Читать онлайн Единственная, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственная - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственная - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственная - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Единственная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Позже, за ужином, она втайне гадала, уж не поцеловал ли он ее, чтобы отвлечь от вечерней поездки? А может, просто хотел, чтобы она испугалась возвращаться домой вместе с ним, насторожилась и вообще передумала его сопровождать? Но так или иначе, ничего у него не выйдет!
Они поднялись из-за стола и пошли в библиотеку. Пенни выбрала сборник стихов и уселась у камина.
Чарлз мрачно оглядел ее, схватил книгу, оставленную на пристенном столике, грациозно растянулся в кресле и тоже принялся за чтение. Волкодавы немедленно улеглись у его ног двумя мохнатыми ковриками.
Она заметила, что книга раскрыта почти на середине, но с этого расстояния не смогла прочесть заглавие. Сама она вот уже десять минут пыталась понять смысл какой-то оды и, вконец отчаявшись, спросила:
– Что ты читаешь?
– Новейшую историю Франции, – пробормотал он.
– Новейшую?
– От начала царствования Людовика XIV до террора. Этот период включал и те годы, в течение которых ее отец «собирал» коробочки для пилюль.
– Книга написана французским историком, членом академии, который почти непристойно радовался, став свидетелем конца аристократии, – продолжал Чарлз. – Он приводит немало интересных деталей, с точки зрения француза, разумеется.
– Думаешь, здесь отыщутся какие-то ссылки на Эмберли или на секреты, которые продавали он и папа?
– Нет, в этом я совсем не уверен, тем более что подобные вещи наверняка строго охранялись. Я ищу упоминание о каком-то тайном источнике или агенте, это скорее всего самое большее, на что мы можем надеяться.
Он снова углубился в чтение. Она последовала его примеру, и постепенно поэзия ее увлекла.
Он не пошевелился, когда часы пробили девять, но ровно через час захлопнул книгу, поднял голову и коротко бросил:
– Пора идти.
Они поднялись наверх переодеться. Пенни торопливо натягивала одежду, боясь, что он потеряет терпение, не дождется и уедет без нее.
Но когда она ворвалась в галерею, он ждал на верхней площадке. Пенни замедлила шаг. Он обвел ее неодобрительным взглядом от макушки до сапог. Губы недовольно сжались, но Чарлз молча пошел вниз.
Уже через десять минут они мчались по дороге в Фауи. «Рыцари Фауи» считались самой старой, большой и лучше всего организованной шайкой контрабандистов в округе и пользовались заслуженной славой еще и потому, что во время войны плавали каперами, захватывая в плен вражеские суда. «Рыцарей» с полным правом можно было считать профессионалами, хотя от пиратов их отделяло не больше шага.
Чарлз прекрасно вписался в их круг. Пенни сразу это поняла, стоило им перешагнуть порог «Петуха и быка», тускло освещенного кабачка в портовой части Фауи, где часто собирались старшие контрабандисты, когда бывали на суше. Тут присутствовали и трое сыновей матушки Гиббс в компании пятерых приятелей. Бесхитростным простым парням вроде Шепа и Сета было до них далеко. Здесь сидели настоящие морские волки совсем иного пошиба.
Заслышав шаги, все одновременно повернулись, подозрительно оглядывая вновь прибывших. Однако при виде Чарлза угрюмые физиономии расплылись в улыбках. Все встали, чтобы приветствовать его, похлопать по плечу, засыпать вопросами. Пенни держалась в тени Чарлза, опасаясь, что ее свалят с ног дружеским хлопком по спине: руки у контрабандистов были крепкими.
Однако Деннис Гиббс, случайно глянув мимо Чарлза, заметил Пенни. Почти такой же высокий, как Чарлз, и шире его в плечах, он медленно поднялся во весь рост, зловеще сощурив глаза.
– И кого это мы видим?
Остальные дружно вытаращились на женщину в мужской одежде. Пенни сильно подмывало улизнуть, но тут Чарлз завел руку за спину и стиснул ее запястье.
– Леди Пенелопу, только ее здесь не было. «Рыцари» недоуменно переглянулись.
– Это еще почему? – спросил наконец Деннис. Чарлз показал на их стол и пустые скамьи.
– Давайте закажем еще по одной. И я все расскажу.
Ее снова запихнули в самый угол и так стиснули, что она едва дышала, опасаясь, что треснут ребра. Только вот «рыцари» были и вполовину не так дружелюбны, как Шеп и Сет или, к примеру, команда из Бодинника, хотя тут ее знали куда лучше. Она заметила сына главного садовника Уоллингема. Он сам работал в поместье, но все же сейчас пялился на нее с нескрываемой неприязнью.
На этот раз речь держал Чарлз. «Рыцари» молча слушали объяснения, после чего охотно отвечали на вопросы. Очевидно, они знали и уважали графа. Чарлз попросил также, чтобы они без всяких колебаний говорили о погибшем графе, невзирая на присутствие Пенни. Мужчины обернулись к ней. Она молча кивнула.
Их взгляды немедленно устремились на Чарлза.
Сведения, рассказанные «рыцарями», почти ничем не отличались от полученных в Полруане и Бодиннике, если не считать того, что «рыцари» подробнее описали люггер, ходивший под французским флагом и неизменно державшийся в отдалении от их более легких и быстроходных судов, готовых молниеносно ускользнуть, если французы попытаются подойти ближе.
– Всегда держались настороженно и поднимали паруса в тот момент, когда их человек оказывался на борту.
– А вы замечали, что в это время делает Гренвилл? Деннис оглядел собравшихся и покачал головой.
– По правде говоря, я всегда полагал, что они, Селборны то есть, получают информацию от врагов и передают нашим. В жизни не думал, что может быть наоборот.
Пенни ощутила, как замер Чарлз.
– Собственно говоря, мы не знаем, как именно все было. Поэтому я здесь. Пытаюсь выяснить.
– А как насчет этого нового типа, Арбри?
Деннис подробно рассказал, о предложениях, сделанных Николасом шайке, и заверил, что они все это время водили его за нос.
– Правда, на эль он не скупится, что верно, то верно. Чарлз отпустил весьма рискованное замечание, после чего, смеясь, заказал всем еще по кружке. Всем, кроме нее. И хотя Пенни умирала от жажды, упоминать об этом не собиралась.
– Можете быть уверены, – Деннис впервые встретился с ней глазами, – мы ни слова не сказали Арбри. И не скажем.
Пенни кивнула.
– Скажите, вы когда-нибудь слышали или, может быть, знаете, каким образом Гренвилл уговаривался о встречах? Нам известно, что время от времени он выходил в море то с одной, то с другой шайкой и каждый раз люггер уже ждал.
«Рыцари» переглянулись и дружно покачали головами.
– Может, люггер находился там постоянно? – допытывался Чарлз.
– Не-а, – буркнул Деннис. – Будь это так, мы бы то и дело натыкались на него, а он появлялся, только когда с нами выходили мастер Гренвилл или старый граф.
– Значит, такой порядок был заведен еще при прежнем графе?
– Да, еще когда людей в море водил мой па.
– Значит, Гренвилл, а до него и отец как-то договаривались о встрече?
– Точно, – хором согласились все.
– Должно быть, связывались через Нормандские острова. Чарлз поморщился. Попытки проследить какую-то связь через Нормандские острова чаще всего оказывались пустой тратой времени.
«Рыцари» согласились расспросить людей в округе.
– Без лишнего шума, – добавил Деннис. – Так, дружеская болтовня то с одним, то с другим. Посмотрим, может, что и выведаем. Кстати, вы захотите знать, если Арбри попросит взять его в море?
– Да. Сомневаюсь, что он решится, но в случае чего пошлите кого-нибудь в Эбби.
Заверив, что так и будет, мужчины встали. Пенни выскользнула из своего закутка. Поглощенные прощанием с Чарлзом, контрабандисты не обратили на нее внимания. Правда, она вспомнила, что ее вовсе не должны были видеть.
Пенни пробралась к двери и стала ждать. Двое старых, согбенных возрастом матросов, давно уж не ходивших в море, сидели за столом в нескольких шагах от «рыцарей», и один, заметив ее, кивнул. Пенни неуверенно кивнула в ответ.
Чарлз, в последний раз хлопнув по спине Денниса, присоединился к ней.
– Пойдем, – велел он и, схватив ее за руку, потащил к конюшне. Пенни направилась к стойлу, где оставила кобылу, но увидела бочонок с дождевой водой, на крышке которого стоял ковшик. Пенни остановилась и подставила плечо под тяжелую крышку. Чарлз сжал губы в тонкую нить, но, не произнеся ни слова, придержат для нее крышку.
Пенни напилась вволю и, облегченно вздохнув, напустилась на Чарлза:
– Какого черта все вы злитесь? Брендан Мэттоктак и сверлил меня негодующим взглядом все то время, что мы там сидели!
Чарлз раздраженно вздохнул.
– Да я бы злился на тебя всякий раз, когда думал, что этим можно чего-то добиться. Единственная разница между Бренданом и мной в том, что я тебя знаю, а он – нет.
И с чем-то вроде сдавленного рычания широким шагом направился к лошадям. Она уже хотела последовать за ним, когда из тени, хромая, выдвинулся старый матрос. Он поднял руку, но, видя, что она колеблется, поманил ее к себе.
– Чарлз…
Он мгновенно оказался рядом.
– Посмотрим, что ему нужно.
Вместе они подошли к старику, тяжело опиравшемуся на палку. Тот почтительно наклонил голову.
– Случайно услышал, о чем вы там толковали. Спрашивали, как молодой мастер Гренвилл связывался с французским люгером.
Чарлз молча кивнул.
– Вы что-то знаете? – встрепенулась Пенни.
– Может, и так. Впрочем, не уверен, тем более что немного осталось в живых тех, кто обо всем знал.
Старик поднял на удивление молодые и острые глаза.
– Это ваш отец, миледи. Привел их… вернее, его. Всего один человек. Французишка откуда то с побережья. Бретонец, что ли? Не знаю. Приехал с вашим па, когда тот вернулся из-за границы много лет назад. Молле, вот как его величали. Франсуа Молле или что-то такое же французское.
– Он все еще жив? – спросил Чарлз. Старик покачал головой:
– Нет. Женился на местной девчонке, но потом она сбежала. Бросила его и их парнишку, Джимби. Он и посейчас живет здесь. Правда, у него вроде как не все дома. Маленько туго соображает. Но парень смирный, только на людях не любит показываться.
Он со свистом втянул воздух и закашлялся.
– Так вот, и папаша, и сын были щуплые да тощие, руки как палки, так что никто из контрабандистов на них и не взглянул бы. Но, говорю я вам, матросы они что надо. Вскоре после приезда сюда Молле оставил Холл и перебрался в коттедж у реки возле того заболоченного участка, у самого устья. Да вы знаете, где это, милорд.
– Продолжайте, – попросил Чарлз.
– Молле где-то раздобыл две лодки. Одна – простая шлюпка, с которой он ловил рыбу, ничего особенного. Другая… тут какая-то тайна. Верткое маленькое суденышко, которое прямо-таки летело под парусом. Не часто я видел, как он его выводил, но поверьте, оно мчалось впереди ветра.
– И куда он на нем ходил? Старик ободряюще кивнул:
– Тут вы попали в самую точку. Пару раз я заметил, как он направляется к островам. Немногие рискнули бы проделать такое путешествие в крошечном суденышке, но эти Молле – прирожденные моряки. Ни капли страха. И я знаю, что ваш папаша, миледи, часто к ним заглядывал. И когда пятнадцать лет назад хоронили Молле, пришел на похороны. Немногие там были, но я тоже явился помянуть доброго матроса.
– А вы видели моего брата в обществе Молле? – допытывалась Пенни.
– Еще бы! Джимби был на год старше мастера Гренвилла и учил его обращаться с парусами. Джимби был ближе к вашему брату, может, даже ближе, чем его и ваш отцы. Они, можно сказать, выросли вместе и на воде. Но об этом не все знают. Я живу поблизости, вот и видел Молле чаще, чем другие. А в остальном они были почти отшельниками. Вряд ли молодые, – он кивком показал на кабачок, очевидно, имея в виду сидевших там, – знают об их существовании.
Только сейчас Пенни осознала, что все это время задерживала дыхание.
– Спасибо, – выдохнула она.
– Вот, – пробормотал Чарлз, вручая ему два соверена. – Выпейте со своим приятелем за здоровье принца-регента.
Старик взглянул на монеты и хихикнул.
– Да… лучше мы, чем он, судя по тому, что я слышал. Что же, господа, надеюсь, вы найдете, что ищете.
С этими словами он повернулся и поплелся в кабачок. Пенни уставилась ему в спину. Чарлз схватил ее за руку и потянул за собой:
– Пойдем.
Болотце у устья реки лежало как раз на пути домой.
– Нет, – объявил Чарлз. – Я вернусь завтра.
Завтра! Когда ее благополучно сбудут с рук в Уоллингем!
– Нет! Нам лучше отправиться туда сегодня!
Краем глаза Пенни заметила тропинку, уходившую вправо, но не повернула головы, продолжая смотреть на Чарлза. Тот хмурился.
– Уже почти полночь, вряд ли подходящее время, чтобы ломиться в дом бедняги рыбака.
Он ехал справа от нее, следовательно, находился между ней и тропинкой. Значит, нужно хорошо рассчитать ход.
– Если Молле – рыбак, значит, время самое подходящее: он наверняка дома, а вот днем его не застанешь.
– Пенни, – процедил Чарлз, оглядываясь, но тут же выругался, когда она ловко направила кобылу по узкой тропе. Чарлз потерял несколько минут, разворачивая тяжелого мерина, и к тому времени, когда оказался на тропе, Пенни была уже далеко впереди.
Он знал дорогу. Она оставалась узкой и извилистой по всей длине, пропадала между деревьями и кустарниками и вела к устью реки, где еще больше сужалась и сворачивала на север вдоль берега. Коттедж Молле должен быть где-то там. Он смутно припоминал грубо сложенную каменную постройку, видневшуюся среди зарослей.
Бормоча проклятия, он подгонял Домино и все сокращал расстояние, пока не поравнялся с Пенни. Поняв, что он не собирается ее останавливать, она перестала нахлестывать кобылу.
Впереди сквозь занавес древесных ветвей поблескивала река. Пенни еще больше натянула поводья, по мере того как тропа становилась круче. Она закончилась маленькой полянкой над рекой. Внизу лежало заросшее камышом и тростниками болотце.
Пенни свернула влево на еще более узкую дорожку, идущую вверх по течению. Петляющая среди толстых деревьев, она была достаточно ровной, но не настолько широкой, чтобы вместить телегу.
Пенни едва не проехала мимо лачуги, и только лунный луч, блеснувший на камне, высветил убогое строение. Настоящая дыра: серая и мрачная. Краска на двери и ставнях давно облупилась, из щелей в ставнях не проникает ни пятнышка света. Впрочем, уже поздно, и хозяин, наверное, спит.
Чарлз снова выругался и натянул поводья, разворачивая Домино.
Пенни оглянулась. В свете, серебрившем черные волосы, он казался зловещим пиратом на лунном рысаке: даже выполняя сложный маневр, он по-прежнему не отрывал глаз от домишки.
Передние копыта коня коснулись земли. Чарлз направил его к деревьям, росшим у входа. Пенни последовала за ним.
Чарлз остановился поддеревьями между Пенни и коттеджем. Его интуиция, отточенная годами опасной работы, подсказывала, что здесь творится что-то неладное.
Он напрягся и прислушался. Даже ночью, даже в отсутствие людей насекомые и мелкие животные всегда бодрствовали, и, если прислушаться, вокруг раздавался легкий гул, шорох и скрежет. Но здесь все было зловеще тихо. Очевидно, все живое покинуло это место.
Слишком часто видел он смерть, чтобы не распознать ее руку.
Чарлз спешился.
– Останься с лошадьми, – велел он, бросив поводья Пенни. – И не ходи за мной. Жди, пока не позову.
Он бесшумно направился к коттеджу, хотя был уверен, что там никого нет. Дверь была приоткрыта: дурное предчувствие усилилось.
Оглянувшись, он увидел, как Пенни, успевшая спешиться, привязывает поводья к дереву. Чарлз подступил к двери, распахнул ее и одновременно отступил в сторону. Дверь открылась, ударилась обо что-то деревянное.
И снова тишина.
Чарлз заглянул внутрь. Глаза не сразу привыкли к полной темноте, но все же он сумел различить неподвижную груду на полу.
Чарлз выругался, снова прислушался к внутреннему голосу, но в полной уверенности, что дом пуст, переступил порог. Судя по запаху, его ждет не слишком приятное зрелище.
За спиной послышались шаги Пенни.
– Не подходи ближе! Тебе лучше этого не видеть.
– Что там? – охнула она. – Он мертв?! Нет смысла притворяться.
– Да.
На сколоченном из неструганых досок столе стояла свеча и лежало огниво. Задержав дыхание, он подошел ближе, запалил свечу и дождался, пока загорится слабенький огонек.
Интуиция его не обманула.
Он услышал тихий стон Пенни. Пулей вылетев из хижины, она прислонилась к стене. Взгляд Чарлза был устремлен на труп, лежащий на полу сломанной куклой. Преодолевая тошноту, он нагнулся и поднес свечу к лицу мертвеца.
– Что случилось?
Оглянувшись, он увидел Пенни, цеплявшуюся за дверной засов.
– Это Джимби?
– Полагаю, что так… судя по тому, что сказал старик. Возраст и сложение примерно совпадают.
Протянув руку, он разжал обмякший кулак юноши и нашел мозоли и наросты, свидетельствующие о том, что при жизни этот человек часто работал веслами.
– Да, – кивнул он. – Это Джимби Молле.
Физиономия бедняги была покрыта уродливыми синяками и ссадинами. Чарлз был уверен, что знает, где можно найти и другие следы побоев: на почках, нижних ребрах, большинство из которых наверняка сломаны. Руки и пальцы раздроблены, причем пытка, очевидно, продолжалась часами.
Кто-то выколачивал информацию из Джимби, информацию, которую последний либо не знал, либо отказался сообщить. Его били, пока мучитель или мучители не уверились, что больше ничего не узнают. И только потом от несчастного избавились, перерезав горло. Чарлз поднялся.
– Мы больше ничего не можем сделать, кроме как уведомить власти.
Он вышел вместе с Пенни и закрыл дверь, стараясь не показать, насколько ему не по себе.
– Его убили, верно? – прошептала Пенни. – И давно? Хороший вопрос.
– Не позже, чем вчера, возможно, позавчера.
Она судорожно сглотнула и еле слышно пробормотала:
– После того как мы начали задавать вопросы.
– Возможно, эти два обстоятельства никак ни связаны, – покачал он головой.
Судя по взгляду Пенни, она верила этому не больше, чем он сам. Хорошо еще, что она, кажется, не собирается впасть в истерику.
– И что теперь? Кому нам сказать? Чарлз призадумался.
– Кал вер – местный магистрат. Я поеду завтра с утра и уведомлю его. Нет смысла будить его и слуг в этот час. Все равно ничего поделать уже нельзя, а при свете дня легче будет увезти его. Кстати, тебя здесь не было.
Она поджала губы, но все же кивнула.
– Так мы его оставим? Чарлз погладил ее по руке.
– Его уже нет. Осталось только бренное тело, – протянул он, с наслаждением подставляя лицо свежему ветерку. – Но прежде чем уехать, я хочу взглянуть на его лодки.
Оставлять такое дело на утро было рискованно, и он не хотел в который раз потерять след. Кто-то другой слонялся здесь. Кто-то другой, с подготовкой не хуже, чем у него самого.
Кто-то другой с таким же прошлым.
Не выпуская руку Пенни, он проверил, надежно ли привязаны лошади, и только потом потащил ее к реке. Оба они были местными уроженцами; оба знали, что искать: крошечную бухточку, миниатюрную пещерку, узкую промоину, проделанную небольшим ручьем, – именно там спрятаны суда Молле.
Они нашли лодки в сотне ярдов вверх по реке, в бухточке, вымытой волнами и скрытой нависавшими ветвями деревьев, где как раз помещались суденышки. Шлюпка, пришвартованная к тяжелому кольцу, ввинченному в ствол, колыхалась на воде. Внутри валялось обычное рыбачье снаряжение: веревки, удочки, сети и две ловушки для омаров.
Чарлз подошел ко второй лодке, привязанной за нос и корму, и едва не ахнул от изумления. Старый матрос ничуть не преувеличил. Судно было настоящим шедевром: узкое, верткое и изящное. Такое действительно способно летать.
Пенни уже успела подбежать ближе и, усевшись на нос, медленно обводила пальцем написанное на борту название.
Чарлз опустился на корточки.
«Джули Леа».
Имя ничего ему не говорило.
– Так звали мою мать.
Он повернулся к Пенни, лицо ее было бесстрастно. И поэтому просто взял ее руку.
– Все звали ее Джули, и только мой отец назвал ее полным именем: Джули Леа.
Несколько минут оба молчали. Потом он встал.
– Оставайся здесь. Мне нужно посмотреть, что внутри. Это оказалось не так легко, как со шлюпкой. Яхта, ибо это была именно яхта, хоть и очень маленькая, была затянута парусиной, привязанной морскими узлами. Он распутал те, что на корме, и откинул парусину.
Мачта, такелаж, паруса, весла… все как обычно. Но Чарлз продолжал искать. И наконец нашел: под передней банкой валялся смятый пучок веревки и ткани: набор сигналов.
Пенни тоже встала, отряхивая бриджи, и подошла ближе, чтобы рассмотреть флаги: цветные квадраты с различными символами.
– Что это такое? Ничего не узнаю.
– Французские морские сигналы, – поколебавшись, пояснил Чарлз. – Имея это, совершенно не обязательно подходить близко к французскому судну: достаточно, чтобы их можно было разглядеть в бинокль.
Пенни протянула руку к одному флажку.
– А это?
– Ты и сама знаешь, – выдавил Чарлз.
– Да. Герб Селборнов.
Она устало поникла и схватилась за сердце, словно боясь, что оно выпрыгнет из груди.
– Как они могли?
Чарлз снова свернул груду ткани.
– Мы пока еще не знаем, что они сделали, – спокойно возразил он.
– Знаем, – сухо бросила она. – Каждый раз, когда Эмберли передавал папе дорогостоящую тайну, тот посылал Молле к островам, поближе к французскому люгеру. Молле вывешивал сигналы, сообщавшие французам, когда и куда выслать судно, а потом папа выходил в море с контрабандистами, говорил с каким-то французом и выдавал очередной государственный секрет в обмен на коробочки для пилюль. Позже, когда папу сменил Гренвилл, он посылал к французам Джимби, и теперь Джимби убит.
Омерзение и отвращение звучали в ее словах, эмоции столь сильные, что она почти ощущала их горький вкус.
– Собственно говоря… – Голос Чарлза, по контрасту, был холодным, почти отрешенным. – Хотя твои теории почти наверняка правильны, мы все же не знаем, что именно они передавали.
– Что-то такое, за что французы были готовы платить дорогим антиквариатом: ты видел коробочки для пилюль.
– Так-то оно так, однако…
Он сунул флажки ей в руки и обнял, вынуждая поднять глаза.
– Пенни, я знаю эти игры: сам играл в них последние тринадцать лет. Вещи далеко не всегда таковы, какими кажутся. Остынь, и немного подумаем. Прежде всего мне необходимо послать в Лондон гонца. Возможно, Далзил еще не успел проверить. Ты слышала Денниса Гиббса. Кто знает, вдруг твой отец был замешан в чем-то куда более глубоком, чем мы предполагали.
Он старайся найти извинения, чтобы она не чувствовала себя такой несчастной. Столь жестоко преданной отцом и братом. Боль в сердце и душе становилась все острее. Чарлз пытался облегчить ее страдания, но…
Она молча кивнула.
Пришлось подождать, пока он не затянул яхту парусиной и не завязал узлы. Какое счастье, что сейчас темно и тихо.
Чувствовала она себя ужасно. Подозрения зрели в ней много лет; только за последние несколько месяцев она обнаружила столько новых фактов, рисующих отца и брата в ужасном свете.
В глубине души она понимала, что вся реакция на предательство родных каким-то образом связана с тем, что она испытывает… до сих пор испытывает к Чарлзу. Мысль о том, что деяния брата и отца, совершаемые ими ради собственной пользы и прибыли, могли привести Чарлза и ему подобных на край гибели, поставить в еще более опасное положение, потрясла ее до глубины души, наполнила чем-то куда более буйным, неукротимым, чем обычная ярость, чем-то куда более мощным и разрушительным, чем обычное пренебрежение.
Чарлз выпрямился, еще раз проверил узлы и лини, державшие яхту. Пенни смутно подивилась превратностям судьбы, приведшим ее сюда, к трупу бывшего друга Гренвилла, поплатившегося за свою роль в заговоре. Но теперь свидетельство измены у нее в руках, а рядом стоит Чарлз.
– Пойдем. – Он взял у нее сигнальные флажки, подхватил под руку. – Едем домой.
Он имел в виду Эбби, и она была этому рада. Ее домом был Уоллингем-Холл, и все же думы об отце и брате так растревожили, что она вряд ли обретет там покой.
Подойдя к Домино, Чарлз приторочил флажки к седлу, усадил ее на кобылку и поехал вперед. Чуть подальше речная тропа соединялась с другой, уже пошире, ведущей к Лостуителу.
Они добрались до Эбби только под утро. Чарлз снова велел конюхам идти спать, а сам развел коней по стойлам.
Пенни попыталась расседлать кобылу, но поняла, что дрожит в ознобе. Одно дело размышлять, строить планы и версии, даже принимать участие в расследовании, и совсем другое – найти недавно убитого шпиона вместе с неоспоримым доказательством измены отца и брата.
Голова раскалывалась, мысли разбегались. Прерывисто вздохнув, она вынудила себя работать: расседлала кобылу и растерла соломой.
Чарлз поглядывал на нее, но молчал.
Закончив растирать свою лошадь, он подошел помочь Пенни, все так же не произнося ни слова.
Пенни задала кобылке корму и воды, после чего прислонилась к перегородке стойла и стала ждать.
Он оставил путаницу флажков на верху перегородки, откуда издевательски подмигивал герб Селборнов. Пенни отвернулась.
Чарлз вышел из стойла, прикрыл дверцу, сгреб флажки, и они направились к дому. Оказавшись в вестибюле, он тихо попросил:
– Пойдем в библиотеку.
Она подчинилась, слишком уставшая, чтобы допытываться о причинах.
Он повел ее в комнату, сунул флажки в ящик письменного стола и отошел к подставке для графинов с вином. Налил бренди в два бокала и протянул один ей:
– Выпей.
– Я не пью бренди, – отказалась она. Он сделал глоток и строго свел брови:
– Предпочитаешь, чтобы я влил в тебя бренди?
Пенни недоуменно уставилась на него, почти уверенная, что он не посмеет, и неожиданно осознала, что Чарлз не шутит. Она пригубила, поморщилась:
– Какая гадость!
И отставила бокал. Он шагнул к ней. Пенни сверкнула глазами, снова схватила бокал и глотнула.
Чарлз продолжал смотреть на нее, пока она не осушила бокал.
– Молодец.
Он поставил ее бокал на стол вместе со своим и снова взял ее руку.
Ей уже надоело, что он вечно тащит ее за собой, но с другой стороны, это означало, что времени думать не остается.
Ее покорность тревожила Чарлза. Он понимал, что она верит в измену родных и это хуже любой пытки. Неприятно видеть ее в таком состоянии. Она казалась такой беззащитной и хрупкой, что могла в любой момент рассыпаться на миллион осколков. Он всегда видел в ней ту, которую должен защищать, и по этой причине не мог бормотать банальности. Не мог предложить ей ложную надежду.
Завтра же он пошлет человека в Лондон: хотя не существует контактов с французами, о которых не знает Далзил, вполне возможно, что происходит нечто такое, о чем тот не осведомлен.
Весьма шаткая надежда, но все же проверить не мешает.
А пока что состояние Пенни было только одной из проблем, и, возможно, наименее сложной.
Зато его мысли находились в полном разброде.
Он остановил Пенни в галерее перед окном, так, чтобы уже меркнувший свет луны упал на ее лицо. Она удивленно моргнула, не поняв, в чем дело.
Предвидя неминуемый поединок, Чарлз раздраженно вздохнул, отпустил ее и рассеянно провел рукой по волосам.
– Теперь я не уверен, так ли уж необходимо тебе вернуться в Уоллингем.
Пенни мгновенно насторожилась, пытаясь понять ход его размышлений.
– Из-за убийства Джимби? Думаешь, это дело рук Николаса?
– Кто еще, кроме меня и тебя, расспрашивал о знакомствах Гренвилла?
– Но зачем?
– Чтобы помешать нам допросить Джимби. Узнать то, что, возможно, узнал он, прежде чем перерезать бедняге горло.
Пенни медленно кивнула, глядя куда-то мимо него. Он не видел ее глаз. Не понимал, о чем она думает. И поэтому решительно повернул Пенни лицом к себе.
– Тебе следует остаться здесь. Мы можем установить тщательнейшую слежку за Николасом, и…
– Нет, – гордо вскинула голову Пенни. – Мы договорились. Живя там, я могу постоянно присматривать за ним, а ты получишь возможность приезжать ко мне в любое время. Чем чаще мы будем его видеть, тем скорее он потеряет самообладание…
– А если, потеряв самообладание, он решит, что ты, вероятно, слишком много знаешь?
Ему показалось, что она побледнела. Но глаз не отвела. Наоборот, упрямо вздернула подбородок.
– Чарлз, имеются две очень веские, достойные и неопровержимые причины, по которым я должна вернуться в Уоллингем. Первая – жизненная необходимость не спускать глаз с Николаса, особенно если это именно он убил Джимби. Нужно любой ценой узнать, чем занимается Николас, и это лучше всего сделать тому, кто живет в Уоллингеме, что также дает тебе предлог приезжать как можно чаще и оставаться подольше. И, самое главное, не забывай, что это мои отец и брат продавали секреты французам. Честь моей семьи запятнана…
– Но не тебе за нее мстить, – прошипел Чарлз, грозно нависая над ней. – Тебе совершенно не обязательно в этом участвовать. Никто не ожидает…
– Плевать мне на мнение окружающих! – взвилась Пенни, ни на дюйм не отступая. – Главное – то, что я считаю нужным. И для этого пойду на все.
– Пенни…
– Нет!
Она злобно сверкнула глазами.
– Скажи мне только: будь ты на моем месте, неужели не чувствовал бы и не поступал бы так же?
Его зубы были стиснуты так, словно вот-вот треснут. Плотно сжав губы, он молчал.
– Вот именно, – кивнула она. – Поэтому я, как условлено, еду утром в Уоллингем.
– А как насчет другой, столь же убедительной причины? Лишь бы найти слабое место в ее обороне, а уж он им воспользуется!
Она надолго задумалась. Он выжидал.
– Ты был прав, – выговорила она наконец. – Оставаться под одной крышей с тобой опасно. Ты представляешь для меня куда большую угрозу, чем Николас.
Он смотрел в глаза цвета дождевых облаков, упивался прямотой, безусловной честностью во взгляде и ощущал неизбежную реакцию на ее слова… ее признание.
И, молча сжав кулаки, медленно сказал:
– Знаешь, я бы предпочел сам быть для тебя угрозой, чем позволить что-то в этом роде любому другому мужчине. По крайней мере я не собираюсь тебя убивать.
«Но то, что ты творишь с моим сердцем, ранит еще больнее…» – едва не выпалила Пенни, однако заставила себя сделать глубокий вдох, прежде чем ответить:
– Тем не менее завтра я уезжаю в Уоллингем. Она спокойно отступила.
Он выругался и потянулся к ней.
Пенни попыталась увернуться, но оказалась чересчур медлительной. Он схватил ее, рывком дернул к себе и впился в полураскрытые губы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Единственная - Лоуренс Стефани



Очень увлекательный интересный завораживающий роман получила гамму разнообразных чувств
Единственная - Лоуренс Стефанилюбовь
16.10.2013, 13.55





Да согласна очень интересная и захватывающая история.Но как то все вроде по одному и тому же сценарию'читаю уже третий роман этой серии и с ходу женщины вовлекаются в расследование дела, надо все таки немного сюжеты поменять'но все равно читать интересно.Тем более что в этом романе больше описаны чувсва ГГ и любовь.
Единственная - Лоуренс СтефаниАнна Г.
15.02.2015, 15.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100