Читать онлайн Идеальный любовник, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальный любовник - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальный любовник - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальный любовник - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Идеальный любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

— Нет.
Таким был ответ Стоукса на вопрос, заданный ему лордом Недерфилдом. Все они — Стоукс, Порция, Чарли, леди О. и его светлость — собрались в библиотеке на совет.
— В столь ранний утренний час никто не имеет алиби. Все находились в комнатах, каждый в своей.
— Так рано?
— Как известно, Деннис часто начинал работу с первыми лучами солнца. Сегодня главный садовник проходил мимо него и разговаривал с ним. Точное время не зафиксировано, но это было задолго до того, как весь дом проснулся. Одно мы можем сказать с уверенностью. — Стоукс стоял в центре комнаты лицом к присутствующим, расположившимся перед большим камином. — Тот, кто убил Денниса, был мужчиной в расцвете сил. Парень оказал серьезное сопротивление, это не подлежит сомнению.
Саймон, устроившийся на подлокотнике кресла, в котором сидела Порция, взглянул на ее лицо. Оно все еще было мертвеннобледным, хотя прошло уже полдня с момента кошмарной находки. Второй кошмарной находки. Сжав губы, Саймон снова перевел взгляд на Стоукса и, вспомнив глубокие следы в траве, изуродованное тело, кивнул:
— Китти мог убить любой. Деннис — это совсем другое дело.
— Да. Мы можем распроститься с мыслью, что убийца — женщина.
Леди О. заморгала.
— Я не знала, что мы брали под подозрение леди.
— Мы брали под подозрение всех. Мы не можем позволить себе гадать.
— Думаю, что не можем. — Она поправила шаль. Присущее ей выражение неколебимой уверенности сейчас исчезло, второе убийство в течение нескольких дней потрясло многих. Убийца явно оставался здесь, среди них. Возможно, что некоторые заставляли себя отстраниться, забыть о первой трагедии, но смерть Денниса вынудила их осознать, что от этого просто так не спрячешься.
Чарли, опиравшийся о каминную полку, спросил:
— Какое орудие использовал этот негодяй, чтобы задушить несчастного парня?
— Опять шнур от шторы, на сей раз из утренней столовой.
Чарли передернуло:
— Значит, это может быть кто угодно!
Стоукс кивнул:
— Однако, если мы примем за данность, что оба убийства совершил один и тот же человек, мы основательно сократим список подозреваемых.
— Только мужчины, — сказала леди О. Стоукс наклонил голову.
— И притом лишь достаточно сильные, способные совладать с Деннисом. Здесь еще важно быть уверенным в себе. Наш убийца не мог позволить себе рисковать — сделать попытку и потерпеть неудачу. К тому же он должен был все сделать предельно быстро, зная, что в любой момент ктонибудь может оказаться поблизости.
Поколебавшись, он продолжил:
— Я склонен считать, что убийцей мог быть Генри Глоссап, Джеймс Глоссап, Десмонд Уинфилд или Эмброз Келвин. — Он сделал паузу и, убедившись, что возражений не последовало, добавил: — У всех есть веские мотивы для убийства миссис Глоссап, все они физически могли совершить эту акцию, у всех была возможность и ни у кого из них нет алиби.
Саймон услышал, как Порция вздохнула, и увидел, что она подняла голову:
— Его туфли… Трава должна быть мокрой в такую рань. Может, если мы проверим…
Стоукс мрачно покачал головой:
— Я уже это сделал. Кто бы он ни был, но человек он умный и осторожный. Все их туфли оказались сухими и чистыми. — Он взглянул на лорда Недерфилда. — Должен поблагодарить вас, сэр: Бленкинсоп и слуги очень помогли.
Лорд Недерфилд отмахнулся от благодарности.
— Я хочу, чтобы убийца был пойман. Я не хочу, чтобы мои внуки или члены моей семьи носили на себе это пятно. А оно останется до тех пор, пока мы не найдем этого негодяя. — Он встретился взглядом со Стоуксом. — Я немало прожил, чтобы не считаться с реальностью. Если мы не найдем негодяя, будут сторониться невинных. Убийцу необходимо найти, пока дело не приняло еще более серьезного оборота.
Поколебавшись, Стоукс спросил:
— Простите меня, милорд, но, судя по вашим словам, вы абсолютно уверены, что ни один из ваших внуков не может быть негодяем?
Положив старческие руки на набалдашник своей трости, лорд Недерфилд кивнул:
— Уверен. Я знаю их с младенчества и ни в одном из них не замечал червоточин. Но я не собираюсь терять время на то, чтобы убеждать вас. Вы должны рассмотреть всех четверых, но попомните мое слово: это будет один из двух оставшихся.
Уважение, с которым Стоукс наклонил голову, казалось вполне искренним.
— Спасибо. А теперь, — он обвел взглядом присутствующих, — я прошу извинить меня. Необходимо уточнить коекакие детали, хотя я, признаюсь, не жду, что они помогут найти ключ к разгадке.
С легким поклоном он удалился.
Когда дверь за ним закрылась, Саймон заметил, что леди О. пытается взглядом заставить его обратить внимание на Порцию.
Впрочем, в этом не было особой нужды. Подойдя к ней, он протянул ей руку:
— Пойдем покатаемся на лошадях.


Чарли тоже отправился с ними. Они нашли Джеймса и спросили, не желает ли он к ним присоединиться, но тот отказался. Было очевидно, что он чувствует себя весьма неловко, зная, что находится в числе подозреваемых. Они вынуждены были оставить его в бильярдной, где он рассеянно гонял шары.
Дамы молча сидели в малой гостиной. Люси Бакстед и девицы Хэммонд вскочили, услышав приглашение. Их матери с явным облегчением позволили им его принять.
Пока все переодевались и выбирали на конюшне лошадей, день малопомалу стал клониться к вечеру. Оседлав, как и раньше, бойкую гнедую, Порция поехала впереди, Саймон следовал за ней на небольшом удалении.
Он наблюдал за Порцией. Она выглядела несколько отрешенной, что, однако, не мешало ей с обычной легкостью управляться с кобылой. Они оставили других всадников далеко позади. Доехав до тенистой аллеи КрэнборнЧейза, они не сговариваясь позволили своим лошадям размяться и пустили их в галоп.
Они скакали рядом, бок о бок, когда внезапно Порция направила свою гнедую в сторону. Проскочив по инерции вперед, Саймон затем осадил лошадь, оглянулся и увидел, что Порция соскакивает с седла, оставляя поводья незакрепленными. Она стала взбираться на небольшой холм, шурша ботинками по прошлогодним опавшим листьям. На вершине она остановилась, выпрямилась и стала смотреть на деревья.
Озадаченный Саймон остановил своего мерина возле кобылы, привязал поводья обоих к ближайшему дереву и направился к Порции.
Он был серьезно обеспокоен. Так резко бросить в сторону лошадь, отпустить поводья… это было совсем не похоже на Порцию.
Приблизившись, он замедлил шаг. Затем остановился в нескольких футах.
— Что случилось?
Не взглянув на него, Порция лишь покачала головой:
— Ничего. Просто… — Не договорив, она беспомощно махнула рукой, в глазах ее появились слезы.
Саймон подошел к ней поближе, притянул к себе, несмотря на некоторое сопротивление с ее стороны, и заключил ее в объятия.
И продолжал держать ее, когда она разрыдалась.
— Как это ужасно! Они оба мертвы! Их больше нет! А ведь он такой молодой! Моложе, чем я!
Саймон ничего не сказал, лишь прикоснулся губами к ее волосам и прижался к ней щекой. Пусть все то, что он испытывал к ней, пробудится и окружит их словно щитом. Пусть оно успокоит ее.
Ее рука крепко вцепилась в полу его сюртука, а затем медленно разжалась. Рыдания постепенно стихали.
— Я намочила тебе весь сюртук.
— Не переживай изза этого.
Порция шмыгнула носом.
— У тебя есть носовой платок?
Он выпустил Порцию из объятий, нашел платок и передал его ей.
Она промокнула сюртук, затем глаза и высморкала нос. Сунув смятый платок в свой карман, она подняла на него глаза. Ее ресницы все еще были влажными, синие глаза поблескивали. А выражение в них было такое… Саймон нагнулся и поцеловал ее, вначале легко и нежно, а затем стал целовать жарко и неистово.
До тех пор, пока она снова не лишилась способности думать.
Думать о том, что рыдать в его объятиях было даже большей интимностью, чем лежать рядом с ним обнаженной.
Но он не хотел, чтобы она фиксировала внимание на этом. Или на том, что он мог вполне торжествовать по поводу того, что она позволяет ему видеть свою незащищенность. Видеть то, что она обычно тщательно скрывала. Видеть, какая она на самом деле, без защитных щитов — женщина с добрейшим и отзывчивым сердцем.
С сердцем, которое ему было так по душе.
И дороже которого не было ничего на свете.


Пришел вечер, а с ним — состояние напряженности и выжидания. Как Стоукс и предвидел, ему не удалось разузнать чтолибо стоящее.
В доме не слышалось смеха, не было видно улыбок, способных поднять настроение. Никто не музицировал. Дамы негромко, приглушенно беседовали, говорили о несущественных, не связанных с нынешними событиями вещах.
Когда Саймон вместе с лордом Недерфилдом и лордом Глоссапом присоединились к дамам, Саймон увидел Порцию и вывел ее на террасу. Вывел из тяжелой, гнетущей атмосферы на воздух, где дышать было чуть легче и где они могли свободно поговорить.
Впрочем, нельзя сказать, что на террасе было спокойнее. Воздух прогрелся и оставался неподвижным, словно перед грозой.
Отпустив руку Саймона, Порция подошла к перилам и, опершись на них, посмотрела на газон.
— Зачем было убивать Денниса?
Саймон оставался на прежнем месте.
— Вероятно, по той же самой причине, по какой пытались совершить покушение на тебя.
— Но если Деннис чтото знал, почему же он ничего не сказал? Ведь Стоукс допрашивал его, разве не так?
— Да. Но возможно, он чтото и сказал, только не тому человеку.
Порция повернулась к Саймону и нахмурилась:
— Что ты имеешь в виду?
Саймон поморщился:
— Когда Стоукс ходил к цыганам, одна женщина сказала, что Деннис о чемто все время думает. Остается неизвестным, о чем именно он думал, но женщина предположила, что, возможно, он раздумывал о том, что видел, когда возвращался из дома, после того как узнал о смерти Китти.
Порция снова отвернулась и стала смотреть на густеющие тени от кустов.
— Я тоже много думала об этом. Но так ничего и не вспомнила…
Саймон постоял, ожидая продолжения. Не дождавшись, отступил назад, сунул руки в карманы и оперся плечами о стену. И стал наблюдать за тем, как ночная мгла медленно обволакивает деревья и кусты, подступая к ним все ближе.
Он смотрел на Порцию, и у него крепло желание както оградить ее, упрятать в башню и уберечь от всех возможных неприятностей. Чувство это было ему знакомо и прежде, но сейчас оно было неизмеримо острее.
Повеял ветерок, принеся с собой запах дождя. Кажется, Порция была довольна, равно как и он, что стоит на террасе и наблюдает за тем, как ночь вступает в свои права.
В то утро он послушно следовал за ней в двадцати ярдах, гадая, о чем она собирается думать. Ему хотелось обладать способностью не дать ей вообще думать о них.
Когда она думала… это беспокоило и тревожило его. Саймон боялся, что, слишком много размышляя об их отношениях, она убедит себя, что они для нее опасны.
Порция всегда была для него той единственной женщиной, которая, не прилагая со своей стороны никаких усилий, так действовала на его сознание, его чувства — просто самим фактом своего существования. Он всегда знал, что любит ее, но, понимая ее отношение к мужчинам, в особенности к таким мужчинам, как он, скрывал правду, отказывался в ней признаться. Сейчас он больше не мог это скрывать. Последние дни сдернули все завесы и покровы, все тщательно изготовленные щиты. И Саймон остался один на один с тем, что чувствовал. По крайней мере для него все теперь ясно.
Она пока что этого не видит, но увидит непременно.
И что она тогда сделает, что решит?..
Саймон смотрел на Порцию, чувствуя необоримое желание схватить ее сейчас и послать к черту все выдумки о том, что он дает ей возможность прийти к решению самостоятельно. Однако он понимал, что первый же его шаг в этом направлении будет для нее чемто вроде пощечины.
Порция перестанет ему доверять, уйдет в себя.
И он потеряет ее.
Поднявшийся ветерок растрепал ее волосы. Он был свежим, довольно Прохладным; чувствовалось, что дождь не за горами.
Саймон оттолкнулся от стены, шагнул к Порции.
И услышал скрежет вверху. Он поднял голову.
Увидел тень, отделившуюся от крыши, и бросился на Порцию, рванул ее к себе, и они оба оказались на полу террасы. Падая, Саймон успел прикрыть ее и смягчить удар.
Огромная ваза упала с крыши в точности на то место, где мгновение назад стояла Порция. И с грохотом разбилась.
Один отлетевший осколок больно ударил Саймона по руке, которой он защищал Порцию.
А затем воцарилась абсолютная тишина.
Саймон посмотрел вверх и, понимая, что опасность еще не миновала, заставил Порцию быстро встать на ноги.
В помещении ктото вскрикнул, затем все зашумели. На пороге террасы появились лорд Глоссап и лорд Недерфилд.
Одного взгляда им было достаточно, чтобы понять, что произошло.
— О Господи! — Лорд Глоссап подошел поближе. — Дорогая моя, вы целы?
Порция, вцепившаяся в полу сюртука Саймона, сумела кивнуть. Лорд Глоссап неловко погладил ее по плечу, затем бросился к ступенькам и спустился вниз. Шагнув на газон, он повернулся и посмотрел на крышу.
— Я никого не вижу, но мои глаза сейчас уже не те.
Лорд Недерфилд позвал из гостиной:
— Заходите в комнату.
Саймон взглянул на Порцию, почувствовал, как она напряжена. Освободившись от его объятий, девушка позволила ему довести ее до двери.
В гостиной раскрасневшаяся леди О., стукнув тростью о коврик, воскликнула:
— Да что же это творится на белом свете?
Дверь открылась, и появился Бленкинсоп:
— Да, милорд?
Лорд Недерфилд махнул рукой:
— Немедленно найди Стоукса. На мисс Эшфорд было совершено нападение.
— О Боже! — Лицо леди Келвин покрылось мертвенной бледностью.
Миссис Бакстед подсела к ней и погладила ей руки.
— Нуну, мисс Эшфорд находится здесь, она цела и невредима.
Девицы Хэммонд, сидевшие рядом с матерью, залились слезами. Леди Хэммонд и Люси Бакстед, чувствовавшие себя не намного лучше, принялись их успокаивать. У миссис Арчер и леди Глоссап вид был весьма ошеломленный и удрученный.
Когда лорд Глоссап вернулся, лорд Недерфилд взглянул на Бленкинсопа и сказал:
— Пожалуй, передай Стоуксу, чтобы он пришел в библиотеку. Мы будем ждать его там.


Похоже, никакой полезной информации из произошедшего инцидента извлечь было нельзя.
С помощью Бленкинсопа и слуг установили местонахождение всех четверых подозреваемых. Джеймс и Десмонд ушли перед этим из гостиной и предположительно направились в свои комнаты; Генри находился в кабинете имения, а Эмброз в своей комнате писал письма. Каждый из них мог совершить покушение.
Стоукс и лорд Глоссап полезли на крышу; вернувшись, Стоукс подтвердил, что забраться на нее не составляло труда и любой здоровый мужчина способен был столкнуть каменную вазу с постамента.
— Ваза тяжелая, но она не закреплена на постаменте. — Стоукс посмотрел на Саймона и нахмурился. — У вас кровь.
Саймон взглянул на предплечье. Осколок распорол ему сюртук, и рукав был в крови.
— Кость не задета. Кровь уже остановилась.
Сидящая рядом с Саймоном Порция потянула его за рукав, чтобы посмотреть на рану. Увидев ее, она побледнела еще сильнее.
— Если мы вам больше не нужны, я бы хотела удалиться, — обратилась она к Стоуксу.
— Пожалуйста, — поклонился Стоукс. — В случае необходимости я могу поговорить с вами завтра.
Когда Саймон и Порция встали, Стоукс устремил красноречивый взор на Саймона. Догадываясь, что Стоукс намерен повторить очевидное — Порцию нельзя оставлять одну ни на минуту, — Саймон покачал головой. Она не останется одна, и ему не надо напоминать о причине.
Когда они поднялись по лестнице, Порция заявила:
— Нужно осмотреть эту рану. — И направилась к его комнате.
Саймон нахмурился, но последовал за ней.
— Рана пустячная, я даже не чувствую ее.
— Раны, которых люди не чувствуют, иногда ведут к гангрене.
Дойдя до его комнаты, она повернулась к нему.
— Рану надо промыть и смазать.
Саймон остановился, посмотрел на ее лицо — решительное и упрямое, хотя все еще остающееся бледным. Он распахнул дверь и сказал:
— Если ты настаиваешь.
Естественно, она настаивала, и ему ничего не оставалось, как сдаться. Придется сидеть с обнаженной грудью и терпеть ее вздохи и хлопоты.
С юных лет Саймон терпеть не мог, когда женщины суетятся вокруг него и лечат его болячки. У него было немало шрамов, но они его никогда не беспокоили.
И сейчас, скрипнув зубами и усмирив свою гордость, он позволил Порции возиться с ним.
Он чувствовал себя так, как может чувствовать победитель, низведенный до уровня беспомощного шестилетнего ребенка, не способного воспротивиться женской потребности проявить о нем заботу. Он словно попал в капкан.
Саймон внимательно следил за ее лицом, наблюдал внешне стоически, как она осторожно промывала, смазывала и перевязывала рану. Кстати, рана оказалась глубже, чем он предполагал. Порция разглаживала марлю на его руке, а он тем временем разглядывал ее пальцы — длинные, гибкие, тонкие, как и она сама.
И вдруг понял, что эмоции, которым он старался не давать хода, вновь наполняют и захлестывают его. Он снова вспомнил те минуты, когда они находились на террасе, и мышцы его в то же мгновение напряглись.
Она находилась совсем рядом, и тем не менее он был близок к тому, чтобы потерять ее.
Как только Порция выпрямилась, Саймон поднялся и отошел к окну. Подальше от нее, подальше от искушения закончить игру и схватить ее, заявить, что она принадлежит ему, и увезти ее отсюда, от грозящей ей опасности.
Порция видела, как он уходил, заметила его напряженность и то, как сжались его кулаки. Она убрала тазик и бинты. Затем остановилась возле кровати и посмотрела на Саймона.
Он стоял возле окна, глядя в ночь, внутренне напряженный и в то же время сдержанный. Убийца совершил ошибку. Ваза оказалась последней соломинкой. Порция была напугана и расстроена даже больше, чем думала сама, но сейчас ею ко всему прочему овладевал гнев. Конечно, очень прискорбно, что враг совершил убийство, даже дважды, но то, что он делает с ней сейчас, это еще хуже… она никогда и никому не позволяла вторгаться в свою жизнь.
Раздражение переросло в откровенный и яростный гнев, ее буйный нрав всегда брал верх над страхом. Она подошла и прислонилась к косяку оконной рамы.
— В чем дело?
Саймон посмотрел на Порцию, подумал и понял, что избежать ответа на вопрос не сможет.
— Я хочу, чтобы ты была в безопасности.
Она уловила напряженность и хрипоту в его голосе.
— Почему моя безопасность так важна? Почему ты всегда должен защищать меня?
Саймон отвернулся, посмотрел в сад.
— Я всегда это делал.
— Я знаю. Но почему?
Он стиснул зубы, какоето время ей казалось, что он так и не ответит. Однако он все же проговорил, понизив голос:
— Потому что ты дорога мне. Потому что… защищая тебя, я защищаю самого себя.
Эти слова дались ему нелегко. Он повернул к ней голову, встретился с ее взглядом, однако ничего не стал менять в своем заявлении.
Порция скрестила руки.
— Так что конкретно тебя беспокоит? Ты же знаешь, что я позволю тебе находиться рядом, позволю опекать меня, что я вряд ли позволю себе необдуманные поступки, так что дело не в этом.
На его щеках заиграли желваки.
— Я хочу, чтобы ты была моей. И не хочу, чтобы это стояло на пути. — Он сделал глубокий вдох. — Я хочу, чтобы ты пообещала, что не используешь то, что здесь происходит, что происходит между нами, против нас. — Он снова встретился с ее взглядом. — Что это может повлиять на твое решение.
Порция прочитала в его глазах и смятение, и жажду обладания. Мужскую потребность доминировать он обуздывал своей железной волей.
Она выдержала его взгляд.
— Я не могу этого обещать. И никогда не стану закрывать глаза, чтобы не видеть, что представляешь собой ты или я.
Напряженный момент миновал, и Саймон упавшим голосом произнес:
— Доверяй мне, Порция. Это все, о чем я прошу. Просто доверяй мне.
Она не ответила; это было бы слишком быстро. А его «все» относилось к целой жизни.
Видя, что она молчит, он протянул к ней руку и привлек к себе.
— Когда ты примешь решение, помни об этом.
Она подняла руки, обняла его за шею, предложила ему свои губы — его губы, если он так того хотел. На этой арене она уже была принадлежащей ему в такой степени, как только могла жаждать его душа покорителя.
Саймон принял предложение, обвил вокруг ее плеч руки и погрузил язык в глубину ее рта. Их тела слились в единое целое. Она не отодвинулась, не уклонилась — все барьеры между ними рухнули.
По крайней мере с ее стороны.
Она позволила ему поднять себя и отнести на кровать, позволила снять с себя платье и рубашку, туфли и чулки, после чего Порция осталась лежать обнаженной на простынях, наблюдая, как он сбрасывает с себя остатки одежды, присоединяется к ней, протягивает к ней руки, высекает из ее тела сладостные искры, раздвигает ей бедра, и она баюкает, качает его на себе, пока их тела не воспламеняются окончательно, дыхание делается прерывистым, и они оба проваливаются в сладостную бездну.
Саймон просил ее доверять ему, и в этой сфере она ему полностью доверяла. А вот он доверял ей не полностью, недостаточно для того, чтобы раскрыть последнюю небольшую часть своей сущности.
Когданибудь он раскроет.
В тот момент, когда они оба достигли пика наслаждения, Порция поняла, что она сформировала наконец свое решение. Она должна узнать последний неизвестный ей факт, а для этого она станет его во всех сферах.
Это было ценой узнавания, ценой того, что она станет вхожа в каждый уголок его души.
Когда Порция расслабилась под ним и они оба оказались лежащими рядом, она обняла его за спину и прижала к себе, восхищаясь его весом и мускулатурой, думая о том, что это тело вдавливало ее в матрац и в то же время защищало ее, позволяло ей чувствовать себя в безопасности.
Она взъерошила рукой его волосы, а потом стала их приглаживать. Взглянула на его лицо, черты которого были скрыты в полумгле. Порции захотелось, чтобы он снова зажег свечи, потому что ей нравилось видеть его умиротворенным и удовлетворенным, расслабленно лежащим в ее объятиях.
Как это приятно — ощущать свою силу, такую замечательную силу, позволяющую приводить его в такое состояние!
Приподняв голову, она прикоснулась губами к его виску.
— Я еще не поблагодарила тебя за свое спасение.
Он хмыкнул и после небольшой паузы добавил:
— Позже.
Она улыбнулась, откинулась назад, зная, что, пока они лежат рядом, никакой страх и никакой убийца не смогут вторгнуться в их мир.
Любовь.
Она была между ними все время, ждала, когда они увидят ее, поймут, признают.
Порция взглянула на Саймона. Поняла, что он наблюдает за ней.
Поняла, что нет нужды ничего ему говорить — он знает сам.
Она пододвинулась к нему, их губы встретились, и этот поцелуй сказал все.
Когда снова встретились их взгляды, Саймон провел рукой по ее плечу, по спине, притянул к себе и положил ладонь ей на бедро. Затем закрыл глаза и собрался заснуть.
Такой вот простой жест приятия.
Она закрыла глаза, тоже принимая произошедшее.


— У нас проблема. — Стоукс стоял посреди беседки лицом к Порции, Саймону и Чарли. Они только что поднялись изза стола после завтрака, когда он встретил их в зале и попросил о встрече. — Мистер Арчер и мистер Бакстед просят позволения забрать свои семьи и уехать. Я могу задержать их на деньполтора, не больше. Но главная причина не в этом.
Он помолчал, как бы мысленно споря сам с собой, после чего добавил:
— Правда заключается в том, что у нас нет доказательств и очень мало шансов поймать убийцу. — Он поднял руку, видя, что Чарли хочет чтото сказать. — Да, я знаю, что это будет плохо для Глоссапов, но на самом деле все даже еще хуже.
Стоукс посмотрел на Саймона. Порция тоже взглянула на него и догадалась, что Саймон понимает, что имеет в виду Стоукс.
Стоукс перевел взгляд на Порцию.
— Мисс Эшфорд, похоже, остается единственной ошибкой убийцы. После вчерашнего вечера нам ясно, что, хотя она и не помнит, что может указать на него, он попрежнему убежден в обратном. Гадюка могла быть просто попыткой запугать ее, а вот вчерашнее покушение имело своей целью ее убить. Заставить ее замолчать, как он заставил замолчать Денниса.
— Вы хотите сказать, — обратился Саймон к Стоуксу, — что он чувствует себя обязанным продолжить охоту на Порцию даже за пределами ГлоссапХолла, до тех пор, пока он не убедится, что она более не представляет для него угрозы?
Стоукс коротко кивнул:
— Кто бы он ни был, он определенно считает рискованным отпускать ее. Он должен бояться, что она чтото вспомнит и это определенно укажет на него.
Порция ожесточилась:
— Я чуть мозги не сломала, пытаясь вспомнить, но я действительно не знаю. Не знаю — и все тут!
— Я это понимаю и принимаю, — сказал Стоукс. — Это не имеет значения. Ведь он считает, что вы знаете, и вот с этим стоит считаться.
Чарли, который оставался непривычно мрачным, заметил:
— Очень трудно защищать человека, который вращается в обществе. Существует множество возможностей для несчастных случаев.
Трое мужчин посмотрели на Порцию. Она ожидала, что почувствует страх, но, к великому облегчению, ощутила только раздражение.
— Я не собираюсь сидеть взаперти до конца своих дней!
Стоукс поморщился:
— Да, все так. В томто и заключается проблема.
Саймон в упор посмотрел на Стоукса.
— Вы привели нас не для того, чтобы рассказать все это. Вы придумали план, как поймать этого мерзавца. Так в чем он заключается?
Стоукс кивнул:
— Да, я придумал план, но он, мне кажется, не слишком вам понравится.
Последовала пауза.
— План сработает? — спросил Саймон.
— Я бы не предложил ничего подобного, если бы не верил в успех, — без колебаний ответил Стоукс.
Чарли подался вперед:
— Он направлен на то, чтобы разоблачить убийцу здесь?
— Да.
— И стало быть, не только Порция обретет безопасность, но и Глоссапы и остальные окажутся вне подозрений?
Стоукс снова кивнул:
— Все будет раскрыто, убийца арестован, справедливость восторжествует.
— Так в чем заключается ваш план? — спросила Порция.
Чуть поколебавшись, Стоукс сказал:
— Он построен на том, что вы, мисс Эшфорд, — единственное средство для того, чтобы вывести убийцу на чистую воду.
Стоукс многозначительно посмотрел на Саймона.
Саймон с минуту с непроницаемым лицом смотрел в глаза Стоуксу, затем откинулся на спинку кресла и произнес:
— Изложите ваш план.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальный любовник - Лоуренс Стефани



Весьма интересный роман с элементами детектива. Жена лорда - настоящая нимфоманка. Становится жалко бедного Эмброуза, Загнанного в тупой угол из-за этой шлюхи. Можно почитать на досуге.
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниВ.З.,64г.
27.11.2012, 13.20





Очень интересно, ничего другого я не ожидала от этого автора
Идеальный любовник - Лоуренс Стефанилюбовь
9.09.2013, 12.04





Супер Как и вся серия про семью Кинстеров
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниАнна
27.05.2014, 20.16





Нормальный роман про любовь. А жалеть Эмброуза нечего, нчего пихать свой в каждую дырку, надо тоже думать подходит или нет и вообще это говорит какой он эгоист и правильно онём сказала его сестра, так что к чему он стремился того и добился. Ну а ГГ молодцы, бывает такое иногда знаешь человека всю жизнь, а потом ещё больше - идёшь по жизни с ним дальше. Читайте
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниАнна.Г
8.03.2015, 19.29





Можно почитать.
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниКэт
20.08.2015, 10.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100