Читать онлайн Идеальный любовник, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальный любовник - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальный любовник - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальный любовник - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Идеальный любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Порция недоумевающе уставилась на него.
— Что ты сказал? — какимто слабым голосом спросила она.
— Ты отлично слышала меня. — Саймон стиснул челюсти, затем, видя, что Порция продолжает ошеломленно смотреть на него, повторил: — Я хочу жениться на тебе.
Глаза Порции расширились от удивления.
— Когда ты это решил? И еще — почему, ты не мог бы сказать?
Поколебавшись, он ответил:
— Китти. Она едва не сболтнула чтото за столом. Рано или поздно она это сделает. Китти не сможет воспротивиться этому желанию. Я уже думал о женитьбе и не хочу, чтобы ты считала, будто я вынужден предложить тебе замужество, дабы избежать скандала.
С любой другой леди следовало дать возможность Китти устроить скандал и после этого сделать предложение, но не с Порцией. Она никогда не примет предложение, сделанное потому, что так велит свет.
— Ты уже думал о женитьбе? На мне? — Изумление в ее взоре все еще не растаяло. — Почему?
Саймон нахмурился:
— Я полагаю, это очевидно.
— Но не для меня! Что ты имеешь в виду конкретно?
— Я уверен, что ты еще не забыла о том, что провела прошлую ночь у меня в постели.
— Ты абсолютно прав — я не забыла. Не забыла я также и о том, что объяснила тебе — мой интерес к этому делу носит чисто академический характер.
Саймон выдержал ее взгляд.
— Это было вначале, сейчас положение дел изменилось, — Он продолжал смотреть ей в глаза. — Неужели ты станешь это отрицать?
Отрицать Порция не могла, однако тот факт, что он внезапно заговорил о женитьбе, поставил ее в положение оленя, который вдруг оказался перед лицом охотника. Она была парализована, ошарашена, потрясена и не знала, в какую сторону ей метнуться.
Видя, что она не отвечает, Саймон продолжил:
— Если отбросить в сторону все остальное, то твои эмоциональность и непосредственность, с которыми ты на все реагировала минувшей ночью, не позволяют приписать все одному лишь академическому интересу.
Порция покраснела. Проклятие! Она лихорадочно пыталась найти выход.
— Это недостаточно веская причина для того, чтобы мы с тобой поженились.
Теперь настал черед Саймона ошеломленно уставиться на Порцию.
— Что?!
Он произнес это слово с такой силой, что Порция подпрыгнула. Он вкрадчиво — и одновременно угрожающе шагнул к ней.
— Ты легла со мной в постель, отдалась мне — и в то же время ты не ожидала, что мы поженимся?!
Их лица отделяло расстояние не более чем в шесть дюймов, он был понастоящему обескуражен. Широко раскрыв глаза, она выдержала его взгляд.
— Нет, не ожидала. — Порция никогда не заходила столв далеко в своих размышлениях.
Саймон ответил не сразу, но чтото изменилось в выражен нии его лица. Глаза его потемнели, на скулах заиграли желваки.
— Ты не ожидала? Так к какому сорту мужчин, по твоему мнению, я отношусь?
Голос Саймона напоминал рычание — очень сердитое, надо сказать. Он придвинулся к ней еще ближе, она хотела было отступить назад, но заставила себя остаться на месте. С напряженным вниманием она смотрела ему в глаза, пытаясь понять, почему он внезапно так рассвирепел — уж не притворяется ли он? — чувствуя, что и в ней поднимается гнев.
— Ты повеса. — Она произнесла это слово четко и ясно. — Ты соблазняешь леди — вот твое призвание. Если бы ты женился на каждой соблазненной женщине, тебе пришлось бы переехать на Восток, там бы ты имел гарем. — Голос Порции набрал силу, ее агрессивность сделалась под стать агрессивности Саймона. — А поскольку ты живешь здесь, на этом христианском острове, я вправе заключить, что ты не женишься на каждой леди, которую соблазняешь.
Саймон улыбнулся и резко махнул рукой.
— Ты права, не женюсь. Но ты должна внести поправки в мою характеристику, потому что, как и многие повесы, я никогда не соблазняю незамужних, невинных, благородно воспитанных леди. — Он снова сделал к ней шаг, на сей раз она попятилась. — Таких, как ты.
Порция изо всех сил старалась не отвести взгляда, чувствуя при этом, как участилось у нее дыхание.
— Но ведь ты соблазнил меня!
Он кивнул и снова сократил разделяющее их расстояние.
— Да, соблазнил, потому что намеревался жениться на тебе.
У Порции невольно открылся рот, она едва не ахнула.
— Ты соблазнил меня, потому что намеревался жениться на мне? Когда ты это решил?
Даже она сама различила истерическую нотку в своем голосе. Порция сознавала угрозу, понимала степень риска, когда собралась к нему в постель, но и не подозревала, чем это может обернуться.
Потому что Саймон скрыл это от нее.
— Ты! — Она попыталась стукнуть его по уху, но он поймал ее кулак. — Ты обманул меня!
— Я не обманывал. Это ты обманула меня.
— Ха! — Порция сделала попытку освободить руку, и Саймон отпустил ее. — Это не ты соблазнил меня, это я соблазнила себя! Я хотела этого!
— Возможно, но это не меняет дела. Мы были в интимной связи, не важно, по какой причине.
— Вздор! Я не намерена выходить за тебя замуж только поэтому. Мне уже двадцать четыре года. Тот факт, что я была благородной девственницей, не имеет значения.
Саймон осуждающе покачал головой:
— Имел и имеет.
Она вскинула подбородок.
— Я всегда знала, что ты пережиток средневековья! Тем не менее я не выйду за тебя замуж по этой причине.
— Мне безразлично, почему ты выйдешь за меня замуж, лишь бы это произошло.
— Но почему? — Порция уже устала задавать ему этот вопрос. Он все еще на него не ответил. — И когда ты решил, что женишься на мне? Скажи мне правду, всю правду, немедленно!
Саймон мрачно вздохнул.
— Я решил это после пикника на руинах. Я подумал об этом после того, как мы впервые поцеловались на террасе.
Ей хотелось, чтобы он не стоял к ней так близко, ей было трудно защищаться.
— Ты наверняка целовал миллион женщин.
Саймон скривил губы.
— Тысячи.
— И я должна поверить, что после одного поцелуя… нет, после двух… ты решил жениться на мне?
Саймон едва не сказал, что ему без разницы, верит она или нет, но за ее гневом он чувствовал растущий страх, который был ему понятен и который он старался сдерживать.
Он был очень близок к тому, чтобы серьезно испортить с ней отношения; и тогда понадобятся месяцы, а возможно, и годы, чтобы снова ее завоевать.
— Дело не только в этом.
Порция снова вскинула глаза.
— В чем же в таком случае?
Ее глаза затуманились. Саймон слегка отодвинулся и не удивился, когда она тоже подалась назад и сложила руки на груди.
— Я уже давно решил, что хочу иметь жену и семью, прежде чем покину Лондон. Когда я встретил здесь тебя, то понял, что мы подходим друг другу.
Порция заморгала глазами.
— Подходим друг другу? Да ты с ума сошел! Мы… — Она сделала жест, подыскивая слова.
— Слишком похожи?
— Да! — Она сверкнула очами. — Да мы просто несовместимы!
— Подумай о последних днях, подумай о последней ночи. В некоторых аспектах брачной жизни мы очень даже совместимы.
— Одна ночь — едва ли разумная основа, которая позволила бы принимать подобное решение. А ты можешь с уверенностью сказать, что в следующий раз это не станет, — она неопределенно помахала рукой, — скучным и утомительным?
Его глаза вспыхнули синим цветом.
— Поверь мне, не станет.
В его лице было нечто жесткое и непреклонное, чего она никогда раньше не замечала. Порция продолжала смотреть на него, стараясь не обращать внимания на исходящую от него агрессию.
— Ты… похоже, настроен решительно.
Саймон процедил сквозь зубы:
— Почему тебе так трудно представить, что я могу хотеть на тебе жениться? — Этот вопрос он адресовал небу, затем перевел глаза на Порцию и низким голосом добавил: — И что плохого в том, чтобы выйти за меня замуж?
— Что плохого в идее выйти мне за тебя замуж? — Почувствовав, что она произнесла это на слишком высокой ноте, Порция попыталась сбавить тон. — Да мы из наших жизней сделаем ад! Ведь ты, — она ткнула его пальцем в грудь, — ты деспот, тиран! Ты — Кинстер! Ты командуешь и ждешь, чтобы тебе все повиновались! Для тебя непременное условие — повиновение! Но ты знаешь, что представляю собой я. — Она с вызовом посмотрела ему в глаза. — Я не стану смиренно соглашаться с тем, что ты продиктуешь! Не стану соглашаться с тем, что ты скажешь!
Губы у Саймона сделались тонкими, глаза превратились в щелки.
— И значит?
— Саймон, у нас ничего не получится!
— Получится, должно получиться.
Теперь настала ее очередь апеллировать к небесам.
— Ты понял меня?
— Тебя не это беспокоит.
Порция опустила голову.
— Что ты… имеешь в виду?
— Я всегда знал, что тебя беспокоит в моем характере.
Чтото в ней дрогнуло. Некоторое время она молча выдерживала его взгляд, затем нашла в себе мужество спросить:
— И что же?
С минуту Саймон колебался, она понимала, что он решает, до какой степени раскрыться, насколько откровенно ему исповедаться. Когда он заговорил, голос его звучал ровно, негромко и в то же время твердо.
— Ты боишься, что я попытаюсь руководить тобой, посягну на твою независимость, превращу тебя в тот тип леди, который тебе ненавистен. И что я достаточно силен, чтобы в этом преуспеть.
У Порции пересохло во рту.
— А ты не станешь пытаться? Или не преуспеешь?
— Почти наверняка я буду пресекать твои дикие выходки, но я вовсе не хочу менять тебя. Я хочу тебя потому, что ты такая, какая есть, а не потому, что хочу видеть тебя иной.
У Порции перехватило в горле, ей стало трудно дышать.
— Ты уверен, что это не просто слова?
Саймон только что доказал, что он способен смотреть гораздо дальше, чем она предполагала, что понимает ее гораздо лучше, чем ктолибо другой. И он был безжалостен и неумолим в достижении того, чего хотел. А хотел он ее. Ей пришлось в это поверить. Саймон терпеливо ждал. Она чувствовала его настрой, чувствовала его желание схватить, пленить, просто взять. На нее смотрели глаза завоевателя.
Он медленно поднял руку, протянул ей ладонь.
— Используй шанс, испытай меня.
Порция посмотрела на протянутую ладонь, затем подняла взор к его лицу.
— Что ты предлагаешь?
— Будь моей любовницей до того момента, пока ты не уверуешь в то, что способна быть моей женой. По крайней мере в течение нескольких дней, пока мы не уедем отсюда.
У Порции была полная сумятица в голове, она не могла думать. Инстинкт подсказывал ей, что она еще не услышала всего, он не раскрылся полностью. Почему он так уверен, что они подходят друг другу? Необходимо действовать иначе, чтобы узнать то, что он не хочет ей открывать.
Но если она хочет этого… ей придется использовать шанс, пойти на риск гораздо больший, чем она могла предположить.
Порция думала, что к браку можно подойти, делая один шаг за один раз и постоянно стоя на твердой почве. Кто знает? Может быть, она уже в какомто отношении достигла той стадии, когда следует рассмотреть возможность выйти за него замуж. Если бы она следовала своим логически выверенным, осторожным путем, она знала бы, что делать. Чувствовала бы, чего хочет.
Вместо этого она слишком поспешно прыгнула вперед. Голова у нее шла кругом, но Саймон ожидал ответа, он будет настаивать на нем, да он его и заслуживал. Ей оставалось целиком и полностью положиться только на собственный инстинкт.
Порция скрепя сердце вложила свои пальцы в его ладонь.
Его пальцы сомкнулись и крепко сжали ей руку.
Это собственническое пожатие заставило ее встряхнуться. Вскинув подбородок, она посмотрела ему в глаза.
— Это не означает, что я уже согласна выйти за тебя замуж.
Он выдержал ее взгляд, затем поднес ее руку к своим губам.
— Ты согласилась дать мне шанс убедить тебя выйти за меня замуж.
Подавляя дрожь от прикосновения его губ и устремленного на нее взгляда, она наклонила голову.
Саймон выдохнул задерживаемый в груди воздух. Никогда он не мог вообразить, что его суженой может стать Порция.
Она вила из него веревки, хотя и не догадывалась об этом.
Однако он миновал самый худший момент и переориентировал их обоих на то, что было сейчас важно, — на будущее. Саймон не собирался акцентировать внимание на том факте, что она считает, будто он хочет окончательно подчинить ее себе, а затем оставить. Нет смысла доказывать ей, что она ошибается.
Они продолжили свой путь по тропинке. Саймон подтвердил ей свое согласие, однако руки ее не отпустил и так и шел рядом с ней, держа ее ладонь в своей. Он знал, что она продолжает думать, анализировать, сопоставлять. Помешать этому он не мог.
Воздух был неподвижен. Гдето поодаль вскрикнула птица. Тропинка причудливо петляла между деревьями. Внезапно Порция остановилась и повернулась Саймону.
— А если я не соглашусь выйти за тебя замуж, что тогда?
Ложь делает жизнь значительно легче. Но перед ним была Порция. Саймон встретил ее взгляд.
— Я поговорю с Люком.
Она напряглась, глаза ее сверкнули.
— Если ты это сделаешь, я никогда не выйду за тебя замуж!
Он ответил после некоторой паузы:
— Я знаю. — Затем, поморщившись, добавил: — Тут возможна тупиковая ситуация, но ее не случится, так что нет смысла беспокоиться об этом.
Порция, прищурившись, посмотрела на Саймона:
— Как ты уверен!
Они вошли в передний двор. Саймон посмотрел на дом.
— В том, что должно быть, — да. А вот что из этого получится… это совсем другое дело.
Они подошли к лестнице и поднялись к раскрытой входной двери. В холле Порция остановилась:
— Мне нужно подумать.
Она попрежнему пребывала как во сне, ей казалось, что все случившееся не имеет отношение к реальности. Она не была уверена в том, куда она попала и что ее ожидает.
И где они — он и она — были сейчас.
Она высвободила свою руку. Саймон отпустил ее, хотя и с большой неохотой. Он поклонился:
— Я буду в бильярдной.
Порция кивнула, повернулась, открыла дверь в библиотеку и вошла туда. Длинная комната была пустой. Порция с облегчением притворила за собой дверь и прислонилась к ней спиной. Через мгновение она услышала удалявшиеся шаги Саймона. Ей нужно было успокоиться.
Может ли их брак быть счастливым?
Похоже, нет смысла оглядываться на прошлое. Теперь Порция знала, что он все время думал о женитьбе, и его поведение выглядело вполне резонным. Даже тот факт, что он не упоминал о женитьбе вплоть до того времени, пока изза Китти это стало необходимостью; будь Порция на его месте, она поступила бы точно так же.
Она не относилась к тем, кто готов действовать в ущерб себе, лишь бы насолить другому. Прошлое есть прошлое, сейчас нужно думать о будущем. О том будущем, которое он так энергично ей предлагал.
Однако Порция чувствовала себя так, словно лошади ее понесли и жизнь уходит изпод контроля. Она так сосредоточила свое внимание на том, какая эмоциональная связь возникла между ними, что не дала себе труда задуматься, к чему эта связь в конце концов их приведет. Вероятно, Саймон об этом думал, но принял ли он в расчет эмоциональную сторону?
Поморщившись, Порция отошла от двери. Нет сомнения, что ее осторожность была отражением того факта, что на кону слишком большая ставка. Рискует в основном она, предоставляя ему все права над ней, какие он только пожелает иметь. Саймон понимал ее страхи и заверил, что хочет ее такой, какая она есть. Опять же ее решение основывается на доверии. Доверяет ли она ему настолько, чтобы прожить с ним до конца жизни?
Это тот вопрос, на который ей необходимо найти ответ.
Было очевидно лишь одно: их эмоциональная связь, рожденная из прошлого, неизмеримо укрепилась за последнее время и была вполне реальной, едва ли не ощутимой физически.
И она развивалась и крепла.
И Саймон об этом знал, чувствовал это, как и она. И использовал, подключая к этому свою волю, чего она никак не ожидала, подталкивал в желательном для него направлении.
Отсюда возникал вполне уместный вопрос. Было ли то, что она чувствовала в отношениях между ними, настоящим или же, с учетом его опытности и воли, сфабриковано для того, чтобы заставить ее выйти за него замуж?
Порция вспомнила, каким заботливым он был утром. Неужели он способен быть таким жестоким и обманывать ее?
Она могла чувствовать его эмоции — его страсть, его желание. Он старался сдерживать их, хотя и не слишком маскировал.
Саймон мог читать ее мысли и чувства — она также не пыталась их скрыть от него. Тот факт, что он мог угадать ту единственную истину, которую она, как она считала, хранила в тайне, просто подтверждал, что он был более настроен на нее, чем она могла предположить. Он знал о ней больше, чем она о нем.
Вплоть до последнего момента ее мысли о замужестве носили абстрактный характер и не были связаны определенно с ним или с кемлибо вроде него. Благодаря ее любопытству и в силу сложившихся обстоятельств она попала в его паутину — перспектива выйти замуж за тирана сделалась весьма реальной.
Если бы у нее было достаточно здравого смысла, то она отказала бы ему и убежала как можно дальше.
Однако мысль о подобном возможном побеге порождала в ней такую бурную реакцию, что Порция начинала понимать что ничего подобного не сделает. Если бы она это сделала, то никогда бы не смогла жить в мире сама с собой. Возможности, открывающиеся на том пути, который он предлагал, были безграничными, совершенно уникальными. Перспектива брака с Кинстером без любви, которая кз абстрактной стала вполне реальной, была подобна мечу, нависшему над ее головой, создавая угрозу ей как личности. И тем не менее у нее не было ощущения, что он как мужчина угрожал ей. Он в течение многих лет был ее непрошеным и нежеланным защитником; хотя наиболее упрямая и непреклонная половина ее отказывалась признать его роль.
Порция вздохнула. Куда ни повернись, она всюду натыкалась на противоречия! Единственное, в чем она уверена, так это в том, что Саймон, как ни удивительно, был преисполнен решимости жениться на ней, в то время как она стояла перед принятием ответственного решения.
Кружилась голова при мысли о грандиозных переменах в ее жизни. Порция огляделась по сторонам, заставила себя сделать несколько глубоких вдохов. Нужно успокоиться, обрести обычное ровное настроение, при котором ее мозг работает наиболее эффективно.
Она окинула взглядом полки, заполненные книгами в кожаных переплетах, попыталась отыскать знакомые корешки, чтобы отвлечься от обуревавших ее мыслей, вернуться в мир, в котором она обычно жила.
Порция обошла половину прямоугольной комнаты, прошла мимо огромного камина. Выходящие в сад застекленные двери были открыты. Порция полюбовалась стоящими на пьедесталах бюстами, стараясь не думать больше ни о чем другом.
Письменный стол в другом конце комнаты стоял, развернувшись всей своей длиной к большому камину. В стене позади него располагался камин поменьше. Внимание Порции привлекла интересная деталь на каминной полке.
С того места, где Порция в тот момент стояла, она увидела маленькую ступню в дамской туфле, лежащей на полу за письменным столом. Ступня, конечно же, соответствовала ноге.
Порция подошла к столу, обогнула его и — остановилась. В шоке уставилась на увиденное, не веря своим глазам. Ухватилась за край стола, медленно поднесла руку к горлу.
Она не могла отвести взгляда от лица Китти — одутловатого, в пятнах, с высунутым темным языком, открытыми невидящими глазами, с шелковым шнурком, глубоко врезавшимся в шею…
— Саймон…
Голос ее казался еле слышным, и Порции пришлось приложить невероятные усилия, чтобы уже громко крикнуть:
— Саймон!
Прошла минута, Порция отчетливо слышала тиканье часов на каминной полке. У нее не было сил выйти изза письменного стола, броситься за помощью.
В коридоре послышались приближающиеся шаги.
Дверь распахнулась.
Мгновение — и Саймон оказался рядом. Схватив Порцию за руки, он впился глазами в ее лицо, проследил за ее взглядом, увидел страшное зрелище, чертыхнулся и, схватив Порцию за талию, потащил ее прочь, подальше от этого кошмара. Порция прильнула к нему, спрятав голову у него на плече, ее всю трясло.
— Что произошло? — В дверях появился Чарли. Саймон кивнул в сторону письменного стола.
— Китти…
Саймон прижимал к себе Порцию, чувствуя, как дрожь сотрясает ее тело. К черту условности! Он обвил ее руками и склонил к ней голову, щекой потерся о ее висок.
— Все в порядке, успокойся…
Она сглотнула, еще плотнее прижалась к нему. Подняла голову, но не отступила назад, бросила взгляд в сторону письменного стола.
А также на Чарли, который заглянул за письменный стол и тотчас грузно опустился на край столешницы. Лицо у него побелело, он судорожно теребил галстук на шее. Выругавшись, он перевел взгляд на Саймона.
— Она, кажется, мертва?
Порция дрожащим голосом проговорила:
— Ее глаза…
Саймон посмотрел на дверь, больше никто не появлялся.
— Иди и найди Бленкинсопа, — обратился Саймон к Чарли. — Да закрой за собой дверь. После того как найдешь Бленкинсопа, поищи Генри.
Моргнув, Чарли кивнул. Поднявшись, поправил одежду и направился к двери.
Порция дрожала все сильнее. Едва дверь захлопнулась, Саймон нагнулся и взял ее на руки. Она вцепилась в его сюртук, но протестовать не стала. Он донес Порцию до кресла перед большим камином и усадил ее.
— Подожди здесь. — Оглядев комнату, он нашел графин с бренди, налил приличную дозу в хрустальный бокал и, возвратившись к Порции, подал его ей. — Выпей.
Ей удалось взять бокал лишь двумя руками. Саймон помог Порции поднести бокал к губам, а затем выпить. Это вернуло ее щекам слабый румянец, в глазах появилась осмысленность.
Отпустив Порцию, Саймон сказал:
— Подожди здесь. Я хочу осмотреть место, пока тут не начался настоящий хаос.
Он поднялся, быстро пересек комнату и взглянул на тело Китти. Она лежала на спине, руки ее были подняты вверх, как будто она до последнего момента боролась со своим убийцей.
Впервые в жизни Саймон почувствовал к ней жалость. Она, возможно, и была возмутительницей спокойствия в обществе, но это никому не давало права лишать ее жизни. Возникло также гневное чувство, но тут все было гораздо сложнее, адресатом гнева была не одна Китти. Саймон постарался обуздать его и зафиксировать в памяти все то, что он сейчас видел.
Убийца оказался за спиной Китти и, вероятно, задушил ее шнуром от шторы на застекленной двери. Саймон проверил этот факт и убедился в правильности своего предположения. Китти была невысокой, ее рост не превышал пяти футов, так что убийце не составило труда это сделать. Саймон осмотрел тело, руки, но не нашел ничего необычного; разве что платье было не то, в котором она выходила завтракать. Тогда на ней было утреннее, сравнительно простое, а теперь платье было более изысканным, оно подчеркивало пышность ее форм, но в то же время было вполне приемлемым для замужней леди.
Саймон посмотрел на письменный стол — все было в порядке и осталось на своих местах. Он нигде не заметил ни неоконченного письма, ни следов на пресспапье. Перья аккуратно лежали на подносе, чернильница была закрыта. Не похоже, чтобы Китти пришла в библиотеку с целью написать письмо.
Вернувшись к Порции, в ответ на ее вопросительный взгляд Саймон сказал:
— Никаких зацепок.
Он взял из ее рук протянутый ею бокал, который был наполовину полон. Одним глотком он опрокинул в рот его содержимое и почувствовал, как приятная теплота растеклась по телу. Все это время он думал о возможных последствиях его разговора с Порцией. И вот такое несчастье.
Саймон посмотрел на Порцию. Их глаза встретились. Она подняла руку, их пальцы переплелись.
Послышался шум. Дверь распахнулась, в комнату ворвались Генри и Бленкинсоп. Следом за ними вбежали Эмброз и лакей.


Последующие часы сохранились в памяти Саймона как самые кошмарные. Слово «шок» было слишком мягким, чтобы выразить то, как подействовала на людей смерть Китти. Все были ошеломлены и не могли найти слов, чтобы выразить свои чувства. Несмотря на все то, что происходило у них на глазах в течение последних нескольких дней, никто не мог даже подумать о подобном финале.
— Иногда я думал о том, чтобы задушить ее, — сказал Джеймс. — Но не ожидал, что это сделает ктолибо другой.
Однако же ктото это сделал.
Все леди пребывали в смятении. Даже леди О., которая забыла о необходимости тяжело припадать на трость и стучать ею по полу. Друсилла выглядела наиболее спокойной, но и ее затрясло, она мертвенно побледнела и плюхнулась в кресло, когда услышала новость. Умершая Китти завоевала большее симпатий, нежели живая.
Среди мужчин, после того как первый шок прошел, преобладало смятение. И еще росло беспокойство по поводу того, как будут развиваться дальнейшие события.
Саймон постоянно держал в поле зрения Порцию. Она никак не могла прийти в себя, ее постоянно сотрясали приступи дрожи, руки были холодными и влажными. Саймону хотелось встряхнуть ее, увезти подальше отсюда, но это было невозможно.
Послали за лордом Уиллоуби, местным магистратом. Тот прибыл и высказав несколько соответствующих обстоятельствам фраз и осмотрев тело, которое все еще оставалось на прежнем месте, отправился в кабинет лорда Глоссапа. После разговора с джентльменами по очереди он позвал Порцию и попросил рассказать ее о том, как она обнаружила тело.
Ее сопровождал Саймон. Она не просила его об этом, но с того момента, как он взял ее руку в библиотеке, она отпускала ее лишь тогда, когда это было абсолютно необходимо. Сидя в кресле перед срочно затопленным камином (Саймон расположился на подлокотнике того же кресла), она, запинаясь, рассказывала подробности своего кошмарного открытия.
Лорд Уиллоуби, сдвинув на нос пенсне, делал пометки в своей тетради.
— Стало быть, вы находились в библиотеке примерно около пяти минут, прежде чем обнаружили миссис Глоссап?
Подумав, Порция кивнула.
— И вы не видели и не слышали, чтобы за это время или в тот момент, когда вы вошли в холл, ктото выходил из комнаты?
— Нет, не видела.
— Вообще никого?
Саймон пошевелился, но Уиллоуби всего лишь выполнял свои обязанности и делал это как можно деликатнее. Он был пожилой, солидный мужчина, но взгляд у него оставался острым. Похоже, он понимал, что Порция не отвечает вовсе не потому, что чтото скрывает.
Кашлянув, она подтвердила:
— Никого.
— Насколько я понимаю, двери на террасу были открыты. Вы не выглядывали наружу?
— Нет. Я даже не подходила к дверям, просто прошла мимо них.
Уиллоуби ободряюще улыбнулся:
— И потом вы увидели ее и позвали мистера Кинстера. Вы ничего не трогали?
Порция покачала головой. Уиллоуби повернулся к Саймону.
— Я ничего не увидел, хотя посмотрел вокруг, однако не обнаружил ничего необычного.
Уиллоуби кивнул и сделал какуюто запись.
— Ну что ж! Думаю, мне больше нет необходимости вас задерживать. — Мягко улыбнувшись, он поднялся.
Порция, рука которой все еще оставалась в руке Саймона, также поднялась.
— Что теперь будет?
Уиллоуби бросил взгляд на Саймона, затем снова повернулся к Порции.
— Боюсь, я должен вызвать джентльмена с Боустрит. Я отправлю свой отчет сегодня вечером. Если повезет, офицер прибудет сюда завтра после полудня. К сожалению, получается, что, кроме мистера Кинстера и мистера Хастингса, другие джентльмены не могут отчитаться о своем местонахождении в то время, когда была убита миссис Глоссап. Конечно, в окрестностях ночуют цыгане, но лучше соблюдать все необходимые процедуры.
Порция уставилась на лорда Уиллоуби. Саймону не составило труда прочитать ее мысли. Она хотела, чтобы убийца был пойман, кто бы это ни был.
Повернувшись к Уиллоуби, Саймон кивнул и повел Порцию к выходу. Поговорив с лордом Глоссапом, Уиллоуби откланялся и уехал.


Обед, состоявший из холодных закусок, подали рано. Все удалились в свои комнаты еще до заката солнца.
Сидя возле окна, положив руки на подоконник и на них голову, Порция наблюдала за тем, как солнце медленно уходит за горизонт.
И думала о Китти. Порция видела разнообразную Китти в течение последних дней. Китти была красивой и живой, приятной и очаровательной, но в то же время мстительной, мелочной, способной сознательно причинить боль другим. Безмерно требовательной — это, пожалуй, было ее самое неприятное качество, пожалуй, ее самое большое безрассудство. Никогда, сколько бы Порция ни наблюдала за ней, Китти не думала о других.
Волна нервного озноба пробежала по телу Порции. Она не могла выбросить из головы одну деталь. Комуто Китти доверяла, если она пришла с кемто встретиться в библиотеке, — в том месте, куда она никогда не ходила для других целей. Она сменила платье. Эта мысль снова пришла в голову Порции.
Китти доверяла неразумно, что и оказалось фатальным.
Порция заставила себя прервать поток размышлений и проверить, готова ли она забыть о смерти Китти и обратиться к проблемам, которые стоят перед ней самой. К вопросам, связанным с ее будущим, ее судьбой, с Саймоном. Ведь им придется жить, несмотря на уход Китти.
Для нее замужество всегда было сопряжено с риском, отсюда ее поиски подходящего мужа, который обеспечил бы ей все, что необходимо, и позволил управлять собой, диктовать ему свои условия и во всем поступать посвоему.
И вот теперь перед ней перспектива брака с мужчиной, который настолько силен, что способен сломить ее волю и подчинить себе.
Порция всегда знала, что представляет собой Саймон. Никогда, даже в свои четырнадцать лет, она не ошибалась в оценке его как личности и видела, какой он тиран. Но она никогда не могла подумать, что ему взбредет в голову мысль жениться на ней, тем более до того, как она подумала о браке с ним. И однако же это случилось, а она, испытывая любопытство к замужеству в связи с появившимся желанием найти мужа, о чем он, к счастью, до сих пор не догадывался, невольно сыграла ему на руку.
И он позволил ей это сделать.
И неудивительно — это так сообразуется с его натурой.
Гладя на темнеющий сад, Порция снова подумала о нем, обо всем, что они испытали и прочувствовали вдвоем. О том, чего она до сих пор не понимала.
Можно ли считать, что между ними рождается любовь? Или же это нечто такое, что он состряпал для того, чтобы приманить ее? Способен ли он дать ей свободу в пределах разумного, позволит ли ей остаться такой, какая она есть? Или же его предложение — всего лишь тактическая уловка, с помощью которой он надеется заполучить ее согласие на брак?
Испытай меня!
Ей придется подвергнуть его испытанию.
Порция смотрела в окно и наблюдала за тем, как удлиняются и густеют тени. Как на сад опускается ночь, погружая его в тишину.
И думала о Китти, ощущая, как кровь курсирует по ее венам.
Она еще жива и намерена жить, и это означает, что она должна делать то, что может. Порция никогда не страдала отсутствием мужества. Никогда в жизни она не отступала, если ей бросали вызов.
Но еще никогда она не встречалась с таким вызовом.
Истина в том, что не было пути назад. Нелепо притворяться, будто не существовало того, что между ними таки произошло, или что не существует возникшего между ними и продолжающего развиваться чувства.
Или что она может просто взять и уйтиу уйти от всего этого, уйти от него — будто он ей это позволит.
Нет никакого смысла притворяться, будто ничего не изменилось.


Саймон стоял в жилете и рубашке с короткими рукавами у окна своей комнаты, глядя на то, как чернеет вода в озере. Чувствуя, что и его настроение становится мрачным, под стать цвету озера.
Он рвался к Порции — сейчас, сегодня вечером. Хотел ощутить ее в своих объятиях и убедиться, что она в безопасности. Хотел всем сердцем, со всей страстью, которой никогда раньше не испытывал, дать ей почувствовать, что она в безопасности. Порция сейчас находилась в своей комнате одна. Думала, размышляла.
И он ничего не мог сделать, никак не мог повлиять на ее решение. Саймон не помнил, чтобы испытывал подобную неуверенность в отношениях с какойлибо другой женщиной, чтобы не был способен подчинить женщину своей воле.
Он ничего не мог сделать. Если она не придет или пока она не придет к нему, он лишен возможности в чемто убедить ее. Убедить ее пойти с ним дальше или продолжить исследовательскую работу по изучению проблем замужества, к чему он теперь был полностью причастен. Он сделает все, что потребуется, чтобы убедить ее выйти за него замуж, никакой альтернативы Саймон не признавал.
Однако сейчас он был беспомощен. Саймон привык к тому, что контролирует жизнь, что способен делать то, что важно и существенно. И вот сейчас, до того момента, когда она придет к нему и даст ему шанс, он не мог ровным счетом ничего предпринять.
Его жизнь, его будущее находились в ее руках.
Если Порция даст ему слишком мало шансов убедить ее, она примет решение, направленное против него, и он ее потеряет, несмотря на то, что он сильнее во всех наиболее существенных аспектах. Он может настроить свет против нее — но она не согнется. Никто этого не знал лучше его.
Саймон не мог объяснить, почему его вниманием завладела женщина столь неукротимой воли, но теперь уже поздно было чтолибо менять.
Он смеялся над своими зятьями, попавшими в ловушку. Но сейчас ему было не до смеха. Похоже, он оказался в столь же тупиковой ситуации. Саймон обернулся и увидел, как открывается дверь.
Порция вошла и закрыла за собой дверь. Он услышал щелчок замка, после чего она повернулась к нему лицом, увидела его и, подняв голову, направилась в его сторону.
Саймон окаменел и затаил дыхание. При слабом свете луны он увидел решимость в устремленном на него взгляде. Она подошла к нему, обняла его за шею и притянула его губы к своим губам.
Она поцеловала его, и пламя, которое все еще полыхало между ними, вспыхнуло с новой силой. Действуя очень медленно, давая ей возможность отстраниться, если она того пожелает, Саймон обнял ее за талию, затем, не встретив с ее стороны возражений, обнял еще крепче и, наконец, прижал к себе.
Порция прильнула к нему, в нем чтото дрогнуло, и Саймон запечатлел ответный поцелуй. Она без колебаний отдалась этому поцелую.
Саймон не знал, что же она решила, каковы ее планы, но он испытал несказанное облегчение уже оттого, что она находилась в его объятиях.
Порция хотела его. Она определенно давала это понять, плотно прижавшись к нему животом. Ее язык чувственно сплетался с его языком. Она хотела получить больше и брала все больше, отдаваясь поцелую со всей присущей ей страстью. Саймон понял, что она делает это сознательно, что она приняла решение и выбрала этот путь.
И столь же сознательно Саймон, отбросив все свои сомнения и рассуждения, последовал ее примеру.
Его руки обвились вокруг полных бедер Порции и приподняли ее. Она чтото горячо пробормотала, обняла его за шею и впилась губами в его рот. Он несколько опешил, но затем не менее горячо ответил на поцелуй и понес ее к кровати.
Уложив Порцию на кровать, он инстинктивно хотел лечь поверх нее, однако она застонала, схватила его за волосы, потом за плечи и стала извиваться и барахтаться. Саймон позволил ей делать все, что она захочет, и в конечном итоге она высвободилась изпод него и оказалась сверху.
Памятуя о том, что он сейчас в роли просителя, Саймон настроился на то, чтобы умиротворить, ублаготворить и ублажить ее. И для достижения этой цели трудились его руки, губы, язык, не говоря уже о мозге, чтобы отдать всего себя, свое тело и душу ей.
Он откровенно продемонстрировал, что позволяет ей делать все так, как она пожелает.
Порция какоето время колебалась, вероятно, испытывая некоторые подозрения, но затем приняла негласное предложение и приподнялась над ним. Обхватив ладонями его лицо, Порция превратила Саймона в своего пленника, с удовлетворением вздохнула, отпустила его губы и вплела свои пальцы в его шевелюру.
Приняв это за сигнал, Саймон стал гладить ей спину, затем расстегивать пуговицы на платье. Порция издала протестующий звук. Она оперлась ладонями о его грудь, заерзала и угнездилась на его талии. Саймон лежал неподвижно, пассивно разметав по бокам руки и ожидая ее действий.
Глядя на его лицо, освещенное лунным светом, она прочитала в нем его согласие, желание и готовность, по крайней мере сегодня, быть тем, кем она хотела его видеть. Вести себя так, как она распорядится.
— Ведь ты хотел испытания, не так ли?
Она возвышалась над ним, и он не мог рассмотреть ее глаза. Он, поколебавшись, ответил:
— Я имел в виду, что мы должны вести себя так, словно мы уже женаты, чтобы ты могла убедиться, что это возможно. Что женитьба для меня отнюдь не бедствие, которого ты так боишься.
— Значит, ты не будешь диктовать мне? — Она сделала жест рукой. — Командовать, контролировать?
— Я постараюсь. — Он на мгновение стиснул челюсти. — Я стараюсь изо всех сил уступать, чтобы пойти тебе навстречу в разумных пределах, но я не могу…
Поскольку продолжения не последовало, Порция подсказала:
— Изменить свою натуру?
Она почувствовала, как он вздохнул.
— Я не способен быть тем, кем не могу быть физически, так же как и ты. — Он встретился с ее взглядом. — Мы просто должны постараться не усложнять жизнь друг другу.
Искренность его тона смягчила настороженность и тронула Порцию. Этого было достаточно на сей момент — достаточно заверений, достаточно приглашений для испытания и его, и ее.
— Очень хорошо. Давай попробуем и посмотрим, насколько мы преуспеем.
Его руки, большие, могучие, сильные, остались пассивно лежать по бокам от нее. Они не гладили, не ласкали… они выжидали.
Порция улыбнулась, наклонилась и прижалась ртом к его губам. Она почувствовала, как его руки напряглись, напружинились, и отодвинулась. Остудила его взглядом.
И взялась за его галстук. Отцепила бриллиантовую булавку, затем стала развязывать узел. Когда галстук свесился с ее руки, она помедлила, продумывая возможности, затем улыбнулась.
Взяла галстук в обе руки, как бы образовав из него повязку для глаз.
Выражение лица у Саймона сделалось весьма забавным, однако он без возражений приподнялся на локтях и подставил Порции голову.
— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — пробурчал он.
— Надеюсь, что я справлюсь.
Сейчас, когда Саймон ничего не видел, она могла не следить за выражением своего лица, полностью сосредоточиться на Саймоне и на том, что она хотела от него получить.
Положив руки ему на плечи, она заставила его снова лечь. Луна светила теперь достаточно ярко, и Порции было хорошо видно Саймона.
И она стала готовить сцену, которую задумала и которая должна была стать для него испытанием.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальный любовник - Лоуренс Стефани



Весьма интересный роман с элементами детектива. Жена лорда - настоящая нимфоманка. Становится жалко бедного Эмброуза, Загнанного в тупой угол из-за этой шлюхи. Можно почитать на досуге.
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниВ.З.,64г.
27.11.2012, 13.20





Очень интересно, ничего другого я не ожидала от этого автора
Идеальный любовник - Лоуренс Стефанилюбовь
9.09.2013, 12.04





Супер Как и вся серия про семью Кинстеров
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниАнна
27.05.2014, 20.16





Нормальный роман про любовь. А жалеть Эмброуза нечего, нчего пихать свой в каждую дырку, надо тоже думать подходит или нет и вообще это говорит какой он эгоист и правильно онём сказала его сестра, так что к чему он стремился того и добился. Ну а ГГ молодцы, бывает такое иногда знаешь человека всю жизнь, а потом ещё больше - идёшь по жизни с ним дальше. Читайте
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниАнна.Г
8.03.2015, 19.29





Можно почитать.
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниКэт
20.08.2015, 10.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100