Читать онлайн Идеальный любовник, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальный любовник - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальный любовник - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальный любовник - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Идеальный любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

План никому не понравился.
Однако все с ним согласились.
Ничего лучшего они придумать не могли, а было ясно, что надо чтото предпринять. Они понимали, что обязаны по крайней мере сделать попытку, приложить все усилия к тому, чтобы это сработало, как бы ужасно ни выглядело все это мероприятие.
Порция не могла с уверенностью сказать, кому это нравилось меньше всего — ей, Саймону или Чарли. План требовал от них пренебречь добродетелями, которыми они дорожили и которые были для них основополагающими.
Она взглянула на Чарли, вышагивающего рядом по газону.
— Предупреждаю вас: я ничего не понимаю в флирте.
— Вы просто вообразите, что я — Саймон, и ведите себя так, как вели бы себя с ним.
— Мы привыкли с ним обычно пикироваться. Просто сейчас мы этого не делаем.
— Я помню… А что заставило вас передумать? — Чарли выглядел искренне озадаченным.
— Я не знаю. — Подумав, она добавила: — Наверное, он тоже не знает.
Чарли внимательно посмотрел на нее, а когда она встретила его взгяяд, нахмурился:
— Нам нужно чтонибудь придумать… У нас нет времени обучать вас. Вы не можете, скажем, скопировать Китти, ее уловки, чтобы поймать убийцу в ловушку?
Похоже, это предложение позабавило Порцию.
— Я могу попытаться представить, что я — это она.
— Хорошо, попробуйте.
Порция бросила взгляд на Чарли и улыбнулась. Восхищенной улыбкой. Словно он был давно искомым изданием эзотерического текста, за которым она гонялась многие годы и вот наконецто нашла.
Внезапная настороженность, промелькнувшая в его глазах, заставила ее рассмеяться:
— Перестаньте!
Ее улыбка стала еще шире. Она взяла его под руку, прижалась к нему, затем бросила взгляд через плечо в сторону Саймона, который находился на террасе и выглядел мрачным, если не сердитым.
Ее улыбка стала увядать, однако Порция постаралась придать ей новую силу и снова все внимание дерзко перенесла на Чарли. Сама того не подозревая, она совершила правильный поступок — сделала присущий Китги ход. Она представила себе, как на это могут отреагировать находящиеся на террасе или прогуливающиеся неподалеку люди.
Чарли погладил ее по руке.
— Все правильно! Я не рассказывал вам о лорде Карнеги и его гнедых?
Он играл свою роль, рассказывая всевозможные смешные истории, это облегчало ей возможность смеяться и хихикать, опираясь на его руку, изображая тем самым флирт, что вызывало бешеную ревность Саймона.
Стоукс тоже сыграл свою роль, полностью использовав собственные полномочия и продлив пребывание гостей на два дня — сегодня и завтра, в течение которых нужно было вывести убийцу на чистую воду. Можно было уезжать послезавтра, и это подействовало на людей таким образом, что они слегка расслабились. Дело о падении вазы, с молчаливого согласия лорда Недерфилда и лорда Глоссапа, было признано несчастным случаем.
Их светлости не были посвящены в отчаянный план; вообще говоря, кроме них троих и Стоукса, никто другой в него посвящен не был. Как сказал Стоукс, чем меньше людей об этом будет знать, тем правдоподобнее все будет выглядеть. Будет сделана попытка убедить убийцу к завтрашнему вечеру, что Саймон перестал наблюдать за Порцией и опекать ее.
— Убийца тогда предпочтет иметь дело с вами сейчас, здесь, если сможет действовать, — сказал Стоукс. — Нам нужно будет создать обстановку, которая покажется ему для этого подходящей.
Они с этим согласились, и вот сейчас она здесь занимается флиртом, или пытается заниматься, с Чарли.
— Пошли! — Продолжая улыбаться, Порция потащила его к тропе, ведущей к храму. — Я уверена, что Китти увела бы вас, если бы сумела.
— Вероятно, — согласился или сделал вид, что согласился Чарли.
Когда они дошли до начала тропы, Порция оглянулась на высокую фигуру, стоявшую на террасе. Снова повернувшись к Чарли, Порция увидела его весьма выразительный взгляд.
— Вы сбрасываете маску, едва взглянете на него. Вам нужно играть лучше, чтобы убедить этого негодяя, что между вами и Саймоном все кончено.
Порция хотела было остудить Чарли суровым взглядом, но затем захихикала и повисла у него на руке.
— Боже, какой вы забавный!
Чарли хмыкнул:
— Но и переигрывать тоже не стоит. Нужно, чтобы мы выглядели убедительно.
Порция улыбнулась и с высоко поднятой головой ступила на тропу, держась за руку Чарли и шагая рядом так же близко, как она шла бы с Саймоном.
Когда они отдалились от дома, Чарли воспользовался моментом для того, чтобы проинструктировать ее, каким образом можно поощрить таких джентльменов, как он.
— Очень хороший способ — ловить каждое слово с широко открытыми глазами. Словно это слово равноценно… — Он сделал неопределенный жест.
— Тому, что изрек Овидий?
Чарли заморгал.
— Я думал о Байроне или Шелли, но если вам нравится Овидий… Кстати, Саймон знает о ваших странных вкусах?
Она засмеялась и игриво похлопала Чарли по руке. Они приблизились к храму, и Порция потащила его к ступеням.
— Давайте зайдем и полюбуемся видом!
По мраморному полу они прошли к дальнему концу и остановились, устремив взоры вдаль.
Чарли стоял рядом, прямо за ее плечом. Через минуту он наклонил голову и пробормотал:
— Вы знаете, я никогда не мог этого понять… вы достаточно привлекательны, но — ради Бога, не набрасывайтесь на меня! — мысль о том, чтобы позволить с вами вольности, настолько меня пугает, что превращает в глупца.
Порция рассмеялась, искренне удивившись его словам. Повернувшись и встретившись с его притворноогорченным взглядом, она сказала:
— Не печальтесь. В этом, без сомнения, виноват Овидий.
Послышались шаги на тропе. Они обернулись, сделали шаг в сторону друг от друга, как бы изображая, что чувствуют свою вину.
Саймон вел по ступенькам Люси Бакстед.
Порция почувствовала, что всей душой она рвется к нему, хочет смотреть на него сейчас, когда он оказался поблизости. Чарли был гораздо ближе, однако такого воздействия на нее не оказывал. А вот при приближении Саймона у нее даже пульс участился.
Помня о недавнем замечании Чарли, она собрала всю свою волю и сохранила маску равнодушия на лице.
Люси это заметила. На ее лице появилась неуверенная улыбка.
— О, мы не хотели вам мешать.
— В самом деле, — растягивая слова, подтвердил Саймон. — Хотя обсуждалась, судя по всему, весьма интересная тема. О чем идет речь? — Произнес это он весьма холодным и придирчивым тоном.
Порция взглянула на нега с пренебрежительным выражением.
— Об Овидии.
Он поджал губы.
— Я мог бы и сам догадаться.
Порция знала, что таков был план, и тем не менее эта насмешка уязвила ее. Она взяла Чарли под руку.
— Мы уже налюбовались пейзажем. Оставляем вас, чтобы вы могли последовать нашему примеру.
Бедняжка Люси, по всей видимости, чувствовала себя весьма неуютно. Чарли остался невозмутимым и уверенным, но как только они снова оказались за пределами храма, он облегченно вздохнул. Глядя перед собой, он проговорил:
— Не знаю, смогу ли я все это вынести.
Порция сжала ему руку.
— Мы должны, ведь альтернатива еще хуже.
Они вернулись к дому, к террасе, к остальной компании, чтобы продолжать воплощать свой план в течение дня.
После того как Порция сделала первый шаг в этом направлении, она заставила себя думать о Саймоне не так, как уже привыкла за много дней, а с еще большим пренебрежением и даже презрением. Было нелегко видеть его высокомерное выражение.
Его холодность, его осуждающие взгляды, с одной стороны, ей помогали, а с другой — уязвляли и ранили.
И хотя они знали, что все это было игрой, они сейчас жили в иллюзорном мире. И в этом мире их поведение угрожало не только ей, не только ему, но и тому, что было между ними.
И Порция реагировала на эту угрозу, пусть всего лишь воображаемую. Сердце у нее ныло и болело. К тому моменту, когда опустилась ночь, в ее самообладании, которое доселе было надежным щитом, защищавшим ее от внешнего мира, наметились серьезные трещины.
Тем не менее все гости, судя по выражению их лиц и обрывочным неодобрительным намекам, верили в искренность ее поведения. А только это, убеждала себя Порция, ворочаясь на кровати перед камином в комнате леди О., и имело значение.
Даже леди О. холодно поглядывала на нее, однако напрямую никаких комментариев не высказывала, как бы подтверждая мнение о том, что ее так просто не провести, и лишь орлиным взором наблюдала за Порцией.
Сейчас она тихонько похрапывала в дальнем конце комнаты.
Часы в доме стали отбивать удары. Двенадцать часов. Полночь. Должно быть, все остальные уже уютно устроились в кроватях и крепко спят. Перевернувшись на спину, Порция закрыла глаза, намереваясь сделать то же самое. Однако не смогла. Не смогла укротить беспокойство, которое поселилось в душе. Она пыталась глубоко дышать, но это не помогало.
Подавив проклятие, она отбросила покрывало и поднялась. Набросила на себя платье, приготовленное на утро, более или менее зашнуровала его, надела туфли, затолкала в карман чулки и, бросив прощальный взгляд на леди О., подкралась к двери, бесшумно открыла ее и выскользнула из комнаты.


Стоя у окна без сюртука, без жилета, с бокалом бренди в руке, Саймон смотрел в темный сад и старался ни о чем не думать. Старался подавить беспокойство. Усмирить инстинкт хищника и успокоить свои страхи. Они беспочвенны, он это знал, однако…
Открылась дверь. Он повернулся и увидел, как проскользнувшая в комнату Порция тихонько затворяет ее за собой.
Заметив Саймона, она выпрямилась и в полумгле некоторое время изучала его лицо, затем шагнула навстречу.
— Я не ожидала, что ты все еще не ложился.
— Я не ждал тебя, не думал, что ты придешь.
Его колебания продлились лишь мгновение, после чего он поставил на подоконник бокал, шагнул к ней и заключил ее в объятия.
Порция обвила руки вокруг его шеи, их губы нашли друг друга, тела плотно прижались.
Когда долгий поцелуй закончился, Порция вздохнула, а Саймон поднял голову. Она положила свою голову ему на плечо.
— Это так ужасно… противно! Как Китти могла все это проделывать? Даже играть это — противно! — Порция содрогнулась всем телом и заглянула Саймону в глаза. — Я чувствую себя буквально больной.
Саймон хрипло засмеялся:
— Этот сценарий мне тоже не по душе.
Как это здорово — ощущать в руках ее изящное, теплое тело, чувствовать прикосновение холмиков ее грудей, ее бедер, которые прижимаются к его бедрам, ее живота, который нежно баюкает его жезл. Уже одна близость ее успокаивала так, как не могло успокоить ничто другое. Всем своим видом она говорила, что принадлежит ему, и дремавший в нем хищник успокоился и сменил рык на мурлыканье.
Саймон погладил ее по ягодицам, почувствовал мгновенную реакцию.
— Нам лучше лечь в постель.
— Гм… — Порция потянулась, прикоснулась губами к его губам. — Это лучший способ для нас хоть немножко поспать.
Саймон засмеялся. Он позволил ей взять себя за руку и довести до кровати. Позволил ей действовать по тому сценарию, какой ей нравился. Пусть она делает все, что ей хочется, хотя он не имел понятия, осознала ли она это.
И догадалась ли Порция, или увидела, или сделала вывод о том, что он любит ее.
Что же касается ее… она не была бы здесь сейчас, ночью, не пришла бы сюда, чтобы разделить одиночество, отдать всю себя, если бы в ее сердце не теплились те же самые чувства. Опять же Саймон не имел понятия, осознавала ли она свое состояние.
Он был готов проявить терпение.
Лежа обнаженным на спине, он наблюдал за тем, как она раскачивалась на нем, как всем своим обольстительным телом ласкала его и откровенно, не скрываясь, наслаждалась каждой секундой соития. Когда она достигла высот наслаждения, Саймон слегка отстранился, чтобы наблюдать это дивное зрелище. Ничего более упоительного ему видеть не доводилось.
Единственным еще более сладостным моментом был тот, когда обессиленная Порция опустилась рядом с ним и он, подмяв ее под себя, погрузил свою плоть в ее теплые глубины. С каждым толчком он погружался в нее все глубже и энергичнее, и она снова стала отвечать ему, и в конце концов они вновь оказались там, куда и стремились, — на вершине сладострастия.
Теплая волна сомкнулась вокруг них, и они, переплетясь, погрузились в блаженный сон.


Расставание было трудным. Оба пытались выпутаться из тех уз, которые связали их гораздо крепче, чем они ожидали, которые оказались намного ценнее и важнее, чем они могли вообразить.
Когда с появлением зари Порция выскользнула из его комнаты — одна, к чему пришли после ожесточенного спора, в котором она победила, — Саймон остался сидеть на кровати, размышляя о последних часах, проведенных с Порцией, и о том, что они означали для них.
Когда часы на камине пробили семь ударов, он тяжело вздохнул, заставляя себя забыть об этом и возвращаясь к действительности, к тем ролям, которые они оба вынуждены были играть дальше.
Отбросив простыни, он поднялся и оделся.


Чарли был уже в столовой, когда туда вошел Саймон. Там же находились Джеймс, Генри и их отец. Саймон обменялся с ними обычными утренними приветствиями, бросил взгляд в сторону Чарли и сел напротив Джеймса.
Появилась Люси Бакстед, за ней впорхнула Порция. Выглядела она бодрой и веселой, а улыбки свои адресовала главным образом Чарли.
Саймона она игнорировала.
Порция села рядом с Чарли и тут же вовлекла его в шутливый разговор об общих знакомых в городе.
Саймон наблюдал за ней с суровым, даже жестким выражением лица.
Джеймс взглянул на него, проследил за его взглядом, направленным на Чарли и Порцию, после чего откашлялся и спросил Саймона о его лошадях.
Этот день должен был стать последним, и нужно было выжать из него как можно больше. В течение всего утра их колкости становились все острее, чувство раздражения шаг за шагом возрастало.
Джеймс пытался вмешаться, отвлечь Чарли. Все поняли и оценили его жест. Понимая, что и Саймону, и Чарли трудно отказаться от помощи Джеймса, Порция надменно отвергла его, мысленно извиняясь, моля Бога, чтобы ее уловка сработала, и давая себе обещание впоследствии все объяснить.
Наверное, даже пощечина не подействовала бы сильнее. Джеймс с каменным лицом наклонил голову и удалился.
А игра причиняла боль. К моменту второго завтрака Порции стало казаться, что она физически нездорова.
Стоукс вел свою партию — старался как можно меньше появляться на виду. Поскольку дома коснулось крыло смерти, никто не рассчитывал, что их будут развлекать, предлагать верховые прогулки или игру в карты. Все гости оказались невольными свидетелями разыгрываемой маленькой драмы. И если они будут играть хорошо, их план не может не сработать.
Порция снова села рядом с Чарли. С безмятежно веселым видом она открыто завладела его вниманием, одаривая его самыми откровенными улыбками.
Сидящий напротив Саймон, необычно молчаливый, наблюдал за ними с мрачным, недобрым выражением лица.
И вот эта сдерживаемая реакция, эти написанные на лице переживания по поводу несчастной, разбитой любви создавали драматическую атмосферу и передавались всем присутствующим. Когда Порция вдруг засмеялась какойто шутке Чарли, леди О. открыла было рот, но тут же его захлопнула. Она уткнулась в тарелку и стала помешивать горошек. Окинула быстрым взглядом сидящих за столом, но так ничего и не сказала. Издав вздох облегчения, Порция незаметно кивнула Чарли, и они продолжили игру.
Когда все поднялись изза стола, у Порции стучало в висках. Подошел лорд Недерфилд, в упор посмотрел на Чарли и попросил разрешения поговорить с ним наедине.
Чарли взглянул на Порцию, в его глазах отразилась паника. Они не ожидали прямого вмешательства, и на этот случай у них не было отговорок.
Порция заставила себя улыбнуться:
— Ах, дело в том, что мистер Хастингс обещал проводить меня в сторону сада. — Она прильнула к руке Чарли, мысленно проклиная и ненавидя свою роль. Лорд Недерфилд перевел взгляд на Порцию, в его глазах явно читалось презрение.
— Смею предположить, что вас мог бы проводить ктонибудь другой. Например, молодые леди.
Чарли крепко сжал ее руку.
Улыбка Порции выглядела какойто болезненной, когда она проговорила:
— Но они слишком молоды — надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду?
Лорд Недерфилд опешил. Прежде чем он собрался чтото ответить, к нему подошла леди О. и ткнула его в ребра.
— Оставь их в покое. — Она произнесла это категорическим тоном, но очень тихо, что было для нее нехарактерно. — Пошевели мозгами, Грэнни. Они чтото задумали. — Глаза ее прищурились, но в них можно было уловить блеск одобрения. — Они разыгрывают рискованную карту, но если это именно то, что требуется, то нам лучше отойти в сторону и дать им возможность выиграть.
— О! — На лице лорда Недерфилда последовательно сменилось несколько выражений, словно он, как и советовала леди О., перебирал их в уме, пытаясь найти наиболее адекватное. В конце концов он проговорил: — Понятно.
— Ну и хорошо. — Леди О. схватила его под руку. — Помогите мне подняться на террасу. Вероятно, это будет выглядеть, как если бы хромой вел хромого, но оставим поле боя молодым и посмотрим, на что они способны.
Порция и Чарли с чувством величайшего облегчения отступили, давая возможность пожилой паре подняться, сознавая, что Саймон наблюдает за ситуацией из другого конца комнаты. Даже на таком расстоянии они, казалось, уловили исходящее от него напряжение. Обменявшись взглядами, Порция и Чарли двинулись вперед.
Они медленно шли под руку, но очень скоро стало очевидным, что у Чарли настроение основательно испортилось. Когда он невпопад ответил на одну из ее шуток, Порция крепко сжала его руку и притянула к себе, сознавая, что, хотя они физически и находились совсем рядом, вместе их не связывало ничего, кроме простых дружеских отношений и веры в общее дело. К счастью, этого было вполне достаточно, чтобы слаженно действовать сообща. Лишь бы никто из них не споткнулся.
Прильнув к нему. Порция пробормотала:
— Давайте пройдемся к озеру. Если поблизости от нас никого не будет, то мы можем свернуть в сосновый питомник и там немного передохнуть. Если мы после нашей адской работы не сумеем одолеть последнего препятствия и провалимся, мы никогда не сможем этого себе простить.
Чарли выпрямился:
— Хорошая идея. — Они изменили маршрут и направились в сторону озера. Незаметно подвигав плечами, он добавил: — Саймон наблюдает за нами — я чувствую это всей своей кожей.
Порция с интересом взглянула на Чарли, она никогда раньше не относила его к разряду тонко чувствующих натур.
— Думаю, он последует за нами.
— Полагаю, мы можем на это рассчитывать.
Порция внимательно вгляделась в его лицо.
— Вам это не доставляет удовольствия, так же как и нам.
Он бросил на нее быстрый взгляд.
— Могу доверительно сказать, что мне не нравится это в гораздо большей степени, чем вам обоим, хотя и знаю, насколько вам это не по душе.
Они вступили на сужающуюся тропинку, ведущую к озеру.
— А вы не можете думать обо мне как об одной из замужних матрон, с которыми, как я думаю, вы нередко общаетесь?
— В томто и проблема. Я о вас так и думаю, только вы его жена. А это, знаете ли, большая разница. Мне не улыбается перспектива, когда мне могут переломать кости. Я принципиально избегаю ревнивых мужей.
— Но он мне не муж!
— В самом деле? — Брови Чарли поползли вверх. — Вы не сможете это доказать, сославшись на его поведение. Да и на ваше. А я думаю, что в этом плане я коечто смыслю.
Он смотрел себе под ноги и не мог видеть ее улыбки.
— А вообще я думаю, — продолжил Чарли, подняв голову, — что именно по этой причине наш план может сработать.
Поскольку они находились сейчас далеко от дома и поблизости никого видно не было, можно было безопасно разговаривать свободно.
— Вы думаете, он начинает срабатывать?
Чарли улыбнулся, поднял руку и отвел с ее щеки черный локон; надо было всетаки соблюдать правила.
— Генри выглядит страшно опечаленным, и это все изза нас. После завтрака Джеймс удалился, но он также наблюдает за нами. Десмонд… он ведет себя тихо, но сейчас Уинифред отступила в тень, у него много свободного времени, и он определенно хмурится в нашу сторону.
— Хмурится? А не наблюдает?
— Хмурится, — подтвердил Чарли. — Но что за этим стоит, я не понимаю, потому что недостаточно хорошо его знаю.
— А что вы можете сказать об Эмброзе?
Чарли задумался.
— О, он заметил, но я не могу сказать, что он обратил на это особое внимание. Он единственный из нас, кто хоть чтото извлек из этих последних дней. Он использует время для того, чтобы склонить мистера Бакстеда на свою сторону. Мистер Арчер тоже, хотя бедняга многого не видит.
Они подошли к тропинке, которая опоясывала озеро, и ступили на нее. Когда они приблизились к тропинке, ведущей к сосновому питомнику. Порция потянула Чарли за рукав.
— Посмотрите назад — вы когонибудь видите?
Чарли повиновался и внимательно оглядел все пространство вплоть до дома.
— Никого, даже Саймона не видно.
— Хорошо, пошли дальше.
Порция подобрала юбки и шагнула на маленькую тропку. Чарли последовал за ней.
— Он нас найдет.


Он действительно нашел, но вначале ему пришлось испытать минуты паники. Он полагал, что они направятся в беседку. Когда же он пришел туда и обнаружил, что она пуста… Шагая через сосновый питомник, Саймон за деревьями увидел мелькнувшее голубое платье Порции. Словно груз свалился с его плеч. Издав вздох облегчения, он бросился вперед, толстый ковер из хвои хрустел у него под ногами.
Боже, что он почувствовал, когда стоял перед пустыми креслами и диваном в беседке! Он никогда не подозревал, что способен на такую ревность, но то разъедающее чувство, которое он испытал в тот момент, иначе как ревностью не назовешь.
Да, он будет мужем, с которым нелегко ужиться. Он должен признать, что Порция права, столь тщательно размышляя, прежде чем принять окончательное решение. У него было подозрение, что она за последнее время смогла разглядеть его лучше, чем он сам себя.
Они остановились на маленькой полянке; Чарли прислонился к стволу высокого дерева, Порция — напротив него к стволу другого. Голова ее была откинута назад, глаза закрыты.
Саймон шагнул на поляну.
— Какого черта вы здесь делаете?
Он постарался произнести это как можно спокойнее.
Порция открыла глаза и сказала:
— Отдыхаем. Чарли совсем измучился. Я тоже. Мы нуждаемся в передышке.
Саймон нахмурился:
— А почему здесь?
Она вздохнула и открыла глаза.
— Здесь всюду хвоя под ногами. Мы уже давно слышали твои шаги. Здесь никто не застанет нас врасплох.
Чарли отделился от своего дерева.
— А теперь, когда ты все понял, не желаешь ли присесть? — С преувеличенно галантным поклоном он показал на низенькую скамейку на краю поляны. — И мы тоже сядем.
Саймон взглянул на Порцию, увидел выражение ее лица и улыбнулся впервые за сегодняшнее утро. Он взял ее за руку и потянул к скамейке. Задрав вверх нос, она фыркнула, но согласилась сесть. Чарли и Саймон устроились по обе стороны от нее. Шли минуты, а они продолжали в молчании расслабленно сидеть, глядя на деревья и слушая их шелест. Они пили эту безмятежную тишину, которая давала им силу преодолеть то, что их ожидало.
Перемещающееся к западу солнце пробилось сквозь деревья, и Саймон пошевелился. Порция и Чарли вопросительно посмотрели на него. Он обнаружил полное отсутствие энтузиазма на их лицах. Саймон поморщился:
— Нам нужно как следует сыграть последний акт.


Занавес поднялся в гостиной перед обедом. Порция появилась позже других. Она выглядела великолепно в своем темнозеленом шелковом платье. Остановившись на пороге с высоко поднятой головой, она окинула взглядом собравшихся.
Ее взор остановился на Саймоне. Она смотрела холодно, можно даже сказать — с презрением. Затем перевела взгляд на Чарли, и лед словно растаял, на ее лице появилась улыбка.
Игнорируя Саймона и всех прочих, она направилась к месту рядом с Чарли.
Чарли ответил ей тоже улыбкой, хотя бросил быстрый взгляд на Саймона.
Ее замысел заключался в том, чтобы сразить Саймона — заставить его ревновать либо же наказать за какойто проступок или прегрешение, этого никто в точности угадать не мог.
Однако, какова бы ни была причина, всем было ясно ее намерение.
Порция смеялась, шутила, гипнотизировала Чарли своими взглядами. Флиртовала отчаянно. Саймон и Чарли потратили целый час, обучая ее приемам. Сейчас она тщательно выполняла их инструкции.
Самочувствие у обоих было отвратительным, тем не менее они должны были признать, что поставленную задачу Порция выполняет блестяще. Когда подошел Десмонд, а чуть позже к ним присоединился и Эмброз, она одарила их улыбками и вступила с ними в непринужденный разговор, не выпуская в то же время из поля зрения Чарли и держа свою ладонь на сгибе его руки. Саймон стоял в другом конце комнаты с Люси, Друсиллой и Джеймсом. Однако смотрел он главным образом в сто рону Порции. И взгляд его иначе как мрачным назвать было нельзя.
У него был сильный характер, и это инстинктивно чувствовал каждый при первом же знакомстве. Ему не нужно было это комулибо доказывать. Сейчас он сознательно сдерживал свой темперамент, и казалось, он растет и разбухает по мере того, как Саймон наблюдает за ними.
Подошла Уинифред:
— Скажите, мисс Эшфорд, вы завтра возвращаетесь в дом своего брата?
Без сомнения, это было самым дерзким выпадом против ее неблаговидного поведения, который Уинифред могла сделать. Порция мысленно извинилась, когда заставила себя погасить улыбку.
— Вообщето, — она бросила быстрый взгляд на Чарли, слегка приподняла бровь, затем снова повернулась в сторону Уинифред, — я, возможно, отправлюсь в Лондон на несколько дней. Загляну в городской дом моего брата, улажу коекакие дела. Конечно, — продолжила она, и с учетом вполне прозрачных намерений ее слова становились ложью, — в июле так мало развлечений в городе, что я боюсь там затосковать.
Она посмотрела на Чарли.
— А вы едете в город?
Ее намек был более чем откровенен. Уинифред была настолько шокирована, что едва не задохнулась, и выражение лица у нее стало совершенно несчастным, Десмонд поднял бровь, изобразив легкое неодобрение. Эмброз остался невозмутимо холодным.
— Мэм, обед подан!
Порция, должно быть, никогда в жизни не испытывала большей радости, услышав эти слова. Неизвестно, что сказали бы другие, если бы разговор продолжился, как отреагировал бы Чарли, каким образом ей пришлось бы отвечать… Одним словом, хвала небесам, что в этот момент рядом оказался дворецкий. Десмонд предложил Уинифред руку. Она посмотрела на нее, затем встретилась с ним взглядом и, как бы приняв решение, положила ладонь на его рукав, позволив ему отвести ее в столовую. Порция последовала за ними, держась за руку Чарли. Он ущипнул ее за палец, когда она устремила взор на Уинифред и Десмонда, моля Бога о том, чтобы убийцей оказался не Десмонд, тем самым выйдя из своей роли.
Впрочем, она обыграла и этот свой ляпсус. Когда они входили в столовую, она игриво взглянула на него.
— Ах, вы так невероятно требовательны!
От гостей не укрылась ее многообещающая улыбка.
Сестры Хэммонд вернули коечто от своей непосредственности. Перспектива скорого завершения эпопеи и объявление истории с вазой простым несчастным случаем сыграли свою роль, и они смеялись и весело болтали с Освальдом и Суонстоном.
Порция была благодарна леди Глоссап, которая определенно постаралась разъединить конфликтующие между собой партии. Порция сидела недалеко от одного из концов стола, Саймон — в середине стола на противоположной стороне, а Чарли — в дальнем конце на той же стороне, что и она, так что они не могли даже обменяться взглядами.
С полным самообладанием, игнорируя неизменно мрачные взгляды Саймона, она принялась развлекать своих соседей — мистера Арчера и мистера Бакстеда, джентльменов, которые меньше коголибо из всей компании имели понятие о разыгрываемой у них под носом драме.
Когда поднялись дамы, Порция присоединилась к ним с весьма непринужденным и довольным выражением лица. Но стоило ей поравняться с Саймоном, находящимся по другую сторону стола, как выражение лица у нее изменилось, и она холодно, с вызовом посмотрела ему в глаза. С не меньшим вызовом она подошла к Чарли, подняла руку и провела пальцами по тыльной стороне его плеч, взъерошила ему на затылке волосы и наградила взбешенного Саймона дерзкой улыбкой. После этого с надменно поднятой головой удалилась из столовой. Большинством присутствующих все это было замечено.
Глаза леди О. превратились в узенькие щелки, однако она ничего не сказала. Лишь продолжала молча наблюдать.
Другие матроны были склонны осудить действия Порции строже, однако при нынешних обстоятельствах у них было мало возможностей для того, чтобы вмешаться. Флирт даже такого рода никогда не считался в свете преступлением. И лишь память о Китти могла сделать его опасным в их глазах.
Однако Порция не дала им больше никаких поводов для упреков. Она вела себя как обычно, соблюдая все приличия, пока дамы ожидали, когда к ним присоединятся джентльмены. Сегодня, в последний для гостей вечер, было бы странным, если бы ктолибо из джентльменов, независимо от причины, уклонился от присутствия. Они все должны прийти, и притом достаточно скоро. И все станут свидетелями предпоследнего акта.
Проходили минуты, и Порция чувствовала, что у нее сдают нервы. Она старалась не думать о том, что должно будет произойти, но это ей плохо удавалось.
Наконец двери распахнулись, и в гостиную вошли джентльмены. Лорд Глоссап шел впереди. Генри двигался рядом с ним. Далее следовал Саймон рядом с Джеймсом. Он пошарил глазами среди дам и быстро нашел Порцию. Согласно договоренности, Чарли медленно шел в нескольких футах от Саймона.
Порция устремила взгляд на Чарли, изобразив на лице радость от предвкушения встречи. Широко улыбаясь, она сорвалась со своего места возле кресла и устремилась к нему.
Саймон сделал шаг в сторону и загородил ей путь. Его пальцы вцепились ей в локоть, он развернул ее к себе.
— Не могли бы вы уделить мне несколько минут?..
Это был не вопрос и не просьба.
Лицо у Порции сделалось каменным. Она попыталась выдернуть локоть из его руки, но Саймон сжал его еще крепче. Подняв голову, она вызывающе посмотрела ему в глаза.
— Думаю, что нет.
Она почувствовала, как гнев набежал на него, словно волна, и затем обрушился на нее.
— В самом деле? — Он пока контролировал свой тон. — Я думаю, вы поймете, что ошибались.
Даже зная сценарий, о котором они договорились, зная, что он сделает дальше, Порция тем не менее была шокирована, когда Саймон развернул ее к окну и, не выпуская ее локтя, повел к дверям террасы.
Она вынуждена были идти с ним, потому что он почти тащил ее. Никогда Порция не чувствовала себя такой беспомощной. Она почувствовала, как заполыхали ее щеки. Саймон распахнул дверь, вытолкнул ее наружу и отвел подальше от окон гостиной.
Впрочем, нельзя сказать, что они оказались вне пределов слышимости. Они заранее согласились, что играть сцену надо понастоящему.
Порция наконец перевела дыхание.
— Как вы смеете?! Вы… — Она запнулась.
Он отпустил ее, но она почувствовала его колебание в тот момент, когда его пальцы скользили по ее руке. Порция заглянула ему в глаза и увидела, что Саймон так же близок к тому, чтобы потерять самообладание, как и она сама.
— Как вы смеете упрекать меня? — Порция отступила на шаг, вспомнив отрепетированный сценарий, и вскинула подбородок. — Я не ваша собственность, чтобы вы могли мне диктовать, я вам не принадлежу!
Она не могла себе представить, чтобы выражение его лица могло сделаться таким жестким. Саймон шагнул к ней, сокращая расстояние между ними. Казалось, своими прищуренными голубыми глазами он способен был пронзить ее насквозь.
— А как же я? — Голос его завибрировал от ярости. — Я что — игрушка, которой можно поиграть, а затем за ненадобностью выбросить? Собачонка, которой вы оказываете милость, а потом отшвыриваете, когда вам наскучит?
Порция смотрела ему в глаза, и ее решимость вдруг пропала. У нее заныло сердце, когда она неожиданно поняла, что он озвучивает не вымышленные, а подлинные свои страхи.
У нее возникло острое желание, даже потребность успокоить его. Она вынуждена была призвать всю свою волю, чтобы выдержать его взгляд, поднять голову и резко ответить ему:
— Не моя вина, что вы неверно все поняли, что ваше никогда не ошибающееся мужское начало не могло поверить, что я отнюдь не ослеплена вашими чарами. — Ее голос зазвенел, в нем зазвучали презрительные и вызывающие нотки. — Я никогда и ничего вам не обещала!
— Ха! — хрипло засмеялся он. — Вы и ваши обещания…
Саймон посмотрел на нее, намеренно позволил взгляду скользнуть ниже, затем снова перевел глаза на ее лицо. Губы его скривились.
— Вы простонапросто высокородная провокаторша.
Глаза ее сверкнули, и она залепила ему пощечину. И хотя он намеренно пытался спровоцировать ее, она чувствовала себя шокированной.
— А вы — бесчувственный болван! — Голос ее задрожал от неподдельного гнева. — Зачем я только тратила на вас время! Не хочу больше никогда ни видеть вас, ни говорить с вами!
— И это время, когда мы с вами не обменяемся больше ни словом, с моей стороны наступит совсем скоро!
Она выдержала его взгляд. Они все еще продолжали играть, однако же… Сделав прерывистый вдох, Порция выпрямилась:
— Мне больше нечего вам сказать! Я не желаю вас больше видеть! Никогда!
Саймон стиснул зубы.
— Я счастлив обещать вам то же самое!
— Для меня это не меньшая радость! Прощайте!
Она круто повернулась и сбежала с террасы. Саймон сделал вдох и задержал воздух в легких, отчаянно борясь с желанием последовать за ней. Он знал, что при свете луны видна его тень на террасе и что все, кто наблюдал за сценой из гостиной, знают, что она ушла одна и что он за ней не последовал.
Порция добежала до газона и направилась в сторону тропинки, ведущей к озеру.
Повернувшись, он с террасы прошел через дверь в гостиную и, не глядя по сторонам, направился к конюшням.
Молясь о том, чтобы он успел обогнуть круг и присоединиться к ней раньше, чем это сделает убийца.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальный любовник - Лоуренс Стефани



Весьма интересный роман с элементами детектива. Жена лорда - настоящая нимфоманка. Становится жалко бедного Эмброуза, Загнанного в тупой угол из-за этой шлюхи. Можно почитать на досуге.
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниВ.З.,64г.
27.11.2012, 13.20





Очень интересно, ничего другого я не ожидала от этого автора
Идеальный любовник - Лоуренс Стефанилюбовь
9.09.2013, 12.04





Супер Как и вся серия про семью Кинстеров
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниАнна
27.05.2014, 20.16





Нормальный роман про любовь. А жалеть Эмброуза нечего, нчего пихать свой в каждую дырку, надо тоже думать подходит или нет и вообще это говорит какой он эгоист и правильно онём сказала его сестра, так что к чему он стремился того и добился. Ну а ГГ молодцы, бывает такое иногда знаешь человека всю жизнь, а потом ещё больше - идёшь по жизни с ним дальше. Читайте
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниАнна.Г
8.03.2015, 19.29





Можно почитать.
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниКэт
20.08.2015, 10.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100