Читать онлайн Идеальный любовник, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальный любовник - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальный любовник - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальный любовник - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Идеальный любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

На самом деле Порции не хотелось ничего знать. У нее самой хватало проблем, так что ей ни к чему лишний груз. Каждому свое — живи и давай жить другим.
Что касается ее самой, то она намеревалась жить полной жизнью. Еще недавно она не подозревала, что такое возможно. События предыдущего вечера, казалось, должны были ее шокировать. Однако этого не произошло. Она пребывала в приподнятом настроении, чувствовала себя готовой к дальнейшим приключениям, готовой снова выпить из чаши страсти и на сей раз осушить кубок до дна. Вопрос лишь в том — где и когда? С кем — этот вопрос она даже не рассматривала. Порция пробиралась через толпу людей, прогуливавшихся на лужайке. Задуманный Китти торжественный обед был в полном разгаре. Судя по тому, с какой охотой съехались на праздник живущие по соседству семьи, Порция сделала вывод, что семейство Глоссапов устраивало подобные обеды не часто.
Сознательно сторонясь приезжих гостей, Порция шла, останавливаясь лишь для того, чтобы обменяться несколькими фразами с теми, кому она была представлена на балу. Привыкшая к роли молодой леди большого деревенского дома — главной резиденции ее брата Люка в Ратлендшире, — Порция чувствовала себя достаточно непринужденно с теми, кто, окажись они в Лондоне, стоял бы ниже по социальному положению, чем она. Ей всегда было интересно узнавать о жизни других, лишь благодаря этому она могла оценить собственный комфорт, все то, что она, как и большинство леди ее положения, принимала как данность.
Следует отдать должное Китти — она была все время на виду, общалась с гостями. При этом Порция могла поклясться, что ее настроение, ее радость бытия были вполне искренними. Улыбающаяся, смеющаяся, возбужденная Китти могла если не сойти за невесту, то, во всяком случае, выглядеть преуспевающей, имеющей большой успех в обществе леди.
Наблюдая за тем, с каким юмором Китти приветствовала пышногрудую матрону и обменивалась репликами с дочерью дамы и ее долговязым сыном, Порция покачала головой.
— Поразительно, не так ли?
Обернувшись, она встретилась с циничным взглядом Чарли, который кивком показал на Китти.
— Если вы мне сможете это объяснить, я буду вашим должником.
Порция перевела взгляд на Китти.
— Мне это не под силу. — Взяв Чарли под руку, Порция развернула его. Слегка скривившись, он подчинился ее команде и замер рядом с ней. — Неразрешимая загадка. Она ведет себя так, как, по ее мнению, должна себя вести. Китти ведет себя в соответствии с собственными представлениями о нормах поведения, которые могут не всегда совпадать с теми, которые приняты среди других. Мы не знаем, какова система ее критериев.
Продолжая вести Чарли, Порция нахмурилась:
— Саймон задавался вопросом: не наивна ли она? Я начинаю думать, что он, возможно, прав.
— Неужели ее мать не может наставить дочь на путь истины? Разве не для этого существуют матери?
Порция вспомнила о собственной матери, затем о миссис Арчер.
— Да, но… а вы думаете, что миссис Арчер… — Вопрос повис в воздухе, Порция не знала, как высказать свое мнение о матери Китти. Чарли фыркнул.
— Возможно, вы правы. Мы привыкли к принятым манерам, к людям, подобным нам, и к тому, как они ведут себя. Мы полагаем, что все должны вести себя так же.
Он огляделся вокруг.
— Однако, плутовка, куда вы меня ведете?
Порция посмотрела вперед, затем приподнялась на цыпочки, чтобы когото разглядеть за прогуливающимися гостями.
— Гдето здесь находится леди О., которая знает вашу мать, она очень хочет поговорить с вами.
— Что? — Чарли вытаращил глаза. — Громы и молнии, женщина! Я не хочу тратить время на болтовню старой ведьмы…
— Вам не удастся отвертеться, вы же знаете. — Обнаружив цель, Порция потащила Чарли в нужном направлении. — Вы только подумайте: если вы поговорите с ней сейчас, вам будет несложно, обменявшись несколькими фразами, двинуться дальше. Этого достаточно, чтобы она успокоилась. Но если вы отложите разговор и она поймает вас чуть позже, то вы окажетесь в ловушке не меньше чем на полчаса. — Порция посмотрела на Чарли и приподняла брови. — Так что вы предпочтете?
Чарли прищурился:
— Саймон был прав — вы очень опасны.
Порция улыбнулась, похлопала Чарли по руке и направила его навстречу судьбе.
Когда это доброе дело было сделано, девушка снова вернулась к неотвязной мысли о том, каким бы образом и где, не привлекая ненужного внимания, разыскать и привязать к себе Саймона на час или два. А может, на целых три? Она не имела понятия, на какой срок может затянуться следующая стадия познания.
Обойдя группу офицеров в мундирах, сверкающих позолотой, с широкими, но несколько вымученными улыбками, Порция продолжала обдумывать ситуацию. В ее возрасте, согласно принятым в обществе нормам, пребывание наедине с мужчиной в течение двадцати минут не могло вызвать большого скандала, однако если это затягивалось более чем на полчаса, то тут скандал был неизбежен. Предположительно полчаса было достаточно. Хотя, насколько она слышала, Саймон был признанным авторитетом в этом отношении. А профессионалы не любят торопиться.
Вероятно, разумнее было бы ориентироваться на три часа.
Порция окинула взглядом толпу гостей. Пока она не выработала план, нет смысла разыскивать Саймона, как нет смысла проводить слишком много времени рядом с ним. Ведь они не относятся к разряду влюбленных или помолвленных парочек.
Порция поговорила с майором, затем с четой, которая приехала из БлэндфордФорума. Расставшись с ними, она обошла группу гостей и зашагала вдоль высокой ограды. Она собралась было юркнуть в толпу, когда слева от себя увидела Десмонда и Уинифред.
Они стояли там, где в нише ограды возвышалась на пьедестале статуя, не обращая внимания ни на статую, ни на гостей. Десмонд держал руку Уинифред и, глядя ей в лицо, чтото тихо и серьезно объяснял. Глаза Уинифред были потуплены, но на ее лице блуждала мягкая улыбка.
В этот момент словно вихрь налетела Китти. Она выскочила из толпы и схватила Десмонда за руку. Взгляд, которым она одарила старшую сестру, удивленно поднявшую голову, иначе как торжествующим нельзя было назвать.
Даже с расстояния пятнадцати ярдов Порция могла оценить, какой призывной улыбкой Китти наградила Десмонда. Делала она это весьма искусно, уверенная в том, что сможет увести его. Однако она ошиблась. Это стало понятно по тому, как Десмонд оттолкнул ее руку, как окаменело его лицо.
Удивленная не меньше Китти, Уинифред посмотрела, как подумала Порция, на него совершенно другими глазами.
На мгновение на лице Китти отразилась крайняя степень удивления, но затем, она засмеялась, пытаясь обратить все в шутку.
Десмонд шагнул между Уинифред и Китти, вынудив последнюю отступить. Он сказал Китти несколько отрывистых слов, коротко, резко кивнул и, взяв Уинифред под руку, направился прочь, уводя с собой девушку. Порция потеряла их из виду, когда они смешались с толпой. Ее внимание переключилось на Китти, которая осталась стоять с выражением растерянности на лице. Затем она заморгала глазами и снова улыбнулась, а потом вернулась к гостям.
Снедаемая любопытством, Порция последовала за ней, однако ее отвлек разговором один из друзей лорда Недерфилда. Лишь через двадцать минут она снова обнаружила Китти.
Та стояла в своем светложелтом платье, словно тычинка в центре мака, в окружении алых мундиров и золотистых галунов. Звенел ее смех, она демонстрировала свою молодость и красоту, однако Порции, стоявшей неподалеку и беседовавшей со старшими дамами, это представление Китти показалось вымученным. Было очевидно, что Китти подстрекала офицеров.
Порция заметила, как местные дамы бросали взгляды на Китти и переглядывались между собой. Леди Глоссап и миссис Бакстед, попросив извинения у пары, с которой беседовали, двинулись в сторону Китти.
Порции не нужно было ждать, чем все закончится. Спустя три минуты Китти оставила офицеров, и ее увели с собой свекровь со своей приятельницей.
Испытав чувство облегчения оттого, что беда предотвращена, Порция перевела взгляд на низкорослую немолодую женщину с миловидным лицом.
— Насколько я понимаю, вы остаетесь здесь, моя дорогая, — сказала, подмигнув, женщина. — Вы молодая леди мистера Джеймса?
Порция скрыла удивление, улыбнулась и не стала разубеждать леди. Она не спеша двинулась дальше. Все прогуливающиеся угощались изысканными сандвичами и пирожными, которые разносила многочисленная прислуга. Порция взяла предложенный лакеем бокал ликера, сделала глоток и продолжила путь.
Был ли шанс для нее и Саймона ускользнуть?
Порция решила исследовать, насколько поредела толпа вокруг дома. Если гости добрались до самого храма…
Приблизившись к тому месту, где начиналась тропинка, Порция увидела там Джеймса.
Перед ним стояла Китти. Порция замерла. Одного взгляда на лицо Джеймса было достаточно, чтобы понять его состояние. Чувствовалось, что он взбешен, что на языке у него вертятся отнюдь не изысканные выражения, но он был слишком хорошо воспитан, чтобы устрайватьсцену на виду у половины графства.
Порция вдруг задала себе вопрос: неужели Китти не понимает истинной причины того, почему Джеймс открыто не отвергает ее приставания и не пошлет ее к черту? Как бы то ни было, Джеймса нужно было спасать. Порция двинулась к нему…
Люси появилась с противоположной стороны. Любезно улыбаясь, она подошла и заговорила сначала с Китти, а затем с Джеймсом. Ответ Китти был вежлив, но холоден, даже слегка презрителен. Она снова повернулась Джеймсу.
Щеки Люси слегка порозовели, однако девушка проявила выдержку, осталась на месте и при первой же паузе снова обратилась к Джеймсу, задав ему какойто вопрос. Проявив несвойственное хозяйке нетерпение, Китти резко повернулась, чтобы поставить Люси на место… Однако Джеймс улыбнулся Люси и вызвался проводить ее, предложив ей руку.
Порция хмыкнула.
Люси приняла предложение Джеймса с очаровательной улыбкой.
По выражению лица Китти было видно, что она… ошеломлена. Она отказывалась верить в происходящее.
Настроение у Порции испортилось. Она смешалась с толпой, не желая быть втянутой в разговор. Чтото было не в порядке в мировосприятии Китти, в том, как она смотрела на многие вещи, к чему стремилась и чего ожидала.
Порция полагала, что удаляется от Китти, но та словно шла за ней по пятам. Она выглядела разъяренной, когда Порция снова едва не столкнулась с ней, но успелатаки вовремя перейти на другую дорожку.
Щеки у Китти были пунцовыми, глаза метали молнии, губы капризно поджаты, и вышагивала она слишком энергично для леди.
Повернув голову в сторону, Порция увидела Генри, который, отделившись от группы джентльменов, пытался перехватать жену. Чувствуя, что может оказаться свидетельницей неприятного инцидента, который не способна предотвратить, Порция смешалась с толпой.
Китти едва не врезалась в Генри. Он схватил Китти за руку, крепко, но без гнева, как бы пытаясь привести ее в чувство и напомнить ей о том, кто ее окружает.
Китти подняла лицо, глаза ее сверкнули, она чтото сказала — и, даже не слыша ее слов, Порция поняла, что это были гадкие, обидные слова. Генри оцепенел. Он медленно отпустил Китти. Нагнувшись, он стал чтото тихо говорить, затем выпрямился. Прошло несколько секунд. Китти ничего не сказала. Понурив голову, Генри пошел прочь.
Ярость, гнев ребенка, которому в чемто отказали, были написаны на лице Китти. Затем, заставив себя собраться, она натянуто улыбнулась и направилась в буфет.
— Поучительное зрелище, — прозвучало над ухом Порции. Она посмотрела через плечо.
— Это ты?
Саймон встретился с ней взглядом.
— Да, я. Куда ты направляешься?
Должно быть, он заметил ее давно и все время шел за ней. Порция улыбнулась, повернулась к нему и взяла его под руку.
— Я бродила без определенной цели, но сейчас, когда ты рядом, я хотела бы прогуляться по садам. В течение последних двух часов я только и делала, что разговаривала.
Многие гости тоже прогуливались. Но Саймон и Порция направили стопы не к озеру, как большинство гостей, а в сторону тисовой рощи. Они дошли до лужайки за первым рядом деревьев, когда Саймон предложил:
— Гинею за твои мысли.
Он изучающе вглядывался в ее лицо. Порция одарила его загадочным взглядом.
— Ты полагаешь, они так дорого стоят?
Возникла пауза. Он загляделся на черный локон, выбившийся из массы волос. Подняв руку, Саймон отвел локон ей за ухо, при этом кончиками пальцев коснулся ее щеки. Их взгляды снова встретились.
Его прикосновения к ней бывали и более интимными, однако в этом проявилось нечто новое.
— Я очень хочу узнать твои мысли. — Саймон так и не отвел взгляда.
Порция почувствовала некий внутренний трепет. Она не была уверена, что правильно его понимает, однако…
Наклонив голову, она взяла Саймона под руку, и они медленно двинулись дальше.
— Я намеревалась обойти Китти, чтобы не видеть ее выходок, но так получается, что я на каждом шагу натыкаюсь на нее. — Порция вздохнула. — Ведь она предает Генри, разве не так?
Саймон коротко кивнул.
Порция могла поспорить на свою лучшую шляпку, что они оба подумали в этот момент об Артуро и его ночных визитах в дом.
Они продолжили путь. Саймон снова посмотрел ей в лицо.
— Но ты думала вовсе не об этом!
Порция невольно улыбнулась:
— Не об этом. — Она размышляла об основах брака, о том, как отношения на практике могут отличаться от теоретических. Помахав рукой, она добавила: — Я не могу себе представить…
Она хотела было сказать, что не может себе представить, как Китти и Генри могут после этого оставаться в браке, но затем подумала, что такое заявление будет выглядеть наивным. Существует немало браков, которые выглядят вполне благополучными, хотя между партнерами нет ничего, кроме взаимного уважения.
После паузы Порция все же сказала:
— Китти предала Генри. Похоже, она считает, что доверие абсолютно ничего не значит. Я не представляю себе брак без доверия. Не понимаю, как он может существовать.
Говоря это, Порция отдавала себе отчет в том, что по иронии судьбы они оба были свободны от брачных уз, более того, они уклонялись от брака в течение ряда лет. Порция бросила взгляд на Саймрна. Он сосредоточенно смотрел себе под ноги. Он думал о том, что она сказала.
Почувствовав на себе ее взгляд, Саймон поднял голову, посмотрел сначала на нее, затем на ухоженный газон.
— Думаю, ты права. Без доверия… брак не может существовать. Для таких людей, как мы… С таким браком ты… или я… не сможем примириться.
Если бы неделю назад ктонибудь сказал ей, что она будет вести подобный разговор о браке с Саймоном Кинстером, она бы расхохоталась. Тем не менее это так. Порция захотела узнать, что возникает между мужчиной и женщиной, когда речь заходит о браке. То, что она выяснила, оказалось гораздо обширнее, чем она думала.
Доверие в браке — это действительно очень важно.
Это находилось в центре того, что происходило между ней и Саймоном.
— Знаешь, Китти никогда не найдет то, что ищет. — Порция вдруг поняла это совершенно отчетливо. — Она хочет, чтобы вначале ей дали это нечто, и лишь потом она станет решать, стоит ли это оплачивать. Иначе говоря, Китти ставит телегу впереди лошади.
Саймон тоже размышлял об этом, потому с мыслью Порции он был согласен. Почувствовав на себе ее взгляд, он кивнул. Он понимал не столько Китти, сколько то, что говорила Порция.
Ее мысли о браке были весьма важны для него. И то, что она говорила, было правильным. Доверие не приходит первым. Все их обоюдные желания напоминали собой дерево, которое способно расти пышно, иметь глубокие корни и быть надежным лишь в том случае, если посеяно на доверии.
Продолжая идти рядом с ней, он снова бросил на нее взгляд. Саймон доверял ей полностью и безоговорочно, доверял гораздо больше, чем любой другой живой душе. И дело было не только в том, что он давно знал ее, мог с уверенностью предположить, как она будет рассуждать, реагировать и вести себя. И даже чувствовать.
Дело было в том, что он знал: она никогда намеренно не причинит ему боль. Порция может шпынять его без всяких угрызений совести, дразнить, досаждать возражениями, но она никогда не станет обижать его. Она уже доказала это. Саймон внезапно осознал, как дорого стоит такое доверие.
Доверяет ли она ему? До какойто степени должна, но как далеко ее доверие распространяется — этого он не знал. Если допустить, что она доверяет ему полностью, сохранится ли это доверие, если впоследствии она узнает, что он не был до конца открыт, до конца честен с ней?
Сможет ли она понять его? Понять настолько, чтобы проявить снисходительность?
Порция была открытой книгой, она всегда была слишком прямой, слишком уверенной в себе, в своей позиции, своих способностях, всегда была непримирима к обману.
Саймон точно знал, чего она хочет добиться в процессе общения с ним. Он не знал лишь одного: как она будет реагировать, когда узнает, что в дополнение к тому, что он даст ей по ее просьбе, он намерен и полон решимости предложить ей гораздо больше.
Не подумает ли она, что он пытался увлечь ее, оплести ее путами ответственности, чтобы заарканить?
Несмотря на то, что Саймон хорошо знал ее, а может, именно поэтому, невозможно было предсказать ее поведение.
Они дошли до обсаженной глициниями тропинки, поворачивавшей к дому. Они доверились ей и некоторое время шли молча, затем Порция замедлила шаги.
— О Боже!
Саймон проследил за ее взглядом, устремленным в сторону соседнего газона. В центре группы офицеров и молодых отпрысков стояла Китти с бокалом в руке. Она жестикулировала, чтото говорила и выглядела невероятно веселой. Слова ее разобрать было невозможно, но говорила она громко и не менее громко смеялась.
Один из офицеров чтото сказал. Все засмеялись. Китти ответила, энергично жестикулируя. Она покачнулась, и два джентльмена поддержали ее. Все еще больше развеселились.
Саймон остановился, Порция последовала его примеру. Они увидели мелькание яркоголубых юбок в конце газона. К группе быстрым шагом приближалась миссис Арчер.
Саймон и Порция видели, как она с помощью негромких увещеваний и дежурных улыбок сумела забрать дочь и, взяв ее под руку, повела в сторону центральной лужайки, где находилось большинство гостей.
Офицеры и джентльмены, образовав небольшие группки, продолжали беседовать. Саймон и Порция зашагали дальше.
Они встречались и перебрасывались словами с другими парами, прогуливавшимися в обратном направлении. Дойдя наконец до центрального газона, они снова оказались в гуще людей и тут же услышали голос Китти:
— О, благодарю вас! Именно это мне и требуется! — Она икнула. — Я так хочу пить!
Справа от нее стоял молодой садовник, который сейчас исполнял обязанности официанта, держа в руках поднос с бокалами шампанского. Одетый во взятый напрокат черный костюм, высокий и слегка долговязый, черноволосый и черноглазый, он выглядел потрясающе красивым.
Китти определенно так считала. Стоя напротив, она с нескрываемым вожделением смотрела на него поверх края бокала, из которого пила.
Порция насмотрелась и наслышалась достаточно. Держа Саймона под руку, она подтолкнула его, и они смешались с толпой.
Следующие двадцать минут они провели в весьма приятных разговорах, встретившись с Чарли, а затем с девицами Хэммонд, которые сияли от счастья — они имели успех у молодых обожателей. Непринужденно разговаривая и шутя, все расслабились, когда на террасе послышались шаги, заставившие присутствующих обратить взоры в ту сторону.
То, что люди увидели, повергло всех в шок. У подножия лестницы Эмброз Келвин стоял с Китти, которая буквально повисла на нем. Она обвила его шею руками. Запрокинув голову, она смеялась и смотрела ему в лицо откровенно чувственным взором. Нельзя было разобрать, что она говорит. Китти пыталась изобразить шепот, хотя произносила слова громко, при этом язык ее основательно заплетался.
Она висела на Эмброзе, а он, скованный и бледный, пытался оторвать ее от себя.
Разговоры мгновенно прекратились, все стояли и молча смотрели на разыгравшуюся сцену.
Тишину взорвал хохот, который тут же смолк. От толпы отделилась Друсилла Келвин. Подойдя к Китти сзади, эта довольно миниатюрная женщина схватила Китти за талию, помогая брату освободиться.
В следующее мгновение на это трио налетели леди Хэммонд и миссис Бакстед, загородив Китги от взоров окружающих. Ктото крикнул, чтобы принесли холодной воды, тут же были отданы приказания слугам. Очень быстро выяснилось, что Китти объявили больной и что с ней случился обморок.
Порция и Саймон переглянулись. Порция повернулась спиной к террасе и заговорила с девицами Хэммонд, пресекая их возможные комментарии. Девицы были слишком хорошо воспитаны, чтобы не последовать ее примеру. То же самое сделали Саймон и Чарли.
Все старались не смотреть на группу людей на террасе, которую к тому же пополнили лорд и леди Глоссап, Генри, леди Озбалдестон и лорд Недерфилд. Головы людей снова повернулись, когда поникшую Китти повели в дом. Никто не говорил о щекотливости ситуации или даже о настоящем скандале. Тем не менее…
Подошла леди О., на ее лице не было даже намека на то, что произошло нечто из ряда вон выходящее.
Сесилия Хэммонд, проявляя изрядную смелость, спросила:
— С Китти все в порядке?
— Эта глупышка заболела — видимо, слишком много сил отдала организации вечера. Переутомилась, как я думаю. Приступ головокружения, чему способствовала жара. Она поправится, в этом нет сомнения, нужно только немного полежать. В конце концов, она молодая замужняя женщина. Ей следовало быть более благоразумной.
Леди О. бодро улыбнулась, глядя в глаза Порции, затем перевела взгляд на Саймона и Чарли.
Все поняли, что именно такую легенду они должны распространять.
Сестрам Хэммонд не требовалось дополнительных объяснений. Когда Порция высказала предположение, что им следует разделиться и общаться с гостями, Сесилия и Аннабелл с готовностью отправились выполнять предписание леди О. Чарли пошел в одну сторону, Саймон и Порция — в другую. Они обменялись взглядами, после чего постарались добросовестно сделать все от них зависящее, чтобы загладить случившееся.
Все гости делали то же самое. Леди Глоссап взяла на себя руководство и направила лакеев в толпу с подносами, нагруженными льдом, шербетом и пирожными.
Их усилия, конечно, имели некоторый успех. Остаток дня прошел сравнительно спокойно. Но так было только на поверхности, а подспудно… многозначительные взгляды между друзьями, хотя ни один не дерзнул облечь мысли в слова.
Как только стало приличным откланяться, не нанеся при этом обиды, люди стали разъезжаться. Когда день начал клониться к вечеру, последние гости покинули ГлоссапХолл…
Леди О. подошла к тому месту, где стояли Саймон и Порция. Она дотронулась тростью до ноги Саймона.
— Вы можете помочь мне подняться наверх. — Устремив взор черных глаз на Порцию, она добавила: — Вы тоже можете присоединиться.
Саймон повиновался и пошел, поддерживая леди О. с одной стороны. Порция двигалась с другой стороны, и наконец они подошли к главной лестнице. Леди О. была в солидных годах, и, несмотря на всю ее строгость, они оба относились к ней с нежностью.
Входя в комнату, леди О. тяжело дышала. Она указала на кровать, и они помогли ей сесть. По ее просьбе они обложили ее подушками, и в этот момент раздался стук в дверь.
— Войдите! — крикнула леди О.
Дверь открылась. Вначале заглянул, а затем вошел в комнату лорд Недерфилд.
— Хорошая… компания. Как раз то, что надо.
Порция подавила улыбку. Саймон бросил короткий взгляд на Порцию и тут же стал пододвигать кресло, чтобы его светлость мог сесть рядом с кроватью. Лорд Недерфилд с помощью Саймона опустился в кресло; как и леди О., он ходил с тростью.
Они были кузенами, хотя и не близкими, и старинными друзьями.
— Действительно, — сказала леди О., едва лорд Недерфилд расположился в кресле. — Что намделать со всем этим сумасбродством? Ужасно безобразная история, но не должны же страдать все люди!
— Как воспринял это Эмброз? — спросил лорд. — Должно быть, ему страшно неприятно.
Леди О. фыркнула.
— Я думаю, он порадуется, если об этом не будет больше разговоров. Он был ошеломлен и шокирован, бледен как полотно. Слова не мог вымолвить. Никогда не видела, чтобы будущий политик так растерялся.
— Мне кажется, — проговорил Саймон, опираясь на столбик кровати, — что это тот самый случай, который тем быстрее забудется, чем меньше о нем будут вспоминать.
Лорд Недерфилд кивнул, а Порция присела на край кровати.
— Да, вероятно, вы правы. Бедняга Келвин! Неудивительно, что он в подавленном состоянии. Меньше всего ему сейчас нужны интрижки с такой женщиной, как Китти. Он пытается заручиться помощью ее отца, и тут она сваливается на его голову.
Леди О. по очереди окинула взглядом лица присутствующих, после чего кивнула:
— В таком случае мы пришли к соглашению. Ничего из ряда вон выходящего не произошло, ничего говорить не надо, все совершенно нормально. Нет сомнения, что если мы будем гнуть эту линию, то и другие станут ее придерживаться.
Решение было принято, и леди О. откинулась на подушки. Она жестом показала его светлости и Саймону, что они могут идти.
— А вы, — она повернула лицо к Порции, — задержитесь. Я хочу с вами поговорить.
Саймон и лорд Недерфилд откланялись и ушли. Едва дверь за ними затворилась, Порция посмотрела на леди О. и увидела, что та закрыла глаза.
— О чем вы хотели побеседовать?
Одно веко приподнялось, сверкнул черный глаз.
— Кажется, я вам уже советовала, чтобы вы не проводили все свое время с одним и тем же мужчиной?
Щеки Порции вспыхнули. Леди О. фыркнула и закрыла глаза.
— Сейчас музыкальная комната свободна. Идите и поиграйте ваши гаммы.
Она дополнила слова энергичным и властным жестом. Порция подумала — и подчинилась.


Их план не нарушать плавное течение праздничного раута должен был сработать. И он сработал бы, если бы Китти повела себя так, как они все ожидали. Однако она, вместо того чтобы выказать смирение, вести себя скромно, соблюдать все светские условности и не выкидывать больше никаких фортелей, вошла в гостиную и стала разыгрывать роль пострадавшей стороны.
Она не обмолвилась ни единым словом о своем поражении, лишь каменное выражение лица, приподнятый подбородок да слегка задранный нос выражали ее чувства, ее реакцию на произошедшее.
Подскочив к Люси и миссис Бакстед, она положила ладонь на предплечье Люси и с выражением сочувствия и заботы спросила:
— Я надеюсь, что вы познакомились с какимнибудь интересным джентльменом, моя дорогая?
Люси пробормотала чтото маловразумительное. Миссис Бакстед, сделанная из более прочного материала, справилась у Китти о состоянии ее здоровья.
Китти небрежно махнула рукой.
— Конечно, я чувствовала себя неважно. Однако не стоит обращать внимание на поведение тех людей, которые себя так ведут.
Даже миссис Бакстед не нашла что ответить на эту реплику. Улыбнувшись и сверкнув глазами, Китти отошла от них.
Ее высокомерное поведение озадачило многих, вывело их из равновесия, и люди не знали, что им делать и как себя вести. Никто не мог понять, что происходит. Свидетелями чего они являются?
Обед прошел в нервозной обстановке, смеха не было слышно, разговоры звучали приглушенно.
Когда дамы перешли в гостиную, Сесилия и Аннабелл вместе с Люси, с благословения их матерей, удалились рано, сославшись на усталость после долгого дня. Порция сама была не прочь уйти, однако чувствовала себя обязанной остаться, чтобы помочь леди О.
Разговор не клеился. Китти продолжала разыгрывать роль страдалицы, леди Глоссап была в замешательстве, не зная, как с ней себя вести. Миссис Арчер едва не заламывала руки, вздрагивая всякий раз, когда ктото бросал в ее адрес реплику, и толку от нее никакого не было.
Вскоре выяснилось, что джентльмены оставили всякие попытки прийти им на помощь и решили предоставить их своей судьбе. Как и саму Китти.
Их трудно было осуждать за это. Если даже дамы, включая саму леди О., которая бросала откровенно хмурые взгляды на Китти, не знали, что предпринять, то мужчины были в полнейшей растерянности.
Принимая неизбежное с подлинной грацией, леди Глоссап велела ввезти тележку с чаем. Все остались лишь для того, чтобы выпить по чашке, после чего поднялись и откланялись.
Проводив леди О. в ее комнату. Порция направилась в свою, находившуюся на втором этаже восточного крыла. Окно комнаты выходило в сад. Порция стала расхаживать возле окна, уставившись взглядом в пол, напрочь забыв о живописном ландшафте снаружи. Она сказала Саймону, что, по ее мнению, Китти либо не понимает значения доверия, либо его не ценит; она говорила о доверии между двумя людьми, но спектакль, свидетелями которого они только что были, подтверждал справедливость ее тезиса, хотя и в несколько ином контексте.
Все чувствовали и все реагировали таким образом, как если бы Китти обманула общественное доверие, предала их, отказавшись следовать нормам, которые они признавали. Нормам общения, корректности, вежливости, основополагающим правилам того, как относиться друг к другу.
Их реакция была весьма решительной, и отказ джентльменов вернуться в гостиную был весьма красноречив.
Они действовали чисто инстинктивно, глубоко обеспокоенные тем, что Китти нарушила социальный кодекс, которого они все придерживаются.
Порция остановилась, посмотрела на потемневший сад, хотя попрежнему ничего там не видела.
Доверие и чувство тесно связаны между собой, и если затронуто одно, следует немедленная реакция другого. Нахмурившись, Порция села у окна, положила руки на подоконник, а на них подбородок.
Китти хотела любви. Порция в душе знала, что это было именно так. Китти искала того, чего ищут многие женщины, но у Китти, с ее нереалистическими ожиданиями, любовь была окрашена в страстные, всепоглощающие эмоции, которые накатывают и сметают все, что оказывается у них на пути.
Если она права в своей догадке, Китти владеет идея, что страсть приходит первой, что интимность высокого накала — это тропа, ворота к глубокой эмоциональной привязанности. Вероятно, она верила, что если страсть недостаточно сильна, то и возникшая на ее базе любовь будет недостаточно глубокой, неспособной удовлетворить ее стремления. Это объясняет, почему она не ценит нежную преданность Генри, почему она одержима желанием пробудить греховную и сильную страсть в какомнибудь другом мужчине.
Порция скривилась. Китти заблуждалась. Если бы только можно было объяснить ей это…
Конечно, это невозможно. Китти никогда не воспримет совет, исходящий от незамужней, девственной женщины, почти синего чулка.
В окно пахнул легкий ветерок, нарушил духоту. Снаружи было тихо и темно, хотя это и не была кромешная тьма, и прохладнее, чем в помещении.
Порция поднялась, поправила юбки и направилась к дверям. Спать она сейчас не могла — атмосфера в доме была гнетущей, беспокойной. Прогулка по саду поможет ей успокоиться, привести мысли в порядок.
Двери из столовой на террасу были все еще открыты. Порция вышла через них, окунувшись в мягкую прохладу ночи, напоенную ароматами левкоев и жасмина.
Идя по тени, она увидела мужчину — одного из джентльменов, стоящего на газоне недалеко от дома. Он смотрел во тьму, очевидно, погрузившись в собственные мысли. Подойдя поближе, Порция узнала Эмброза. Но она не подала виду, что заметила его.
Сейчас она была не расположена к светской беседе. Впрочем, Порция не сомневалась, что и Эмброз тоже. Держась в тени, она оставила его наедине с собственными мыслями.
Пройдя чуть дальше и пересекая одну из многочисленных тропинок, она бросила взгляд вправо и увидела молодого цыгана, Денниса, исполнявшего обязанности садовника. Он неподвижно стоял в тени деревьев.
Не останавливаясь, Порция продолжила путь, уверенная в том, что он ее не заметил. Как и тогда, когда они с Саймоном его видели, он сосредоточенно наблюдал за жилым крылом дома. Вероятно, он отошел поглубже в сад изза того, что обнаружил там присутствие Эмброза.
Порция почувствовала неприятный осадок в душе, но постаралась выбросить увиденное из головы. Она не хотела разбираться в причинах ночных бдений Денниса.
Ее мысли тотчас же перескочили на Китти, но Порция заставила себя о ней не думать. Так о чем она размышляла перед этим? О доверии, чувстве и страсти.
И еще о любви.
О цели Китти и о том, как к ней подойти. Китги избрала неверный путь, по крайней мере по мнению Порции.
В таком случае какой путь правилен?
Опустив голову. Порция шла по тропинке, ведущей к озеру, и размышляла. Доверие и чувство взаимосвязаны, это очевидно, но люди есть люди, для них доверие прежде всего.
Если есть доверие, может вырасти чувство, поскольку человек ощущает себя в безопасности и способен позволить себе проявить чувства, которые впоследствии сделают его уязвимым.
Что касается страсти, то есть физической близости, то она является выражением чувства, физическим выражением чувственного родства. Иначе быть не может.
Поглощенная мыслями, Порция, сама того не сознавая, ступила на тропинку, ведущую к беседке. Глядя в землю, она нахмурилась. Если верить ее логическим построениям, в которых она не находила скольконибудь очевидной ошибки, стремление к физической близости рождается из чувственного звена цепи и, следовательно, уже должно существовать.
Порция подошла к ступенькам беседки. Подняв голову, она различила во мгле высокую фигуру сидящего мужчины, который стал медленно подниматься на ноги.
Порция довольно долго стояла, вглядываясь внутрь беседки, где в полумраке ее молча ожидал Саймон. Затем, подобрав юбки, она поднялась по ступенькам и вошла в беседку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальный любовник - Лоуренс Стефани



Весьма интересный роман с элементами детектива. Жена лорда - настоящая нимфоманка. Становится жалко бедного Эмброуза, Загнанного в тупой угол из-за этой шлюхи. Можно почитать на досуге.
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниВ.З.,64г.
27.11.2012, 13.20





Очень интересно, ничего другого я не ожидала от этого автора
Идеальный любовник - Лоуренс Стефанилюбовь
9.09.2013, 12.04





Супер Как и вся серия про семью Кинстеров
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниАнна
27.05.2014, 20.16





Нормальный роман про любовь. А жалеть Эмброуза нечего, нчего пихать свой в каждую дырку, надо тоже думать подходит или нет и вообще это говорит какой он эгоист и правильно онём сказала его сестра, так что к чему он стремился того и добился. Ну а ГГ молодцы, бывает такое иногда знаешь человека всю жизнь, а потом ещё больше - идёшь по жизни с ним дальше. Читайте
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниАнна.Г
8.03.2015, 19.29





Можно почитать.
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниКэт
20.08.2015, 10.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100