Читать онлайн Идеальный любовник, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальный любовник - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальный любовник - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальный любовник - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Идеальный любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

— И помните — продумайте стратегию!
С этим напутствием леди О. величаво вплыла в гостиную, позволив Порции проследовать за собой. Порция вошла, горделиво выпрямившись, и головы всех присутствующих немедленно повернулись в ее сторону. Если головы женщин сразу же снова вернулись в прежнее положение, чтобы продолжить беседу, то головы мужчин задержались и отвернулись лишь после того, как их отвлекли реплики их окружения.
Порция хорошо понимала, что нужно притвориться, будто она этого не заметила. С безмятежным выражением лица она сделала книксен леди Глоссап, которая наклонила голову с царственной улыбкой, после чего присоединилась к Уинифред, беседовавшей с Десмондом и Джеймсом.
В глазах и Десмонда, и Джеймса отразилось нескрываемое восхищение, когда они приветствовали Порцию. Она приняла это как должное и включилась в обычный светский разговор.
Однако на самом деле девушка почувствовала себя озадаченной. Она в самом деле изменилась? Стала ли она другой изза того, что решилась на поиски мужа? И неужели это так заметно? Или же она простонапросто никогда раньше не обращала внимание на то, как на нее реагируют другие люди, в особенности джентльмены?
Продолжая обмениваться приветствиями с другими гостями, Порция приходила к выводу, что верно именно последнее предположение. Леди О. была права — должно быть, она слишком задирала нос. Осознание этого факта тем не менее лишь добавило ей уверенности; впервые она поняла, что чемто владеет — неким оружием, некой властью, которую может использовать для того, чтобы привлечь и привязать к себе мужа.
Все, что ей сейчас требовалось, — это правильно выбрать джентльмена и правильно использовать свое оружие.
Саймон стоя разговаривал с сестрами Хэммонд и Чарли; она прошла мимо, холодно кивнув. Он все время следил за ней с того момента, как она вошла в зал. Выражение лица его было строгим, непроницаемым; Порция не могла определить, о чем он думает.
Меньше всего ей хотелось, чтобы он стал активно опекать ее. Она присоединилась к Эмброзу и леди Келвин.


Саймон наблюдал за тем, как Порция очаровательно улыбнулась Эмброзу. Мышцы его лица напряглись, выражение сделалось еще строже. Почему он так реагировал, какие эмоции возобладали — он не был намерен анализировать. Никогда в жизни Саймон не переживал подобных чувств. Он испытывал раздражение, даже ярость.
Непонимание лишь усиливало его состояние. Чтото изменилось, однако он не мог освободиться от наваждения и, стало быть, не мог определить его характер.
Днем он ожидал, когда Порция спустится вниз после посещения леди О. Он хотел поговорить с ней, вынудить ее раскрыть, что же она задумала. Однако она не появилась, или, точнее, он не нашел ее, что еще больше заинтриговало его — куда она ушла и с кем?
Он мог видеть ее уголком глаза — стройную фигурку в светложемчужном платье, с высоко уложенными черными волосами — гораздо выше, чем она укладывала обычно. Прическа оставляла ее затылок обнаженным, тем самым привлекая внимание к грациозному изгибу ее шеи, к изящным плечам. И это жемчужное ожерелье… одна нить обвивала горло, остальная часть спускалась к прозрачному лифу, исчезая в затененной ложбинке между грудями. Это порождало греховные мысли и фантазии. Саймон не смог отвлечься от них даже тогда, когда отвел глаза в сторону.
Порция передвигалась без всякой рисовки, характер ее разговора оставался прежним. Однако чтото подсказывало Саймону, что ее намерения определенно изменились.
Легкий шум возле двери заставил его бросить взгляд в ту сторону. К ним присоединилась Китти. Она выглядела великолепно в белом атласном, щедро украшенном платье, отделанном серебристыми кружевами. Ее светлые волосы были прихотливо уложены, на груди и в мочках ушей поблескивали бриллианты. Она представляла собой очаровательное зрелище еще и потому, что вся светилась от восторга — это было написано у нее на лице, в ее глазах.
Китти самым корректным образом поговорила со старшими представителями компании, затем взяла Генри под руку и стала прохаживаться по залу, останавливаясь перед каждой группой гостей, чтобы высказать и соответственно услышать ответные комплименты. Саймон снова посмотрел на Порцию. Когда Китти остановилась рядом с Порцией, то его предположения оправдались — на фоне более тонкой, интригующей красоты Порции Китти показалась одетой вызывающе ярко. Не задерживаясь, Китти проследовала дальше и вскоре оказалась рядом с ним.
Они едва успели обменяться несколькими словами, как вошел дворецкий и объявил, что обед подан.
Саймон вел Люси, втайне лелея надежду… Но нет, места были расписаны заранее, и он подозревал, что организацию этого взяла на себя Китти. Лорд и леди Глоссап сидели во главе стола; Китти восседала в середине, точно напротив нее находился Генри. Десмонд располагался слева от нее, Эмброз — справа. Порция сидела между Чарли и Джеймсом, а он, Саймон, — на дальнем конце противоположной стороны стола в окружении Люси и постоянно молчащей Друсиллы.
При иных обстоятельствах у него не было бы причин для жалоб. Люси была смышленая и веселая, и не столь уж важно, что она частенько бросала взгляды в сторону Джеймса. Друсилла и вовсе не требовала особого внимания и вполне довольствовалась редкими вежливыми высказываниями. Сейчас же он вынужден был в течение всего обеда терпеть, наблюдая, как искусно обхаживают Порцию Чарли и Джеймс.
Раньше он и не подумал бы наблюдать за ней. До сегодняшнего вечера ее отношение к джентльменам можно было назвать презрительнонеуважительным. Ни у Чарли, ни у Джеймса не было бы ни малейшего шанса на успех у нее. Саймон не мог себе представить, чтобы она откликнулась на их отработанные уловки.
В течение всего обеда он украдкой поглядывал на нее. В какойто момент Саймон поймал взгляд леди Озбалдестон и приказал себе быть осторожнее. Однако его глаза вели себя достаточно своенравно. Он ничего не мог слышать из разговоров, зато мог видеть, как Порция улыбалась, как она бросала быстрые изучающие взгляды на Джеймса и Чарли.
Что же, черт возьми, у нее на уме?
Что она хочет выяснить? И, что еще важнее, понимает ли сна, что происходит в душе Джеймса и Чарли?
Самто он понимал. Это беспокоило его гораздо больше, чем он готов был признать. Голова леди О. качнулась в его сторону. Опустив ресницы, Саимон повернулся к Люси.
— Вы чтонибудь слышали о планах на завтра?
Он выбрал подходящий момент, так как Люси, к счастью, тоже сгорала от нетерпения. Когда леди Глоссап поднялась и пригласила гостей в бальный зал, он предложил Люси руку, оставив Друсиллу на попечение мистера Арчера.
Порция, опиравшаяся на руку Чарли, оказалась чуть впереди них. В холле уже начали собираться местные гости. При взгляде на толпу становилось ясно, что бал запланирован с размахом. Саимон направлял Люси вперед, намереваясь догнать Порцию, прежде чем людская волна оттеснит их в сторону.
Войдя в бальный зал, они заметили Джеймса, который оглядывал присутствующих. Саимон не сомневался, что Джеймс ищет Порцию. Продолжая поддерживать Люси, он остановился.
К Джеймсу тут же подскочила Китти. Она оказалась рядом прежде, чем тот успел чтолибо предпринять. Подхватив его под руку, она тесно прижалась к нему. Джеймс отступил назад, но она последовала за ним, улыбнулась ему дьявольски обольстительной улыбкой и чтото тихонько сказала.
Китти была невысокой женщиной, поэтому, чтобы расслышать ее слова, Джеймс вынужден был наклонить голову. Разыгравшаяся сцена как бы свидетельствовала о том, что между ними существуют отношения более близкие, нежели просто родственные.
Саймон почувствовал, как напряглась Люси.
Джеймс выпрямился, поднял голову, и на лице его появилось выражение, близкое к панике. Наконец он увидел Саймона. Ну разве может друг проигнорировать такую отчаянную мольбу о помощи?
Саимон похлопал Люси по руке.
— Давайте подойдем и поговорим с Джеймсом.
Девушка с достоинством выпрямилась и решительно шагнула вперед. Китти увидела, что они к ней приближаются, и слегка отодвинулась от Джеймса.
— Дорогая Китти! — Люси заговорила еще до того, как они остановились. — Ты только посмотри, какое множество гостей! Разве ты могла ожидать такого?
Китти довольно быстро справилась с досадой на то, что ей помешали, и мило улыбнулась:
— В самом деле, это просто изумительно!
— Я удивлена, что ты не стоишь рядом со свекровью и не приветствуешь гостей.
Саимон закусил губу, мысленно аплодируя находчивости Люси. Глаза ее оставались широко открытыми, выражение лица невинным, и тем не менее она быстро поставила Китти в неловкое положение.
Улыбка Китти померкла.
— Леди Глоссап не требует, чтобы я ей помогала. И кроме того, — она обратила взгляд на Джеймса, — лучше всего сейчас договориться обо всем, чтобы быть уверенной, что все сполна получат удовольствие от вечера.
— Я так понимаю, что именно об этом думал некий джентльмен, — соврал Саимон, не испытывая при этом ни малейших угрызений совести. — Он спрашивал о вас, когда мы проходили, — такой черноволосый, видимо, из города.
— Вот как? — мгновенно заинтересовалась Китти. — Вы узнали его?
— Не помню, как его зовут. — Саимон посмотрел в сторону дверей, через которые дружно прибывали гости. — Сейчас я его не вижу. Вероятно, вам нужно пройти туда и поискать его.
Китти колебалась всего мгновение, затем промурлыкала Джеймсу:
— Вы оставите этот вальс за мной, хорошо?
Лицо Джеймса сделалось каменным.
— Если мы окажемся рядом в тот момент… и не будет других приглашений… — Он пожал плечами. — Здесь много гостей, и это наш долг — развлекать их.
В глазах Китти вспыхнули недобрые огоньки, она поджала губы в ответ на не слишком умное возражение. Но поскольку на нее смотрели Люси и Саймон, ей пришлось проглотить обиду.
— Черноволосый, говорите? — переспросила она, обращаясь к Саймону. Саймон кивнул:
— Среднего роста, пропорционального сложения. Великолепно сшитый костюм.
Именно так один джентльмен способен охарактеризовать другого. Китти целиком заглотнула приманку. Коротко кивнув, она удалилась.
Джеймс встретился взглядом с Саймоном. Облегчение, которое он испытал, было очевидным.
Люси тут же взяла инициативу в свои руки:
— Я и не знала, что у вас так много знакомых в нашей округе. — Она взглянула на Джеймса. — Может, мы пройдемся и вы любезно познакомите меня с ними?
Джеймс колебался лишь одно мгновение, затем улыбнулся и предложил ей руку.
— Сочту за честь, если вы этого желаете.
Саймон не удивился, уловив быстрый взгляд, который Джеймс метнул поверх головы Люси. Это была еще одна мольба — не оставлять его одного с Люси. И хотя его самого мучило настоятельное желание поскорее встретиться с Порцией, он решил, что, в конце концов, Порция вряд ли совершит нечто необдуманное, и согласился прогуляться и поболтать втроем. Он понимал, что Джеймс не хочет подавать Люси никаких надежд на прочные личные отношения между ними.
— Спасибо тебе! — Джеймс похлопал Саймона по плечу, когда начался первый танец, и они остались стоять, наблюдая за тем, как Люси танцует с молодым местным сквайром, который с чрезвычайным почтением держал ее за руку. — Теперь ты понимаешь, почему я так настаивал на твоем приезде.
Саймон хмыкнул.
— Я бы не слишком беспокоился изза Люси. Она порой полна энтузиазма, но знает, где надо провести грань. А вот Китти… — Он бросил взгляд на Джеймса. — Ты намерен оставаться здесь, после того как гости уедут?
— Упаси Бог! — Джеймс передернул плечами. — Я уеду о тот же день, что и ты. Думаю навестить старика Громера. Надеюсь, Нортумберленд достаточно далеко даже для Китти.
Саймон улыбнулся, и они расстались: Во время общения с Джеймсом и Люси он методично оглядывал зал и обнаружил местонахождение Порции. Сейчас она стояла у противоположной стены, возле открытых застекленных дверей, выходивших на террасу. Сбоку от нее находился Чарли, рядом офицер в парадной форме. Все были поглощены беседой и не обращали ни малейшего внимания на происходящее за их спиной.
Вполне понятно, ибо Порция была ослепительна. В глазах ее поблескивали веселые огоньки, лицо светилось, жесты рук были женственны и грациозны. Даже издалека Саймон чувствовал силу исходящего от нее притяжения. Все внимание ее было направлено на мужчину, с которым она разговаривала. Можно было гарантировать, что ни один нормальный мужчина ни на что иное не отвлечется.
Если бы дело касалось любой другой женщины, Саймон определил бы такое поведение как флирт. Однако Порция — в этом он мог поклясться — не знала этого искусства. Он стал кружить по залу, подготавливая свое приближение, внимательно наблюдая за всеми тремя, вглядываясь в их лица. Саймон сомневался в том, что даже Чарли и ее новый поклонник, кто бы это ни был, восприняли ее поведение как обычное кокетство и заигрывание.
Это было нечто иное. Нечто неразгаданное, и это нечто лишь добавляло ей очарования. Он находился всего в нескольких ярдах от нее, когда на его локоть опустилась рука и с удивительной силой стиснула его.
— Вот вы где! — Леди Озбалдестон зловеще улыбнулась. — У вас нет здесь ни сестер, ни кузин, стало быть, вас не могут востребовать. Так что пойдемте со мной. Я хочу, чтобы вы кое с кем познакомились.
— Но… — Он попробовал воспротивиться; ведь леди О. пыталась увести его от Порции. Этот бал продолжался уже час, и он совсем близко подобрался к ней. Леди О. бросила взгляд на его лицо, затем — мимо него, на Порцию.
— Порция? Фи! — Она щелкнула пальцами. — Вам нет необходимости проявлять интерес к ней, тем более что она вам даже не нравится.
Саймон открыл было рот, чтобы не согласиться по крайней мере с первым утверждением. Леди О. покачала головой:
— Это не ваша проблема, если ваш друг Чарли угощает ее слишком большим количеством шампанского.
— Что? — Саймон резко повернулся, чтобы посмотреть. Леди О. словно тисками сжала ему руку.
— Ну а что, если она немножко опьянеет? Она достаточно взрослая, чтобы понимать, что есть что, и достаточно сильная, чтобы справиться самой. Ей полезно посмотреть на все открытыми глазами, этой двадцатичетырехлетней глупышке. — Леди О. фыркнула и дернула Саймона за руку. — Так пойдемте же! Сюда, пожалуйста.
Она указала направление тростью, и, подавляя нараставшую панику, Саймон повиновался. Самый быстрый путь к свободе — следовать планам леди О. При первой же возможности он сбежит, и тогда ничто ему больше не помешает.


Порция увидела, что леди О. уводит Саймона прочь, и облегченно вздохнула. Она не хотела, чтобы он ходил вокруг с обычным для него надменным, неодобрительным видом. Впрочем, может быть, у него и не было подобного намерения? Если верить тому, что она перед этим прочитала в его глазах, его отношение к ней изменилось, хотя она и не могла пока определить, в какую сторону. Независимо от этого Порция собиралась испробовать на нем свое новое оружие. Он был одним из тех, кого она выбрала на роль марионетки. Тренировка на Чарли и Джеймсе прошла успешно, пора приниматься за Саймона. Чарли и лейтенант Кэмпион были объектами довольно интересными и податливыми на ее уловки, поэтому Порция немного заскучала.
Она устремила взгляд на лицо лейтенанта Кэмпиона.
— Итак, вы проводите большую часть года здесь, в Дорсете? Зимы здесь очень холодные? — Кэмпион просиял и с готовностью ответил. Он был счастлив рассказать как можно больше о себе, что было для нее вполне достаточно для того, чтобы составить мнение о его относительном богатстве, семейном положении, военных и человеческих пристрастиях.
Какими сговорчивыми становятся джентльмены, если знаешь нужные приемы! Она вспомнила комментарии своей старшей сестры относительно того, как нужно обращаться с мужьями.
Нельзя сказать, что лейтенант Кэмпион ее устраивал — чегото в нем все же не хватало. Вероятно, дерзости. Порция чувствовала, что способна обвести его вокруг пальца; как ни странно, ей этого не хотелось.
Чарли, который до этого удалился, вернулся еще с одним бокалом шампанского. Он элегантно подал его Порции.
— Прошу вас, должно быть, вы умираете от жажды.
Она взяла шампанское, поблагодарила Чарли и сделала глоток. Температура в зале малопомалу поднималась; людей все прибывало, и тепло, исходящее от тел, усугубляло вечерний зной.
Чарли устремил взгляд на Порцию.
— В королевском театре весь последний сезон шли отличные спектакли. Вам удалось их посмотреть?
Порция улыбнулась:
— Первые два. Я слышала, в театре сейчас новый управляющий.
— Действительно. — Лейтенант Кэмпион в упор посмотрел на Чарли.
Порция сообразила, что Чарли своим вопросом хотел выключить лейтенанта из игры. Он не знал, что Кэмпион каждый сезон проводит отпуск в Лондоне. У нее дрогнули губы, когда лейтенант подробно прокомментировал ситуацию.
Чарли перенес поражение с достоинством, однако воспользовался ситуацией и пригласил ее на танец, едва музыканты возобновили игру.
Порция приняла приглашение, и они весело закружились в вальсе. Прежнюю сдержанность Чарли как рукой сняло. Он был осторожен и давал не слишком много шансов узнать о себе, однако старался как можно больше узнать о ней.
А также о ее намерениях.
Догадываясь об этом, она смеялась, строила ему глазки, демонстрировала свое внимание, но держала собственные намерения при себе. Такие мужчины, как Чарли и Джеймс, похоже, очень хотели знать, куда она намерена их привести. Она улыбалась и делала все возможное, чтобы не давать ответа.
Самое интересное в интеллектуальном фехтовании с джентльменами типа Чарли было то, что они знали правила. И знали, как их обойти.
Когда последние аккорды вальса затихли и они остановились, разгоряченные танцем, Чарли очаровательно улыбнулся и предложил:
— Давайте отдохнем на террасе, здесь очень душно.
Порция изобразила улыбку, раздумывая, следует ли ей согласиться.
Не попробуешь — не выиграешь. Она ничего не узнает, если не попытается.
— Очень хорошо. — Ее улыбка сделалась еще обольстительнее. Она принимала вызов. — Давайте.
Порция повернулась в сторону террасы — и едва не столкнулась с Саймоном.
Она вздрогнула и почувствовала, что у нее перехватывает дыхание. Лицо его было суровым, однако она не увидела на нем обычного для Саймона неодобрительного выражения.
— Мы собрались выйти на террасу. — Порция произнесла это чуть громче, чем следовало. Видимо, сказывалось действие шампанского. — В зале стало слишком жарко.
Она для пущей выразительности помахала перед лицом рукой. У нее определенно поднялась температура. Саймон перевел взгляд на Чарли.
— Я только что от леди Озбалдестон, она просит тебя подойти к ней.
Чарли нахмурился:
— Леди Озбалдестон? Какого черта эта старая перечница хочет от меня?
— Кто ее знает. Она очень настоятельно просила. Ты можешь найти ее возле буфета.
Чарли посмотрел на Порцию. Саймон взял ее за локоть.
— Я сопровожу Порцию на прогулку. К тому времени, когда ты вернешься от леди Озбалдестон, мы тоже вернемся.
Предложение прозвучало весьма недвусмысленно, однако Чарли все еще колебался. Он бросил на Саймона весьма выразительный взгляд. Однако у него не было выбора. Элегантно поклонившись Порции и сухо кивнув Саймону, молодой человек направился в дальний конец зала.
Саймон отпустил Порцию. Повернувшись, они направились к застекленной выходной двери.
Она заглянула ему в лицо.
— Леди О. действительно хотела видеть Чарли? Или это была уловка?
Он встретил ее взгляд, но тут же отвел глаза и предложил Порции первой пройти в дверь.
— Снаружи будет чуточку прохладнее.
Она ступила на мощеные плиты.
— Вы это придумали, не правда ли? — спросила Порция, оглядываясь на него.
Он внимательно посмотрел ей в лицо. Глаза его прищурились.
— Вы несколько пьяны. Сколько бокалов шампанского вы выпили?
Его длинные пальцы снова обвились вокруг ее локтя, и он повел ее по затененной террасе. Здесь и по газонам прохаживались пары и группы людей, наслаждаясь свежим вечерним воздухом.
— Это к делу не относится. — Порция была совершенно уверена в этом. — Я никогда не была пьяной раньше, это очень приятно. — Она выдернула локоть из его руки и закружилась перед ним. — Это новый опыт и вполне безвредный.
В устремленном на нее взгляде Саймона было чтото покровительственное, но и не только это. У нее затеплилась надежда — неужели ее уловки действуют и на него? Она посмотрела на его лицо и победоносно улыбнулась. Затем засмеялась и повернулась, чтобы продолжить прогулку рядом с ним. Они удалялись от шума и суеты бального зала туда, где можно было свободно побеседовать.
— Нет смысла заставлять вас говорить о себе, я уже все о вас знаю.
— На самом деле, — он понизил голос почти до шепота, — вы обо мне почти ничего не знаете.
В его словах было чтото дразнящее, искушающее. Порция лишь улыбнулась, демонстрируя, что не верит этому.
— В этом и состоит ваша цель — узнавать все о джентльменах?
Порция не могла припомнить, чтобы он когдалибо говорил таким обольстительным тоном. Она наклонила голову, обдумывая ответ. Ее мозг и в самом деле работал без свойственной ей легкости.
— Не о джентльменах вообще и не только о джентльменах. — Они обогнули угол террасы и продолжили путь; по эту сторону дома никто больше не прогуливался. — Я хочу узнать обо всех вещах, о которых ничего не знала раньше.
— О каких именно?
Порция остановилась и повернулась спиной к стене дома. Инстинкт подсказал ей, что они слишком удаляются от бального зала. Однако она улыбнулась Саймону, демонстрируя радость и уверенность.
— Обо всех вещах, которые не испытывала до этого. — Она посмотрела ему в глаза. — Волнение, восторг… Все то, что джентльмен может доставить и чего я раньше не знала.
Саймон остановился и внимательно посмотрел ей в глаза. Его лицо находилось в тени.
— Именно поэтому вы так хотели прогуляться с Чарли?
В его тоне прозвучало нечто заставившее ее протрезветь и насторожиться. Она не стала ничего выдумывать и откровенно произнесла:
— Я не знаю. Это было его предложение, а не мое.
— Ничего удивительного, учитывая ваше горячее желание учиться.
Обвинение, прозвучавшее в его голосе, вернуло ей прежнюю остроту реакции. Она вскинула подбородок:
— С вами, не с ним.
Возникла невысказанная, но явно выраженная напряженность. Они не двигались, не решаясь разрушить чары. Порция чувствовала, как кровь пульсирует в ее теле, стучит в висках. Он был всего в одном футе от нее, ей вдруг захотелось, чтобы он оказался ближе.
Вероятно, то же самое чувствовал и он. Саймон слегка качнулся в ее сторону и тут же замер. Лицо его оставалось в тени, н ничего нельзя было прочитать в его глазах.
— Если бы сюда вас привел Чарли, чему бы вы хотели научиться?
Облизав губы, она сказала:
— Вы знаете его лучше меня. Чему, по вашему мнению, с учетом нынешней ситуации, я могла бы научиться?
Время замедлило свой ход. Сердце, похоже, вообще остановилось. Саймон продолжал смотреть ей в глаза, затем приблизился. Медленно наклонил голову.
Его рука поднялась к ее лицу, длинные пальцы, скользнув, приподняли ей подбородок.
Сейчас он может прижаться своими теплыми и сильными губами к ее губам.
Затаив дыхание, Порция прикрыла глаза. Ей не с чем сравнить этот первый в жизни поцелуй. Еще никогда ни один мужчина не осмеливался подойти к ней так близко, не позволял себе подобной вольности. А если бы и дерзнул, то заработал бы от нее оплеуху.
Губы Саймона двигались, словно чтото искали, по ее губам. Девушка крепко ухватилась пальцами за выступ стены за своей спиной. Все ее чувства смешались, она лишь ощущала обольстительное давление его губ. Ее губы вздрогнули и затрепетали, голова пошла кругом, и причиной тому было не выпитое шампанское. Порция забывала дышать, да это ей и не было нужно. Она ответила на поцелуй, сама того не осознавая.
Саймон еще приблизился, его пальцы сильнее сжали ее подбородок, давление его губ на ее губы усилилось. Она приоткрыла рот, ибо, по всей видимости, он хотел от нее именно этого, и его язык проник между губ, и она почувствовала дрожь в коленях. Похоже, Саймон понимал, что с ней происходит. Его ласки были неторопливыми, словно наполненными истомой. Однако опьяняющий шок новизны постепенно ослабевал.


Осознание того, что Порцию никто и никогда до него не целовал, приводило Саймона в особое волнение. Он целовал ее и ощущал вкус нектара, теплых персиков и меда. Она пахла летом, свежестью и невинностью. Он мог бы продлевать этот поцелуй целую вечность, но… И в то же время у него не было сил оторваться от нее.
Он прижал Порцию к стене, подложив свою руку ей под спину, чтобы защитить от холодного камня. Мышцы его напряглись, ибо он пытался преодолеть свое желание воспользоваться ситуацией, ощутить телом ее женственные формы под шелковым платьем.
Порция была высокая и длинноногая, поэтому чрезвычайно велик был соблазн испытать, насколько хорошо они подходят друг другу, прикоснуться своим возбужденным телом к ее обольстительному телу, ощутить ладонями полноту ее грудей и, нагнув голову, губами обнять соблазнительные жемчужины сосков.
Но ведь это была Порция. Даже в тот момент, когда он, пытался прервать поцелуй и в то же время хотел большего, а она добровольно приоткрыла для него рот, — даже в этот момент Саймон не мог забыть, кто перед ним.
Это было настоящей загадкой для него, дразнящей и язвительной загадкой: почему в нем так стремительно родилось желание к этой девушке? И все же он должен остановиться. Слишком долго они отсутствовали в бальном зале.
Саймон заставил себя прервать поцелуй и поднять голову. Наблюдая за ее лицом, он увидел, как дрогнули ее веки. Глаза блеснули в полумгле, бледные щеки слегка порозовели, но это не было краской стыда. Она заморгала и уставилась на его лицо. Саймон мог читать мысли, отразившиеся на ее лице. Шока не было, что стало неожиданностью для него, но было удивление, любопытство и желание узнать еще больше.
Он сделал глубокий вдох, подождал еще с минуту, чтобы удостовериться, что она твердо стоит на ногах.
— Пойдемте, нам нужно возвращаться.
Он взял Порцию под руку и повел ее. Они обогнули угол и возвратились на террасу. В дальнем конце виднелись две пары. Саймон положил ладонь Порции на сгиб своего локтя, и они продолжили путь к бальному залу в молчании.
Дверь в зал оказалась не так далеко, и Саймон подумал, что ему повезло, что она молчит, ибо ему было не до разговоров, когда он услышал голоса.
Порция тоже их услышала. Саймон не успел остановить ее, она шагнула к балюстраде и посмотрела вниз, на дорожку.
Он потянул ее назад, но она не послушалась. Это насторожило его. Он также шагнул к балюстраде и посмотрел вниз.
До них долетел прерывистый шипящий шепот. Саймон видел прислонившегося к стене террасы Десмонда. Перед ним стояла Китти, обнимая его за шею.
Десмонд пытался оторвать от себя Китти.
Саймон посмотрел на Порцию, их взгляды встретились.
Повернувшись, они направились в бальный зал.


Какую цель преследовала Китти, чего она надеялась добиться своим возмутительным поведением? Порция не могла сообразить — это было выше ее понимания. Она постаралась выбросить увиденное из головы — у нее были гораздо более ьажные темы для обдумывания.
Например, поцелуй, полученный накануне вечером. Неудивительно, что ее первый, можно сказать, любовный поцелуй произвел на нее такое сильное впечатление. Гуляя по саду прохладным утром, девушка снова и снова вспоминала свои ощущения. Заново переживала нервную дрожь, учащенный пульс, растущее желание еще большей физической близости. Неудивительно, что другие дамы находят подобные действия такими притягательными. Порция готова была отшлепать себя за то, что была столь равнодушна к этому в прошлом. Она определенно хотела вчера вечером большего, она и сегодня хотела того же. И, несмотря на свою неопытность, подозревала, что Саймон хотел того же. Если бы позволяла возможность… увы, им пришлось вернуться в бальный зал.
Фланируя среди танцующих, они ни словом не обмолвились об этом эпизоде. Она была слишком поглощена размышлениями о случившемся, а он, вероятно, не считал нужным это комментировать. В конце концов Порция удалилась к себе в спальню с ощущением вкуса его губ, который преследовал ее и во сне.
Утром девушка поднялась преисполненная решимости довести опыт до конца. Однако встрече с Саймоном за завтраком она предпочла беседу с леди О. в ее комнате.
Живые комментарии леди О. касательно наклонностей джентльменов и их природы с туманными намеками на физические отношения между мужчинами и женщинами только усилили желание Порции разобраться в своих впечатлениях и решить, как ей действовать дальше.
Именно по этой причине она сейчас и гуляла одна по саду, пытаясь определить значение поцелуя и то, как к этому относиться.
Саймон никак не обозначил, что этот его поцелуй чемто отличается от других его поцелуев. Наморщив нос, Порция шла по газону, продолжая размышлять на эту тему. Она была реалисткой и понимала, что он должен быть экспертом в этом плане, поскольку наверняка целовал множество женщин. И еще, она была почти уверена, что при первой же возможности он снова ее поцелует.
Тропинка вела к храму. Не задумываясь о маршруте, Порция шла вперед, потому что ноги сами несли ее в этом направлении. Жизненный же путь оставался в тумане. Чем больше она размышляла об этом, тем больше заходила в тупик. Словно она отправилась в путешествие по безбрежному океану и вдруг обнаружила, что не располагает ни лоциями, ни картами.
Испытает ли она те же самые ощущения, если он поцелует ее снова? Или же они сопутствуют лишь самому первому поцелую? Что она почувствует, если ее поцелует другой джентльмен? Если ее поцелует Саймон, будет ли она вообще чтото чувствовать?
Ее неопытность не позволяла ответить на эти вопросы. Распрямив плечи, Порция подняла голову. Надо просто продолжить эксперимент и все это выяснить.
Приняв решение, девушка почувствовала себя более уверенно. Перед ней появился храм — небольшое мраморное чудо с ионическими колоннами. Его окружали роскошные цветочные клумбы. Поднимаясь по ступенькам, Порция увидела садовника — моложавого мужчину с густой копной черных волос, пропалывавшего клумбы. Он поднял на нее глаза. Порция улыбнулась и кивнула. Садовник неуверенно заморгал, но вежливо кивнул в ответ.
Порция поднялась на мраморную площадку храма и тут же поняла причину неуверенности садовника. Внутри ктото ожесточенно выяснял отношения. Если бы Порция не была так поглощена своими мыслями, она, вероятно, услышала бы это еще до того, как стала подниматься по лестнице. Очевидно, садовник слышал каждое слово.
— Твое поведение не укладывается ни в какие рамки! Я привезла тебя сюда не для того, чтобы ты вела себя подобным образом! Я не могу понять, чего ты хочешь добиться подобными выходками!
Эти произнесенные мелодраматическим тоном фразы принадлежали миссис Арчер. Они гремели внутри храма и разносились на всю округу.
— Я хочу, чтобы моя жизнь была полна острых впечатлений! — звонким голосом заявила Китти. — Вы выдали меня замуж за Генри и сказали, что я буду леди! Вы рисовали положение жены в весьма ярких красках! Вы заставили меня поверить, что у меня будет все, чего я захочу! Но я ничего этого не имею!
— Ты не можешь быть столь наивной, чтобы вообразить, будто в жизни все происходит так, как об этом мечтаешь!
Порция радовалась, что ктото говорит именно те слова, в которых нуждалась Китти, однако у нее не было ни малейшего желания подслушивать. Она молча повернулась и стала спускаться по лестнице.
Выходя на тропинку, Порция услышала ответ Китти, произнесенный срывающимся хриплым голосом:
— Я, дурочка, верила тебе! Сейчас я очнулась в реальности. Ты знаешь, что он хочет, чтобы мы жили здесь большую часть года? И он хочет, чтобы я родила ему детей!
Последние слова она произнесла таким тоном, словно Генри предлагал ей заразить себя чумой. Порция ошеломленно замедлила шаг.
— Дети! — презрительным тоном продолжила Китти. — Я потеряю фигуру! Я растолстею и расползусь, и никто не захочет взглянуть на меня! А если кто и взглянет, то содрогнется и тут же отвернется! Да лучше умереть!
Это уже походило на истерику. Порция передернула плечами. Повернувшись, она встретилась взглядом с садовником. Она вскинула голову и пошла дальше. Садовник вернулся к своему занятию.
Дойдя до главного газона, Порция увидела Уинифред, которая также неторопливо прогуливалась. Подумав, что будет разумно не позволить Уинифред ненароком забрести к храму, Порция изменила направление и присоединилась к ней.
Уинифред приветливо ей улыбнулась. Порция ответила тем же. Старшая сестра Китти была человеком, у которого по крайней мере можно было чемуто научиться.
Обменявшись приветствиями, они дружно перешли на дорожку, ведущую к озеру.
— Надеюсь, вы не сочтете меня непростительно прямолинейной, — начала Порция, — но я не могла не заметить… — Она посмотрела в лицо Уинифред. — Я права, полагая, что вы с мистером Уинфилдом достигли определенного взаимопонимания?
Уинифред улыбнулась и после небольшой паузы ответила:
— Скорее мы рассматриваем возможность достичь взаимопонимания. — Она взглянула на Порцию. — Я понимаю, что это звучит очень робко, но я не могу иначе, по крайней мере когда дело касается замужества.
Порция увидела свой шанс и ухватилась за него обеими руками.
— Понимаю, что вы имеете в виду, ибо сама испытываю те же чувства. — Она поймала взгляд Уинифред. — В настоящее время я рассматриваю вопрос о замужестве и должна признаться, что многого не понимаю. Я запоздала с этим по ряду эгоистических причин, поскольку была поглощена другими вещами. А сейчас я испытываю затруднения в связи с тем, что не располагаю необходимой информацией. Я полагаю, у вас гораздо больше опыта…
Уинифред сделала гримасу, однако выражение лица у нее осталось попрежнему доброжелательным.
— Возможно, в какомто отношении я и в самом деле имею больше опыта, но боюсь, что он едва ли поможет другой леди в понимании вещей. Мне тридцать, а я еще не замужем.
Порция нахмурилась:
— Простите меня, но вы из благородной семьи, у вас, насколько я понимаю, отличное приданое, и вы отнюдь не дурны собой. Полагаю, у вас было много предложений?
Уинифред чуть наклонила голову:
— Были, признаюсь, но не так много. Я не поощряла джентльменов назначать мне свидания.
Порция не смогла скрыть своего недоумения. Уинифред заметила это и кротко улыбнулась:
— Вы мне доверились, и в ответ я тоже окажу вам доверие. Я так понимаю, что у вас нет миловидной младшей сестры? Цепкой, склонной к стяжательству младшей сестренки?
Порция оторопело покачала головой:
— Но ведь Китти вышла замуж несколько лет назад, разве не так?
— О да! Но, к сожалению, замужество не остудило в ней желания ухватить то, что может предназначаться мне.
— Она… — Порция с трудом подыскала слово, — перехватывала ваших претендентов?
— Постоянно, еще со школьных лет.
Несмотря на столь ошеломляющее признание, лицо Уинифред оставалось спокойным, безмятежным. Она смирилась, как поняла Порция.
— Я не уверена, — продолжила Уинифред, встретившись взглядом с Порцией, — что не должна благодарить ее за это. Я не хотела бы выйти замуж за джентльмена, которого можно так легко увести.
Порция кивнула:
— Это верно. — Слегка поколебавшись, она решилась: — Я упомянула мистера Уинфилда, мне кажется, что он сохраняет постоянство в отношении к вам, несмотря на все усилия Китти.
Уинифред бросила быстрый взгляд на Порцию, в котором можно было уловить неуверенность. Впервые за маской благополучной леди проглянула женщина, которая постоянно испытывала разочарования изза вмешательства сестры.
— Вы думаете? Я должна рассказать вам нашу историю. Десмонд познакомился с нашей семьей в Лондоне несколько лет назад. Поначалу он был сильно увлечен Китти, как и большинство других джентльменов. Затем он узнал, что она замужем, и перенес свое внимание на меня.
— Вот как… — Они дошли до конца тропинки и, постояв с минуту возле озера, повернули в сторону дома. — Однако, — продолжила Порция, — означает ли это, что Десмонд ухаживает за вами уже несколько лет?
Уинифред наклонила голову:
— Около двух лет. — После небольшой паузы она добавила: — Он говорил мне, что отошел от Китти, как только понял, что она собой представляет. Лишь позже он узнал, что она замужем.
Перед глазами Порции тут же возникла сцена у террасы, невольной свидетельницей которой она оказалась.
— Он, кажется, весьма суров с Китти. Нет никаких причин полагать, что он снова проявит к ней интерес. Скорее наоборот.
Уинифред внимательно посмотрела в глаза Порции.
— Вы так полагаете?
Порция выдержала взгляд.
— Да, я абсолютно уверена.
Надежда, засветившаяся в глазах Уинифред, породила в груди Порции теплое чувство. Вероятно, именно так чувствовала себя леди О., когда ее посредничество достигало желаемого эффекта.
Они продолжили путь. Подняв голову, Порция увидела впереди две мужские фигуры, шедшие им навстречу, и это напомнило ей о ее собственной ситуации.
Саймон и Джеймс подошли поближе и со всей присущей им галантностью поприветствовали Порцию и Уинифред. Порция исподтишка внимательно оглядела Саймона, но не обнаружила никакой перемены в его поведении или в отношении к ней. Ни малейшего намека на то, что он думал по поводу их поцелуя.
— Нас послали, чтобы мы нашли вас, — сказал Джеймс. — Готовится пикник. Решено, что завтрак будет гораздо вкуснее, если он пройдет на руинах старого монастыря.
— Где находится этот монастырь? — спросила Уинифред.
— Севернее деревни, недалеко отсюда. Очень симпатичное место. — Джеймс экспансивно махнул рукой. — Идеальное место для того, чтобы поесть, попить и расслабиться на лоне природы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальный любовник - Лоуренс Стефани



Весьма интересный роман с элементами детектива. Жена лорда - настоящая нимфоманка. Становится жалко бедного Эмброуза, Загнанного в тупой угол из-за этой шлюхи. Можно почитать на досуге.
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниВ.З.,64г.
27.11.2012, 13.20





Очень интересно, ничего другого я не ожидала от этого автора
Идеальный любовник - Лоуренс Стефанилюбовь
9.09.2013, 12.04





Супер Как и вся серия про семью Кинстеров
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниАнна
27.05.2014, 20.16





Нормальный роман про любовь. А жалеть Эмброуза нечего, нчего пихать свой в каждую дырку, надо тоже думать подходит или нет и вообще это говорит какой он эгоист и правильно онём сказала его сестра, так что к чему он стремился того и добился. Ну а ГГ молодцы, бывает такое иногда знаешь человека всю жизнь, а потом ещё больше - идёшь по жизни с ним дальше. Читайте
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниАнна.Г
8.03.2015, 19.29





Можно почитать.
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниКэт
20.08.2015, 10.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100