Читать онлайн Идеальная невеста, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальная невеста - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальная невеста - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальная невеста - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Идеальная невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Она ждала, пока он стоял перед ней, ждала, когда его руки поднялись и скользнули по ее талии, ждала, чтобы обнять его, прижаться всем телом и припасть к его губам своими. Искушать, дразнить, заманивать.
Лениво потереться об него; мягкие изгибы и стройные ноги, ласкающие его: зов сирены, древний, как само время.
Приглашение было недвусмысленным. Отчетливо звучало в ее голове, но она хотела, чтобы он так же ясно услышал этот зов.
Он крепче обнял Кэро, играя с ее языком; немного помедлил, прежде чем опустить руки на ее бедра.
Она вздохнула, не прерывая поцелуя, покорно обмякла, без слов прося взять все, что он захочет, угодить свой и ее голод.
Солнце лилось в широкие окна, заполняя комнату мягким золотистым сиянием. И пока они стояли, слившись в объятиях, затягивая поцелуй, зная, что это всего лишь прелюдия, что им нет нужды торопиться и впереди целый день, в голове Кэро проносились воспоминания о том, как она играла здесь в компании стоявшей за мольбертом матери: время открытий, бесчисленные чудеса в виде ярких цветов, листьев необычайной формы, поразительных картин, выходивших из-под кисти матери… Тогда все это казалось составляющими небывалого, невыразимого счастья…
И сегодня она хотела нарисовать новый пейзаж, здесь, на месте ее детских игр.
Она судорожно выгнулась, ощутила, как его пальцы чуть касаются ее ставших невероятно чувствительными сосков. Настала его очередь дразнить, искусно, умело нагнетать напряжение ласками, обещавшими, будившими желание, утолить которое невозможно.
Облегчение придет позже. Скорее всего гораздо позже. И пока его руки продолжали скользить, гладить ее тело сквозь тонкий муслин, словно он открывал ее заново, она почувствовала, как вновь стоит перед уже знакомой дорогой, только на этот раз они станут надолго задерживаться в тех местах, которые так бездумно пробежали вчера.
Она не уклонялась от ласк. Всякое нетерпение укрощалось любопытством, решимостью узнать все, что он чувствует к ней, все, что может выдать о своем желания. О том, что будет дальше.
Этому научила ее вчерашняя встреча. Тому, что сила, которой оба жаждали, – дитя обоих и состоит из сплава желаний, потребностей и страстей, для которых требуются двое. Вместе они могут окунуться в ошеломляющий водоворот ощущений, создать самую прочную, самую крепкую эмоциональную связь на свете.
Они оба хотели этого: совместная цель, взаимное желание.
И пока они стояли, обнявшись, тепло солнца вливалось в них как благословение, постепенно, шаг за шагом, воспламеняя поцелуй. И Кэро в глубине души знала: то, что сейчас происходит – это и есть счастье.
Их губы разомкнулись; они помедлили, чтобы перевести дыхание. Пальцы Майкла запутались в пуговицах и петлях. Закрыв глаза, Кэро наслаждалась моментом, упивалась каждым ощущением: гладкостью его кожи, твердостью возбужденной плоти, стальными буграми мышц, перекатывавшихся на руках и груди, аурой силы, поглотившей ее, сознанием безопасности, которое охватывало ее в его объятиях. Что, если…
Мысль показалась донельзя заманчивой. Что, если бы они пришли сюда много лет назад, когда ей было шестнадцать? Что случилось бы, если бы он тогда обнял ее и стал целовать с той же безумной жаждой, как сейчас?
Невозможные вопросы, на которые нет ответа. Они оба изменились, ей уже давно не шестнадцать. Двадцативосьмилетняя женщина, чьими неотъемлемыми чертами характера стали уверенность и спокойствие, скрывавшие невинность. Позволявшие без угрызений совести и сожалений броситься в чувственный водоворот, наслаждаться близостью мужчины. И он… он был этим мужчиной. Не юнец, не молодой джентльмен, а настоящий мужчина. Во всей своей силе. Пылающий зрелым желанием, хмельным и мощным.
Расстегнув последнюю пуговицу, он снова схватил Кэро в объятия и стал целовать. Она с готовностью ступила в набегающие волны. Искушение просто сдаться и плыть о течению было велико, и все же… Это она привела его сюда сегодня, и у нее имелись свои планы. Вчера по необходимости ей пришлось следовать его урокам. Сегодня… сегодня ее очередь.
Когда его руки легли ей на плечи, она поспешно потянула платье вниз. Пусть прервет поцелуй, чтобы помочь ей освободиться от зеленого муслина.
Она выступила из бесчисленных складок, взяла у Майкла платье, встряхнула и подошла к стулу.
В коттедже, казавшемся снаружи маленьким, действительно была всего одна просторная комната. У стены, рядом с дверью, стояли комод, умывальник и кувшин на железной подставке. У остальных стен размещались сундуки, скамьи и длинный стол художника. Очаг занимал почти всю противоположную сторону. Середина оставалась свободной и предназначалась для мольберта, который теперь в сложенном виде хранился в углу. Среди прочей мебели здесь имелись красивая кушетка, два стула с прямыми спинками и два маленьких консольных столика.
Благодаря заботам миссис Джадсон, глубоко преданной сначала матери, а потом дочери, здесь царила удивительная чистота, такая же, как в спальне Кэро в большом доме.
Аккуратно повесив платье на спинку стула, она повернулась, окинула Майкла откровенным взглядом и повелительно подняла брови:
– Сними сюртук.
Майкл отцутил, как расплываются губы: не в улыбке, нет, просто его лицо до этой минуты было чересчур напряжено. Одним движением плеч он сбросил сюртук, готовый играть в любую игру, какую она только изберет. Пока у него еще хватает силы воли держать себя в руках.
Ее глаза удовлетворенно блеснули. Надменно покачивая бедрами, она шагнула ближе. Майкл жадно пожирал глазами соблазнительные изгибы фигуры, мягко очерченные прозрачной рубашкой. Остановившись перед ним, она взяла у него сюртук.
– А теперь жилет.
Он повиновался и, отдавая жилет, спросил:
– Мне позволено узнать, что ты затеваешь?
Передернув плечами, она повесила сюртук и жилет поверх платья и загадочно усмехнулась.
– Можешь спрашивать сколько угодно, но, боюсь, я не смогу тебя просветить. Во всяком случае, пока.
И, встав на носочки, дерзко сжала ладонями его лицо и поцеловала долгим, медленным поцелуем, из тех, что способны воспламенить даже лед. Он потянулся к ней, готовый подхватить на руки, но она проворно оттолкнула его и отскочила, неодобрительно хмурясь.
– На тебе все еще слишком много одежды. Почему на мужчинах вечно надето больше, чем на женщинах? Никакого равенства!
– Верно, – подхватил он, – но это может иметь свои преимущества.
Как он и предвидел, она заинтересовалась:
– Какие же, позвольте узнать?
– Надеюсь, я могу кое-что предложить? – осведомился он с невинным видом, хотя принять невинный вид было не так-то легко.
– Разумеется, – улыбнулась она.
Судя по кокетливому тону, она видела его насквозь, но любопытство взяло верх. Майкл помедлил, проверяя, достаточно ли хорошо владеет собой, чтобы долго выдерживать изощренно чувственные забавы. Его снедало нетерпение, подобного которому он не знал с самой юности. Все его существо неукротимо стремилось к сладостной развязке.
– Как только мы оба останемся обнаженными, нам не придется одеваться до самого ухода. Стоит ли тратить зря силы? Я прав?
Кэро озадаченно кивнула.
– Поэтому лучше ковать железо, пока горячо…
Он снова потянулся к ней, повернул спиной к себе, прижался бедрами к мягким полушариям ягодиц, покрывая мелкими поцелуями нежное местечко за ушком.
– В таком случае нам лучше сделать это сейчас… не находишь?
Опустив ресницы, Кэро откинулась на него, наслаждаясь его мощью. Его дыхание колебало мелкие локоны у самого уха, она старалась подавить восхитительную дрожь. Ее голова медленно опустилась на его плечо. Вполне сознавая, что они начинают новую чувственную игру, Кэро прошептала:
– Думаю, нам стоит пользоваться любой представившейся возможностью, верно?
Его тихий смешок буквально источал обещания.
– Совершенно верно. Не стоит ли это принять как нашу общую политику?
Его руки постепенно продвигались вперед, пока не замерли на ее груди. И оказалось, что требуется значительное усилие, чтобы набрать в легкие воздуха и пробормотать в ответ:
– Неплохая… мысль.
С каждым его прикосновением, каждой лаской Кэро все больше погружалась в море наслаждения. О, с каким трудом она выдохнула еще несколько слов:
– И что мне делать теперь?
– Пока что, – властно велел он, – тебе остается только чувствовать.
Слишком легкое задание: ее чувства уже были заворожены, загипнотизированы умелой игрой его пальцев. Они владели, дразнили, играли сосками, исторгая крики.
От груди он перешел к талии, бедрам и округлостям попки.
– Подожди.
Кэро поспешно открыла глаза. Ощутила, как он отстраняется, отступает в сторону, берет второй стул и несет туда, где стоит она, покачиваясь, готовая вот-вот упасть.
Он поставил стул рядом с ней, вновь заключил ее в объятия, так что ее спина прижималась к его груди, а бедра – к чреслам. Его руки были повсюду, посылая сквозь нее стрелы жара. Губы прижались к тому месту на шее, где яростно бился пульс. Она повернула голову, и их губы встретились: одинаково алчные, одинаково нетерпеливые.
Прошло несколько долгих минут, прежде чем он поднял голову.
– Твои сандалии… сними их.
Так вот для чего нужен стул, Кэро переступила с ноги на ногу, поставила на сиденье ступню в прелестной сандалии в греческом стиле. Длинные завязки обвивали щиколотку и шли до середины икры: пришлось нагнуться, чтобы развязать узел.
При этом ее едва прикрытая попка вжалась в него еще сильнее: недвусмысленное, хоть и невольное приглашение, которым он намеревался полностью воспользоваться. Его широкая ладонь крепче стиснула соблазнительную округлость, пальцы чуть шевельнулись, и она внезапно осознала, насколько разгоряченной кажется кожа, как изнемогают нервы от напряженного ожидания.
И не успела она распутать кожаные шнурки, как его пальцы протянулись дальше, нашли ее мягкость, дерзко туда нырнули. Голова Кэро пошла кругом. Но ни за что на свете она не пожелала бы, чтобы он остановился. А Майкл продолжал свои бесстыдные вольности, которые она так опрометчиво допустила.
Кэро все возилась с непослушными шнурками. Наконец она выпрямилась, помахивая сандалией. Но он не отнял руки, по-прежнему спрятанной между ее бедрами. Кэро уронила сандалию и, не дожидаясь дальнейших приказаний, глубоко вздохнула, подняла другую ногу и принялась как можно быстрее развязывать вторую.
Он подступил ближе. Пальцы скользнули еще глубже. Другой рукой он поднял подол, обнажая ее попку, нагнулся и проложил длинную линию жарких влажных поцелуев вдоль спины. От шеи и ниже.
Кэро забыла о необходимости дышать.
Его губы добрались до основания позвоночника и замерли. Пальцы, проникшие в изнемогающую от желания Кэро, чуть шевелились.
Внезапно он вжался в нее, обнял за бедра свободной рукой, и набухшая головка его орудия заменила пальцы в истекающем любовным эликсиром лоне. Он вошел неглубоко, и она застонала., желая получить его всего, но не совсем понимая, что нужно для этого сделать.
Он изогнулся над ней, снова клеймя спину губами недавая ей разогнуться и продолжая жестокую игру.
Игра была действительно жестокой. Он вдавливался в нее не более чем на дюйм, дразня чувства, заставляя ее извиваться. И тут же выходил.
Кэро зажмурилась, слыша собственные тихие стоны, наслаждаясь каждой секундой нараставшего желания.
Ставшей невероятно чувствительной кожей спины она ощутила, как изогнулись его губы… поняла, что совершенно забыла о второй сандалии. Почти безуспешно попыталась собраться с мыслями. А уж снять несчастную сандалию… сил не осталось совсем.
Но Кэро, открыв глаза, упрямо дернула за узлы и каким-то чудом ухитрилась их распутать.
Майкл тихо усмехнулся, и Кэро, теряя последние силы, пошатнулась.
Он поддержал ее, но тут же отнял руку и выпрямился, позволив ей сделать то же самое. Едва она уронила сандалию, последовал новый приказ:
– Сними рубашку.
Кончики его пальцев коснулись ее бедер, словно давая знать, что она должна оставаться на месте, спиной к нему. Отчетливо сознавая, что он по-прежнему одет.
Она попыталась украдкой оглянуться, но вид его широкого плеча и мускулистой руки – подтверждения силы, готовой овладеть ею, – лишил ее остатков воли.
Легче всего… Уставившись в стену, она потянулась к подолу рубашки и медленно, тряхнув пушистыми волосами, стянула ее через голову.
Майкл отнял у нее рубашку и отбросил.
– Теперь… – выдохнул он ей в ушко, и всего одно короткое слово послужило обещанием невиданных, сказочных наслаждений. Кэро улыбнулась про себя, восхищенная его вниманием к ее желаниям и капризам, готовностью делать скидки на ее неопытность, увлеченность… – Повернись.
Кэро стремительно повиновалась. И устремила глаза на гордо восставшую плоть, высунувшуюся из расстегнутой ширинки бриджей. Облегченно вздохнула, потянулась, чтобы осыпать его ласками, но Майкл перехватил ее руки.
– Не сейчас.
И, немного отстранившись, сел на стул, широко расставил ноги, поудобнее перехватил ее запястья и привлек к себе.
– На этот раз тебе предстоит ублажать меня.
Она вопрошающе взглянула на него. Голубые глаза манили.
– Впусти меня в себя.
Полуприказ, полумольба.
Желание и страсть владели ею с такой силой, что Кэро смогла только шагнуть вперед и медленно опуститься, цепляясь при этом за его руки, стараясь оседлать бедра. Почувствовав под собой его твердость, она стала постепенно насаживать себя на стальное копье.
Ощущения растянутости, наполненности, способность чувствовать каждый дюйм его жесткого вторжения были неописуемы. Это слияние освободило ее чувства для новых, еще более острых ощущений.
Все, как она желала. Все, в чем нуждалась. Она была слишком зрелой женщиной, чтобы узнавать любовь шаг за шагом, довольствоваться самыми простыми приемами, непритязательным удовлетворением. Слишком уверенная, слишком самостоятельная, чтобы ограничиться малым. Ее натура требовала увидеть и познать все, что может предложить ей мужчина. И если учесть его конечную цель, он был абсолютно счастлив утолить ее жажду. Жажду знаний. Жажду наслаждений. Счастлив показать все, что доставит ей радость. Убедить ее провести остаток жизни, упиваясь этими радостями вместе с ним. И эту цель он не забывал ни на единый миг, даже когда просил двигаться в собственном ритме, объезжать его словно дикого жеребца, получать и дарить блаженство.
Он сумел точно определить момент, когда, разгоряченная и почти обезумевшая, она поняла скрытый смысл своей наготы по контрасту с его одеждой. Даже под отяжелевшими веками ее глаза полыхали расплавленным серебром. Кэро тихо ахнула, живо представив себе эту картину: уединенный коттедж на полуденном солнце, и она, голая, оседлавшая его, самозабвенно ублажающая… гурия и ее хозяин. Рабыня и господин.
Они смотрели в глаза друг другу: он читал ее мысли, она – его. Он бесстрастно ждал… и тогда она опустила веки и, вздрогнув, крепко сжала ворвавшуюся в нее плоть.
Выпустив ее руки, он стиснул бедра, подхватил и стал поднимать и опускать. Кэро застонала, готовясь к очередному рывку, схватила его за плечи, припала к груди.
Он приподнял ее подбородок, завладел ее ртом, наполнил его так же, как лоно, глубоко и основательно. Кэро заметалась, почти теряя сознание, извиваясь, стараясь вобрать его как можно глубже, царапаясь, кусаясь, сжимая ладонями его щеки.
И они взлетели вместе.
Соединенные, счастливые, поднялись выше неба.
Он не ожидал, что она возьмет его с собой, не понял, что так сильно захвачен, но когда ее лоно в очередной раз содрогнулось в сладостной судороге, он уже яростно вонзался в нее.
Чтобы увидеть звезды через мгновение после Кэро.
Чтобы умереть и родиться в этом звездном взрыве примитивного наслаждения.
Чтобы стать с ней одним целым, погрузиться в ее тело и вместе медленно опуститься на землю.
Лучшего он еще не испытывал.
Но ведь всегда есть возможность попробовать добиться большего.
Кэро наконец шевельнулась и объявила самым прозаическим тоном:
– Следовало бы захватить корзинку с едой.
Он невольно рассмеялся.
Она с трудом подняла голову с его плеча и спросила:
– Разве ты не голоден?
– Как волк! – ухмыльнулся он и, заправив ей за ухо пушистый локон, добавил: – Но я вполне готов довольствоваться тобой.
Признание одновременно и понравилось, и озадачило.
– Похоже… – нерешительно начала она, – тебе нравится быть со мной.
Сердце Майкла болезненно сжалось. Она не напрашивается на комплименты. Просто пытается понять.
– Кзро, – прошептал он, обводя пальцем контуры се лица, – я просто не могу без тебя.
Только услышав собственные слова, он понял, сколько в них правды. Кроме нее, ему не нужен никто. Никто на свете.
Кэро наклонила голову, так что он не смог ничего прочитать в ее глазах. Она намеренно скрывала свои чувства, но скорее потому, что сама еще не была в них уверена. И чтобы достичь желаемой цели, нужно прежде всего заставить ее передумать. Но во всяком случае, ее вопрос – уже хороший знак. Чуть сжав подбородок Кэро, он притянул ее лицо к своему. Кэро, поколебавшись и за миг до того, как их губы соединились, прошептала:
– Мне тоже хорошо с тобой.
Он улыбнулся и поцеловал ее, довольный легкими котками изумления, прорезавшимися в ее тоне. Значит, она тоже размышляет об их отношениях. Он осыпал ее ласками, легкими, нежными, ии кчемуне обязывающими. Минуты шли и шли… онуже поднял се, усадил на колени, гадая, что она придумает теперь. И целовал, целовал, ожидая, пока их силы немного восстановятся и чувства пробудятся. Интересно, правильны ли его предположения?
Кэро наконец отстранилась, словно обретя новую энергию. Сжала его плечи и отодвинулась, глядя на красноречивое доказательство его желания. Прикусила губу, задумчиво нахмурилась, недовольно покачала головой, очевидно отказываясь от неудачной мысли. Ей еще нужно было столько учиться, познать, испытать… а ведь она уже не так молода и не может позволить себе быть чопорной и скромной.
Нажав на его плечи, она встала, довольная, что может свободно владеть ноющими мышцами, сделала два неверных шага и надменно подняла брови.
– Кажется, сейчас моя очередь.
– Как пожелаешь, – учтиво ответил он, улыбнувшись.
Оглядев его с головы до ног, она скомандовала:
– Снимай сапоги.
Он улыбнулся еще шире, но повиновался. Как только второй сапог полетел на пол вместе с чулками, Кэро поймала его руку и потянула.
Майкл послушно поднялся. Кэро снова отступила.
– Мне мешает вся эта одежда.
Майкл послушно поднял руку к галстуку.
– Нет. – Она поймала его руки, опустила к взялась за узел. – Позволь мне.
Не просьба. Команда, которой он подчинился без возражений.
Она ловко развязала галстук, стянула и, отбросив, принялась расстегивать рубашку и манжеты. Помогла Майклу освободиться от складок полотна, и вскоре рубашка последовала за галстуком. Кэро на несколько секунд замерла, захваченная созерцанием широкой, покрытой легкой порослью волос груди. Она и раньше видела его обнаженный торс и по достоинству оценила зрелище, но сейчас он стоял перед ней, покорный, готовый на все ради ее прихотей.
Лукаво улыбаясь, она подняла глаза и потянулась к поясу, обеими руками стащила с его бедер расстегнутые бриджи и даже встала на колени, чтобы расстегнуть застежки под коленями. Бриджи сползли на пол, и Кэро, продолжая прижимать ладони к его бедрам, медленно поднялась, повела руки вверх, остановилась на его груди, погладила, обхватила за шею и прижалась к его губам. Острый язычок скользнул в его рот, тут же выскользнул, и Кэро припечатала горячим поцелуем ложбинку между его ключицами. Воспользовалась моментом, чтобы рассмотреть все получше, восхититься, погладить и снова провести ладонями сверху вниз, к плоскому животу. Под ее пальцами бугрились мышцы, и Кэро внезапно охваченная нетерпением, приподнялась на носочки и коснулась губами крохотного соска. Поцеловала… легонько лизнула, наслаждаясь терпко-солоноватым вкусом, и принялась лихорадочно оглаживать все тело.
Она не могла насытиться им. Майклом. Надежной реальностью его силы, скульптурно мужественных форм, их ощущением и созерцанием. Гладя, обводя, она сопровождала каждое касание ласками губ, снова опустившись на колени, покрывая поцелуями стрелку пружинистых волос, идущих по центру его тела и спускавшихся ниже впадинки пупка к тому месту, где чуть покачивалось гордое мужское достоинство, ожидавшее ее наслаждения. Ее внимания.
Взяв его ладонями, она почти ожидала, что Майкл остановит ее, и в своем возбуждении едва заметила легкое прикосновение пальцев к своим волосам. Еще мгновение – и его пальцы запутались в непокорных завитках.
Поглощенная изучением по-детски нежной кожи, широких, пульсирующих вен, багровой бархатистой головки, она задыхалась от настойчивого биения крови в висках, желания, медленно окутывавшего их с каждой лаской.
Рано или поздно оно захватит их, увлечет в уже знакомый водоворот страсти, но пока что…
Майкл в самых смелых мечтах не мог представить, что она возьмет его в рот… не думал, что знает о таком…
Он запрокинул голову, отчаянно вцепившись в ее волосы. Она продолжала сосать, и у него потемнело в глазах. Больше ему не о чем было думать, нечего было хотеть. Все чувства и ощущения сосредоточились в той его части, которая так ее занимала, которой она так властно завладела. Она лизала, легонько проводила языком по всей длине, он только стонал, закрыв глаза. В голове не было ни единой мысли. И если чуть раньше плоть его поднялась и набухла, теперь же попросту ныла. Настоятельная потребность вонзиться в жаркую, гостеприимную пещерку ее рта была почти непреодолимой; только убеждение, что не следует давать ей дальнейших подсказок, особенно в этом направлении, еще удерживало его.
Но тут ее руки скользнули к его ягодицам, чуть сжали, потом еще сильнее, стоило ей глубже втянуть его в себя. На мгновение Майклу показалось, что он цепляется ногтями за край света. Пришлось с тяжелым вздохом взять ее голову ладонями.
– Довольно, – проскрежетал он, не узнавая собственного голоса.
Кэро неохотно послушалась и, отстранившись, одним гибким движением поднялась на ноги. На губах играла колдовская улыбка. Серебристое сияние в глазах обещало часы чувственной пытки. И прежде чем он успел подкрепить себя еще одним вздохом, она толкнула его в грудь и показала на кушетку.
– Ложись.
Он сел, вопросительно глядя на нее. Она надавила ему на плечи.
– Немедленно на спину.
Подавив очередной стон, он подчинился. Она встала на колени, приподнялась, оседлала его бедра. Кушетка имела классические формы: немного шире шезлонга, приподнятое изголовье, но никаких подлокотников. Идеально подходит для их целей и намерений. Ничем не хуже настоящей кровати.
Кэро спустилась на него, кокетливо вильнула попкой, подалась вперед, погладила его по щеке и поцеловала. Доведя до умопомрачения.
Он и не подозревал, что в ней есть эта чертовщинка. Что она, как ни одна женщина, смогла так безоговорочно завладеть его чувствами, волей, душой.
Она пыталась и сумела добиться своего: он лишился рассудка, и в голове вертелась единственная мысль – погрузиться в это ослепительное тело.
От нее шли волны жара, соблазнительно близкие и все еще недосягаемые. Пока что, предугадывая ее желания, он не смел поднять руки. Но скоро, не выдержав, провел ладонями по ее спине, погладил бедра, слегка сжал в безмолвной мольбе. Она не сдвинулась с места, только вальяжно повела плечами, лаская его торс маленькими грудями, дразня тугими бутонами сосков.
– Ради Бога, – охнул он, – смилуйся надо мной.
Она молча смотрела ему в глаза, одной рукой гладя щеку, прежде чем, наклонившись, впиться в губы и чуть сместить бедра.
Голова Майкла кружилась от облегчения. Словно развязался тутой узел, сжимавший его грудь, когда слились две плоти: мужская и женская.
Он попытался протянуть руку, устроиться поудобнее, проникнуть еще глубже, но она уже все поняла, чуть приподнялась и снова опустилась, принимая его в себя, окружив влажным теплом, заключив в самые интимные объятия, которые ему когда-либо приходилось ощущать.
Кэро закрыла глаза, блаженно наслаждаясь каждой секундой собственной смелости и его медленным вторжением.
Боже! Какой радости она была лишена все эти годы!
Мысль об этом не оставляла ее; она снова сжала внутренние мышцы, шевельнулась, и мысль растаяла.
Как она и подозревала, ей еще многому нужно учиться, много узнать, почувствовать. Эта позиция была новой для нее, и Кэро сейчас главная. Это она управляет им и собой.
Сначала она просто поднималась и медленно опускалась, потом захотела чего-то иного. Повела бедрами, стала двигаться чуть резче.
Ощущая, как внутренняя сила пробуждается, растет, наполняя их обоих.
Она приоткрыла глаза, взглянула на него из-под ресниц. На твердое и куда более мощное тело, вбиравшее, впитывающее удовольствие. То самое, что светилось сейчас в его лице.
Его руки неподвижно лежали на ее бедрах, позволяя ей делать с ним все, что угодно. Взять его и отдать себя. Как могла только она одна.
Кэро испытывала неизмеримую благодарность к этому человеку.
И словно почувствовав это, он положил ладонь ей на затылок, притянул вниз и обжег губами губы.
Поймал ее в сладкий капкан. Запутал в паутине страсти, которая воспламенялась все жарче с каждым прикосновением – языка к языку, с каждым тихим вздохом. Наполняла их безумным желанием двигаться быстрее и сгореть в огне страсти.
Он рванулся вверх, опершись на локоть, распластав ладонь по ее спине, держа ее близко, задевая грудью груди, и в противовес ее раскачивавшемуся ритму резко вонзился в нее. Раз. Другой. Третий. Сильнее. Выше. Глубже. Быстрее.
Пока она, кружась, не полетела в бездонное пространство. Пока все мысли и чувства не поглотил водоворот.
Осколки ощущений вонзались в нее, раня раскаленным наслаждением. Она горела, таяла, распадалась на части, познавая экстаз.
Майкл схватил ее, развернул и лег сверху. Рывком раздвинул бедра и ворвался в нее.
Сейчас она была открыта, беззащитна, уязвима и принадлежала ему.
Он брал и брал ее, мощно вонзаясь в пульсирующее тело. Вновь возбуждая взаимное желание. Глаза Кэро заблестели. Выражение изумления, неподдельного и нескрываемого, промелькнуло на лице. Она подхватила его ритм и, целуя в губы, одновременно ускоряла движения. Древняя, как мир, дуэль мужчины и женщины… Она и не подозревала, что в ее теле кроется столько сил. И эти силы она использовала, чтобы не столько бросить вызов, сколько обольщать. Убедить его идти дальше, быть жестче, проникая глубже, соединиться в едином порыве.
И он понял. В этот раз они испытали нечто такое, что бывает, наверное, раз в жизни: задыхающийся, лихорадочный, отчаянный подъем к экстазу, более мощному, глубокому и изысканному, чем оба могли себе представить. Их глаза встретились, прежде чем поднявшийся девятый вал завертел обоих и унес из этого мира.
Катаклизм потряс их. Сплавил. Обжег. Заклеймил навек сознанием принадлежности друг другу.
И наконец, освободил.
Измученные, они обмякли на старой кушетке. И долго лежали, прежде чем к ним вновь вернулось сознание. Но ни у кого не хватало сил пошевелиться. Разомкнуть объятия.
Все еще тяжело дыша, смутно прислушиваясь к барабанным ударам крови в ушах, Майкл поцеловал руку Кэро, положил на свою грудь и прикрыл глаза.
Никогда раньше он не терял себя так полно, не отдавал себя так беззаветно. И, погружаясь в манящее забытье, знал, что хочет, отчаянно желает одного: снова и снова быть с ней. Сделать для этого все. Постараться, чтобы она оставалась рядом. Всегда. Вечно.
Проснувшись, он увидел, что по полу протянулись длинные тени. Он не замерз, потому что день был теплым и в коттедже постепенно становилось душно. Кэро спала спиной к нему, свернувшись клубочком, прижимаясь упругой попкой к его боку. Легонько погладив ее, Майкл с улыбкой встал, прошелся босиком по изразцовым плитам, нагретым солнцем, и широко распахнул окно. В комнату ворвались мелодичные переливы воды. Птицы в ветвях деревьев громко подпевали буколической симфонии.
Майкл глубоко вдохнул и повернулся. Легкий ветерок ворвался с улицы и проводил его до кушетки. Он долго стоял, разглядывая Кэро: стройные длинные ноги, налитые грудки, порозовевшее во сне лицо. Ветер перебирал и ласкал ее локоны.
Она не просыпалась. За последние два дня он пять раз пролил в нее семя. Он не принимал предосторожностей, не пытался ничего сделать. Она тоже, словно не понимала, на что идет.
Конечно, она не знала мужчин, кроме Камдена. Чему тот мог ее научить?
Инстинкт, примитивный инстинкт побуждал его оставить все как есть, не будить спящую собаку. И все же…
Справедливо ли это, если все, что должно произойти, произойдет, но без ее ведома? Без всякого согласия? Против воли?
И все же, если Майкл упомянет об этом, какая-то часть волшебства исчезнет, а он не знает, как она отреагирует на не слишком приятное известие. Он даже не ведал, как она относится к детям!
Перед глазами вдруг живо предстала Кэро с его сыном на руках и двумя дочерьми, цепляющимися за юбки.
Он словно ослеп и оглох. Чарующая картина манила, соблазняла…
Но тут он моргнул, мгновенно возвратившись к реальности. Ошеломленный. Настороженный.
Увиденное заставило замереть сердце. И так будет, пока он не сделает все, чтобы это стало правдой. Чтобы все его отчаянные желания осуществились. Это необходимо для него, для самого его существования. Для будущего.
Он не сразу стал дышать свободнее.
Майкл снова глянул на Кэро. Решение принято. Он не упомянет о риске беременности.
Он из кожи вон вылезет, пойдет на все, чтобы видение стало реальностью.
Едва ощутимые прикосновения пальцев к обнаженной коже разбудили Кэро. Не шевелясь, она открыла глаза, поняла, что солнце еще высоко, но, судя по играющим на плитках пола теням и шаловливому ветерку, он, должно быть, успел открыть окно.
Она лежала на боку, лицом к камину. Он распростерся рядом на спине, лениво гладя ее бедро. Улыбнувшись, она прикрыла глаза, наслаждаясь теплом и его нежными ласками. Но Майкл, должно быть, уловил смену ритма в ее дыхании или легкую напряженность тела и, приподнявшись, прижался к ней.
Улыбка Кэро стала чуть шире. Он нагнул голову и припал губами к местечку, где шея соединялась с плечом. Чуть прикусил пульсирующую жилку. Тихо, зловеще прошептал:
– Хочу, чтобы ты не смела открывать глаз. Просто лежи и позволь любить тебя.
Ее груди набухли, а соски сморщились еще до того, как он росунул руку ей под мышку, сжал упругий холмик и принялся ять. Неторопливо. Лениво. Словно оценивая заново.
Ее снова охватило жаром, но на этот раз мягкой волной. Не грозным, все сметающим девятым валом.
Он продолжал ласкать ее – ее всю – уверенно, неспешно, не грубо. Значит, все произойдет медленно: каждый момент растягивается во времени, перетекает в другой, каждый пик ощущения задерживается, замирает, прежде чем идет на спад, и она успевает отдышаться.
Она не видела его. Чувствовала только прикосновения. Нежные, повторяющиеся, ласковые прикосновения.
Его рука легла на ее ягодицы. Пальцы окунулись внутрь, гладящие. Ласкающие. Пока она не задвигалась, не застонала, не попыталась повернуться, ожидая, что он раздвинет ее бедра и войдет. Но вместо этого ее плечо уткнулось в его грудь. Бедро встретилось с чреслами.
– Не так, – прошептал он едва слышно, потревожив густую, раскаленную, скопившуюся в ней лаву.
Высоко поднял ее ногу, и не успела она опомниться, как ощутила в себе его, твердого, жаркого, медленно погружающегося…
Он шевельнулся. Такой же медленный и жаркий, как солнце. Такой же открыто соблазняющий, как ветерок. Его тело продолжало двигаться в нарастающем ритме каденции, которую он отказывался менять, даже когда она вздрогнула и вонзила ногти в его бедро.
Один нежный выпад следовал за другим, пока она не закричала. Пока не началось чудо, наполнившее ее, прокатившееся приливом и оставившее блаженно свободной на дальнем берегу.
А Майкл продолжал наполнять ее с каждым уверенным толчком. Она почти не заметила, как он достиг собственной разрядки.
Шторм захватил его, унес с собой, но скоро отбушевал, и Майкл из последних сил обнял ее.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальная невеста - Лоуренс Стефани



Мне не понравился роман!Слишком скучный!
Идеальная невеста - Лоуренс Стефаниsveta
12.04.2013, 16.54





А мне понравился!Все жизненные ситуации: злоба, зависть, жадность и также чувства долга, преданности,заботы и зарождающиеся нежные чувства, взаимная любовь.Я рада за них.А ведь в жизни бывает очень много лихо закрученных сюжетов.И такую дружную семью,уверена, хотел бы иметь каждый!!!
Идеальная невеста - Лоуренс СтефаниТальяна
6.07.2013, 20.31





Сначала скучновато, а дальше все интереснее и интереснее
Идеальная невеста - Лоуренс Стефанилюбовь
12.09.2013, 22.18





Роман интересный. Особенно хороши любовные сцены.
Идеальная невеста - Лоуренс СтефаниКэт
13.03.2014, 22.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100