Читать онлайн Идеальный любовник, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальный любовник - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальный любовник - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальный любовник - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Идеальный любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Они шли рядом сначала по саду, затем по тропинке через лес. Порция не стала брать Саймона под руку, он ей этого не предложил, и тем не менее, хотя они не касались друг друга, она все время ощущала, что он с ней рядом. После пережитого ею смятения она была благодарна ему за это.
Конечно, меньше всего она хотела сейчас встретить именно его, если учесть предмет, который ей предстояло обдумать. Казалось бы, учитывая его причастность к предмету ее размышлений, Порция должна была бы испытывать… пусть не застенчивость, но неуверенность. Однако Порция была абсолютно уверена, что он никогда ее не подведет.
Ее однажды вывели из равновесия проделки Китти, на сей раз они разволновали ее еще сильнее. И было вполне естественно, что она сблизилась с людьми, которых понимала и которым доверяла. Такими, как леди О., и Саймон. Они вышли на другую сторону холма, где лес расступался и с отдаленного моря долетал ветерок. Пахнуло свежестью и повеяло грозой, которая пока что была далеко. Прохладный ветер затеял игру с ее волосами на затылке и на лбу. Порция остановилась, поправила непокорные волосы и подставила лицо солнцу.


Саймон остановился сбоку от нее, окинул взглядом открывающийся пейзаж, свинцовые облака на горизонте. Затем повернулся к Порции.
Он не удивился, когда нашел ее в саду. Любая другая леди отдыхала бы после нагрузок трудного дня, но только не Порция.
Его губы дрогнули, когда он представил себе лежащую без движения и спящую Порцию. Она была самая энергичная из всех известных ему женщин, постоянно пребывающая в движении, и это качество всегда его привлекало.
Она никогда не разыгрывала из себя некую утонченную особу. Ее неиссякаемое жизнелюбие не давало ему расслабляться. Он перевел взгляд на ее складную, изящную фигуру, стройные, длинные ноги. Казалось, она вся излучает жизненную энергию. Правда, сейчас она выглядела такой же озабоченной, какой он ее увидел в саду.
— В чем дело?
Порция взглянула ему в лицо, затем снова устремила взгляд вдаль.
— Китти беременна. Этим утром я подслушала, что она грворила об этом с Уинифред и пыталась убедить ее, что отец ребенка — Десмонд.
Саймон даже не попытался скрыть своего возмущения:
— Как это гадко!
— Ребенок не от Генри.
— Я догадываюсь.
Порция взглянула на Саймона и нахмурилась:
— Почему?
Он скривился:
— Я полагаю, она и Генри уже давно живут врозь. — Чуть поколебавшись, он добавил: — Подозреваю, что разговор между Генри и Джеймсом, который мы подслушали в тот вечер, касался проблемы возможного развода.
— Развода?
Порция ошеломленно посмотрела на Саймона, ведь развод означал скандал, и в этом случае Китти подвергнут остракизму.
— Интересно, знает ли Китти… — После небольшой паузы она продолжила: — Только что я слышала, как миссис Арчер и Китти обсуждали эту проблему. Говорили о том, что Китти намеревается делать.
Это был не его ребенок, однако у Саймона заныло в груди.
— И что она предлагает?
— Она не хочет ребенка. Она боится растолстеть и… Я думаю, она не хочет ничего, кроме получения захватывающих ощущений, для чего, по ее мнению, она создана.
Это было выше понимания Саймона. У него было множество сестер, как старших, так и младших, и он полагал, что имеет некоторое представление о женской душе. Однако понять Китти он был не в состоянии.
Порция повернулась и пошла дальше. Саймон последовал за ней. Он понимал, что Порция продолжает размышлять о том, что ее беспокоит. Когда они вышли на последний отрезок тропы, шедшей по гребню холма, который возвышался над деревней Эшмор, Саймон увидел, что вертикальная складка между бровями Порции не исчезла. Он остановился и дождался, когда она это поняла, и вопросительно посмотрел на нее.
— Что происходит?
Она некоторое время молча смотрела ему в глаза, затем ее губы дрогнули, и после короткой паузы она сказала:
— Обещай, что не будешь смеяться.
Глаза Саймона округлились от изумления. Нахмурившись, она отвела взгляд и медленно пошла вперед, Саймон поспешил следом.
— Я думала… а я… потом, впоследствии… одним словом не сделаюсь ли я такой, как Китти?
— Как Китти? — В первое мгновение Саймон не мог понять, что Порция имеет в виду.
Она еще сильнее нахмурилась:
— Как Китти… с ее любовью к сильным ощущениям.
Он остановился, Порция тоже.
Он не смог сдержаться и рассмеялся. Даже гневный блеск в ее глазах не мог его остановить.
— Ты обещал! — Она ударила его в грудь. Это не только не помогло — наоборот, он безудержно расхохотался.
— Ты!.. — Порция снова ударила его.
Саймон поймал ее руки, сжал их в своих ладонях. Посмотрел на ее лицо, увидел в ее глазах нешуточную тревогу и смятение — и сразу посерьезнел.
— Ты никогда не станешь такой, как Китти. — Однако его слова Порцию не убедили. — Поверь мне — это невозможно! Нет ни малейшего шанса!
Прищурив глаза, она смотрела на него изпод черных ресниц.
— Откуда ты знаешь?
— Ты не Китти, — убежденно проговорил он. — Ты никогда — слышишь, никогда! — не сможешь вести себя так, как она.
Порция все еще сомневалась.
Внезапно Саймон до конца понял, о чем они говорят. У него перехватило горло, когда он осознал: она… они оба стоят на краю обрыва. И он знал, что она долго и много думала, прежде чем отдаться ему.
Хорошо зная ее, зная ее любопытство, ее своенравное желание все познать, он был уверен в ее окончательном решении. Даже в самом фантастическом сне Саймон не мог себе представить, чтобы Китти преодолела этот барьер.
Он посмотрел Порции в глаза, она встретила его взгляд. Глаза у нее были темные как ночь, и в них можно было прочитать лишь только очень сильные эмоции. Сейчас они затуманились неуверенностью — неуверенностью, направленной на себя, а не на него, как он мог бы ожидать.
Саймон почувствовал ее сомнения и инстинктивно отреагировал:
— Верь мне. — Он еще крепче сжал ей руку, затем поднес по очереди ее руки к своим губам. — Просто поверь мне.
Глаза Порции сделались огромными. Она спросила:
— Но почему ты так уверен?
— Потому что… — Саймон словно утонул в ее глазах, понимая, что должен говорить абсолютную правду, но не мог найти слов, чтобы выразить мысль. — То, что происходит между нами, и то, что может произойти, не изменит тебя, не превратит в другого человека.
Порция нахмурилась, но не потому, что отвергала его мысль, а потому, что размышляла над его словами. Саймон позволил ей освободить руки из его ладоней; повернувшись вполоборота, девушка стала смотреть на поле невидящими глазами.
Постояв с минуту, Порция повернулась и направилась к площадке обозрения. Саймон пошел за ней. На площадке она остановилась, Саймон замер в двух футах от нее, сунув руки в карманы, и ждал.
Он не осмеливался ни дотронуться до нее, ни оказать какоелибо давление.
Порция перевела взгляд на его фигуру, словно оценивая напряжение, скопившееся в каждом его мускуле. Затем подняла голову и, вскинув бровь, произнесла:
— Я думала… ожидала, что ты будешь более решительным.
Саймон молча покачал головой, затем после паузы сказал:
— Решение за тобой. Это ты должна его принять.
Наверное, она хотела спросить почему — он понял это по ее глазам, но, поколебавшись, она отвела взор.
Минутой позже Порция повернулась и пошла прочь, Саймон последовал за ней, нагнув голову под деревянной аркой. Их путь лежал к ГлоссапХоллу.
Они шли в молчании — в уже привычном для них непринужденном молчании. Оба чувствовали присутствие друг друга, и в то же время каждый был занят своими мыслями и знал, что другой не обидится.
Саймон думал о них обоих. О том, что происходит между ними; что это происходящее углубляется и развивается в таком направлении, какого он не ожидал. Кудато уходят былые инстинкты, диктовавшие, что он должен оказывать давление, брать, хватать, предъявлять свои права. И он должен радоваться, что к физическому притяжению примешиваются другие чувства.
Саймон с самого начала понимал, что завоевать ее доверие к нему в такой степени, чтобы она приняла его в качестве мужа, будет неимоверно трудной задачей. Если учесть, что все нынешние события происходили на фоне разрушения брака Генри и Китти, то это создавало неожиданные повороты в сценарии и заставляло его принимать во внимание такие моменты и нюансы в чувствах, на которые он раньше не обратил бы особого внимания.
Взять, например, тот факт, что он доверял Порции полностью и безоговорочно. Поэтому мысль о том, что она может превратиться во вторую Китти, ему показалась настолько смехотворной, что он не мог сдержаться. Она никак не могла стать такой, как Китти. Он непоколебимо верил в ее силу.
Раньше Саймон и подумать не мог, что это качество так уж необходимо для жены. Сейчас же он осознал, насколько оно ценно.
Они дошли до сада и обсаженной глициниями дорожки. Впереди показался дом.
Саймон положил ладонь на ее руку и замедлил шаг. Порция остановилась и повернулась к нему лицом. Он переплел пальцы с ее пальцами, заглянул в сумрачные глаза девушки.
— Могу твердо пообещать тебе только одно. — Саймон поднес ее руку к своим губам и поцеловал в ладонь, продолжая смотреть ей в глаза. — Я никогда не сделаю тебе больно.
Она молча, не моргая и не двигаясь, смотрела в его глаза. Затем вздохнула и наклонила голову.
Положив ее ладонь на сгиб своей руки, Саймон направился к дому.


Это на самом деле было ее решение. Порция испытала облегчение, когда он это увидел и принял. С другой стороны, она не понимала, как воспринимать такое нехарактерное для него великодушие. Ведь он явно хотел ее, испытывал к ней влечение, и Порции требовалось объяснение причин его сдержанности и терпения.
Чуть позже в тот же вечер она стояла перед окном и размышляла о том, чем это может объясняться. И как это может отразиться на ее решении.
В гостиной Саймон, улучив момент, тихонько сообщил, какую спальню ему предоставили, если ей интересно это знать. Если бы она почувствовала, что он оказывает на нее давление, она бы проявила строптивость, но одного ее взгляда оказалось достаточно, чтобы понять, что он пресекает малейшие поползновения со своей стороны на этот счет.
Порция наклонила голову, затем их уединение нарушили. Тем не менее она не сомневалась, что он ждет ее знака.
Во время обеда она украдкой наблюдала за сидящим по другую сторону стола Саймоном. Если бы гости не были столь сосредоточены на поддержании беседы, ктонибудь наверняка мог это заметить.
Присутствие Китти на сей раз было полезно. Разумеется, не потому, что это входило в ее планы. Она снова вернулась к своей прежней роли, придав ей еще больше драматизма, — роли леди, которую не поняли, и сидела, гордо вскинув подбородок, невзирая на стрелы, выпущенные теми, кто знал ее лучше.
Дамы удалились в гостиную, оставив мужчин за столом. Ни у кого не было ни малейшего желания продлевать этот вечер, атмосфера оставалась напряженной, эмоции бурлили вокруг Китти и других персонажей. Чай был подан рано, и после первой же чашки дамы откланялись.
В результате Порция оказалась там, где она находилась сейчас, глядя в ночную тьму и думая о решении, которое могла принять она и только она.
И несмотря на это, ее решение зависело от Саймона.
Несмотря на историю их предыдущих отношений, а точнее, благодаря им, она не была удивлена, когда он появился на арене и дал согласие быть ее проводником в исследовании физических взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Саймон не одобрял это, но довольно быстро капитулировал, увидев, что она решительно нацелена на то, чтобы пройти этот курс. Он прекрасно знал, что, если он откажется, она пройдет курс с другим мужчиной. С точки зрения его, человека, который считал своей обязанностью постоянно ее опекать, курс обучения с ним был предпочтительнее, чем с кемто еще.
И не важно, что он был из рода Кинстеров, а она — из рода Эшфордов. Они оба принадлежали к высшему свету. Будь она моложе и невиннее, любая интимная связь закончилась бы заявлением: «Я соблазнил тебя и вынужден на тебе жениться».
К счастью, у них не тот случай. Саймон знал ее, и знал хорошо. Он не стал бы помогать ей в ее исследованиях, если бы верил, что тем самым ведет себя бесчестно. Он признал, что Порция имеет такое же право на сексуальный поиск, как и он, и это радовало ее.
Этого было достаточно, чтобы освободить его от какойлибо моральной ответственности, от необходимости проявлять попечительскую строгость или неодобрение. Он действовал по ее просьбе и с ее активного одобрения.
Саймон не соблазнял ее в привычном смысле этого слова, он просто согласился это сделать, раз уж она хотела быть соблазненной.
Вероятно, именно этим объяснялись его неизменная сдержанность и нежелание оказывать на нее давление — своего рода мужское проявление благородства в данной ситуации.
Все то, что произошло между ними до настоящего времени, соответствовало тому, чего она хотела, чего желала. Сейчас предстояло принять решение, хочет ли она идти дальше, действительно ли она готова сделать последний шаг, поднять последнюю завесу, узнать все до конца.
Исследователь, сидящий в ней, хотел броситься вперед сломя голову, более прагматичная ее половина настаивала на том, что нужно взвесить все за и против.
По ее мнению, даже по мнению многих других, ее возраст и статус человека независимого освобождали ее от всяких жеманных рассуждений о девственности. Если она не сунет палец в воду и не попробует то, что нужно попробовать, она может никогда не выйти замуж. Но что из этого следует? Для нее девственность была устаревшим понятием.
Риск беременности действительно был, но с этим можно примириться. Не в пример Китти, она хотела иметь собственных детей. С учетом того, что у нее крепкая и состоятельная семья, что она мало обращала внимание на мнение света, это вполне можно уладить. При условии, что она никогда не откроет, кто отец ребенка. У нее слишком развито чувство самосохранения, чтобы допустить подобную ошибку.
Уверенность Саймона развеяла ее беспокойство о том, что, если все возрастающее влечение между ними окажется лишь похотью, она может пристраститься к физическим наслаждениям, как, похоже, это случилось с Китти. Его искренность и убежденность вкупе с его репутацией позволяли опираться на его мнение эксперта.
Так что никаких веских контраргументов не находилось.
Она знала, чего хотела и желала. Она хотела узнать все о браке до того, как окажется в его узах. Порция должна знать его физические аспекты. Скандал с Китти тем более подталкивал к необходимости понимания всех сторон брака, прежде чем идти к алтарю. Если после всего увиденного за эту неделю она сделает неверный выбор, то винить будет некого.
Понимание всех аспектов брака было изначальной целью… но сейчас требуется большее. Порция хотела также знать, какого рода эмоциональные отношения развиваются между ней и Саймоном — отношения, благодаря которым она способна представить себя в постели с Саймоном и, более того, готова с легкостью ему отдаться.
С учетом поведения Китти выяснить это также весьма разумно. А что, если растущее между ними чувство — любовь?
Порция понятия не имела, что это такое. Любовь не значилась в списке того, что ей следовало изучить. Она не искала любви, и не по причине любви она приняла его предложение обучить ее тому, что она хотела знать. Однако Порция не была круглой дурой или надменной до такой степени, чтобы не допустить возможности того, что любовь коснулась и ее. Если это не любовь, им суждено расстаться, эксперимент будет завершен. В этом случае все определенно и однозначно. Опасность заключена в оборотной стороне медали. Что, если это любовь? Что тогда?
Порция знала ответ. Если это любовь — то ли ее к нему, то ли его к ней, то ли взаимная — и если при этом он сознает сей факт, Саймон наверняка настоит на женитьбе, и ей будет непросто его отвергнуть.
В конце концов, он один из Кинстеров. Но если он одержит победу, то что будет с ней?
Быть покоренной любовью и выйти замуж за Кинстера — что может быть хуже? Если любовь овладеет ими обоими, тогда ситуация может стать управляемой. Если же натиску любви подвергнется только один из них, будущее представляется безрадостным.
Вопрос, стоявший перед ней сегодня, заключался в следующем: рискнет ли она, готова ли она к этому?
Порция тяжело вздохнула, глядя на силуэты деревьев за окном.
Если она не примет его предложение оказаться соблазненной сейчас, их пути в ближайшие дни разойдутся. Она вернется в Ратлендшир, не удовлетворив своего любопытства. Кого еще найдет она, чтобы удовлетворить свою жажду познания? Кому еще сможет довериться?
Шансы на новую встречу этим летом, тем более в подходящих условиях, были минимальными, к тому же у нее не было гарантии, что Саймон и впредь согласится обучать ее всему, чему она пожелает научиться.
Способна ли она смириться с тем, что она отступила, свернула в сторону и так и не узнала все до конца? Способна ли она жить дальше, не зная, что для них означает понастоящему физическая близость? Что их влекло к этому? Неужели она так и не узнает, была ли это любовь, поражены ли они ею оба и что может означать подобный поворот?
Порция презрительно скривила губы. Здесь не в чем сомневаться, она не может повернуть назад. Однако если она отправится сегодня ночью к Саймону, то, учитывая сложившееся положение вещей, это может оказаться ее самым разумным выбором. Другие могут назвать ее безрассудной и своенравной, тем не менее в этом своем поступке сама она видит глубокий смысл.


Не было смысла терять время.
Чтобы добраться до комнаты Саймона, она должна обогнуть галерею вокруг главной лестницы наверху. К счастью, все леди уже были в своих комнатах и Порцию никто не мог видеть, когда она скользила от одной темной ниши к другой. Ей удалось беспрепятственно добраться до коридора, ведущего к западному крылу.
На стыке западного крыла и основного корпуса ей нужно было пересечь холл перед лестницей. Едва Порция оказалась на открытом пространстве, как услышала чьито тяжелые шаги на лестнице.
Девушка метнулась назад и спряталась в нише коридора, из которого только что вышла. Шаги приближались; шли два человека. Она услышала голос Эмброза, которому ответил Десмонд. Порция вознесла молитву о том, чтобы их комнаты находились в западном крыле, а не в главном корпусе, в коридоре которого она сейчас пряталась.
Разговаривая о собаках, мужчины наконец повернули в западное крыло.
Порция испытала огромное облегчение. Поколебавшись, она решила, что знать, в каких комнатах они разместились, будет полезно, и осторожно выглянула изза угла.
Десмонд и Эмброз дошли почти до конца коридора, затем один вошел в комнату налево, другой — направо.
Лишь после этого Порция позволила себе выпрямиться. Саймон сказал, что его дверь — третья от лестницы, стало быть, ей не придется проходить мимо дверей Эмброза и Десмонда.
Она двинулась через холл. Подойдя к лестничной клетке, девушка услышала щелчок — ктото играл в бильярд. На мгновение остановившись, она прислушалась. До нее долетел голос Чарли, смех Джеймса и приглушенный баритон Саймона. Минуту она стояла недвижимо, прищурив глаза и плотно сжав губы, затем продолжила путь к его комнате.
Открыв дверь. Порция юркнула внутрь, постаравшись по возможности бесшумно притворить ее за собой. Учитывая большое количество комнат в доме, едва ли соседняя была кемлибо занята, но рисковать не следовало.
Порция окинула взглядом погруженную во мрак комнату, досадуя, что Саймон не ждет и не приветствует ее, чтобы тем самым отвлечь от мыслей о том, что она делает. Однако сколько продолжается игра в бильярд? Может, у него всетаки хватит ума зайти и посмотреть, воспользовалась ли она его информацией?
Порция шагала по комнате, пытаясь унять нервную дрожь. Она принялатаки решение и не собирается его менять. У нее достанет мужества ответить на вызов.
Комнаты в западном крыле были не такие просторные, как в восточном. Не было кресла у камина, стула у окна, туалетного столика и, естественно, пуфика перед ним, стоял лишь высокий комод. Сбоку от комода находились два высоких стула, но они были узкими и вряд ли удобными.
Порция посмотрела на кровать. Это было единственное удобное место, где можно было сесть и ждать. Порция так и сделала, а для начала подпрыгнула, проверяя толщину и мягкость матраца.
Опершись спиной о подушки, сложенные у изголовья, девушка скрестила на груди руки и устремила взгляд на дверь. Она подумала, что не исключена еще одна причина отсутствия Саймона. Очевидно, он не ожидал, что она благоприятно отреагирует на его предложение. Если вспомнить о его надменности и репутации, то это предположение заслуживает внимания.
Окно было открыто, и в комнату врывался поток прохладного воздуха. Гроза, так и не разрядившись, прошла стороной, в результате немного похолодало. Порция ощутила озноб, пошевелилась… Нет, ей не было холодно, однако…
Она посмотрела на плед, лежащий на кровати, но тут же подняла голову и уставилась на дверь.


Расставшись с Чарли, Саймон вошел в комнату. Прикрыв дверь, он посмотрел на окно, через которое лился лунный свет, и решил не зажигать свечу.
Подавив вздох, он снял сюртук. Расстегнув пуговицы на жилете, Саймон подошел к стулу возле комода и бросил на него сюртук. За сюртуком последовал жилет. Вынув брильянтовую булавку, он положил ее на комод, после чего стал развязывать узел галстука, размышляя о том, сколько времени он будет ворочаться ночью и мучиться от бессонницы, пока Порция примет свое решение.
Интересно, как долго ему удастся исполнять роль бесстрастного соблазнителя? Никогда раньше он не пытался играть столь несвойственную ему роль, но ведь он никогда раньше и не пытался соблазнить Порцию.
Освободив концы галстука, Саймон стащил его с шеи, повернулся, шагнул, чтобы бросить его на другой стул, и тут…
Увидел аккуратно сложенное шелковое платье светлозеленого цвета. В памяти Саймона осталось, что в этот вечер на Порции было платье именно такого оттенка. Этот цвет придавал ее коже еще большую белизну, он эффектно контрастировал с ее черными волосами и подчеркивал глубину ее голубых глаз.
Саймон протянул руку и дотронулся до складок. Нет, это не галлюцинация, платье существовало на самом деле. Более того, он нащупал пару прозрачных шелковых чулок и отделанные кружевами и рюшами подвязки.
У него неистово забилось сердце, ибо он представил Порцию, на которой нет ничего, кроме рубашки… Медленно, еще не до конца веря в удачу, Саймон обернулся.
Она спала в его кровати, черные волосы разметались по подушке.
Разувшись, Саймон подошел поближе. Порция лежала на боку, лицом к нему, подложив ладонь под щеку. Губы ее были слегка приоткрыты. На фоне светлой кожи лица чернели густые ресницы. Саймон ощутил легкий цветочный аромат, исходивший от ее теплого тела. У него даже закружилась голова от такого зрелища.
Он взял себя в руки, ощущая бешеную пульсацию крови в висках. Он уже и не надеялся на то, что Порция придет.
И вот она здесь.
Саймон чувствовал себя так, словно запыхался после бега. Сделав глубокий вдох, он напомнил себе, что не должен слишком многого ждать от ее прихода. Однако же нужно было иметь немалое мужество, чтобы прийти к нему в постель. Порция прекрасно знала его. Ни одна другая леди, с которой он спал, не знала его так хорошо, как она. Он согласился обучить ее всему, что она хотела узнать. Они никогда не говорили об обязательствах друг перед другом. Независимо от этого Порция должна была понимать, что, придя к нему, приняв его предложение пойти на интимную близость, она рисковала, вверяя ему нечто большее, нежели собственную девственность.
Независимость была важнейшей чертой ее характера, и чтобы рискнуть ею, требовалось изрядное мужество. Порция не из тех, кто принимает решение не задумываясь. Она не могла не заметить подстерегающую ее опасность, как бы он ни пытался ее скрыть.
Саймон даже представить не мог, как им удастся договориться о браке. Должно быть, это будет весьма непросто. Саймон хотел убедить Порцию, что она тоже к этому стремится, не раскрывая при этом, что жениться на ней было его изначальной целью. Ей ни к чему знать об этом. Саймон не собирался открывать ей свое уязвимое место.
Саймон, размышляя, стоял перед кроватью, глядя на Порцию. Только основательно все обдумав, он подошел и сел на край кровати рядом с девушкой.
Она не пошевелилась. Он поднял руку, потрогал черные шелковистые пряди волос. Некоторое время он смотрел на ее лицо, которое казалось воплощением невинности, затем наклонился и поцеловал ее в губы.
Порция пробуждалась медленно — теплая и очаровательно женственная. Она пробормотала чтото неразборчивое, обняла его за шею и поцеловала в ответ, побуждая действовать. Саймон поднял голову, заглянул ей в глаза, казавшиеся бездонными омутами, затем перевел взгляд на ее губы.
— Почему ты здесь?
Полные, чувственные губы Порции медленно шевельнулись. Она снова притянула его к себе.
— Ты прекрасно знаешь. Я хочу, чтобы ты научил меня всему.
На последнем слове она поцеловала его, ее язык скользнул между его губами, нашел его язык и, дразня, соприкоснулся с ним. Саймона обдало пламенем, однако он держал себя в узде.
— Ты уверена? Абсолютно уверена? — Увидев, что она вскинула брови, как бы поддразнивая его, он хрипло добавил: — Ты уверена, что утром не передумаешь и не пожалеешь?
Уже после того как эти слова слетели с его губ, он понял, что задает идиотский вопрос, ведь это была Порция, которая никогда не меняет своих решений.
И видит Бог, Саймон не хотел, чтобы она их меняла.
— Ладно, не отвечай и забудь об этом. — Он продолжал смотреть ей в глаза. — Ты лишь скажи — означает ли это, что ты мне доверяешь?
Она ответила не сразу, однако, подумав, кивнула:
— В этом — да.
Он тяжело вздохнул:
— Спасибо и за это.
Освободившись от ее объятий, Саймон встал, выдернул рубашку из брюк и стянул ее через голову.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальный любовник - Лоуренс Стефани



Весьма интересный роман с элементами детектива. Жена лорда - настоящая нимфоманка. Становится жалко бедного Эмброуза, Загнанного в тупой угол из-за этой шлюхи. Можно почитать на досуге.
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниВ.З.,64г.
27.11.2012, 13.20





Очень интересно, ничего другого я не ожидала от этого автора
Идеальный любовник - Лоуренс Стефанилюбовь
9.09.2013, 12.04





Супер Как и вся серия про семью Кинстеров
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниАнна
27.05.2014, 20.16





Нормальный роман про любовь. А жалеть Эмброуза нечего, нчего пихать свой в каждую дырку, надо тоже думать подходит или нет и вообще это говорит какой он эгоист и правильно онём сказала его сестра, так что к чему он стремился того и добился. Ну а ГГ молодцы, бывает такое иногда знаешь человека всю жизнь, а потом ещё больше - идёшь по жизни с ним дальше. Читайте
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниАнна.Г
8.03.2015, 19.29





Можно почитать.
Идеальный любовник - Лоуренс СтефаниКэт
20.08.2015, 10.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100