Читать онлайн Обещание поцелуя, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обещание поцелуя - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.93 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обещание поцелуя - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обещание поцелуя - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Обещание поцелуя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Раз уж Фабиан лишил ее права на счастье — счастье, о котором она так мечтала, — что ж, она возьмет от жизни все, что может, испытает все, что жизнь сможет ей предложить.
Несмотря на свое дерзкое заявление, Хелена мучилась сомнениями, изнуряла себя чувством вины. Интуиция подсказывала ей, что, собираясь обокрасть Себастьяна и в то же время получая удовольствие от его ласк, независимо от того, как много она возвращала, она совершает отвратительный грех.
Она должна как можно скорее найти кинжал. И поскорее уехать.
В доме было тихо, несмотря на то, что вечер еще только начался. Хелена слышала, как где-то в доме часы пробили одиннадцать раз, когда она выходила из комнаты. Сначала она решила подождать до двенадцати, но испугалась, что к тому времени все лампы в доме будут погашены. Большинство из них уже не горело, но остальных пока хватало, чтобы она различала дорогу.
Дом был таким огромным и таким незнакомым, и ей было страшно блуждать в полной темноте. И она была абсолютно уверена, что Себастьян, единственный, кого она боялась встретить, еще не спит. Возможно, сейчас в своем кабинете он просматривает бумаги.
Богато украшенный кинжал невообразимой ценности — где он хранит его?
Ни в одной из тех комнат, которые она уже осмотрела. Ей удалось вытянуть из Луи информацию, что он тоже не обнаружил его. Ни он, ни этот всегда настороженный человек рядом с ним не имели ни малейшего представления, где спрятан кинжал.
Дойдя до галереи, она свернула в ту сторону, куда перед обедом ушел Себастьян, чтобы переодеться к столу. Она сомневалась, что он держит столь ценный предмет в своей спальне, но в его гардеробной наверняка есть потайная комната, где хранятся наиболее дорогие вещи, те, которые что-то для него значат.
Принадлежит ли кинжал к этой категории, она не знала, но… знакомая с повадками могущественных мужчин, могла предположить, что не ошиблась. Фабиан не говорил, как удалось Себастьяну завладеть семейной реликвией. Луи этого тоже не знал. Узнать бы, какую ценность представляет для Себастьяна этот кинжал, но как это сделать? Знание этого помогло бы ей в поисках и дало бы представление, нужно ли ей сразу сбегать, если она его найдет.
Найти апартаменты Себастьяна не составляло труда. Изобилие портьер, мебели и ваз подсказало ей, что она на верном пути, герб на солидной двойной дубовой двери тоже подтверждал это.
Из-под двойной двери не проникал даже лучик света, и под единственной дверью справа по коридору тоже была темнота. Леди слева, джентльмены справа — она надеялась, что такого же правила придерживаются и англичане. Затаив дыхание, она открыла одинарную дверь и вошла.
Лунный свет, проникавший сквозь незанавешенные окна, заливал большую, роскошно обставленную гостиную, которая явно принадлежала мужчине.
Комната была пуста.
Хелена вошла внутрь и осторожно закрыла дверь. Она внимательно оглядела комнату и увидела то, что и надеялась увидеть. Застекленный шкаф с трофеями. Она подошла к нему и осмотрела каждую вещь. Хлыст с серебряной рукояткой. Кубок с гравировкой. Золотое блюдо с какой-то надписью. Много разных других предметов, но кинжала среди них не было.
Она ходила по комнате, разглядывая вещи, лежащие на маленьких столиках и на буфетах, исследовала каждый уголок. Дойдя до письменного стола, перебрала все предметы на нем, после чего принялась за ящики. Ни один из них не был заперт и ни в одном из них не было кинжала.
Выпрямившись, Хелена еще раз оглядела комнату и заметила то, что раньше приняла за куполообразные часы, стоявшие на подставке у окна. Увиденные под другим углом, часы оказались вовсе не часами.
Она направилась к неизвестному предмету, замедляя шаг по мере приближения. То, что лежало под стеклянным колпаком, не было кинжалом. Это было…
Распираемая любопытством, она подошла поближе и пригляделась.
Серебряный свет лежал на тонких листочках засушенной веточки омелы.
Она видела эту веточку прежде. Знала дерево, на котором та росла.
Она хорошо помнила ту ночь, когда Себастьян отломил ее и сунул в карман.
Одна часть ее ума насмехалась — как можно быть уверенной, что это та самая веточка? Какая бессмыслица… и, однако:
«Я никогда не забывал тебя».
Эти слова были сказаны всего два дня назад. Если зрение ее не обманывает, он говорил правду.
А это значит, что он действительно собирается жениться на ней, как и заявлял неоднократно.
Трогая подушечками пальцев холодное стекло, Хелена смотрела на тоненькие листочки, и внутри ее что-то росло, росло, переливалось через край…
Она увидела правду и ощутила ее сладость. И вот теперь, поверив ему полностью и окончательно, скоро потеряет все, спасая Ариэль.
Громкий бой часов раздался неожиданно. Бой других часов прокатился по дому. Она замерла в страхе, но ничего не произошло.
Бросив последний взгляд на веточку омелы, хранившуюся под стеклом, Хелена направилась к двери.
Она добралась до спальни без всяких приключений, но ее сердце бешено колотилось. Проскользнув в дверь, она закрыла ее и прижалась лбом к створке, чтобы хоть немного успокоиться.
Потом, прерывисто дыша, повернулась и шагнула в комнату.
Себастьян сидел в кресле у камина и наблюдал за ней.
Хелена застыла на месте от ужаса.
Он поднялся и по толстому ковру направился к ней:
— Я давно жду тебя, малышка.
Ее глаза сделались огромными, когда он остановился перед ней.
— Я не ожидала увидеть тебя здесь.
Неправда. Она старалась не смотреть на письма, которые оставила на туалетном столике.
— Я предупреждал тебя.
«Увидимся позже» — она помнила эти слова, помнила их тон. Это «позже» наступило, и он пришел. Но…
Себастьян молчал, изучая ее лицо, наблюдал… выжидал. Она сглотнула и показала на дверь.
— Я выходила погулять. — Ее голос дрожал, она пыталась улыбнуться, не желая показывать своего страха. — Твой дом такой огромный, и в нем так темно, что я даже заблудилась. — Ее сердце рвалось из груди. Ее взгляд упал на его губы: она вспомнила омелу. — Я не могла заснуть.
Его губы дрогнули, однако брови были нахмурены.
— Заснуть? — Его руки обхватили ее талию. — Должен признаться, что такая мысль не пришла мне в голову.
Ее голова сама собой откинулась назад, ее губы встретились с его губами, и она уже не могла остановиться, не пыталась остановить себя — и упала в его объятия.
В ней разгоралось желание, и ноги едва держали ее. Она ухватилась за него, словно он был ее единственным спасением.
Но это было не так, ее никто не может спасти и никто никогда не освободит от Фабиана — на этот раз счастливого конца не будет.
И все равно она не могла отстраниться, не могла отказать ему в том, чего он хотел.
Если бы она попыталась, он бы что-то заподозрил, но она даже не пыталась, и не из-за страха, что проговорится о коварном плане Фабиана. А из-за того, что не могла уйти из горячих объятий Себастьяна. Она встречала его требования, выставляла свои — их языки сплетались, ласкали друг друга, намекая на то, что грядет, на то, к чему они оба стремятся, чего оба желают. Не мысль об Ариэль согревала и поддерживала ее в тот момент, когда их губы разлучились и она почувствовала его пальцы на своем лице. Сейчас все ее мысли были только о Себастьяне.
Силу, которая овладела ею, которая сжигала ее мозг и управляла ее движениями, которая придавала ей смелости следовать его указаниям, стоять, слегка повернуться, в то время как он сначала спустил ее лиф, затем юбки и последней сорочку, нельзя было назвать желанием. Ни ее, ни его.
Здесь было что-то, совсем другое. Когда она стояла перед ним, обнаженная, и ее кожа светилась в лунном свете, какая-то неведомая сила заставила ее открыть глаза, и она встретила его взгляд, в котором горела страсть. Его взгляд, как пламя, охватил все ее тело. Его глаза удерживали ее взгляд, потом он по очереди поцеловал ее руки.
— Идем, малышка, будь моей.
Его голос — глубокий, охрипший, опасный — заставил ее содрогнуться. Он положил тяжелые руки ей на плечи и привлек к себе. Она задыхалась, ее грудь распирало, сердце стучало, как молоток, и она упала в, его объятия охотно и радостно.
Она была создана для него — она чувствовала это всем своим существом, своим сердцем и своей душой. Он прижал ее крепче, поцеловал в губы, погладил обнаженную кожу.
Будучи невинной, она ничего не знала и не умела, но была уверена, что он знает все, и безоговорочно доверяла ему в том, что он будет с ней делать, как будет обращаться, как возьмет ее, как сделает своей. Она не могла бороться с силой, которая управляла ею, — да и не хотела с ней бороться — она была такой могущественной, такой сокрушающей. Она полностью подчинилась ей, подчинилась себе, ему и всему тому, что ее ожидало.
Его прикосновения были осторожными, его руки двигались по ее телу очень медленно, и каждое прикосновение разливалось теплом по ее телу. Страсть и желание руководили им, стремясь к конечной цели — обладанию ею.
Она видела это по заострившимся чертам его лица, которое она с восторгом ласкала, чувствовала по напряжению его тела, по напрягшимся мышцам и по силе рук, сжимавших ее. Чувствовала по твердости его плоти, упиравшейся ей в живот. Видела по сиянию его глаз.
Его взгляд скользнул по ее лицу, и он, наклонив голову, завладел ее ртом, лишая рассудка. Его руки сомкнулись на ее грудях, пальцы ласкали затвердевшие соски, но вот он отпустил их, отпустил губы и взял ее на руки.
Он донес ее до кровати и бережно опустил на шелковое покрывало. Снял куртку, сбросил ботинки. Она ожидала, что он совсем разденется, но он этого не сделал. Оставшись в тончайшей льняной рубашке и шелковых бриджах, он лег рядом с ней, почти накрыв ее своим телом, и снова завладел ее ртом. Он устроил ее поудобнее, и его опытные руки снова начали блуждать по ее телу, лишая воли к сопротивлению.
Но она и не думала сопротивляться, она вовсе не желала тратить на это силы и, хотя смутно сознавала его конечную цель, прекрасно знала, что ее тело отзывается на каждое его прикосновение, на каждую ласку. Его губы играли с ее губами, его длинные пальцы скользили по ее коже, заставляя ее дрожать и почти лишая сознания. Он гладил ее груди до тех пор, пока они не заболели, затем его руки скользнули вниз по талии и животу и замерли, когда добрались до треугольника мягких волос.
Он отпустил ее губы, прислушался к ее дыханию. Ее бедра напряглись, и он нежно помассировал их, и вот уже его губы вернулись к ее губам, а пальцы вновь скользнули по бедрам. Вверх-вниз, по внешней части, вверх — по чувствительной внутренней, пока она непроизвольно не раздвинула ноги, приглашая его потрогать ее там. Он этого не сделал, отвлекшись на мягкие завитки внизу ее живота и запустив в них пальцы, и тут она в каком-то безумии поцеловала его сама и раздвинула ноги еще шире. Прохладный воздух обдувал ее разгоряченную плоть, пока его рука не прикрыла ее. Ожидание, незнакомое, но желанное, сотрясало ее тело. Ее позвоночник напрягся. Она ждала, сгорая от нетерпения, от сладострастного предвкушения.
Его пальцы продолжали свое путешествие, исследуя каждую складку, пока наконец он не раздвинул их, открывая вход в ее тело.
Она опять напряглась, но он не стал проникать глубже. Его палец кружил, лаская ее влажные складки, заставляя дрожать и извиваться под ним. Он играл, но играл обдуманно, прислушиваясь к ее затрудненному дыханию, замечая каждое вздрагивание, каждое движение. Своими ласковыми прикосновениями он лишил ее последней стыдливости, и она начала задыхаться, испытывая боль и желая большего.
Хелена слышала это в своем дыхании, чувствовала, как желание распирало ее изнутри. Она протянула к нему руки, губы, все свое тело. Он поцеловал ее, крепко, по-хозяйски, и лег на нее, придавив к кровати.
Она попыталась сбросить его с себя, но он не двигался и, опершись на локоть, продолжал свободной рукой ласкать ее влажные глубины. Он устроился между ее ног, и она сплела свои ноги с его ногами. Она снова попыталась заставить его делать то, что ей хочется, но он поцеловал ее так крепко, что она не могла думать, не могла планировать и просто лежала, позволяя ему идти своим путем.
До ее ушей долетел судорожный вдох, и она поняла, что он исходит от Себастьяна. Его губы оставили ее губы, скользнули по шее и застыли там, где бился ее пульс. Он целовал ее долго и медленно. Его пальцы возобновили свою игру между ее бедер. Она изгибалась под ним, беспомощная во власти его желания. Он покрыл жгучими поцелуями ее разгоряченную плоть, позволяя ей откинуться назад, прежде чем снова привлечь ее к себе.
Она дернулась, но он крепко держал ее, обхватив рукой за талию. Никто никогда не трогал ее так, как это делал он: его рот ласкал ей живот, пальцы ласкали низ живота.
Когда его губы прижались к ее завиткам, а язык скользнул внутрь, она закричала.
— Тсс, — прошептал Себастьян, не в силах оторваться от черных завитков, которые так завораживали его, что будили в нем зверя. — Как бы сильно я ни желал услышать твои крики, малышка, сегодня их быть не должно.
Он приподнял голову, чтобы увидеть сияние ее глаз под отяжелевшими веками. Ее губы распухли от его поцелуев. Ее идеальная грудь цвета слоновой кости тоже носила отпечатки его обладания. Но он не раскаивался в содеянном.
Он посмотрел вниз и втянул в себя воздух — запах ее плоти пробрал его до костей, и тогда он, спустившись ниже, раздвинул ей бедра еще шире, затем запустил пальцы в ее распухшую влажную плоть. Убрав руку, он прижался к нежным складкам губами, потом языком. Обхватив ее за талию, он погрузился в ее сладкие недра.
Она выгнулась, стараясь подавить крик, когда он нашел твердый бугорок ее страсти, нетерпеливо ждавший его губ. Язык его выделывал немыслимые движения, и она покраснела от стыда, зажала рот рукой, а вторая ее рука судорожно мяла простыни.
Она была перед ним беспомощна и уже не понимала, что может запретить ему что-то или просто оттолкнуть его.
Поток тепла разрушил все преграды, подхватил ее, вознес высоко к мучительным высотам восторга. Она чувствовала его удовлетворение, чувствовала объятие его рук, чувствовала легкое щекотание его языка внутри своей теплой глубины.
Никогда в жизни она ничего подобного не испытывала, и теперь с ее губ сорвался прерывистый вздох, и все ее тело наконец расслабилось.
Хелена не оказала ему никакого сопротивления.
Он вошел в нее совсем чуть-чуть. Она мельком увидела его размеры. Если бы у нее были силы что-нибудь сказать, она сказала бы «нет!». Но она даже на это была не способна и просто лежала, чувствуя, как давление внутри возрастает, когда он продвинулся немного дальше. Она чуть не задохнулась, и ее глаза закрылись. Следующий толчок принес ей боль, и она догадалась, что он наблюдает за ее реакцией, оценивает ее ощущения.
Немного отстранившись, Себастьян поднял вверх ее ноги. Затем слегка приподнял ягодицы, подложив под них подушку, и навалился на нее всем своим телом. И в таком положении снова вошел в нее.
Она прерывисто вздохнула, изогнулась, но он придавил ее к матрасу. Еще один толчок, и она вскрикнула. С каждым разом он входил в нее все глубже, и ее следующий вздох был скорее похож на рыдание.
— Нет, малышка, смотри на меня. — Оперевшись на локти, он взял в руки ее лицо. — Открой глаза, дорогая. Смотри на меня — мне это необходимо.
В его голосе была нотка, которую она никогда не слышала раньше, — мольба, хотя и произнесенная твердым тоном.
Она заставила себя сделать это — поднять тяжелые, веки и посмотреть в его голубые глаза. И почувствовала, что тонет в их темных глубинах.
— Оставайся со мной, малышка.
Глядя ей в глаза, он погружался все глубже и глубже. Ее тело сдавалось под его натиском, ей очень хотелось оттолкнуть его, но у нее не было сил это сделать. Она заставляла себя удерживать его взгляд, хотя и испытывала сильную боль. Он сделал резкий сильный толчок.
Она закричала, и он закрыл ей рот рукой. Она оттолкнула его руку, глубоко вздохнула, пытаясь осознать, что же это было.
Он не может войти в нее так глубоко.
Широко раскрытыми глазами она заглянула в его глаза, почувствовала, как боль исчезает, и поняла — он может!
Она содрогнулась, перевела дыхание и откинулась на подушки. Ощущение было очень странным.
— Тсс, я кончил. — Он поцеловал ее вспотевший лоб.
Она непроизвольно откинула, назад голову. Он поцеловал ее, и этот поцелуй был другим, — другим, потому что сейчас он находился внутри ее.
— Извини, дорогая, но это никогда не проходит без боли.
В его голосе слышалась мужская гордость, и она не знала, как к этому отнестись. Ее ум был полностью поглощен странным ощущением — чувствовать его внутри себя.
Он, казалось, понял это, прочитал на ее лице. Он вышел из нее, совсем, немного, и снова вошел, словно испытывая ее на прочность. Она напряглась, ожидая боли, но…
— Все еще больно?
Себастьян повторил движение медленно, наблюдая за ней.
— Нет. Это как… — Она не могла подобрать нужного слова.
Он улыбнулся, но ничего не сказал, а, опершись на локти, снова медленно в нее продвинулся.
А потом они целовались, и это было опять по-другому — более захватывающе. Голова приятно кружилась.
Она начала двигаться вместе с ним, стараясь попасть с ним в такт. Он помог ей, поддерживая за ягодицы, и, когда они нашли общий ритм, отпустил ее и снова положил руку ей на грудь.
Он двигался в ней, внутри ее, и она снова задышала прерывисто, снова почувствовала, как где-то глубоко в ее теле разливается тепло, и ее тело радостно стремится ему навстречу.
Вдруг его движения стали медленнее, затем он остановился.
— Подожди.
Он вышел из нее и встал с кровати. Ей сразу стало пусто, холодно и одиноко. Она повернулась, распрямляя ноги, и увидела, чем он занимается. Не спуская с нее глаз, он стянул через голову рубашку и бросил ее на пол. За рубашкой последовали бриджи, после чего он снова вернулся в постель.
Хелена улыбнулась и раскрыла объятия, приглашая его к себе. Пробежав руками по его голым плечам и широкой спине, она раздвинула ноги, теперь уже зная, что за этим последует.
Он взглянул ей в лицо.
— Обхвати меня ногами.
Она повиновалась, и танец начался снова. И снова по-другому. Теперь уже ничто не стояло между ними.
Волоски на его груди щекотали ее груди, и это возбуждало ее. Она прижала его к себе. Он с радостью ей повиновался, и его большое сильное тело вдавило ее в матрас.
Два тела слились в одно целое.
В водоворот ощущений и чувств, эмоций, которым не было названия, в потребность желания, в страсть, в торжество, которое захлестывало их обоих.
Темп все возрастал, и она без конца повторяла его имя, отдавая ему всю себя целиком. И вдруг ее пронзил восторг, и осколки его разлетелись по венам, вызывая радость и торжество, и она, вскрикнув, задрожала под ним.
Последняя связь с реальностью улетучилась — душа ее праздновала победу. Она почувствовала, как он в последний раз вошел в нее с глухим стоном, выпустил в нее свое семя, и ее охватила радость, когда тяжелое тело рухнуло на нее.
Она запустила пальцы ему в волосы и услышала, как сильно и часто бьется его сердце.
Она улыбнулась, обвила его руками, крепко прижала к себе, и вскоре погрузилась в глубокий сон.
Часы по всему дому пробили три раза. Себастьян уже проснулся и слушал бой часов, который вырвал его из глубокого, согревающего душу тепла, овладевшего им.
Он перевернулся на спину и посмотрел на Хелену, спавшую, свернувшись калачиком, рядом с ним; ее маленькие ручки вцепились в него, словно она боялась, что он ее покинет. Он присмотрелся к ней внимательнее, и насторожился.
«Малышка, что ты скрываешь от меня?»
Он не озвучил свою мысль, но ему очень хотелось получить ответ. Что-то случилось, однако будь он проклят, если знает что. Она приехала, и все шло хорошо, пока…
Себастьян поговорил с прислугой, но никто ничего не знал и ничего не видел. Он не вдавался в подробности, но Уэбстер непременно сказал бы ему, если бы пришло письмо для Хелены. Однако на ее туалетном столике лежало два письма, и его острые глаза рассмотрели на полу кусочки воска. Она вскрыла эти письма здесь, и сделала это в первый же вечер, перед тем как спуститься к обеду.
Именно с этого момента все изменилось. Изменилась и она сама.
Но насколько изменилась, если вспомнить о последних событиях, он не мог понять.
Что-то расстроило ее, причем очень сильно. Малейшее недоразумение, и она, нахмурившись, замолкала. Но здесь было что-то более глубокое, ее терзало какое-то беспокойство, которое она скрывала от всех.
Она пока еще этого не осознала, но отношения между ними стали настолько близкими, что ей уже незачем было скрывать свои чувства, свои тревоги, особенно от него. Он видел их в ее глазах пока еще не совсем отчетливо, но неясные тени скапливались уже в их глубинах.
Ее поведение только усилило его, подозрения; когда она пришла в его объятия, она как будто радовалась этому, но он сразу почувствовал ее слабость, беззащитность и главное — острую тоску. Он чувствовал все это в ее поцелуе — в нем было отчаяние, словно то, что произошло между ними в последние часы, было бесконечно драгоценным, но преходящим. Обреченным. Казалось, она знала, что, как бы сильно ни хотела этого, ни стремилась к их близости, как бы ни доверяла ему и его силе, все это продлится недолго.
Ему это не нравилось, совсем не нравилось.
Он видел, что она нуждается в защите, нуждается в его тепле и ласках, и откликнулся на эти ее нужды так, как считал правильным для себя и для нее.
Она принадлежит ему. Пока она этого еще не понимает, но со временем, конечно, поймет.
Вздохнув, он посмотрел на ее темную головку, поцеловал в лоб, закрыл глаза и предоставил все остальное судьбе.
Проснувшись на следующее утро, Хелена решила, что гордиться ей нечем. Она была одна, но постель носила красноречивые свидетельства ее близости с Себастьяном. Смятые простыни все еще сохраняли его тепло. Без него она чувствовала себя брошенной и никому в этом мире не нужной. Она оглядела комнату. О чем она думала, когда позволила себе вступить в интимные отношения с этим могущественным человеком? Надо быть сумасшедшей, чтобы согласиться на это! Однако сейчас уже поздно о чем-то сожалеть.
Но сожалений, несмотря ни на что, не было.
Ее единственное сожаление заключалось в том, что она не могла ничего ему рассказать, не могла опереться на его силу и власть. После прошедшей ночи было бы таким облегчением попросить его о помощи. Но она не могла. Ее взгляд упал на письма, лежавшие на туалетном столике.
Фабиан был уверен, что она и Себастьян окажутся по разные стороны баррикады.
Чтобы хоть немного заглушить страх и не дать воли отчаянию, она позвонила служанке.
Когда Хелена вошла в комнату, Себастьян уже сидел во главе стола. Позавтракав, он пил кофе и просматривал утренние газеты.
Он поднял голову, и их взгляды встретились. Хелена быстро отвернулась, обменялась легкой улыбкой с Кларой и подошла к буфету. Его взгляд неотрывно следил за ней, восхитительной в шелковом розовом платье. А его ум перебирал события последней ночи, полной страсти, и задавался вопросом — вопросами, — на которые пока не было ответов.
Хелена повернулась; он продолжал наблюдать и ждать…
С тарелкой в руке она подошла к столу, обменялась какими-то словами с Марджори и Кларой и села на свое место справа от него.
Он подождал, когда она сядет и расправит юбки, и улыбнулся ей.
Она улыбнулась ему в ответ, но в глубине ее глаз таились все те же непонятные тени. Он потянулся к ее руке, но остановился, когда она опустила взгляд.
— Себастьян…— Хелена повертела в руке вилку. — Как ты думаешь, не смогли бы мы покататься верхом, как вчера? — Она посмотрела за окно. — Все еще ясно, и кто знает, как долго продлится такая погода…
В ее голосе звучала тоска, и он вспоминал, какой расслабленной, даже, пожалуй, беззаботной, словно сбросила тяжелую ношу со своих плеч, она казалась ему в то утро, когда они неслись по полям навстречу ветру. Она покосилась на него, слегка изогнув бровь.
— Если хочешь, — согласился он, — мы можем попробовать отправиться куда-нибудь на север.
Она улыбнулась, и с ее губ сорвалось:
— Было бы… большим удовольствием…
Почему она просто не сказала «облегчением», Себастьян не знал. Потому что их совместная прогулка была именно облегчением, бегством от ее неприятностей, а это он прекрасно понимал. И во время прогулки, скинув с плеч гнетущую тяжесть, она могла бы, наверно, признаться ему во всем.
Однако, когда они вернулись домой через три часа, он не узнал ответ ни на один из своих вопросов. Теперь ему оставалось ждать, когда она расскажет ему обо всем, если только захочет: доверие нельзя выбить силой, его можно только заслужить. Так будет у них. Другим он мог приказать, но только не Хелене.
Это выдвигало на первый план вопрос, который он должен ей задать. Больше не было причин откладывать его.
Если она ответит правду, он узнает ответы на другие вопросы, во всяком случае, он на это надеялся.
Когда все встали из-за стола, Себастьян взял ее за руку:
— Если ты уделишь мне несколько минут, мы могли бы обсудить кое-какие дела.
Она смотрела на него, но он ничего не смог прочитать в ее глазах. Марджори и Клара прошли мимо них, сделав вид, что их не заметили. Тьерри и Луи уже отправились играть в бильярд.
— Если ты хочешь… — пожала она плечами.
Он хотел многого, но пока что молча взял ее руку и повел в кабинет.
Хелена старалась скрыть свое напряжение, свое беспокойство, вызванное тем, что он мог заставить ее сказать или сделать. Она шагнула через порог и оказалась в его кабинете.
Широкий письменный стол, заваленный бумагами и бухгалтерскими книгами, перед ним большое кожаное кресло, папки с документами и книги, стоявшие на полках вдоль стен, — так выглядел его кабинет. Однако, как ни странно, эта рабочая комната оказалась довольно уютной. Вид из широких окон выходил на лужайки, и так как за окнами было сумрачно, везде горели лампы, и их золотистый свет падал на отполированное дерево, бархат и кожу.
Хелена подошла к камину, где жарко горел огонь, разгоняя холод, проникавший сквозь щели окон. Направляясь к камину, она незаметно оглядела комнату, размышляя о том, где может быть спрятан кинжал Фабиана.
Себастьян подошел к ней и, взяв ее руки в свои, поймал ее взгляд. Она не смогла ничего прочесть в его глазах и очень надеялась, что и ее глаза так же успешно скрывают ее мысли. В уголках его губ: появилась застенчивая улыбка.
— Малышка, после событий прошедшей ночи ты, думаю, поняла, что мы уже сделали первые шаги к нашему сближению. Если говорить о решениях, то мы их уже приняли — ты свое, а я свое. И тем не менее, я хотел бы получить от тебя простой ясный ответ на простой и ясный вопрос.
Поколебавшись, он снова взглянул в ее глаза. Она не отвела взгляда, чтобы не обидеть его. Она была слишком погружена в свои мысли и не могла понять, о чем он говорит, и только спросила себя, какого ответа он ждет.
Себастьян вздохнул и ласково произнес:
— Оставайся такой, какая ты есть. Я не хочу давить на тебя. Я задам тебе один вопрос, когда ты будешь готова на него ответить. — Их взгляды встретились. — А пока знай, что я рядом и жду с нетерпением. Но с тобой, малышка, можешь быть уверена, я буду терпелив. — Последние слова прозвучали как клятва.
Удивление, должно быть, отразилось в ее глазах, потому что он покачал головой, поражаясь, насколько терпеливым, оказывается, он может быть с женщиной.
Хелена вдруг поняла, что его импульсивным желанием было надавить на нее, чтобы она приняла его предложение, а он бы смог провозгласить себя победителем и громко заявить о том, что теперь она принадлежит ему и он может распоряжаться ею как захочет.
Она ожидала от него именно этого и настроилась на уклончивые ответы, используя всю свою женскую хитрость, чтобы отклонить его предложение. Если она сдастся, он будет ею манипулировать, не считаясь с ее желаниями, а она в своей жизни достаточно натерпелась горя от могущественных мужчин.
Она пришла в его комнату, полная решимости спасти Ариэль, причинив ему при этом как можно меньше вреда.
— Я… — Что она могла сказать ему сейчас? Он ничего не знал о ее проблемах и, однако, чувствовал ее тревогу, хотя ничего пока не знал. — Спасибо. — Слово слетело с ее губ как легкий вздох. Подняв голову, она удержала его взгляд и улыбнулась облегченно и благодарно. Ей стало легче. Она сложила руки на груди. — Обещаю, что сообщу тебе, когда буду готова ответить на твой простой вопрос.
Она никогда не сможет этого сделать и ничего не сможет изменить.
Его взгляд, пронзительно голубой, снова проник ей в душу, но там уже ничего не осталось такого, что бы ей хотелось ему показать. Она глубоко запрятала свою печаль ради спасения Ариэль и все время помнила, что они с Себастьяном сейчас в какой-то степени противники.
И до того напряженные, черты его лица еще больше обострились. Оно превратилось в каменную маску.
— До встречи. — Она почувствовала, что он с трудом сдерживает ярость, и инстинктивно вскинула подбородок.
Себастьян с минуту смотрел на нее и наконец произнес ровным, безжизненным голосом:
— Клара сейчас в дальней гостиной. Было бы неплохо, если бы ты присоединилась к ней.
Намек был достаточно прозрачным. Она согласно кивнула:
— В таком случае я ухожу.
Хелена повернулась, еще раз оценивающе осмотрев комнату, и только сейчас увидела четыре сундука, расставленные вдоль стен. Все они были заперты на ключ,
Она подошла к двери, открыла ее и вышла.
Ей надо обыскать его кабинет.
Со временем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обещание поцелуя - Лоуренс Стефани

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

глава 13


Ваши комментарии
к роману Обещание поцелуя - Лоуренс Стефани



Жaль послeдняя глaвa нe зaгружaeтся(
Обещание поцелуя - Лоуренс СтефаниЯнa
13.05.2011, 8.07





Очень жаль что нельзя прочесть последнюю главу.
Обещание поцелуя - Лоуренс СтефаниНаталья
8.08.2012, 0.42





прочтите в litmir.net
Обещание поцелуя - Лоуренс Стефанижанна
2.03.2014, 20.49





Очень миленький и интересный роман, прочитала на одном дыхании, а последнюю главу прочитала на litmir.net.Сюжет тоже интересный
Обещание поцелуя - Лоуренс СтефаниАнна.Г
23.02.2015, 8.48





Главные герои - оба в равной мере богатые и знатные. В итоге любовной интриги они поженились. А то в некоторых романах авторы женили герцогов то на вдове бедной, то на гувернантке, то на проститутке даже, чего в реальной жизни аристократов того времени и в помине не было. Прочла роман с интересом. Понравилось, что главный злодей все-таки не такой кровожадный. Просто очень хотел кинжал вернуть!
Обещание поцелуя - Лоуренс СтефаниВ.З.,68 л.
23.02.2016, 13.52





Очень тяжело читать роман, многое будто вырвано из текста, скачут с одного события на другое. Еле дочитала.
Обещание поцелуя - Лоуренс СтефаниNasta
24.02.2016, 21.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100