Читать онлайн Избранница, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Избранница - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.62 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Избранница - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Избранница - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Избранница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

— Вся эта история по-прежнему кажется мне совершенно бессмысленной, — сказал Джонатан.
Он сидел, откинувшись на подушки, и смотрел на собравшихся в комнате людей. Они с нетерпением ждали его рассказа, а он не представлял, с чего начать.
— Давайте с самого начала, — мягко посоветовал Тристан. — С того момента, как вы впервые услышали имя Седрика Карлинга.
— Мне рассказала о нем Каррадерс. Она была уже присмерти… — начал молодой человек, но Тристан тут же перебил рассказчика:
— Она?
Остальные беспокойно задвигались.
— Я думал, вы знаете. — Джонатан смотрел растерянно. — А. Дж. Каррадерс — это моя тетя.
— То есть ботаник и знаток трав Каррадерс — это женщина? — все еще не веря своим ушам, воскликнул сэр Хамфри.
— Ну да, — подтвердил Джонатан. — Она жила в своем поместье на севере Йоркшира, выращивала травы и вела обширную переписку со многими известными специалистами в области ботаники и траволечения. Думаю, никто из них не знал, что ученый Каррадерс носит юбки.
— Ясно, — пробормотал пораженный сэр Хамфри.
— Минуточку, — вмешалась Леонора. — Позвольте один вопрос. А Седрик Карлинг, мой кузен, тоже не знал, что переписывается с женщиной?
— С уверенностью сказать не могу, — ответил молодой человек. — Но, зная тетю, не думаю, чтобы она сделала для кого-то исключение.
— Ну что ж… Тогда скажите, когда вы впервые узнали об их совместном проекте?
— Я слышал от тети имя Седрика Карлинга довольно часто, но только как одного из многих корреспондентов и людей, разделяющих ее интересы. Последнее время она заметно сдала. И за несколько дней до смерти позвала меня и рассказала эту историю. Мне казалось, что мысли ее путаются, и я просто не знал, верить ли услышанному.
Молодой человек помолчал, собираясь с силами, и продолжил свой рассказ:
— Тетя рассказала мне, что последние два года они с Седриком работали над каким-то снадобьем, которое принесет много пользы людям. Она вообще имела пунктик на счет служения обществу и полезности. Самое главное, что в результате их упорных трудов были получены прекрасные результаты. Снадобье действовало. Тогда они договорились разделить поровну всю прибыль, которую им принесет это открытие. Тетя сказала, что они даже составили и подписали договор; я нашел его в бумагах уже после ее смерти. Месяца за два до ее кончины они как раз преодолели заключительный этап, и тут вдруг переписка оборвалась. Она долго ждала известий от Седрика, потом связалась с какими-то общими знакомыми и узнала, что Седрик Карлинг умер. К тому времени тетя была уже слишком слаба, чтобы что-то предпринять лично. Поэтому она вызвала меня, поведала об открытии и сказала, что со мной наверняка свяжутся наследники покойного Седрика.
Джонатан перевел дыхание. Видно было, что разговор дается ему нелегко. Тем не менее он упорно продолжал:
— Я похоронил тетю, забрал все бумаги — и научные записи, и договор. Потом навалилась работа и я как-то начал забывать о том разговоре и о предполагаемом наследстве. Однако в прошлом октябре эта история получила продолжение.
— Что же случилось? — спросил Трентем.
— От нечего делать я взял один из журналов с записями тети и стал его читать. И через некоторое время понял, что, должно быть, она была права и их с Седриком открытие должно получить известность, ибо может принести людям пользу. Я не ученый, но, насколько мне удалось понять, разработанное ими средство существенно ускоряло свертываемость крови. Мне показалось, что это важно, особенно когда речь идет о ранах… на войне, например.
Рассказчик вопросительно взглянул на Тристана. Тот смотрел на него со странно-угрюмым лицом. Чарлз и Деверелл переглянулись, и лица их приняли то же отстраненно-напряженное выражение. Все трое вспомнили одно и то же — битву при Ватерлоо и реки крови, которые пролились там. Кровь была везде — она заливала сапоги и копыта лошадей, и люди умирали; не успевая дождаться помощи, истекая кровью…
— Да, — сказал наконец Тристан. — Это открытие действительно имеет большое значение.
— Не надо было отпускать Прингла, — пробормотал Чарлз.
— Мы можем вызвать его в любую минуту, — ответил Трентем. — Но давайте сначала послушаем продолжение. Мы еще многого не знаем. Например, кто такой Маунтфорд.
— Маунтфорд? — Джонатан переводил удивленный взгляд с одного на другого.
— Мы до этого доберемся. — Тристан махнул рукой. — Прощу вас, продолжайте.
— Что ж, хорошо… Я собирался поехать в Лондон, что бы самому разыскать наследников Седрика. Но у меня как раз были экзамены и я подумал, что если дело ждало уже почти два года, то еще несколько недель ничего не изменят. Кроме того, я посоветовался с хозяином конторы, где служу, мистером Маунтгейтом, и поверенным тети, мистером Алдфордом…
— Вот вам и Маунтфорд, — вставил Деверелл. Слушатели обратили к нему растерянные лица.
— Вы не поняли? — Он усмехнулся. — Маунтгейт плюс Алдфорд — получился Маунтфорд.
— Боже мой! — воскликнула пораженная Леонора. Повернулась к Джонатану и быстро спросила: — Кому еще вы рассказали об открытии?
— Никому… в тот раз.
— И что это значит? — поинтересовался Трентем.
— Видите ли, у моей тети есть еще один племянник, и он тоже являлся ее наследником. Это Дьюк… Мармадьюк Мартинбери. Наследство она разделила поровну между нами, но свои бумаги и записи экспериментов оставила мне, должно быть, потому, что Дьюк никогда не интересовался ее работой и вообще не воспринимал ее всерьез. Но открытие и деньги, которые оно могло бы принести, являются частью нашего общего наследства. Поэтому мистер Алдфорд написал Дьюку.
— Он ответил?
— Да. — Джонатан помедлил. — Он приехал лично и проявил большую заинтересованность в этом деле. Видите ли, Дьюк всегда был своего рода паршивой овцой в нашей семье. Не думаю, что дело дошло до неприятностей с полицией, но кое-какие грешки за ним водились.
В то время у него опять были затруднения с деньгами, письмо Алдфорда застало его в доме другой нашей тетушки — в Дерби. Он быстро явился ко мне и поинтересовался, когда сможет получить свою часть наличных. Я все ему рассказал, но когда он понял, что речь не идет о чем-то, за что можно выручить деньги немедленно, то выпустил пар.
— Опишите его, — сказал Трентем.
— Он немного выше меня и гораздо более худой и гибкий, — послушно начал Мартинбери. — Темные волосы… можно сказать — черные. Темные глаза и очень бледная кожа.
Леонора во все глаза смотрела на Джонатана. Если они родственники, то должно быть сходство…
— Это он! — воскликнула она.
— Ты уверена? — спросил Тристан.
— Ты полагаешь, что в этой истории может быть замешано несколько высоких темноволосых мужчин с бледной кожей и именно таким носом, как у этого господина?
— Что ж, значит, Дьюк и есть наш Маунтфорд. Это многое объясняет.
— Возможно, мне тоже что-нибудь объяснят? — поинтересовался Джонатан.
— Всему свое время, — отозвался Тристан. — Давайте дослушаем вашу часть истории. Что случилось потом?
— Да ничего особенного. Я сдал экзамены и собрался в Лондон. Тут получил письмо от мисс Карлинг — его передал мне мистер Алдфорд. Сообразив, что наследники Седрика знают меньше моего, я прихватил саквояж с бумагами и почти сразу выехал в Лондон… — Минуточку, — вдруг нахмурился он. — Сестры в приюте сказали, что вы разыскивали меня. Как вы узнали, что я приехал в Лондон и был ранен?
Вздохнув, Тристан пустился в объяснения. Он начал с ранних попыток взлома и закончил их выводами и поисками по моргам и больницам.
— Я не могу в это поверить, — прошептал Джонатан. — Дьюк? Дьюк хотел моей смерти? Этого не может быть! Он, конечно, нечист на руку и вообще порядочный негодяй… и если бы речь шла о том, чтобы украсть наследство, я ни на минуту не усомнился бы, что он способен на такое. Но под его весьма решительными манерами кроется порядочный трус, поэтому, уверен, на убийство он не пойдет.
— Он сам, может, и не собирался вас убивать, — ответил Чарлз, улыбаясь холодной улыбкой хищника, который чует врага. — Но связался с людьми, которых не остановит такая малость.
— Если то, что вы говорите о своем брате, правда, то его кто-то должен контролировать и докладывать хозяевам о происходящем. Этот кто-то вполне сгодился бы для грязной работы.
— У Дьюка есть слуга… помощник. Похожий на хорька отвратительный тип. Зовут, кажется, Каммингс, — задумчиво сказал Джонатан.
— Он назвал мне это имя, когда приходил в контору, — хмыкнул Деверелл.
— И что теперь? — с энтузиазмом спросил Чарлз и вопросительно взглянул на Тристана.
— Что ж, — лорд поправил манжеты и улыбнулся улыбкой голодного волка, — думаю, теперь мы знаем достаточно, и хотелось бы выяснить, что думает по этому поводу Дьюк. Самое время ему к нам присоединиться.
— Веди! — Чарлз двинулся следом.
— Вперед! — Деверелл не собирался пропускать развлечение.
— Минутку! — воскликнула Леонора. Взгляд ее был прикован к потертому кожаному саквояжу, который стоял у кровати больного. — Скажите, а все научные записи и бумаги вашей тети — они здесь?
— Да. — Улыбка Джонатана получилась несколько кривой из-за незаживших ссадин, но вполне искренней. — Все до единой бумажки. Повезло, да?
— Думаю, мы поторопились и не дали вам закончить рассказ, — заметил Тристан. — Расскажите нам о нападении и как получилось, что негодяи не взяли того, за чем охотились?
— Видите ли, было очень холодно, а дилижанс приехал в Лондон очень рано… Кстати, не могу понять, откуда им стало известно, что я приеду именно этим дилижансом.
— Думаю, за вами следили в Йорке. Ведь, получив письмо Леоноры, вы не сразу бросились на вокзал?
— Нет, конечно. Мне потребовалось два дня, чтобы управиться с делами… А когда я приехал в город, на станции меня ждало письмо. Это было очень изысканно составленное послание на дорогой бумаге, написанное красивым почерком. Мне назначили встречу в шесть часов на углу Олд-Монтегккстрит, там, где вывеска «Зеленый дракон». Подписано было неким мистером Сименсом, но я ни на минуту не усомнился, что это весточка от наследников Седрика Карлинга. Хотя теперь, по здравом размышлении, я понимаю, что это глупо — вы никак не могли знать, во сколько я приеду в Лондон. Но тогда мне это просто не пришло в голову. Все казалось таким естественным. Если бы дилижанс прибыл вовремя, мне пришлось бы отправляться на встречу немедленно. Но он приехал на час раньше. Я успел снять комнату и оставил там свои вещи.
— Ясно, они решили, что вы просто не взяли бумаг с собой.
— Да, хоть и обыскали меня. Пальто было буквально растерзано в клочья.
— Ай-ай-ай, какая небрежность — не проверить, во сколько жертва прибыла в город, — покачал головой Чарлз, направляясь к двери. Бросив через плечо взгляд на друзей, он нетерпеливо спросил: — Так мы идем?
— Непременно, — бодро ответил Тристан. — Лично пригласим мистера Маунтфорда на встречу и проследим, чтобы он не отказался.
Леонора смотрела, как все трое выскользнули за дверь. Сэр Хамфри, откашлявшись, кивнул в сторону саквояжа и спросил Джонатана:
— Вы позволите нам?
— Да ради Бога!
Сэр Хэмфри и Джереми, заполучив новую кучу бумаг в свое распоряжение, удалились в библиотеку. Леонора видела, что долгий разговор подорвал силы Мартинбери, потому заставила его лечь и пообещать, что он постарается заснуть. Сама она разрывалась между желанием пойти в библиотеку, чтобы помочь разбирать документы, и охотничьим азартом. Наконец жажда активных действий победила и девушка направилась к выходу. На улице уже стемнело. На пороге она заколебалась, вглядываясь в темноту пустынной улицы. Взять с собой Генриетту? Но она все еще в здании клуба.
«Никогда не подвергай себя опасности».
Нет, конечно, она не забыла. Но ведь сам Тристан и трое его друзей уже там, какая же опасность может ей грозить? Смешно, право!
Леонора быстро сошла по ступеням и побежала к воротам. Они собираются вытащить лису из норы, и она ни за что не пропустит такого зрелища. К тому же хоть лично ей Маунтфорд и показался достаточно безжалостным и страшным, но Джонатан уверен, что он не убийца.
Вот и номер шестнадцать. Парадная дверь полуоткрыта. Девушка осторожно подошла и заглянула в холл. Там было темно. Некоторое время она ничего не видела в темном помещении. Потом одна из теней шевельнулась и превратилась в Деверелла, который поднес палец к губам и махнул рукой, приказывая держаться подальше. Она так и собиралась… Только все же не так далеко.
Деверелл шагнул вперед и растворился в темноте. В ту же минуту Леонора вошла в холл и, радуясь, что ее домашние туфли не стучат по каменному полу, двинулась за ним. Лестница, которая вела в полуподвал, имела два пролета, и от площадки отходил длинный коридор. В левой стороне были двери в кухню и подсобные помещения, а в правой — комната дворецкого и большая кладовка.
Именно в этой кладовке и находился сейчас Маунтфорд. Леонора помедлила на площадке лестницы и посмотрела вниз. Там беззвучно перемещались три огромные тени. Когда они исчезли из виду, она потихоньку двинулась следом. Внизу лестницы она опять остановилась. В конце коридора имелись две двери, ведущие в кладовую. Ближайшая была открыта, из нее просачивался слабый свет и доносились негромкие звуки. Трое друзей собрались у двери. Если они и обменивались какими-то словами, то Леонора их не слышала. Потом Тристан широко распахнул дверь и вошел. Чарлз и Деверелл последовали за ним.
До слуха Леоноры донеслись крики, проклятия и звуки ударов. Сколько же там народу? — подумала девушка. Как-то предполагалось, что двое — Маунтфорд и его помощник. А вдруг больше? Столько шума…
Громкий удар буквально потряс помещение, и в тот же миг стало значительно темнее. Затем распахнулась дальняя дверь и в коридор выскочил мужчина. Леонора, окаменев от ужаса, узнала Маунтфорда. Он захлопнул за собой дверь, накинул железную щеколду и, тяжело дыша, бросился вперед. Вот и вторая дверь. Захлопнув и заперев ее, мужчина хрипло засмеялся и торжествующе выкрикнул:
— Попались!
Он повернулся к лестнице, и Леонора заметила, что в его руке тускло блестит лезвие ножа.
В тот же миг он увидел ее. Девушка подхватила юбки и побежала, но далеко уйти не смогла. На верхних ступенях лестницы он поймал ее, схватил за плечи и толкнул к стене. Перед ней было бледное, почти безумное лицо с черными глазами, рот кривился, когда он выдохнул:
— Сука!
Леонора поняла, что единственный способ выжить — тянуть время. Тогда Тристан, ее Тристан, непременно придет и спасет. И в эту секунду в голове ее сложился план. Девушка заморгала и, придав лицу выражение беспомощности, спросила:
— Боже мой, вы, должно быть, мистер Мартинбери? На секунду он растерялся, потом больно схватил ее за плечо и тряхнул:
— Откуда вы знаете?
— Ну как же… — Она по-прежнему смотрела на него, большими глазами и выглядела как глупая курица. — Вы разве не родственник Каррадерс?
Она была уверена, что Маунтфорд не знает, что она представляет собой на самом деле, а потому вполне мог поверить в ее беспомощность и отсутствие мозгов.
Похоже, он не усомнился в том, что она не притворяется.
— Да, я ее племянник. — Он подтолкнул Леонору к выходу. — И приехал забрать кое-что, принадлежащее моей тете. Потому что теперь это моя вещь.
Леонора по-прежнему краем глаза видела тусклый блеск ножа и ощущала огромное нервное напряжение, от которого буквально сотрясалось тело стоящего перед ней человека. Однако она продолжала играть свою роль!
— То, что завещала вам тетя? Вы имеете в виду формулу? Она решила, что самым правильным будет увести его отсюда… возможно, в свой дом. Притвориться полной дурочкой и дать Тристану и его друзьям время выбраться из проклятого подвала.
Мужчина пристально разглядывал лицо девушки прищуренными недобрыми глазами.
— Что вы знаете о формуле? — хрипло спросил он. Они нашли ее?
— О! Конечно! То есть, кажется, именно так они сказали — мой дядя и мой брат. Знаете, они так долго разбирали всякие бумаги покойного кузена Седрика, и вот — только представьте, как удачно! — буквально несколько часов назад сказали, что им все стало ясно.
Лепеча всю эту чушь, Леонора ненавязчиво продвигалась к входной двери, и Дьюк следовал за ней.
— Я понимаю, что произошло какое-то недоразумение. — Она деликатно кашлянула и указала в сторону кухни. — Но я уверена, если вы поговорите с моим братом и дядей, все уладится. Они будут рады разделить с вами успех этого открытия. Ведь вы наследник Каррадерс.
Так они оказались на крыльце. Лунный свет сделал черты мужчины еще более страшными и жестокими. Леонора старалась не замечать его нервной дрожи и того, как пристально он рассматривает ее.
— Что ж, — наконец произнес он, — может, в этом что-то есть. Ваши родные, должно быть, очень к вам привязаны?
— Конечно! — Она подобрала юбки и неторопливо начала спускаться по ступеням, не обращая внимания на то, что он по-прежнему держит ее за руку пониже локтя. — Конечно, они ко мне привязаны. Я вела для них дом более десяти лет! Смею вас уверить — это не так-то просто! Да они без меня все равно что маленькие дети…
Леонора болтала и болтала, и они прошли по дорожке, потом по улице — до ворот ее дома всего несколько шагов, через сад к ступеням парадной лестницы. Он остановился, притянул ее ближе и поднес к лицу нож, чтобы она смогла хорошенько разглядеть лезвие.
— Нам не нужно вмешательство слуг, — сказал негодяй.
Она несколько секунд молча разглядывала оружие, приоткрыв рот и хлопая глазами, потом перевела на него полный недоумения взгляд и сказала:
— Если вы не хотите беспокоить слуг, то мы можем войти сами. Дверь-то не заперта.
Они поднялись по ступеням. Девушка чувствовала, как пальцы мужчины впиваются в ее руку, причиняя боль. Он старался смотреть во все стороны сразу и был, кажется, на грани истерики. Глядя в это бледное, дергающееся лицо, она вдруг подумала, что с ней будет, если Тристан не сможет выбраться из подвала. Отбросив эту мысль, она продолжала двигаться вперед.
Только бы Кастор не появился, с мольбой подумала Леонора и открыла дверь. Дьюк вошел вместе с ней и быстро оглядел пустой холл. Леонора как ни в чем не бывало закрыла дверь и светским тоном сказала:
— Мой дядя и брат скорее всего работают в библиотеке. Прошу вас сюда.
Они пошли по коридору. Дьюк нервно озирался, а она лихорадочно обдумывала, что нужно сказать, когда они войдут в библиотеку. Нервы мужчины на пределе, это ясно: еще немного — и он сорвется. И тогда один Бог знает, что может случиться. Нужно тянуть время. Замки в подвале надежные. Раньше все делали на совесть.
Но как бы там ни было, другого пути нет. Надо верить, что Тристан сможет выбраться и спасти их всех. А пока она должна позаботиться о своей безопасности. И о дяде с братом тоже.
Распахнув дверь библиотеки, она вошла и с порога объявила:
— Дядя, Джереми, смотрите, у нас гость!
Дьюк быстро захлопнул дверь и остановился рядом с ней.
Ученые, оторвавшись от бумаг, замерли и смотрели на них во все глаза.
Леонора, удерживая на лице выражение беспомощной глупости, но пристально глядя на мужчин, продолжала лепетать:
— Только представьте, я встретила мистера Мартинбери по соседству. Похоже, он ищет ту формулу — помните, которую изобрели его тетя и кузен Седрик. Я сказала, что вы не будете против и поделитесь…
Господи, если есть люди, способные написать на бумаге нечто абсолютно бессмысленное, но так, чтобы все выглядело достоверно, то это ее брат и дядя. Только бы они поняли!
Джереми встретился глазами с сестрой и начал подниматься из-за стола.
— Стоять! — взвизгнул Маунтфорд. Он дернул Леонору к себе, и она, потеряв равновесие, чуть не упала. Нож заблестел перед ее глазами. — Не вздумайте совершать опрометчивые поступки! — Дьюк переводил взгляд с Джереми на сэра Хамфри и обратно, — Мне нужна только формула. Отдайте мне ее, и женщина не пострадает! Я не остановлюсь ни перед чем! Мне нужна формула!
При виде кинжала, которым негодяй размахивал перед лицом Леоноры, Джереми и дядя пришли в ужас.
Сэр Хэмфри, уронив книгу, начал медленно выбираться из кресла:
— Послушайте! Так же нельзя! Что вы себе…
— Молчать! — Голос Маунтфорда опять сорвался на визг. Он переминался с ноги на ногу, не в силах стоять на одном месте. Леонора слышала его свистящее дыхание и не могла отвести глаз от лезвия, сверкавшего перед глазами.
— Послушайте, мы же не против, — начал Джереми. — Формула здесь. — Он указал на кучу бумаг на столе и сделал шаг в сторону сестры. — Если вы…
— Стоять! Остановитесь, или я распорю ей щеку!
Джереми, бледный как смерть, замер на месте.
Леонора на секунду закрыла глаза. Не думать о кинжале и о том, что лезвие в любую секунду может полоснуть ее по лицу. Надо тянуть время… и обезопасить Джереми и дядю. Она уставилась на брата и прошептала со слезами в голосе:
— Прошу тебя, не надо! Не подходи! — Джереми стоял на месте, тяжело дыша. — Пусть уж лучше этот человек запрет вас где-нибудь. Когда мы с ним вдвоем, он так не нервничает.
Маунтфорд увидел в этих словах выход и шагнул в сторону, потянув Леонору за собой.
— Чудесно! — прошипел он. — Надо запереть этих, как я запер тех. Тогда я спокойно найду формулу и уберусь отсюда.
Джереми, уставившись на сестру и понимая, чего она добивается, крикнул:
— Не делай глупостей! — Потом сказал, обращаясь к Маунтфорду: — Все равно это невозможно. На этом этаже нет ни одной комнаты, которая запирается.
— Это чрезвычайно неразумно, — начал сэр Хамфри.
— А вот и нет! — быстро сказала девушка. — Есть такая комната! Как раз напротив библиотеки находится чуланчик, где горничные держат ведра и щетки…
— Не глупи! — Джереми был в бешенстве.
Но Маунтфорда такая реакция только подстегнула. Он буквально приплясывал на месте от нетерпения.
— Давайте, давайте, вы оба! Ты, — он ткнул ножом в сторону Джереми, — помоги старику. Идите к двери, и без глупостей! Вы же не хотите, чтобы я ее изуродовал?
Бросив на сестру еще один убийственный взгляд, Джереми помог дяде подняться и повел его к двери.
— Идите тихо и не вздумайте звать на помощь, — прошипел Дьюк. — Дойдите до чулана, войдите туда и закройте за собой дверь. И помните, что я в любой момент могу перерезать ей горло!
Мужчинам пришлось подчиниться. Как только дверь за ними закрылась, Маунтфорд рванулся вперед, волоча за собой Леонору, и повернул ключ в замке. Быстро оглядевшись, убедился, что коридор пуст.
— Прекрасно! — Он уставился на девушку, и она отметила, что глаза его лихорадочно блестят. — Теперь найди мне формулу, и я смогу убраться отсюда!
Он затащил ее обратно в библиотеку и толкнул к столу.
— Ну, где же она?
Леонора начала перебирать бумаги:
Он сказал, что где-то здесь…
— Ну так найди ее!
Наконец-то он отпустил ее руку. Девушка сделала вид, что просматривает написанное на листах, бестолково суетясь, перекладывая что-то и бормоча:
— Раз брат сказал, то уверяю вас, она обязательно отыщется.
Дюйм за дюймом она потихоньку отодвигалась от мужчины.
— Возможно, эта? — Леонора поднесла бумагу к глазам, покачала головой и бросила на стол. — Не то, но ведь где-то тут…
Теперь их разделял большой надежный стол. Дьюк сделал резкое движение, и Леонора метнула на него настороженный взгляд. Это было ее ошибкой. Он встретился с ней глазами и понял, что его обманули. Та, что прикидывалась глупышкой, смотрела трезвым, расчетливым взглядом.
— Ах ты… — Его лицо исказилось от ярости, и он бросился за ней. — Я проучу тебя!
Леонора металась, не давая ему поймать себя; Вправо-влево: стол все время оставался между ними. Тогда, потеряв терпение, он бросился на столешницу. Завизжав, Леонора отскочила. И опять он погнался за ней вокруг стола, а она убегала, понимая, что долго так продолжаться не может.
И тут дверь распахнулась — Леонора, не видя перед собой ничего, кроме темного силуэта, бросилась к нему и прижалась к широкой груди.
Трентем мгновенно схватил ее и спрятал за спину, коротко бросив:
— Иди.
Тон не располагал к обсуждению, да и не было сил. Проскальзывая за дверь Леонора, обернулась. Маунтфорд стоял у стола, тяжело дыша и сжимая кинжал.
Она выскочила в коридор, собираясь бежать за помощью, и увидела Чарлза и Деверелла, стоящих у стены.
Чарлз захлопнул дверь в библиотеку и прислонился к косяку, ухмыляясь. Деверелл тоже улыбнулся — Леонора отвела глаза. Повернувшись, взглянула на закрытую дверь, потом на друзей Тристана, которые явно никуда не торопились.
— У Маунтфорда кинжал! — выпалила она.
— Правда? — Деверелл приподнял брови.
За дверью послышались звуки ударов. Девушка вздрогнула и нерешительно спросила:
— Почему вы не идете на помощь?
— Кому? Маунтфорду?
— Да нет же! Тристану!
— Не думаю, что ему нужна помощь, — протянул Чарлз с видом глубокого разочарования.
— А жаль! — подхватил Деверелл.
Из-за двери доносилось рычание, звуки ударов и грохот мебели. Потом тело с громким, но каким-то неприятным звуком шлепнулось об пол. Леонора поморщилась. За дверью стало тихо. Чарлз оторвался от косяка и сделал шаг в-сторону. Дверь распахнулась. В проеме стоял Тристан. Небрежно бросил друзьям:
— Ваша очередь.
Он подхватил Леонору под руку и повлек по коридору, буркнув:
— Нам надо поговорить.
Краем глаза девушка заметила, как Чарлз и Деверелл вошли в библиотеку и плотно закрыли за собой дверь. Но Маунтфорд ее уже не волновал, она беспокойно разглядывала Тристана и наконец спросила:
— Ты не ранен?
— Конечно, нет! — Это прозвучало как обиженное фырканье. И вообще он выглядел ужасно мрачным и недовольным. Леонора встревожилась еще больше:
— С тобой все в порядке?
— Нет!
Он распахнул дверь гостиной, пропустил девушку вперед, вошел следом и закрыл дверь. Теперь они стояли лицом к лицу и его глаза, пылающие яростью, впились в ее невинно распахнутые голубые очи.
— Будь добра, дорогая, напомни, что ты мне пообещала вчера — и дня не прошло! Чего ты обещала не делать никогда?
— Я обещала никогда не подвергать себя опасности.
— «Никогда не подвергать себя опасности». — Тристан, бледный от ярости, надвинулся на нее. Леонора подумала, что сейчас он повысит голос, но все произошло как раз на оборот: голос мужчины опустился до сдавленного шепота, и от этого ей сделалось как-то очень не по себе. — Позволь узнать, какого черта ты делала в соседнем доме?
— Я…
— Если это образчик того, как ты собираешься выполнять мои пожелания в будущем, то так не пойдет!
— Но…
— Господи помилуй! Да я постарел на десять лет, когда Деверелл сказал, что видел тебя там. Я думал, что с ума сойду, пока мы расправлялись с сообщниками Маунтфорда, а потом открывали чертовы замки! Умели же раньше делать — думал, там и останемся!
— Я не…
— И не думай! Тебе не удастся отвертеться от свадьбы, что бы ты ни выкинула! И вот еще что: раз Господь не научил тебя пользоваться теми мозгами, которые он тебе дал, и весь здравый смысл вполне разумной раньше девушки куда-то подевался, я построю у себя в имении башню и запру тебя там!
Трентем сделал паузу, чтобы перевести дух, и заметил, что Леонора перестала возражать. Более того, она смотрела на него в упор, и лицо ее было совершенно спокойным. Только глаза блестели как-то странно — словно голубые льдинки. Выждав еще несколько секунд, она поинтересовалась:
— Ты закончил? — и тон ее кололся, как льдинки на морозе.
Тристан предусмотрительно промолчал, и она продолжала:
— К твоему сведению, ты все понял не так. Я не подвергала себя никакой, абсолютно никакой опасности! Давай вспомним, что же произошло на самом деле. Трое мужчин, наделенных недюжинной силой и другими выдающимися способностями, пошли в соседний дом, где, как мы думали — и вы тоже были в этом уверены, — находились двое, всего двое: Маунтфорд и его сообщник. Дальше вмешалась судьба — врагов оказалось больше. Но! — Леонора подняла палец, не позволяя прервать себя, а потом явила гнев, который испытывала. — Я поклялась доверять тебе — и я доверяла! Я ни минуты, ни секунды не сомневалась, что ты придешь и спасешь меня. — Палец уперся Тристану в грудь. — А ты? Как все мужчины, перевернул все с ног на голову! Я доверилась тебе — и не обманулась. Все получилось, как я хотела, как мы хотели. Зачем же ты… как же ты можешь?
Она понизила голос и, глядя ему в глаза и держась из последних сил, потому что слезы уже подступили совсем близко, сказала-выдохнула:
— Я предупреждаю тебя, дорогой: не перечеркивай то, что у нас есть.
Несколько секунд Трентем молча смотрел на нее, потом осторожно взял палец, который по-прежнему больно упирался ему в грудь, и сжал ее ладошку в своей руке. Умение вовремя отступить — одна из составляющих успеха.
— Я понял, — сказал он. — Видимо, я неверно воспринял происходящее.
— Именно!
— Но теперь-то я все понял правильно.
— Он помедлил, вглядываясь в ее лицо, хрипло спросил:
— Ты правда настолько доверяла мне?
— Конечно. Что бы я делала, как выпуталась, не будь уверена, что ты обязательно придешь?
Она потянулась к Тристану, и вот уже кольцо надежных рук сомкнулось и она припала к его широкой груди, вдыхая знакомый запах. Она подняла голову и взглянула ему в глаза. Он наклонился, чтобы поцеловать ее, губы их соприкоснулись…
Но мозг Тристана продолжал обдумывать происшедшее, и, не сдержав любопытства, он прошептал:
— Знаешь, я так и не понял, куда делись сэр Хамфри и Джереми?
Глаза Леоноры распахнулись, и она воскликнула:
— Боже! Чулан!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Избранница - Лоуренс Стефани



очень красивый романЮ где евть все !
Избранница - Лоуренс Стефаниkarla-olivia
14.10.2011, 19.35





Меня немного утомили размышления-разсуждения главной героини---"быть или не быть" ей замужем, когда видно не вооруженным глазом,что претендент на ее руку очень положителен,да ей и самой его хотелось.Немного раздражала этим.А так -прочитала,не жалею.
Избранница - Лоуренс СтефаниТальяна
26.07.2013, 19.23





не понравилось.еле дочитала
Избранница - Лоуренс Стефаничитатель)
23.09.2013, 20.11





Жаль, что вам не понравился роман, а вот я получила кучу положительных эмоций, интересный и увлекательный роман
Избранница - Лоуренс Стефанилюбовь
17.10.2013, 16.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100