Читать онлайн Куда ведет сердце, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Куда ведет сердце - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.48 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Куда ведет сердце - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Куда ведет сердце - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Куда ведет сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Ровно в три часа дня Стоукс появился перед дверью шляпной лавки. Гризельда уже ждала его и впустила без промедления. Жалюзи на витрине и стеклянная панель на двери были уже опущены. Учениц нигде не было видно.
Гризельда отметила, что у обочины ждет наемный экипаж.
– Сейчас, только возьму шляпку и сумочку.
Стоукс терпеливо ждал в дверях, пока она вынырнет из-за шторы, уже в изящной соломенной шляпке, прикрывавшей темные волосы. На взгляд Стоукса, шляпка была очень модной.
Заперев двери, она уронила тяжелый ключ в холщовый мешочек и последовала за Стоуксом.
Он предложил ей руку. Гризельда недоуменно уставилась на нее, но доверчиво протянула свою. Он осторожно сжал тонкие пальцы и помог ей сесть в экипаж.
– Где живет ваш отец?
– Угол Уайтчепел и Нью-роуд.
Он сказал кучеру, куда ехать, и сел напротив мисс Мартин. Он не мог оторвать от нее глаз. В отличие от большинства тех, с кем ему приходилось общаться, она не ерзала и не нервничала под его взглядом. Но он заметил, что она крепко сжимает сумочку, и вынудил себя отвернуться. Однако мелькающие за окном фасады скоро ему прискучили. Он то и дело посматривал на нее, пока не понял, что своим молчанием и этими взглядами, должно быть, выводит ее из себя. Но смог придумать только довольно избитую фразу:
– Спасибо, что согласились мне помочь.
Она подняла на него спокойные глаза:
– Вы пытаетесь спасти четверых украденных детей и, скорее всего, не их одних. Конечно, я помогу вам: какая женщина на моем месте не согласилась бы?
– Я только хотел сказать, что очень вам благодарен, – пояснил он и, поколебавшись, добавил: – Но далеко не все женщины хотят связываться с полицией.
Она пожала плечами и отвернулась.
Всю дорогу она незаметно наблюдала за ним, изучала смуглое лицо, ожидая, что он презрительно поморщится при виде грязных улиц. Она не стыдилась своего происхождения, но хорошо знала, как смотрят на Ист-Энд жители более благополучных районов. Но она не заметила ни тени пренебрежения, ни малейшего признака брезгливости. Он смотрел на окружающее с вежливым интересом. И сейчас спокойно шел рядом, рассматривая лепившиеся друг к другу убогие, обшарпанные домишки. Казалось, тронь один, и другие повалятся, словно карточные домики. Он видел все, но не спешил осуждать.
Гризельде стало немного легче. Напряжение ослабло.
Она повела его по Филдгейт-стрит, свернула налево и оказалась на знакомой территории. Она родилась и росла на Мирдл-стрит, а сейчас остановилась перед отцовским домом, с крылечком в одну ступеньку.
– Я родилась здесь. В этом доме, – сообщила она. Он кивнул. Она снова присмотрелась, но не увидела в его глазах ничего, кроме вполне понятного любопытства. Почувствовав себя увереннее, она трижды постучала, открыла дверь и вошла.
– Малышка Гриззи! Это ты? – окликнул отец дребезжащим голосом.
– Да, папа, я. И привела с собой гостя.
Положив сумочку в крошечной передней, она повела его в комнату.
Отец лежал в шезлонге. На коленях свернулся клубочком старый рыжий кот, который громко мурлыкал под рукой хозяина. Глаза старика ярко блеснули, но тут же широко расширились при виде мужчины за ее спиной.
Она обрадовалась, увидев, что отец в полном сознании и, похоже, даже не терзается болью.
– Доктор приходил сегодня утром?
– Да, – рассеянно ответил отец. – Оставил еще один пузырек тоника.
И действительно, на выщербленном комоде стоял пузырек.
– Кто это? – неприязненно выпалил отец, прищурившись.
Гризельда послала Стоуксу короткий предостерегающий взгляд.
– Это мистер Стоукс.
И, переведя дыхание, добавила:
– Инспектор Стоукс. Из Скотленд-Ярда.
– Ищейка?
Судя по тону, исконный обитатель Ист-Энда не питал особого уважения к этой профессии.
– Верно.
Она подвинула стул, села и сжала руку отца:
– Но если позволишь мне объяснить, почему он здесь…
– Собственно говоря, – вмешался Стоукс, – будет лучше, сэр, если я сам объясню, почему уговорил вашу дочь устроить эту встречу.
Она обернулась к Стоуксу. Но тот смотрел на ее отца. Старик что-то проворчал, но кивнул:
– Ладно… так и быть. В чем дело?
Стоукс объяснил ему. Просто. Прямо. Ничего не приукрашивая.
В середине очередной фразы старик прервал его и показал на табурет:
– Садитесь. Вы так чертовски высоки, что у меня шея затекла смотреть снизу вверх.
Стоукс, слегка улыбнувшись, подчинился и продолжил рассказ.
Когда он наконец замолчал, отец Гризельды растерял все свои подозрения по отношению к этому человеку и вскоре откровенно рассказывал обо всех местных злодеях.
Неожиданно почувствовав себя лишней, Гризельда встала. Стоукс поднял глаза, но отец тут же его отвлек. Тем не менее, покидая комнату, она ощущала пристальный взгляд инспектора. Очутившись в тесной кухоньке, она зажгла плиту, вскипятила чайник и заварила чай, после чего вернулась в комнату, не забыв захватить принесенное в сумочке печенье.
Они выпили чаю с печеньем. Гризельда встала, унесла поднос на кухню и вернулась. К этому времени Стоукс уже поднялся и, сунув в карман черную записную книжку, поблагодарил ее отца за помощь. Стоукс улыбался не часто, но его улыбка вызывала окружающих на откровенность.
– Ваша информация – как раз то, что мне необходимо, – сухо усмехнулся он. – Я знаю, что в здешних местах не принято помогать ищейкам, поэтому вдвойне ценю ваше содействие.
Гризельда видела, что отец прямо-таки раздувается от гордости, которую умело скрыл величественным кивком и ворчливым восклицанием:
– Вы найдете мальчишек и отправите в приют?
– Если в мире существует правосудие, с вашей помощью нам все удастся, – заверил Стоукс.
Они уже шагали по улице, когда он спросил:
– Кроме отца, у вас никого нет?
Она кивнула и, помявшись, сказала:
– Мои трое братьев погибли на войне, а мать умерла, когда мы были еще маленькими.
Стоукс, не ответив, молча шел рядом. Однако через несколько шагов Гризельда почувствовала себя обязанной добавить:
– Я хотела, чтобы он перебрался вместе со мной в Сент-Джонс-Вуд. Здесь шляпницы никому не нужны. Но он тоже родился на этой улице. Тут его дом и все друзья. Поэтому он решил остаться.
Взгляд Стоукса стал более пристальным, более оценивающим. Но не осуждающим.
– И вы часто его навещаете?
– При всякой возможности. Обычно получается не больше раза в неделю. Но за ним присматривает соседка, и я плачу доктору за визиты. При необходимости они знают, где меня найти.
Стоукс опять промолчал. У нее на языке вертелся очевидный вопрос. Она долго сдерживалась, но потом все же решилась:
– А у вас остались родные?
Он долго не отвечал, и она уже испугалась, что зашла слишком далеко, как вдруг услышала:
– Да. Мой отец – торговец в Колчестере. Я не видел его… уже давно. Моя мать тоже умерла. Я был единственным ребенком.
Больше он ничего не добавил, но у нее создалось впечатление, что он был не только единственным, но и очень одиноким ребенком.
Экипаж стоял на том же месте, где они его оставили. По пути она спросила:
– Так что вы узнали?
Стоукс нерешительно прикусил губу, очевидно, решая, стоит ли рассказывать ей, но все же объяснил:
– Ваш отец дал мне восемь имен возможных учителей. И даже указал некоторые адреса, правда, не все. Нужно проверить всех. Каждый может стоять за этими похищениями, но при этом нам необходимо соблюдать крайнюю осторожность. Ни в коем случае нельзя, чтобы тот, кого мы ищем, узнал о нашем расследовании. Иначе он немедленно скроется и заберет ребятишек с собой. Мы никогда не поймаем его, и потеряем единственную возможность их спасти.
– Все верно, – вздохнула Гризельда, – но вы не можете просто так гулять по трущобам и расспрашивать.
Про себя она удивилась, почему позволяет втянуть себя в дела, которые ее не касаются, но все же храбро продолжила:
– Местные сразу поймут, кто вы и что тут делаете. И никакая маскировка вам не поможет. Все будут знать, что вы не из «наших».
– Но что же мне делать? Обратиться к местным ищейкам? Это бесполезно…
– С ними тоже никто не станет разговаривать. А вот я… одна из них. Мне они доверятся.
Внезапное напряжение сковало инспектора. Глаза его потемнели, как штормовое море.
– Я не могу вам позволить. Это слишком опасно.
Гризельда пожала плечами:
– Я оденусь соответствующим образом и снова стану изъясняться на местном наречии. Для меня это не так опасно, как для вас.
Стоукс молчал, изнемогая от нерешительности.
– Вы нуждаетесь в моей помощи… и эти мальчики тоже.
Он долго смотрел на нее, сжав губы, прежде чем податься вперед.
– Я соглашусь при одном условии. Вы никуда не пойдете без меня.
Она открыла рот, чтобы указать очевидное, но он остановил ее, повелительно подняв руку:
– В маскировке я сойду за местного, пока не вздумаю открыть рот. Говорить будете вы. Я иду в трущобы исключительно для того, чтобы защитить вас. Но должен быть рядом – иначе вы никуда не пойдете.
Ее так и подмывало спросить, каким образом он намеревается помешать ей, но если отец услышит, что она задает весьма щекотливые вопросы, то наверняка встревожится. Кроме того, Стоукс даже в самых опасных кварталах Ист-Энда сможет уберечь ее от нападения.
Немного расслабившись, она кивнула:
– Согласна. Мы пойдем вместе.
Он едва слышно облегченно вздохнул.
Выглянув в окно, она поняла, что они почти приехали. Экипаж остановился перед дверью лавки, и Стоукс помог ей выйти. Гризельда решила, что вполне может возомнить себя настоящей леди. Расправив юбки, она неожиданно спросила:
– Когда мы сможем вернуться?
– Только не завтра, – нахмурился Стоукс. – Мне нужно передать полученные сведения коллеге – тому, кто затеял расследование. У него могут появиться новости, которые помогут нам обличить злодеев.
– Хорошо. В таком случае я буду ждать вашего визита.
Стоукс проводил ее на крыльцо, подождал, пока она найдет ключ и откроет дверь. Она вдруг поняла, что он смотрит на лавку так, словно видит впервые.
Дверь открылась. Гризельда взглянула на него, вопросительно подняв брови. Его белоснежные зубы блеснули в улыбке.
– Видите ли, я как раз думал, что вы, должно быть, очень много работали, чтобы покинуть Ист-Энд. По-моему, это огромное достижение. К тому же вы не порвали с прошлым окончательно и сохранили прежние связи, за что я очень благодарен судьбе. И нахожу, что вы достойны восхищения. – Инспектор почтительно наклонил голову: – Доброго вам вечера, мисс Мартин. Я обязательно приеду через день-другой, как только узнаю новости.
Повернувшись, он неспешно спустился с крыльца.
Этим вечером Барнаби сделал нечто такое, чего не делал никогда прежде. Прислонился к стене гостиной леди Моффат и взглядом отыскал молодую даму на другом конце комнаты.
Слава Богу, что маленькая гостиная леди Моффат едва вмещала толпу ее знакомых! Несмотря на продолжающийся исход знатных семей из Лондона, здесь по-прежнему было достаточно народу, чтобы его интерес не был замечен. А сейчас он, как никогда, нуждался в этом. Его мать наверняка станет смеяться до упаду, если узнает правду.
Она бы смеялась еще заразительнее, если бы могла сейчас видеть его.
У него не было вопросов для Пенелопы, и все же он здесь и неотрывно наблюдает за ней. Решил, что может страдать от одержимости этой девушкой и на людях, вместо того чтобы сидеть дома, уставясь в огонь, и различать в языках пламени ее лицо. Наедине с собой он не мог думать ни о ком, кроме нее. И даже новое сложное дело отошло на второй план.
Какой-то крохотной частицей здравого смысла, еще остававшегося у него, он сознавал, что должен упорно противиться влечению к ней. Но нечто примитивное, природное в его характере, о существовании чего он до сих пор не подозревал, уже капитулировало. Его участь была решена. И эту правду он был не в силах отрицать.
И сейчас он наблюдал за собравшимися вокруг Пенелопы мужчинами. Когда к ним присоединился Хелликар, Барнаби мысленно выругался, оттолкнулся от стены и направился к тому месту, где стояла она.
Пенелопа тем временем оборонялась от надоедливых поклонников. Подняв голову, она случайно увидела пробиравшегося к ней Барнаби. Вихрь эмоций подхватил ее: волнение, возбуждение, трепет обольщения… все было новым и тревожащим.
Строго приказав своим глупым чувствам успокоиться, она перевела взгляд на оживленное лицо Харлана Ригби. Он расписывал прелести охоты, хотя Пенелопа была прекрасно знакома с ними, поскольку выросла в Лестершире, в окружении помешанных на охоте братьев. К несчастью, Ригби не мог допустить и мысли о том, что обычная женщина может в чем-то разбираться. И уж настоящей бедой было то обстоятельство, что он обладал значительным состоянием и сносной внешностью, и поэтому никто, даже Хелликар с его насмешливой иронией, не мог пробить скорлупы его самоуверенности, не говоря уже о том, чтобы открыть глаза на тот простой факт, что стремление добиться благосклонности женщины состоит не в том, чтобы недооценивать ее ум.
Отделаться от него было почти невозможно.
При виде Барнаби джентльмены помоложе расступились, давая ему место рядом с Пенелопой. По другую сторону находился Хелликар. Ригби стоял лицом к ней и не переставая говорил.
Приветливо улыбнувшись, она подала Барнаби руку. Ригби от неожиданности осекся. Барнаби и Пенелопа обменялись приветствиями. Но тут Ригби набрал в грудь воздуха, снова открыл болтливый рот и…
– Кажется, здесь очень душно, – произнес Барнаби. Не обращая внимания на Ригби, он легонько сжал ее пальцы.
– Сейчас слишком холодно, чтобы прогуляться по террасе, но возможно, вы захотите пройтись по залу? К тому же вот-вот заиграют вальс. Не окажете мне честь?
Пенелопа неожиданно для себя просияла. Всякий, кто спасал ее от Ригби и его советов, как заиметь мужа и вести себя на охоте, заслуживал вечной благодарности.
– Действительно, здесь нечем дышать. Вальс – это то, что мне сейчас необходимо, – проговорила она.
Барнаби с поклоном положил ее руку себе на сгиб локтя и накрыл ее пальцы своими. Его прикосновение пронзило ее словно молнией. Но Пенелопа, сохраняя выдержку, обернулась к непрошеным поклонникам:
– Джентльмены, надеюсь, вы нас извините?
Большинство с почтением наблюдали сцену между ней и Барнаби в надежде тоже заслужить ее благосклонность.
Все, кроме Ригби. Хмурясь, тот пронзил ее озадаченным взглядом.
– Но, мисс Эшфорд, я еще не рассказал вам о своих успехах в скрещивании гончих!
Судя по тону, он не мог поверить, что она не хочет слышать столь волнующие подробности.
Пенелопа не знала, что ответить: сама мысль о том, что она пожелает вникнуть в детали подобных событий, была ей невыносима.
Но Барнаби по-рыцарски поспешил на ее защиту:
– Невероятно! Неужели вы не знаете, Ригби, что Калвертон, брат мисс Эшфорд, известный заводчик призовых гончих? Или вы засыпаете ее сведениями в надежде выманить семейные тайны?
Он неожиданно усмехнулся.
– Ч-что? – опешил Ригби.
Справа от Пенелопы фыркнули: кажется, Хелликар едва подавил взрыв смеха. Остальные джентльмены тактично скрыли усмешки.
Барнаби с извиняющимся видом кивнул Ригби:
– Простите, старина, что прерываю ваш монолог, но леди желает танцевать.
Отвесив общий поклон, он вывел Пенелопу из круга.
– Прошу нас извинить.
Остальные также ответили поклонами. Ригби продолжал пялиться на парочку, словно не мог поверить, что его так безжалостно покидают.
Но Барнаби уже вел Пенелопу к арке, отделявшей гостиную от зала, где танцевали пары. Струнный квартет теснился в нише, стараясь играть как можно громче, чтобы перекрыть гул голосов. Прозвучали первые аккорды вальса.
– Кажется, слух меня не подвел, – заметил Барнаби. – Вы это серьезно насчет танцев или просто воспользовались возможностью отвязаться от Ригби?
Он давал ей шанс избежать результатов, которые вальс наверняка спровоцирует. Будь она мудрее, схватилась бы за прекрасную возможность… но Пенелопа никогда не считала себя трусихой.
– Я с удовольствием приняла приглашение потанцевать.
«С вами».
Последних слов она не произнесла вслух, но внезапная напряженность в его взгляде заставила ее задаться вопросом, уж не услышал ли он… уж не угадал ли…
Барнаби молча привлек ее к себе и закружил в танце.
Как и в прошлый раз, возникло чувство полета, и все поплыло перед глазами.
Они не обменялись ни единым словом. Только смотрели в глаза друг другу, общаясь молча, на ином уровне, в ином измерении. На ином языке.
Языке чувств.
Большая теплая рука обнимала ее за талию, другая – сжимала пальцы. Он держал ее с уверенностью, которая позволяла расслабиться, отрешиться от привычного недоверия к партнерам и наслаждаться кружением, быстрыми, ловкими поворотами, властью этого сильного, красивого мужчины.
Оказывается, и властным мужчинам есть место в ее жизни.
Музыка обтекала их, создавая нечто вроде кокона. Волшебные секунды длились и длились… наслаждение завладело ею, волнуя, маня и одновременно успокаивая. Словно большая теплая ладонь гладила ее нервы.
Она чувствовала себя кошкой, вдоволь напившейся сливок. И наверняка замурлыкала бы, если бы могла. Но вместо этого улыбка не сходила с ее лица, нежная, мягкая, словно Пенелопа плыла на облаке блаженства.
Его улыбка была отражением ее собственной. Они не нуждались в словах, чтобы разделить взаимное наслаждение.
Наконец музыканты отложили инструменты. Барнаби остановился и поклонился. Она ответила, как полагается, реверансом и, вздохнув про себя, вернулась в мир и взяла его под руку. Они направились в гостиную.
Мысленно она все еще вальсировала, но реальность постепенно входила в нее. Если он здесь, значит, вновь возникли вопросы.
– Что вы хотели узнать?
Барнаби недоуменно уставился на нее.
– Расследование, – напомнила она. – Вы пришли расспросить меня?
Взгляд его стал пустым. Сжав губы, он смотрел перед собой и решительно вел Пенелопу к тому месту, где сидела ее матушка.
– Итак? – продолжала она в надежде, что он сообразит: мать понятия не имеет о ситуации в приюте и о том, что она просила Адэра узнать тайну исчезновения мальчиков.
– Дайте минуту подумать, – пробормотал он, все еще глядя перед собой. Не глядя на нее.
Пенелопа качнула головой. Может, он забыл, о чем собирался ее спросить? Может, вальс отвлек и его?
А возможно…
Он отвел ее к дивану, на котором сидела леди Калвертон, болтая с леди Горацией Кинстер. Обе дамы благосклонно улыбнулись парочке, но тут же вернулись к разговору.
В Пенелопе отчего-то росла уверенность в необходимости узнать, что привело его в дом леди Моффат. Поэтому она убрала пальцы с его руки и посмотрела на него испытующим взглядом.
Барнаби смело встретил этот взгляд.
– Стоукса не было в полицейском управлении, когда я заезжал днем. Я оставил записку, в которой объяснил ситуацию с Джемми Картером. Стоукс, несомненно, поставит стражу у дома, но я все равно постараюсь поговорить с ним завтра утром. Где бы Стоукс ни был, я уверен, что он работает над этим делом. Нам нужно обменяться информацией и решить, каким будет следующий шаг.
Глаза Пенелопы зажглись:
– Я тоже поеду.
Барнаби едва не выругался вслух. Он сказал все это лишь для того, чтобы оправдать свое присутствие здесь. Не искушать ее.
– В этом нет никакой необходимости…
– Конечно, есть! Я та, кто больше всех знает о мальчиках и Джемми тоже. Кроме того, не забывайте, что расследование начато по моей просьбе. Я имею право знать, что уже сделано.
– Хорошо, – раздраженно выдохнул он наконец. Она вознаградила его улыбкой.
– В какое время вы собираетесь к Стоуксу?
– Я заеду за вами в десять, – холодно пообещал он.
– Прекрасно. Я буду ждать.
– Добрый вечер, Смайт!
Джентльмен, называвший себя мистером Алертом,
type="note" l:href="#n_1">[1]
– он гордился своей бдительностью и умением пользоваться возможностями, посылаемыми судьбой, – наблюдал, как его сообщник, стоявший в открытых стеклянных дверях, оглядывает темную гостиную.
Городской дом на Сент-Джонс-Вуд-Террас оказался крайне полезным Алерту. Как всегда, когда он встречался со своими приспешниками, единственным источником света в комнате были мерцающие угли затухающего огня.
– Заходи и садись.
Алерт предпочитал говорить как истинные джентльмены – растягивая слова. Он отлично знал, как усугубить разницу между ним и Смайтом; хозяин и слуга.
– Думаю, чтобы обговорить наше дельце, свет вовсе не требуется. Не находишь?
Смайт ответил прямым, без малейшего намека на вызов взглядом.
– Как пожелаете.
Мускулистый громила, поразительно проворный и ловкий для своих размеров, переступил порог, тихонько закрыл дверь и, осторожно огибая мебель, подошел к свободному креслу, стоявшему напротив того, в котором сидел Алерт.
Последний, развалившись в кресле и скрестив ноги в щиколотках, – настоящий джентльмен в собственном доме, – ободряюще улыбнулся Смайту.
– Превосходно, – промурлыкал он, вынимая из кармана листок бумаги.
– Здесь список домов, в которых мы должны побывать. Восемь адресов. Все в Мейфэре. И во время последней встречи я подчеркнул необходимость ограбления всех домов за одну ночь. Насколько я понял, вы и Гримсби отдали необходимые распоряжения?
Смайт кивнул:
– У Гримсби все еще не хватает мальчишек, но он уверяет, что скоро будут все восемь.
– Ты уверен, что он сможет обеспечить не только необходимое количество мальчишек, но и успеет их натренировать?
– Да. Он знает свое дело. Я и раньше использовал его мальчишек.
– Верно. Но на этот раз ты работаешь на меня. А мы ведем игру по высоким ставкам, куда выше тех, по которым все вы, вместе взятые, играли раньше. Нужно быть твердо уверенным в каждой детали: мало того, вы должны убедить в этом и меня. Убедить, что ваши исполнители готовы выполнить задачу.
Смайт не моргнул. Не шевельнулся.
– Так и будет.
Алерт позволил себе легкую улыбку:
– Мы не должны столкнуться с трудностями из-за некомпетентности Гримсби, который, как ты заметил, не понимает всей серьезности ситуации.
Смайт протянул руку к списку:
– Мне понадобятся эти адреса.
– Еще рано, – спокойно ответил Алерт. – Я отдам его тебе позже, с таким расчетом, чтобы ты успел произвести необходимую разведку. И, как ты сказал, мы еще успеем подготовиться.
Смайт, человек отнюдь не глупый, понял, что Алерт ему не доверяет. Немного выждав, он встал:
– Что же, тогда я пойду.
Алерт, не потрудившись подняться, небрежно кивнул:
– Я устрою нашу следующую встречу. Если я не предупрежу заранее, мы встретимся здесь.
Смайт, в свою очередь, коротко кивнул и исчез.
Алерт, окутанный тенями, улыбнулся. Появилась надежда на спасение. Он чувствовал восторг, удовлетворение от сознания того, что можно обмануть судьбу и общество посредством некоего хитроумного плана, выношенного его изобретательным мозгом.
Он нисколько не сомневался, что с его знаниями, талантами Смайта и исполнителями Гримсби все обернется лучше некуда. И этот план не только освободит его из кандалов известного в Лондоне ростовщика, но и заложит основу его не существующего до этого состояния.
Судьба, как он прекрасно знал, любит дерзких.
Взглянув на список домов, который до сих пор держал в руке, он вспомнил о другом списке – вещей, которые будут украдены из богатых домов.
Выбирал он тщательно. Одна вещь из каждого дома. Существовали вполне определенные возможности того, что их даже не хватятся, пока семьи не вернутся в Лондон в марте, а возможно, и потом. А если и хватятся, то заподозрят прежде всего остававшихся в столице слуг.
Ничего не скажешь, Смайт – настоящий мастер своего дела. Он – вернее, его мальчишки, войдут и выйдут, не оставив следов.
И власти ничего не смогут доказать. Зная обычаи светского общества, – и Богу известно, что он впитывал их как губка, – он уверен, что верный отбор сокровищ поспособствует немедленной их перепродаже – на его условиях.
Он уже договорился с коллекционерами, которым не терпелось заполучить редкие вещи, не задавая при этом вопросов. А вырученные суммы помогут легко освободиться от висевшего на нем долга, хотя проценты неуклонно росли.
Сунув список в карман, он улыбнулся еще шире. Конечно, вещи стоят куда больше, чем он сказал Смайту, но вряд ли взломщик из Ист-Энда способен определить их истинную цену.
Необходимо быть осторожным. Но он сможет справиться со Смайтом, а тот, в свою очередь, справится с Гримсби.
Все идет как задумано. И скоро он будет так же богат, как полагают окружающие его люди.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Куда ведет сердце - Лоуренс Стефани



Неплохо провела время за чтением
Куда ведет сердце - Лоуренс СтефаниNemona
8.01.2012, 12.09





Интересный роман. По сути - любовный детектив.Интересно почитать на досуге, пока ожидаешь внучку на тренировке.
Куда ведет сердце - Лоуренс СтефаниВ.З.,64г.
8.10.2012, 15.16





Почти все время, читая, улыбалась.Очень интересно было почитать об этих ,очень своеобразных,героях, зная о них из прочитанной серии "Кинстеры".Я довольна.
Куда ведет сердце - Лоуренс СтефаниТальяна
22.07.2013, 18.47





Скучно! Очень скучно, еле дочитала. ...
Куда ведет сердце - Лоуренс Стефаникатрина
19.01.2015, 8.42





Очень приятный роман!Вот и закончилась серия о Кинстерах и их близеих, побольше таких романов.
Куда ведет сердце - Лоуренс СтефаниАнна.Г
20.03.2015, 14.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100