Читать онлайн Идеальная невеста, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальная невеста - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальная невеста - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальная невеста - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Идеальная невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Кэро лежала под Майклом, вне себя от счастья. Его жесткое тело, налитые мышцы и тяжелые кости прижимали ее к матрацу. Но никогда в жизни не было так удобно… и так хорошо. Никогда до этой минуты она не была соединена, физически и духовно, ни с одним человеком.
Последние конвульсии экстаза еще пробегали по ней. Сладостные воспоминания согревали душу, оставляя ощущение непередаваемой радости.
А близость… она и не представляла, что так может быть. Не знала, что на свете существует столь… столь примитивная страсть. Кэро улыбнулась. Ей не на что жаловаться.
Несколько долгих мгновений они просто лежали, сплетясь руками и ногами, зная, что не смогут уснуть, и все же нуждаясь в передышке, чтобы успокоиться. Медленно, постепенно в волшебный сон вторглась мысль о том, что Майкл понял и разгадал ее секрет.
Глядя в потолок, Кэро пыталась найти слова, которыми могла бы объяснить случившееся, но в конце концов просто высказала то, что чувствовала. Его голова лежала на ее плече. Осторожно, почти нерешительно, ибо столь нежные прикосновения были для нее внове, она взъерошила его волосы.
– Спасибо.
Он глубоко вздохнул, едва не раздавив ее грудь своей, поднял голову и поцеловал ее плечо.
– За что? За то, что лучше мне еще не бывало?
Политик есть политик. Даже з постели.
Кэро саркастически усмехнулась.
– Тебе нет нужды притворяться. Я знаю, что не особенно…
И снова она не смогла подобрать подходящие слова и вместо этого неопределенно взмахнула рукой.
Он сжал ее пальцы, откинулся, посмотрел ей в глаза и прижал ее ладонь к губам. Горящим губам. Легонько прикусил бугорок у основания ее большого пальца.
Кэро дернулась. Осознала, что он все еще в ней, твердый и набухший… нет, опять твердый и набухший. Озадаченная, растерянная, она подняла брови. И увидела его ободряющую улыбку.
– Не знаю, в чем была проблема Камдена, но, как видишь, я от нее не страдаю.
Чем больше она думала об этом, тем очевиднее становилась его правота.
И, чтобы доказать ей, он слегка шевельнулся… нет, скорее качнулся, чем подался вперед. Нервы, которые минуту назад казались полумертвыми от усталости, мгновенно ожили.
Майкл приподнялся на локтях.
– Помнишь, – прошептал он, продолжая слегка раскачиваться, – что я сказал раньше о двух часах?
Окончательно ошеломленная, с пересохшим ртом, она все же поняла, что ее тело ответило – самозабвенно, бесстыдно – на обещание его раскачивающегося тела и каменно-твердой реальности, которая вот-вот пронзит ее. Она облизнула губы.
– Д-да?
Майкл усмехнулся. Прижался к ее рту поцелуем.
– Я решил предупредить тебя. Двумя часами тут не обойтись. Я рассчитываю на три.
Его расчет оказался верным. Целых три блаженных часа он удерживал ее пленницей в своей кровати, пока аккуратно застланная постель не превратилась в пену шелка и полотна: свидетельство любовной битвы.
Он провел следующие полчаса, возобновляя игру. Убеждая ее, что одного раза недостаточно, чтобы насытить ее и тем более его. И если за окном нарастающая жара летнего дня вынудила смолкнуть даже насекомых, в спальне бушевало пламя иного рода, исторгающее стоны, вздохи и страстные крики. Пока Кэро не утонула в великолепном забытьи. Майкл немедленно последовал за ней.
Он терпеть не мог пассивной покорности. И когда припал к ней в третий раз, путешествие к наслаждению превратилось в цепь открытий и, чудес для них обоих. Он не только неприкрыто поощрял ее быть столь же бесстыдной, какой она представляла себя в самых безумных мечтах, но и дразнил, даже заставлял идти дальше, забыть все запреты и ограничения и отвечать на его ласки раскованно и свободно.
Он ни разу не попытался скрыть свое желание к ней, ни разу не упустил случая донести до нее свой голод, силу вожделения, исступленную потребность утолить их, соединив жаждущие любви тела.
И когда она наконец содрогнулась в его объятиях и он в последний раз погрузился в нее, Кэро внезапно осознала подлинное значение слияния мужчины с женщиной: общая страсть, взаимное стремление давать и брать, соединение не только на физическом, но и на духовном уровне.
Этого урока она ждала более десяти лет.
Бессильно откинув голову, Майкл дал себе волю и излился в нее в головокружительном порыве, подстегиваемый каждым содроганием ее лона, сжимавшего болезненно набухшую плоть. Он, подобно Кэро, перешел последнюю грань и рухнул в теплую темную пропасть экстаза. Золотистые волны накрыли его с головой.
Но он не мог позволить себе нырнуть слишком глубоко. Однако медлил, наслаждаясь мягкостью ее тела, влажной жарой, плотно его обхватившей.
Глубоко втянув в легкие ее запах, он провел руками по сладостному телу. Она раскраснелась, была покрыта капельками любовной росы, и все же кожа оставалась настоящим чудом: тончайшим, нежнейшим шелком. Он ткнулся губами во впадинку между плечом и шеей, потерся носом о пружинистое кружево ее волос.
Их отношения изменились, вернее, стали глубже, постоянно развивались в том направлении, которого он не предвидел. И все же эти перемены делали конечную цель еще более желанной. Еще более ценной.
Как только его голова перестала кружиться, он лег рядом с ней. Она лежала неподвижно, закрыв глаза. Тихо торжествуя, он накинул на нее шелковое покрывало и нехотя встал.
Кэро краем сознания отметила, что он не остался с ней на смятых простынях и его большое горячее мужское тело не прижимается к ее собственному. Только легкие шорохи, тихое поскрипывание говорили о том, что он еще в комнате. Прошло немало времени, прежде чем она смогла заставить себя поднять веки и посмотреть, чем он занимается.
Солнце все еще стояло над вершинами деревьев, но не слишком высоко: должно быть, уже начало пятого. Майкл стоял у окна, глядя в сад. Он успел натянуть лосины, но торс попрежнему оставался голым. В руке Майкл держал стакан с янтарной жидкостью. Что-то в его осанке, в развороте плеч было не так. Может… может, он в ней разочаровался?
Сердце Кэро упало. Она зажмурилась… почувствовала прикосновение его рук, впивавшихся в бедра пальцев, разгоряченное дыхание… и решительно отогнала все страхи.
Главный урок, который она усвоила в этой жизни, – необходимость всегда встречать трудности лицом к лицу. Из проволочек и попыток спрятать голову в песок никогда ничего хорошего не выйдет.
Она резко села. Голова на миг закружилась, но все тут же прошло. Покрывало поползло вниз, и Кэро подхватила его. Майкл услышал шорох и обернулся.
– Что случилось? – прямо спросила она.
Он поколебался. Ей снова стало не по себе, но он шагнул ближе, и, увидев его лицо, Кэро поняла, что его беспокоит отнюдь не вид ее, голой, в его постели.
Он остановился у изножья кровати, снова отпил из стакана. Окинул Кэро спокойным, почти задумчивым взглядом. И четко выговорил:
– Кто-то пытается тебя убить.
Он хотел заранее предугадать, как отреагирует Кэро, и его предположения оправдались. Она ободряюще улыбнулась, глаза засияли, но все тут же переменилось. Свет погас, стоило ей понять, что он не шутит.
– Почему ты так считаешь? – спросила она наконец.
Майкл мысленно поблагодарил Бога, что, стремясь отыскать всего лишь жену, обрел еще и умную женщину.
– Подумай сама. В тот день, когда твой конь Генри понес и ты едва не погибла, Хардэйкр нашел доказательства того, что в него выстрелили камешками, скорее всего из пращи.
– Что?! – ахнула Кэро.
– Повторяю, из пращи. Тогда нам казалось, что не стоит тревожить тебя зря. Мы с Хардэйкром обвиняли в случившемся каких-то нездешних озорников, оказавшихся на твоем пути, и полагали, что подобное вряд ли произойдет еще раз. Так оно и вышло. Зато произошло или почти произошло кое-что другое.
Кэро недоуменно пожала плечами.
Майкл подождал, не вспомнит ли она, прежде чем пояснить:
– Те негодяи, что напали на мисс Трайс.
– Погоди… ты что, думаешь, они охотились за мной?!
– Ну посуди, ты первая покинула гостиную. Если бы не наш спор, задержавший тебя в холле, ты успела бы уйти довольно далеко, прежде чем мисс Трайс последовала твоему примеру. И если бы я не настоял на том, чтобы проводить тебя, именно ты была бы первой одинокой женщиной, шагавшей в темноте по деревенской улице. И при обычных обстоятельствах никто не успел бы прийти тебе на помощь.
Зловещий смысл его слов постепенно доходил до нее, обдавая ледяным холодом.
– Но… но если они намеревались напасть на меня, хотя никак не пойму почему, откуда узнали, что я собираюсь вернуться домой раньше всех и одна?
– Ты и пришла к Мюриел одна. Вполне логично заключить, что ты и обратно отправишься без провожатых, как, впрочем, и намеревалась. А калитка заднего сада была открыта: каждый мог прокрасться поближе и наблюдать за домом. Ты попрощалась с Мюриел, потом пошла к выходу – тут и гадать нечего.
Кэро болезненно поморщилась.
– А теперь еще и стрела, – продолжал Майкл, – вонзившаяся именно в то место, где всего секунду назад была твоя голова.
Кэро потупилась. Что же, ничего не возразишь: Майкл прав.
– И все же я не верю. Во всем этом нет ни смысла, ни резона.
– Как бы то ни было, я полагаю, что двух мнений быть не может. И что кто-то по неизвестной нам причине твердо настроен если и не убить тебя, то по крайней мере причинить зло.
Ей хотелось рассмеяться, выбросить из головы неприятные мысли, беспечно отринуть его доводы. Но тон Майкла и, более того, выражение его лица делали это невозможным.
Не дождавшись ответа, он кивнул, словно принял ее молчание за согласие, и осушил стакан.
– Нам следует что-то предпринять.
Она отметила королевское «нам», и хотя понимала, чт» это должно ее волновать, оставалась совершенно спокойной. Он не убедил ее, и все же сознание того, что он будет рядом во всех невзгодах и попытается с ними справиться, скорее утешало, чем расстраивало.
Поразмыслив, она подняла глаза и твердо объявила:
– Первым делом необходимо вернуться на праздник.
Они оделись, и тут, к ее немалому удивлению, оказалось, что внешний лоск светской дамы и джентльмена из общества не уменьшил новообретенного ощущения близости, и не только физической, но и куда более глубокой, так сильно повлиявшей на них обоих. Она вдруг обнаружила, что способна читать его мысли и реакции по обращенным на нее взглядам, по легкому касанию, по властному пожатию руки.
Они бок о бок прошли через фруктовый сад. Трехчасовые любовные игры на широкой постели напрочь уничтожили всякие попытки держаться на приемлемом для этикета расстоянии. Впрочем, Кэро было все равно. Эта близость привлекала ее куда больше, и, кроме того, осуждать их было некому.
По ее настоянию он запряг кабриолет и отвез ее на праздник в более приемлемой манере. Оставив кабриолет на второй поляне, они влились во все еще клубившуюся у лотков толпу, занятую последними покупками и пространными прощаниями.
Никто, похоже, не заметил их отсутствия, а если и заметил, то вопросов и намеков не последовало. Кэро изо всех сил старалась принять обычный вид и убрать с лица глупую предательскую улыбку, но стоило забыться, как губы сами расползались. Кроме того, она едва волочила ноги от усталости, словно каждая мышца в ее теле отказывалась служить.
Впервые в жизни обморок, пусть и притворный, казался вполне подходящим выходом. Но вместо этого она употребила все силы, чтобы блистательно доиграть роль: то и дело останавливалась поболтать, словно занималась этим весь день напролет.
Майкл не отходил от нее, и, хотя внимательно слушал разговоры, Кэро понимала, что он постоянно настороже, ежеминутно ожидая нового покушения.
И это подтвердилось, когда он, отойдя от лотка резчика по дереву, пробормотал:
– Португалец уехал.
– А другие? – поинтересовалась Кэро.
– Ни русских, ни пруссаков не видно, но шведы только сейчас уезжают, – сообщил Майкл, кивком показывая на веселую компанию. – Пойдем попрощаемся.
Шведский посол и его семья были в восторге от проведенного дня и рассыпались в благодарностях и добрых пожеланиях, пообещав обязательно встретиться снова, но уже в столице.
После их ухода Майкл снова осмотрел поляну.
– Ни одного иностранца. И дипломаты тоже разъехались. Должно быть, уже часов пять и можно спокойно заканчивать праздник.
Кэро счастливо вздохнула, радуясь, что все прошло так чудесно – во многих отношениях.
– Мне нужно идти, собрать оставшиеся товары с лотков наших дам, – объявила она. – Можешь пойти со мной, а заодно и помочь.
Майкл с комическим ужасом вскинул брови, ко без всяких жалоб пошел за ней. Откуда-то немедленно возникла Мюриел и, хмурясь, подступила к ним.
– О, вот и вы! Я уже давно вас ищу.
Кэро невинно распахнула глаза.
Майкл равнодушно пожал плечами.
– Мы все время были здесь. Провожали иностранные делегации и тому подобное.
– Насколько я могу судить, они приехали все до единого, – неохотно признала Мюриел.
– Да, и прекрасно провели время!
Кэро была слишком счастлив, чтобы помнить обиды, и жаждала поделиться радостью.
– Они все шлют тебе свои комплименты за прекрасно устроенный праздник, – продолжала она, улыбаясь остальным дамам, складывавшим непроданные вещи в корзинки.
– И более того, – подхватила миссис Хамфри, – они не погнушались нашими товарами. Эти две шведские мисс запаслись подарками для своих друзей на родине. Только представьте! Наши вышивки на шведских комодах!
Последовало общее обсуждение преимуществ идеи Кэро. Под дамский щебет она спокойно укладывала салфетки и подушечки, пообещав, что, если на следующий год будет в это время в Брэмшо, обязательно устроит бал для иностранных гостей.
Стоя чуть позади Кэро, Майкл продолжал оглядывать поляну и редеющую толпу. Наконец, заметив Эдварда, он махнул рукой, отошел от компании и тихо шепнул молодому человеку:
– Днем кто-то выстрелил в Кэро из лука. Она едва не погибла.
Его восхищение талантами молодого человека еще более возросло, когда Эдвард, и глазом не моргнув, также вполголоса осведомился:
– Это не случайность? Может, кто-то из состязавшихся… – Но, взглянув в мрачное лицо собеседника, мигом посерьезнел. – Нет… разумеется, нет. Значит, кто-то ненавидит Кэро. Как по-вашему, это может быть Фердинанд?
– Разве что он стоит за всем этим. Но лично? Вряд ли. Для этого у него не хватит умения, и скорее всего он попросту наймет кого-то для черной работы. И хотя стрела прилетела со стороны мишеней, наверняка выпущена откуда-то из леса.
– Все это выглядит более чем странно, – покачал головой Эдвард.
– Вы совершенно правы. Поэтому я приеду к вам завтра утром, мы все обсудим и решим, что делать.
– Договорились. Кстати, Кэро знает?
– Знает. Но мы тем не менее не должны глаз с нее спускать. Начиная с этой минуты и особенно во время вашего возвращения домой.
Он не мог сам проводить Кэро: это выглядело бы крайне подозрительно, поскольку вся семья была на празднике, не говоря уже о слугах, а подъездная аллея начиналась на противоположной стороне деревенской улицы. Однако Майкл исподтишка наблюдал за веселой компанией: дождавшись, когда Кэро была уже на полпути к дому, да еще в окружении родственников, и видя, что все идет благополучно, он отправился домой.
С одной стороны, он был полностью удовлетворен; с другой – расстроен и раздражен.
Наутро он сразу же после завтрака поскакал в Брэмшо-Хаус. Эдвард, завидев идущего через газон Майкла, оставил Элизабет в одиночестве упражняться на фортепиано и вышел навстречу гостю. Вместе они устроились в салоне.
– Кэро проспала, – сообщил Эдвард, озадаченно хмурясь. – Должно быть, измучилась из-за всех этих приготовлений к празднику. А может, и жара виновата.
Майкл сдержал ухмылку.
– Возможно. Но это даже к лучшему. У нас остается время восстановить в памяти все факты, прежде чем она спустится вниз.
Эдвард опустился в кресло и подался вперед, готовый слушать.
Майкл устроился напротив и стал рассказывать, перечисляя все покушения на жизнь Кэро, случившиеся за весьма короткое время.
Надев кокетливое легкое платье из муслина цвета зеленого яблока, Кэро позавтракала и спорхнула по лестнице. Она проспала едва ли не до полудня и совсем не удивилась, услышав рокочущий голос Майкла.
Улыбающаяся, безмятежно счастливая, она направилась в салон, отметив по пути, что в гостиной разминает пальцы Элизабет.
Остановившись на пороге, она увидела погруженных в раздумья Майкла и Эдварда. Мужчины почтительно поднялись при виде дамы. Она дружески улыбнулась Эдварду, чуть покраснела под жарким взглядом Майкла, но все же нашла в себе силы спокойно подойти к креслу и сесть.
– Что вы обсуждаете?
– Никак не можем решить, добивается ли чего-то Фердинанд для себя лично или выполняет чье-то поручение, – пояснил Майкл.
Кэро тяжело вздохнула:
– Мне трудно поверить, что Фердинанд способен действовать от себя. Он знал Камдена, это верно, но только как дипломата. Фердинанд – ничто в дипломатических кругах, вы согласны, Эдвард?
Молодой человек кивнул:
– Можно предположить, что с такими связями и происхождением он рано или поздно получит какой-нибудь значительный пост, но в настоящее время… я считаю его чем-то чуть повыше лакея.
– Согласен, – пробормотал Майкл. – Но если он лакей, от имени кого действует?
Кэро переглянулась с Эдвардом и брезгливо поморщилась.
– Не могу представить, что он работает на кого-либо еще, кроме своих родных. Во всяком случае, методы у него странные: попытки соблазнить меня, выведать о бумагах Камдена, нанять громил для взлома и обыска Холла… Весьма неприятная история. Но что ни говори, Фердинанд – член старого аристократического семейства, а фамильная честь для португальцев всегда стояла на первом месте и ставилась гораздо выше, чем у англичан. Он побоялся бы покрыть позором свой дом.
– При том условии, что он не стремится всеми силами защитить этот дом. Именно об этом я и думаю. Итак, что вы знаете о семье Фердинанда?
– Граф и графиня, как вам известно, приходятся ему тетей и дядей. Но в Лиссабоне из всего рода я встречал только их, – заметил Эдвард. – Насколько я знаю, герцог – один из дипломатических представителей в Норвегии.
– Да. Я знакома еще с несколькими, менее значительными членами семьи, занимавшими на столь заметные посты. Но именно граф и графиня сейчас в большой милости при дворе. Они близки к королю, – объяснила Кэро и, немного подумав, добавила: – Кстати, я только сейчас сообразила, что все последние десять лет они постепенно и упорно поднимались наверх. Я наблюдала это с того времени, как приехала в Лиссабон. Тогда они не играли особой роли в обществе.
– Значит, они ищут что-то такое, что может повредить их положению, если вдруг об этом узнают? – догадался Майкл.
– Похоже, – кивнул Эдвард.
Кэро, однако, продолжала о чем-то размышлять, рассеянно уставясь в пол.
– Кэро, – осторожно окликнул Майкл, не дождавшись ответа.
Кэро тряхнула головой. Растерянно моргнула.
– Я как раз думала… Положение графа и графини действительно может быть шатким, но тогда я наверняка что-то услышала бы. Сами понимаете, как у нас любят злословить.
– Возможно, но что, если это какая-то жуткая тайна, – возразил Эдвард, – которая всячески скрывается?
– Верно. Однако все дело в том что граф – не глава семьи, а положение главы многое значит, – вспомнила Кэро.
– Герцог? – коротко бросил Майкл.
– Именно. По крайней мере поведение Фердинанда и графини натолкнуло меня на эту мысль. До последнего лондонского сезона я ни разу не встречала герцога с супругой, да и там мы виделись очень мало, но… но я просто должна была познакомиться с ними в Лиссабоне, при дворе короля. А ведь такого не произошло, я в этом уверена.
Эдвард озадаченно заморгал.
– Мало того, я не помню даже, чтобы их имена упоминались кем-то из придворных.
– И я тоже, – поддакнула Кэро. – Если герцог – глава целого рода, да еще близкого к трону… нет, тут что-то неладно. Не может быть так, что его без особого шума сослали в почетную ссылку?
Все трое переглянулись, безмолвно приняв предположение как вполне вероятную возможность.
– А тогда напрашивается вопрос, – оживился Майкл, – не связано ли это каким-то образом с одержимостью Фердинанда бумагами Камдена?
– Вот это вполне вероятно – согласился Эдвард.
– И правдоподобно, – поддакнула Кэро. – Камден знал и общался буквально со всеми. Но если бы он упомянул о чем-то, касающемся столь щекотливого предмета, в официальных докладах правительству, все должно храниться либо в министерстве иностранных дел, либо у нового посла.
– Но откуда Фердинанду об этом знать? – усмехнулся Майкл.
– Именно. Этим и объясняются обыски двух домов, где бывал и жил Камден.
– Однако, – нахмурился Эдвард, – не проливает свет на тайну покушений. Кто и почему пытается причинить вам зло?
– Ко не думаете же вы… – начала Кэро, переводя взгляд с Майкла на Эдварда, – что эти случаи имеют какую-то связь с архивом Камдена? Вряд ли португальским дипломатам так не терпится расправиться со мной! И при чем тут семейные тайны Фердинанда, тем более что скорее всего история случилась еще до того, как я стала женой Камдена?
Майкл не ответил, продолжая сверлить ее суровым взглядом. Кэро вопросительно подняла брови.
Немного погодя он объявил тихо, но твердо:
– Все потому, что вы не знаете, никогда не знали или просто не можете вспомнить то, что, по мнению этих людей, вам хорошо известно.
Выслушав его, Эдвард решительно кивнул:
– Да… вы совершенно правы. Если наши выводы верны, то кто-то, скорее всего сам герцог, решил, что вы проведали его секрет, и, следовательно, пытается любой ценой заставить вас замолчать. Что же, все достаточно резонно. – Он приостановился, словно еще раз оценивая сказанное, и снова кивнул. – Вполне логичный расклад.
– Но не для меня, – так же решительно возразила она.
– Кэро… – начал Майкл.
– Нет, – оборвала она, подняв руку, – Выслушайте меня, пожалуйста.
Она вдруг замолчала и прислушалась к доносившейся из гостиной музыке.
– И нужно торопиться, потому что Элизабет почти доиграла этюд и сейчас сюда явится. Поэтому не смейте со мной спорить.
Майкл поджал губы.
– Вы почему-то решили что эти три инцидента – покушения на мою жизнь. Но так ли это? А если все они – просто несчастные случаи? И кстати, только первый и третий имеют отношение непосредственно ко мне. А второй… Майкл, это ведь только ваше предположение, не так ли? Неизвестные напали не на меня, а на мисс Трайс. Если им было велено похитить меня, почему они схватили ее?
Майкл прикусил язык, с которого так и рвались цветистые ругательства, и коротко пояснил, что в обманчивых сумерках легко ошибиться, и обменялся долгими взглядами с Эдвардом.
– Что же до третьего случая, – продолжала Кэро, – стрела вылетела из леса, почти рядом с тем местом, где толпились люди. Для того чтобы попасть в цель, лучник должен быть искуснее самого Робин Гуда! Просто мне не повезло оказаться именно в этом месте в это время! И стрела была нацелена вовсе не на меня, я просто уверена!
Майкл и Эдвард молчали. По-видимому, Кэро не собиралась сдаваться. Этот спор они не выиграют. Впрочем, нет смысла настаивать на своем, пусть даже они и убеждены в собственной правоте. Остается просто не спускать с нее глаз.
– И даже вы и Хардэйкр считаете, что история с камешками – не более чем проделки глупых мальчишек, – продолжала Кэро, разводя руками. – Признаю, история с мисс Трайс вряд ли была случайностью, но нет никаких доказательств того, что эти люди метили в меня. И вообще нет причин считать, что кто-то желает зла именно мне, и никому иному, – торжествующе заключила Кэро и вновь оглядела мужчин. Те упорно безмолвствовали.
Кэро свела брови. Открыла рот и уже хотела было спросить, о чем они так упорно думают, но тут в дверях появилась Элизабет.
Майки и Эдвард поспешно поднялись.
– Что вы обсуждали? – жизнерадостно осведомилась девушка. – Праздник или дела?
– И то и другое, – поспешно заверила Кэро, вставая. – Но все уже оговорено, и теперь Эдвард свободен. А я хочу прогуляться в саду.
Майкл немедленно завладел ее рукой.
– Прекрасная мысль. После целого дня, проведенного в гомонящей толпе и на жаре, вы, вне всякого сомнения, жаждете покоя и одиночества. Пойдемте, я вас провожу.
Он повернулся к двери. Кэро подозрительно прищурилась: он точно просчитал, о чем она думает, и обернул ее слова в свою пользу!
– Хорошо, – выдавила она, скованно семеня рядом с ним. – Но… – Тут она понизила голос: – Я и шагу не сделаю в направлении беседки.
Ответная улыбка отнюдь не прибавила ей уверенности. Но, прогуливаясь по газонам и дорожкам, обсаженным пышной, переливавшейся многоцветьем радуги растительностью, она ощущала, как в этом уголке, отгороженном от окружающего мира, к ней возвращаются безмятежность и хорошее настроение.
– Все равно не могу поверить, что кто-то желает мне зла, – упрямо повторила Кэро.
Майкл тяжело вздохнул, сжал ее руку и негромко ответил:
– Пойми, Кэро, ты нам небезразлична… и если когда-нибудь окажется, что мы были правы, но не приняли никаких предосторожностей, не сделали того, что должны были сделать, и с тобой что-то случится… тебя ранят или убьют…
Кэро озабоченно нахмурилась.
– Мы решили не выпускать тебя из виду, но не волнуйся, ты и не заметишь этого.
Можно подумать! Да его взгляд она ощущает даже спиной! Но неужели это так необходимо? И что теперь будет? Хорошо еще, что он больше ничего не добавил, дав ей время справиться с новизной ситуации. До сих пор никто не присматривал за ней по причинам, приведенным Майклом. Да, Камден старался ее защитить, но она недаром была одной из самых дорогих его владений. Она недаром употребила слово «владения». Именно этим она всегда была для него. Вещью.
Эдвард прекрасно к ней относится. Они много лет были связаны общим делом и взаимным уважением к Камдену и его памяти. Они не только друзья, но и коллега. Вполне естественно, что он волнуется за ее безопасность.
Но Майкл… Бесстрастный тон скрывает океан эмоций и искреннее желание сделать все для ее благополучия. Охранять и оберегать ее. Но эта потребность возникла из восхищения, но не ее талантами и умением, а необходимости в ней как в женщине. В человеке.
– Хорошо, я согласна, – вырвалось у Кэро. Она и задуматься не успела, занятая совсем другим. Увлеченная желанием узнать больше о природе его чувств к ней. Понять истинную сутьтого порыва, что побуждал его защищать ее. Кэро остановилась. Повернулась к нему. Взглянула в глаза. – Ты проведешь этот день со мной?
Растерявшись от неожиданности, Майкл долго изучал ее лицо, словно пытаясь найти подтверждение словам, прежде чем протянуть руки.
– С радостью. Больше всего на свете я хотел бы проводить с тобой все дни до конца жизни.
Они оказались на уединенной дорожке, закрытой с обеих сторон густыми кустами. Она бросилась в его объятия, обхватила за шею и припала к губам. Нежная. Страстная. Горячая. Соблазнительная.
Уже через мгновение они забыли обо всем, растворившись в жарком, томительном, опьяняющем поцелуе. Пытаясь погасить молниеносно вспыхнувшее пламя.
Она прижалась еще теснее, прильнула к груди. Он вздрогнул и крепче стиснул руки. Осыпал ее огненными поцелуями. Она откинула голову, открыв белоснежную шею с нервно пульсирующей жилкой.
– В беседке слишком опасно, – поспешно пробормотал он, задыхаясь. – Поедем со мной в Мэнор. Слуги, конечно, будут шокированы, но сплетничать не осмелятся. Во всяком случае, о нас.
С его точки зрения, ее визит был вполне допустим. Ничего особенного: так или иначе, он скоро на ней женится. Куда важнее и настоятельнее сиюминутная необходимость в уединении.
Кэро с трудом подняла отяжелевшие веки, облизнула губы.
– Я знаю, где мы можем спрятаться.
Майкл почти силой заставил себя поразмыслить… но никак не мог сообразить…
Кэро поняла его страдания. Лукаво-женственная улыбка изогнула ее губы.
– Доверься мне, – попросила она, хитровато блестя глазами. – Идем. Я отведу тебя в рай.
Он не сразу понял смысл кокетливого предложения. Желание, и без того бурлившее в крови, усилилось в тысячу раз, стоило взглянуть в эти глаза, на тонкую фигурку.
Ему и в голову не пришло отказаться.
Она была дриадой, увлекавшей за собой его, простого смертного. Он так и сказал ей, и она рассмеялась: серебристые звуки, уносимые ветром, снова напомнившие ему о клятве как можно чаще исторгать из нее эти магические переливы.
Рука об руку они пересекли сад и покинули ухоженный участок через узкую калитку. За ней раскинулись луг и лес, где не было видно ни единой души. Тропа вилась среди деревьев, полян, поросших травой, иногда сужаясь до почти неразличимой ленточки.
Ноги Кэро, казалось, сами знали, куда идти. Их хозяйка не искала вех и меток, просто любовалась птицами, порхавшими среди ветвей, и время от времени поднимала лицо к солнцу.
Посреди очередной поляны Майкл остановился, притянул ее к себе. В свои объятия.
Дом остался далеко позади. Не опасаясь, что их увидят, больше не скрывая желания, он стал жадно целовать ее, сознавая, что его страсть с каждой минутой становится все безумнее, все исступленнее.
Наконец, прикоснувшись напоследок губами к ее векам, Майкл поднял голову и залюбовался ее разрумянившимся лицом.
– Так куда ты ведешь меня? – с улыбкой спросил он. – Где твой источник неземного блаженства?
Кэро весело рассмеялась, но покачала головой.
– Ты все равно о нем не знаешь. Это место особенное.
Они снова пустились в путь, и немного спустя она пробормотала голосом таким же нежным и магическим, как ее смех:
– Место, отгороженное от всего мира.
Он не стал допытываться: она явно хотела удивить его, показать…
Нетерпеливое предвкушение овладело Майклом, усиливаясь с каждой минутой, пока она уводила его в лесную чащу, издавна находившуюся во владениях ее семьи. Кэро провела тут детство и знала каждый уголок. Но он по-прежнему не мог представить, куда она направляется. Они, конечно, не заблудятся. Но все же…
– Я здесь раньше никогда не был.
Кэро, усмехнувшись, покачала головой:
– Очень немногие здесь бывали. Это фамильная тайна.
Еще двадцать минут – и они перевалили через невысокий холм, у подножия которого зеленый луг переходил в берег быстрой речки. До их ушей доносилась мелодия бегущей воды, тонкая водяная пыль поднималась между берегами.
Кэро приостановилась и махнула рукой:
– Нам туда. Идем?
К лугу со всех сторон подступал лес, обрамляя крохотный коттедж, стоявший на островке, как раз посреди речки, которая в этом месте расширялась. Узенький мостик из деревянных планок изгибался над бурлившей водой.
Коттедж был старым, сложенным из камня и прекрасно сохранившимся.
– Ну же, – прошептала Кэро, потянув его за руку.
Майкл послушно последовал за ней, не сводя глаз с домика.
– Чей он?
– Когда-то принадлежал моей матери. Она была художницей, помнишь? Ей нравились здешнее освещение и шум воды, бегущей к плотине.
Кэро показала направо, где поблескивала огромная масса воды.
– Плотина Джеффри! – догадался Майкл.
Кэро кивнула.
Он знал о существовании плотины, но никогда не забредал в эти места. И сейчас смотрел туда, где река кипела и вихрилась, хотя летом сила потока была куда слабее, чем зимой. Остров в самой середине русла заставлял течение раздваиваться, но, минуя его, зода снова смыкалась.
Остановившись в ярде от моста, Майкл огляделся. Берега были высокими, уровень воды – куда ниже обычного, но даже если во время таяния снега река разольется, остров все равно был выше того места, где они стояли сейчас. Почти весь луг будет затоплен еще до того, как фундамент коттеджа намокнет.
Мост, переброшенный на остров, оказался настолько узким, что пройти по нему мог лишь один человек. К тому же перила были установлены с одной стороны. Но Майкла больше занимал коттедж. По его предположениям, комната была только одна, зато большая, с несколькими окнами. Дверь, ставни и оконные рамы были выкрашены в яркие цвета. Небольшой вымощенный камнями дворик обрамляли кивающие головками цветы: очевидно, домик часто посещали.
– Это что-то вроде каприза матушки, – пояснила Кэро, ступая на мост. – И хотя он выстроен на совесть, но уж очень далеко от дома и такой уединенный. Но мама любила его и… – Она махнула рукой в сторону плотины. – Можешь представить, какая здесь игра света и тени на восходе, на закате и во время бури.
– Она приходила сюда на восходе?
Майкл осторожно поднялся на мостик, к его удивлению, оказавшийся достаточно прочным.
– О да, – кивнула Кэро, оглянувшись, – Здесь было ее убежище. Только ее, и ничье больше.
Оказавшись на острове, она широко раскинула руки и развернулась.
– А теперь – мое.
Он расплылся в улыбке, поймал ве и повел по короткой дорожке.
– Это ты выпалываешь сорняки на клумбах?
– А вот и не я! Миссис Джадсон. Она была маминой горничной, когда та еще только приехала сюда. Вот и привыкла следить за коттеджем и садиком, – пояснила Кэро, потянувшись к дверной ручке. – После смерти мамы братья и сестры разъехались по всей стране. Остался только Джеффри. Коттедж ему был не нужен, вот я и потребовала отдать его мне.
Она широко распахнула дверь, вошла, остановилась и оглянулась. Майкл едва поместился в проеме: солнце зажгло над его головой что-то вроде нимба. Сейчас он казался вечным, язычески примитивным воплощением мужества. Дрожь предвкушения, восхитительного предчувствия прошла по спине Кэро.
– Кроме миссис Джадсон, которая приходит по пятницам, и меня, здесь никто не бывает.
Сегодня понедельник.
Майкл долго изучал лицо Кэро, прежде чем переступить порог и не глядя захлопнуть за собой дверь.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальная невеста - Лоуренс Стефани



Мне не понравился роман!Слишком скучный!
Идеальная невеста - Лоуренс Стефаниsveta
12.04.2013, 16.54





А мне понравился!Все жизненные ситуации: злоба, зависть, жадность и также чувства долга, преданности,заботы и зарождающиеся нежные чувства, взаимная любовь.Я рада за них.А ведь в жизни бывает очень много лихо закрученных сюжетов.И такую дружную семью,уверена, хотел бы иметь каждый!!!
Идеальная невеста - Лоуренс СтефаниТальяна
6.07.2013, 20.31





Сначала скучновато, а дальше все интереснее и интереснее
Идеальная невеста - Лоуренс Стефанилюбовь
12.09.2013, 22.18





Роман интересный. Особенно хороши любовные сцены.
Идеальная невеста - Лоуренс СтефаниКэт
13.03.2014, 22.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100