Читать онлайн Нелегкая победа, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава третья в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нелегкая победа - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нелегкая победа - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нелегкая победа - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Нелегкая победа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава третья

— Я мигом подгоню вашу упряжку, сэр.
Гэрри рассеянно кивнул главному конюху «Крепостной башни», поспешившему к конюшне. Натягивая перчатки, он отошел от центрального входа гостиницы к свободному солнечному местечку у стены.
Перед ним шумел гостиничный двор. Многие постояльцы отправлялись на ипподром, надеясь выиграть на первых забегах и тем самым начать неделю на мажорной ноте.
Гэрри скривился. Он к ним не присоединится. Во всяком случае, до тех пор, пока не перестанет тревожиться из-за миссис Бэббакум. Он бросил убеждать себя в том, что ее судьба его не касается. После вчерашнего известия он почувствовал себя обязанным оградить молодую женщину от нависшей над ее головой угрозы и будет заниматься этим столько, сколько понадобится, чтобы убедиться в ее полной безопасности. В конце концов, она гостья его тети… он сам на этом настоял. Последние два обстоятельства, безусловно, оправдывали его интерес к прекрасной миссис Бэббакум.
— Мне повидать Хэмиша?
Гэрри повернулся к подошедшему Допишу. Хэмищ, главный конюх, должен был прибыть накануне с его чистокровными скакунами и поместить их в конюшню ипподрома.
— Убедись, что сухожилие Пушинки как следует зажило. Если нет, я не хочу выпускать ее на скачки.
Долиш глубокомысленно кивнул.
— Хорошо. Передать Хэмишу, что вы скоро приедете?
— Нет, — ответил Гэрри, изучая свои перчатки. — На этот раз мне придется положиться на ваш совместный опыт и здравый смысл. Меня ждут неотложные дела в другом месте.
Он поймал на себе подозрительный взгляд Долиша.
— Более неотложные, чем ваша лучшая кобыла с растянутым сухожилием? — хмыкнул Долиш. — Хотел бы я знать, какое дело стоит первым в вашем списке.
Гэрри не удосужился просветить его.
— Вероятно, я загляну днем. Проследи, чтобы Хэмиш вовремя получил мое послание.
Возможно, его подозрения беспочвенны и это всего-навсего совпадение: две хорошенькие женщины, путешествующие без мужского эскорта, вполне могли привлечь к себе внимание тех грубо одетых мужчин.
— Ладно, — проворчал Долиш и, бросив напоследок проницательный взгляд на хозяина, удалился.
Гэрри повернулся к своей двуколке. Главный конюх вел серых скакунов с почтением, говорящим о том, что он полностью отдает себе отчет в их ценности.
— Чистокровнейшие, должно быть, — заявил он, когда Гэрри вскочил на сиденье.
— Да. — Гэрри подхватил вожжи. Лошади нетерпеливо били копытами, чувствуя скорую скачку. Кивнув конюху, Гэрри подал двуколку назад, чтобы поудобнее выехать со двора.
— Гэрри!
Гэрри со вздохом натянул поводья и остановил нетерпеливых коней.
— Доброе утро, Джеральд! И с каких же пор ты встаешь ни свет ни заря?
Он заметил младшего брата в баре еще вчера вечером, но не выдал своего присутствия. Джеральд, такой же синеглазый и темноволосый, как и их старший брат Джек, подошел к нему, широко улыбаясь, и привычно облокотился о борт двуколки.
— С тех самых пор, как услышал о том, что ты сопровождал двух прехорошеньких женщин — по твоим словам, родственниц тетушки Эм.
— Не родственниц, дорогой братец, знакомых.
Натолкнувшись на скучающую и как бы утомленную манеру говорить Гэрри, Джеральд несколько утратил свою уверенность.
— В самом деле? Они знакомые Эм?..
— Так мне сказали.
Лицо Джеральда вытянулось.
— Ясно! — Но тут он обнаружил отсутствие Долиша и бросил внимательный взгляд на брата. — Ты сейчас едешь к Эм? Не возражаешь, если я прокачусь с тобой? Хочу поздороваться со старушкой… и, может быть, с той темноволосой красоткой, которая сидела вчера рядом с тобой.
Гэрри не сразу справился с охватившими его нелепыми чувствами. Однако Джеральд — его младший брат, которого он, несмотря на внешнее равнодушие, искренне любил. Гэрри сумел скрыть неожиданное волнение, сделал любезное лицо и с наигранным сочувствием вздохнул:
— Боюсь, дорогой братец, что разобью твои надежды: дама старовата для тебя.
— Жаль! И сколько ей лет?
— Больше, чем тебе.
— Ну, может, я попытаю счастья с другой… с блондинкой?
Гэрри посмотрел сверху вниз на раскрасневшееся лицо брата и подавил вздох.
— Та, напротив, слишком молода. Только из классной, как я подозреваю.
— Ничего страшного, — радостно возразил Джеральд. — Надо же девочке когда-нибудь начинать.
Совершенно обескураженный ответом брата, Гэрри лишь возмущенно воскликнул:
— Джеральд…
— К черту, Гэрри… не будь собакой на сене. Ты же не интересуешься младшей, так позволь мне избавить тебя от нее.
Гэрри задумчиво прищурился. Действительно, ему гораздо легче будет обсуждать с миссис Бэббакум создавшуюся ситуацию в отсутствие ее падчерицы.
— Ладно… если ты так настаиваешь. — (В доме тетушки Эм на Джеральда можно положиться, он будет вести себя прилично.) — Только не говори потом, что я тебя не предупреждал.
Ликующий Джеральд вскочил на сиденье двуколки, и Гэрри тут же щелкнул вожжами. Лошади рванули вперед, и Гэрри пришлось применить все свое умение, чтобы провести их сквозь толкучку экипажей на Хай-стрит. Как только город остался позади, он дал им волю, и тенистая аллея перед домом тетушки Эм была достигнута в самое короткое время.
Когда двуколка остановилась у входа, к ней подбежал помощник конюха, чтобы увести лошадей. Гэрри и Джеральд поднялись по ступеням. Дубовая парадная дверь, как это часто случалось, была раскрыта настежь. Братья вошли в дом. Гэрри швырнул перчатки на столик с украшениями из золоченой бронзы.
— Похоже, нам придется отправиться на поиски. Мое дело с миссис Бэббакум займет, думаю, не более получаса. Если ты сможешь занять на это время мисс Бэббакум, я буду тебе благодарен.
— И позволишь править твоими лошадьми до города?
— Возможно, но на твоем месте я не стал бы на это слишком рассчитывать.
Джеральд усмехнулся.
— Так откуда мы начнем?
— Ты берешь на себя сад, я — дом. Если понадобится помощь, позову.
Лениво махнув рукой, Гэрри отправился по коридору. Джеральд, насвистывая, повернулся и вышел через парадную дверь.
В небольшой столовой, примыкающей к кухне, никого не было, как и в маленькой гостиной. Затем он услышал знакомое мурлыканье, прерываемое лязгом садовых ножниц в конце дома. В небольшом зимнем саду он нашел тетушку Эм, расставляющую цветы в огромной вазе.
Гэрри вошел, напустив на себя безразличный вид.
— Доброе утро, тетя.
Эм повернула голову и ошеломленно уставилась на него.
— Черт побери, что ты делаешь здесь?
— А где я должен быть?
— В городе. Я была уверена, что ты в городе.
После секундного колебания Гэрри решил прояснить ситуацию.
— Почему?
— Потому что Люсинда… миссис Бэббакум, поехала в город полчаса назад. Никогда не была там раньше, хотела сориентироваться.
Гэрри похолодел.
— Вы отпустили ее одну?
Отвернувшись к своим цветам, Эм взмахнула ножницами.
— Конечно, нет. С ней поехал ее грум.
— Грум? — Голос Гэрри прозвучал тихо, вкрадчиво, но его тона было достаточно, чтобы у любого, даже самого нечувствительного, человека по спине пробежали мурашки. — Тот взъерошенный парень, который приехал с ней?
Он следил, как предательский румянец окрашивает высокие скулы тетушкиного лица.
Смущенная, расстроенная, Эм пожала плечами.
— Она независимая женщина… ее не очень-то переспоришь. — Эм прекрасно понимала, что не должна была отпускать Люсинду в Ньюмаркет на этой неделе без более весомого сопровождения, но в ее тактике крылась определенная цель. Повернувшись, она оглядела племянника. — Ты бы мог попытаться догнать ее.
Гэрри не сразу поверил своим ушам. Неужели Эм могла так поступить? Прищурившись, он вгляделся в ее ласковое лицо. Предатель в собственном лагере — только этого ему не хватало! Его губы вытянулись в тонкую линию. Коротко кивнув, он сказал:
— Будьте спокойны, я попытаюсь.
Резко повернувшись на каблуках, он широким шагом вышел из комнаты и через несколько секунд уже был в конюшне. Помощник конюха испуганно посмотрел на него, но Гэрри был только рад, что лошади еще не выпряжены.
Он схватил вожжи и вскочил на козлы. Щелкнул хлыст, и лошади сорвались с места. По дороге в город Гэрри установил, пожалуй, свой новый рекорд.
Вынужденный придерживать лошадей в тесноте экипажей на Хай-стрит, он внезапно вспомнил о Джеральде. И выругался, сожалея о потере помощника в поисках. Сохраняя внешнюю невозмутимость, он принялся тщательно осматривать запруженные людьми тротуары. Благо лошади теперь двигались очень медленно. Люсинды нигде не было видно.
Зато он обнаружил немалое количество истинных ценителей скачек — друзей и знакомых, — которые, как и он, были слишком опытны, чтобы терять сегодня время на ипподроме. Без малейшего сомнения, любой из них весьма охотно провел бы несколько часов с восхитительной темноволосой вдовой и не счел бы этот день потерянным.
Добравшись до конца улицы, Гэрри снова выругался. Словно не замечая другие экипажи, он круто повернул двуколку, чудом не задев блестящий, явно только недавно купленный фаэтон, у медлительного кучера которого едва не сделался апоплексический удар.
Не обращая внимания на возникшую суматоху, Гэрри быстро проехал к «Крепостной башне» и передал своих серых лошадей в заботливые руки главного конюха. Тот подтвердил, что кабриолет Эм стоит в гостиничной конюшне. Гэрри украдкой осмотрел гостиную и с облегчением вздохнул: Люсинды там не было. «Крепостная башня» являлась любимым местом отдыха ему подобных. Выйдя на улицу, он остановился, чтобы оглядеться и оценить обстановку. И обдумать, что значит «сориентироваться».
Библиотеки в городе не имелось, и он отправился в церковь, расположенную чуть дальше по улице. Но ни одной молодой женщины не было видно ни в святых стенах, ни на дорожках среди могил. О городских садах просто смешно было говорить, никто не приезжал в Ньюмаркет восхищаться цветочными бордюрами. В «Чайных комнатах миссис Добсон», как и всегда, оживленно толпились посетительницы, но элегантная темноволосая вдова не украшала собой ни один из столиков.
Вернувшись на тротуар, Гэрри остановился и посмотрел на другую сторону улицы. Где же Люсинда, черт побери?
Краем глаза он увидел знакомое голубое платье и повернул голову. Как раз вовремя, чтобы заметить темноволосую женщину, входившую в двери «Зеленого гуся» в сопровождении взъерошенного парня.


Войдя в гостиницу, Люсинда была вынуждена сразу остановиться. В помещении царил сумрак. В нос ударил затхлый запах. Когда ее глаза наконец приспособились к темноте, она обнаружила, что стоит в вестибюле. Слева находился вход в бар, две двери справа, очевидно, вели в гостиные, впереди виднелся прилавок, вероятно представлявший собой продолжение стойки бара. На прилавке лежал потускневший, исцарапанный колокольчик.
Преодолев брезгливость, Люсинда прошла вперед и минут двадцать перед тем, как зайти в гостиницу, осматривала здание снаружи, отметив и грязную, облупившуюся во многих местах побелку, и беспорядок во дворе, и потрепанный вид двух постояльцев. Протянув руку в перчатке, Люсинда взяла колокольчик и повелительно позвонила. Вернее, собиралась позвонить. Ибо колокольчик лишь глухо лязгнул. Перевернув его, Люсинда обнаружила, что язык сломан. Раздраженно скривившись, она поставила колокольчик обратно и уже решила попросить оставшегося у двери Сима громко крикнуть и позвать хозяина, когда чья-то большая тень закрыла и то небольшое количество света, что проникало снаружи. Лишенные какого-либо выражения глаза вошедшего в комнату дородного смуглого и очень высокого мужчины с грубыми чертами лица утопали в складках жира.
— Что угодно?
Люсинда моргнула.
— Вы мистер Блаунт?
— Да.
Еще немного, и ей сделается дурно.
— Вы управляющий гостиницей?
— Нет.
Поскольку поток информации на этом иссяк, Люсинда продолжала, не теряя надежды докопаться до истины:
— Вы мистер Блаунт, но вы не управляющий гостиницей, где же мистер Блаунт, управляющий гостиницей?
Минуту-другую толстяк тупо смотрел на нее, будто с трудом переваривал ее вопрос.
— Вам нужен Джек, мой брат, — наконец изрек он.
Люсинда вздохнула с облегчением.
— Именно так, я хочу видеть мистера Блаунта, управляющего гостиницей.
— Зачем?
У Люсинды широко раскрылись глаза.
— А вот это, любезный, касается лишь вашего брата и меня.
Детина оценивающе оглядел ее, затем неуверенно хмыкнул.
— Ждите здесь, я позову его.
С этими словами он неуклюже заковылял в глубь дома.
Люсинда молила Бога, чтобы управляющий не был похож на своего брата. Увы, ее молитва осталась неуслышанной. Мужчина, сменивший первого, оказался не менее толст и высок, а главное — лишь чуточку сообразительнее.
— Мистер Джейк Блаунт, управляющий этой гостиницей? — обратилась к нему Люсинда.
— Да, — кивнул мужчина. Его маленькие глазки оглядели гостью с ног до головы, но не оскорбительно, а скорее утомленно-оценивающе. — Такие леди, как вы, не снимают здесь комнаты. Попробуйте обратиться в «Крепостную башню» или «Ратленд», это дальше по улице.
Он собрался уходить, оставив Люсинду в полном изумлении.
— Минуточку, любезный.
Джейк Блаунт, шаркая, повернулся и замотал головой из стороны в сторону.
— Не для вашего сорта людей эта гостиница, ясно?
Люсинда почувствовала ветерок от открывшейся входной двери и увидела, как мистер Блаунт перевел взгляд на вновь прибывшего, но решила во что бы то ни стало довести разговор до конца.
— Нет, я не понимаю. Что означает «не для вашего сорта»?
Хотя Джейк Блаунт и слышал вопрос женщины, его более заинтересовал джентльмен, стоявший за ее спиной и буравивший его пронизывающим взглядом зеленых глаз: золотистые волосы, слегка завитые на концах, были подстрижены по последней моде; отлично смотрелся светло-коричневый сюртук над бриджами из оленьей кожи; начищенные ботфорты так сверкали, что в них можно было смотреться вместо зеркала. С подобными личностями мистеру Блаунту уже приходилось сталкиваться. Ему не надо было разглядывать ни пальто с пелериной, ни аристократическое лицо, ни глаза с полуопущенными тяжелыми веками, ни широкие плечи и высокую стройную мускулистую фигуру, чтобы понять — один из светских львов удостоил своим вниманием его скромную гостиницу. И этот факт заставлял его нервничать.
— А-аах… — Он замигал и снова посмотрел на Люсинду. — Тут другого сорта женщины снимают комнаты.
Люсинда продолжала пристально смотреть на него.
— Какого сорта женщины снимают здесь комнаты?
Лицо Блаунта исказилось..
— Именно это я и имею в виду. Не леди. Другого сорта женщины.
Совершенно уверенная, что попала в сумасшедший дом, Люсинда упрямо цеплялась за свой вопрос:
— Какого сорта?
Мгновение Джейк Блаунт просто таращился на нее. Затем, признав поражение, помахал мясистой рукой.
— Не знаю, что вам нужно от меня, леди, но у меня полным-полно всяких дел.
Он снова посмотрел за ее плечо. Люсинда набрала в легкие воздух, чтобы достойно ответить, и чуть не поперхнулась, услышав медлительный голос, лениво просвещавший упорствующего Блаунта:
— Ошибаетесь, Блаунт. Ваше первое дело состоит в том, чтобы выполнить все пожелания этой леди. — Гэрри в упор взглянул на управляющего. — Но в одном вы совершенно правы: она действительно женщина не того сорта, какие захаживают сюда.
Особая интонация, с которой обладатель этого чувственного голоса произнес слово «сорт», немедленно прояснила Люсинде, что являлось предметом дискуссии. Разрываемая непривычным волнением, стыдом и яростью, она заколебалась, не зная, как ей следует поступить. Легкий румянец покрыл ее щеки.
Гэрри это заметил.
— А теперь, — вежливо предложил он, — оставим эту скользкую тему и перейдем к тому делу, что привело сюда леди. Я уверен, что вы, как и я, желаете услышать, в чем оно состоит.
Люсинда бросила надменный взгляд через плечо.
— Доброе утро, мистер Лестер.
И даже удостоила его сдержанным кивком. Гэрри стоял за ее правым плечом в пропыленном полумраке, изящно склонив голову, большой и надежный. Его строгое лицо выражало нетерпение выяснить суть ее дела.
Люсинда повернулась к управляющему:
— Полагаю, вас, по поручению владельцев, посещал недавно мистер Мавверли?
Джейк Блаунт переступил с ноги на ногу.
— Да.
— Мистер Мавверли предупреждал вас, что в скором времени гостиница будет проинспектирована?
Мужчина кивнул.
— Очень хорошо, в этом случае можете провести меня по гостинице. Начнем с общественных помещений. — Она повернулась к левой двери: — Полагаю, это вход в бар?
Люсинда проскользнула в дверь, поднимая юбками клубы пыли.
Краем глаза она увидела, как Блаунт несколько мгновений смотрел ей вслед, вытаращив глаза и открыв рот, а затем поспешно вышел из-за прилавка. Гэрри Лестер с невозмутимым видом наблюдал за происходящим.
Люсинда вошла в мрачную комнату с окнами, прикрытыми ставнями.
— Блаунт, может, вы откроете ставни пошире, чтобы я смогла все хорошенько рассмотреть и составить собственное мнение?
Блаунт тревожно взглянул на нее, затем тяжело заковылял к окнам. Несколько секунд спустя в комнату хлынул солнечный свет, явно к неудовольствию двух посетителей: старого чудака у камина, закутанного в помятый плащ, и мужчины помоложе в грубой дорожной одежде. Оба съежились, оказавшись на свету.
Люсинда внимательно оглядела помещение. Внутри гостиница была так же запущена, как и снаружи. «Зеленый гусь» вполне соответствовал оценке, данной Энтони Мавверли, как самой худшей из всех гостиниц, принадлежащих Бэббакумам. Грязные стены и потолок, годами не видевшие ни щетки, ни тем более малярной кисти, пыль и запустение делали бар крайне неприятным местом.
— Хм, — скривилась Люсинда. — С баром все ясно.
Она искоса взглянула на Гэрри, вошедшего следом за ней.
— Благодарю за поддержку, мистер Лестер, но я вполне способна сама разобраться с мистером Блаунтом.
Зеленые глаза, быстро осмотревшие поистине омерзительное помещение, устремились на ее лицо. Они были непроницаемы, однако Люсинде показалось, что она разглядела в них раздражение и неодобрение.
— Неужели? — Он чуть приподнял брови, явно с трудом сохраняя вежливый тон. — Но, может быть, мне все-таки следует остаться? Просто на тот случай, если у славного мистера Блаунта снова вдруг возникнут трудности… с общением?
Люсинда подавила желание нахмуриться и чуть не попросила Лестера убраться из гостиницы: ей хотелось скрыть, что она является владелицей столь сомнительного заведения. Однако она не могла придумать, как избавиться от его вежливого присутствия. Зеленые глаза Лестера все видели и понимали, а его язык, как она уже знала, мог быть чрезвычайно острым.
Выразив непротивление судьбе легким пожатием плеч, Люсинда вновь обратила внимание на Блаунта, нерешительно топтавшегося у стойки бара.
— Что за той дверью?
— Кухня.
Блаунт явно испугался, когда она взмахом руки приказала ему двигаться в том направлении.
— Мне необходимо ее увидеть.
Кухня оказалась не так плоха, как боялась Люсинда. Очевидно, благодаря стараниям пышной, но усталой женщины, почтительно поклонившейся, когда ее представили «госпоже». Личные комнаты Блаунта находились за большой квадратной кухней, однако Люсинда не выказала никакого желания проинспектировать их. Тщательно осмотрев большой открытый очаг и подробно обсудив качество его тяги, а также рабочие возможности кухни с миссис Блаунт, что, судя по выражениям лиц Блаунта и Гэрри Лестера, прошло мимо их ушей, она отправилась инспектировать гостиные.
Гостиные показались ей вначале убогими и пыльными, но, когда открыли ставни, обнаружилось, что не все так уж плохо: обе были обставлены хотя и старой, но вполне еще сносной мебелью.
— Хм, хм, — вновь изрекла Люсинда приговор угрюмому Блаунту.
В задней гостиной с видом на заросли, бывшие некогда садом, Люсинда оглядела дубовые стол и стулья.
— Пожалуйста, попросите миссис Блаунт немедленно вытереть здесь пыль. А я пока осмотрю комнаты наверху.
Покорно пожав плечами, Блаунт направился к двери кухни исполнять приказ, а затем вернулся, чтобы показать путь наверх. На середине лестницы Люсинда остановилась, чтобы проверить крепость перил. Опершись о них, она услышала треск, вздрогнула… и тотчас вздрогнула еще сильнее, почувствовав, как стальная рука Гэрри Лестера обхватила ее за талию и оттащила в сторону. Рука мигом исчезла, и лишь послышалось тихо брошенное замечание Гэрри: «Проклятое женское любопытство!»
Люсинда усмехнулась, но, пока дошла до верхнего коридора, сумела вернуть своему лицу невозмутимое выражение.
— Все комнаты одинаковы, — сообщил Блаунт, распахивая ближайшую дверь. Не ожидая приказа, он прошел к окну и открыл ставни.
Солнечные лучи осветили безотрадную картину: пожелтевшую, отслаивающуюся от стен побелку, треснувшие кувшин и раковину. Постельное белье Люсинда без всякого сожаления мысленно предала огню. Однако и здесь мебель была прочной — из дуба, насколько она могла судить на первый взгляд. И кровать, и комод, если постараться, можно было бы привести в приличное состояние.
Поджав губы, Люсинда кивнула, повернулась и величаво выплыла из комнаты мимо Гэрри Лестера, прислонившегося к дверному косяку. Он выпрямился и последовал за ней по коридору.
Блаунт вылетел из комнаты, обогнал их и загородил собой следующую дверь.
— Эта комната занята, мэм.
— В самом деле? — удивилась Люсинда, недоумевая, кто бы мог удовлетвориться сомнительным комфортом «Зеленого гуся».
Как бы в ответ на ее вопрос, за дверью раздался отчетливый женский смешок.
Лицо Люсинды выразило холодную строгость.
— Понимаю. — Она осуждающе посмотрела на Блаунта и, высоко подняв голову, двинулась дальше по коридору. — Я посмотрю последнюю комнату, а затем спустимся вниз.
Вскоре ее обход закончился. Как и сообщил мистер Мавверли, само здание, где находился «Зеленый гусь», было достаточно крепким; если что и нуждалось в изменениях, то это управление гостиницей.
Снова оказавшись в вестибюле, Люсинда кивком приказала Симу подойти и взяла у него бухгалтерские книги. В гостиной она с удовольствием обнаружила, что стулья и стол начисто протерты. Положив гроссбухи во главе стола, она опустила рядом с ними свой ридикюль и села.
— Теперь, Блаунт, я хотела бы просмотреть книги.
Блаунт заморгал.
? Книги?
Спокойно глядя на него, Люсинда кивком подтвердила свою просьбу.
— Синюю для доходов и красную для расходов.
Блаунт продолжал таращиться, затем что-то пробормотал — Люсинда предпочла счесть его бормотание согласием — и удалился.
Гэрри, до сих пор исполнявший роль молчаливого защитника, закрыл за ним дверь, затем повернулся к гостье своей тетушки.
— А теперь, дорогая миссис Бэббакум, может, просветите меня насчет того, что вы задумали?
Люсинде очень хотелось скорчить гримасу, поскольку стало ясно, что так просто от него не отделаться.
— Я делаю то, что сказала: инспектирую эту гостиницу.
— Ах, да. — Его голос снова стал суровым. — И должен ли я поверить, что владелец счел приемлемым послать — нет, нанять вас в таком качестве?
— Да. — Люсинда встретила его суровый взгляд открыто и хладнокровно, хотя с трудом сохраняла самообладание. Махнув рукой, она положила конец допросу. Блаунт вот-вот должен был вернуться. — Если вам так необходимо знать, эта гостиница принадлежит «Бэббакум и Компании».
Известие явно застало его врасплох. Он с изумлением посмотрел на нее.
— И кто владельцы?
Положив руки на бухгалтерские книги, Люсинда улыбнулась.
— Я и Хетер.
У нее не было времени насладиться его реакцией: Блаунт вошел с грудой гроссбухов под мышками. Люсинда указала ему на стул рядом с собой. Пока управляющий раскладывал свои потертые тома со страницами с загнутыми углами, она потянулась к своему ридикюлю. Достав пару очков в золотой оправе, она нацепила их на нос.
— Начнем!
Под завороженным взглядом Гэрри она начала проверять финансовые отчеты Блаунта. Гэрри подтащил к окну чистый стул и, усевшись, принялся во все глаза смотреть на Люсинду Бэббакум. Несомненно, она была самой неожиданной, самой удивительной, самой интригующей из всех женщин, которые попадались на его пути. Он следил, как она проверяла запись за записью, складывала цифры, часто снизу вверх. Управляющий давно прекратил всякое сопротивление. Встретившись с тяжким непредвиденным испытанием, оказавшимся выше его понимания, он теперь изо всех сил старался заслужить одобрение. Просматривая бухгалтерские книги, Люсинда сделала неожиданный для себя вывод. Блаунт не был намеренно небрежен, он не собирался разорить гостиницу. Ему просто не хватало знаний и опыта. Завершив через час расследование, Люсинда сняла очки и строго посмотрела на Блаунта.
— На данный момент все ясно, Блаунт. Теперь я должна составить рекомендации для компании: следует ли дальше пользоваться вашими услугами. — Она постучала по закрытой бухгалтерской книге дужкой очков. — Хотя ваши цифры не производят должного впечатления, я сообщу, что не нашла фактов злоупотреблений. Кажется, все правильно.
Дородный управляющий выглядел настолько трогательно в своей признательности, что Люсинда с трудом подавила желание подбодрить его улыбкой.
— Как я понимаю, вы приняли гостиницу после смерти предыдущего управляющего мистера Харви. Из книг следует, что гостиница перестала приносить доход задолго до вашей аренды. — (Блаунт растерянно смотрел на нее.) — То есть вас нельзя винить за начало упадка. — (Блаунт успокоился.) — Однако, — продолжала Люсинда — и голос и взгляд ее стали более суровыми, — я должна сказать вам, что нынешнее управление, за которое вы несете полную ответственность, менее чем удовлетворительно. «Бэббакум и Компания» ожидают дивидендов от своих капиталовложений, Блаунт.
Управляющий нахмурился.
— Но мистер Скруггорп… который назначил меня…
— Ах да, мистер Скруггорп.
Отчетливо услышав холодность в тоне Люсинды, Гэрри внимательно посмотрел на нее.
— Ну, мистер Скруггорп сказал, что, пока гостиница окупает себя, прибыли не имеют значения.
Люсинда прищурилась.
— Кем вы были раньше, Блаунт?
— Я содержал «Клюв дрозда» на Фордхэмской дороге.
— «Клюв дрозда»?
— Подозреваю, что это придорожная харчевня, — сухо вставил Гэрри.
— Понимаю. — Люсинда посмотрела на него, затем снова на Блаунта. — Послушайте, Блаунт, мистер Скрутторп больше не служит агентом «Бэббакум и Компании» — в основном из-за его довольно странного метода ведения дел. И, если вы действительно хотите остаться работником компании, вам придется научиться управлять «Зеленым гусем» более рентабельно. Гостиницей в Ньюмаркете нельзя управлять так же, как харчевней.
Лоб Блаунта покрылся глубокими морщинами.
— Я не знаю, правильно ли я понял вас, мадам. Пивная — она и есть пивная, как ни крути.
— Нет, Блаунт. Пивная пусть и главная, но лишь часть гостиницы, а потому должна быть чистой и гостеприимной. Я очень надеюсь, что вы не считаете это, — Люсинда кивнула в сторону бара, — чистотой и гостеприимством?
Огромный Блаунт заерзал на стуле.
— Смею сказать, моя хозяйка могла бы немного прибраться.
— Конечно, — кивнула Люсинда. — Миссис Блаунт и вы также. И любой другой, кого вы возьмете в помощь. — Она сложила руки на своих гроссбухах и в упор посмотрела на Блаунта. — В своем отчете я собираюсь предложить рассмотреть решение о вашем увольнении через три месяца, то есть дать вам возможность проявить себя, а затем вновь рассмотреть вопрос.
Блаунт нервно сглотнул.
— Что это значит, мэм?
— Это значит, Блаунт, что я напишу список всех необходимых улучшений для того, чтобы эта гостиница могла соперничать с «Крепостной башней» хотя бы в прибылях. Я не вижу препятствий этому. Таких улучшений, как, например, побелка внутри и снаружи, полировка деревянных панелей, балок и мебели, покупка нового постельного белья, замена посуды. А на кухне необходима новая плита. Вы должны нанять хорошую повариху и подавать полноценную еду в баре в течение всего дня. Бар также следует обновить. Я заметила, что в этом городе сыщется не много мест, где путешественники могли бы получить нормальную еду. Подавая высококачественные блюда, «Зеленый гусь» отвлечет клиентов от почтовых станций, которые больше заняты перевозками и подают весьма посредственную еду.
Люсинда сделала паузу, но Блаунт молчал, продолжая растерянно хлопать глазами.
— Как я понимаю, вы заинтересованы сохранить свое положение здесь?
— О да, мэм. Определенно! Но… где взять деньги для всего этого?
— Из прибылей, Блаунт. Из прибылей до вычета того, что причитается вам и компании. Компания считает это инвестициями в будущее гостиницы, и если вы разумны, то воспримете мое предложение как инвестиции и в ваше будущее.
Блаунт медленно кивнул.
— Да, мэм.
— Хорошо. — Люсинда встала. — Я составлю список предлагаемых мною преобразований, и завтра мой грум передаст его вам. — Она взглянула на Блаунта, тяжело поднимавшегося со стула. Создавалось впечатление, что у него все еще голова шла кругом. — Мистер Мавверли заглянет к вам через месяц проверить, как продвигаются дела. А теперь, Блаунт, если у вас нет вопросов, мне остается лишь проститься.
— Да, мэм. — Блаунт поспешил открыть ей дверь. — Благодарю вас, мэм. — Он явно говорил искренне.
Люсинда царственно кивнула и вышла из комнаты.


Испытывая невольное восхищение, Гэрри последовал за ней. Все еще изумляясь услышанному, он молчал, пока они не вышли на улицу. Люсинда скользила рядом с ним с гордо поднятой головой, будто только что напала на Голиафа и победила его. Гэрри схватил ее руку и положил на свой рукав. Ее пальцы вздрогнули. Она быстро взглянула на него, затем устремила взгляд прямо перед собой. Грум следовал в двух шагах позади, зажав под мышками бухгалтерские книги.
Парень, которого они видели в баре, выскользнул из двери гостиницы следом за ними.
— Моя дорогая миссис Бэббакум, — начал Гэрри как можно спокойнее, — я надеюсь, вы удовлетворите мое любопытство и объясните, почему женщина, получившая аристократическое воспитание, хотя, признаюсь, и прекрасно подготовленная для подобной задачи, сама инспектирует служащих своей компании?
Не растерявшись, Люсинда спокойно выдержала его раздраженный взгляд.
— Потому что больше некому.
Гэрри не отвел глаз, губы его вытянулись в тонкую линию.
— Простите, но мне трудно в это поверить. Как насчет этого мистера Мавверли, вашего агента? Почему он не может вести дела с таким субъектом, как этот Блаунт?
— Вы должны признать, что общение с мистером Блаунтом — тяжелое испытание. — Люсинда улыбнулась и вызывающе посмотрела на Гэрри. — Я вполне удовлетворена собой.
Гэрри угрюмо хмыкнул.
— Вы прекрасно сами понимаете, что сотворили небольшое чудо. Этот человек будет теперь работать не покладая рук, что само по себе явное достижение. Но дело не в этом, — закончил он сурово.
— Нет, именно в этом, — ответила Люсинда, удивляясь, почему позволяет ему вмешиваться. Может быть, потому, что давно уже никто не интересовался ее делами? — Мистеру Энтони Мавверли всего двадцать три года. Он прекрасно разбирается в бухгалтерии и безупречно честен — полная противоположность Скруггорпу.
— Ах да. Этот нежелательный Скругторп. — Гэрри бросил на нее быстрый взгляд. — Кстати, почему он так нежелателен?
— Мошенник. Мой муж назначил его незадолго до своей кончины… в один из плохих дней. После смерти Чарльза я случайно узнала, что бухгалтерские книги в том виде, в каком они были мне представлены, не отражали истинного положения дел в гостиницах.
— Что случилось со Скругторпом?
— Я, конечно, уволила его.
Гэрри заметил в ее голосе истинное удовлетворение. Люсинда Бэббакум явно не жаловала мистера Скругторпа.
— Следовательно, до недавнего времени переговоры с арендаторами вел агент?
Люсинда надменно приподняла брови.
— До тех пор пока я не реорганизовала работу компании. Мистер Мавверли не умеет разговаривать с такими людьми, как Блаунт. Он несколько застенчив. К тому же я считаю, что нам с Хетер следует разбираться в делах гостиниц, составляющих наследство.
— Как ни похвально подобное отношение к делу, миссис Бэббакум, я надеюсь… — Гэрри замолчал, поскольку его спутница остановилась, задумчиво глядя на противоположную сторону улицы. — В чем дело?
— Что вы сказали? — Люсинда рассеянно взглянула на него. — О… я просто прикидывала, хватит ли сегодня времени для осмотра «Крепостной башни». Но, пожалуй, там слишком людно. Может, завтра утром будет удобнее?
Гэрри смотрел на нее, и неожиданное подозрение закралось в его голову.
— Гораздо удобнее, — объявил он. — Но скажите мне, миссис Бэббакум, сколькими гостиницами владеете вы с падчерицей?
Она подняла на него голубые с поволокой и неправдоподобно невинные глаза.
— Пятьюдесятью четырьмя… — ответила она. Затем подумала и добавила: — По всей стране.
Гэрри закрыл глаза, пытаясь подавить стон. Затем, не говоря больше ни слова, он проводил ее во двор «Крепостной башни» и с искренним облегчением усадил в кабриолет Эм.


— Итак, она в Ныомаркете? — спросил мистер Эрл Джолифф, плотный коренастый мужчина невыразительной наружности с бледным одутловатым лицом, устремив тусклый взгляд на молодого парня по имени Браун, которого он посылал в город выследить их жертву. В ожидании ответа мистер Джолифф откинулся на спинку стула, вертя в руках стек.
— Вот как раз в этом я не уверен. — Юнец отхлебнул из своей кружки.
Они находились в обветшалом домишке в трех милях от Ньюмаркета — лучшее, что смогли снять, не позаботившись заранее. Вокруг карточного стола сидело четверо мужчин: Джолифф, Браун и двое других — Мортимер Бэббакум и Эрнест Скругторп, нескладный мужчина, грубый, несмотря на строгую одежду клерка. Скругторп сидел молча, хмуро глядя в свою пивную кружку. Худощавый Мортимер Бэббакум, чей костюм выдавал претензии его владельца на звание «денди», беспокойно заерзал, явно желая оказаться где-нибудь подальше отсюда.
— Она села в кабриолет и уехала. Я не мог преследовать ее.
— Видите? — заворчал Скругторп. — Говорил вам, что она заявится в «Зеленый гусь». Не могла удержаться, пронырливая ведьма.
Он презрительно сплюнул на пол, что добавило неловкости Мортимеру.
— Да-а, хорошо. — Джолифф перевел взгляд на Скругторпа. — Позвольте напомнить, что в данный момент она уже должна была быть в наших руках. И если бы не ваша оплошность, так и случилось бы.
Скруггорп нахмурился.
— Откуда мне было знать, что сейчас неделя скачек? И что на дороге окажутся посторонние? В противном случае все прошло бы прекрасно.
Джолифф вздохнул и поднял глаза к небесам. Неопытные растяпы, все как один. Как он, до сих пор беззаботно живший за счет богачей, докатился до подобной компании? Он посмотрел на Мортимера Бэббакума и презрительно скривился.
— Должен сказать, — вставил Браун, отрываясь от пива, — что сегодня она шла по улице с каким-то франтом, очень по-приятельски. Похоже, тот же франт, что спас их.
Джолифф прищурился и насторожился.
— Опиши-ка этого франта.
— Белокурые волосы… чистое золото. Высокий. Выглядит так, будто ни перед чем не остановится. Один из этих светских щеголей в модной пелерине. — Браун скривился. — Для меня они все на одно лицо.
Но не для Джолиффа.
— Этот щеголь остановился в «Крепостной башне»?
— Похоже, так. Конюхи и прочие, кажется, все его знают.
— Гэрри Лестер. — Джолифф задумчиво забарабанил пальцами по столу. — Интересно…
— Что интересно? — Мортимер непонимающе посмотрел на своего бывшего друга и нынешнего самого настойчивого кредитора. ? Этот Лестер поможет нам?
— Только попасть на виселицу, — ухмыльнулся Джолифф. — Но его особые таланты заслуживают внимания. — Наклонившись вперед, Джолифф оперся локтями о стол. — Мне кажется, любезный Мортимер, что наше вмешательство более не потребуется. — Джолифф улыбнулся так, что Мортимер съежился. — Я уверен, что вас больше всего устроит способ достижения нашей цели без прямого вмешательства.
Мортимер сглотнул.
— Но как Лестер поможет нам… если он не захочет?
— О, я не сказал, что он не захочет, просто нам не придется просить его. Он поможет всецело ради забавы. Гэрри Лестер, дорогой Мортимер, повеса высшего класса, необыкновенный мастер в тонком искусстве обольщения. Если он заметил вдову вашего дяди, а это очевидно, я не поставлю на нее ни пенса. — Улыбка Джолиффа стала шире. — И конечно, как только она перестанет быть добродетельной вдовой, у вас будут все необходимые причины официально оспорить ее право на опекунство вашей кузины. А когда наследство прелестной кузины окажется в ваших руках, вы сможете расплатиться со мной, Мортимер, не так ли?
Мортимер Бэббакум проглотил комок в горле и заставил себя утвердительно кивнуть.
— Так что нам теперь делать? — спросил Скругторп, осушая свою кружку.
Джолифф подумал, затем провозгласил:
— Затаиться и следить. Если появится шанс добраться до леди, мы это сделаем… как и собирались.
— Что касается меня, я считаю, что мы должны действовать, а не оставлять все на волю случая.
— Это говорит ваша злоба, Скругторп. Пожалуйста, вспомните, что наша главная цель — дискредитировать миссис Бэббакум, а не удовлетворить вашу жажду мест.
Скругторп фыркнул.
— Как я и говорил, — продолжал Джолифф, — мы будем следить и ждать. Если Гэрри Лестер преуспеет, он выполнит нашу работу. Если нет, мы продолжим преследование, и наш любезный Скругторп получит свой шанс.
При этих словах Скругторп похотливо улыбнулся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нелегкая победа - Лоуренс Стефани

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Нелегкая победа - Лоуренс Стефани



Очень милый роман.Приятное чтение. Полностью соответствует канонам. Ничего сногшибательного Все штампы имеют место. Трудно представить девственность главной героини после 12 лет брака. Изумление ГГ можно понять.
Нелегкая победа - Лоуренс СтефаниВ.З.,634г.
2.12.2012, 15.07





Почитайте, понравится
Нелегкая победа - Лоуренс Стефаниелена:-)
9.10.2016, 19.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100