Читать онлайн Идеальная невеста, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальная невеста - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальная невеста - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальная невеста - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Идеальная невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

– Так что сказал Девил насчет завещания Камдена? – допытывалась Кэро, поворачиваясь на сиденье экипажа так, чтобы видеть лицо Майкла.
Майкл пожал плечами.
– Дом был оставлен тебе, на твое имя, не принадлежит основному поместью и по смерти переходит к твоим наследникам.
Кэро насторожилась.
– Мои прямые наследники… это Джеффри, Августа и Анджела, которые ни в коем случае не пытаются меня убить. Значит, из завещания мы ничего не узнаем.
– Вроде бы нет, однако в завещании имеется необычайное количество отказных распоряжений в пользу людей, не связанных с Камденом родством. Девил спрашивал, не возражаешь ли ты, если два его кузена, не поднимая шума, проверят остальных наследников.
– Какие кузены? И зачем?
– Габриэль и Люцифер.
– Кто?!
Майкл надолго задумался.
– Руперт и Аласдер Кинстеры.
Кэро подняла глаза к небу:
– Ну и прозвища!
– Судя по тому, что мне говорили, очень им подходят.
– Неужели? И как эти двое собираются нам помочь?
– Габриэль – эксперт по капиталовложениям. Никто в обществе не имеет лучших связей в финансах, бизнесе и банковском деле. Люцифер занимается антиквариатом. В основном серебром и драгоценностями, но его познания в этой области достаточно широки.
– Понимаю, – кивнула она. – Такие таланты нам могут очень пригодиться.
– Я так и подумал, что ты не станешь возражать, и согласился от твоего имени. Не волнуйся, секретность нам обеспечена. Ты довольна? Сразу стало легче? – прошептал Майкл.
Кэро горько усмехнулась. Как можно быть довольной, когда неведомо кто желает ей смерти, опасаясь, что она может поведать всему миру какие-то Секреты, которые якобы узнала от мужа. А если это корысть… Непонятно, как дом или любая безделушка в этом доме может стать причиной убийства?! Нет, скорее уж вопрос в том, легче ли будет Майклу, если расследование продолжится. Он единственный ее защитник и без колебаний согласился терпеть ужасы Бонд-стрит. Нетрудно также понять причину его требования оставаться в доме его деда. Никто ранее не делал столько для ее безопасности. И это не могло не тронуть Кэро. И хотя, на ее взгляд, проверка других наследников вряд ли к чему-то приведет, она до слез благодарна Майклу.
– Что же, – улыбнулась она, – если расследование будет тайным, не вижу в этом ничего дурного.
Вечером она вошла в салон Харриет Дженет под руку с Майклом. Приглашения у них не было, но, как член семьи, Майкл имел право являться сюда в любое время. Кэро же везде принимали с распростертыми объятиями.
Она ожидала увидеть удивленное лицо Харриет, но та встретила ее с обычным апломбом светской дамы, чуть тронутым веселым пониманием. Втайне Харриет давно ожидала чего-то в этом роде.
– Ты ее предупредил? – прошипела Кэро, ущипнув его за руку. Поздоровавшись с Харриет, они перешли в салон, где уже собрались сливки общества.
– Вовсе нет, – заверил он.
– Значит, Магнус, – фыркнула Кэро. – А мне так хотелось поразить Харриет! Но по-моему, это еще никому не удавалось.
Они провели приятный вечер среди людей своего круга. Появление Кэро с Майклом, вне всякого сомнения, вызвало немало вопросов, но никто не пришел ни к какому заключению: эти люди не любили делать необоснованные предположения.
В полночь они вернулись домой, довольные, что так легко влились в поток светской жизни. А вот дипломаты мало общаются между собой летом. Поднимаясь по лестнице, Кэро обдумывала наиболее эффективный способ дать знать о своем появлении.
Позже, как уже вошло в привычку, Майкл пришел в ее комнату и постель. Она находила его неугасимое желание, неутолимую жажду к ней волнующими и захватывающими, но также и поразительными. Она не могла заставить себя поверить, что это продлится долго.
Поэтому и наслаждалась каждым часом, проведенным с ним. Брала все, что он предлагал, и возвращала сторицей. Эта связь оставалась для нее источником постоянных чудес. Это случилось так быстро, она так слепо доверилась ему, и с тех пор все шло как бы само собой, помимо ее воли. Она еще не сумела понять, что это означает, разобраться в своих чувствах… ей все казалось, что в его объятиях она становится другим человеком. Другой женщиной.
Наутро Онория заехала за ней, и они отправились в Челси с визитом к леди Озбалдестон, в дом се дочери, старинный особняк с выходящей на реку террасой. Собравшиеся здесь дамы из высшего общества – все почтенные матроны или вдовы – сидели на солнышке, пили чай и обменивались сплетнями.
Кэро была вынуждена признать, что это еще один превосходный способ объявить о своем прибытии в столицу. За тонкими, как бумага, сандвичами и печеньем она уведомила тех, кто ее спрашивал, что в этот приезд остановилась в доме мистера Магнуса Анстрадера-Уэдерби, на Аппер-Гроувенор-стрит.
Единственным неприятным моментом, как и предполагалось, оказался допрос, учиненный Терезой Озбалдестон.
– Онория сказала, что вы остановились у этого старого дурня, Магнуса Анстрадера-Уэдерби, – начала та, отведя Кэро в сторонку. – Интересно, почему?
Никто, кроме нее, не осмелился бы задать столь нескромный вопрос. Впрочем, никто бы не посмел и отозваться о Магнусе как о старом дурне.
Кэро беспечно махнула рукой.
– Я гостила в Гэмпшире у своего брата, но пришлось приехать в Лондон по делам, связанным с наследством Камдена. Майкл Анстрадер-Уэдерби – наш сосед, и поскольку тоже ехал в город, то и вызвался меня сопровождать. К сожалению, мой дом на Халф-Мун-стрит все еще не приведен в порядок. Да и слуг там нет, вот Майкл и предложил мне погостить у его деда.
Тереза, не отвечая, испытующе уставилась на нее.
– Да неужели? – вымолвила она наконец, вскинув брови. – Значит, за вашим появлением на вечере у Харриет под руку с Майклом не кроется ничего особенного?
Кэро пожала плечами:
– Нам обоим нужно было там показаться.
Левая бровь Терезы поползла еще выше.
– Понимаю.
Кэро искренне испугалась, что так оно и есть. Однако после очередной многозначительной паузы Тереза просто заметила:
– Наследство Камдена? А я думала, что все эти дела были улажены еще два года назад.
– Возникли вопросы насчет отдельных завещательных распоряжений, – коротко пояснила Кэро, давая понять, что не собирается дальше распространяться на эту тему.
Тереза, похоже, приняла ее объяснения.
– Я была очень рада видеть вас в прошлом сезоне, – мягко заметила она – Хорошо, что не вздумали жить затворницей. По-моему, было бы непростительно не использовать ваши опыт и таланты там, где они могут принести много пользы.
Ее черные глазки так и сверлили Кэро. И поскольку та искренне считала, что молчание – золото, то постаралась не раскрывать рта.
Губы Терезы дернулись.
– А теперь поведайте, кто из дипломатических кругов проводил время в Гэмпшире?
Кэро принялась перечислять имена, упомянув заодно о своем празднике и вовремя погашекных разногласиях между пруссаками и русскими. В свое время Тереза Озбалдестон считалась одной из самых известных хозяек политических и дипломатических салонов: ее мужу довелось побывать как министром, так и послом. Мало того, он имел репутацию мудрого государственного деятеля. К сожалению, он умер десять лет назад, но Тереза сохранила связи в политических и дипломатических кругах, а вместе с ними и значительное влияние в обществе.
И эта престарелая львица всегда питала слабость к Кэро. Впрочем, как и Кэро – к ней. Они прекрасно понимали друг друга и разбирались в тонкостях посольской жизни, как никто из присутствующих.
– Кстати, португальцы тоже были. Все, кроме посла. Тот отдыхал в Брайтоне, – докончила Кэро.
Тереза кивнула:
– Я почти не знаю его в отличие от вас. Португалия всегда интересовала Камдена, еще до того, как он занял пост посла.
– Вот как?
Кэро навострила уши. Тереза была почти ровесницей Камдена.
– Вряд ли вам говорили, но Камден был на дружеской ноге со многими тамошними придворными. Я всегда подозревала, что его сделали послом, только чтобы принудить к некоторой сдержанности в этом вопросе, и из опасений, что он ввяжется во что-нибудь прискорбно неприятное.
– Неприятное? – оживилась Кэро, с неподдельным интересом взирая на собеседницу.
Та покачала головой:
– Подробности мне неизвестны. Это одна из тех вещей, которые просто принимают на веру, без объяснений и доказательств.
Кэро кивнула, прекрасно понимая, что имеет в виду Тереза. Но ее откровения были первым намеком на то, что в прошлом Камдена действительно существовала некая тайна, разоблачения которой боялись португальцы. Кэро передернуло от неприятного озноба.
– Ветер усилился. Пойдемте в комнаты, – предложила Тереза, поднимаясь. Кэро молча последовала за ней. Расспрашивать дальше нет смысла. Знай Тереза больше, сама все рассказала бы.
Вернувшись на Аппер-Гроувенор-стрит и пообедав с Магнусом и Эвелин – Майкл все еще объезжал самые известные клубы, – Кэро удалилась в салон второго этажа, где продолжала корпеть над дневниками Камдена.
Слова Терезы ободрили ее, поскольку вероятность обнаружить нечто интересное возросла, а покушения на ее жизнь уже не казались совершенно беспричинными. Но работа шла так медленно, что Кэро изнывала от досады, тем более что чтение отвлекало ее от гораздо более важных вещей – того, что происходит между ней и Майклом. И мыслей, неотступно одолевавших ее с того самого момента, когда она взяла на руки малышку Луизу.
Все, что творилось с ней, было таким новым и непостижимым. Кэро хотела разобраться во всем, поразмыслить и понять, но сейчас главное – узнать имя ее смертельного врага.
Положив дневник в стопку у своего стула, Кэро со вздохом оглядела громоздившиеся вдоль стен коробки. Она пролистала всего две. Нет, ей необходима помощь. Осмелится ли она вызвать Эдварда в город? Он приедет немедленно. Ему можно доверить письма Камдена.
Но вслед за ним немедленно явится Элизабет, а этого допустить невозможно.
Расстроенно покачав головой, она прикинула, сколько времени уйдет на то, чтобы просмотреть все письма. Много-много недель, не иначе.
Пришлось снова ломать голову в поисках помощника. Кому, кроме Эдварда, можно доверить столь деликатную задачу? Далеко не всякому…
– Вот оно! – внезапно воскликнула Кэро, вскакивая. Ну конечно! Как она раньше не додумалась!
Конечно, не дневники: в них содержались глубоко личные заметки и комментарии, – а вот письма… это вполне можно отдать…
Кстати, зная его, стоит предположить, что он в городе.
Кэро поколебалась, прикусила губу и решительно дернула за шнур сонетки.
– Добрый день. Виконт Брекенридж дома? Дворецкий – она никогда не видела его раньше и не знала имени – недоуменно поднял брови. Немного помялся.
– Мэм?
Кэро вручила карточку, которую держала наготове, и протиснулась мимо; дворецкий почтительно отступил.
– Немедленно передайте ему мою карточку. Он меня примет, – велела Кэро и, оглядевшись, заметила открытую дверь гостиной. – Я подожду там, но, прежде чем подниметесь к хозяину, пожалуйста, покажите лакеям, куда можно поставить коробки.
– Коробки? – промямлил совершенно растерявшийся дворецкий при виде двух лакеев, стоявших на пороге с горой картонных коробок в руках.
– Это для виконта. Он все поймет, как только увидит меня, – настаивала Кэро, знаком приказывая лакеям войти. – Думаю, лучше всего нести их в кабинет или библиотеку.
Бедняга тяжело вздохнул, но смирился с неизбежным.
– Сюда, пожалуйста. В кабинет его сиятельства.
Пока он указывал дорогу лакеям, улыбавшаяся Кэро направилась в гостиную, где сняла перчатки, устроилась в мягком кресле и приготовилась ждать Тимоти.
Ровно через пять минут дверь распахнулась, и в комнате появился Тимоти Данверз, виконт Брекенридж.
– Кэро?! Что случилось?
Но Кэро было не до того: слишком занимал ее вид торчавших в беспорядке локонов и роскошного шелкового халата, едва прикрывавшего спешно натянутые бриджи. Стараясь не усмехнуться, Кэро с невинным видом взглянула в зловеще прищуренные зеленовато-карие глаза.
– О Господи! Похоже, я выбрала неподходящий момент!
В ответ она услышала нечто подозрительно напоминавшее проклятие. Повернувшись, он захлопнул дверь перед носом явно заинтересованного в происходящем дворецкого.
– Какого дьявола вы здесь делаете?!
Кэро таинственно улыбнулась, намереваясь успокоить его и все же не в силах скрыть лукавый блеск глаз.
В тридцать один год он считался редким красавцем: высокий, широкоплечий, с лицом греческого бога и гибкой походкой хищника. Кэро, будучи всего натри года младше, наслышалась немало сплетен о виконте. Он считался грозой всех женщин в возрасте от семнадцати до семидесяти лет. Всех, кроме нее.
– Я приехала просить об одолжении.
– Каком именно? – нахмурился он и, шагнув вперед, резко остановился и поднял руку. – Прежде всего скажите, что у вас хватило ума приехать в плаще, под густой вуалью и в экипаже без гербов на дверце.
Кэро снова пришлось сдержать улыбку.
– Ни плаща, ни вуали. Зато я привезла двух лакеев, чтобы было кому внести коробки.
– Какие еще коробки?
– Письма Камдена, – преспокойно объявила Кэро под пристальным взором Тимоти. Тот ошеломленно тряхнул головой.
– Карета тоже ваша?
– Нет. Маркуса Анстрадера-Уэдерби. Без гербов на дверцах.
– Где она?!
Кэро удивленно вскинула брови.
– Стоит перед домом, разумеется.
Тимоти уставился на нее, как на двухголового дракона. Немного опомнившись, он выругался и дернул за ленту сонетки.
– Немедленно отошлите экипаж миссис Сатклиф в конюшни! – рявкнул он возникшему на пороге дворецкому. Тот мгновенно исчез. – Какое счастье, что вы никогда не пытались изменить Камдену, – прошипел виконт. Кэро так и подмывало осведомиться, откуда это ему известно, но пришлось благоразумно промолчать.
Тимоти бросился в кресло напротив и сурово сдвинул брови.
– А теперь к делу. Почему вы привезли письма Камдена сюда?
Кэро все честно рассказала. С каждой фразой лицо Тимоти все больше мрачнело.
– Непременно есть кто-то, из кого я могу вытянуть информацию, – мрачно выговорил он наконец. Кэро не понравились его взгляд и упрямо выдвинутый подбородок.
– Не стоит, – поспешно возразила она. – Это лучше сделать мне, Майклу, одному из Анстрадеров-Уэдерби, или Терезе Озбалдестон. У вас просто нет связей среди дипломатов. И если приметесь за расследование, немедленно возбудите подозрения. – Подождав, пока он осмыслит ее слова, она продолжала: – Я пришла просить вашей помощи. Никому, кроме вас, я не могу доверить письма Камдена. Ответ должен найтись где-то в его бумагах, но вы лучше других понимаете, что нужно делать.
Немного помолчав, она снова заговорила:
– Дневниками я займусь сама: там много ссылок, которые можем понять только я, Эдвард и предыдущие референты Камдена. А вот письма – дело другое. Тут все гораздо яснее. Если согласны помочь, прочтите их.
Она знала Тимоти не только как человека деятельного, но умного и высокообразованного. Ее просьба явно его не обрадовала. Но все же он не отказал.
– Мы ищем доказательства какой-то незаконной сделки или договора с португальцами. Не так ли? – уточнил он.
– Да. И, как утверждает Тереза Озбалдестон, это произошло либо во время его бытности послом, либо до этого.
– Я начну сейчас же, – кивнул Тимоти, но, тут же что-то вспомнив, поднял глаза к потолку.
– О, простите, – покаянно пробормотала Кэро. – Я не подумала, что могу помешать…
– А… это… не важно. Главное – вы и письма. И можете не извиняться. Кстати, у меня одно условие.
– Какое именно?
– Ни при каких обстоятельствах не приезжайте сюда.
Если хотите видеть меня, пришлите записку, я приеду сам.
– Вздор! – отмахнулась Кэро, принимаясь натягивать перчатки. – Я – Веселая вдова, забыли? Весь свет знает, что меня не так легко совратить.
Тимоти устало вздохнул и поднялся, и не успела она оглянуться, как он уже стоял перед ней. У Кэро перехватило дыхание.
– Весь свет знает, – промурлыкал он с видом вышедшего на охоту тигра, – что я так легко не сдаюсь.
Кэро взглянула ему в глаза и снисходительно погладила по руке.
– Возможно. Но вес это не имеет ничего общего со мной, – заявила она, направляясь к двери, и услышала очередное проклятие. – Можете проводить меняло экипажа, – весело бросила она.
Тимоти пробормотал нечто неразборчивое, однако послушался и открыл дверь. Но стоило Кэро переступить порог, как он схватил ее за руку.
– Если вам так уж не терпится посещать дом одного из самых прославленных повес Лондона, нужно усвоить некоторые правила. Ваша карета должна ждать в конюшнях, чтобы никто не видел вашего отъезда.
– Понимаю, – усмехнулась Кэро.
Он повел ее по коридору к террасе, а оттуда в сад, к воротам в высокой каменной стене на задах двора. Открыв ворота, он выглянул на улицу, прежде чем усадить гостью в экипаж, и уже хотел закрыть дверцу, как Кэро поспешно высунулась.
– Кстати, я очень люблю павлинов.
– Павлинов? – озадаченно повторил Тимоти, но, тут же глянув на свой халат, осекся. – В следующий раз, – прошипел он, – присылайте записку.
И, с силой захлопнув дверцу, велел кучеру трогать. И только сейчас, откинувшись на подушки сиденья, Кэро дала волю смеху.
Сегодня им с Майклом снова предстояло посетить званый вечер: небольшое собрание в корсиканском консульстве, где будут присутствовать члены испанского и итальянского посольств.
– Думаешь, испанцы могут что-то знать? – спросила она, когда они уже сидели в экипаже, уносившем их в консульство. – А что, если это случилось во время наполеоновских войн?
– Трудно сказать, – пожал плечами Майкл. – Главное – слушать и запоминать. Если кому-то крайне необходимо навеки похоронить секрет, должна быть какая-то причина, по которой они стали действовать именно сейчас.
– Верно, – кивнула Кэро. – Мы можем узнать какие-то сведения из совершенно неожиданного источника.
Майкл вдруг почувствовал себя дуэлянтом, вынужденным обороняться на два фронта. Португальцы казались наиболее возможными подозреваемыми, и все же…
– Сегодня я встречался с Девилом. Он успел поговорить с Габриэлем и Люцифером. Габриэль согласился, что столь длинный список наследников требует проверки, он уже разыскивает этих людей и пообещал узнать, есть ли у кого-то причины претендовать на все наследство. Люцифер тоже просмотрел завещание и объявил, что должен лично ознакомиться с обстановкой дома на Халф-Мун-стрит. Сначала Девил подумал, что он просто хочет посмотреть на коллекцию, но Люцифер объяснил, что подделка предметов искусства – в настоящее время процветающий бизнес. Он считает, что Камден, сам того не предполагая, мог впутаться в это или его использовали, чтобы сбыть подделки как подлинники.
– Честно говоря, – призналась Кэро, – я не слишком обращала внимание на страсть Камдена к коллекционированию, и, кроме того, он начал заниматься этим задолго до того, как я его встретила. Для меня это было нечто такое, что продолжалось всегда. И, насколько я знала, он постоянно имел дело с одними и теми же торговцами. Утверждал, что им можно доверять. И вообще он был очень осторожен.
– Значит ли это, что у тебя есть какие-то возражения против посещения дома Люцифером?
Кэро покачала головой;
– Нет. Наоборот, думаю, это необходимо. Следует убедиться, что подделки тут ни при чем.
– Совершенно верно, – согласился он, сжимая ее руку.
– Кстати, – вдруг вспомнила Кэро, – я решила прибегнуть к помощи старого и верного друга Камдена. Поехала к нему сегодня и попросила прочитать письма.
Экипаж остановился у крыльца корсиканского консульства. Лакей открыл дверцу. Майкл кивнул, вышел и помог ей спуститься.
Жена консула уже стояла в вестибюле и с искренней радостью приветствовала гостей. Общество было небольшим и избранным. Несмотря на то что необходимые формальности были соблюдены, в комнате царила дружеская атмосфера. Здесь все были знакомы между собой, и хотя играли в обычные игры, не слишком трудились это скрывать.
У Кэро единственной не было определенной роли. Сцена была знакомой, но она чувствовала себя весьма странно, оставшись не у дел. Это и заставляло ее куда пристальнее обычного наблюдать за остальными, особенно за Майклом. Среди присутствующих были не только дипломаты, но и цивильные лица, те, с которыми сотрудничало консульство. Поэтому каждый джентльмен счел своим долгом остановиться рядом с Майклом, чтобы сообщить свое имя, пост и роль в иностранных делах.
В этой сфере, как ни в какой другой, слухи распространялись с необычайной скоростью.
Ее появление под руку с Майклом было замечено всеми, но никто не понял, что это означает. Сами они представлялись как старые друзья, и все принимали заявление как должное или по крайней мере делали вид, что принимают. Однако по мере продолжения вечера она обнаружила, что помогает ему куда энергичнее, чем на ужине у Мюриел, – это настолько вошло у нее в привычку, что казалось просто невежливым не поддержать его, тем более после того, как он оказал ей столько неоценимых услуг.
Когда один из чинов испанского посольства вежливо им поклонился, Кэро сразу поняла, что Майкл не знает его имени, и с улыбкой подала руку сеньору Фернандесу. Пока тот сыпал цветистыми комплиментами, она словно невзначай назвала его по имени и упомянула о прошлых встречах. Майкл немедленно подхватил нить беседы.
Позже, когда гости их разлучили, Кэро, повинуясь некоему шестому чувству, оглянулась и увидела, что жена одного из высокопоставленных чиновников министерства иностранных дел отвела Майкла в сторону.
А вот это уже опасно: потенциальный будущий министр иностранных дел не должен разговаривать с глазу на глаз с женой одного из тех, кто, возможно, станет его подчиненным. Самый быстрый способ затеять склоку в рядах служащих.
Улыбнувшись вице-консулу Корсики, она попросила:
– Прошу извинить меня. Я должна переброситься парой слов с мистером Анстрадером-Уэдерби.
Тому было достаточно одного взгляда на Майкла, чтобы все понять без объяснений.
– Мистер Анстрадер-Уэдерби – настоящий счастливчик, – заметил он с поклоном.
Кэро кивнула и немедленно направилась к беседующей паре.
– О, вот и вы! – жизнерадостно воскликнула она, беря Майкла под руку и, как бы случайно заметив его спутницу, вежливо улыбнулась: – Леди Кейси! Как я рада! Давненько мы не виделись!
Она протянула руку. По-видимому, леди Кейси очень хотелось, чтобы собеседница оказалась где угодно, только не в этой комнате. Но поскольку поделать она все равно ничего не могла, пришлось пожать руку Кэро и улыбнуться в ответ.
– Дорогая миссис Сатклиф! – выдавила она, кутаясь в шаль. – А я думала, что вы удалились от мира.
– Пусть я больше не жена посла, но знаете, как говорят, привычка – вторая натура. Кроме того, – безыскусно продолжала Кэро, – мне только сегодня попеняли на то, что я до сих пор скрывалась от общества. Мало того, ясно дали понять, что я просто обязана появляться на дипломатических приемах.
Леди Кейси, очевидно, так и подмывало возразить, но Кэро, пусть и всего лишь вдова посла, стояла намного выше ее по положению. Решив, что разумнее будет отступить, леди Кейси наклонила голову.
– Прошу простить, я должна присоединиться к мужу.
Они дружелюбно расстались. Едва леди Кейси отошла, Майкл облегченно вздохнул.
– До чего же ты вовремя! Она пыталась заставить меня принять приглашение на ужин.
– Ни в коем случае, – объявила Кэро. – Ты еще не успел потолковать с месье Артинже?
– Артинже? И кто это?
– Один из референтов французского посла. Умен, далеко пойдет и твердо сидит на своем месте.
– Вот как? – Он положил руку Кэро на свой рукав, чтобы удостовериться в ее близости. – Очевидно, это тот, с кем полезно свести знакомство.
– Совершенно верно. Он стоит у окна и весь вечер наблюдает за тобой, выжидая подходящей минуты.
– Веди меня! – объявил Майкл.
Следующие двадцать минут он провел в разговорах с французом, одним из тех, кто был готов предать забвению прошлое и оживить торговлю: едва ли не главная проблема следующего министра иностранных дел в переговорах с французами.
Сердечно распрощавшись с месье Артинже, они снова прошлись по комнате, на этот раз с намерением потихоньку улизнуть.
– Но прежде я должен потолковать с Джеймисоном, – объявил Майкл, кивнув на тощего джентльмена, с растерянным видом склонившегося над рукой хозяйки и, очевидно, объяснявшего причину своего опоздания.
– Странно, что он так задержался, – пробормотала Кэро.
– Действительно странно, – согласился Майкл, идя наперерез Джеймисону, заместителю нынешнего министра иностранных дел. Заметив их, тот кивнул и направился к ним. Поклонился своей давней знакомой Кэро и почтительно кивнул Майклу:
– Сэр, рад вас видеть.
Майкл протянул руку. Джеймисон, немного расслабившись, пожал ее.
– Что-то случилось?
Джеймисон досадливо поморщился.
– Да, большая неприятность. В министерство кто-то вломился. Поэтому я и опоздал. Взломаны две комнаты, в которых содержались старые архивы. И непонятнее всего, что это папки с бумагами из Лиссабона.
– Что же тут странного? – удивилась Кэро. Джеймисон перевел взгляд с Майкла на нее.
– Видите ли, мы только что получили известие, что две недели назад наше посольство в Лиссабоне тоже подверглось нападению. Судно, везшее письмо, было задержано штормом, и почту доставили лишь вчера. Сначала они, потом мы. Во времена Камдена о подобном и помыслить было нельзя. Как по-вашему, миссис Сатклиф, кто может за этим стоять?
Кэро с притворным ужасом ахнула и покачала головой.
– За чем они охотились? Что-то взяли?
– Нет. Все листы в папках пронумерованы, и выяснилось, что ничего не пропало. Ясно, что архив просматривали, но сверх того… – Он пожал плечами. – Там нет ничего хотя бы отдаленно полезного с точки зрения дипломатии. Лиссабонское посольство находится в моем ведении, но интересовавшие воров бумаги относятся к гораздо более раннему времени. Однако Робертс, мой предшественник, был крайне скрупулезным человеком. Вряд ли что-то могло пройти мимо него.
– А какой период времени затрагивают эти бумаги? – спросила Кэро.
– Несколько лет до и после того, как Камден занимал пост посла. Мы склонны думать, что кто-то ищет информацию относительно некоей незаконной деятельности, которой положил конец Камден. Как я рад, что встретился с вами! Так или иначе, пришлось бы заехать к вам, справиться, не известно ли что-нибудь. Если вдруг сможете нам помочь, дайте только знать.
– Разумеется, – заверила Кэро.
Они попрощались с Джеймисоном и вскоре покинули консульство.
– Видишь ли, – заметил Майкл гораздо позже, когда Кэро лежала в его объятиях, – я начинаю думать, что кто-то паникует из-за пустяков. Если в архивах министерства иностранных дел нет ничего, достойного внимания…
– Вполне возможно… – пробормотала Кэро, обнимая его. Майкл привлек ее к себе и встревоженно посмотрел в глаза.
– Я чувствую, что тут есть «но». Итак?
Кэро невесело усмехнулась, отдавая должное его проницательности.
– Зная Камдена и его любовь к интригам, а также крепкие связи с португальской элитой, считаю вполне возможным, что в его бумагах что-то скрыто. Тереза Озбалдестон напомнила мне, сколько знакомых и друзей-португальцев было у Камдена еще до его назначения послом. Учитывая это, вор вряд ли найдет что-то в архивах министерства. Камден скорее всего считал, что эта история никак не связана с государственными делами, особенно если произошла до того, как он получил пост.
– Хочешь сказать, он замял это и не допустил упоминания в официальных документах?
– Да, если речь шла о делах, не могущих повредить благу страны. Я легко это допускаю.
– Но все же не забыл упомянуть об этом в своих бумагах.
– Верно, – вздохнула Кэро. – Придется ускорить чтение дневников, но сейчас я хотя бы приблизительно знаю период, которому следует уделить внимание.
Однако в этот момент ее не слишком занимали бумаги покойного мужа.
– Лучше поцелуй меня, – прошептала она, потянувшись к нему губами.
Майкл улыбнулся и, воспользовавшись приглашением, стал целовать ее. Однако сделал мысленную зарубку в памяти, велев себе узнать у Кэро имя этого старого друга, которому она доверила письма Камдена.
И тут она прижалась к нему, завладев мыслями, разумом, телом.
И наконец, душой.
Ни одну женщину не мог он представить на месте Кэро. С каждой прошедшей ночью, каждым днем, каждым часом и праздником в их общем мире они все определеннее становились одинаковыми половинками могучего целого.
Сознание этого потрясло и восхитило его. Послало по спине нетерпеливое возбуждение. И не важно, что она все еще упрямится и не соглашается на их брак. Он просто не видел иного исхода их отношений. И пусть к этому исходу ведет нелегкая, а иногда и каменистая дорога, все же конечная цель оставалась ясной и определенной.
Позже, утомленный ласками, он притянул к себе Кэро, обмякшую и сонную, и поудобнее устроился на мягкой перине. О чем же он хотел спросить ее?.. Вылетело из головы…
– Кто наставлял тебя в твоих обязанностях? Будем надеяться, что это не Камден.
– Тереза Озбалдестон, – пробормотала Кэро, потершись щекой о его руку. – Она довольна, что я не прячусь от людей.
Значит, нужно последить за леди Озбалдестон. Не хватало еще, чтобы он допрашивал Кэро, пытаясь выведать ее секреты.
Если у него и оставались сомнения в том, что он хочет ее, именно ее, всегда видеть рядом с собой, последние два вечера их развеяли окончательно. Но тут и крылась самая главная проблема: его профессиональная жизнь была самым мощным мотивом, побуждавшим жениться как можно скорее. Те же самые аргументы, которым она противилась сильнее всего. И разве можно осуждать ее за это?
Женитьба… Чем дольше Майкл думал об этом, тем больше убеждался, что она должна быть основана не только на профессиональных интересах и тем более не на чувстве долга. Он не станет жениться по этой причине.
Лежа в тепле смятой постели и отдаваясь подбирающемуся сну, слыша легкое дыхание Кэро, ерошившее волосы на его груди, чувствуя нежность ее тела, обещавшую больше, чем любые слова, он сознавал собственное нетерпение и одновременно понимал необходимость выждать.
Позволить ей самой принять решение. Никакого давления, никаких убеждений…
И, уже засыпая, он вдруг подумал, что, может быть, следует предпринять что-то другое…
Талант к мягкому, но настойчивому воздействию был присущ всем великим политикам. Майкл относился именно к таковым.
Наутро, оставив Кэро листать дневники Камдена, Майкл отправился на Гроувенор-сквер. По дороге он твердил себе, что не должен прибегать к давлению или убеждениям. Существуют и другие средства. В конце концов дела говорят за себя громче, чем слова.
Онория оказалась дома и пришла к нему в гостиную. За ней бежали дети.
Послушно восхитившись новыми мячами Себастьяна и Майкла и пощекотав Луизу под подбородочком, он умоляюще взглянул на сестру. Та немедленно выставила своих отпрысков, велев поиграть на газоне, где уже ждали нянюшки.
– Ну вот, а теперь говори, в чем дело, – потребовала она, встав на пороге.
Майкл подошел ближе, предоставляя ей следить за проделками сыновей.
– Я хочу жениться на Кэро, но… видишь ли, их с Камденом брак был основан на голом расчете. Камдену были необходимы ее таланты. Кроме того, он сумел предвидеть, что из нее выйдет прекрасная жена дипломата. Разумеется, эти качества мне тоже необходимы, но сознание этого только отвратит Кэро от второго брака.
– И я вполне се понимаю, – объявила Онория. – Камден был намного ее старше.
– Именно. Это был брак по расчету. Расчету Камдена. Кэро, конечно, ничего не подозревала.
– О Господи! – ахнула Онория. – Значит, если ты сделаешь предложение…
– Тогда у меня не будет ни малейшего шанса ее завоевать, – мрачно кивнул он. – Для того чтобы Кэро стала моей, нужно больше. Гораздо больше. Поэтому я и пришел к тебе. Хочу спросить, почему ты вначале так противилась браку с Девилом, а потом вдруг передумала и согласилась? Что качнуло весы в его пользу?
Онория молчала.
Она прекрасно понимала, что хочет знать брат. Но унеслась мыслями на семь лет назад, к давно прошедшему лету. Как объяснить, что побудило ее стать женой Девила? Воспользоваться шансом. Ответить на вызов. Поднять перчатку, так неожиданно брошенную судьбой у нее на пути.
Как можно объяснить неодолимую тягу, головокружительный соблазн, истинную любовь? Все, что шло от сердца, хотя не совпадало с общепринятыми правилами? Поведать, что даже колебания в определенных обстоятельствах могут сделать дар более драгоценным, потому что он никогда не будет считаться отданным легко и беззаботно.
Онория вздохнула, обдумывая ответ.
– Я передумала, – выговорила она наконец, – потому что он предложил мне единственное, в чем я воистину нуждалась. То самое, что могло дать ту жизнь, о которой я мечтала. То, что было самым важным для меня.
Ее взгляд был устремлен на детей. Стоит ли упоминать, что Кэро хотела ребенка? Жаждала так же сильно, как она когда-то. Затаенное, глубоко спрятанное желание. Понятное лишь тому, кто испытывал такое же. Она всего лишь предполагала… и вчера Луиза подтвердила ее правоту.
Но если во всем признаться Майклу… Он всего лишь мужчина. Поймет ли, как обернуть эти знания в свою пользу? Он посчитает, что самого обещания иметь детей достаточно, и не позаботится о последствиях этого.
Помимо естественного сестринского стремления видеть его счастливым, женатым на женщине, которую заслуживает Майкл, она считала, что Кэро тоже достойна счастья. Ее подруга столько страдала!
И не хватало еще, чтобы неудачный первый брак разрушил ее шансы на любовь и детей!
Взглянув на Майкла, она поняла, что, несмотря на бесстрастное лицо, он сильно волнуется. Наверное, старается истолковать ее слова. Ничего не поделать, пусть решает сам.
– Лучше я объяснить не могу. У каждой женщины есть то, что она считает главным в жизни. И важнее всего понять, чего именно она добивается.
– Спасибо, – невесело усмехнулся Майкл.
– Надеюсь, это поможет, – вздохнула Онория.
Майкл легонько сжал ее руку.
– Обязательно. – Бросив последний взгляд нарезвившихся на газоне детей, он отпустил руку сестры и кивнул: – Оставляю тебя с твоей мечтой.
Та фыркнула, но к тому времени, как он добрался до двери, уже была на террасе.
Майкл остановился потолковать с Девилом, который не смог сообщить ничего нового, и отправился объезжать клубы. Слова Онори не шли у него из головы.
Разговаривая с ним, она не сводила глаз с детей. Учитывая историю их семьи, трагическую потерю родителей, нетрудно понять, что для Онории много значили дом, семья и дети. Что все это не менее важно, чем для него.
Пыталась ли она объяснить, что это так же важно и для Кэро?
Если так, что это дает ему?
И каково самое заветное желание Кэро?!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальная невеста - Лоуренс Стефани



Мне не понравился роман!Слишком скучный!
Идеальная невеста - Лоуренс Стефаниsveta
12.04.2013, 16.54





А мне понравился!Все жизненные ситуации: злоба, зависть, жадность и также чувства долга, преданности,заботы и зарождающиеся нежные чувства, взаимная любовь.Я рада за них.А ведь в жизни бывает очень много лихо закрученных сюжетов.И такую дружную семью,уверена, хотел бы иметь каждый!!!
Идеальная невеста - Лоуренс СтефаниТальяна
6.07.2013, 20.31





Сначала скучновато, а дальше все интереснее и интереснее
Идеальная невеста - Лоуренс Стефанилюбовь
12.09.2013, 22.18





Роман интересный. Особенно хороши любовные сцены.
Идеальная невеста - Лоуренс СтефаниКэт
13.03.2014, 22.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100