Читать онлайн Идеальная невеста, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальная невеста - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальная невеста - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальная невеста - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Идеальная невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Если Майкл был мрачен и неразговорчив, направляясь к Остерли, Кэро было не до разговоров на обратном пути. Майкл тоже молчал, возможно, думая о будущем назначении, отчего Кэро еще больше, негодовала.
Приехав на Аппер-Гроувенор-стрит, они поднялись наверх. Магнус уехал с вечера часом раньше, и в доме было тихо. Майкл открыл перед Кэро дверь ее комнаты и ушел к себе раздеваться.
Кэро тихо переступила порог. Дремавшая до того Фенелла вскочила со стула и помогла ей снять платье. Впервые с того момента, как Кэро вошла в этот дом, ей не хотелось отпускать горничную. Она тянула время, зная, что Майкл не придет, пока не услышит шаги Фенеллы в коридоре.
Кэро о многом нужно было подумать. На нее сразу столько всего обрушилось, и все же в глубине души она сознавала, что не совсем права. Майкл с самого начала предоставил ей решать, стоит ли выходить замуж. С тех пор прошло немало дней… даже недель, а он ни словом, ни поступком не дал понять, что торопит ее. Нет, он не отказался от своей цели, просто при за ней право выбора. Намеренно позволил ей главенствовать в их отношениях. Вручил ей поводья и отошел в сторону.
Беда в том, что до этого момента она не сознавала, какая ответственность лежит на ней. Потому что теперь от нее также зависела и его карьера.
Облаченная в прозрачную ночную сорочку, накинув поверх шелковый пеньюар, покрой которого едва балансировал награни приличий, Кэро встала перед открытым окном, выходившим на маленький садик, в ожидании, пока Фенелла уберет вещи в гардеробную.
Она всеми силами пыталась заглянуть в будущее. Решить, не стоит ли просто смириться и позволить волне унести ее. Размышляла, взвешивала, припоминала слова Терезы и то, что видела и поняла в этот вечер… прежде чем со вздохом отказаться от всего, что сулило ей положение жены Майкла. Слишком глубоко укоренилось неприятие, слишком уродливы были шрамы, чтобы снова идти по той же тропе. Ни за что. В прошлый раз это кончилось огромным разочарованием.
И все же… все же теперь она не была так безоговорочно настроена против брака. Брака с Майклом. Будь у них время увериться в том, что их связывает не только расчет, что это неопределимое нечто так же крепко и, важнее всего, так же прочно, как она мечтала, тогда, разумеется, да, она могла представить себя счастливой женой.
Других препятствий не было. Только ее сомнения. И уроки, преподанные судьбой.
Она не могла снова соглашаться на брак по политическим соображением. Не могла позволить увлечь себя в очередной союз, руководствуясь одной надеждой. В молодости она радостно прыгнула в поток, вынесший ее на берег, который она более не хотела посетить.
Нет, жизнь с Камденом вовсе не была тяжелой. И она ни в чем не знала недостатка. Только была одна. Брак оказался пустой оболочкой, совсем как дом на Халф-Мун-стрит. Поэтому она и откладывала возвращение туда. Каким бы красивым он ни был, сколько бы ценных предметов ни содержал, там просто ничего нет.
Ничего важного. Ничего, на чем можно было строить жизнь.
Фенелла почтительно присела. Кэро рассеянным кивком отпустила горничную.
Все еще неизвестно, сможет ли она поверить и идти об руку с ним. Если это любовь – а Кэро верила в это, – которая будет расти и станет достаточно сильной, чтобы лечь в основу будущего, а не рассеяться, подобно туману, как с Камденом, тогда…
И на этот раз риск куда больше. Увлечение молодой девушки, которое могло бы со временем расцвести, – ничто по сравнению с тем чувством, которое она в свои двадцать восемь испытывает к Майклу. Тут не может быть никакого сравнения!
Если она позволит увлечь себя потоку на этот раз и судно их любви потонет, крушение убьет ее. Ранит куда глубже, чем отчуждение Камдена едва ли не с первых дней их брака.
Дверной замок щелкнул. Повернувшись, Кэро молча наблюдала, как Майкл заходит, закрывает за собой дверь и бесшумно, уверенно направляется к ней.
Остается одно.
Кэро выпрямилась, вскинула голову и пристально взглянула ему в глаза.
– Мне нужно поговорить с тобой.
Майкл замедлил шаг. Горевшая у кровати единственная свеча почти не освещала ее лицо, и все же, судя по осанке, ему вряд ли понравится то, что он сейчас услышит. Остановившись перед ней, он попытался понять, в чем дело, но увидел только воплощение несгибаемой решимости.
– О чем? – поинтересовался он, вскинув брови.
– О нас.
Кэро с тяжелым вздохом, прикусила губу. Поколебалась.
И заговорила. Безжалостно ровным тоном.
– Когда мы впервые стали близки, ты заверил, что наш брак зависит только от моего слова. Я посчитала, что в тот момент ты был Еполне чистосердечен. Я с самого начала знала, что обстоятельства вынуждали тебя к срочному браку. И предполагала, что, как обычно, это означает объявление о помолвке не ранее октября. – Зябко обхватив себя руками, Кэро опустила глаза.
– Сегодня я услышала, что отставка Каннинга – вопрос нескольких дней, а следовательно, нужно искать ему срочную замену. И теперь ты вынужден жениться самое позднее к середине сентября.
Майкл спокойно выдержал ее взгляд.
– Я и сам не знал об этом до сегодняшнего вечера.
К его облегчению, она спокойно наклонила голову.
– Да… согласна… но тем не менее проблема возникла.
Но прежде чем он успел спросить о сути этой проблемы, она отвернулась к окну и прошептала:
– Не знаю, смогу ли…
Далее расспрашивать не было нужды. Железная лапа сжала сердце, но… но она, похоже, не была против октябрьской помолвки… Холодное напряжение рассеялось. Вспыхнула надежда… но он не совсем понимал, что последует дальше.
Повернувшись, она прислонилась к оконной раме. На спокойное лицо падал желтоватый лунный свет. Да, она явно напряжена, но не расстроена. Брови сведены, губы сжаты: похоже, ей трудно говорить. Может, он сумеет ей помочь?
– Почему нет? – дружески, без нажима спросил он.
Она упорно смотрела перед собой и ответила не сразу.
– Я уже говорила, что Камден очаровал меня с первого взгляда. Но и тогда я не была такой уж дурочкой. Некоторые сомнения все же имелись. Я хотела повременить, проверить свои чувства, но он должен был срочно жениться, чтобы через два месяца вернуться в Португалию. Я позволила убедить себя. Поддаться несомненному обаянию Камдена.
И вот теперь, одиннадцать лет спустя, я взвешиваю все «за» и «против» брака с еще одним политиком. И снова настоятельная необходимость требует согласиться с тем, что кажется верным и правильным. Поверь, ты мне небезразличен. Очень. И знаешь это. Но даже ради тебя, ради того, что может быть между нами, больше я подобной глупости не совершу.
Майкл кивнул. Ее слова лишь подтвердили его предположения.
– Я не позволю, чтобы мной управляли. На этот раз я принимаю решения сама и хочу быть уверенной, что не ошибусь дважды.
– Что сказала Харриет?
– Всего лишь, что Каннинг уходит в отставку и время не ждет. Нет, она не настаивала. И никто другой тоже. И дело совсем не в посторонних. Тут иное. Все так переплетено: положение, роль, возможности… и, кажется, все сходится… но и в прошлый раз все тоже сходилось.
Майкл мысленно выбирал, каким путем идти. Посмотрел на нее и счел достаточно спокойной, чтобы спросить:
– Надеюсь, ты не воображаешь… не предполагаешь, что я захочу искать другую жену?
Губы Кэро сжались.
– А следовало бы, – помолчав, ответила она.
– Но ты мне веришь?
Кэро шумно выдохнула и, по-прежнему не глядя на него, тихо призналась:
– Я не хочу выходить замуж ни за кого, кроме тебя.
Майкл разом ослабел от счастья. Значит…
– Но не в этом дело!
Она яростно запустила пальцы в волосы и отвернулась от окна.
– Главное, что ты должен жениться, и срочно, так что приходится решать, а я так не могу!
Майкл поймал ее руку, прежде чем она смогла броситься на другой конец комнаты. И, коснувшись ее, понял, что она сжата, как тугая пружина, а нервы натянуты до предела.
– Хочешь сказать, что еще рано?
– Хочу сказать, – парировала она, – что не обещаю в следующие три недели радостно согласиться на поспешный брак!
В глазах цвета расплавленного серебра бушевала буря. Ничто не могло скрыть тоску, обиду, ярость…
– Я не могу сказать «да», – почти прошептала она, качая головой, – и не хочу сказать «нет».
И тут он увидел его, ответ на самый настоятельный вопрос. Вот что самое важное для нее!
Словно слепящий свет ударил в глаза.
Он моргнул от неожиданности, вскинул голову, не выпуская ее руки, привлек Кэро ближе.
– Тебе не придется говорить «нет», – выдохнул он и, не дожидаясь возражений, пояснил: – Объявишь о своем решении, только когда будешь готова. Не раньше и не позже.
Он продолжал притягивать ее к себе. Она подчинялась. Медленно, неохотно, но подчинялась.
– Я с самого начала твердил: никакого давления. Никаких убеждений. Ты, и только ты, определишь нашу судьбу. Пойми, между нами не будет никаких песочных часов, отмечающих утекающее время.
Он порывисто прижачея губами к ее пальцам.
– Зто так важно: для меня, для тебя, для нас обоих.
Он сам только начал осознавать, как жизненно необходимо зто было для него. Пусть она сомневалась в его преданности, но, пока не сказала своего слова, он тоже не мог быть уверен в ее чувствах.
– Н-не понимаю, – растерянно пробормотала она.
Губы Майкла изогнулись в иронической усмешке.
– Я не гонюсь за постами.
Кэро дернулась, как от неудачной шутки.
– Нет, пойми, я знаю, что говорю! – воскликнул он, обнимая ее за талию. – И это чистая правда.
– Но… – ахнула Кэро, широко раскрывая глаза, – ведь ты политик… а место в кабинете…
– Да, все верно, такая возможность выпадает раз в жизни… но…
Он должен объяснить так, чтобы она поняла. Иначе просто ке поверит.
– Я политик. Это у меня в крови. И успех в этой области просто необходим. Но политика – всего лишь часть моей жизни, и притом не самая важная. А вот другая часть, другая половина – дело иное.
Кэро нахмурилась.
– И эта другая часть… вспомни о Девиле. Он тратит свою жизнь на то, чтобы управлять делами своими и родственников. Быть достойным герцогского титула. Но причина, почему он это делает, та самая, что придает цель его существованию, кроется в совершенно иной стороне этой ж ни. Онория. Семья. Дети. Вот в чем смысл его пребывания на этой земле.
Кэро снова попыталась вырваться.
– А ты?
Судя по мрачному виду, он не был в восторге от разговора, но все же вознамерился довести его до конца.
– Со мной то же самое. Я нуждаюсь в тебе и семье, чтобы наконец бросить якорь. Получить твердый фундамент. Надежное основание. Я хочу видеть своей женой только тебя. Хочу от тебя детей. Хочу иметь общий с тобой дом. Семью. И твердо это знаю. И если ради твоего согласия мне придется заплатить постом министра – пусть так и будет. Я с радостью заплачу. Поверь, никакие посты не заменят мне тебя.
Она не сводила с него глаз, но, сколько ни присматривалась, не могла увидеть ничего, кроме беспощадной откровенности.
– Я действительно так много значу для тебя?
Не только сюрприз, но и нечто затмившее самые безумные мечты.
– Видишь ли, моя карьера второстепенна. Центр моей жизни – ты. Без тебя все остальное бессмысленно.
Признание вырвалось и повисло в воздухе. Прямое и честное.
– Но твой дед? – все же не выдержала она. – Тетя?
– Как ни странно, думаю, они поймут. По крайней мере Магнус.
Кэро поколебалась, но продолжала допрос:
– Ты действительно так сильно хочешь меня?
Майкл стиснул зубы.
– Ты очень мне нужна! – выдохнул он так яростно, что эти несколько слов потрясли их обоих.
– Я… я не знаю, что сказать, – выговорила она. Он отпустил ее.
– Тебе и не нужно ничего говорить, – заверил он, сжимая ладонями ее лицо. – Просто верь, и все будет хорошо. И как бы долго ни пришлось ждать, я подожду.
Клятва словно отдалась эхом в воздухе. Пронзила обоих.
И он поцеловал ее.
Были ли всему виной прикосновение ее руки к его пальцам, или откровенные признания во взаимных чувствах, или та сила, что пульсировала в его крози, растекалась по венам, обдавала жаром тело, но Майкл мгновенно воспламенился. Все барьеры и ограничения мигом исчезли, оставив его с неутолимой жаждой. Безумным, свирепым, примитивным желанием показать ей правду. Уничтожить сомнения, колебания, холод. Показать, как много она значит для него. Как глубока его потребность в ней.
Кэро почувствовала перемены в Майкле. Она уже плыла по бурному морю. Его слова оторвали ее от скалы, к которой приковало ее прошлое, и бросили в бушующий водоворот непознанного. В девятый вал страсти.
Буйные подводные течения тянули ее на дно. В темный ад, где он ждал ее, сгорая от голода.
Их языки сплелись, но на этот раз он стал агрессором, стараясь неприкрыто взять над ней власть. Прижал ее к стене у окна и крепко обхватил ладонью затылок, чтобы не дать шевельнуться. Чтобы вволю упиться мягкостью рта, заклеймить ее жаром, изливавшимся из каждой его поры.
Потом другая рука нашла ее грудь, и пламя взвилось до самого неба.
Она вцепилась в его плечи, стараясь остановить бешено вертевшийся мир, но он властно сжал ее грудь, принялся мять, и желание разлилось по ее ослабевшему телу.
Его или ее, она не знала. Не могла сказать.
Он стиснул ее сосок, и она застонала. Его язык нырнул глубже в ее рот, пальцы словно окаменели, и ее легкие загорелись. Она впилась ногтями в его спину, приподнялась на носочки, безмолвно требуя большего.
Разгоревшаяся дуэль сводила с ума обоих. Ее кожа горела. Его кожа пылала. Пеньюар и неглиже были ненадежной защитой. Его руки шарили по ее телу. Бесстыдно. Жадно.
Жесткие руки потянули с плеч пеньюар. Легкая ткань спорхнула на пол. Газовое неглиже само по себе представляло эротическое искушение. И когда он, наклонив голову, стал обводить се сосок языком, а потом и яростно сосать, Кэро вскрикнула, уже не зная, кто из них соблазнитель, а кто – добыча.
Он стал теребить материал неглиже, растирая им ноющие соски, лаская разгоряченную кожу. Мускулистое бедро разделило ее бедра достаточно широко, чтобы твердая плоть прижалась к венерину холмику. Он вжимался, раскачивался, возбуждал ее, пока она не стала молить, отчаянно цепляясь за его плечи. Пытаясь найти опору в бушующем океане пламени. Найти чем заполнить саднящую пустоту, утолить всепоглощающую жажду.
Положив ладонь на ее бедро, продолжая прижимать Кэро к стене, Майкл чуть отстранился, просунул ладонь между их телами, опустил вниз. Нашел влажные завитки, потянулся дальше» И стал ласкать через скользкий прозрачный шелк, обвел набухшие складки, разделил, проник внутрь одним пальцем, обернутым газом… глубже… еще глубже… туго натягивая материал на холмике.
Гладил, вдавливался, выходил, каждым движением смещая ткань над чувствительным бутоном, скрытым этими складками. Снова и снова. Прервал поцелуй и прижался теснее, даря ей наслаждение. Кэро не могла думать. Не могла дышать.
Она с трудом приоткрыла веки. К встретилась с его горящим взглядом. Облизнула губы. Сумела найти в себе силы прошептать:
– Унеси меня в постель.
– Нет, – покачал он головой. – Не сейчас.
Она молча покорилась. И вновь закрыла глаза. Ощутила, как начинается это. Знакомый головокружительный подъем.
– Майкл, – пролепетала она, упираясь в его плечи. Но он не поддался ни на дюйм. Безжалостно подгоняя ее.
– Здесь. Сейчас. Дай себе волю.
Она должна подчиниться. Он не дал ей выбора, продолжая ласкать, пока вихрь не закрутил ее. Пока она не взорвалась.
Сползая по стене, она смутно ощутила, как он отпускает ее. Сейчас он отступит, подхватит ее на руки и отнесет на кровать.
Но вместо этого он поднял подол неглиже до самых бедер; ночной воздух, напоенный запахом трав, обласкал разгоряченную кожу. Майкл пошевелился, и полы шелкового пеньюара разошлись. Он стиснул ее бедра и поднял на себя. Прислонил к стене и вошел.
Кэро ахнула, подняла голову, но он продолжал вонзаться в скользкую, все еще пульсирующую плоть. И наконец, сделав последний рывок, он наполнил ее.
Кэро, не нуждаясь в наставлениях, обвила ногами его талию. Единственная опора в этом ускользающем мире.
Еще один выпад – и пламя загорелось снова. Через секунду изнемогали уже оба.
Кэро, всхлипывая, льнула к нему, а он неутомимо посылал ее все выше, в звездное небо; двойное течение страсти и желания бурлило в крови.
Пока она не вспыхнула. Пока не поняла, что даже кончики пальцев пульсируют огнем.
И тут он замедлил ритм. Продолжал двигаться мощно, сильно, но недостаточно резко. Недостаточно быстро. Откинул голову, чтобы взглянуть в се глаза. Она с усилием приподняла веки, зная, что он ждет…
Он поймал ее взгляд.
Сделал выпад. Другой. Наклонился ближе. Их дыхание смешалось, неровное и тяжелое.
– Я никогда, никогда не покину тебя, – хрипло пробормотал он, словно давая священную клятву. – Ни сегодня, ни завтра, ни через пятьдесят лет.
Каждое слово подчеркиваюсь очередным рывком.
– Даже не проси, чтобы я ушел. Не ожидай, что это случится. Не воображай, что это произойдет. Ни за что.
Ее губы задрожали.
Он накрыл их своими.
И лесной пожар захватил их. Растопил. Сплавил.
И все же, когда она забилась в блаженных судорогах, он за ней не последовал. Сдержался. Ритмично врывался в нее, даруя еще большее наслаждение.
Наконец Кэро прерывисто вздохнула, подняла голову и, приоткрыв глаза, в ошеломленном недоумении уставилась на него. Майкл невероятным усилием воли обуздал бушующую страсть и, хотя ощущал, как она судорожно стискивает его, пока не собирался искать разрядки.
Не успела она сказать что-то, как он вышел из нее, медленно поставил на ноги.
– Первый акт.
И, подождав, пока она немного опомнится, взял на руки и понес к постели.
– Сегодня я хочу большего. Гораздо большего.
Расширившиеся глаза говорили о том, что значение его дикарски-первобытных слов дошло до нее. И он забыл о воспитании, образовании, цивилизованном лоске. Просто швырнул ее на постель, развел ноги, наклонился…
Все маски давно были сорваны. Подняв сорочку до талии, он провел ладонью по розовым ягодицам, раздвинул складки и окунул пульсирующую плоть в жаркое святилище между ее бедрами.
Услышал ее всхлип, тихий стон, почувствовал, как ее лоно растягивается, вбирая его, и снова смыкается в обжигающей ласке любовницы. Сжимая ее бедра, он снова и снова ее наполнял. Требуя больше, желая больше, нуждаясь в большем. И она отдавалась. Беззаветно. Раскованно. Отзываясь на самую изысканную ласку.
Прозрачный газ только добавлял чувственной остроты к разгоравшейся страсти.
Ее бедра раскачивались от ритмичных выпадов, поднимаясь, чтобы принять его еще глубже. Она встречала каждый толчок, отвечала ударом на удар, вжимаясь попкой в его чресла.
Он слышал ее вздохи, тихие стоны, которые она пыталась сдержать, но потом сдалась и дала себе волю.
Звуки женского самозабвения подогревали пыл. Он потерял способность мыслить. Инстинкт завладел им, требовательный, настойчивый, решительный.
Протянув руки, он наполнил ладони ее грудями, спелыми и упругими. Потирал твердые камешки сосков, пока она не вскрикнула. Но он нажал ей на спину, лишая способности сопротивляться. Поняв свою беспомощность, она обмякла.
И отдалась бурному потоку. Позволила любовнику взять все, чего он хотел. Отдала все, что он просил. И он показал ей, какая бывает страсть.
Забыл о тонкости, нежности, просто отбросил претензии и притворство, позволил ей почувствовать, кем она стала для него. Какие эмоции и ощущения вызывает. Что значит в его жизни.
Поняла она это или нет?
Он не знал. Да ему было все равно. Его потребность в ней затмевала логику, все мысли о самозащите. Для него больше не было жизни без нее.
Настойчивый, жесткий ритм вышел из-под контроля. Буря желания ревела в ушах, сжимая их в свирепых объятиях.
И они пылали.
Упав со скалы в пропасть, она на этот раз увлекла его за собой. И на этот раз он с радостью последовал за ней. Отдался экстазу. Отдался ей. Той силе, которая связала их сейчас и навсегда.
Глубокой ночью он снова разбудил ее.
Кэро проснулась мгновенно. Она лежала на боку; он, должно быть, уже засыпая, уложил ее на подушке и натянул на них одеяла.
Мощь их долгого соития до сих пор отдавалась слабым эхом в ее костях.
По-видимому, прошло несколько часов, но страсть, жажда, настойчивое желание остались.
Не только в ней. В нем тоже.
Сколько бы раз они ни сливались в объятиях, ни наслаждались друг другом, она по-прежнему не понимала, не могла понять, из какого источника брались его силы, его пыл. Его исступление.
И все же в последний раз… хотя она не видела его лица, ей казалось, что эта сила была почти ощутима. Она окружала их, поддерживала, вела к новым высотам. Пока они не стали единым целым.
Он положил руку ей на бедро, снова поднял подол сорочки и стал ласкать попку. Она отреагировала мгновенно, прижавшись к нему. Его рука скользнула ниже, проникла между ее бедер. Нашла крошечный бугорок. Стала ласкать. Потом, подняв се ногу, он скользнул в готовое принять его лоно.
Знает ли он, что она проснулась?
Наверное, знает, потому что погрузился в нее до конца, и она выгнулась. Слабый стон сорвался с губ. Она откинула голову, наслаждаясь ослепительным мигом счастья.
Он не двигался, позволяя ей делать все, что хочет.
И только когда она обмякла, стал раскачиваться. Входя в нее, лаская своей плотью.
Провел ладонью по животу. Прижал к себе. Она положила поверх свою руку и поплыла… поплыла… в теплое чувственное море. На этот раз никакой спешки. Только долгая, медленная любовь. Ни у кого не было необходимости торопиться.
Кэро ощущала его, твердого, жаркого, беспощадного, выходящего из нее и снова вонзающегося, дарившего безбрежное блаженство. Шли минуты, но темп не убыстрялся, и это позволяло ей сохранять ясность разума. Задать мучивший ее вопрос:
– Почему?
Она была уверена, что дальнейших пояснений не потребуется.
Облокотившись на локоть, он приподнялся, припал губами к ее шее.
– Потому что. Потому что из всех женщин, которых мог бы иметь, хочу тебя одну, – тихо, хрипловато прошептал он, словно заклятие.
И замедлил ритм, давая почувствовать, как сильно желает ее.
– Вот такой. Голой. Лежащей рядом, в моей постели. Принадлежащей мне в любой момент моей жизни. Иметь тебя… наполнять своим семенем. Хочу, чтобы ты рожала мне детей. Хочу, чтобы была рядом, когда состарюсь. И чтобы раз и навсегда покончить с объяснениями, говорю: ты единственная, кого я хочу видеть своей женой. И ради этого готов ждать вечность.
Кэро задохнулась от счастья. Хорошо, что он не видит ее лица. Не видит молчаливых слез, ползущих по щекам.
Потом он ускорил движения, и места для слов больше не осталось. Только безмолвное соединение. Старое, как мир, слияние. Он крепко держал ее, когда она взошла на вершину и полетела к звездам. Майкл догнал ее на этой волшебной дороге, и они вместе нашли далекий сказочный берег.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальная невеста - Лоуренс Стефани



Мне не понравился роман!Слишком скучный!
Идеальная невеста - Лоуренс Стефаниsveta
12.04.2013, 16.54





А мне понравился!Все жизненные ситуации: злоба, зависть, жадность и также чувства долга, преданности,заботы и зарождающиеся нежные чувства, взаимная любовь.Я рада за них.А ведь в жизни бывает очень много лихо закрученных сюжетов.И такую дружную семью,уверена, хотел бы иметь каждый!!!
Идеальная невеста - Лоуренс СтефаниТальяна
6.07.2013, 20.31





Сначала скучновато, а дальше все интереснее и интереснее
Идеальная невеста - Лоуренс Стефанилюбовь
12.09.2013, 22.18





Роман интересный. Особенно хороши любовные сцены.
Идеальная невеста - Лоуренс СтефаниКэт
13.03.2014, 22.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100