Читать онлайн Идеальная невеста, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальная невеста - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальная невеста - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальная невеста - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Идеальная невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Майкл предпочел вернуться в бальный зал по второй лестнице в конце крыла. Все еще приятно разгоряченная и несколько рассеянная, Кэро позволила ему сопровождать ее. Но на полпути, услышав стук закрывшейся двери, они немедленно насторожились. Внизу, в коридоре, соединявшем библиотеку и кабинет Джеффри, показался Фердинанд. Время от времени он оглядывался, но так и не догадался поднять глаза.
Майкл и Кэро, застыв, молчаливо выждали, пока он не исчезнет. Как только стук каблуков эхом отдался от изразцового пола холла, они переглянулись и снова стали спускаться.
Фердинанд явно вышел из библиотеки.
Едва они оказались у подножия лестницы, дверь снова открылась, и оттуда появился Эдвард.
– Видели? – мрачно усмехнулся он.
Кэро кивнула.
– Насколько я понимаю, он обыскивал библиотеку? – уточнил Майкл.
– Осторожно, но очень тщательно. Последние полчаса. Я глаз с него не спускал. И все это время стоял за портьерой.
– Там, конечно, ничего быть не может, – нахмурилась Кэро, – но все же он что-нибудь взял? Или искал что-то определенное, что могло бы указать нам на верный след?
– Нет, но книги он просматривал очень быстро. Мне показалось, что его больше интересовали подшитые в папки бумаги и письма.
– Бумаги Камдена, – с гримасой подчеркнул Майкл.
– Что же, – фыркнула Кэро, – теперь он по крайней мере понял, что тут ничего нет.
– И в Сатклиф-Холле тоже, – напомнил Майкл, подхватывая ее под руку и провожая в бальный зал, откуда уже доносились голоса вернувшихся гостей. Эдвард пошел за ними. Остановившись у дверей бального зала, Майкл отпустил Кэро. Та немедленно направилась к террасе, вне всякого сомнения, желая узнать, прошел ли ужин при лунном свете, как она планировала, Майкл остановился на пороге зала и отыскал глазами Фердинанда.
– Интересно, где именно Лепонт решит искать дальше? – тихо спросил Эдвард.
– Верно, – подхватил Майкл. – Об этом нужно хорошенько подумать.
– Он уже обыскал кабинет, но я на всякий случай послежу за ним, – вызвался Эдвард.
Майкл, медленно наклонив голову, отошел. Если представится возможность, он попробует поставить себя на место Фердинанда, но сейчас… русский атташе, возможно, случайно оказался рядом с женой прусского посла: долг призывал.
– Два часа, – сказал он. Насколько поняла Кэро, это означает, что придется ждать до послезавтра. На следующий день после праздника она, может быть, узнает ответ на так долго мучивший се вопрос.
Ее так и подмывало велеть запрячь кабриолет, помчаться в Айуорт-Мэнор, схватить Майкла за галстук и потащить…
Тепло по-прежнему держалось. На небе не было ни одного, самого легкого облачка. Летний ветерок шевелил листья и играл лентами дам.
Завтрак был подан позднее обычного из-за вчерашнего бала. Подкрепившись, гости поднялись из-за стола и под предводительством Кэро, Элизабет, Эдварда и Джеффри направились по тенистой аллее к деревенской улице.
Много лет подряд праздник проводился на лугу за церковью. Довольно просторный участок, окруженный с двух сторон лесом, вмещал всех желающих повеселиться. К нему примыкала еще одна поляна, где было удобно оставлять экипажи и лошадей под бдительным присмотром конюха Мюриел. На поставленных в большой круг лотках продавались джемы, кексы, домашние вина и множество изделий местных умельцев: резьба по дереву, картины, подковы, медная посуда и украшения, имеющие огромные успех среди иностранных гостей, как, впрочем, и акварели мисс Трайс.
Пожертвования «Ледиз ассошиэйшн» – диванные подушечки, вязаные шарфы, вышитые мешочки для носовых платков, салфетки и тому подобное – громоздились на двух длинных раскладных столах. Кэро остановилась поболтать с миссис Генри и мисс Эллертон, на которых были сегодня возложены обязанности продавщиц.
Разговаривая, она не спускала глаз с гостей, но все, похоже, увлеклись этим необычным для них кусочком английской жизни. Леди Клебер и генерал вообще чувствовали себя как рыбы в воде и дружески беседовали с резчиком по дереву.
На лугу появилась еще одна компания: это Майкл привез своих шведских и финских гостей, ночевавших в поместье. Она молча наблюдала, как чарующе Майкл улыбается дочерям шведского посла, но когда они отошли, весело играя зонтиками, он остался на месте.
Потом повернул голову, взглянул на нее и снова улыбнулся.
Теплый свет наполнил ее. Он знал, что она здесь, и даже улыбка, которую он, казалось, приберегал только для нее, была совсем другой. Искренней.
Он направился к ней. Она шагнула вперед, перехватив его на полпути.
Майкл взял ее руку, поднес к губам и поцеловал, пробудив неуместные для такой обстановки воспоминания. Почувствовав, как краска заливает щеки, она попыталась свести брови.
– Не надо.
Его улыбка стала еще шире.
– Почему нет? – удивился он и, взяв ее за руку, повел к лотку с домашними винами. – Кстати, ты восхитительно выглядишь, когда краснеешь.
Восхитительно! Ну еще бы!
Она отомстила, заставив его купить две бутылки бузинного вина миссис Крэбторп и еще множество всякой мелочи, включая две диванные подушечки мисс Эллертон, немедленно залившейся розовым румянцем.
Глаза Майкла смеялись: он так добродушно отнесся к ее попыткам командовать им, что она насторожилась. Но тут они наткнулись на миссис Энтуистл, всплеснувшую руками при виде нагруженного свертками хозяина. Не успел Майкл оглянуться, как все покупки исчезли в ее вместительной сумке. Экономка не пожелала слушать никаких возражений.
– Не волнуйтесь, сэр, – отмахивалась она. – Хардэйкртоже здесь. Он проводит меня домой.
– Ну, раз так… – облегченно вздохнул Майкл. – Учитывая, что наши гости не вернутся, прошу вас не торопиться. Развлекайтесь сколько пожелаете. Я приеду поздно. Вы заслужили отдых после такой тяжелой работы.
Миссис Энтуистл просияла:
– Спасибо, сэр. Я передам остальным. Это один из немногих праздников, где мы можем свидеться с нашими кузенами, племянниками и племянницами. Поболтать на свободе. Да и Картер будет счастлив провести день со своей матушкой.
– Обязательно скажите, пусть побудет с ней подольше.
Они расстались. Кэро отчего-то стало не по себе, хотя она так и не смогла понять, в чем дело. Но тут их заметила Мюриел и немедленно закогтила добычу.
– Превосходно! Как раз вовремя, чтобы объявить об официальном открытии!
Она критически оглядела Майкла, словно выискивая недостатки. А когда, ничего не найдя, нахмурилась, Кэро спрятала улыбку. Майкл выглядел поистине безупречно в прекрасно сшитой из коричнево-зеленого твида куртке для верховой езды, белоснежном завязанном простым узлом галстуке, коричневом бархатном жилете и облегающих лосинах, вправленных в сверкающие сапоги. Он идеально подходил для той роли, которую собирался играть на публике, – роли джентльмена, привыкшего вращаться в самых высоких кругах, и одновременно одного из них, местных жителей, доступного для общения человека, как и они, ценившего обычные сельские удовольствия.
Неужели Мюриел хоть на минуту вообразила, что он ее подведет? Более того, даже если бы это и случилось, неужели Кэро не смогла бы ему помочь?
Опершись на его руку, она кивнула на возвышение перед скоплением лотков:
– Нам туда?
– Именно, – кивнула Мюриел. – Идем.
И сама пошла вперед, созывая публику. Нашла взглядом преподобного Трайса и повелительно приказала ему подняться на возвышение.
Майкл и Кэро украдкой переглянулись, сдерживая смешки.
Добравшись до возвышения, Кэро выпустила его руку и позволила Майклу подняться по ступенькам. Сама она осталась внизу, наблюдая, как Майкл помогает взойти наверх преподобному Трайсу, а потом кивает и обменивается приветствиями с теми, кого еще не видел сегодня. Вернувшаяся Мюриел последовала за мужчинами. Ее повели на возвышение. Устроившись поудобнее, Мюриел расправила юбки. Она была довольно грузной женщиной, выше ростом, чем Кэро, и куда толще. В своем темно-зеленом платье она выглядела не только внушительной, но и суровой. Звенящим голосом она призвала толпу к порядку, коротко упомянула о длинной истории праздника, целью которого был сбор денег для благоустройства церкви, и учтиво, хоть и довольно высокомерно поблагодарила тех, кто помог ей устроить сегодняшнее торжество.
Закончив речь, Мюриел отступила и пригласила преподобного Трайса обратиться к собравшимся. Тот со смирением слуги Господня принял поддержку общины и поблагодарил всех и каждого, кто принес пожертвования во имя церкви и Всемогущего.
Майкл говорил последним, но сразу стало ясно, что из троих он самый одаренный оратор. Речь его была спокойной, понятной всем и каждому, тон – естественным и уверенным. Он восхвалял духовные качества прихожан, силу веры и заверял, что они достойны всяческого уважения. Всего несколькими словами он связал их воедино, заставил ощутить участие каждого в общем деле. Мало того, ненавязчиво намекнул, что он – один из них. Заставил смеяться и, перекрывая смех, объявил, что имеет честь официально открыть праздник. И при этом так подчеркнул «официально», что вызвал новый взрыв смеха. Истинно сельские обычаи не допускали никакой официальщины.
Кэро слышала много подобных речей, но эта была лучшей. Недаром премьер-министр собирается предложить Майклу место в кабинете, где его таланты будут более полезны правительству.
Наблюдая, как он обменивается рукопожатием с преподобным Трайсом и несколькими словами – с Мюриел, она еще отчетливее поняла, что, будучи уже состоявшимся политиком, он должен идти выше. У Майкла достаточно способностей, чтобы полностью реализовать свою силу. На ее опытный взгляд, последнее было яснее ясного.
Спрыгнув с возвышения, он присоединился к ней. Кэро, улыбнувшись, покачала головой:
– Прекрасная речь.
Майкл взглянул ей в глаза, увидел, что она искренна, слегка пожал плечами:
– Это у меня семейное.
Кэро хмыкнула и отвернулась. Он воспользовался моментом, чтобы спрятать комплимент в потаенный уголок души. Такая похвала от Кэро была бы в любом случае чистым золотом, но сейчас означала гораздо, гораздо больше.
Собравшиеся рассеялись по лугу. Тут же начались состязания по метанию подков, рубке дерева и стрельбе из лука. Несмотря на долгое отсутствие, Кэро здесь помнили и любили. То и дело к ней кто-то подходил поздороваться. И с Майклом тоже. Ее летнее платье в вертикальную бело-золотую полоску легко было заметить издали. Она не стала возиться со шляпами и накинула на голову прозрачный золотистый шарф для защиты от солнца.
Многие члены «Ледиз ассошиэйшн» останавливали их, одобряли решение привести на праздник иностранных гостей, обеспечив тем самым несомненный успех их скромному торжеству.
Майкл, как всегда, был поражен ее доскональным знанием жизни всей округи. Хотя она редко бывала в Брэмшо, все же прекрасно помнила все подробности, имена и детали.
К счастью, сегодня она смогла уделить ему внимание, тем более что хозяйкой праздника считалась Мюриел. Задачей Кэро было привести гостей на праздник. Так что теперь она полностью освободилась.
Майкл никуда не торопился. И предложил ей утолить голод лакомствами с лотков и стаканом грушевого вина миссис Хеннесси. Они долго гуляли: обычно такие празднества длились целый день. Приезжие гости заранее велели кучерам подавать экипажи в назначенное время. Но, по мнению Майкла, ему и Кэро не было причин оставаться здесь до вечера.
Он ни словом не намекнул, что задумал что-то еще. Рука об руку они прохаживались среди гостей, рассказывая друг другу забавные случаи из прошлой жизни.
Кэро втайне поражалась, насколько легко чувствует себя в присутствии Майкла. Около одного из лотков они столкнулись с миссис Картер, рассыпавшейся в благодарностях Майклу, нанявшему ее сына и тем самым заглушившему все сомнения в его способностях, возникшие после увольнения из дома Мюриел. Майкл ловко перевел разговор на прекрасную службу Картера, заверив, что очень доволен новым дворецким. Кэро улыбнулась и промолчала.
Невозможно сказать… объяснить ему, какое удовольствие находиться рядом с тем, кто так хорошо тебя понимает. Делиться мыслями с тем, кто думает и действует так же, как ты. Как легко, как славно на душе после каждой такой встречи!
Она стала привыкать к его силе, неизменной поддержке и почти постоянному присутствию, но сегодня осознала, насколько он внимателен. Как пытается доставить ей удовольствие, развлечь, угодить, развеселить ее.
Будь на его месте Фердинанд, наверняка бы ожидал, что она заметит и ответит тем же. Майкл все делал естественно, как бы мимоходом, почти не замечая.
Только сейчас она осознала, что он заботится о ней. Уверен, что отныне она – на его попечении. Принадлежит ему. И не считает это своим долгом. Просто поступает, как настоящий мужчина.
В обычных обстоятельствах именно она брала на себя эту роль. И все же как странно, когда ты в чьем-то присутствии становишься слабой женщиной, которой есть на кого опереться.
Они остановились. Она обернулась к нему. Он бесстрастно смотрел куда-то вдаль. Проследив за его взглядом, она заметила Фердинанда, беседовавшего с Джорджем Сатклифом.
– Интересно, что он затевает? – пробормотал Майкл.
– Что бы там ни было, зная нелюбовь Джорджа к иностранцам, сомневаюсь, что Лепонт чего-то добьется.
– И то верно, – кивнул Майкл. – Уверена, что нам не следует спешить его спасать?
– Кого именно? Фердинанда или Джорджа? – засмеялась она. – Не важно, думаю, лучше предоставить их самим себе.
Она вовсе не желала портить себе день общением с Фердинандом. Выслушивать его сладкие речи. Делать вид, что не понимает попыток узнать, где находятся бумаги Камдена. Конечно, ничего он не выведает и будет дуться и капризничать. Слишком давно они знакомы, чтобы не видеть, что будет дальше.
Майкл вынул часы и открыл крышку.
– Который час? – спросила Кэро.
– Почти половина второго.
Сунув часы в кармашек, он взглянул в сторону леса.
– Сейчас начнутся состязания лучников. Пойдем посмотрим?
– Пойдем, – улыбнулась Кэро.
Многие мужчины пытались увлечь ее, но скромный праздник и заботливый спутник тронули ее так, как не удалось никому другому.
Состязания должны были уже начаться, однако участники, которым не терпелось испытать удачу, никак не могли сговориться насчет условий. Кое-кто обращался к Кэро и Майклу с просьбой их рассудить. Но они, достаточно опытные, чтобы не позволить втянуть себя в спор, только смеялись, пожимали плечами, разводили руками и поспешно удалялись.
– Довольно! – воскликнул наконец Майкл и повел ее в гущу толпы. Они снова обошли лотки, поговорили с продавцами, купили какую-то мелочь.
Народу было много, солнце поднималось все выше. Обмахиваясь рукой и жалея о том, что не захватила веер, Кэро дернула Майкла за рукав.
– Отойдем в сторонку. Отдышимся.
Он немедленно вывел ее из толпы, и они направились к высокой березе, стоявшей посреди луга. Кэро прислонилась к гладкому стволу и, прикрыв глаза, подняла лицо к небу.
– Какой изумительный день для праздника, не находишь?
Майкл, стоя между ней и толпой, любовался ее разгоряченным лицом. Не дождавшись ответа, она вопросительно взглянула на него.
Майкл весело усмехался.
– Именно об этом я сейчас подумал.
Все еще улыбаясь, он потянул ее за руку и, только что не обнимая, прошептал:
– Как я хотел сказать…
Вжик!
Оба испуганно задрали головы. И застыли, ошеломленно устазясь на еще дрожавшую стрелу, вонзившуюся как раз в то место, где секунду назад была голова Кэро.
Майкл крепко стиснул ее руку. Кэро беспомощно смотрела на него. Сейчас, в минуту смертельной опасности, тот панцирь, которым она обычно окружала себя, растаял. Перед ним была обычная растерянная женщина. Шок, недоумение и зловещие тени страха – все это стыло в ее прекрасных глазах.
– Пойдем, – коротко велел он и, крепко держа под руку, потянул в гущу людей. Но Кэро неожиданно приостановилась. Он присмотрелся к ней. Бледна, расстроена, но спокойна.
– Должно быть, несчастная случайность.
Он яростно стиснул зубы, чудом не сломав парочку.
– Посмотрим.
Толпа расступилась, давая им увидеть мишени, и соревнующихся. Смеющийся Фердинанд как раз откладывал лук. Похоже, он был в прекрасном настроении и весело обменивался остротами со зрителями.
Кэро поспешно схватила Майкла за руку.
– Только не надо скандала.
– Я и не собирался, – бросил он, поморщившись. Его защитные инстинкты восстали при виде Фердинанда с луком в руке, но здравый смысл все же возобладал: он знал судей состязания, Ни один из них не был настолько глуп, чтоб позволить кому-то нацелиться в людей.
Кроме того, как он и предполагал, мишени были расставлены вдоль опушки леса. И никакая случайная стрела никоим образом не могла улететь в противоположном направлении, где стояли они с Кэро.
Вонзившаяся в ствол стрела имела темное оперение. Приготовленные жз для состязания сверкали белыми перьями. Он проверил все колчаны: ни на одной стреле не было темного пятнышка.
– Пойдем же.
Он снова потянул Кэро в самую гущу толпы. Она раздраженно вздохнула, ко промолчала. Правда, сделав несколько шагов, не выдержала:
– Значит, ты согласен, что это несчастный случай?
Судя по тону, она старалась убедить себя.
– Нет, – резко ответил он. – Никакого несчастного случая. Но ты права. Сейчас нет смысла поднимать шум. Тот, кто выпустил эту стрелу, стоял в лесу, под прикрытием кустов, и давно уже скрылся. Вряд ли стоит гоняться за ним.
Грудь Кэро стеснило, сердце глухо колотилось. Ей хотелось уйти, скрыться, остаться наедине со своими мыслями. Но приходилось то и дело останавливаться и разговаривать с вновь прибывшими людьми. И Майкл, и она уже успели нацепить светские маски, так что никто не смог разгадать за ними потрясение и ужас. И чем дольше они оставались на лугу, чем пространнее приходилось обсуждать прелести сельской жизни, тем больше отдалялись и сам инцидент, и вызванный им страх.
Наконец Кэро удалось уверить себя, что это действительно случайность: может, какие-то мальчишки резвились в лесу, играя в разбойников, и понятия не имели, что случайно в кого-то выстрелили. Иное просто невероятно… да и у кого могут иметься причины покончить с ней?!
Только не у Фердинанда. Даже Майкл, похоже, с этим согласен.
Они добрались до противоположного конца луга, и тут Кэро сообразила, что не знает, что задумал Майкл.
– Куда мы идем? – робко спросила она, видя, что он почти тащит ее к поляне, где остались кони и экипажи.
– Увидишь, – коротко ответил он и, махнув рукой конюху Мюриел, подвел Кэро к длинному ряду привязанных к коновязи лошадей.
– Вот мы и пришли.
Кэро огляделась. Заметила знакомый гнедой круп. Майкл уже отвязывал своего коня.
– Что ты… – ахнула она.
– Как я собирался сказать, прежде чем наша беседа была так грубо прервана стрелой… – Он поднял голову и снова стиснул ее руку. – Пойдем со мной.
Кэро потеряла дар речи.
– Ч-что? Сейчас? – едва выдавила она.
– Сейчас.
Обмотав поводья вокруг свободной руки, он одним махом усадил Кэро в седло.
– Погоди, но…
Кэро, едва не упав, лихорадочно вцепилась в луку, но, прежде чем успела запротестовать, он вставил ногу в стремя и взлетел в седло позади нее. Обнял за талию, прижал к себе, не давая шевельнуться. Кэро еще успела мельком увидеть луг и веселящуюся толпу, но он уже разворачивал коня.
– Не можем же мы просто взять и уехать!
– Мы можем все, – заверил Майкл, коснувшись каблуками боков Атласа.
Он строил планы, замышлял, рассчитывал… Этот день должен принадлежать им. Единственное время, когда в доме пусто. Все слуги на празднике и останутся там допоздна, радуясь отдыху и теплу.
Зато они с Кэро сумеют улучить момент.
Едва они очутились в окрестностях деревни, он погнал Атласа прочь от Брэмшо. Топот больших копыт эхом отдавался в бурлившей крови.
Явились ли эмоции, укрепившие его мышцы и подогревшие решимость во что бы то ни стало придерживаться плана и цели, отвоевать часы, которые, как он обещал себе, они разделят вдвоем, следствием истории со стрелой? Он не мог сказать. Даже предположить не смел. Сидевший в нем дикарь-собственник твердил, что он должен без промедления предъявить на нее права, сделать своей и иметь полную возможность защитить, и все же, хотя случай со стрелой подействовал не хуже удара шпорой, подстегнув его потребность привести ухаживание к быстрому и удовлетворительному завершению, не сама стрела дала толчок к этой потребности.
Кэро.
Она заерзала, пытаясь оглянуться, и Майкл с трудом удержал ее на месте.
– Что, если нас хватятся? Хотя бы Эдвард…
– Он знает, что ты со мной.
– А Джеффри?
– Как обычно, понятия ни о чем не имеет, но он нас видел.
Глядя вперед, он гадал, не стоит ли свернуть к Мэнору, тем более что Атлас ускорил бег.
– Во всяком случае, он не встревожится. Наверняка поймет, что мы вместе.
Они вместе.
Сердце Кэро снова тревожно забилось. Еще сильнее прежнего. Он похищал ее, как рыцарь из баллад менестрелей, перебросив желанную деву через седло и унося в отдаленный замок.
Чтобы там сделать с ней все, что угодно.
Она так размечталась, что не сразу вернулась к действительности. Только когда они вихрем ворвались на конный двор Мэнора, Майкл натянул поводья, спешился, поставил ее на землю и быстро расседлал огромного зверя…
Два часа. Так он сказал.
Кэро попыталась себе представить, что ее ждет. Ничего не вышло.
– Пойдем.
Он схватил ее за руку, вытащил со двора, проволок через сад.
Ей в самом деле следовало бы запротестовать, не так ли?
Кэро откашлялась.
– Не трать зря силы, – буркнул он, оглядываясь.
Кэро недоуменно подняла брови, но он уже повернулся к ней спиной.
– Но почему?
Майкл пошел еще быстрее.
– Потому что очень скоро они тебе понадобятся. Все, до последней капли.
Кэро нахмурилась и попыталась заглянуть ему в лицо. Оказалось, что его челюсть решительно выдвинута вперед, а то, что она узрела, напоминало обработанный резцом скульптора гранит. Возмутившись, она резко затормозила, упершись каблуками в землю.
– Почему? И вообще ты не имеешь права так обращаться со мной, как какой-то… – она сделала выразительный жест, – доисторический дикарь.
Он остановился, повернулся, встретился с ней взглядом и дернул за руку, отчего Кэро уткнулась ему в грудь.
Его руки мигом сомкнулись за ее спиной. Опустив голову, он заглянул в широко раскрытые глаза.
– Могу. И буду.
И поцеловал ее. То, что осталось невысказанным, вихрем пронеслось в ее мозгу.
«И теперь сделаю с тобой все, что пожелаю».
Поцелуй ясно доказывал это. Пронесшаяся буря почти лишила ее сознания. И смела все возможные протесты, которые вертелись на языке. Ее губы раскрылись под его губами, сдавшись перед ошеломляющей атакой. Майкл овладел ее ртом, заполнил его и ее расплавленным жаром, раскаленной лавой, влившейся в ее жилы. Он сжал ее так, словно хотел раздавить, не делая секрета ни из своего желания, ни из своих намерений.
Она льнула к нему, отвечала поцелуями на поцелуи, внезапно захотев его так же сильно, как он – ее, сознавая всем существом, что это именно то, что так ей необходимо. Вот он, верный ответ, ответ, которого она всегда так сильно жаждала. Он хотел ее. Желал. В этом нет сомнения…
И словно почуяв ее нетерпение, ее безумное, невозможное желание, он отстранился, нагнулся и подхватил ее на руки.
Почти бегом устремился к черному ходу, неловко повернувшись, толкнул дверь и ворвался в дом. Его каблуки звенели на плитках пола гулкого холла. Наконец он добрался до главной лестницы и помчался наверх, перепрыгивая через ступеньку.
Цепляясь за его плечи, она со страхом ждала, когда ее поставят на ноги, но он и не думал останавливаться. Кэро не отрывала взгляда от его замкнутого, решительного, неуступчивого лица. Он замер только возле двери в конце коридора. Быстро распахнул ее, внес Кэро в комнату и захлопнул ногой. Громкий стук пронесся по комнате. Она едва успела заметить просторное, хорошо обставленное помещение, как ее поднесли к большой постели. Она ожидала, что ее осторожно опустят, но вместо этого он высоко поднял ее и швырнул на покрывало.
Кэро охнула… и охнула снова, когда он бросился рядом. Резкое движение заставило ее погерять равновесие и подкатиться к нему. Одной рукой он обнял ее, другой осторожно провел по щеке. И припал к губам.
Огонь. Он снова разжег его в ней, воспламенив изголодавшиеся чувства. Всем своим весом он вдавил ее в постель и проник языком в рот. Больше никакого промедления. Никакой нежности. Только жгучая страсть, заставившая ее вонзить ногти в его плечи и рвать одежду. Побуждающая поскорее почувствовать его тело под жадными руками.
Он почувствовал. Понял. И отстранился ровно настолько, чтобы сбросить куртку. Попрежнему захваченная поцелуем, не открывая глаз, она пошарила и нашла пуговицы его жилета, с лихорадочной быстротой расстегнула и провела ладонью по тонкому полотну его сорочки. По твердым мышцам груди.
Ее жадное прикосновение на миг отвлекло Майкла. Зажмурившийся, погруженный в волшебство ее рта, он ждал.
Она застыла. Замерла, охваченная внезапной нерешительностью.
Майкл оторвался от нее.
– Ради Бога, не останавливайся, – простонал он, ныряя в медовые глубины ее рта и чувствуя, как она снова атакует его с почти животным пылом.
Ей удалось найти подол его рубашки, выбившейся из лосин, и просунуть руки за пояс.
Коснулась его. Расставила жадные маленькие пальчики и стала бесстыдно его ласкать. Ему трудно было поверить силе желания, которое она посылала ему с каждым дерзким прикосновением.
Ибо это было именно так. Он не был уверен, что Кэро сознает это. Зато сознавал он. В самом отдаленном уголке мозга, которому все еще удавалось функционировать, сознавал что сдается… капитулирует, отдается ей и сам даст все, в чем она нуждается, чтобы утолить ее голод.
Он стонал, требуя, умоляя… Внезапно поняв ее застарелый голод. Голод, который мучил ее куда дольше, чем он предполагал. И Майкл чувствовал его в поцелуе также, как чувствовал ее ответ, ее безмерную жажду.
Поцелуй длился и длился, их якорь… самое верное средство общения в мире, внезапно залитом исступленным желанием, которое обжигало, как раскаленное железо.
Сдерживая свои собственные порывы, он сцепил зубы и вынудил себя лежать спокойно. Позволить ей утолить первый голод.
Майкл не помнил, как умудрился стянуть жилет. В четыре руки они развязали его галстук. Отшвырнули. Слепо шаря, расправились с пуговицами рубашки, и прервали поцелуй ровно настолько, чтобы содрать ее с его плеч.
Кэро взвилась, прижав его спиной к постели. Майкл, задыхаясь, уронил сорочку и закрыл глаза, чтобы насладиться лихорадочной настойчивостью ее прикосновений. Кэро продолжала гладить его по груди: распластав ладони, скрючив пальцы… словно он уже принадлежал ей. И теперь ей не терпелось завладеть им окончательно.
Он не собирался протестовать.
Открыв глаза, он изучал ее лицо, светящееся восторгом и чем-то напоминающим изумление. От этого зрелища почему-то заныло сердце. И тут она подняла ресницы. Обдала его расплавленным серебром взгляда и потупилась.
Он уложил ее на себя. Она повиновалась и без дальнейших поощрений прижалась губами к его губами.
Он ждал ее. Ждал, пока она погрузится в поцелуй, захваченная разгоравшимся пламенем взаимных желаний. И только тогда взялся за первую пуговицу ее платья.
Она на миг отстранилась, чтобы размотать шарф, который немедленно присоединился к валявшейся на полу рубашке.
Не прерывая поцелуя, продолжившегося дерзкой дуэлью языков, он умело стянул с нее платье. Когда и оно полетело на пол, Майкл, уже не в силах сдержаться, обвел ладонями изящные изгибы, чтобы наполнить ею свои чувства. Узнать столько же, сколько она успела узнать о нем. Владеть так же властно, как она завладела им.
Кэро что-то пробормотала, не отнимая губ, и он ощутил, как она затаила дыхание, когда он стал смело мять ее груди. Она ответила тем, что прижалась еще теснее, живая, теплая и манящая. Он сжал ее соски, стал перекатывать между пальцами, и Кэро ахнула. Продолжая целовать ее, он властно провел руками по ее бедрам, поднял подол рубашки и стал ласкать ягодицы. И с восторгом увидел, как по ее лицу разлился румянец.
Она стала тереться об него всем телом, намеренно задевая восставшую плоть. Не дразня. Слегка сжимая бедрами. Гладя. Лаская.
Он едва не взорвался, но успел вовремя подхватить поводья и напомнить себе, что впереди у них не один час. Даже больше чем два, которые он обещал себе. Еще есть время для любовных игр. Для неспешного наслаждения. На свете бывает только один первый раз.
Зарывшись рукой в роскошь ее волос, он поцеловал Кэро. Так же алчно, как оба хотели. Так же яростно, бесстыдно, первобытно-откровенно, как оба желали.
И никакой спешки.
Он снова смаковал ее губы, пил их нектар, медленно исследуя ее тело. Находил каждую впадину и гладил, обводил, искал особенно чувствительные точки, где каждое касание заставляло ее тихо стонать. Внутренняя сторона ее бедер… нижняя часть груди…
Дюйм за дюймом он поднимал тонкую рубашку, пока наконец, отстранившись, не стащил ее через голову Кэро. Отбросил и, подхватив Кэро, притиснул к постели, наклонился, прижал ладонь к ее животу, погрузился в поцелуй, отстранился.
И взглянул на найденное сокровище. Обретенное.
На женственную красоту стройных ног и сводящие с ума изгибы, затянутые в тонкий шелк.
Потерявшая рассудок, задыхающаяся Кэро любовалась его скульптурно вылепленным лицом, ощущая, как большая рука почти благоговейно ласкает ее плоть. Нервы натянулись в предвкушении более восхитительном, чем она себе представляла. Колкий озноб сотрясал ее, хотя в комнате не было холодно. Стоял великолепный летний день. Окно было открыто, и душистый ветерок ласкал разгоряченные тела, добавляя легкое тепло к огню, уже бушевавшему в них.
Он сгорал от желания к ней.
Кэро осторожно подняла руку, обвела резкие, суровые линии его лица. Он повернул голову и дотянулся губами до ее ладони. Желание, сверкающее в глазах, превратило голубизну в темную синеву. Страсть. Потребность в лежавшей под ним женщине.
И он снова стал ласкать ее. Подбрасывать дрова в и без того бушующий огонь, с каждым касанием увлекать ее все глубже в водоворот собственного безумного желания. Дразня ее голод. Голод, который пробудил сам. Доказывая, что готов на все, чтобы получить ее. Напряжение, сковавшее его тело, превратило мышцы в стальные ленты, а пальцы, вонзившиеся в его плечи, – в когти хищной птицы. Он снова взял губами уже закаменевший сосок и стал сосать.
Кэро застонала, судорожно вцепившись в его волосы, и требовательно выгнулась. Он немедленно исполнил ее желание, обрушив такие же ласки на другую грудь, бесстыдно предложенную ему, и одновременно сжимая первую.
Она беспомощно отдалась на волю бурного потока, безуспешно стараясь сдержать стоны, пока он не потребовал:
– Кричи сколько хочешь. Все равно никто не услышит… кроме меня.
Значит, ему нравится слышать крики, которые он исторгает из нее!
Но ей и без того было почти невозможно молчать… не было ни сил, ни воли.
Все ее внимание, все чувства сгорали в пламени, в пульсирующем пожаре, которые он так упорно разжигал в ней.
Но когда он широко развел ее бедра и коснулся пухлых складок, уже набухших и влажных, она неожиданно застыла. Открыла глаза, потянулась к нему, дерзко нашла и сжала мужскую плоть.
Майкл застонал, как от внезапной боли. Но она уже была достаточно опытной, чтобы понять: не боль заставила его закрыть глаза.
Он умоляюще смотрел на нее, и она продолжала ласкать его сквозь лосины… обводила… гладила. И вдруг сомкнула пальцы.
Под его неотступным взглядом она облизнула губы. И нашла в себе достаточно мужества, чтобы прошептать:
– Я хочу тебя. Немедленно…
Он содрогнулся… Вынудил себя поднять полуопущенные веки. Пронзил ее горящей голубой стрелой взгляда.
– Да. Немедленно…
Она скорее ощутила, чем услышала заглушённое проклятие: нечеловеческим усилием воли Майкл сумел взять себя в руки, сжать ее запястье и отстранить руку.
– Подожди, – попросил он и, сев, свесил ноги с кровати. Поднявшись на локте, готовая протестовать, если понадобится, она наблюдала: облегчение и головокружительное предвкушение затопили ее, когда один сапог с глухим стуком ударился об пол. За ним последовал второй. Оглянувшись, он стянул лосины и лег рядом с ней.
Ее сердце подпрыгнуло… забилось… заныло. Он красив… прекрасен… в своем мужском возбуждении. Истинный любовник.
Рот Кэро пересох. Она не могла отвести глаз: от него, от свидетельства его неутоленного желания. И поэтому потянулась к нему. Провела пальцем по горящей, детски-мягкой коже, ощутила, как ладонь наполняется тяжестью.
Майкл громко застонал.
– Черт! Ты в могилу меня сведешь!
И, поймав ее руку, оттолкнул, подмял Кэро под себя, коленом развел бедра и лег между ними.
– В следующий раз все будет медленнее, – выдавил он сквозь зубы.
Кэро стало трудно дышать. Время наконец пришло. Она получит ответ на столько лет мучивший ее вопрос. Недвусмысленный ответ.
Все происходило словно во сне. И она напряженно ждала, ощущая, как пульсирует влажная ложбинка внизу живота. Как скользят его пальцы, разделяющие складки.
Широкая головка его орудия коснулась ее, вдавилась, чуть отодвинулась.
Кэро едва не закричала, поднимая бедра в немой мольбе. Зажмурилась, закусила губу в ожидании, пока он наполнит ее. Каждая частица тела напряглась, словно Кэро стояла над пропастью на высокой скале, остро сознавая глубину провала, разверзшегося под ней. Смутно думая об океане разочарования, который поглотит ее, если он…
Она торопливо притянула его к себе, прижимаясь бедрами к бедрам. Поторапливая.
Мышцы спины под ее ладонями сжались. Одним мощным рывком он соединил их тела.
Наслаждаясь каждым дюймом ее обжигающей плоти, он вошел до конца, и она взяла его. Приняла. Вобрала. Майкл заметил ее тесноту, неожиданное препятствие на пути к блаженству, но, пойманный в чувственную паутину, вряд ли понял бы истину, если бы не болезненный стон, который она безуспешно старалась скрыть, и предательская судорога, сковавшая ее.
Потрясенный, ошеломленный, вне себя от изумления, он оцепенел. Взглянул ей в глаза. Только сейчас ему открылась правда. Та, которую она замалчивала столько лет. И не открыла ни одной жизой душе. Правда ее прошлого. Истинная реальность ее брака.
Она ждала… несчастная… сгоравшая от нервного напряжения… И он вдруг понял, чего она ждет.
Медленно, не торопясь, он чуть отстранился. И сделал мощный выпад.
И увидел, как сверкнули ее глаза… радостью… счастьем… таким ослепительным. Но сейчас не было времени для слов или объяснений. Нагнув голову, он стал ее целовать, увлекая в огонь и ее, и себя.
В интимный танец, которого оба жаждали.
Он не щадил ее, не пытался быть нежным, понимая, что не этого она хочет, не то ей нужно. Раз за разом он погружался в ее тело, вонзаясь глубоко и почти выходя из горячего лона. Она бороздила ногтями его спину, отчаянно наслаждаясь каждым движением, а он снова входил в нее, медленно, неотвратимо, так что она чувствовала каждую частицу его пульсирующей плоти.
Кэро оторвалась от его губ… и громкий всхлип облегчения послужил безмолвной просьбой.
Он снова завладел ее ртом, безжалостно врываясь в нее, придавливая всем телом, стискивая попку, вцепляясь, объезжая, как дикую кобылицу. Неукротимо. Как они оба желали. Позволил настойчивому ритму взять верх, соединяя их разгоряченные тела в оргии первобытной похоти, подогретой желанием. Страстью, вихрившейся вокруг них, необузданной и почти ощутимой.
Она отвечала выпадом на выпад, ударом на удар, и он ни на секунду не сомневался в том, что именно этого она хочет. Ничуть не меньше, чем он.
Пусть это ее первый раз, но она не застенчивая девственница, скорее напротив. И способная ученица: пока их тела стремились к завершению, а языки сплетались в безумном танце, она сумела усвоить, как встретить его выпады, как сжимать его потаенными мышцами, как сводить с ума… он смутно понимал, что для нее это была давно желанная разрядка, освобождение всего, что так долго копилось в ней, заключенное внутри, то, что она так долго отвергала.
Катарсис страсти, желания, простой потребности в близости соединения.
Он дал ей все, в чем она нуждалась. Взял то, что хотел сам. Сознавая, что она отдалась добровольно. С радостью принесла в дар то, чего он так жаждал.
Это был не первый его раз. У Майкла были женщины: больше, чем он мог припомнить. Опытные дамы, если не куртизанки, и все же, когда он окунулся в ее тело и в ее рот, наслаждаясь каждым мигом, ощущения были совершенно иными.
Может, все дело в том, что они знали друг друга так хорошо, почти досконально, понимали друг друга почти инстинктивно: кожа к коже, ищущие руки, рот к жадному рту, танцующие языки, стоны, горящее лоно к пылающим чреслам, погружаясь… взлетая… все казалось таким естественным.
Как и должно было быть. Без всяких вуалей, масок, притворства.
Сила, подогретая взаимной страстью, копилась, унося их в море бурлящей жадной потребности, которая внезапно, резко сгустилась.
Кожа горела, натянутые нервы не выдерживали. Тела сплавились, подстегиваемые первобытной жаждой. Она прервала поцелуй, охнула, пытаясь втянуть в себя воздух. Но он подгонял ее безжалостно, все быстрее, и она устремилась вперед и с криком коснулась солнца. Прильнула к нему, взорвалась и растаяла. Пульсирующая плоть сжимала вторгшееся в последний раз копье.
Ее разрядка наступила чуть раньше его собственной. Он быстро последовал за ней, вонзаясь глубже, сильнее, изливаясь в нее, и с долгим стоном наконец обмяк на ней, удовлетворенный до самых кончиков пальцев.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Идеальная невеста - Лоуренс Стефани



Мне не понравился роман!Слишком скучный!
Идеальная невеста - Лоуренс Стефаниsveta
12.04.2013, 16.54





А мне понравился!Все жизненные ситуации: злоба, зависть, жадность и также чувства долга, преданности,заботы и зарождающиеся нежные чувства, взаимная любовь.Я рада за них.А ведь в жизни бывает очень много лихо закрученных сюжетов.И такую дружную семью,уверена, хотел бы иметь каждый!!!
Идеальная невеста - Лоуренс СтефаниТальяна
6.07.2013, 20.31





Сначала скучновато, а дальше все интереснее и интереснее
Идеальная невеста - Лоуренс Стефанилюбовь
12.09.2013, 22.18





Роман интересный. Особенно хороши любовные сцены.
Идеальная невеста - Лоуренс СтефаниКэт
13.03.2014, 22.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100