Читать онлайн Единственная, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственная - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственная - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственная - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

Единственная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Наутро Пенни спустилась в столовую раньше Чарлза и очень удивилась такой необычной его медлительности.
Элли так и не вошла в комнату, пока она не позвонила. А позвонила Пенни почти сразу же после ухода Чарлза, который, перед тем как покинуть ее, показал еще один способ достигнуть небес. Небес. Но она по-прежнему считала это солнцем: небеса слишком нежны и мирны, чтобы описать реальность того, чем они занимались. Особенно сейчас.
Она чувствовала себя чудесно, ослепительно, на вершине мира. Никогда еще она не испытывала подобного счастья. И это несмотря на то что по-прежнему тщательно охраняла свое сердце. Она оказалась права, доверив Чарлзу фамильные секреты, и правильно поступила, сделав его своим любовником, потому что получила внутреннюю свободу.
Войдя в столовую, она поздоровалась с Николасом, уже сидевшим во главе стола, после чего подошла к буфету, наполнила тарелку и уселась.
Сегодня Николас кажется менее расстроенным, более сосредоточенным. Может, прошлой ночью он куда-то уезжал?
Нет. Они с Чарлзом наверняка услышали бы стук копыт по усыпанной гравием дорожке. Но может, кто-то тайком приезжал к нему ночью?
Энергично атакуя тосты с ветчиной, она раздумывала над подобной возможностью.
– А, вы уже здесь, моя дорогая.
Она обернулась, вскинула глаза на Чарлза, пытаясь понять, что кроется за таким приветствием.
Подойдя ближе, он склонил голову набок.
– Я только хотел узнать, не желаете ли прокатиться верхом? У меня дела в Фауи.
Он что-то замышляет!
– О да! – воскликнула она. – Сегодня прекрасное утро. Я, конечно, согласна. Похоже, ты уже позавтракал, но может, хочешь еще что-то?
Она едва не охнула при виде его лукавой улыбки. Сама того не желая, она сказала двусмысленность…
Пенни не смела дышать, но он просто улыбнулся и наклонил голову.
– Спасибо.
Пенни наконец выдохнула и вернулась к своему тосту.
Украдкой взглянув на Николаса, она заметила, как тот злобно пялится в спину Чарлза. Его сдержанное приветствие предполагало, что Николас наконец сообразил причину постоянного присутствия Чарлза в доме.
Он и ее наградил неодобрительным взглядом, но хорошие манеры взяли верх, и он промолчал.
Чарлз, очевидно, ничего не подозревая, упомянул о встрече с Альбертом Кармайклом накануне на рынке в Лостуителе.
Николас признался, что никогда не встречался с Кармайклом. Пенни объяснила, в чем заключаются интересы Кренфилдов по отношению к Кармайклу, а поскольку Николас не помнил, знаком ли с ними, заодно напомнила, кто такие Кренфилды.
– А, да, что-то такое было…
Николас глотнул кофе и перевел взгляд на Чарлза.
– Как продвигается ваше расследование, Лостуител? Есть какие-то предположения относительно того, кто повинен в смерти несчастного молодого рыбака?
Нужно отдать должное Чарлзу: тот и глазом не моргнул, продолжая разрезать ростбиф.
– И да и нет, – жизнерадостно объявил он, словно обсуждая цены на рыбу. – Лично мне по определенным причинам кажется сомнительным, что убийца – здешний житель.
– Почему вы так считаете? – удивился Николас.
Чарлз откинулся на спинку стула и потянулся за чашкой с кофе.
– Джимби не был убит: его допрашивали, пытали и казнили. Это работа профессионала.
У Николаса был такой вид, словно его вот-вот стошнит. Опустив глаза, он стал старательно сгребать в центр тарелки жаркое с рисом под соусом карри.
– Значит… никто из местных…
– Именно. Поэтому я и проверяю всех новичков в этих местах.
.– Бродяг? Но… но вы сами упомянули профессионала…
– Верно, но нет причин, почему профессионал не может появиться в облике бродяги, и если его единственной целью было убийство Джимби, к этому времени он давно уже скрылся. Все же… – Чарлз пожал плечами. – Кто знает?
Пенни все это время молчала, за что он был благодарен. Не хотелось бы, чтобы Николас отвлекся.
Последовала долгая пауза, после чего Николас пролепетал, отводя глаза:
– Единственная цель… но какую еще цель может преследовать злодей?
Иногда типично галльские жесты весьма красноречивы.
Чарлз снова пожал плечами.
– Во всяком случае, он мог быть тем, кто не желал, чтобы я допрашивал Джимби. Не для того, чтобы защитить тайны, которые мог бы выдать Джимби, но потому что он, такой же профессионал, как я, отягощен той же миссией и не желает, чтобы я первым добрался до Священного Грааля.
Сейчас он всеми силами старался надавить на Николаса. Несмотря на взаимную антипатию, презрения к нему не было. Этот человек не трус, просто очень осторожен. Возможно, это хорошая черта для сотрудника министерства иностранных дел… как, впрочем, и для предателя.
Николас побледнел, услышав его слова, но лишь поджал губы и кивнул в знак окончания разговора. У Чарлза сложилось впечатление, что он пытался выудить информацию. Но Чарлз и сам многого не знал. Пока.
Пенни закончила завтракать; Чарлз поспешно доел ростбиф, встал и отодвинул для нее стул. Пенни поднялась и оглядела свое платье.
– Мне нужно переодеться, – заметила она и, поскольку стояла спиной к Николасу, вопросительно вскинула брови. – Встретимся в холле?
– Нет, во дворе. Я велел оседлать и привести лошадей: Мне нужно успеть в Фауи к половине одиннадцатого.
Она взглядом спрашивала «почему?» и «почему ты не сказал мне раньше?».
Но вслух она ничего не сказала, кивнула на прощание Николасу и вышла.
Николас вежливо поднялся и последовал за ними.
– Вы часто ведете дела в этой округе?
– Нет. Мой управляющий и агент занимаются всем.
– Понятно. Я думал, что поездка в Фауи…
– Это часть расследования. Просто сегодня похороны Джимби. Есть старое поверье, что убийцы часто приходят проследить, как опускают в землю их жертвы, очевидно, чтобы удостовериться в их кончине. Надеюсь, наш профессионал окажется плохим профессионалом и появится на кладбище.
Николас пожал плечами и сухо заметил:
– В таком случае я желаю вам успеха. Все, что угодно, лишь бы разоблачить и обезвредить жестокого убийцу! – воскликнул он и, кивнув на прощание, направился к библиотеке.
Чарлз заинтригованно смотрел ему вслед: из всего, что сказал и пробормотал Николас в его присутствии, эта фраза была самой искренней.
Когда Пенни вышла во двор, Чарлз уже ждал с лошадьми. Улыбка предвкушения освещала ее лицо. Она быстро подошла к нему и остановилась, ожидая, пока он поднимет ее в седло.
Он потратил момент, чтобы надавать по физиономии своим демонам: зацеловать ее до потери сознания перед окнами библиотеки, очевидно, было бы не самым разумным поступком.
Чарлз подсадил ее на лошадь, объяснил причину поездки в Фауи и придержал для нее стремя.
Он уже садился на Домино, когда услышал стук копыт. Оба натянули поводья, наблюдая, как по аллее галопом мчится запыленный всадник.
Незнакомец увидел их и придержал лошадь.
– Доброе утро, мэм, сэр. Я ищу лорда Арбри. Пенни показала на дом:
– Позвоните в дверь, и…
Но на крыльце уже появился Норрис. Позади маячил Николас.
– Я Арбри. Депеша из министерства иностранных дел?
– Да, милорд.
Курьер спешился, отстегнул от седла сумку и вручил Николасу.
– Прекрасно.
Николас осмотрел сумку, проверил печати и кивнул курьеру:
– Отведите лошадь на конюшню и приходите в дом. Норрис о вас позаботится.
– Спасибо, милорд.
Поклонившись присутствующим, мужчина повел коня в поводу.
Николас сунул сумку под мышку.
– А я и не знал, что вы и здесь работаете, – лениво бросил Чарлз. Пенни различила вкрадчивые, зловещие нотки в его голосе. Понял ли что-то Николас? Похоже, он немного раздражен.
– Всего лишь кое-какие вопросы, по которым требуется мое мнение, – пробормотал Николас и, кивнув, вошел в дом. Чарлз повернулся к Пенни:
– Едем.
На этот раз они ничем не напоминали легкомысленных беспечных подростков и чинно трусили по дороге бок о бок.
И наткнулись на Джулиана Фотергилла. Он как раз перебирался через стену и, завидев их, отсалютовал:
– Доброе утро.
Пенни, натянув поводья, улыбнулась:
– Доброе утро. Продолжаете наблюдать за птичками?
С шеи Фотергилла свисали на шнурах две подзорные трубы.
– Совершенно верно. – Он показал на дорожку, ведущую к дельте реки. – Собираюсь поразведать, нет ли там подходящих пунктов наблюдения. Я слышал, что там имеется болото, это самое лучшее место для укрытия.
Чарлз согласно кивнул:
– Там много кустарников, но при высоком приливе под мхом остается вода. Так что будьте осторожны.
– Обязательно, – улыбнулся Фотергилл.
– Надеюсь, до сих пор вам везло? – допытывалась Пенни, гадая, какие вопросы могут заставить Фотергилла разговориться. На первый взгляд он чрезвычайно жизнерадостен и добродушен и не похож на убийцу, но следует действовать по совместному плану и проверить всех чужаков.
– О да. Только вчера я заметил пятнистую чайку. И…
И Фотергилл пустился в длинный рассказ о достоинствах вышеупомянутой птицы, причем в его глазах горел огонь фанатика.
– Вижу, вы успели осмотреть большую территорию, – вмешался Чарлз. – Наверное, бродили в холмах, где водятся эти чайки.
Фотергилл кивнул:
– Да, до сих пор я держался холмов, но постепенно продвигаюсь к дельте и планирую медленно подниматься вверх по течению. Честно говоря, я рад, что встретился с вами: вы хорошо знаете здешние места. Я, кроме того, изучаю архитектуру, и вы могли бы подсказать мне самые интересные достопримечательности.
– Замок Рестормел, – немедленно ответила Пенни. – Его развалины нельзя не осмотреть, не только ради истории, но и интерьеров, поскольку там много что осталось Ну и…
– Эбби. Рестормел-Эбби, на той стороне реки. Филчетт, мой дворецкий, будет рад показать вам дом. Он знает его историю не хуже меня, а архитектуру – еще лучше.
– И вы всегда можете заехать в Уоллингем-Холл, – добавила Пенни. – Уверена, что лорд Арбри не станет возражать. В гостиной стоит прекрасный камин работы Адама, а музыкальный салон считается шедевром архитектурного искусства. Да и Лу-Хаус тоже весьма примечателен, но туда придется ехать верхом: это по дороге в Полперро. Его хозяева, Ричардсы, всегда рады показать свой дом.
– Спасибо! – Фотергилл расплылся в неподдельно искренней улыбке. – Вы очень мне помогли.
Домино вздохнул, Чарлз натянул поводья.
– Боюсь, мы должны вас оставить. У нас дела в Фауи.
– Да, – вздохнула Пенни. – Нам нужно идти в кладбищенскую церковь – там сегодня похороны бедного молодого рыбака, которого зверски убили.
– Вот как? Значит, вы его знали?
– Нет, – ответил Чарлз, – просто сочли своим долгом присутствовать, как представители местных семейств.
– Ну конечно, вы совершенно правы, – кивнул Фотергилл. Пенни хотела бы потолковать о нем. Но Чарлз пустил свою лошадь в галоп, что помешало дальнейшей беседе. Они направились прямо к «Пеликану», оставили там лошадей и зашагали по Хай-стрит.
Кладбище находилось на самом высоком участке земли перед обрывом, под которым бушевали волны Ла-Манша. Сегодня, однако, погода была спокойной, и волны мирно шуршали о камни, словно пели погребальную песнь погибшему рыбаку.
Они добрались до маленькой церкви рядом с кладбищем. Чарлз взял ее под руку и повел внутрь. Они пришли как раз вовремя. На козлах перед каменным алтарем стоял простой деревянный гроб. Кто-то положил на нетесаные доски букет белых лилий. Народу собралось мало, только те, кто знал Джимби при жизни, и несколько скорбящих. Это были жители Фауи, знакомые Пенни и Чарлзу.
Все вместе они проводили гроб на кладбище и дождались, пока его опустили в могилу. Каждый бросил на крышку горсть земли, после чего, обменявшись кивками и печальными взглядами, повернулись и разошлись по своим делам.
Чарлз остановился поговорить с викарием, а потом подошел к Пенни, стоявшей рядом с матушкой Гиббс. Обе держались за шляпки, боясь, что их унесет ветер.
Матушка присела перед Чарлзом. Он взял Пенни за руку, и все трое направились в город.
– Ничего не слышали?
– И рада бы вам угодить, но пока что никаких слухов. Можете быть уверены, что я обязательно сообщу, если что-то до меня дойдет.
– И ничего насчет Арбри или Гренвилла и так далее? Матушка Гиббс, поджав губы, кивнула.
Они свернули на крутую тропинку, ведущую к гавани, и вскоре оказались с подветренной стороны, где было немного тише.
– А как насчет чужаков? – продолжал Чарлз. – Бродяг, цыган, лудильщиков, безработных?
– Не то время года. Правда, недавно через город проходило семейство лудильщиков. Останавливались у самого городка Фауи за несколько дней до того, как бедняга Джимби встретил свой конец, и хотя они ушли как раз перед тем, как вы на него наткнулись, утверждали, что отправились прямо в Сент-Остелл. Деннис потом расспросил рыбаков, и оказалось, что лудильщики действительно там появлялись, так что у них просто не хватило бы времени свернуть в сторону и прикончить Джимби.
– Спасибо.
Чарлз порылся в кармане, вынул соверен и протянул старухе. Но та покачала головой:
– Нет, не нужно.
Она закуталась в вязаную шаль и уставилась в сторону рыбачьих судов, подпрыгивавших на воде.
– Нам с мальчиками это не нравится. Джимби, хоть и блаженненький, но был одним из нас. И если понадобится помочь вам поймать негодяя, который убил его, мы с радостью это сделаем. Деннис велел передать, что «рыцари» в вашем распоряжении.
Чарлз кивнул и сунул соверен обратно в карман.
– Предупредите Денниса и других, чтобы были крайне осторожны. Возможно, убийца уже покинул Фауи, но что-то подсказывает мне, что это не так.
– Обязательно передам, – пообещала матушка Гиббс. Они расстались с ней у подножия крутой тропы и зашагали к пристани.
Пенни взглянула на Чарлза. Обычно выразительное лицо сейчас было бесстрастным.
– О чем ты думаешь?
Он глянул на Пенни так, словно забыл о ее присутствии. Она нахмурилась.
– Или вернее спросить, что ты задумал? Чарлз, ухмыльнувшись, пожал плечами.
– Если Николас получает депеши, может быть, подсунуть ему информацию, которая немедленно побудит его снова связаться с французом? При условии, конечно, что это обычное предательство, в чем я до сих пор не убежден.
– Думаешь, что он не передает сведения, а получает?
– Такую возможность не стоит сбрасывать со счетов, но… – Он покачал головой. – В моем мозгу так и не сложилась окончательная картина. Как головоломка с кусочками, которые никак не встают на место. И не важно, что еще мы узнаем; где-то в моем сознании все время крутится мысль, что, несмотря на все заверения, будто в министерстве иностранных дел действительно работает изменник, Далзил так и не получил никаких доказательств, что другая сторона получает информацию. И все же что, если другая сторона оказалась достаточно умна, чтобы скрыть доказательства? Далзил прекрасно умеет находить следы, но в этом случае остался с пустыми руками при всех своих стараниях!
Он помолчал, глядя на лес мачт, усеявших гавань.
– Я не верю, что Николас – убийца Джимби. Надеялся, что он образумится и во всем признается или по крайней мере кое-что объяснит, поэтому, несмотря ни на что, мы сумеем поймать убийцу Джимби. Я уверен, что Джимби был связующим звеном с французами, – сигналы это доказывают. Но в чем именно замешан Николас…
Он раздраженно вздохнул. Пенни сжала его руку.
– Теперь я понимаю насчет частей головоломки… – начала она и почувствовала, как напряглась его рука.
– Кстати, насчет кусочков…
Она проследила за направлением его взгляда и увидела высокую худую фигуру человека, стоявшего на пристани и погруженного в оживленную беседу с двумя рыбаками.
– Шевалье, – прошептала она, – но я не вижу ни Марка Трескаутика, и никого другого из их семьи.
– Верно, – рассеянно бросил Чарлз, продолжая наблюдать за шевалье и рыбаками. – У меня такое чувство, что, хотя Марк считает себя его близким другом, шевалье придерживается иного мнения.
– Да, и ведь он гораздо старше Марка.
– И куда серьезнее, чем этот избалованный щенок. Уверен, что при необходимости шевалье пускает в ход все свое обаяние, но сомневаюсь, что между ними много общего.
– Возможно, шевалье просто использует Марка как предлог попасть в здешнее общество.
– Что ж… пора просить помощи Дадзила. У него достаточно контактов, чтобы выяснить истинные цели шевалье. А я тем временем потолкую с Деннисом и дам ему имена всех пяти чужаков. Посмотрим, что смогут обнаружить он и его «рыцари».
Они повернулись и пошли обратно к Хай-стрит.
– Может, стоит поехать в Эбби и узнать, нет ли письма от Далзила.
Чарлз покачал головой:
– Прошло недостаточно времени с тех пор, как я послал последний отчет. Ответ придет самое раннее сегодня ночью, но скорее всего завтра. Давай наскоро поедим в «Пеликане». И потом, учитывая, что Николас сегодня получил депешу, стоит засесть в беседке.
Они молча пошли к гостинице.
– На обратном пути я остановлюсь в Эссингтон-Мэнор, – сообщила она, – иначе скоро все начнут спрашивать, куда я девалась…
– И что делаешь, – добавил Чарлз с одной из своих дьявольских ухмылок. – Хорошая мысль. Я беру беседку на себя. Кто знает, может, мне даже удастся поспать.
Она недовольно нахмурилась, задрала нос и проплыла мимо.
И искренне понадеялась, что благодаря полумраку в холле он не заметит, как она покраснела.
Румянец не имел ничего общего с соображениями благопристойности. Просто ей стало стыдно при мысли о том, с какой неохотой она отпускала его в беседку одного.
Но здравый смысл должен преобладать.
Когда она въехала во двор Уоллингем-Холла в пять часов и ни минутой раньше, как и велел Чарлз, он уже ждал. Вместе они пошли к дому.
– Что-нибудь произошло сегодня днем?
– Нет. Николас носа не высовывал за дверь. Я склонен думать, что он по-прежнему не знает, кто его связной, как и в тот день, когда явился сюда искать приятелей Гренвилла. Если это так, бесполезно подсовывать ему на продажу сведения, стоящие очередной коробочки для пилюль. Однако, думаю, Николас ужасно боится, что кто-то знает, как связаться с ним, причем довольно скоро, и понятия не имеет, как ему в таком случае поступить. Поэтому и осторожен сверх меры.
– Ты права. Попытаюсь немного попугать его сегодня вечером.
Они проникли в сад через калитку и немедленно разошлись. Пенни скрылась в своей комнате. Приняла ванну и переоделась к ужину: учитывая, что Норрис был доверенным лицом Чарлза, последний, вероятно, последовал ее примеру. Когда она за четверть часа до ужина, вошла в столовую, он уже был там, как всегда, безупречно одетый, и стоял вместе с Николасом у камина, подавляя последнего больше энтузиазмом, чем своими размерами. Похоже, Чарлз был в прекрасном настроении, что явно вызывало у Николаса определенные подозрения.
Пенни делала все возможное, чтобы способствовать махинациям Чарлза, разыгрывая из себя сплошную невинность. В конце концов не важно, кому он доверится. Если доверится вообще. Несмотря на все усилия Чарлза, любой выпускник Итона или Харроу сразу распознал бы что-то неладное, особенно если речь постоянно шла о тайнах, передаче которых Джимби мог активно способствовать. Как бы то ни было, Николас весьма неохотно открывал рот и предпочитал помалкивать. И его упрямая решимость только укрепилась. Мало того, он почти не скрывал антипатии к Чарлзу.
Поздним вечером она вышла в вестибюль, чтобы, к очевидному облегчению Николаса, проводить Чарлза, и, почти припав к его уху, прошептала:
– Он… он еще более упертый, чем накануне, не находишь? Чарлз кивнул, мрачно опустив уголки губ.
– Мы совсем не продвигаемся вперед. Скорее зашли в тупик. Он вышел из транса и понял, что доказательств нет. Ему остается только сидеть тихо, чтобы избежать ловушки.
– Интересно, – задумчиво протянула она, подходя к открытой входной двери, – уж не содержание ли полученных бумаг так укрепило его дух? Может, мы сумеем просмотреть их позже?
– Он держит их в своей комнате, но там нет ничего особенного. Он не солгал: это всего лишь кое-какие документы, которые требуют его одобрения.
Когда она уставилась на него с раскрытым ртом, он улыбнулся.
– Норрис проглядел свое истинное призвание. Это он проник в комнату Николаса и сумел прочитать и запомнить содержание бумаг.
– В таком случае, – вздохнула она, – я желаю вам доброй ночи.
– Благодарю.
Он улыбнулся еще шире, поцеловал кончики ее пальцев и, повернув руку ладонью вверх, наградил ее куда более интимным поцелуем, тем, который отозвался в сердце: прижался губами к запястью, к тому месту, где тревожно трепыхался пульс. После чего изящно поклонился, отпустил ее руку и сбежал с крыльца.
Пенни, прислонившись к косяку, с блуждающей на губах улыбкой прислушивалась к скрипу сапог по гравию. Ночь выдалась безветренной, но очень темной: луна еще не поднялась.
Она наслаждалась молчанием, позволяя ауре дома вновь ее окутать. И гадала, сколько времени понадобится Чарлзу, чтобы обогнуть дом и проскользнуть наверх.
Наконец, покачав головой, она повернулась, чтобы войти внутрь, но в тот момент, когда пересекала вестибюль, из гостиной вышел Николас. При виде Пенни он, слегка хмурясь, остановился.
Пенни, подойдя ближе, взглянула на него с вопросительной улыбкой.
– Каким образом Лостуител приезжает и уезжает? Я не слышал скрипа колес по гравию.
Пенни понимающе кивнула:
– Он предпочитает коня и седло. Зная его, можно с уверенностью сказать, что он уже мчится по полям и лугам: никогда терпеть не мог ничего прямого и узкого.
– Вот как?
Похоже, она немного расстроила его, как и намеревалась!
Николас попрощался с ней и вошел в библиотеку. Если верить Норрису, он потерял всякий интерес к местному колориту и сейчас изучает книги ее отца по истории коробочек для пилюль.
Пенни с тяжким вздохом поднялась наверх. Элли уже ждала. Пенни хотела было отпустить ее, но решила придерживаться обычной рутины.
Элли помогла ей раздеться и ушла. Пенни, отойдя от туалетного столика, задула свечи, подошла к окну и раздвинула шторы. Луна только поднималась над укреплениями, посылая в комнату серебристые лучи. Пенни оставалась у окна, любуясь преображением окружающего пейзажа, прихотливой игрой лунного света и теней.
Через минуту из полумрака за ее спиной материализовался Чарлз. Она не слышала, как он вошел, но почувствовала, что он здесь, прежде чем тот подошел ближе.
Не говоря ни слова, он отщелкнул задвижку и поднял окно, одновременно обняв ее за талию.
Пенни, улыбнувшись, расслабилась, откинула голову на его плечо и потерлась виском о его подбородок.
– Николас спрашивал, каким образом ты приезжаешь и уезжаешь. Заявил, что не слышал скрипа колес по гравию.
– И что ты ответила?
– Заявила, что ты, как человек нестандартных привычек, предпочитаешь ездить верхом.
– Нестандартных привычек? – переспросил он после небольшой паузы. – Хм…
Она почти читала его мысли.
– Но ты тоже не любишь ничего стандартного. Не вопрос. Утверждение.
– Стандарты хороши на своем месте, впрочем, для всего есть время и место.
Пенни повернулась в его объятиях, чтобы лучше разглядеть лицо.
– А все, что нестандартно… для меня куда интереснее. Его улыбка соблазнила бы и ангела.
– А ты любишь все необычное, – заметил он, наклонив голову.
– Именно, – прошептала она, целуя его.
Она давно усвоила искусство обращения с ним. Самое главное – помешать ему взять инициативу в свои руки. Она дерзко схватила поводья.
Открыла ему губы, заманила в пещерку своего рта, утонула в его объятиях, прижалась к нему. Позволила огню взметнуться к потолку, влиться в него. Позволила своему желанию овладеть не только ею, но и им.
Оставила всякое притворство. Потому что знала, чего хочет от него. И позволила себе это показать. Ибо это возбудит его так, как ничто иное.
Обхватив его за шею, она продолжала прижиматься губами к его губам. Чуть покачиваясь. Бесстыдно лаская его затвердевшую плоть своим плоским, почти впалым животом. Потираясь о его бедра своими. Покалывая его грудь острыми сосками.
Чарлз застыл на миг, но тут же сдался, позволил ей властвовать, но она понимала, что он был готов к атаке и намеренно разрешил ей взять верх над собой. Позволил сочинять сценарий сегодняшней пьесы.
Столь явная покорность была так не похожа на Чарлза, по крайней мере того Чарлза, которого она знала, что она с усилием прервала поцелуй, ставший к тому времени из томительного опьяняюще-упоительным, заставивший обоих задыхаться, и откинула голову, пытаясь понять выражение его лица, его глаз.
Она по-прежнему владела своим разумом, но не до конца: слишком ошеломляющими были ощущения. Ее взгляд упал на его губы. Ее собственные распухли и пульсировали.
– Почему?
Она была уверена, что он поймет. И он понял. Но ответил не сразу.
Немного подумал и прошептал, так тихо, что она не столько расслышала, сколько почувствовала его слова:
– Все, что захочешь. Все, что пожелаешь. Я твой. Возьми меня.
«Люби меня».
Этих слов он не произнес. Побоялся. Не здесь. Не сейчас. Пусть он пойман в сети любви, но можно ли сказать то же самое о ней? Опыт научил его ни в коем случае не воображать, будто он способен читать женские мысли. Господу известно, что их разум устроен куда сложнее.
Она долго смотрела на него, а потом улыбка, жаркая, зовущая, чувственная, одна из тех, которые он так часто видел на ее губах последнее время, озарила лицо.
– Все, что пожелаю, – пробормотала она и поцеловала его.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Единственная - Лоуренс Стефани



Очень увлекательный интересный завораживающий роман получила гамму разнообразных чувств
Единственная - Лоуренс Стефанилюбовь
16.10.2013, 13.55





Да согласна очень интересная и захватывающая история.Но как то все вроде по одному и тому же сценарию'читаю уже третий роман этой серии и с ходу женщины вовлекаются в расследование дела, надо все таки немного сюжеты поменять'но все равно читать интересно.Тем более что в этом романе больше описаны чувсва ГГ и любовь.
Единственная - Лоуренс СтефаниАнна Г.
15.02.2015, 15.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100