Читать онлайн Единственная, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственная - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственная - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственная - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Единственная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Наутро, когда они собрались к завтраку, Николас выглядел значительно лучше и все же, к своему нескрываемому раздражению, узнал от мужчин, что не имеет права сделать и шагу без охраны.
Ультиматум был предъявлен в форме, не допускавшей возражений. Поэтому Николас только тяжело вздохнул.
– По причине вашего приезда, – объявил Чарлз, – я отзываю патруль. Ничего необычного, учитывая, что два дня прошло без всяких происшествий. Если он шарит вокруг, вне всякого сомнения, выждет еще пару дней, чтобы тревоги улеглись, прежде чем сделать очередной ход.
– Независимо ни отчего, – добавил Джек, трудясь над блюдом с сосисками, – мы будем здесь.
– Мне необходимо съездить в Фауи, проверить, что сумели обнаружить мои агенты, – сообщил Чарлз. – Наверняка не слишком много, но каждая крошка информации для нас крайне важна.
Джарвис и Джек кивнули. Николас смиренно пожал плечами.
– Возможно, мне стоит показать вам тайник?
– Прекрасная мысль, – обрадовался Джек. Пенни отодвинула чашку и встала.
– Я поеду с тобой, Чарлз. Поговорю с матушкой Гиббс, – с улыбкой сказала она, избегая взгляда Чарлза. – Только переоденусь, и встретимся у конюшни.
Она отчетливо почувствовала его недовольство, но сделала вид, будто ничего не замечает. И выплыла из столовой.
Он действительно ждал у конюшни и, судя по выражению лица, был готов взорваться. Но Пенни, не дав ему ни слова сказать, подняла руку:
– Если я останусь здесь, придется идти на прогулку, так что с тобой я буду в большей безопасности.
Возразить тут было нечего, и Чарлз, хоть и поморщившись, все же подсадил ее в седло.
Они вот уже два дня не выезжали из дома, и сейчас застоявшиеся животные помчались галопом. Всадники придержали коней только в окрестностях Фауи и неспешно, в полной гармонии друг с другом, направились к городу. Эта гармония казалась глубже, чем прежде. С того момента, когда она согласилась выйти за него, что-то в нем изменилось. Появилась абсолютная, несгибаемая уверенность, что она будет принадлежать ему. Мало того, эта уверенность заразила и Пенни. Она означала только одно: он уверен, что сумеет выполнить ее условие, сделает все, чтобы она согласилась. А это, в свою очередь, значит…
Дрожь ожидания, предвкушения, робкая надежда расцвели в ней. Может, на этот раз их время пришло… но сначала нужно поймать убийцу.
Хотя время шло к полудню, Чарлзу пришлось постучать три раза, прежде чем дверь открыл рыжеватый паренек. Узнав младшего Гиббса, Чарлз спросил, дома ли его матушка, но тот неуверенно попятился.
– Ма на кухне, разносит всех в пух и прах.
Чарлз ошеломленно моргнул: по всему дому раздавались пронзительные крики.
– Денниса и твоих братьев? Паренек узнал Чарлза и кивнул.
– Закрой дверь, – напомнил Чарлз.
Выйдя из оцепенения, парень подскочил к двери.
Кухня находилась в конце коридора, проходившего по всему дому. Пенни, не обращая ни на что внимания, шла вперед: чем ближе они подходили, тем громче и резче становился спор. Чарлз наклонил голову, чтобы не удариться о притолоку.
Матушка Гиббс стояла у плиты, удивительно похожая на распустивший паруса корабль, и каждое свое слово подчеркивала ударом тяжелого половника по разделочной доске. По другую сторону стола выстроились трое сыновей, все здоровенные, мускулистые матросы, каждый на голову выше матери, и все явно старались съежиться, чтобы стать невидимками. Правда, получалось у них плохо.
Заметив какое-то движение за спинами сыновей, матушка Гиббс отступила в сторону и осеклась на середине тирады. Пенни услышала облегченные вздохи бедняг.
Чарлз с одного взгляда оценил ситуацию и успокаивающе поднял руку:
– Прошу прощения, что прерываю, но мне необходимо поговорить с вами всеми, а времени нет.
Не дождавшись ответа, он перевел взгляд с румяной физиономии матушки на бесстрастное лицо Денниса.
– Похоже, что-то случилось?
– Я скажу вам, что случилось! – рявкнула женщина, подчеркнув свои слова ударом половника. – Эти тупоголовые болваны послали мальчишку моей сестры следить за кем-то, а он не вернулся домой. И его мамаша воет в голос все утро.
Она угрожающе взмахнула половником в сторону Денниса.
– Ты знал, что я запрещаю впутывать в твои делишки кузенов: они гораздо младше и куда неопытнее. А теперь вы повсюду разослали шпионов и сказали Берте, что Сид будет в засаде всю ночь, а он с тех пор и не возвращался.
Она снова замахнулась половником на Денниса и прошипела:
– Немедленно убирайся туда, куда его послал, и скажи, чтобы шпарил домой во все лопатки, иначе Берта не даст спокойно выпить чаю, а я не терплю ее воя, ясно?!
– Да, ма, – дружно пробормотали все три брата. Деннис беспомощно уставился на Чарлза и смиренно осведомился у матери:
– Ма, а тетя Берта сказала, куда он ушел?
– Конечно, нет! – возмутилась матушка Гиббс, но тут до нее что-то дошло и она вытаращилась на старшего сына.
– Но ты-то знаешь, верно? Ты послал его…
Она осеклась, потому что Деннис покачал головой, а братья последовали его примеру.
– Никто из нас никуда его не посылал. Да и зачем? Вот его сиятельство спрашивали, не можем ли мы узнать что-то о тех трех джентах, за которыми он приглядывает, и велел своим конюхам немного побыть в нашей компании, держать ушки на макушке и докладывать каждый раз, когда увидят что-то из ряда вон выходящее. Честно, ма, мы этого Сида и не видели вчера!
– Но… – Тетушка Гиббс поморгала и обернулась к Чарлзу. – Сид ушел вчера вечером. Еще засветло. Сказал Берте, что должен выследить шпиона. Она думала…
Матушка отступила и тяжело плюхнулась на стул, побелев как полотно.
– О Боже.
Чарлз, подойдя к Деннису, шепнул:
– Не знаешь, что это стукнуло Сиду в голову и за кем он собрался следить?
Деннис мрачно покачал головой:
– Говорю же, он и словом не обмолвился.
Он взглянул на братьев: те дружно покачали головами. Деннис вздохнул:
– Он все упрашивал нас взять его с собой, но… – Он кивком головы показал на мать. – Мы всегда его отшивали. Может, он что-то подслушал и решил испробовать себя в деле?
– Придется организовать поиски, – решил Чарлз.
– Точно, – кивнул Деннис. – Я тоже так думал.
В голосах мужчин звучало нечто такое, отчего Пенни и матушка Гиббс мигом присмирели и переглянулись. Пенни протиснулась мимо Чарлза и присела на корточки рядом с матушкой Гиббс, а четверо остальных стали строить планы.
Кулаки матушки Гиббс судорожно сжимались и разжимались. Вид у бедняги был такой, словно один из ее мальчиков вздумал поднять руку на родную мать. Пенни положила ладонь на толстые красные пальцы.
– Нам остается только ждать: они его найдут. Матушка сморгнула слезу.
– Бертин Сэм погиб в море, поэтому она была так против того, чтобы Сид выходил с остальными. Если что-то случилось из-за того, что он не бегал в упряжке Денниса, как остальные… – Она шумно вздохнула. – Она будет вне себя, наша Берта.
Пенни не знала, что сказать и какие слова утешения найти. Если речь шла именно об убийце… надежды найти мальчика живым почти не было…
Чарлз немедленно послал конюхов в Эбби и Холл и только потом подошел к ней.
– Нам нужно возвращаться-.
Пенни кивнула и поднялась. Как и прежде, все трое братьев Гиббс вели себя так, словно ее здесь не было. Она в последний раз стиснула руку старушки и вышла.
Чарлз так быстро тащил ее по узкой дорожке, что они достигли «Пеликана» в рекордное время. Чарлз задержался только для того, чтобы потолковать с конюхами, и они галопом помчались к Холлу.
Новости потрясли всех. Только у Николаса хватило духу предположить, что это, возможно, совпадение.
Остальные промолчали. Никто не стал спорить, но соглашаться тоже не спешили. Пенни втайне надеялась на лучшее, но неприятное предчувствие погасило ее обычную уверенность.
Поскольку Чарлз отозвал патруль, конюхи и грумы присоединились к поисковой партии и принялись обшаривать окрестности поместья. Сразу же после обеда один из грумов Эбби привез послание от Далзила. Чарлз отослал его обратно с приказом тамошним слугам обыскать речные берега от устья до развалин замка.
Проводив взглядом грума, он взвесил на руке пакет и вернулся в дом.
Пенни ждала в вестибюле. Он знаком велел ей идти в библиотеку и сам последовал за ней. Остальные трое уже были там. Все наблюдали, как он идет к столу, берет нож для разрезания бумаг и разрезает пакет.
Не позаботившись сесть, он развернул письмо и стал читать. Дочитав до конца, он обвел глазами лица:
– Кармайкл не связан ни с чем подозрительным и потерял на войне брата и двух кузенов. Трое друзей подтвердили, что он уже полгода носится с идеей женитьбы на Имоджен Кренфилд. Думаю, это автоматически переносит его в конец списка. Далее… Фотергилл… его все еще проверяют, но пока что не нашли ничего интересного. Семья слишком велика: они еще не добрались до нужной ветви. Что же до Жерона… Далзил говорит, что все его расспросы встречают истинно галльским пожатием плеч… интересно, верно? Они стараются как могут, но пока новостей нет.
Джек сосредоточенно кивнул:
– Значит, Жерон становится во главе списка, Фотергилл – второй, а Кармайкл почти отпадает.
– Вот и все, – подытожил Чарлз.
– Расскажите еще раз о Жероне, – попросил Джарвис. Чарлз с готовностью подчинился. Джек задавал вопросы, а Николас сообщил, что нападающий ругался на чистом французском.
– Далзил подтвердил, что Жерон связан с патриотически настроенными французскими группами, – процедил Джарвис. – Эти табакерки и коробочки… может, и не стоят так уж дорого, но считаются национальным достоянием Франции, и Жерон, по-видимому, полагает своим долгом вернуть их стране.
Джек подался вперед и сжал ладони коленями.
– Возраст у него подходящий, и он побывал в боях, верно? Чарлз кивнул:
– Да, но на нашей стороне.
– Как бы то ни было, он опытный вояка.
Пенни уселась в кресло и молча слушала, как они обсуждают предполагаемые качества и свойства убийцы. Разговор плавно перешел на способы выманить его из укрытия. Ясно, что Джек, Джарвис и даже Николас больше всех подозревают Жерона, а вот Чарлз… обычно он был куда решительнее, но теперь отмалчивался, воздерживаясь от прямого суждения.
Поразмыслив, она решила, что согласна с большинством. И только пассивное сопротивление Чарлза мешало вынести окончательный приговор.
Чарлз успешно действовал во Франции целых тринадцать лет, вжился в их быт, и французы считали его своим. Что, если этот человек – тот же Чарлз, только наоборот?
От этой мысли ей стало не по себе. Но, наблюдая, как Чарлз строит планы с учетом того, что преступником может быть Фотергилл, она поняла, насколько реальна эта возможность.
Они все еще горячо спорили, когда под окнами послышался конский топот. Собравшиеся замолчали и прислушались. Чарлз поднялся и подошел к выходящему во двор окну.
– Рыбак, скорее всего с сообщением от Денниса. Не нравится мне это.
Он направился к двери. Джек пошел за ним. Остальные продолжали сидеть.
Чарлз вышел на крыльцо как раз в тот момент, когда рыбак соскользнул с седла и облегченно улыбнулся при виде графа.
– Милорд! – воскликнул он и почтительно кивнул, сначала Чарлзу, потом Джеку:
. – Меня послал Деннис Гиббс. Его кузен Сид… – Он судорожно вздохнул, прежде чем добавить: – Его нашли на скалах у Тайуордрита. Горло перерезано. Поганое дело: парню было не больше восемнадцати. Вокруг валялась всякая всячина: нож, плащ, перчатки. Деннис сказал, вы, возможно, хотите посмотреть. Чарлз мрачно кивнул и хлопнул рыбака по плечу:
– Идите на кухню. Я пошлю за вами, когда буду готов. Мужчина наклонил голову и пошел за конюхом, который появился, чтобы взять его лошадь. Джек и Чарлз наблюдали, как рыбак, понурившись, бредет к дому.
– Действительно поганое дело, – заметил Джек. – Ты едешь?
– Да, но вот ты остаешься.
Они вошли в библиотеку, и Джек рассказал о случившемся. Пенни побледнела, но промолчала. Краски сбежали с лица Николаса. Он словно разом ослабел.
– Тебе не следует ехать одному. Вместе мы сможем больше увидеть.
Джарвис встал.
– Я знаю местность достаточно хорошо, и здешние жители меня примут.
Джек, поколебавшись, коротко кивнул:
– Согласен. Вы двое поезжайте. Я останусь держать оборону. Чарлз встретился глазами с Пенни.
– Мы вернемся до заката или пришлем весточку. Если что-то раскопаем, значит, пойдем по следу.
Пенни молча смотрела, как он идет к выходу. Джек вздохнул и вернулся к своему креслу.
– Считайте меня вашей сторожевой собакой, – с улыбкой сказал он.
Они так и остались сидеть в библиотеке. Николас занимался делами поместья, Джек развалился в кресле с книгой, Пенни хмуро просматривала домашние счета: Джек объявил, что будет счастлив, если все они останутся в одной комнате.
Прошло не так много времени, когда в парадную дверь постучали. Через секунду величавые шаги Норриса прозвучали по изразцовому полу, дверь открылась. Послышались мужские голоса: один Норриса, другой – незнакомый. Пенни навострила уши, но не могла понять, кто это. Во всяком случае, неизвестный пришел пешком: топота копыт не было слышно.
Дверь библиотеки открылась, и появился Норрис.
– Мистер Фотергилл, милорд. Он желает справиться, удобно ли будет ему осмотреть дом. Насколько я понял, он уже говорил с леди Пенелопой на эту тему. Я, разумеется, с удовольствием проведу его по комнатам, как обычно.
– Он изучает архитектуру, – пояснила Пенни. – Просил меня и Чарлза указать, какие дома в округе можно посмотреть. Недавно он побывал в Эбби, и дворецкий Чарлза показал ему дом.
Все уставились на Джека.
Тот пожал плечами и обратился к Норрису:
– Впустите его. Посмотрим, каков он на вид. Норрис удалился.
– Интересно, что он явился как раз, когда Чарлза отозвали. Но с другой стороны, это может быть всего лишь совпадением, – заметил Джек. – Так или иначе, мы должны воспользоваться возможностью, попытаться кое-что выведать и посмотреть, стоит ли вычеркнуть его из списка. Тогда мы можем вплотную заняться Жероном.
Пенни согласно кивнула и поднялась. В комнату вошел Джулиан Фотергилл и с энтузиазмом приветствовал ее, после чего пожал руку Николасу, с обезоруживающим чистосердечием поблагодарив за разрешение осмотреть дом.
– Я с радостью удовольствуюсь обществом вашего дворецкого, если вы заняты.
– Я сама проведу вас по дому, но сначала не расскажете ли нам, как проходят ваши дни в Корнуолле? – осведомилась Пенни. Попросив Норриса принести чай, она представила гостя Джеку, но не объяснила причину присутствия последнего.
– Я тоже поддался очарованию провинции, поскольку не выношу лондонские сезоны, – заметил Джек, пожав руку Фотергиллу.
Тот усмехнулся.
– Именно. И поскольку больше всего я интересуюсь крылатыми и пернатыми созданиями, Лондон не слишком меня привлекает.
Они снова уселись. На этот раз Джек занял место рядом с Пенни. Фотергилл устроился в кресле напротив.
– Насколько я понял, – протянул Джек, – вам повезло иметь синекуру в какой-то городской конторе?
– Совершенно верно. У меня достаточно денег, чтобы не обременять себя работой. Да и семья, слава Богу, очень велика.
– Значит, вы не из этих мест? – продолжал Джек, который никак не мог определить по выговору Фотергилла, из какой части Англии тот происходит.
– Нортгемптоншир, недалеко от Кеттеринга.
– Известные охотничьи угодья, – завистливо вздохнул Джек.
– Да, в начале года мы неплохо поохотились.
Пенни и Николас переглянулись: Джек и Фотергилл пустились в пространную дискуссию о лучших способах охоты, которая, по ее мнению, подтверждала искренность Фотергилла.
Появился Норрис с чайным подносом. Пока она разливала чай и передавала тарелочки с пирожными, беседа зашла о местах, известных своим разнообразием птичьих пород. Николас, оживившись, упомянул о Норфолкских озерах. Фотергилл побывал и там. Он казался в своей стихии, вспоминал различные интересные истории и приключения во время бесчисленных экспедиций.
В какой-то момент Пенни заметила, что Фотергилл рассматривает книги на полках за ее креслом. Поняв, что она наблюдает за ним, он улыбнулся.
– Я как раз восхищался вашими книгами. Прекрасная библиотека. Среди них, случайно, нет орнитологических трудов?
Николас вопросительно взглянул на Пенни.
– Может, и есть, но я не уверена, где именно… – Она оглянулась на полки. – Собственно говоря…
Фотергилл отставил чашку и показал на какую-то книгу:
– Думаю, это путеводитель Рейнарда… Поднявшись, он подошел ближе и нагнулся.
– Нет. Похожий переплет.
Фотергилл выпрямился и пошел вдоль полок, рассматривая тома. Джек лениво потянулся к столу, чтобы поставить чашку, и оглянулся, стараясь не выпускать Фотергилла из виду.
И тут началось немыслимое. Тяжелый том опустился на голову Джека. Тот свалился как подкошенный.
Пенни открыла рот, чтобы крикнуть, но жесткая ладонь стиснула ее подбородок.
– Молчать!
Она не шевелилась, глядя перед собой, чувствуя, как лезвие ножа щекочет ее горло.
– Один звук, Селборн, и она умрет.
Пенни увидела, как Николас, бледнее смерти, вскочил на ноги, беспомощно сжимая и разжимая кулаки.
– Оставайтесь, где стоите, делайте, что приказано, и я, может быть, подарю ей жизнь, – тихо приказал Фотергилл без малейшего признака паники. Сейчас он был хозяином положения, и сознавал это.
Николас не двинулся с места.
– Коробочки для пилюль: где они? Не та дрянь, что выставлена здесь. Настоящие.
– Имеете в виду те, которые мой отец приобрел у французов? – пренебрежительно бросил Николас.
Пенни почувствовала, как дрогнули длинные пальцы, сомкнутые на ее подбородке. Но Фотергилл спокойно ответил:
– Вы прекрасно меня поняли.
И, задрав голову Пенни еще выше, пощекотал ее горло ножом. Пенни тихо охнула.
– Где они? – ледяным тоном повторил он.
– В тайнике, который открывается из хозяйской спальни, – немного подумав, ответил Николас.
– Тайник? Опишите его. Николас повиновался.
Фотергилл долго раздумывал, прежде чем объявить:
– Итак, мне нужно от вас следующее.
Он подробно объяснил свой план, не делая секрета из того, что без всякой жалости прикончит Пенни, если кто-то из них осмелится хоть в чем-то ослушаться. Кроме того, он пообещал Николасу, что тот может считать себя мертвецом. А вот жизнь Пенни пока что висела на волоске.
Когда Николас вызывающе поинтересовался, почему они должны ему доверять, ответ был прост: они могут принять его предложение, показать тайник, и Пенни, вероятно, будет дарована жизнь. Или оба могут отказаться, и тогда на полу библиотеки останутся два трупа.
– Единственное, о чем вам позволено подумать, стоит ли жизнь леди Пенелопы этих коробочек, – добавил он. – Ваша собственная уже почти закончилась.
– Но почему мы должны вам верить? – ухитрилась промямлить Пенни: он ослабил хватку как раз настолько, чтобы она могла говорить. – Вы убили Джимби, и Мэри, и еще одного молодого рыбака. Я видела вас: вы не оставите меня в живых.
Она молилась, чтобы Николас сумел правильно прочесть ее мысли: чем дольше тянуть время, тем вернее шансы на спасение. – Николас на секунду встретился с ней взглядом и повернулся к Фотергиллу, ожидая его ответа. Тот прошипел французское проклятие.
– После сегодняшнего все будут знать, кто я, какая разница, видели вы меня или нет! Ну? Долго я буду тратить время на убеждения? Мне нужно покончить с делом и уйти до возвращения Лостуитела и его приятеля! Итак…
Он снова вздернул подбородок Пенни, натягивая жилы на шее. И снова лезвие ножа зловеще коснулось кожи.
– Ну, как это будет? Здесь и сейчас? Или она останется в живых?
Николас плотно сжал губы и кивнул:
– Мы сделаем, как вы требуете.
– Превосходно, – злорадно ухмыльнулся Фотергилл. Николас направился к двери, но у порога остановился, выжидая.
По приказу Фотергилла Пенни медленно поднялась и, по-прежнему с ножом у горла, зашагала впереди Фотергилла. Шея ныла от напряжения.
Остановив Пенни в ярде от Николаса, Фотергилл прошептал ей на ухо:
– Только не вздумайте разыгрывать героиню, леди Пенелопа. Помните, что если я и отниму нож от вашего горла, то лишь затем, чтобы приставить к сердцу.
Он так и сделал, настолько быстро, что Пенни и моргнуть не успела. Она только опустила подбородок, как тут же ощутила укол лезвия через ткань платья. В эту минуту она искренне пожалела, что никогда не носила корсеты.
Фотергилл сжал ее левую руку, притянув ее к себе и заодно скрыв нож, прижатый к ее ребрам, между их телами. Внимательно оглядел, сначала ее, потом Николаса и кивнул.
Николас открыл дверь, осмотрел холл и обернулся.
– Никого.
– Ведите, – коротко велел Фотергилл.
Николас пошел по холлу неспешным, но ровным шагом. Пенни и Фотергилл, словно скованные одной цепью, следовали за ним.
Процессия приблизилась к хозяйской спальне. Оказавшись внутри, Фотергилл приказал Николасу запереть дверь. Тот беспрекословно повиновался.
Фотергилл воспользовался моментом, чтобы молниеносно выпустить руку Пенни, обхватить ее плечи и снова приставить нож к горлу. Пенни едва успела охнуть. Фотергилл потащил ее за собой к камину и ножом ткнул в каминную доску.
– Открывайте тайник.
Николас, упрямо поджав губы, подступил к резной каминной доске и, хотя тянул, сколько возможно, все же повернул правый камень в форме яблока.
При этом немедленно отошла скрытая панель.
– Я поражен! – усмехнулся Фотергилл. – Ничего не скажешь, впечатляет. Селборн, подоприте панель табуреткой.
Николас, двигаясь как во сне, выполнил приказ.
– А теперь обойдите кровать и сядьте на нее лицом к окну. Николас, едва волоча ноги, повиновался.
– Запрокиньте голову, смотрите вверх и не двигайтесь. Только после этого Фотергилл подтолкнул Пенни к углу кровати, ближе к тайнику. Прижал ее спиной к кроватному столбику и яростным взмахом руки оторвал шнур, придерживавший занавеску кровати.
Подхватил шнур, придержал его зубами, завел руки Пенни за столбик, перехватил зубами нож и, быстро связав шнуром ее запястья, прикрутил ее руки к столбику.
Мысли Пенни отчаянно метались. Как отвлечь его, задержать, потянуть время?!
Фотергилл завязал последний узел, вынул изо рта нож и бесшумно скользнул к Николасу, который, не подозревая о грозящей опасности, молча смотрел в окно. Пенни отчаянно рванулась вперед, насколько позволяли путы, и как-то умудрилась подставить убийце подножку. Тот пошатнулся, запутался в юбках Пенни, попытался высвободиться, споткнулся и упал. Нож со звоном упал на пол.
– Николас! Беги! Скорее!
Она старалась не дать Фотергиллу подняться, но тот ловко откатился прочь. Николас вскочил, осознал происходящее, увидел валявшийся на полу нож. Лицо его исказилось. Вместо того чтобы послушаться Пенни, он ринулся на Фотергилла.
– Не-е-т! – что было мочи завопила Пенни, но опоздала. Николас и Фотергилл покатились по полу. Но Николас был ранен, а Фотергилл знал, куда именно. Даже будь Николас здоров, вряд ли сумел бы сладить с профессионалом. Пенни заметила удар, направленный прямо в поврежденное правое плечо Николаса, услышала тупой стук и болезненный стон. Следующий удар Фотергилла пришелся в челюсть Николаса, и все было кончено. Николас потерял сознание. Фотергилл вскочил на ноги, изощряясь в грязных французских ругательствах. Пенни молчала, но когда он повернулся к ней, зажмурилась и закричала Тот с размаху отвесил ей пощечину. Голова Пенни ударилась о кроватный столбик. В мозгу взорвалась боль; к горлу подступила тошнота. Ноги подкосились, и она бессильно обмякла.
Фотергилл, не переставая чертыхаться, пообещал, что это ее последние минуты, но тут же отошел в сторону. Пенни перевела дыхание и осмелилась приоткрыть глаза. Фотергилл нагнулся, поднял нож, стиснул в руке и повернулся к Пенни, но взгляд скользнул мимо, остановившись на десятках переливавшихся всеми цветами радуги коробочках. Пенни снова изобразила обморок. Он как зачарованный направился к тайнику, остановился на пороге и вошел.
Может, стоит снова закричать? Услышит ли ее кто-нибудь из домашних? В ушах звенело, даже думать было больно. Если снова закричать… но теперь кинжал у него в руках…
Прежде чем она решила, стоит ли рискнуть, послышался тихий шорох. Она подумала, что это Фотергилл расхаживает по тайнику, но шорох повторился, и она повернула голову в сторону двери спальни.
Николас запер ее, но теперь она медленно, очень медленно открывалась.
Она мгновенно поняла, кто стоит по ту сторону, хотя солнце слепило слезившиеся от боли глаза и можно было различить лишь силуэт.
Надежда, совсем было утерянная, робко проклюнулась вновь. Мысли заметались. Широко открыв глаза, она попыталась указать ими на открытый тайник. Шептать она не смела из страха, что услышит Фотергилл.
Чарлз медленно наклонил голову в знак согласия и прикрыл дверь.
Пенни уставилась на панель. Что он задумал?
Фотергилл продолжал расхаживать по каменному полу тайника, очевидно, он чувствовал себя здесь вполне свободно. Кажется, он возвращается.
Пенни опустила ресницы и бессильно обвисла.
Фотергилл прошел мимо нее, и она услышала тихий звон металла, странный шелест… о, кажется, она поняла: он отобрал те коробочки, которые хотел взять с собой, и теперь снимал с подушки наволочку, чтобы сложить туда добычу. И уже почти набил наволочку доверху, когда дверная ручка затряслась.
– Миледи? – донесся голос Норриса. – Вы здесь, миледи? Фотергилл замер. Пенни знала, что дверь не заперта. Фотергилл этого не знал.
И поэтому немедленно очутился рядом, с ножом в руке. Метнул взгляд на Пенни и успел заметить блеск ее глаз, прежде чем она зажмурилась.
Он действовал так быстро, что она не успела издать ни звука. Выхватил из кармана платок, вынудил ее открыть рот и сунул туда кляп. Пенни едва не задохнулась и несколько секунд отчаянно давилась, прежде чем сумела кое-как дышать. Вытолкнуть кляп тоже не было сил.
Довольный делом рук своих, Фотергилл осторожно подступил к окну, отодвинул задвижки и распахнул его.
Собирается сбежать?
Повернувшись, он глянул на Николаса, все еще лежавшего без чувств на полу. Подступил ближе, присел на корточки и, взяв его под мышки, усадил лицом к Пенни. И только потом поднял нож. Невыразимо жестокая улыбка кривила губы.
Он собирается перерезать Николасу горло у нее на глазах!
Во рту у нее пересохло, но она не могла отвести взгляда.
И ощутила холодный ветерок, скользнувший по щиколоткам.
Он мог донестись только из тайника!
И тут Пенни вскрикнула сквозь кляп и стала рваться из пут, топая ногами: производя как можно больше шума, чтобы заглушить шаги Чарлза.
Фотергилл улыбнулся с еще большей злобой и, схватив Николаса за волосы, запрокинул его голову. Но случайно глянул в сторону, и улыбка застыла на губах.
Рядом с Пенни словно из ниоткуда появился Чарлз.
– Думаю, она требует не делать ничего подобного. Мудрый совет, советую принять к сведению.
В руке его был клинок куда более зловещего вида, чем у Фотергилла. Чарлз спокойно поворачивал его в пальцах. Такое обращение выдавало долгое и близкое знакомство с холодным оружием.
Фотергилл это понял. Теперь у каждого есть нож. Если он швырнет свой в Чарлза и промахнется… ивсе же он решился.
Чарлз увернулся, откатившись к Пенни. Нож Фотергилла ударился о стену, отскочил и упал ближе к Чарлзу. Тот взметнулся с пола, оказавшись между Пенни и Фотергиллом. Он ожидал, что Фотергилл нападет на Пенни, как более перспективную заложницу, или ринется к двери, за которой ждали слуги.
Он совсем забыл о старой рапире, висевшей на стене над камином. А вот Фотергилл одним прыжком оказался у камина и выхватил рапиру из ножен. Лезвие со змеиным шипением выползло на волю.
Одним быстрым затейливым поворотом Чарлз схватил клинок Фотергилла, скрестил со своим и встретил первую атаку. Поймал лезвие рапиры между скрещенными клинками и отбросил Фотергилла. Тот пошатнулся, но сохранил равновесие. Помогло ему это, как же!
Чарлз скривил губы. Несмотря на бешеный стук стали, на искры, проскакивавшие между противниками, скоро стало ясно, что Фотергилл не устоит: он был намного легче Чарлза и не имел опыта в жестокой рукопашной схватке без правил.
Правда, рапира была длиннее кинжала, что давало Фотергиллу преимущество. Но Фотергилла не учили фехтовать, самое большее – он умел орудовать саблей, что сразу же заметил Чарлз. Значит, можно легко рассчитать каждый ход.
И хотя он раздумывал, как легче обезоружить Фотергилла, предпочел бы не убивать его на глазах у Пенни. Слуги сгрудились за дверью, ожидая его сигнала, но он не собирался никого приглашать: охваченный паникой Фотергилл способен пронзить рапирой первого попавшегося человека. И без того уже погибли невинные!
Топот ног по ковру, покрывавшему пол, звучал музыкой в ушах Чарлза. По малейшим изменениям тона он мог судить, куда Фотергилл перемещается, и предсказать следующую атаку. Они словно исполняли какой-то сложный балет, с той разницей, что танец мог окончиться смертью одного из партнеров.
Фотергилл наступал и наступал, безуспешно пытаясь заставить его отойти от Пенни, которую он загораживал собственным телом. Но Чарлз легко отбросил его. Фотергилл оступился, едва не упал и выронил рапиру, но тут же схватился обеими руками за край ковра и дернул.
Чарлз отшатнулся, едва не упав на Пенни. Фотергилл воспользовался моментом, чтобы выскочить из окна.
Чарлз чертыхнулся, подбежал к окну и выглянул, но Фотергилл уже бежал вдоль стены дома, не давая Чарлзу прицелиться.
– Черт, он опять бежит к живой изгороди. Бьюсь об заклад, у него там привязана лошадь.
Пенни моргнула, когда он осторожно вытащил кляп.
– П-пошли за ним других, – прохрипела она.
Дергая за шнур, связывавший ее запястья, Чарлз покачал головой:
– Он матерый убийца. Не хочу, чтобы еще кто-то пал его жертвой. С ним должен схватиться такой, как я.
Он отбросил шнур, подхватил повалившуюся ему на руки Пенни и усадил на постель. И только тогда заметил огромный синяк на скуле.
Его пальцы непроизвольно стиснули ее подбородок и тут же разжались.
– Он ударил тебя.
Такого ледяного, смертельно зловещего тона она еще не слышала. Слова были произнесены бесстрастно, но голос ничем не напоминал человеческий. Этого от Чарлза она не ожидала. Он легко погладил ее синяк, но тут же отнял руку. Она взглянула ему в глаза и увидела там стальную решимость.
– Что? – прошептала она растерянно. Он наконец отвел глаза от ее щеки.
– Я должен был убить его. И убью при следующей встрече. Пенни не дрогнула. Только медленно поднялась. Он был совсем близко. Лицом к лицу. Грудь к груди…
Спорить было бессмысленно. Поэтому она тихо сказала:
– Если понадобится – убьешь. Только помни: вот это, – она коснулась синяка, – вряд ли причинит мне непоправимую боль. А если я потеряю тебя…
Он моргнул. Выражение глаз мгновенно смягчилось. Она молчала. И только потом погладила его по руке.
– Николас долго лежит без сознания.
Чарлз снова моргнул, оглянулся на неподвижное тело Николаса и, вздохнув, отступил от нее.
– Норрис! Идите сюда!
Дверь распахнулась, и началось столпотворение.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Единственная - Лоуренс Стефани



Очень увлекательный интересный завораживающий роман получила гамму разнообразных чувств
Единственная - Лоуренс Стефанилюбовь
16.10.2013, 13.55





Да согласна очень интересная и захватывающая история.Но как то все вроде по одному и тому же сценарию'читаю уже третий роман этой серии и с ходу женщины вовлекаются в расследование дела, надо все таки немного сюжеты поменять'но все равно читать интересно.Тем более что в этом романе больше описаны чувсва ГГ и любовь.
Единственная - Лоуренс СтефаниАнна Г.
15.02.2015, 15.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100