тогда он сможет поговорить с ней о браке.
— Вы говорили мне, что не любите быть пешкой в руках могущественных мужчин. Эти ваши слова навели меня на мысль, что ваш опекун именно такой мужчина. Я прав?
— Да. Поверьте, я знаю, о чем говорю.
— И я также оказался прав, когда сделал вывод, что причина ваших поисков кроткого, безропотного мужа заключается в том, что вы устали от мужчин-тиранов.
— Мне нужен муж, который не будет манипулировать мной, используя меня как пешку.
— А вам никогда не приходило в голову, малышка, что, выйдя замуж за человека, который не знаком с правилами — как вы однажды изволили выразиться — тех игр, в которые вы играете, вы останетесь во власти вашего опекуна, от которого так упорно стараетесь убежать?
— Как только я выйду замуж…
Немного поколебавшись, он произнес:
— Моя сестра замужем. Однако если я решу для ее же собственного блага, что она должна вернуться в Англию… она вернется.
— А ее муж?..
— Хантли прекрасный человек, и он никогда не пытался управлять Августой. Однако у него отлично развита интуиция, и он знает, когда ей необходима твердая рука. В таких случаях он вызывает меня.
— Мой муж — которого я выберу, — не будет звать на помощь моего опекуна.
— Но если ваш опекун не захочет ждать, пока его вызовут, что тогда?
Он дал ей время подумать над его словами. Рассмотреть возможности, прийти к собственному пониманию этого факта.
Даже сейчас он ею манипулировал, навязывая свои идеи.
Такой номер с ней не пройдет.
Хелена нахмурилась, глядя на его классический профиль, который не смягчал даже приглушенный свет. Неохотно она направила свои мысли по новому руслу, словно бы мысленно оглянулась назад, чтобы посмотреть, что позади нее, чего именно она не увидела раньше.
Он был прав. Фабиан не откажется ее использовать, если она будет под защитой слабого мужа. Достаточно посмотреть, что он сделал с Джеффри Дораном, ее дядей, ее законным и единственным опекуном. Не будучи слабым человеком, он все же оказался слабее Фабиана. Так как контроль над ее будущим и браком наделял его значительной властью, Фабиан «обсудил» этот вопрос с Джеффри, дальним родственником, и между ними было достигнуто соглашение, которое сделало Фабиана ее единственным опекуном.
Как Фабиан сможет использовать ее, когда она выйдет замуж, Хелена не знала, но он бы не смог жить без интриг — его власть подпитывалась из многих источников и контролем над многими объектами. Власть была для Фабиана наркотиком.
— Вы правы. — Ответ непроизвольно слетел с ее губ. — Мне надо обдумать все еще раз.
— У вас не такой большой выбор, малышка. Принадлежа к тому же типу, против которого вы боретесь, я могу сказать вам, что существует только один выход.
— Я не хочу… — Она замолчала. Образ Фабиана возник перед ее мысленным взором. Приходилось признать: она мало что могла бы сделать, чтобы избежать его сетей.
Себастьян нашел ее глаза и постарался удержать ее взгляд.
— Насколько мы похожи, ваш опекун и я?
Его тон был мягким, заинтересованным и приглашал ее их сравнить. Она сразу разгадала его уловку и по достоинству оценила ее. Но ведь он не знал Фабиана!
— По характеру вы очень похожи. — Но честность заставила ее добавить: — В некотором роде.
Себастьян был гораздо добрее. Если разобраться, многие его поступки, хотя и осуществлялись с присущей ему самонадеянностью, были вызваны горячим желанием помочь, что привлекало к нему сердца людей, да и ее тоже. Доброта никогда не была присуща Фабиану — у нее сложилось твердое убеждение, что за всю свою жизнь Фабиан ни о ком, кроме себя, не подумал.
В то время как Сент-Ивз приказывал своей сестре вернуться в Англию ради ее же блага, Фабиан сделал бы это в собственных интересах, независимо от интересов его пешки, а зачастую даже и во вред ей.
Она продолжала изучать лицо Себастьяна. Он решил задать наконец прямой вопрос:
— Так кого бы вы предпочли, если бы пришлось выбирать, — вашего опекуна или меня?
Она хорошо понимала, что весь их разговор был затеян только ради этого вопроса. Единственный вопрос, который, как он полагал, будет основным и решающим для ее дальнейших поступков.
— Я бы не выбрала ни одного из вас.
— Это я понимаю. Однако вы должны понять, что ваш выбор не освободит вас от могущественного мужчины. Если не ваш опекун и не я, тогда все равно появится кто-то другой, похожий на нас. Поколебавшись, он погладил ее по щеке. — Ты необыкновенно красивая, малышка, очень богата и благородна. Ты неожиданное счастье для мужчин — и это всегда будет определять твою судьбу.
— К сожалению, я не могу тут ничего изменить. — Хелена произнесла это равнодушно, зная, что это правда, та правда, которую она не любила, но давно приняла как данность.
— Нет. — Он удерживал ее взгляд. — Все, что тебе остается, — это выбрать лучшее из того, что дарует судьба.
Что же предпочесть?
Хелена закрыла глаза, чтобы поразмышлять.
— Вы уверены, что если я выберу вас, вы станете моим защитником, будете защищать меня от других и даже от моего опекуна?
— Малышка, если вы станете моей, я буду защищать вас ценой своей жизни.
Она смотрела на него — и верила ему. И вдруг удивилась, что размышляет над выбором, хотя на самом деле никакого выбора у нее нет.
— Свобода, которую вы приобретете, всегда будет под защитой могущественного человека.
Он снова, как и прежде, прочитал ее мысли и заглянул в ее душу.
— Откуда мне знать, что вы не попытаетесь использовать меня, как использовал меня он, — будете играть моим будущим, моей жизнью, словно они ваша собственность и вы имеете право распоряжаться ими по вашему желанию? — Ей не пришлось обдумывать свои слова, она просто выплескивала на него свою боль.
Ответ прозвучал незамедлительно:
— Я обещаю, что не буду этого делать, и свое обещание выполню. Но ничего нельзя знать наверняка, вы можете только доверять мне и быть уверенной, что ваше доверие я оправдаю. Но здесь есть небольшой нюанс — в какой-то мере вы уже доверяете мне. Вы не были бы здесь сейчас, если бы это было не так.
И это тоже было правдой. Сидя у него на коленях, лицом к лицу и глаза в глаза, Хелена верила, что Себастьян не обманет ее надежд. Каждая минута, проведенная с ним, укрепляла в ней доверие и веру в его искренность.
И за всем этим стояло ее понимание его, понимание их тяги друг к другу, которая возникла в первую же минуту их встречи целых семь лет назад.
Он не пытался делать вид, будто ее не существует, накидывать вуаль на эту часть их отношений.
— Если я соглашусь… — Она замолчала, посмотрела ему в глаза, потом опустила их. — Если приму вашу защиту, что вы потребуете взамен?
— Вы знаете, что я попрошу, чего я хочу.
— Скажите мне об этом прямо.
Он внимательно посмотрел ей в глаза и только потом ответил:
— Я думаю, малышка, что у нас было достаточно слов. Пора от слов переходить к делу.
По ее спине пробежал холодок, но когда он удивленно выгнул бровь, она надменно сделала то же самое. Она должна узнать, сможет ли отдать себя под его защиту. Сможет ли выдержать огонь его прикосновений, сможет ли принадлежать ему и продолжать оставаться самой собой.
Она молчала, она ждала. Он прочитал решимость в ее глазах и опустил взгляд ниже. Скользнул по обнаженным плечам, еще ниже и снова вверх — это эфемерное прикосновение вызвало у нее ощущение физического. Затем его взгляд остановился на золотой пряжке на ее плече.
С обычной медлительностью он поднял руку, подцепил пряжку, и та вместе с шелком, который удерживала, медленно сползла с ее плеча. Его палец скользнул по нежной коже ее шеи.
Она не могла дышать. Не могла пошевелиться. Не могла отклониться, когда он прижался губами к ее обнаженному плечу.
Единственное место, которое он открыл, единственное уязвимое место было выставлено напоказ. Для него. Им обнаженное.
Она закрыла глаза, сосредоточившись на своих ощущениях, почувствовав его губы на своей коже, горячую влажность языка. Потом открыла и завороженно следила за тем, как его губы вновь и вновь касаются ее.
Движимая непонятной силой, какой раньше и не подозревала в себе, она запустила пальцы в его густые шелковистые волосы. Он поднял голову, и их губы встретились.
Эта непонятная сила направляла все их действия. Когда они целовались — отдавая, получая, ощущая вкус друг друга, соблазняя, получая удовольствие, — она чувствовала себя несколько неловко, потому что какая-то невидимая черта отделяла их или ее от того, чтобы, забыв обо всем, взять как можно больше, не отдавая, завоевывая и не сдаваясь.
Снова и снова эта сила давала о себе знать. Он овладевал ее ртом горячо и стремительно, в каком-то первобытном восторге, почти лишая ее сознания. Затем она стала выставлять свои требования. И он радостно сдавался на милость победителя, следуя ее желаниям.
Волна страсти, нахлынув, отступала, затем возвращалась вновь.
Они оторвались друг от друга, чтобы перевести дыхание. Она открыла глаза и встретила его взгляд. Одной рукой он держал ее за подбородок, вторая лежала на талии, смяв пальцами шелк платья. Ее рука поддерживала его голову, другая гладила спину.
Ее веки опустились, их губы встретились снова, и страсть поглотила их целиком.
Стоя в десяти ярдах, по другую сторону двери, соединяющей библиотеку и кабинет, Луи хмурился от злости. Оторвав ухо от приоткрытой двери, он заглянул внутрь одним глазком, но не увидел ничего, кроме части книжных шкафов. Открыть дверь пошире он не решился, а потому снова приник к двери ухом. Он слышал голос Хелены и Сент-Ивза, но не мог разобрать многие слова. И тем не менее, он все же слышал достаточно, чтобы понять, что предсказания Фабиана начали сбываться.
Но он пока не слышал, чтобы Сент-Ивз сделал Хелене предложение, а это было необходимо для осуществления их плана…
И вдруг они перестали разговаривать.
Если бы это была другая женщина, а не Хелена, он бы понял, что происходит, но он столько лет был ее тенью и знал: она была холодной и неприступной. И никогда не позволяла мужчинам вольности.
Но что же тогда происходит в погруженной в тишину библиотеке?
Возможно, она опять демонстрирует высокомерную холодность — только до этого он и смог додуматься. А англичане — они такие непредсказуемые. Они ведут себя гораздо легкомысленнее в некоторых обстоятельствах, чем французы и, однако, бывают весьма непреклонны, когда речь заходит об их интересах. Вот и попробуй догадайся, что же там происходит. В их поведении нет никакой логики.
Тихое бормотание донеслось до него, и Луи быстро приложил ухо к щели и стал ждать возобновления разговора.
Хелена горела в огне, и ей казалось, что языки пламени лижут ее кожу. Откинув голову назад и вцепившись пальцами в плечи Себастьяна, она задыхалась оттого, что губы его скользили по ее лицу.
Неожиданно она почувствовала, как он прижался губами к голубой жилке, бешено бьющейся на ее шее. Он целовал ее, ласкал, и Хелена задрожала в его руках.
Стон удовлетворения сорвался с его губ. Его руки легли ей на талию, мяли ее, давая почувствовать их силу, затем двинулись вверх к ее груди. Она резко развернулась и впилась в его губы, когда он нежно начал обводить пальцами ее соски, твердые и гладкие, как галька. Она с трудом дышала и неистово целовала его.
— Тсс. — Он оторвался от нее и посмотрел вниз.
Она тоже опустила глаза и испытала потрясение, увидев, куда направились его длинные пальцы.
Ее дыхание застряло в горле. Крошечная часть ее естества кричала в протесте, но она отмахнулась от нее, заперла на замок — ей не хотелось его останавливать. Он сказал, что все ей покажет. Она хотела видеть, знать и чувствовать все это — все, что он собирался ей показать.
Ей нужно было знать, нужно было почувствовать, насколько это трудно, насколько опасно. До того, как она согласится принадлежать ему.
Ее груди набухли и распирали лиф.
Она помогла ему спустить с плеч шелк, судорожно дыша, все ниже и ниже, пока груди не оказались на свободе. Эта свобода стала для нее облегчением, особенно когда он спустил платье до самой талии.
Она посмотрела на него, но его взгляд был устремлен на ее груди. Он поднял руку и провел по ним пальцами.
Вверх-вниз, вокруг, между, не дотрагиваясь до сосков, пока она не взмолилась:
— Потрогай меня.
Взяв его руку, приложила ее к пылающим соскам. Он зажал их пальцами, сначала осторожно, затем все крепче и крепче, пока она не застонала.
Потом он поцеловал ее, глубоко, гораздо глубже, чем раньше, — или ей это показалось? Словно вознамерился вобрать ее в себя целиком, словно их прежние поцелуи были прелюдией к более тесной близости.
Голова у нее кружилась. Комната наполнилась ее стонами.
Распрямив спину и откинув голову, она ловила ртом воздух, стараясь не потерять сознание: ее разум давно отключился.
Он торжествовал: она сама побуждала его к дальнейшим действиям.
Она готова была поклясться, что потеряла сознание, пусть на секунду, потому что провалилась в черную дыру. Но он извлек ее оттуда в мир живых, где правили чувства, утонченные и захватывающие.
Она хотела видеть и открыла глаза; она была благодарна ему и позволяла себя целовать, ласкать и делать все, что он захочет, для их общего удовлетворения. Не имея опыта, она могла бы попасться в ловушку к опытному мужчине, но этого не произошло. Он был требовательным, но щедрым, и все, что они делали, они делали вместе. Он не подавлял ее, хотя, конечно, мог бы это сделать. Он был терпелив и подбадривал ее, давая ей возможность себя проявить. Шелк тоги скрывал от нее его тело, и это выводило ее из себя.
Но прежде чем она выдвинула свои требования, он крепко поцеловал ее, приподнял и посадил на одно колено. Его руки держали ее груди, губы прижались к губам.
Их поцелуи были горячими и раньше, а сейчас их можно было назвать раскаленными. Их раскаляло желание, страсть, все те примитивные эмоции, которых она никогда не испытывала раньше. Она торжествовала.
Удивленная, она внезапно услышала его тихое бормотание и почувствовала, как его рука скользнула по ее голому животу, откинув складки шелка, и спустилась ниже. Почему она ничего не сделала, а только прильнула к нему, когда его пальцы погладили завитки волос между ее бедрами и скользнули дальше? Раздвинув ее ноги, он осторожно пробрался внутрь.
Она вообще перестала дышать. Перестала соображать. Но даже сейчас она верила ему. Содрогаясь от невероятных ощущений, она позволила ему запустить один палец в ее теплую глубину и услышала его прерывистое дыхание. И это было ее желание, которое пробудила его воля. Он господствовал — она подчинялась, но все обстояло не так просто, как могло показаться. Она подчинялась, потому что он отдавал ей себя. Справедливый обмен.
Глотнув воздуха, она прижалась губами к его губам. Страсть — примитивная, необузданная — свободно переходила от одного к другому. Она поглощала их, и они с наслаждением погрузились в этот сладкий омут.
Страсть сжигала ее тело и рвалась наружу. Его язык повторил игру его пальцев. Крик застрял в ее горле, и она прервала поцелуй.
Он снова привлек ее к себе, выпил устами ее крик. Страсть взорвалась, сотрясла ее тело, разлилась по жилам, взбудоражила нервы, затуманила сознание и погрузила ее в мир блаженства.
Луи с ужасом наблюдал эту картину через приоткрытую дверь, зажав рукой рот, чтобы не выдать себя. Он не мог поверить в то, что слышал своими ушами. Не мог поверить в то, что ему удалось разглядеть.
Если Сент-Ивз добился сегодня всего, чего хотел, пригласит ли он Хелену в свой загородный дом?
Стоит ли ему самому воспользоваться этой возможностью?
Как он сможет объяснить свое намерение?
Подавив панику, он развернулся, выбежал в галерею, рывком открыл дверь…
…и столкнулся лицом к лицу с двумя парами: одна — «водяной» и «русалка», вторая — дрезденская «молочница» и карикатурный тирольский «пастух».
Они были ошеломлены, увидев его, и застыли на месте, потом «молочница» захихикала. Луи перевел дыхание, закрыл дверь, одернул на себе камзол и указал на дверь в конце галереи:
— Там библиотека.
«Молочница» продолжала хихикать, а «водяной» бросил на него хитрый взгляд. Мужчины поблагодарили его и повели своих подружек в сторону библиотеки.
Луи смотрел им вслед, наблюдая, как «водяной» открыл дверь, и обе пары исчезли внутри.
Лучше они, чем он. Это он знал наверняка.
Он глубоко вздохнул, раз, другой.
Внезапно ему в голову пришла мысль, что все, что ни делается, делается к лучшему. Если Сент-Ивз удовлетворен — а это, несомненно, так, — значит, он поведет себя более решительно и уговорит Хелену посетить его загородный дом.
Но почему после стольких лет полной фригидности Хелена вдруг растаяла? Он не слышал ни единого возгласа протеста и не заметил, чтобы она сопротивлялась. Она добровольно позволила Сент-Ивзу делать с ней все, что он хотел.
Все еще размышляя, как подобное развитие событий может отразиться на его планах, Луи вошел в бальный зал.
— О, посмотри! Какая большая комната! И письменный стол! Дорогой, давай.
Себастьян вздрогнул и превратился в слух, одновременно стараясь обуздать страсть, которая затуманила его сознание, и понять, что происходит рядом.
Он почувствовал тревогу Хелены, лежавшей в изнеможении у него на груди.
Его рука все еще была у нее между ног. Прежде чем он успел убрать ее и прикрыть Хелену, она сделала то, что ей совсем не следовало делать. Она подняла голову, выглянула из-за спинки кресла и, охнув, нырнула назад.
Слишком поздно.
— Ооо! — вскрикнула одна из женщин, И Себастьян представил, как она зажимает себе рот, а глаза ее похожи на блюдца.
Схватив Хелену, все еще обнаженную до талии, он сделал единственное, что мог: поставил ее на пол и прикрыл своим могучим телом, чтобы ее не могли видеть гости. Все четверо.
Взглянув на их лица, свободные от масок, и увидев их изумленные глаза, он невольно выругался. Он и сам был без маски, и Хелена тоже.
— Сент-Ивз. — Первым пришел в себя «водяной», остальные ошеломленно молчали. — Мы… ах… — И только тут он внезапно осознал всю пикантность ситуации. — Мы уходим… — Он стал подталкивать свою «русалку» к двери, но она не двигалась с места и широко распахнутыми глазами недоверчиво взирала на Себастьяна.
— Сент-Ивз, — прошептала она. Затем ее взгляд скользнул в сторону. — И мадемуазель графиня…
Мадемуазель графиня в это время ругалась как извозчик. Он даже вообразить не мог, что она знает такие слова. К счастью, все это слышал только он. Он наугад нашел ее руку и держал ее, чтобы она не высунулась снова.
Свободной рукой он помахал в воздухе.
— Мадемуазель графиня только что оказала мне честь, согласившись стать моей герцогиней. — Он почувствовал, как под его пальцами пульс Хелены бешено забился. — Мы решили… это отпраздновать.
— Вы женитесь? — «дрезденская молочница», до сих пор остолбенело молчавшая, внезапно обрела дар речи. По выражению ее лица было видно, что она рада быть свидетельницей такого невероятного события. — Как это чудесно! И мы узнаем об этом первыми!
— Наши поздравления, — пробормотал «тирольский пастух», молодой человек, совсем недавно входивший в окружение Хелены. Он схватил «молочницу» за руку.
— Идем, Вики.
Его подружка, глаза которой все еще были огромными, охотно согласилась:
— О да. Нам надо поскорее вернуться в зал,
Четверка вылетела из комнаты гораздо быстрее, чем влетела в нее. Их перешептывания висели в воздухе даже после того, как дверь за ними закрылась.
Когда Себастьян отпустил Хелену, она ударила его по руке.
— И что нам теперь делать? — Ругаясь по-французски, она натягивала на себя платье. — Черт побери!
Себастьян оглядел ее с ног до головы и обнаружил, что ее нижняя сорочка зацепилась за высокие каблуки.
Ругаясь, она выпуталась из нее, но тут поняла, что ей некуда ее спрятать.
— Дай ее мне. — Себастьян протянул руку.
Она отдала ему сорочку, и он сунул ее в потайной карман тоги. Посмотрев на Хелену, он заметил, что ее соски, не стянутые сорочкой, гордо выпирают из-под шелка ее тоги. Он решил не говорить ей об этом.
Вид у нее был растерянный.
— Мои извинения, малышка. Я совсем не так планировал просить тебя стать моей женой.
Изумленно взглянув на него, она пролепетала:
— Что… что?
— Я пытался, правда, довольно неловко, сделать тебе предложение. — Потрясенная, она смотрела на него, и Себастьян нахмурился: — Так принято, если ты помнишь.
— Нет! Я хочу сказать… — Хелена положила руку на лоб, словно пытаясь собраться с мыслями. — Мы не обсуждали брак! Мы обсуждали, приму ли я твою защиту.
Он помрачнел:
— И как ты себе это воображаешь? Как, по-твоему, я смогу защитить незамужнюю женщину благородного происхождения?
У нее был давно готов ответ:
— Ты — мы — говорили о моем замужестве с каким-нибудь покладистым джентльменом и затем…
— Нет. Я говорил совсем не об этом. Я говорил о том, что хочу жениться на тебе.
— Ничего подобного я не слышала, пока не вошли эти глупые люди. Я и раньше говорила тебе, что мне уже не восемь лет.
— Семь.
— Объясни.
— Не обращай внимания. Но вопреки твоим глупым представлениям я всегда хотел жениться на тебе.
— Отпустите мою руку, ваша светлость. — Она попыталась пройти мимо него.
Он сжал ее руку и повернул Хелену к себе.
— Нет. Мы обсудим этот вопрос здесь и сейчас.
Выражение его лица и глаз, напряжение, исходившее от него, предупреждали ее: даже не пытайся возражать ему!
— Я решил, что женюсь на тебе еще до того, как встретил тебя снова. Когда-то я говорил себе, что никогда не женюсь. У меня три брата, которые мечтают завладеть титулом и получить наследство, а я нет. Однако… — Поколебавшись, он спросил: — Ты встречалась с моей невесткой?
Она кивнула:
— Леди Альмирой?
— Именно. Если я скажу тебе, что она не одобряет наше знакомство, ты поймешь, что ее желание стать следующей герцогиней Сент-Ивз вызывает серьезные возражения многих членов семьи.
— Не понимаю. Разве ее брак с твоим братом… не был рассмотрен и одобрен?
— Нет, не был. Артур, который следующим стоит в очереди на титул, самый мягкий из нас четверых. Альмира вынудила его на брак с ней старым как мир способом.
— Она объявила, что беременна?
Себастьян кивнул.
— Как оказалось, она не была беременна, но к тому времени, как Артур об этом узнал, их помолвка уже состоялась. — Он вздохнул. — Что сделано, то сделано. Именно этот случай стал причиной моего решения. Ты понимаешь, что такое быть носителем титула, какая это ответственность, какой груз ложится на твои плечи? Я следил за Альмирой, хотел посмотреть, изменится ли ее характер в лучшую сторону. Но она осталась прежней. А сейчас у нее сын, который когда-нибудь унаследует титул и которого она нацеливает на правление. — Он покачал головой. — Я не могу допустить этого. Поэтому я решил жениться и произвести на свет собственного наследника. — Его взгляд остановился на ней. — Я никогда не забывал о тебе. Я мгновенно узнал тебя, встретив в салоне леди Морплет. Я уже начал подыскивать подходящую жену, но не нашел — и вдруг ты.
— Ты, кажется, вполне уверен, что я тебе подходящая пара.
Он улыбнулся искренней и несвойственной ему нежной улыбкой.
— Ты никогда не выведешь меня, из равновесия, У тебя такой же плохой характер, как и у меня, и ты, как мне кажется, совсем меня не боишься.
— Я не боюсь тебя, и, однако, я не такая дура, чтобы тебя недооценивать. Ты мастак сочинять небылицы, которые могут принести тебе выгоду. Ты не думал о браке.
— Поверь мне, малышка. Я клянусь, что, увидев тебя, я ни о чем другом уже и не думал. Я не меняю своих планов без очень веских причин.
— Почему?
— Потому что любой намек на изменение моего решения вызовет сенсацию, любое предположение, что я решил сделать тебя своей герцогиней, обернется скандалом в обществе. Каждая леди, имеющая незамужнюю дочь, будет пытаться изменить мое решение. Я не хочу вызывать у людей столь повышенный интерес. Я дождусь благоприятного момента. Завтра я покидаю Лондон, и ты — тоже. Мы не станем предметом назойливого внимания общества.
— Почему ты решил, что я уеду из Лондона?
— Потому что я послал приглашение тебе и Тьерри погостить в Сомерсхэм-Плейсе — отсюда мой интерес к возвращению Тьерри. — Он погладил ее по щеке. — Я думаю, что там я смогу убедить тебя выйти за меня замуж, и уверен — ты сделаешь правильный выбор.
— Убедить? — Хелена показала рукой на дверь, через которую вышли две парочки. — Ты уже объявил, что мы помолвлены. — Это воспоминание взбесило ее, глаза вспыхнули гневом, и она посмотрела ему в лицо. — А сейчас ты ведешь себя так, словно дело решено и скреплено печатью. Хотя это не соответствует истине.
Себастьян посмотрел на нее с невозмутимым выражением на лице, затем тихим ровным голосом произнес:
— Должен ли я понимать это так, что ты готова принять меня как любовника, но отказываешься стать моей женой?
Она смело посмотрела ему в глаза и кивнула:
— Именно так. И не надо разговаривать со мной таким тоном. Это совсем разные вещи — быть твоей женой или твоей любовницей. Я знаю законы. Жена не имеет права слова…
— Пока ее муж не позволит ей говорить,
— Ты хочешь сказать, что будешь позволять мне высказывать свое мнение?
Поразмышляв немного, он ответил:
— Малышка, я позволю тебе все при двух условиях. Первое — ты не станешь подвергать себя опасностям любого рода. Второе — ты никогда не позволишь себе проявлять интерес к другим мужчинам.
— Даже к твоим сыновьям?
— Это единственное исключение.
Хелена почувствовала, что ее качает, хотя твердо стояла на ногах, и однако… Он единственный, кто мог обуздать ее нрав, воспламенить ее чувства и уже давно обладал неограниченной властью на ней.
Как обычно он, казалось, знал, о чем она думает. Похоже, он считывал мысли с ее глаз. Его взгляд был острым, проницательным. Прежде, чем она осознала его намерение, он, наклонившись, поцеловал ее в губы.
Ее губы раскрылись, и она ответила ему поцелуем, больше ни о чем не думая и ни в чем не сомневаясь.
Он отстранился. Их взгляды встретились, сцепились.
— Мы предназначены друг для друга, малышка, неужели ты этого еще не поняла? Ты будешь моим спасением, а я твоим.
Звук за дверью со стороны галереи заставил их обернуться. Себастьян тихо выругался.
— Сегодня мы истощили свой запас времени. Идем. — Взяв за локоть, Себастьян повел ее к двери, ведущей в соседнюю комнату.
— Я хочу уйти из этого дома. — Она посмотрела на его помрачневшее лицо, когда он открыл дверь и пропустил ее вперед. — Я не согласна выходить за тебя замуж.
Он посмотрел на нее и кивнул:
— Не согласна — пока.
Хелена что-то проворчала.
— Ты достаточно умна и не станешь в порыве злости действовать во вред самой себе, каким бы ни был твой характер.
Это просто возмутительно, что он так хорошо читает ее мысли!
— Хорошо, после того как я побываю у тебя дома, я рассмотрю твое предложение.
Себастьян только хмыкнул в ответ на ее высокомерный тон.
— Я провожу тебя в холл, и мы пошлем за Тьерри. Боюсь, тебе надо научиться управлять своим характером. Никто не поверит, будто ты не приняла моего предложения.
Она бросила на него косой взгляд, но он опять оказался прав. Никто не поверит. Никто даже не подумает задать вопрос.
Тьерри, сопровождаемые лакеем, присоединились к ним в холле. Одного взгляда на их лица было достаточно, чтобы понять, что новость уже дошла и до них, и они успели ее обсудить.
— Дорогая, какая чудесная новость! — восторженно воскликнула Марджори. — Какая удача! — прошептала она и отступала, уступая место мужу.
Он тоже был взволнован. Поздравив ее, он обменялся рукопожатием с Себастьяном, который счастливо улыбался — прямо хоть рисуй с него картину гордого жениха. Хелена нахмурилась, когда взгляд голубых глаз Себастьяна остановился на ее лице.
— Я только сегодня прочитал ваше письмо, — объяснил Тьерри. — Прошу прощения, но меня не было в городе. Я сразу же явился сюда, чтобы сообщить о вашем предложении мадам и мадемуазель.
— Кажется, наш секрет раскрыт. — Себастьян пожал плечами. — Но это уже не имеет значения. Я покидаю Лондон завтра рано утром. Если вам это удобно, я пришлю дорожную карету на Грин-стрит, она появится возле вашего дома в одиннадцать. Вы приедете в Кембриджшир во второй половине дня. Я буду там и встречу вас.
— Как это любезно с вашей стороны, милорд, — улыбнулась Марджори. Она протянула ему руку. — Мы с большой радостью посетим ваше поместье. Я слышала, что ваш дом великолепен.
Себастьян поцеловал ей руку и повернулся к Хелене:
— А ты, малышка, тоже будешь рада?
— Поживем — увидим, ваша светлость.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обещание поцелуя - Лоуренс Стефани

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

глава 13


Ваши комментарии
к роману Обещание поцелуя - Лоуренс Стефани



Жaль послeдняя глaвa нe зaгружaeтся(
Обещание поцелуя - Лоуренс СтефаниЯнa
13.05.2011, 8.07





Очень жаль что нельзя прочесть последнюю главу.
Обещание поцелуя - Лоуренс СтефаниНаталья
8.08.2012, 0.42





прочтите в litmir.net
Обещание поцелуя - Лоуренс Стефанижанна
2.03.2014, 20.49





Очень миленький и интересный роман, прочитала на одном дыхании, а последнюю главу прочитала на litmir.net.Сюжет тоже интересный
Обещание поцелуя - Лоуренс СтефаниАнна.Г
23.02.2015, 8.48





Главные герои - оба в равной мере богатые и знатные. В итоге любовной интриги они поженились. А то в некоторых романах авторы женили герцогов то на вдове бедной, то на гувернантке, то на проститутке даже, чего в реальной жизни аристократов того времени и в помине не было. Прочла роман с интересом. Понравилось, что главный злодей все-таки не такой кровожадный. Просто очень хотел кинжал вернуть!
Обещание поцелуя - Лоуренс СтефаниВ.З.,68 л.
23.02.2016, 13.52





Очень тяжело читать роман, многое будто вырвано из текста, скачут с одного события на другое. Еле дочитала.
Обещание поцелуя - Лоуренс СтефаниNasta
24.02.2016, 21.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100