Читать онлайн Идеальный любовник, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальный любовник - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальный любовник - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальный любовник - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Идеальный любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Порция не могла оторвать взгляда от его мускулистой обнаженной груди. У нее пересохло во рту. Разум подсказывал ей, что она должна обратить внимание на то, о чем он спросил и почему спросил, но другая часть ее существа не хотела об этом думать.
В конце концов, это и было тем, чего она добивалась, чему хотела научиться.
Неуверенность и легкая паника, успокаивала она себя, когда Саймон стал расстегивать брюки, — это то, чего и следовало ожидать. Однако было бы мудро сосредоточить внимание на другом: ей было тепло и уютно. Она пошевелилась, ощущая прикосновение рубашки к телу, более грубую поверхность простыней.
Саймон повернулся и сел на кровать, которая прогнулась под его весом, пока он возился, снимая ботинки. На лице его появилось решительное и сосредоточенное выражение.
Волна озноба пробежала по ее позвоночнику. У нее екнуло сердце, когда Саймон встал, снял брюки и повернулся.
Их взгляды встретились. Порция чувствовала, что ее губы приоткрылись от изумления.
Она трогала его рукой, но никогда не видела.
Зрительно это производило даже большее впечатление, чем на ощупь. По крайней мере на нее.
— Ради Бога, перестань думать!
Порция испуганно моргнула. Саймон поднял покрывало и нырнул под него. Порция тотчас же устремила взгляд на eго лицо. Он притянул ее к себе.
— Сай…
Он поцеловал ее — крепко и властно. Похозяйски. Порция инстинктивно ответила ему посвоему агрессивно. Он тут же смягчил ласку, почувствовав, как Порция напряглась, шокированная жаром его мускулистого тела, обнаженного и жаждущего, способного взять над ней верх.
Несмотря ни на что, это был пугающий шок. Теория — одно дело, а реальность — совершенно другое.
Он не отпускал ее губы. Порция попыталась освободиться, но Саймон не позволял ей это сделать. И тогда она совершенно внезапно погрузилась в чувственное море.
Саймон навис над ней, его ноги переплелись с ее ногами его руки обхватили ее тело, его пальцы блуждали по ней, беря в плен ее чувства, и постепенно мысль о какомлибо сопротивлении бесследно испарилась.
Порция была полна не сладостными ощущениями, а их ожиданием, желанием их появления. Саймон не позволял ей вырваться, целуя ее все крепче и жарче. И тогда, задыхаясь, она сдалась, согласилась отдаться ему, предлагая ему свое тело, свою душу.
И он взял. До этого она не отдавала себе отчета в том, сколь многого он хотел от нее. Сейчас, когда Порция столкнулась с реальностью, она содрогнулась. Саймон слегка ослабил силу поцелуя, но не прервал его. Он приступил к штурму. Объектом его внимания стали ее груди. Разгоряченные и ноющие, они набухли под его рукой. Его пальцы искусно дразнили, мяли, гладили, терзали девичьи холмики. Горячая волна пробежала по телу Порции. Она застонала, но Саймон заглушил стон поцелуем. Он не собирался прерывать свою ошеломляющую ласку.
И лишь когда Порция выгнулась под ним и вскрикнула, он освободил ее губы и оставил в покое груди. Он потянул вверх ее рубашку.
— Подними руки, — приказал он.
Порция повиновалась, и Саймон через голову стащил с нее рубашку. Не давая ей опустить руки, он схватил ее сначала за одно, затем за другое запястье, свел их вместе, сжал в одном кулаке и придавил их к подушке, заставив девушку слегка выгнуть спину.
Его грудь прижалась к чувствительным грудям Порции, и она ахнула от пронзившей ее сладостной истомы. Наклонившись, Саймон снова овладел ее губами, затем медленно пошевелил плечами, и курчавые волоски на его груди, дразня, заскользили по тугим соскам, порождая сладостные ощущения.
У нее уже не было сил стонать, когда он оторвал рот от ее губ и принялся целовать ей шею в том месте, где бился пульс. Руки ее находились над головой, тело было изогнуто и открыто для его ласк, от которых она не могла уклониться.
Пришло понимание того, что должно будет случиться, это понимание сначала ошеломило ее, но затем она позволила неизбежному произойти. Порция прекратила сопротивление. Пусть он учит ее, пусть демонстрирует ей, что нужно делать.
Саймон чутко уловил момент капитуляции, когда она перестала рассуждать и думать. Ее тело, дотоле напряженное, обмякло под ним. Он вернулся к ее губам и слегка прижал девушку к кровати. Пусть она почувствует его вес, пусть узнает и запомнит. Когда Порция пошевелилась, он освободил ее из захвата, положил свои руки ей на грудь и провел ими вниз, вплоть до округлых ягодиц. Девушка пробормотала чтото невнятное, он заглушил звуки новым поцелуем.
Отпустив ее губы, Саймон стал ласкать ртом ей груди, Порция не пыталась остановить его. Ее руки лежали у него на плечах, она вцепилась в них пальцами, дыхание ее стало прерывистым, глаза были закрыты. Между бровями у нее обозначилась складка, свидетельствовавшая о ее сосредоточенности.
Саймон лизнул один тугой сосок, провел вокруг него языком, затем втянул его в рот и принялся сосать, делая это все энергичнее. Строгая сосредоточенность Порции уступила место новому чувству, она застонала и вскрикнула.
Саймон спустился чуть ниже и слегка расслабился. Он хотел ее — и не просто сейчас, а навсегда. Именно ее тело было призом, которого жаждала его разбойничья душа завоевателя, пусть он в этом и не признавался.
Сегодня она будет принадлежать ему. Сегодня она отдаст ему себя полностью, без остатка. Если им суждено общее будущее, то не было смысла притворяться, изображать из себя не того, кем он был в действительности. Как она станет реагировать — это другое дело, но в нерешительности ее упрекнуть нельзя.
В глубине души Саймон не сомневался, что может попросить ее о чем угодно и она позволит ему все. Поэтому он никак не мог причинить ей боль.
Его губы совершили путешествие по тугой поверхности ее живота, и Порция задержала дыхание, затем беспокойно дернулась. Саймон сомкнул руки вокруг ее бедер, плечами раз двинул ей ноги.
Порция догадалась о его намерениях. Ее пальцы вцепились в его волосы. Саймон почувствовал, как она судорожно втянула в себя воздух, когда он припал губами к ее нежной, покрытой шелковистыми волосами плоти.
— Саймон!
Порция прерывисто выкрикнула его имя, и этот вскрик словно обжег и пронзил Саймона до глубины души. Он стал нежно лизать, посасывать, затем водить языком по припухшим складкам. Щелка истекала медом, имевшим яблочный привкус — терпкий, но сладкий. Он отыскал тугой восставший и набухший бугорок и осторожно взял его в рот, внимательно следя за реакцией Порции.
Шаг за шагом он направлял ее к вершине. Она откинула назад голову и стала покачивать бедрами, полностью отдаваясь его ласкам. Саймон нежно раздвинул складки трепещущей плоти и медленно, целеустремленно проник внутрь языком.
Порция тихонько застонала, он ощутил, как мышцы стали сокращаться, но лишь только они успокоились, Саймон приподнялся над Порцией. Он еще шире развел девичьи ноги и поднес восставший жезл к скользким, разбухшим складкам.
Найдя вход, он ввел ствол внутрь. И резко нажал.
Порция вскрикнула и отчаянно забилась под ним. Он не остановился, погружаясь в нее все глубже, чувствуя, как под его напором расширяется жаркое вместилище, как его охватывают тугие стенки, ощущая упругость ее тела, мягкость женской плоти и исходящее от нее тепло. Он изо всех сил старался насладиться всеми этими ощущениями, продлить их, не позволить примитивным инстинктам взять верх.
Оказавшись под Саймоном как в западне, Порция замерла. Саймон слышал над ухом ее прерывистое дыхание. В том месте; где они соединились, где она удерживала его в себе, он чувствовал ритмичное биение пульса. Преодолевая страстное желание начать бешеную скачку, Саймон приподнял голову. Изпод тяжелых век сверкнули глаза Порции. Ее опухшие губы были слегка приоткрыты. Он почувствовал, как она втягивает в себя воздух.
— Ты обещал, что никогда не причинишь мне боль…
Это не было в полном смысле обвинением, она слегка скривила губы, и, к его громадному облегчению, напряженность, охватившая ее тело, стала спадать. Саймон нагнулся, потерся губами о ее губы, на мгновение приник к ним.
— Я думаю, — тихонько пробормотал он, — ты согласишься, что эта боль длилась недолго.
Он снова приподнял голову, их глаза встретились, и он сделал движение бедрами ей навстречу.
Порция завороженно застыла.
— Сделай так еще.
В другое время он мог бы засмеяться, но сейчас страсть требовала выхода. Однако просьбу ее он выполнил и с облегчением увидел, как расслабилось ее лицо.
Порция пыталась запомнить ощущение полноты, ощущение того, что он находится в ней. Даже в самых прихотливых мечтах она не могла представить себе переживания, испытываемые во время интимной близости, когда она отдается ему, когда часть его тела входит в нее. Дело было не только в том, что реальные ощущения оказались сильнее вымышленных, но и в том, что они существенным образом отличались.
Однако она не могла остановиться и заняться исследованием — этого не могло позволить ни ее, ни его тело. Они оба были напряжены, готовы к продолжению акта. Правда, о том, каково будет это продолжение, она имела весьма смутное представление.
Порция положила руки ему на предплечья, затем, поднеся ладонь к его скуле, откинула свесившуюся на лицо прядь. Приоткрыв рот, она всем своим видом предложила ему продолжать.
Он поцеловал ее в губы, его язык заполнил ей рот, соприкоснулся с ее языком, погрузился в глубину — и тут же начал движение назад, в такт с движением бедрами. Саймон, возбуждая Порцию, повторял движения взад и вперед. И ее тело, подчиняясь инстинкту, последовало за ним, вздымаясь навстречу и ускоряя движение, языки пламени заплясали у нее под кожей, кости словно плавились. Ее тело превратилось в горнило, в которое нырял Саймон, нырял все глубже, энергичнее, мощнее, как бы добавляя тем самым жара в топку.
Еще никогда Порция не чувствовала так остро. Она одновременно ощущала и свое, и его тела, ощущала их слияние, ощущала, как они берут и отдают друг другу, как скользят, трутся, соприкасаются, как смешивается их дыхание, как в унисон бьются сердца, как воля каждого из них становится единой.
Оба купались в потоках страсти, пребывали в горниле взаимного вожделения. За объятиями следовали вздохи и стоны, после чего пламя полыхало с новой силой.
И наконец на них обрушилась огромная стена жара, которая погребла их под собой, похоронила остатки разума, заполнила бушующей лавой каждый их нерв, каждую клетку.
Тяжело дыша, Саймон поднял голову:
— Сделай коечто для меня.
Порция с трудом поняла его слова.
— Что именно?
— Обними своими ногами мои бедра.
Она хотела было спросить, для чего это нужно, но затем просто повиновалась. И очень скоро получила ответ.
Он вошел в нее на полную глубину, вошел энергично, его движения сделались резкими и быстрыми казалось, он проникал до самого ее сердца. Порция выгибалась ему навстречу, сжимала его своими бедрами, принимая мужскую плоть, и слышала собственные вскрики. Сознание ее полностью отключилось, остались лишь ощущения и эмоции.
Она почувствовала, как он внезапно остановился, оставаясь в глубине ее лона, казалось, в этот момент их тела окончательно слились в единое целое. А затем произошел взрыв такой силы, который способен был сплавить не только их тела, но и души.
Раньше Порция задавала себе вопрос, что произойдет после, но никакая фантазия не могла подготовить ее к действительности. Ощущение веса его тела на ней, громовые удары сердец, блаженное состояние, которое все еще их не покидало, жар, волны которого продолжали пульсировать под кожей. Штормовая гроза пронеслась и оставила их омытыми, обессиленными, выброшенными волнами на какойто необитаемый остров. Только они были реальными, в этот момент остальной мир для них не существовал. Порция лежала под ним оглушенная, потрясенная и в то же время умиротворенная. Саймон повернул голову. Их дыхание смешалось, их губы встретились. Они прильнули друг к другу.
— Спасибо тебе, — прошептал Саймон. Подняв руку, Порция откинула ему назад волосы, затем провела ладонью по его торсу, ощутив тугие мышцы на спине.
— Нет, это тебе спасибо.
За обучение, за то, что позволил ей узнать… возможно, гораздо больше, чем он намеревался ей преподать.
Она была права: в их отношениях было нечто специфическое, нечто такое, за что стоило бороться. Но было также много такого, что ей еще предстояло узнать…
Его губы блуждали по ней, но вдруг он вздохнул и отстранился от нее. Перемена оказалась драматичной: разница в ощущениях, когда он лежал, слитый с ней в единое целое, и теперь, когда его не стало рядом, была весьма существенной.
Он приподнялся и сел на кровати, положил тяжелую руку Порции на бок.
— Теперь поспи, тебе нужно будет вернуться к себе до зари. Я разбужу тебя.
Порция улыбнулась. И не стала ему говорить, как она мечтала о том, чтобы он разбудил ее. Повернувшись на бок, она поуютнее устроилась, прижавшись к нему спиной.
Она никогда раньше не спала рядом с мужчиной, однако сейчас это показалось ей вполне естественным.


Заря наступила слишком быстро.
Порция спросонья услышала, как Саймон отодвинулся от нее, а затем встал с кровати. Она сонно пробормотала чтото, повернулась, потянула на себя простыни и покрывало, чтобы сохранить тепло Саймона, и снова погрузилась в сон.
Она безмятежно и умиротворенно, не ощущая собственного веса, плыла по теплому и спокойному морю, когда чьято твердая рука дотронулась до ее плеча и встряхнула.
— Пора вставать. Уже светает.
Порция с трудом приоткрыла глаз и увидела полностью одетого Саймона, наклонившегося над ней. Было достаточно светло, чтобы разглядеть его голубые глаза и озабоченное выражение лица.
Она улыбнулась, закрыла глаз и вцепилась пальцами в лацкан его сюртука.
— Никто не встанет еще в течение нескольких часов. — Она потянула его к себе. Губы ее округлились при воспоминании о том, что произошло с вечера. — Я хочу узнать еще чтонибудь.
Он вздохнул, вздохнул тяжело. Затем схватил ее за запястье и бесцеремонно выдернул из теплого кокона.
Порция резко открыла глаза.
— Что…
Саймон схватил ее за обе руки и вынудил встать на колени.
— Мы должны одеть тебя и прибыть в твою комнату до того, как повсюду появятся слуги.
Прежде чем она успела чтолибо сказать, он набросил на нее через голову рубашку. Порция не без труда попала руками в узкие отверстия, затем оправила рубашку. Прищурив глаза, она сердито сказала:
— Это совсем не то, чего я ожидала.
— Нам здесь осталось пробыть всего два дня, и мы не станем давать повод для еще одного скандала. — Он бросил ей платье.
Порция поймала его, склонила набок голову и посмотрела на Саймона.
— Поскольку остается всего лишь два дня, не будет ли разумнее…
— Нет. — Поколебавшись, он с минуту внимательно изучал выражение ее лица, затем добавил: — Мы можем продолжить наши уроки сегодня вечером. — Сев на кровать, он стал надевать ботинки. — И не думай, что можно будет чемуто научиться до этого времени.
Обдумывая услышанное, Порция стала натягивать платье, затем принялась за чулки.
— А почему, — спросила она в конце концов, — мы должны ждать до вечера?
В ее тоне чувствовалось искреннее любопытство и одновременно сомнение. Глядя, как Порция, вытянув длинную ногу, натягивает чулок, Саймон почувствовал прилив возбуждения. Он сердито поморщился, пытаясь вспомнить ее вопрос.
Пусть не без труда, но ему это удалось. Она вскинула брови, ожидая ответа. Саймон подал ей руку, помогая подняться с кровати. Порция опустила взгляд, пытаясь попасть ногой в вечерние туфли.
— Видишь ли, твое тело… Тебе потребуется некоторое время, чтобы поправиться.
Она хотела возразить, но Саймон опередил ее:
— Поверь мне, это действительно так. — Он взял ее под руку и потянул к двери.
К огромному его облегчению, она пошла, продолжая размышлять. Перед дверью она остановилась. Пока Саймон нащупывал ручку, Порция прижалась плечом к его груди и провела кончиком пальца по его щеке. Встретившись с его глазами, она сказала:
— Я не какойнибудь хрупкий цветок. Я не сломаюсь.
Он выдержал ее взгляд.
— Я не миниатюрный и не бесплотный. — Наклонившись, он прикоснулся к ее губам. — Поверь мне — сегодня ночью, и не раньше.
Она прижалась к его губам, вздохнула:
— Ну ладно.
Саймон распахнул дверь. Он настоял на том, что проводит Порцию до ее комнаты. Чтобы попасть туда, им нужно было пересечь весь главный корпус. В этой старейшей части здания было множество гостиных, некоторые из них сообщались друг с другом. Саймон избрал этот маршрут, чтобы избежать встреч с кухарками или горничными в коридорах. Они уже приближались к восточному крылу, когда Порция, глянув в окно, остановилась.
Глядя поверх головы Порции, Саймон увидел то, что раньше его обнаружила она. Стоя в пеньюаре, который практически не скрывал ее чар, и энергично жестикулируя, Китти разговаривала с Артуро и Деннисом.
Саймон оттащил Порцию подальше от окна. Китти стояла полуотвернувшись, а вот Артуро или Деннис могли их увидеть. Порция встретилась со взглядом Саймона, покачала головой, как бы давая понять, что ее это не интересует, и позволила увести себя.
Они подошли к ее комнате. Поцеловав ей пальцы, Саймон подтолкнул ее к двери. Как только дверь закрылась, он тут же направился к себе.
Пара хихикающих горничных вынудила его спуститься по лестнице восточного крыла. Миновав лестницу, он шагнул вперед и…
— Ах, кто это здесь?
Саймон остановился, обернулся и увидел Китти. Она медленно, оценивающе окинула его взглядом с ног до головы и прищурилась.
Саймон мысленно чертыхнулся. На нем был тот же самый костюм, что и накануне вечером.
Выражение лица у Китти сделалось слегка лукавым.
— Поздновато покидать в такой час постель мисс Эшфорд, однако не приходится сомневаться, что вы неплохо развлеклись.
В ее голосе слышалась ярость отвергнутой женщины. Саймон не однажды ставил ее на место, и, судя по злорадному блеску в ее глазах, она ничего не забыла.
— Не до такой степени, как хозяйка дома с цыганом, который приходит на заре.
Она побледнела, затем покраснела, открыла было рот, но, встретив его взгляд, не нашлась с ответом. Свирепо посмотрев на него, Китти запахнула пеньюар, повернулась и стала быстро подниматься по лестнице.
Саймон смотрел вслед удаляющейся Китти с ощущением грозящей опасности. Наконец ее шаги замерли, и он, резко повернувшись, зашагал в сторону западного крыла.


— Мы не могли бы сегодня утром выехать верхом на прогулку? — Сесилия Хэммонд с надеждой посмотрела на сидящих за завтраком гостей.
Все присутствующие хорошо понимали, что, организовав экспромтом верховую прогулку, Сесилия надеется избавиться от Китти хотя бы на утро. Джеймс взглянул на Саймона.
— Не вижу причин для возражений.
— Разумная идея, — согласился Чарли. Он по очереди обвел глазами Порцию, Люси, Аннабелл, Десмонда, Уинифред, Освальда и Суонстона. — Куда мы отправимся?
Посыпались различные предложения. Порция тем временем не поднимала глаз от тарелки с едой, которую она поглощала. У нее аппетит был всегда превосходным, но сегодня утром она чувствовала себя настолько проголодавшейся, что способна была съесть целую лошадь.
Впрочем, у нее не было большого желания ехать верхом.
Помимо того факта, что она испытывала определенный дискомфорт и даже боль, которую поначалу игнорировала, Порция опасалась, что верховая езда может ухудшить ее состояние. Не стоило рисковать и откладывать назначенный на вечер урок.
Она намеревалась продолжить эксперименты.
— Я хочу на своей паре прокатиться в другом направлении, — сказал Саймон Джеймсу. — Они в последние месяцы застоялись, праздность не в их характере. — Он посмотрел на Порцию, сидевшую по другую сторону стола. — Могу вас взять с собой, если пожелаете.
Девушка не сразу сообразила, что никто из присутствующих, за исключением леди О., которая не могла их слышать, не знал о ее пристрастии к верховой езде. Никому не покажется странным, если она предпочтет езду верхом поездке в экипаже.
— Спасибо. — Порция слегка пошевелилась на стуле, понимая, что он догадывается о ее состоянии, и успела опустить глаза, прежде чем покраснела. — Я, пожалуй, соглашусь и полюбуюсь пейзажами.
Она не подняла глаз, чтобы не видеть, как дрогнули его губы. Спустя минуту Саймон оторвал взгляд от ее лица и заговорил с Джеймсом.
Пятнадцатью минутами позже все собрались в холле, откуда отправились на конюшни. Выбор лошадей и седел занял еще несколько минут. Пока Саймон запрягал свою пару, Пopция поласкала маленькую гнедую кобылу. Закончив, Саймон спросил девушку:
— Готова?
Она встретила его озабоченный взгляд и, улыбнувшись, подала ему руку.
— Да.
Он вывел ее по проходу, помог подняться в экипаж и сел рядом с ней.
— Мы увидим вас на дороге! — крикнул он Джеймсу, который все еще подбирал лошадей дамам.
Джеймс помахал в ответ. Конюх, удерживавший пару, отскочил в сторону. Щелкнув кнутом, Саймон выехал на подъездную дорожку.
Они не разговаривали — в этом не было необходимости. Порция смотрела по сторонам, ей было интересно познакомиться с местами, где она раньше не бывала. После того как позади остались высокие деревья КрэнборнЧейза, вдоль дороги появились молодые березки. Саймон дал возможность своим гнедым размять ноги, а затем сбавил темп, переведя их на спокойную рысь.
Утро было славное — над головой плыли легкие облачка, светило солнце, свежий бриз был способен проветрить и прочистить любую голову. Люди любовались пейзажами, карабкались по трем кольцам оборонительных сооружений, окружающих старинный форт. Все испытывали нескрываемое облегчение от того, что избавились от напряженности, преследовавшей их в ГлоссапХолле, все сделались посвоему милыми и очаровательными — даже Освальд и Суонстон.
Порция все время чувствовала, что Саймон наблюдает за ней. Она уже привыкла к подобному вниманию с его стороны. Раньше это неизменно вызывало у нее раздражение. А сегодня, шагая рядом с Уинифред и Люси, подставляя лицо бризу, дувшему с невидимого моря, она постоянно ощущала на себе взгляд Саймона, даже если его в этот момент не было рядом.
Было чтото совершенно новое в том, как он наблюдал за ней.
Заинтригованная, Порция остановилась, пропустила спутников вперед, повернулась и посмотрела на Саймона, который с рассеянным видом слушал Чарли и Джеймса, которые о чемто оживленно спорили. Заметив, что она остановилась, он вынул руки из карманов, отошел от приятелей и направился к ней. Подойдя, он заслонил ее от остальных.
— Ты хорошо себя чувствуешь?
Порция ответила не сразу. Его лицо оставалось, как обычно, строгим и надменным, а вот глаза смягчились, и в них читалась забота — забота совершенно иного свойства, чем в прошлые годы.
У Порции вдруг стало тепло и радостно на душе. Она улыбнулась и наклонила голову:
— Да, великолепно.
До них донесся вскрик. Они посмотрели в ту сторону, где Освальд и Суонстон устроили словесную баталию на потеху сестрам Хэммонд. Порция с лукавой улыбкой положила руку на сгиб локтя Саймона.
— Давай пройдемся.
Он повиновался. Они шли молча, да слова им и не требовались, им достаточно было взглядов, чтобы ощущать близость друг к другу. Словно какоето невидимое звено появилось между двумя людьми, обеспечивающее им полное взаимопонимание.
И то, что возникло, было какимто особенно драгоценным. Порция бросила беглый взгляд на Саймона и поняла, что он это тоже чувствует. Он не походил на человека, который с этим борется или отрицает. Интересно, что конкретно он думает?
После часовой прогулки, прошедшей в полном обоюдном согласии, они без особой охоты возвратились к лошадям и экипажу, откуда отправились в ГлоссапХолл.
Они вернулись к завтраку, как раз к моменту очередного скандального представления Китти. Безмятежное утреннее настроение улетучилось без следа.
За завтраком места строго не указывались, и Саймон сел рядом с Порцией, молча ел и наблюдал. Большинство гостей вели себя так же. Если бы у Китти было хоть чуточку здравого смысла, она бы заметила, что люди относятся к ней с настороженностью и сторонятся ее и что ей необходимо вести себя сдержаннее. Китги же пребывала в весьма возбужденном состоянии. Она надулась, узнав об утренней загородной прогулке, однако глаза ее лихорадочно блестели, словно она ожидала какогото важного события, о котором никто, кроме нее, не знал.
— Но ведь мы были на развалинах форта много раз, дорогая, — напомнила ей миссис Арчер. — Уверяю, было бы весьма утомительно осматривать их снова.
— Да, — подтвердила Китти, — но я…
— Естественно, — вмешалась миссис Бакстед, любовно глядя на сидевших по другую сторону стола дочь и девиц Хэммонд, — молодые нуждаются в том, чтобы побыть на свежем воздухе.
Китти сверкнула на нее очами.
— Уинифред…
— А для тех, кто уже замужем, утренние прогулки теряют свою привлекательность, — заявила миссис Бакстед и с невозмутимым видом положила в свою тарелку дополнительную порцию охлажденного аспарагуса.
На какоето мгновение Китти потеряла дар речи, затем бросила взгляд через стол на Порцию. Не подозревающая об этом Порция ела, глядя в свою тарелку, на ее губах появилась чуть заметная, но очень многозначительная улыбка.
Прищурив глаза, Китти открыла было рот. Саймон протянул руку и взял стакан. Китти посмотрела на него — он перехватил ее взгляд и не отпускал его все время, пока пил из стакана, затем медленно поставил его на стол.
Саймон дал возможность Китти понять, что он сделает, если она осмелится излить желчь ревности на Порцию, если она хотя бы намекнет на утреннее приключение, в котором подозревала его и Порцию.
Какоето время Китти колебалась, балансируя на грани, но затем благоразумие взяло верх. Она с раздражением опустила взгляд в тарелку.
Тем временем мистер Арчер, по всей видимости позабывший о недостатках своей младшей дочери, продолжил дискуссию с мистером Бакстедом. Лорд Глоссап вел беседу с Эмброзом, а леди О. непринужденно болтала с леди Глоссап, не обращая ни малейшего внимания на всех остальных. Постепенно и остальные вступили в разговор. Леди Келвин завладела вниманием Джеймса и Чарли, Десмонд и Уинифред попытались втянуть в беседу Друсиллу.
Саймон обменялся несколькими фразами с Аннабелл Хэммонд, сидевшей по другую сторону от него, однако оставался настороже. На сдержанность Китти не приходилось полагаться. Кто мог знать, что взбредет ей в голову? Если она скажет…
Завтрак подходил к концу. В тот момент, когда Порция положила вилку, Саймон коснулся пальцем ее запястья.
Она посмотрела на него, вскинув бровь.
— Пойдем прогуляемся.
Ее бровь взлетела еще выше. Саймон явственно видел, как она размышляет. Он пояснил:
— Я хочу поговорить с тобой.
На тему, которую изза Китти более нельзя было замалчивать.
Порция убедилась, что он абсолютно серьезен, и, поднеся к губам салфетку, пробормотала:
— Убежать на глазах у всех будет нелегко.
В этом отношении она была права. Хотя завтрак уже в принципе завершился и гости собирались провести вторую половину дня поразному, Аннабелл, Сесилия и Люси, постоянно льнувшие к Порции, явно ждали, что она уделит им внимание. Отказавшись от игры в бильярд с Джеймсом и Чарли, Саймон проводил четырех дам на террасу, размышляя о том, как бы ему избавиться от трех из них.
Он остановился в дверях утренней столовой, обдумывая и отбрасывая различные варианты, и вдруг услышал за спиной шаги. Обернувшись, Саймон увидел леди О. Он инстинктивно предложил ей руку, и она сразу же ухватилась за нее.
Взглянув на четырех юных леди, сгруппировавшихся возле перил, она покачала головой:
— Вам это никогда не удастся.
Прежде чем Саймон успел найтись с ответом, она тряхнула его за руку.
— Пойдемте, я хочу посидеть во дворике, обсаженном кустарником. — На ее губах появилась недобрая усмешка. — Похоже, это то место, где людям удается услышать много интересного.
Решив, что леди О. чтото задумала, Саймон вывел ее наружу. Когда они подошли к газону, она внезапно остановилась. Повернулась и махнула рукой молодым леди.
— Порция, дорогая, захватите, пожалуйста, мой зонтик.
Порция, наблюдавшая за леди О. и Саймоном, с готовностью откликнулась:
— Да, конечно.
Извинившись, она покинула группку девушек и вошла внутрь дома.
Леди О. с Саймоном продолжили путь.
Саймон усаживал ее на чугунную садовую скамью, стоявшую под раскидистой магнолией, когда к ним присоединилась Порция. Она выразительно посмотрела на дерево.
— Но вам не потребуется зонтик!
— Ничего. Он уже сослужил свою службу. — Леди О. взяла зонтик, сложила его и откинулась назад. — Вы можете идти. Оба.
Саймон посмотрел на Порцию, она удивленно пожала плечами.
— Кстати, — сказала леди О., — отсюда есть еще один выход. — Саймон и Порция повернулись, и леди О. указала тростью. — Вот эта тропа. Если мне не изменяет память, она выводит через розарий к озеру.
И смежила веки.
Саймон переглянулся с Порцией. Улыбнувшись, она вновь подошла к скамье и поцеловала леди О. в щеку.
— Спасибо. Мы вернемся…
— Я способна добраться до дома самостоятельно, если захочу. — Приоткрыв глаза, она устремила на Порцию взгляд василиска. — А вы идите, нет никакой необходимости возвращаться.
Видя, что они не спешат уходить, она подняла трость и зонтик и махнула ими.
— Кыш! Убирайтесь!
Сдерживая улыбки, Саймон и Порция поспешили к тропе.
— Она неисправима.
Они прошли под аркой в розарий.
— Она всегда была такой.
Саймон накрыл руку Порции своей рукой, переплел пальцы с ее пальцами. Быстро миновав розарий, они вышли в сад у озера, за которым почти не ухаживали.
Минут через десять тропа привела их к холму, откуда от крывался вид на озеро. Саймон посмотрел на зеркальную гладь, вокруг не было ни души.
— Пошли.
Он повел Порцию узкой тропинкой, которая вилась вокруг озера.
Порция шла в ногу с Саймоном, он крепко сжимал ее руку. Он хотел быть уверенным в том, что никто не помешает им в течение часа.
Когда он прошел мимо фасада беседки, Порция, вместо того чтобы спросить, куда они идут, перешла к сути дела:
— О чем ты хотел со мной поговорить?
Теперь очередь была за ним, и хотя Саймон знал, что ему нужно сказать, он не решался начать. Спасибо Китти за то, что у него не оставалось времени на обдумывание плана кампании по завоеванию Порции.
— Проводив тебя, я столкнулся с Китти. — Саймон взглянул на Порцию и увидел ее широко раскрытые глаза. — Она обо всем догадалась.
Порция задумчиво поморщилась, потом сказала:
— Значит, она может все усложнить.
— Как сказать… Она так занята своими собственными играми, что может проговориться лишь в том случае, если ее спровоцируют.
— Может быть, мне побеседовать с ней?
— Нет! — Саймон остановился. — Это совсем не то…
Также остановившись. Порция вопросительно посмотрела на Саймона.
Глядя на тропинку, он услышал высокий девичий голос, долетевший из сада. Они почти дошли до соснового питомника. Между соснами вилась тропа. Схватив Порцию за руку Саймон потащил ее к соснам. Они остановились лишь тогда, когда оказались в окружении высоких деревьев, создававших уютную ажурную тень. Саймон, отпустив руку Порции, повернулся к ней лицом. Она молча ждала, слегка заинтригованная. Презрев тяжесть в груди, Саймон сказал:
— Я хочу жениться на тебе.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальный любовник - Лоуренс Стефани



Весьма интересный роман с элементами детектива. Жена лорда - настоящая нимфоманка. Становится жалко бедного Эмброуза, Загнанного в тупой угол из-за этой шлюхи. Можно почитать на досуге.
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниВ.З.,64г.
27.11.2012, 13.20





Очень интересно, ничего другого я не ожидала от этого автора
Идеальный любовник - Лоуренс Стефанилюбовь
9.09.2013, 12.04





Супер Как и вся серия про семью Кинстеров
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниАнна
27.05.2014, 20.16





Нормальный роман про любовь. А жалеть Эмброуза нечего, нчего пихать свой в каждую дырку, надо тоже думать подходит или нет и вообще это говорит какой он эгоист и правильно онём сказала его сестра, так что к чему он стремился того и добился. Ну а ГГ молодцы, бывает такое иногда знаешь человека всю жизнь, а потом ещё больше - идёшь по жизни с ним дальше. Читайте
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниАнна.Г
8.03.2015, 19.29





Можно почитать.
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниКэт
20.08.2015, 10.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100