Читать онлайн Нежданная любовь, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежданная любовь - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.11 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежданная любовь - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежданная любовь - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Нежданная любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

«Будь я проклят, если знаю».
Он, конечно, солгал. Он прекрасно знал. Знал даже тогда.
Похоже, он действительно проклят.
Странно, он не испытывал ни малейшего беспокойства. Единственное, что его теперь одолевало, – это нетерпение.
Позавтракав, Реджи вновь перебирал в памяти события предыдущего вечера. У него тогда был соблазн тут же овладеть Энн, сделать ее своей. Она этого хотела, а он еще больше. А потом он с радостью бы на ней женился.
Его удержало, отодвинуло от опасной черты осознание, что Энн была настолько наивна и несведуща в любви, что страсть, вероятно, захлестнула ее, прежде чем она поняла истинную природу этого удивительного чувства. Откуда пришло оно, когда выросло и развилось, Реджи не знал. Просто жизнь создала их подходящими друг другу, как ключ к замку.
В его памяти всплыл давний разговор. Однажды он, Люк Эшфорд и Мартин Фулбридж допоздна засиделись в библиотеке. Их было только трое и достаточный запас доброго бренди. Разговор свелся к теме брака. Люк и Мартин признались, что чувство, склонившее их к женитьбе, нарастало постепенно. Мартин сказал, что осознание приходило медленно, несколько недель, пока уже нельзя было не считаться с ним, но Мартин до этого не знал Аманду. Люк, однако, знал Амелию почти столько же, сколько Реджи знаком с Энн, это была семейная дружба. Люк признался, что он внезапно все понял, в нем произошла какая-то вспышка.
Точно так же Реджи теперь просто знал. Дело не в выборе – логичном и самом подходящем, это действительность, которая не нуждается ни в оправдании, ни в объяснении. Это просто свершившийся факт.
Откинувшись на спинку кресла, Реджи прихлебывал кофе и внимательно разглядывал комнату. В небольшой дом на Керзон-стрит вполне прилично привести молодую жену. Дела его в порядке, и ничто не препятствовало двигаться в нужном направлении.
Он задавался вопросом, как Люк, опекун Энн, отреагирует на его просьбу, и, поджав губы, признался себе, что ему не терпится это узнать.
Но сначала…
Вчера вечером он думал об Энн. В том, что касалось отношений между мужчиной и женщиной, она была неопытна и наивна. Даже теперь она все еще не понимала, что у него на уме.
И могла быть к этому не готова.
Он слишком хорошо знал женщин, особенно светских дам, чтобы довериться ее согласию. Лучше действовать осторожно, по крайней мере пока он не убедится в ее взглядах.
Пока не убедится, что она отвечает на его внимание.
Нетерпение, однако, глубоко запустило свои когти в его душу. Ей двадцать шесть, она уже не легкомысленная дебютантка. Ему тридцать два, они оба слишком взрослые, чтобы интересоваться играми. Слишком взрослые, чтобы не воспользоваться неожиданно подвернувшейся возможностью. Слишком взрослые, чтобы трепетать и тратить впустую время.
Стиснув зубы, он поставил чашку, поднялся, надел пальто и направился к двери.
Он надеялся застать ее дома, в Калвертон-Хаусе, но открывший дверь молодой дворецкий Лейтон, не скрывая удивления, сообщил, что мисс Энн и леди Калвертон уехали с утренними визитами.
– Ее сиятельство предполагала заехать в Элдерби-Хаус? – спросил Реджи таким тоном, будто сам намеревался это сделать и интересовался, не пересекутся ли там их дорожки.
– Леди Элдерби не было в списке ее сиятельства, сэр. Хотите оставить записку?
Реджи одарил дворецкого сдержанной улыбкой.
– Нет-нет. – Его улыбка застыла, когда он отвернулся. – Я догоню их в парке.
И нагнал их, как и предсказывал. Энн больше интересовала Имоджин Каверлок, которую она хотела найти, а не молодые аристократы, чьи взгляды она то и дело ловила на себе.
Рассчитывая на семейное знакомство, Реджи решительно подошел к ландо Калвертонов. Любезно поприветствовав ее мать, которая ничем не выдала своего удивления, он обратился к Энн.
И когда их глаза встретились, Реджи понял, что она в смятении ждет его слов.
Невозможно сказать ей все здесь, на глазах у всего света.
Он улыбнулся с такой теплотой и искренностью, каких прежде не испытывал.
– Не хотите прогуляться?
Ее черты смягчились, губы дрогнули в мимолетной улыбке.
– Спасибо. С удовольствием.
Он подал ей руку, помог выйти. Кивнув леди Калвертон и пообещав привести Энн через полчаса, Реджи взял ее под руку и повел к лужайке.
Он почувствовал, как она вздрогнула, потом подняла голову.
– На самом деле, – ее голос вибрировал, она бросила на Реджи быстрый взгляд, потом перевела его на вереницу карет, – я надеялась выяснить, здесь ли Имоджин.
Этого блеска распахнутых карих глаз хватило, чтобы предупредить его: у нее нет ни решимости, ни желания говорить о вчерашнем вечере.
Реджи помедлил.
– Я так и думал.
В его тоне сквозило неодобрение, Энн обрадовалась, что он отвлекся.
– Вам не следует говорить с Имоджин о Бенджи.
Энн снова взглянула на него.
– Я не собиралась говорить о Бенджи! Я только подумала, что если она здесь, я могла бы просто провести с ней время – мы представлены друг другу – и посмотреть, – Энн сделала жест рукой, – знает ли она.
Большинство мужчин нахмурились бы и спросили, каким образом это можно сделать. Реджи тоже нахмурился, но понимающий взгляд и недовольный изгиб губ говорили, что он все понял.
Энн воспользовалась благоприятным моментом:
– Если Имоджин знает, она будет озабочена и встревожена, это бросится в глаза.
– Хорошо. – Реджи оглядел вереницу карет. – Давайте посмотрим, сможем ли мы найти ее.
Они прогуливались вдоль дорожки, останавливаясь то здесь, то там, обмениваясь приветствиями со знакомыми дамами. Реджи предпочел бы держаться подальше от любвеобильных мамаш, но если Имоджин здесь и они хотят невзначай с ней встретиться, ничего не поделаешь, придется оставаться на виду.
Несмотря на застенчивость, Энн решительно играла свою роль. И только Реджи мог сказать, чего это ей стоит. Он чувствовал, как напрягаются ее пальцы на его руке, когда они приближаются к людям, которых она лишь отдаленно знала. Реджи поддерживал ее, готовый вступить в разговор и отразить любую реплику, которая могла взволновать ее, в душе неохотно одобряя ее храбрость и ответственность перед Бенджи.
К сожалению, слухи о состоянии здоровья его двоюродного деда уже распространились в свете; одни дамы ждали от Реджи новостей, другие высказывали предположения относительно его будущего титула.
Энн в замешательстве смотрела на него – она ничего об этом не слышала. Реджи улучил минуту, когда они проходили между каретами, чтобы объяснить.
– О, – заморгала она, – я понимаю.
Внезапная отстраненность, которую он ощутил в ней, раздосадовала его.
– Нет. Вы не понимаете. – Увидев ее пораженный взгляд, Реджи помрачнел. – Но я не могу объяснить здесь.
Он оглядел кареты, злясь про себя.
– Не думаю, что Имоджин здесь.
– Обычно она здесь бывает… по-видимому, ее отвлекло нечто важное.
В голосе Энн звучала все большая уверенность. Реджи умолчал о том, что Хью может и не рассказывать жене о Бенджи. Обсуждать доверие между супругами в нынешней ситуации не совсем разумно.
Реджи хотел поговорить о них самих, об их будущем, но не мог найти подходящего момента. Парк не место для подобных бесед: чутье подсказывало ему, что воодушевленные новостями матроны пристально изучали их, заметив их непринужденное общение и отсутствие скованности. Реджи и Энн привлекали к себе множество взглядов.
Реджи повел Энн назад к карете Калвертонов, обдумывая приватную встречу. У них не было причин уклоняться.
– Полагаю, вы намерены проследить за Каверлоками, по крайней мере насколько они выдадут себя.
Энн кивнула.
– Они будут сегодня вечером у леди Хэммонд.
– Если ваша матушка согласится, я буду сопровождать вас.
Энн, остановившись, посмотрела ему в глаза. Реджи не пытался скрыть своих чувств – ни раздражения от потраченного впустую дня, ни своих намерений. Улыбнувшись, она быстро сжала его руку и повернулась к карете.
– Я уверена, мама будет в восторге.
Эта часть его плана удалась: Минерва с удовольствием приняла предложение сопровождать их сегодня вечером. Встретившись с ним глазами, она, к его облегчению, лишь молча улыбнулась.
Но дальше все пошло не так, как он хотел.
На вечере у леди Хэммонд собралось столько гостей, что ничего лишнего позволить себе было нельзя. Хэммонд-Хаус был печально известен отсутствием комфорта, во всяком случае, того комфорта, который пригодился бы в этой ситуации. Весь вечер Реджи пришлось ограничиваться банальными любезностями. Утешало лишь то, что Энн постоянно находилась рядом и ничем – ни словом, ни взглядом, ни действием – не дала понять, что сожалеет о произошедшем накануне в доме леди Хендрик.
Совсем наоборот. И это лишь добавляло тревоги.
К несчастью, никто из Каверлоков не появился в Хэммонд-Хаусе.
Нервы Реджи – он даже не подозревал, что они у него есть, – были натянуты до предела, и на следующее утро он выехал рано, слишком рано для светского визита, решив застать Энн дома и поговорить с ней наедине. Облечь то, что связывает их, в слова и совершить следующий шаг… Однако она уже уехала в приют.
Он последовал за ней и провел весь день, узнавая что-то новое о ней и о себе самом. Соблюдение приличий лишь увеличивало их влечение, пока желание уединиться не появилось в каждом прикосновении, взгляде, слове. И все-таки у них не было никакой возможности, ни единого шанса остаться с глазу на глаз.
Поздним вечером он стоял у стены в бальном зале Гризмидов и наблюдал, как Энн кружится в танце. Даже издалека он чувствовал, что она немного смущается, хотя знает своего партнера Гордона Кантербери. Ей не нравилось, когда мужчины оказывались так близко, однако с Реджи все было наоборот, она с облегчением брала его за руку, ступая так близко, как позволяли приличия. А когда они вальсировали, она шла за ним в танце с готовностью, которую и не пыталась скрыть, трепеща от радости, нетерпения и восхищения.
Реджи показалось, что стало тихо. Перед его глазами возникли картины недавнего прошлого. Сначала он увидел Энн в приюте. Сидя на табурете, она читала собравшимся вокруг детям увлекательную историю.
Потом она подняла глаза, увидела его и… улыбнулась.
И быстро вовлекла его в работу со старшими мальчиками.
Позже, взглянув во двор, он увидел ее с двумя малышами на руках. Ее лицо порозовело и сияло, прическа слегка растрепалась, к шпилькам тянулись пухлые детские ручки.
Волна нахлынувших чувств внезапно вернула его к действительности, у него закружилась голова. Судорожно вздохнув, Реджи возблагодарил Бога, что музыка кончилась. Довольно.
Пряча мрачную решимость под маской обычной приветливости, он прошел через зал, чтобы спасти Энн. Она оглядывалась, ища его глазами, потом, увидев, улыбнулась. Когда он подошел, взяла его под руку.
Гордон Кантербери заморгал, но тактично промолчал.
Уже близился конец бала, когда вновь стало заметно отсутствие Каверлоков. Реджи проводил Энн к фаэтону, где сидела Минерва.
– Не знаю, что делать, – бормотала Энн. – Харриет Гризмид сказала, что Имоджин собиралась приехать, но вчера прислала записку, что плохо себя чувствует. – Она быстро взглянула на Реджи. – Еще вчера Имоджин была вполне здорова.
Реджи совершенно не интересовала Имоджин.
– Возможно, она простудилась.
Энн уловила в его тоне резкость и удивленно посмотрела на него.
Он перехватил ее пристальный взгляд.
– Завтра… – убедившись, что полностью завладел ее вниманием, он сообщил: – я зайду поговорить с вами в полдень.
– В полдень?
– Да. Будьте дома.
Энн посмотрела ему в глаза, потом с легким волнением, вернувшимся к ней, кивнула:
– Хорошо. Буду.


– Доброе утро, – долетел до него мягкий голос Энн.
Реджи обернулся, когда она закрывала дверь комнаты. Бледно-зеленое платье подчеркивало изящную фигуру, каштановый цвет волос казался глубже. Шурша широкими юбками, Энн шла к нему, настороженно вглядываясь в его лицо. Реджи не спускал с нее глаз.
Увидев, как Энн все больше мрачнеет, он тоже нахмурился. Она остановилась в ярде от него, выпрямилась и сцепила перед собой руки.
– Если вы пришли, чтобы читать мне нотации по поводу наблюдения за Каверлоками…
Он почувствовал ее неуверенность, и раздражение снова охватило его. Он поджал губы. Да будь они прокляты, эти Каверлоки!
– Вы не нуждаетесь… – Реджи увидел, как она отпрянула и взяла себя в руки. Он помедлил, потом выдохнул: – Я не об этом хотел говорить с вами.
Ее глаза расширились.
– Ох. – Потом с обычной мягкостью Энн спросила: – Тогда о чем?
Реджи, стиснув зубы, боролся с инстинктом, не позволяющим открыться даже сейчас, чтобы не оказаться беззащитным и избежать боли, если он неправильно понял Энн.
И все-таки он не ошибся ни в ней, ни в себе, он видел это в ее глазах, с робкой надеждой смотревших на него.
– О том, что произошло у леди Хендрик. В гостиной. – Реджи исчерпал все слова. Как, черт побери, это можно выразить?
Краска залила ее щеки. Румянец стал ярче, Энн опустила глаза.
– Я… простите, если я зашла слишком далеко…
– Нет. – Он шагнул ближе и провел пальцем по ее щеке. – Не извиняйтесь. Если кто-то и должен принести извинения, то это я… – Она подняла взгляд, и он на миг смолк, утонув в ее глазах, потом продолжил: – Но я не имею намерения извиняться. Если бы я этого не сделал… если бы мы… возможно, я бы никогда не узнал… так и не понял…
Энн не сводила с него пристальных глаз.
– Чего не поняли?
Ее широко распахнутые глаза, мягкое выражение лица, изящный изгиб губ, густые волосы, легкий запах яблоневого цвета и жимолости, исходивший от ее белой кожи, обещание женственного тепла, которое окутывало его (она стояла так близко, что юбки касались его башмаков), – все это дало ему храбрость взять ее руку, поднести к губам, сказать:
– Что, если мы хотим… если вы согласитесь… мы могли бы счастливо соединить наши судьбы.
Энн заморгала, ее настороженность исчезла, словно упала завеса, и Реджи увидел в ее глазах удивление.
– Вы тоже это чувствовали. Я думала, что только у меня такое чувство или что я слишком многого ждала от того момента…
– Нет. Это было такое же… – Реджи не мог удержаться от кривой улыбки, – властное чувство, как и у вас. И столь же удивительное.
Ответная улыбка изогнула ее губы.
– Я не думала о вас прежде… и вы тоже не думали обо мне.
– Нет. – Нахмурившись, Реджи взглянул на нее, теперь он мог на нее смотреть. – Не могу понять почему.
– Это имеет значение?
Он изучал ее глаза, горевшие теплым нетерпением.
– Нет. Нисколько.
Обняв, он потянул Энн к себе. Он наклонился, их губы, нетерпеливо торопящиеся познать сладость поцелуя, слились…
…и оба услышали голоса и торопливые шаги в коридоре.
Реджи отпустил ее, подавив несвойственную ему вспышку раздражения, Энн отстранилась и повернулась к двери.
Ее сердце гулко стучало, губы горели. Ей стоило усилий не смотреть на вошедшего Лейтона.
– Прошу прощения, сэр, мисс Энн. Для вас срочное сообщение, мисс. – Он подал поднос, на котором лежала сложенная записка.
– Кто ее принес? – Энн взяла записку.
– Мальчик. Сказал, что леди в доме были очень взволнованы.
Она развернула листок и быстро пробежала глазами строчки.
– Боже милостивый! – Ее голос сорвался, когти страха впились в душу, кровь отхлынула от лица.
Реджи был рядом, сильный, уверенный, он сжал ее локоть.
– Что случилось?
– Бенджи. Его украли. – Энн едва могла взять это в толк.
Она подала Реджи записку и посмотрела на ожидавшего распоряжений Лейтона.
– Карету… нет, это слишком долго. Найдите наемный экипаж, пусть горничная принесет мне пальто и шляпу, пожалуйста.
– Я… моя коляска здесь… я отвезу вас. – Вскинув голову, Реджи взглянул на Лейтона. – Принесите пальто и шляпу, мы будем ждать в холле.
Реджи как безумный гнал коляску к приюту.
Первое, что заметила Энн, когда они приехали, – это отсутствие детей. В это время дня дворы были полны играющей и смеющейся детворы.
Теперь здесь пусто.
В доме обстановка не менее странная, всюду царит полная неразбериха. Наставницы, чье дело наблюдать за детьми, торопливо снуют взад-вперед, шаги эхом отдаются в коридорах. Кажется, никто не занимался своими делами.
Энн пошла прямо в кабинет и нашла там миссис Кеггз, бледную и сникшую.
– Какой ужас, мисс! Бедного крошку утащил какой-то джентльмен! Злодей!
Энн бросила шляпку на стол.
– Вот именно. Нам надо спасти мальчика. – Подвинув стул, Энн села и взяла руки пожилой женщины в свои. Краем глаза она видела, что в дверном проеме появился Реджи, его пристальный взгляд заставил ее взять себя в руки. – А теперь расскажите нам, что случилось.
– Мы узнали, что Бенджи пропал, когда усадили детей за ленч, а он играл с другими детьми во дворе. Судя по рассказам Робби Дженкинса и Пити Смайта, его забрали приблизительно за час до ленча, как только детей отпустили с утреннего урока. Кажется, по улице ехала черная карета. Мальчики стали карабкаться на забор – вы знаете, как они делают, – карета подъехала ближе.
Она судорожно вздохнула.
– По словам Робби и Пити, дверца кареты открылась, какой-то джентльмен окликнул Бенджи по имени, назвав его Бенджамином, и попросил подойти поближе. Бенджи перелез через забор и спустился на тротуар, но сначала робел. Они с джентльменом из кареты поговорили. Пити показалось, что человек говорил Бенджи что-то о его матери. Потом человек снова позвал его, и Бенджи поднялся в карету. Дверца захлопнулась, экипаж покатился прочь. – Она фыркнула: – Робби и Пити думали, что Бенджи поехал в гости, поэтому не собирались об этом рассказывать. Нам пришлось вытянуть из них эту историю. Они испуганы и скорее всего говорили правду.
– Как выглядел джентльмен? – спросил Реджи. Миссис Кеггз, казалось, только что заметила его.
Она покачала головой:
– Мальчики не видели его, только руку в перчатке. Они находились слишком далеко, а он оставался в тени кареты.
– Они заметили что-нибудь особенное в карете?
– Только то, что она черная.
Энн переглянулось с Реджи. Черных карет в Лондоне, что сена в стогу. Стараясь держаться уверенно, Энн встала.
– Не волнуйтесь. Возможно, это джентльмен, с которым я недавно говорила о Бенджи. Я это выясню. А пока нужно вернуться к обычному распорядку. Вряд ли детям грозит опасность. Этому человеку нужен был именно Бенджи.
Миссис Кеггз вопросительно посмотрела на Энн, потом ее лицо прояснилось.
– Да, вы правы. Я об этом не думала. – Она поднялась. – Я приведу здесь все в должный порядок, но вы дадите нам знать?
– Конечно. – Энн схватила шляпку и шагнула к двери. – Как только найду его, сразу пришлю записку.
Реджи последовал за Энн на улицу. Она подошла к его коляске, потом остановилась и повернулась.
– Извините, я только думала… Я могу нанять экипаж.
– Не говорите глупостей. Садитесь.
Он помог ей подняться, потом сел сам и взял вожжи. Не спрашивая, куда она хочет ехать, тронул лошадей.
– Вы ведь не думаете, что мальчика украл Элдерби?
Она сжала губы, потом ответила, пристально глядя вперед:
– Если не Элдерби, тогда лорд Томас. Я больше никому не говорила о Бенджи и уверена, что это семейство не станет выносить это происшествие на свет Божий.
– Да, но…
– Бенджи больше никому не угрожает.
Помолчав, Реджи сказал:
– Мы не знаем, угрожает ли он Элдерби или Томасу.
Закусив губу, Энн обдумывала его слова.
– Вряд ли можно назвать это случайным совпадением. Бенджи уже год в приюте, но некий господин увозит мальчика именно после того, как я сообщила Каверлокам о его существовании.
Реджи, услышав в ее голосе тревогу и раскаяние, исподлобья взглянул на нее.
– Вы все сделали правильно. – Он мог видеть только ее профиль. – Мы найдем его, обещаю.
Энн посмотрела ему в глаза, увидела в них заботу. Ее губы дрогнули, она положила ладонь на его руку и тихонько сжала. Потом устремила взгляд вперед. Реджи гнал лошадей.
До дома Томаса на Дьюк-стрит было ближе. Энн настаивала, чтобы сначала они остановились там. Реджи затормозил перед домом и повернулся к ней. Подскочивший мальчишка предложил подержать лошадей. Пока Реджи договаривался и отдавал вожжи, Энн, сгорая от нетерпения, поспешила к ступенькам крыльца.
Выругавшись, Реджи спрыгнул с подножки и пошел за ней. Он догнал Энн и поймал ее руку как раз в тот момент, когда она взялась за дверной молоток. Она обернулась.
– Позвольте мне самому. – Реджи строго взглянул на нее.
Она не отвела глаз.
– Я отвечаю за Бенджи и хочу услышать, что скажет Томас.
– Черт побери… держу пари, Томас еще не встал!
– Уже второй час. Он должен проснуться, – прищурилась Энн.
Реджи с усилием проглотил возражение. Томас, может быть, и проснулся, но все еще в постели. Он оглянулся на коляску. По правде говоря, Энн нельзя оставлять одну на улице.
– Хорошо. Но позвольте мне вести разговор.
Он подумал было, что Энн станет возражать, но поскольку она молча двинулась к двери, счел это за согласие.
Открывший дверь лакей, услышав просьбу поговорить с его светлостью, с недоумением посмотрел на неожиданных гостей. Реджи отмел неловкие объяснения, втолкнул Энн через порог и решительно отправил лакея за хозяином, подчеркнув безотлагательность дела.
Реджи проводил Энн в гостиную. Они стояли по сторонам маленького камина, когда дверь открылась и вошел Томас.
С первого взгляда на его лицо, на переливчатый шелковый халат, окутывающий его высокую фигуру, стало ясно, что Реджи был прав. Томаса подняли с кровати.
Он не был, однако, сонным. Пристально взглянув на визитеров, он закрыл дверь.
– В чем дело?
– Я полагаю, Хью рассказал тебе новость, которую мисс Эшфорд недавно сообщила ему, – сказал Реджи, не давая Энн сказать ни слова.
Нахмурив черные брови, Томас сдержанно кивнул. Реджи самым мягким тоном продолжил:
– Как я понимаю, у тебя нет… личной заинтересованности в этом деле?
Томас заморгал, посмотрел на Энн и слегка покраснел. Потом снова взглянул на Реджи и поднял брови.
– Я помогаю мисс Эшфорд в расследовании, которое мы, к сожалению, должны провести.
Томас задумался, потом перевел взгляд на Энн:
– По словам Хью, вы нашли нового Каверлока, мальчика. Он сказал, что ребенку девять лет. Это так?
– Ему исполнилось девять в прошлом месяце, – кивнула Энн. – Он уверен в дате своего рождения, и она соответствует записям в приходском реестре. Предваряя ваш вопрос, скажу, что имя матери скорее всего вымышленное, отец не указан.
– Имя матери в любом случае для меня ничего не значит, – пожал плечами Томас. – Если мальчик такого возраста, то я абсолютно уверен, что он не мой сын.
– Почему вы так уверены? – прищурилась Энн.
Реджи закатил глаза. Томас, нахмурившись, взглянул на нее, но ответил, правда, несколько язвительно:
– Потому что я помню, с какой леди тогда общался. Она не забеременела.
– Как вы можете это знать? Возможно, она провела какое-то время в провинции, когда ваша связь закончилась.
– Она действительно так и сделала, – утвердительно наклонил голову Томас, – но я в этом уверен, поскольку серьезно сомневаюсь, что она сумела бы скрыть подобное состояние от своего мужа.
– Ох! – заморгала Энн.
– Да уж. – Томас указал на два кресла и подвинул себе стул, стоявший у маленького стола. – И мальчик не сын Хью, – добавил он, когда Энн и Реджи сели.
На сей раз Энн была осмотрительнее.
– Почему вы так утверждаете?
На губах Томаса мелькнула улыбка.
– Поскольку, как это ни странно, Хью полностью предан Имоджин. Да, она придирчива и порой так чопорна и несгибаема, что кажется, скорее сломается, чем согнется, но… – Он пожал плечами. – Готов поклясться, мальчик не сын Хью.
Реджи скривил губы.
– Значит, остается…
– Вот именно. – Томас поморщился. – В этом и заключается причина задержки. Хью, вполне естественно, хотел выяснить, имею ли я отношение к существованию этого мальчика, прежде чем собраться с силами и сообщить новости папаше.
Томас взглянул на Энн.
– Действительно, не просто найти слова, чтобы уличить отца в неблаговидном поступке.
– Возможно, он не знал о мальчике, – вставил Реджи. Томас холодно посмотрел на него.
– Отец никогда не принял бы такого оправдания от Хью или от меня и вряд ли ждет, будто мы примем такое объяснение от него.
Реджи, перехватив пристальный взгляд Томаса, кивнул. Увидев, что Энн уже открыла рот, он быстро спросил:
– Как я понимаю, ты все утро провел в спальне?
– Да. А что?
– Какой-то джентльмен сегодня утром заманил Бенджамина… мальчика в карету. Тот исчез.
Томас был поражен. Он перевел взгляд с Реджи на Энн.
– Вы его потеряли?
Энн покраснела.
– Да. Но его забрал кто-то, связанный с вашим семейством. Ни одна душа в свете не знает о существовании мальчика.
Томас нахмурился, его взгляд стал отстраненным.
– Вероятно, Хью хотел поговорить с ним… – Тряхнув головой, он поднялся. – Позвольте мне все выяснить, и потом я встречусь с вами на Чарлз-стрит. – Томас взглянул на часы. – Если повезет, я еще застану Хью дома.
Реджи кивнул и поспешно выпроводил Энн, пока она не задала еще какой-нибудь вопрос. Подсадив ее в коляску, он сел рядом, и Энн недоверчиво хмыкнула:
– Если Хью забрал Бенджи, конечно, он будет дома.
Реджи промолчал. С хмурым видом он развернул лошадей и погнал их к дому Хью.
Дворецкий проводил их в маленькую гостиную.
– Сейчас узнаю, дома ли его светлость.
Как только дверь за ним закрылась, Энн впилась в нее взглядом.
– Хью лучше не пытаться прятаться от нас.
Реджи заметил воинственность, которая совершенно не шла нежному лицу Энн, и спрятал улыбку.
– Он не станет этого делать. Вашего имени достаточно, чтобы привести его сюда.
Так и случилось, но, к их удивлению, первой в дверях появилась Имоджин. Высокая, тонкая женщина, с каштановыми волосами и бледным аскетичным лицом, слишком серьезным, чтобы считаться красивым, она держалась прекрасно, но несколько скованно. Мрачный и озабоченный Хью следовал за ней, его тревожил не только неожиданный визит. Он не спускал пристального взгляда с Имоджин.
– Доброе утро, мисс Эшфорд, мистер Кармартен. – Имоджин пожала им руки и жестом пригласила сесть. Как только все уселись, она подалась вперед. – Полагаю, дело касается Бенджамина Каверлока?
Если она не величайшая актриса со времен Сары Сиддонс, то ее беспокойство явно искреннее. Энн искоса взглянула на Реджи и кивнула.
– Думаю, его похитили.
– Похитили?! – изумился Хью.
Имоджин, побледнев, прижала руку ко рту.
– Боже мой! – Ее веки затрепетали и опустились, потом она перевела дух, открыла глаза и устремила взгляд на Реджи. – Но дело еще не закончено? Как я понимаю, есть требование уплатить выкуп?
Реджи выдержал ее пристальный взгляд, потом посмотрел на Хью.
– Нет. Дело обстоит иначе, – кратко пояснил он. – Мальчики уверены, что джентльмен приехал именно за Бенджамином. Он определенно искал его. – Реджи дал потрясенному Хью время собраться с мыслями. – Мы только что приехали от Томаса, он ничего об этом не знает. А вы?
Хью молча смотрел на него, потом побледнел.
– Боже милостивый, нет! Понятия не имею… – Его лицо выражало неподдельный ужас. – Я не могу думать… – Он посмотрел на Энн. – Мне очень жаль… задержка… – Он не договорил и провел рукой по темным волосам, ероша густые пряди. – После разговора с Томасом стало ясно, что мне придется обсудить эту тему с отцом. Я заставлял себя написать ему… не так-то просто облечь это в слова. Вы, вероятно, не поймете, но отец… не слишком сдержанный… и…
– Успокойся, дорогой. – Имоджин дотронулась до руки мужа. Слова замерли у Хью на языке. В ее улыбке сквозило сочувствие. – Я знаю, тебе трудно сказать отцу правду. Старый Портсмут, может быть, суровый и капризный, как все старики… но он благородный человек. – Она взглянула на Реджи и Энн. – Я написала ему и рассказала о мальчике, как только Хью удостоверился, что ребенок не сын Томаса. – Она поджала губы. – Независимо от того, как я отношусь к образу жизни Томаса, в таком деле я доверяю ему, как и любому Каверлоку. Портсмут должен узнать о мальчике. – Улыбка снова смягчила ее черты. – Но я знала, что и Хью, и Томас постараются избежать разговора с отцом. Поэтому это сделала я, изложив только факты. – Она выпрямилась. – Как мать его внука, я имею определенные привилегии.
– Когда вы послали письмо? – спросил Реджи.
– Позавчера.
Все молча обдумывали ситуацию.
– Где находится резиденция герцога? – спросила Энн.
– В Суррее, – заморгала Имоджин. – Около Катерхема.
– Возможно, он приехал и… – Реджи нахмурился и замолк. – Мальчики рассказывали о черной карете. Я уверен, это был наемный экипаж. Если бы это была дорожная карета, запряженная четверкой лошадей, мальчишки упомянули бы об этом.
Хью покачал головой:
– Портсмут-Хаус находится на Парк-лейн. Он остановился бы там и сменил экипаж. – Хью резко поднялся. – Пошлю лакея узнать. Это рядом, за углом.
Все ждали ответа с нарастающим нетерпением. Имоджин предложила перекусить, все согласились, но никто не уделил еде ни малейшего внимания.
Лакей возвратился через десять минут и, задыхаясь от бега, выпалил:
– Его светлость заезжал сегодня утром, никого не предупредив. Он вышел из наемной кареты, но на козлах сидел его кучер. Они возвратились приблизительно через час и сразу же отправились на конюшню. Конюхи сказали, что с его светлостью был маленький мальчик. – Лакей вдруг смутился.
– Да, – подтвердила Имоджин, – дальний родственник.
Лакей облегченно вздохнул.
– Именно так, мэм. Похоже, он член семьи. Его светлость с мальчиком сел в карету и уехал, ни слова не сказав. Только послал конюха сообщить, что возвращается домой в Суррей.
Хью отпустил лакея.
Реджи поднялся, а за ним и Энн.
Хью обеспокоенно переглянулся с женой.
– Не могу понять почему…
– Я тоже. – Имоджин встала. – Я сейчас все улажу, и мы поедем. Прикажи подать карету.
Хью кивнул.
– В кабинете меня ждет Филлипс, мой агент. Мы уедем, как только я закончу с ним.
– Едем немедленно. – Реджи шагнул к двери. – Бенджи будет волноваться в незнакомой обстановке.
Хью снова кивнул, потом глубоко вздохнул.
– Отец… Он иногда бывает вспыльчивым, но…
– Если он будет бушевать, не обращайте внимания, дайте ему выговориться, – сказала Имоджин, выходя в холл. Она кивнула Реджи и поклонилась Энн. – Мы последуем за вами, как только сможем.
На тротуаре Реджи остановился и повернулся к Энн:
– Вы позволите мне отвезти вас домой?
– Нет! Я еду с вами.
Он подавил вздох.
– Мы не знаем, что нас ждет в Каверлок-Холле.
– Как бы то ни было мы должны вернуть Бенджи. Мальчик скорее всего напуган. Он хорошо учится, но понятия не имеет, как себя вести в герцогском доме, не говоря уже о том, как обращаться со старыми сварливыми герцогами. Но он знает меня и, кроме того, юридически на попечении Дома подкидыша. Чтобы забрать мальчика, вам понадобится представитель этого учреждения, если его светлость станет чинить препятствия. – Стиснув зубы, Энн с вызовом ответила на его взгляд. – Я еду с вами.
Реджи все понял по ее глазам, ему оставалось только кивнуть и согласиться.
– Хорошо. Но когда мы доберемся туда, вы прикусите язычок и позволите мне вести разговор.
Энн хмыкнула – по обыкновению, выражая сдержанное согласие, – и не успел Реджи ей помочь, как она забралась в коляску.


День стоял ясный, прохладный, без дождя, хотя на востоке собирались облака. Энн была рада, что надела новую мантилью, согревавшую теперь на пронизывающем ветру. Реджи дернул вожжи, и они помчались на юг через Баттерси и Кройдон, потом «Герб Катерхема» подсказал им, где от идущей через деревню дороги отходит подъездная аллея. Проехав через высокие ворота, коляска покатила по длинной аллее, обсаженной старыми дубами.
Уже вечерело, тени стали длиннее, солнце клонилось к горизонту, выглядывая из-за несущихся по небу облаков. Перспектива снова увидеть Бенджи и вероятная баталия со старым диктатором, привыкшим к полному повиновению, приближались с каждым ударом копыт. Пришло время подумать о стратегии.
Энн взглянула на Реджи:
– Его светлость нас не ждет. Мы не знаем его намерений относительно Бенджи и не должны дать ему возможность спрятать мальчика.
Пристально глядя на лошадей, Реджи хмуро кивнул, потом быстро посмотрел на нее.
– Дворецкие герцога свою службу знают, сомневаюсь, что мы сумеем встретиться с герцогом без доклада.
Энн промолчала.
Подъездная аллея закончилась, и перед ними появился длинный низкий дом в раннем георгианском стиле, аккуратно вписанный в пейзаж.
Реджи мрачно остановил лошадей у парадного входа.
– Позвольте мне вести разговор и держаться соответственно: улыбки, обаяние и… – Он осекся и взглянул на ее ноги. Второпях отправляясь утром в приют, Энн не ожидала, что предстоит долгое путешествие. На ней были домашние туфельки. – Хорошо… держитесь за меня и идите как можно медленнее.
На дальнейшие разговоры времени не было: из-за угла выбежал подручный конюха, потревоженный шуршанием гравия. Он ловко схватил уздечки, потом вожжи, которые бросил ему Реджи.
Помогая Энн выйти из коляски, Реджи пробормотал:
– Помните.
Огромная входная дверь широко распахнулась, и появился учтивый дворецкий:
– Да?
Все произошло в мгновение ока. На лице Реджи появилась любезная дружелюбная маска.
– Ах, добрый день. Дома ли его светлость? – Реджи взял Энн под руку и, беспечно болтая, повел по ступенькам. – Мы прогуливались по провинции. День такой чудесный. Я встречался с его светлостью на обеде у моих родителей много лет назад. Отец знал, что я собираюсь в эти края, и просил меня напомнить о нем его светлости.
Они поднялись на крыльцо, и дворецкий посторонился, дав им дорогу. Энн одарила его сияющей улыбкой и шагнула в холл. Реджи, все еще разглагольствуя, последовал за ней.
– Как чудесны эти старые места. Наверное, отец думал, что есть какие-нибудь новости и его светлость, возможно, захочет, чтобы я передал их родителям.
Дворецкий низко поклонился:
– Да, сэр. Как ваше имя?
Реджи глупо улыбнулся.
– О, разве я не сказал? Кармартен. Это моя фамилия, а отец Норткот, вы, должно быть, знаете.
Энн сладко улыбнулась. Надо отдать дворецкому должное, он снова поклонился.
– Сейчас узнаю, дома ли его светлость, сэр. Если вы и мисс?..
– Эшфорд, – подсказал Реджи.
– Подождите, пожалуйста, в соседней комнате.
Дворецкий проводил их в гостиную и закрыл дверь.
Реджи остановился у порога.
– Слава Богу, в холле нет лакеев! – Схватив Энн за руку, он прошептал: – Держитесь рядом, – и снова открыл дверь.
Дворецкий свернул в коридор.
Реджи выскочил из гостиной и, взяв под руку Энн, быстро и бесшумно пошел вслед за дворецким. Любой лакей, случайно заметив их, решил бы, что гостей пригласили к его светлости.
Они держались на почтительном расстоянии, чтобы их не заметили. Дворецкому, привыкшему к высокородным гостям и их твердой приверженности этикету, и в голову не приходило, что визитеры могут, презрев правила хорошего тона, последовать в кабинет хозяина без приглашения. Дворецкий вошел к герцогу.
Реджи замер перед дверью, они прислушались.
– Ваша светлость, двое гостей…
Маска любезности слетела с лица Реджи, стиснув зубы, он шагнул в большую комнату.
Дворецкий, стоявший перед огромным камином, в котором гудело пламя, не сразу их заметил.
Его светлость герцог Портсмут, массивный джентльмен с буйной гривой белых волос и строгим лицом, которое, несмотря на морщины, не потеряло безошибочно узнаваемых черт Каверлоков, восседал в большом кресле.
Растянувшись, словно усталые щенки, на ковре перед камином, два мальчика внимательно рассматривали большую книгу, переворачивая тяжелые страницы, но при словах дворецкого подняли головы.
Их лица были почти одинаковы.
На одном лице отразилось простое любопытство, широко распахнутые темные глаза уставились на незнакомцев.
Другое лицо – лицо Бенджи – осветилось улыбкой.
– Мисс Эшфорд!
Дворецкий с шумным вздохом повернулся, и Бенджи вскочил на ноги. Дворецкий шагнул к ним, словно собираясь прогнать нежданных гостей, но Бенджи поднял руку:
– Нет, Купер. Это мои друзья.
Мальчик шагнул вперед, его восторг сменился неуверенностью, а взгляд застыл на лице Энн.
– Я знаю, что неправильно так уходить. – Бенджи искоса взглянул на Портсмута. – Я говорил, что вы будете волноваться, но, понимаете, он мой дедушка, и он сказал, что я должен приехать сюда, жить здесь с Невиллом и учиться быть Каверлоком. Он говорит, это моя фамилия. Он сказал, что мы пошлем сообщение…
Бенджи замолчал, явно борясь с желанием обратиться за помощью к новообретенному деду, проглотил ком в горле и уставился на Энн умоляющим взглядом.
– Теперь ведь все хорошо? Я могу переехать сюда и жить с моим дедушкой?
Энн старалась не выдавать своих чувств, пока все не выяснит. Теперь она сияла широкой улыбкой.
– Конечно, можешь, Бенджи, конечно.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нежданная любовь - Лоуренс Стефани

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3

Ваши комментарии
к роману Нежданная любовь - Лоуренс Стефани



Милый бесхитросный роман. Герои пристраивают сироту к родному деду герцогу. Приятно читать.
Нежданная любовь - Лоуренс СтефаниВ.З.,64г.
20.12.2012, 12.55





Он - вдруг с перепугу, что все возжелают выйти за него замуж решил в 32 года срочно женится; она - добропорядочная леди, которая занимается детьми в приюте, особенно бедным Бенджи (и почему вдруг именно им?), от случайного поцелуя в 26 лет ощутила непреодолимую любовь... Но главное для обоих - пристроит сироту, а любовь фон ко всему происходящему. Всё очень надумано
Нежданная любовь - Лоуренс СтефаниItis
21.10.2013, 15.22





Мне понравилось Коротко и честно о возникших чувствах.Перед сном можно быстро прочитать.
Нежданная любовь - Лоуренс СтефаниСофи
29.05.2016, 23.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100