Читать онлайн Обещание поцелуя, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обещание поцелуя - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.93 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обещание поцелуя - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обещание поцелуя - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Обещание поцелуя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Ноябрь 1783 года Лондон
Колетт отказалась называть его имя — имя этого сумасшедшего англичанина, и вот он стоит, высокий, стройный и такой же красивый, как и прежде, только теперь уже на семь лет старше. Переходя от одной группы к другой под гул светских бесед, Хелена внезапно замерла, не в силах сделать ни шагу дальше.
Званый вечер леди Морплет был в полном разгаре. Была середина ноября, и мода требовала открытия светского сезона. Рождество было не за горами, и запах еловых веток наполнял воздух. Во Франции приближение Рождества тоже не оставляло людей равнодушными. И хотя связи между Лондоном и Парижем ослабевали, Лондон все еще продолжал подражать Парижу: своим блеском, своим очарованием, богатством и великолепием, светскими развлечениями и даже пытался конкурировать в этом с французским двором. По правде говоря, Лондон кое в чем превосходил Париж — здесь не было угрозы общественных беспорядков, и никакие канальи не прятались в тенях за стенами. Здесь люди благородного происхождения и достаточно богатые, чтобы считать себя элитой, могли улыбаться, смеяться, свободно наслаждаясь вихрем праздничной суеты, заполнявшей все недели, предшествующие Рождеству.
Маленькая гостиная, в которую вошла Хелена, была заполнена гостями, и, когда она заглянула в Большую гостиную, жужжание голосов вокруг нее как будто исчезло.
В арке между двумя комнатами, стоял он — тот самый сумасшедший англичанин — и беседовал с леди. Его губы, такие же тонкие и такие же подвижные, растянулись в приветливой улыбке. Хелена до сих пор помнила их прикосновение.
Семь лет.
Ее взгляд скользнул по его лицу. Она не смогла как следует рассмотреть его в саду монастыря, а потому не заметила никаких изменений. Однако она помнила, что его движения отличались кошачьей грацией, удивительной для такого высокого человека. Лишенное пудры и мушек, его бледное лицо казалось сейчас тяжелее, аскетичнее. Его волосы — а сейчас она могла увидеть их цвет — были каштановыми с рыжеватым оттенком и тяжелыми локонами падали на спину, перехваченные черной ленточкой.
Наряд его был великолепен и поражал отменным вкусом. Чувствовалась рука мастера! Дорогие брабантские кружева закрывали его шею, а пышные манжеты свисали с длинных рук. В серебристо-сером камзоле, украшенном большими серебряными пуговицами, и темно-синих панталонах, он выглядел весьма элегантно, что выделяло его в толпе гостей. Жилет темно-серого цвета, расшитый серебром, сверкал при каждом его движении, и все это вместе с камзолом и кружевами казалось роскошной упаковкой, от которой за версту пахло большими деньгами.
Он доминировал в салоне, наполненном кружевами, перьями, галунами и дорогими украшениями, и не только из-за своего роста.
Если прошедшие несколько лет не оставили на его лице никакого отпечатка, то само его присутствие создавало в комнате не поддающуюся описанию ауру, которая окружает только могущественных людей. За эти годы он стал более влиятельным, более надменным, более жестоким. Но эти же последние семь лет сделали ее экспертом: его могущество, по ее мнению, было столь же очевидным, как и цвет его кожи.
Фабиана де Мордона, графа де Вишесса, аристократа, который, используя свои семейные связи, провозгласил себя ее опекуном, отличала такая же аура. За эти же самые семь лет она научилась с недоверием относиться к мужчинам, обладающим богатством и властью.
— Как дела, кузина?
Хелена повернулась и холодно кивнула:
— Здравствуй, Луи.
Он не был ее кузеном и даже дальним родственником, но она воздержалась от высокомерного упоминания этого факта. Луи был никем, всего лишь продолжением его дяди и хозяина, Фабиана де Мордона.
Она могла игнорировать Луи, но Фабиан никогда бы не простил ей этого.
Темные глаза Луи оглядели комнату.
— Тут есть на кого обратить внимание. — Он склонил к ней напудренную голову и прошептал: — Я слышал, здесь присутствует английский герцог. Холостой. Сент-Ивз. Ты бы правильно поступила, сделав так, чтобы тебя ему представили,
Хелена чуть подняла брови и оглядела гостиную. Герцог? Луи выступал в своей обычной роли. Он воспользовался схемой своего дяди, и в данный момент у них была одна и та же цель, только причины были разными.
За последние семь лет — практически с того дня, как англичанин поцеловал ее, — Фабиан использовал ее как пешку в своей игре. Ее рука была призом, имеющим большой спрос у могущественных семей Франции; ей делали предложение так часто, что она всех уже и не помнила. Неустойчивая политика французского государства и непредсказуемость будущего аристократических семей, зависящих от прихотей короля, означали стабильность в стране, благодаря ее замужеству, но это вовсе не устраивало Фабиана. Ему доставляло удовольствие дразнить французскую знать ее состоянием, выставляя его в качестве приманки для людей влиятельных, чтобы заманить их в свои сети. Как только он получал от них все, что хотел, он выгонял их из дома и снова посылал ее в салоны Парижа покорять все новые сердца.
Она с ужасом думала: как долго будет продолжаться эта игра — может, пока она не поседеет, чтобы перестать служить приманкой? К счастью, возрастающее во Франции недовольство и волны народного гнева заставили Фабиана изменить правила игры. Прирожденный хищник, с волчьими инстинктами, он почувствовал запах крови. Она была уверена, что он изменил свою тактику еще до того, как ее пытались похитить.
Это было страшно. Даже сейчас, стоя рядом с Луи в центре фешенебельного салона в чужой стране, она не могла унять дрожь при одном воспоминании об этом. Она гуляла в огромном саду крепости Фабиана Ле-Рос, когда появились трое мужчин и попытались ее похитить.
Они, должно быть, наблюдали за ней и выжидали. Она боролась, отбивалась, но все было напрасно. Они бы похитили ее, если бы не Фабиан. Он проезжал мимо, услышал ее крики и бросился на помощь. Она может сколько угодно возмущаться, что Фабиан так крепко ее держит, но он всегда защищает то, что считает своим. В свои тридцать девять лет он был еще в полном расцвете сил. Одного мужчину он убил, двое других убежали. Фабиан попытался догнать их, но они исчезли.
В тот вечер они с Фабианом обсуждали ее будущее. Каждая минута этого личного разговора врезалась в ее память. Так же как и Фабиан, большинство могущественных интриганов знало, что приближается буря; каждая семья, каждый знатный человек стремился захватить как можно больше имений, титулов, союзников. Чем большей властью они будут обладать, тем легче перенесут бурю.
Она стала приманкой.
— Я получил четко сформулированные просьбы твоей руки от всех четырех главных семейств Франции. Всех четырех. — Фабиан уперся в нее взглядом темных глаз. — Как ты понимаешь, я не ангел. Все четыре вместе они для меня неразрешимая проблема.
Действительно, проблема, причем связанная с риском. Фабиан не хотел испытывать судьбу, отдав предпочтение одной из четырех семей. Угодишь одной — и три оставшиеся перережут тебе горло при первой же возможности. Метафорически — наверняка, а возможно, и буквально. Она понимала это. Манипуляции Фабиана совпадали с целью, которую она для себя наметила.
— У тебя больше нет возможности заключить брачный союз во Франции, однако желание получить твою руку все больше возрастает. — Фабиан задумчиво оглядел ее, затем продолжил в своей мурлыкающей манере: — Поэтому я думаю покинуть эту ненадежную арену и закрепиться на потенциально более благодатной почве.
Она моргнула в ответ. Он улыбнулся, но для себя.
— В эти тревожные времена следует в интересах семьи укрепить связи с нашими дальними родственниками, живущими за Ла-Маншем.
— Ты хочешь, чтобы я вышла замуж за эмигранта? — Она была в шоке. Эмигранты обычно занимали очень низкое социальное положение и не имели поместий.
Взгляд Фабиана стал хмурым.
— Нет. Я хочу сказать, что если тебе удастся привлечь внимание титулованного англичанина такого же общественного положения и обладающего такой же недвижимостью, как у тебя, это позволит нам не только решить существующую дилемму, но и обзавестись полезными связями, столь необходимыми в наше время.
Она продолжала смотреть на него, потрясенная, удивленная, близкая к отчаянию.
Неправильно истолковав ее молчание, Фабиан продолжал:
— Вспомни, что титулованная аристократия Англии гораздо знатнее и влиятельнее, чем наша, особенно та, что берет свое начало от короля Уильяма. Возможно, тебе придется выучить их ужасный язык, но в Англии вся знать говорит по-французски. Это считается модным.
— Я уже знаю их язык. — Это все, что она сказала. Перед ней замаячила новая перспектива. Побег. Свобода.
Семь лет, проведенных под опекой Фабиана, многому ее научили. Она сумела сдержать свое волнение и открыто посмотрела на него.
— Значит, ты хочешь, чтобы я отправилась в Лондон и вступила в брачный союз с англичанином?
— Не с любым англичанином, а только с тем, чье положение в обществе и состояние равны твоим. По их понятиям это граф, маркиз или герцог, имеющие солидный капитал. Думаю, тебе не надо напоминать о твоем положении и богатстве?
Ей никогда не давали забыть об этом. Она нахмурилась, позволяя Фабиану думать, будто не хочет ехать в Англию и тем более вступать в брак с англичанином, а на самом деле вынашивала собственный план. На пути к нему было только одно небольшое препятствие: она должна делать вид, что ужасно разочарована и недовольна. Но уж это препятствие она преодолеет.
— Значит, я отправлюсь в Лондон, буду там порхать по их салонам, изображая из себя приманку для английских лордов — и что потом? Ты решишь, что они мне не подходят. Сначала один, потом другой… — Она выразительно хмыкнула, сложила на груди руки и отвернулась. — Так дело не пойдет. Уж лучше я вернусь домой в Камераль. — Она не решилась посмотреть, как Фабиан отреагирует на ее «капризы», но сразу почувствовала на себе его пристальный взгляд.
После долгого молчания он, к ее удивлению, рассмеялся:
— Прекрасно! Я дам тебе письмо. Декларацию. — Он сел за стол, достал лист пергаментной бумаги и обмакнул перо в чернила. Он произносил вслух то, что писал: — «Будучи твоим законным опекуном, настоящим подтверждаю, что я соглашусь на твой брак с англичанином благородного происхождения, равного тебе по положению в обществе, с поместьями, более обширными, чем твои, и с доходом, превышающим твой».
Она смотрела, как он писал, и не могла поверить в свою удачу. Он расписался, присыпал бумагу песком, скатал ее в трубочку и протянул ей. Она с трудом сдержалась, чтобы не вырвать ее из его рук. Она нехотя взяла документ и, поморщившись, согласилась поехать в Лондон, чтобы найти там себе английского мужа. Хелена положила расписку в дорожный сундук, запрятав ее в белье. Это был ее паспорт к свободе и вольной жизни.
— Граф Уитерси дружелюбный человек. — Темные глаза Луи остановились на дородном графе, стоящем в группе вельмож, которую она недавно покинула, — Ты говорила с ним?
— Он слишком стар и вполне мог бы стать моим отцом, — фыркнула Хелена, разглядывая толпу. — Я найду Марджори и узнаю об этом графе. Больше никого подходящего я пока здесь не вижу.
Луи поморщился.
— Целую неделю тебя окружает цвет английской титулованной аристократии. Мне кажется, ты слишком далеко зашла в своих требованиях. Следуя пожеланиям Фабиана, я надеюсь, что смогу найти несколько кандидатов на твою руку.
Хелена повернулась к нему:
— Мы с Фабианом уже говорили об этом. Я не желаю, чтобы ты — как бы это лучше выразиться? — нарушал мои планы. — Голос её стал ледяным. Встретив внимательный взгляд Луи, она надменно вскинула голову. — Я вернусь с Марджори на Грин-стрит. Нет причины, чтобы ты чувствовал себя обязанным нас сопровождать.
Она обошла его, как будто он был какой-нибудь вещью. Изобразив легкую улыбку, она плыла сквозь толпу. Марджори, мадам Тьерри, жена дальнего родственника Хелены, считалась ее компаньонкой. Хелена обнаружила ее в дальнем конце гостиной. Она направилась в ту сторону, чувствуя на себе взгляды мужчин, которые сопровождали ее продвижение. В этом сезоне, когда общество было втянуто в водоворот развлечений, ее выход в свет прошел не слишком заметно, чем это можно было предположить. Группы хихикающих леди и болтающих джентльменов заполнили гостиную, настроение у всех было отличным, гости веселились вовсю. Она легко скользила мимо, кивая и улыбаясь знакомым.
Фабиан позаботился о том, чтобы Хелена и Луи остановились в доме Тьерри, расположенном в центре Лондона. Фабиан, а уж тем более Хелена, никогда не жаловались на отсутствие денег. Семья же Тьерри не была богатой, и они были весьма признательны графу де Вишессу за возможность иметь свой дом, содержать меблированные комнаты, нанимать слуг и принимать у себя многочисленных друзей и знакомых в самое дорогое время года — во время лондонских сезонов.
Тьерри были хорошо осведомлены, каким влиянием обладает граф де Мордон даже здесь, в Англии. Опекун Хелены имел всем известную «длинную» руку. Они были рады оказать любую услугу графу и чувствовали себя счастливыми оттого, что им поручили представить его подопечную светскому обществу и помочь ей найти подходящего жениха.
Хелена благосклонно принимала заботы четы Тьерри. Несмотря на то, что Марджори полностью зависела от Фабиана, она была кладезем ценной информации о выгодных женихах в среде английской аристократии. Наверняка среди них найдется хоть один подходящий.
Она нашла Марджори, худую, но элегантную блондинку тридцати лет, оживленно беседовавшую с незнакомой парой. Хелена присоединилась к ним. Чуть позже они пошли танцевать, и она отвела Марджори в сторону.
— Уитерси?
Хелена покачала головой:
— Слишком старый. Луи сказал, что здесь: присутствует герцог Сент-Ивз. Как насчет него?
— Сент-Ивз? О нет, нет, нет! — Округлив глаза, Марджори решительно покачала головой. Она оглянулась по сторонам, затем наклонилась к Хелене и зашептала: — Только не Сент-Ивз, малышка! Он не для тебя. Он не для такой чувствительной мадемуазель, как ты.
Хелена подняла брови, ожидая от подруги подробностей.
Марджори поправила шаль и зашептала тише:
— У него весьма шокирующая репутация. И это продолжается уже много лет. Да, он герцог, богат и владеет многочисленными имениями, но при этом уверяет всех, что никогда не женится. — Марджори сделала выразительный жест. — Говорят, у него есть три брата, и старший из них женат и имеет сына. Поэтому герцог совсем неподходящий жених, и к тому же он… — Она замолчала, подыскивая нужное слово, и вдруг выпалила: — Ловелас.
Прежде чем Хелена успела ответить, Марджори огляделась, и ее пальцы сомкнулись на запястье Хелены.
— Посмотри!
Хелена проследила за ее взглядом и увидела джентльмена, выходящего из главной гостиной.
— Герцог де Сент-Ивз.
Ее дикий англичанин, прохладные губы которого были такими нежными под лунным светом.
Воплощение элегантности, богатства и власти, он стоял, оглядывая комнату. Прежде чем его взгляд остановился на них, Марджори утащила Хелену подальше от него.
— Теперь ты видишь сама, он ловелас.
Хелена и правда это видела, но она все еще помнила тот поцелуй и обещание, которое он сулил, и не сомневалась в том, что если она отдаст ему себя, то станет навеки счастлива. Изначально соблазнительный, это было больше, чем просто любовный поцелуй. Герцог был распутником — она в этом не сомневалась. Опасный — она это допускала и считала, что пусть он таким и остается.
Она никогда не была настолько глупа, чтобы, вырвавшись из лап одного деспота, тут же кинуться в объятия другого. Свобода для нее была гораздо дороже.
— Есть ли здесь другие, на кого стоит обратить внимание?
— Ты познакомилась с маркизом?
— Танкери? Да. Боюсь, граф мой выбор не одобрит. Насколько мне известно, у него много долгов.
— Вполне вероятно. Но он гордый, и поэтому я ничего об этом не слышала. Дай подумать… — Перейдя в другой салон, Марджори остановилась и огляделась. — Сейчас я никого здесь не вижу, но еще слишком рано, чтобы уезжать. На нас могут обидеться. Давай походим по крайней мере еще с полчасика.
— Только с полчасика. Не больше.
Марджори подвела Хелену к очередной веселой компании. Здесь говорили все разом, но, будучи новичком, она наблюдала, присматривалась и по большей части молчала. Никто не знал ее настолько хорошо, чтобы догадаться, что желание не выставлять себя на всеобщее обозрение стало ее второй натурой. Сегодня она была счастлива, что может помалкивать, дав возможность свободно работать уму.
Она слишком долго была пешкой в игре Фабиана, однако закон и общество считали ее его подопечной, а потому ей приходилось держаться в тени. Эта поездка в Лондон была ее редким и, возможно, единственным шансом к побегу — шансом, который подарила ей судьба, шансом, которым она должна воспользоваться, и она его не упустит. Имея на руках «декларацию» Фабиана, подписанную им самим и скрепленную печатью, она может выйти замуж за любого знатного англичанина, если только пожелает, лишь бы он удовлетворял требованиям Фабиана и был богат, влиятелен и знатен. По ее мнению, требования эти были разумными: англичанин благородного происхождения должен во всем ей подходить.
Он должен быть титулованным, иметь авторитет в обществе, богатым и поддающимся управлению. Четвертый критерий он сама добавила к трем Фабиана, определяя для себя идеального мужа. Она больше не позволит себе быть марионеткой в руках мужчины, который будет дергать ее за веревочки. Впредь, если уж кому-то и придется дергать за веревочки, то это будет она сама.
Она не выйдет замуж лишь для того, чтобы стать недвижимым имуществом другого мужчины, вещью без чувства собственного достоинства. Фабиана совершенно не заботят чувства других, если они не отвечают его планам. Он деспот, тиран, он жесток с теми, кто пытается ему противостоять. Она с самого начала приняла его правила и сумела сохранить дух бесстрашия лишь потому, что понимала его, понимала его мотивы и научилась молча бороться за свою независимость.
Она никогда не была настолько глупа, чтобы пускаться с ним в объяснения, если знала, что не сможет его победить. На этот раз удача была на ее стороне. Освободиться от Фабиана, освободиться от всех могущественных мужчин стало ее заветной целью.
— Рад вас видеть, дорогая графиня.
Гастон Тьерри низко ей поклонился и добродушно улыбнулся, выпрямляясь.
— Несколько джентльменов просят меня вам их предоставить, если вы не возражаете. — Азартный блеск его глаз развеселил Хелену. Этот человек был мотом, но мотом очаровательным. Она с готовностью подала ему руку.
— Если мадам, ваша жена, меня извинит… — Грациозно кивнув Марджори и другим членам их компании, она позволила Гастону себя увести.
Гастон представил ее группе мужчин, смотревших на нее с восхищением. Все они старались ее развеселить, оказать ей любую услугу, лезли вон из кожи, чтобы ее очаровать, пересказывали последние слухи, описывали грандиозные рождественские приемы, планируемые изобретательными устроителями балов.
Справлялись и о ее планах.
Она отвечала уклончиво, что, как она знала, еще больше подогревало их интерес.
— Ах, Тьерри, представьте меня.
Томный голос, растягивающий слова, прозвучал у нее за спиной. Он был незнаком Хелене, однако она знала, кому он принадлежит. Ей пришлось приложить усилия, чтобы резко не повернуться и не посмотреть ему в глаза. Медленно и лениво она обернулась, стараясь придать своему, лицу равнодушное вежливое выражение.
Себастьян смотрел на лицо графини, похожее на лик мадонны, которое он не забыл, хотя прошло уже семь долгих лет. Выражение ее лица было таким же надменным и равнодушным, каким он его запомнил. Оно было явным вызовом, таким, как он, хотя он сомневался, что она отдавала себе в этом отчет. Ее глаза… Он подождал, пока она подняла ресницы, и ее взгляд остановился на его лице.
Зеленые. Светло-зеленые. Глаза цвета хризолита, сверкающие кристальной чистотой. Глаза, которые влекли, позволяя мужчине заглянуть в ее душу.
Если она позволит это сделать.
Он ждал целых семь лет, чтобы снова увидеть эти глаза. Ни малейшего следа узнавания как в этих глазах, так и в выражении ее лица. Он изогнул губы в улыбке, позволяя ей рассматривать себя. Она узнала его. Он был в этом так же уверен, как и в том, что он узнал ее.
Его внимание привлекли ее волосы. Черный, как ночь, поток упругих локонов, обрамляющих ее лицо и спускавшихся на плечи. Его взгляд скользнул дальше, охватывая ее фигуру, вызывающе обтянутую платьем из зеленого шелка с парчовой юбкой, надетой на нижние. Его ум быстро работал, соображая… Затем он заглянул в ее глаза.
Тишина стояла напряженной. Он посмотрел на Тьерри и удивленно изогнул бровь, хотя и понимал причину этого молчания.
Затем и леди бросила на Тьерри взгляд и удивленно выгнула бровь,
— Гм! — Тьерри поклонился, — Месье герцог де Сент-Ивз. Мадемуазель — графиня Делиль.
— Месье герцог.
— Графиня. — Он поклонился, посмотрел на нее и слегка сжал ее изящные пальчики. — Давно вы из Парижа?
— Неделю назад. — Она смотрела на него так, как будто была уверена, что он ее помнит. — Это мой первый визит на ваши берега. — Ее взгляд коснулся его лица. — В Лондон.
Хелена подозревала, что он узнал ее, но это никак не отражалось на его лице. Его лицо напоминало каменную маску, исключавшую всякое проявление чувств; глаза были цвета голубого летнего неба, невероятно невинные, однако обрамленные ресницами такими длинными и пушистыми, что они сразу исключали всякую мысль о невинности. Его губы тоже демонстрировали противоречие: длинные и тонкие, они олицетворяли твердую волю, но, будучи слегка расслабленными, говорили о присущем ему юморе и холодном остроумии.
Он не был молод. По сравнению с окружавшими ее мужчинами он выглядел гораздо старше и намного мужественнее. Он был воплощением такой мужской силы, что все остальные мужчины блекли перед ним.
Властный. Она привыкла общаться с такими мужчинами, противопоставлять им собственную волю. Вздернув подбородок, она спокойно обратилась к нему:
— Давно ли вы были в Париже, милорд? Глаза и губы выдали его, но лишь потому, что она внимательно за ним наблюдала. Легкий проблеск узнавания, тень улыбки — вот и все.
— За последние годы ни разу. Но несколько лет назад я жил там по полгода и дольше.
Он сделал особое ударение на последних словах: она поняла — он узнал ее. Легкая тень пробежала по лицу Хелены.
— Откровенно говоря, я бы удивился, если бы мы встречались раньше.
— Я приезжала в Париж не часто. Мое имение находится на юге Франции.
Кончики его губ поднялись; взгляд скользнул по ее волосам, затем снова вернулся к глазам и теперь опустился ниже.
— Мне следовало бы самому догадаться. — Замечание было вполне невинным: цвет ее кожи действительно указывал на южное происхождение. Его голос, глубокий и журчащий, вливался в нее, затрагивая какие-то струны и заставляя их вибрировать.
Она бросила взгляд на Гастона, стоявшего рядом. Он явно нервничал.
— Прошу прощения, ваша светлость, но, думаю, нам пора уходить. Если месье герцог нас извинит.
— Конечно, конечно. — От неожиданности Гастон подпрыгнул на месте.
В голубых глазах Себастьяна мелькнуло удивление, кода он снова посмотрел на Хелену. Она проигнорировала его взгляд и присела в реверансе. Он поклонился, взял ее руку и, прежде чем она отняла ее, быстро произнес:
— Я понял, что вы поживете в Лондоне, графиня, по крайней мере некоторое время.
Поколебавшись, она ответила:
— Да.
— Тогда мы, вне всякого сомнения, будем иметь возможность продолжить наше знакомство. — Не спуская с нее глаз, он поцеловал ее руку. — Еще раз до свидания, мадемуазель.
К облегчению Хелены, Гастон не расслышал это «еще раз». Он и Марджори были так возбуждены ее знакомством с Сент-Ивзом — его просьбой представить ее ему, — что даже не заметили ее рассеянности. Не заметили они и как она гладила пальцы там, где их коснулись его губы. К тому времени, когда они приехали на Грин-стрит и вошли в отделанный позолотой холл, она уже полностью владела собой.
— Прошел еще один вечер, — вздыхая, сказала она служанке, бросившейся снимать с нее накидку. — Возможно, завтрашний день будет более успешным. Марджори повернулась к ней.
— Завтра прием у леди Монтгомери. Зал будет забит до отказа. Там будет весь высший свет.
Хелена направилась к лестнице.
— Хорошее место для охоты, как мне кажется.
Она пожелала Гастону доброй ночи, Марджори пошла вслед за ней.
— Моя дорогая, месье герцог неподходящая партия. Не надо поощрять его. Я уверена, ты меня понимаешь.
— Герцог де Сент-Ивз? — Когда Марджори кивнула, Хелена небрежно отмахнулась: — Он просто развлекался, и мне кажется, что ему нравится ставить Тьерри в неловкое положение.
— Вполне возможно. Такие, как он… ну, ты предупреждена, а значит, вооружена.
— Конечно. — Хелена остановилась у двери. — Не терзайте себя, мадам. Я не совсем уж дура, чтобы тратить время на такого ловеласа, как герцог Сент-Ивз.
— Наконец-то они встретились! — Луи стянул с шеи платок и, бросив его ожидавшему слуге, ослабил воротничок. — Я уже начал беспокоиться, что мне придется представляться самому, но наконец наши пути пересеклись. Все вышло, как предсказывал дядя Фабиан, — он нашел ее!
— Конечно, месье. Ваш дядя наделен даром предвидения, — сказал слуга, помогая Луи раздеться.
— Завтра я ему напишу. Он будет рад узнать хорошие новости.
— Будьте уверены, месье. Уж я постараюсь отправить ваше сообщение как можно скорее.
— Напомни мне об этом завтра. — Расстегивая жилет, Луи пробормотал: — Теперь надо сыграть второй акт.
Хелена встречала герцога де Сент-Ивза на приеме у леди Монтгомери, на вечере у леди Фернесс и на балу у Роли. Когда она вышла прогуляться в парк, то — по чистой случайности, конечно, — обнаружила его там прогуливающимся с двумя друзьями.
И в самом деле, где бы она ни находилась в последние четыре дня, он следовал за ней тенью.
Поэтому она ничуть не удивилась, когда он присоединился к группе, с которой она беседовала, в бальном зале герцогини Ричмонд. Он маячил справа от нее, и другие джентльмены молча расступились, словно это было его законное место. Спрятав раздражение, как на него, так и на них, Хелена лучезарно улыбнулась герцогу и протянула ему руку. И застыла от реакции, которая охватила ее от макушки до кончиков ног, когда он, не отрывая от нее взгляда, приложился губами к ее пальцам.
— Добрый вечер, моя дорогая.
Как такие простые, невинные слова могли звучать так безнравственно — для нее это было загадкой. Виноват ли был в этом свет в его голубых глазах, соблазнительный тембр его голоса или нежность его прикосновения? Хелена этого не знала, но неодобрительно отнеслась к своим эмоциям.
Впрочем, она продолжала улыбаться, а он стоял рядом с ней и другими джентльменами. Когда компания разошлась, смешавшись с толпой, Хелена расслабилась. Она знала, что он наблюдает за ней. После секундного колебания он предложил ей свою руку, и она с лучезарной улыбкой положила на нее свою ладонь.
Они прошли несколько шагов, и вдруг она прошептала:
— Я хочу поговорить с вами. — Она не видела его лица, но была уверена, что он усмехается.
— Я весь внимание, графиня.
— Не найдется ли здесь места — в этой комнате, — где мы были бы на виду у всех, но нас бы никто не слышал?
— Вдоль одной из стен устроены открытые альковы. — Он подвел ее к одному из них с S-образным креслом на двоих, к счастью, оказавшимся незанятым. Он усадил ее лицом к залу, а сам сел спиной к гостям.
— Я весь внимание, милочка.
Глаза Хелены сузились:
— Что вам нужно?
Он красиво изогнул брови:
— Нужно?
— Чего вы пытаетесь добиться, постоянно преследуя меня?
Его взгляд вцепился в нее, глаза в глаза. Подняв руку, он положил ее на грудь.
— Вы глубоко меня раните, милочка.
— Это мне не по силам. — Хелена едва сдерживалась. — К тому же я вам не «милочка»! И не кошечка, и не дорогая.
Он покровительственно улыбнулся, словно знал гораздо больше, чем знала она.
Хелена вцепилась пальцами в веер, борясь с желанием ударить наглеца. Она предвидела такой ответ — вернее, его отсутствие, и была к этому готова. Однако ее удивило то, как легко ему удалось вывести ее из себя. Обычно она не выпускала так быстро колючки.
— Как вы наверняка догадались, я ищу себе мужа. Но не ищу любовника. Я хочу, чтобы в этом вопросе между нами была ясность, ваша светлость. Меня не интересуют ни ваши намерения, ни ваш опыт, и я ни за что не поддамся вашему легендарному очарованию.
Она слышала все это не раз от обеспокоенной Марджори и о многом догадывалась по перешептыванию и удивленным взглядам. И даже то, что они сидели в зале, на виду у всех, даже тот факт, что ей уже исполнилось двадцать три года и она была благородного происхождения, не избавляло ее от опасности получить ярлык «легкомысленной особы».
Она не спускала с него глаз, ожидая дерзкого ответа, язвительных замечаний, враждебных действий.
— Вы так в этом уверены?
— Разумеется. — Какое же это облегчение взять разговор в свои руки. — Вам здесь ничего не светит, у вас нет ни малейшего шанса, надежды, поэтому незачем преследовать меня.
Его губы растянулись в улыбке.
— Я преследую вас, потому что вы забавляете меня, милочка. — Он взбил щелчком кружево на белоснежной рубашке. — В обществе полно таких, кто хотел бы попытаться меня заинтересовать.
Хелена чуть было не фыркнула:
— Многие только и ждут подходящего момента.
— Увы, у них нет ни единого шанса.
— Возможно, ваши требования слишком высоки?
— Мои требования могут быть любыми, но я не завышаю их намеренно.
Глаза Хелены сузились до щелок:
— Вы просто ловелас!
Он улыбнулся, явно удивленный:
— В мои намерения не входит с вами спорить, милочка.
Хелена стиснула зубы, чтобы не закричать: она ему не милочка! С трудом сдерживая злость, она перевела дыхание.
— Очень хорошо, — стойко произнесла она. — Если вам доставляет удовольствие цепляться за мои юбки, то от вас должна быть хоть какая-то польза. Вы знаете всех джентльменов, в свете, и, осмелюсь сказать, даже более того: вы знаете, насколько они богаты и влиятельны. Вы можете помочь мне найти подходящего мужа.
На какое-то мгновение Себастьян растерялся. Факт, доказавший его уверенность, что она и только она способна быть честной, поразил его, и, однако, ему захотелось смеяться. Такая просьба могла обернуться выгодой для него. Но главное — не спешить.
Он помолчал и наконец изрек с улыбкой:
— Со всем моим великим удовольствием, милочка.
Во взгляде, который она бросила на него, сквозило подозрение. Его глаза ничего не выражали. Положа руку на сердце, он поклонился.
— Сочту за честь служить вам верой и правдой на этом поприще.
— Честно?
— Честно. — Он снисходительно улыбнулся. Сейчас она разрешит ему оставаться с ней рядом, пока он сочтет это нужным… Он протянул ей руку: — Идемте. Потанцуйте со мной.
Он поднялся, обошел двойное кресло и поднял ее на ноги. Хелена обнаружила, что почему-то легко согласилась, несмотря на данный себе приказ не реагировать ни на какие просьбы. Несмотря на то, что она давно отказала себе в удовольствии потанцевать, ей удалось совладать с растерянностью, охватившей ее, когда его длинные пальцы сомкнулись на ее руке.
Рядом с ними образовывались пары, и они присоединились к танцующим. Прозвучали первые аккорды, и она присела в реверансе. Он поклонился. Они взялись за руки и закружились в танце.
Это оказалось гораздо хуже, чем она себе представляла. Она не могла оторвать от него взгляда, хотя отлично знала, что должна смотреть куда угодно, но только не на него. Он манил ее к себе, как Полярная звезда, усыпляя ее бдительность, пока танцующие пары, толпа не перестали для нее существовать.
Он двигался с грацией бога, чрезвычайно в себе уверенный и абсолютно спокойный. Она готова была поклясться, что для него вообще не существовало музыки: он был достаточно опытен, чтобы не нуждаться в ней. Она танцевала менуэт с двенадцатилетнего возраста, но такого наслаждения никогда не испытывала. Все происходило словно во сне, где каждое движение, каждый жест, каждый взгляд имели свое таинственное значение. Значение, о котором она никогда прежде не догадывалась и теперь доведенное им до совершенства.
Это не были сети, в которые он поймал ее. Она знала, что это было, знала, что он делал, сознавала краем своего замутненного сознания, что по окончании танца она снова станет свободной. Но пока они исполняли сложные фигуры, она была захвачена, очарована. Околдована.
Она слышала учащенное дыхание, чувствовала, как кожа ее покрылась испариной. Она ощущала свое тело, груди, руки, бедра и ноги, как никогда не ощущала их прежде. И она знала — это волшебство было взаимным. Когда музыка наконец закончилась, у нее чуть-чуть кружилась голова — эксперимент оказался ей не по силам. Себастьян помог ей встать, когда она склонилась перед ним в реверансе.
— Я хочу вернуться к мадам Тьерри, — произнесла она охрипшим голосом.
Краем глаза сна заметила, как у него слегка приподнялись уголки губ; она встретила его взгляд и осознала, что это было не торжество, а понимание.
«Опасный» — это слово промелькнуло у нее в голове. Она вздрогнула.
— Идемте. — Он протянул ей руку. — Я отведу вас к ней.
Благополучно доставив ее к Марджори, он обменялся поклоном с Луи и исчез.
— Боже мой, Хелена…
Она отмахнулась от своей наставницы.
— Я знаю, но мы пришли к соглашению. Он принял как должное, что я не буду его любовницей. Он считает меня забавной, и у меня нет возможности избавиться от него, а потому мы договорились, что он поможет мне найти мужа.
— И он согласился?.. — Марджори потрясенно уставилась на нее и тяжело вздохнула: — Все англичане сумасшедшие!
Луи ухмыльнулся:
— Сумасшедший он или нет, но это наш самый ценный источник информации. Он старше нас, и у него больше опыта.
Марджори фыркнула:
— Ему тридцать семь, и если хотя бы половина из того, что о нем говорят, правда, то нам будет трудно иметь с ним дело.
— Пусть будет, как будет. — Луи одернул сюртук, ему было всего двадцать семь. — Если Хелена ясно дала ему понять, что она не будет его очередной любовницей, и он все же решил ей помочь, было бы просто глупо отказываться от его помощи. Я уверен, что мой дядя, граф, поддержит нас в нашем решении.
— С этим я вполне согласна, — кивнула Хелена. — Как раз Фабиан — тот человек, который использует любой инструмент, оказавшийся у него под рукой.
Марджори растерянно вздохнула:
— Если вы так уверены, что месье граф это примет… что ж, пойдем этим путем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обещание поцелуя - Лоуренс Стефани

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

глава 13


Ваши комментарии
к роману Обещание поцелуя - Лоуренс Стефани



Жaль послeдняя глaвa нe зaгружaeтся(
Обещание поцелуя - Лоуренс СтефаниЯнa
13.05.2011, 8.07





Очень жаль что нельзя прочесть последнюю главу.
Обещание поцелуя - Лоуренс СтефаниНаталья
8.08.2012, 0.42





прочтите в litmir.net
Обещание поцелуя - Лоуренс Стефанижанна
2.03.2014, 20.49





Очень миленький и интересный роман, прочитала на одном дыхании, а последнюю главу прочитала на litmir.net.Сюжет тоже интересный
Обещание поцелуя - Лоуренс СтефаниАнна.Г
23.02.2015, 8.48





Главные герои - оба в равной мере богатые и знатные. В итоге любовной интриги они поженились. А то в некоторых романах авторы женили герцогов то на вдове бедной, то на гувернантке, то на проститутке даже, чего в реальной жизни аристократов того времени и в помине не было. Прочла роман с интересом. Понравилось, что главный злодей все-таки не такой кровожадный. Просто очень хотел кинжал вернуть!
Обещание поцелуя - Лоуренс СтефаниВ.З.,68 л.
23.02.2016, 13.52





Очень тяжело читать роман, многое будто вырвано из текста, скачут с одного события на другое. Еле дочитала.
Обещание поцелуя - Лоуренс СтефаниNasta
24.02.2016, 21.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100