Читать онлайн До безумия, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - До безумия - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.62 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

До безумия - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
До безумия - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

До безумия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

– Вот возьмите, дорогая, – сказала Одри, бросив на кухонный стол, за которым сидела Феба, листок бумаги с аккуратно написанными рекомендациями. – Могу ли я еще что-нибудь сделать для вас?
Взяв листок, Феба пробежала его глазами и улыбнулась:
– Пока этого достаточно. Я от всего сердца благодарю вас, вы нам очень помогли.
– Дайте мне знать, если вам снова понадобится моя помощь. – Одри повернулась и не спеша покинула кухню. Вот она попрощалась с дежурившей в конторе Эммелин, а затем хлопнула входная дверь..
Деверелл и Феба с улыбкой переглянулись. Когда возникла необходимость написать фальшивые рекомендации для мисс Спрай, Одри, не раздумывая, взяла это на себя. Одри и Эдит тоже охотно согласились составлять поддельные документы и в дальнейшем, понимая, что только таким путем могут внести посильный вклад в работу агентства. Виконт подозревал, что его тетушка, как творческая личность, с огромным энтузиазмом и изобретательностью подошла к этому делу, придумывая обстоятельства и отношения в большом доме, где якобы служила мисс Спрай; она меняла почерк со свойственным ей артистизмом и могла составить много рекомендаций от лица вымышленных дам.
– Эти документы, без сомнения, помогут Далси устроиться в дом леди Хантуэлл, – заявила Феба, откладывая в сторону составленные Одри рекомендации.
Кивнув, виконт снова с головой ушел в изучение счетов и бухгалтерских книг, а Феба глубоко задумалась. Она не лукавила, когда говорила Джослину, что для их агентства наступают жаркие денечки: в ближайшее время им предстояло провести сразу три операции по спасению девушек.
Вскоре из прихожей донеслись женские голоса – Эммелин о чем-то негромко разговаривала с посетительницей, но Феба не могла разобрать слов.
Вскоре дверь снова хлопнула; посетительница ушла, и в коридоре раздались торопливые шаги Эммелин, а через несколько мгновений она появилась на пороге кухни.
– Произошло нечто странное, – с озабоченным видом сообщила она.
– Что именно? – спросил вошедший в кухню с черного хода Бертлз, ставя на пол мешок картошки. – И скажи, куда мне это положить?
Молча махнув рукой в сторону кладовой, Эммелин продолжила:
– Сейчас заходила моя сестра Роуз: вы, наверное, помните, это она рассказывала нам о девушке, которой нужна наша помощь. Бедняжка служит в одном богатом доме под началом экономки миссис Кэмбер, которая является подругой Роуз. Так вот, моя сестра утверждает, что эта служанка ушла из дома, не сказав никому ни слова.
Деверелл нахмурился.
– Попросту говоря, сбежала? – уточнила мисс Маллесон.
Эммелин кивнула:
– Именно так сказала Кэмбер. Она разговаривала с девушкой, и та призналась, что ей не дает прохода племянник хозяина дома. Бедняжка решила обратиться к нам за помощью, а сегодня утром вдруг исчезла. Кэмбер полагает, что приставания молодого господина довели ее до отчаяния, и она, не выдержав, не в силах больше ждать избавления, покинула дом.
Все присутствующие понимали, что на улицах Лондона молодую девушку подстерегало множество опасностей.
– К сожалению, – Феба не скрывала своей тревоги, – мы можем помочь только тому, кто следует нашему плану.
Эммелин, кивнув, направилась в контору, а Бертлз направился к фургону с закупленными съестными припасами. Один виконт никак не мог забыть этот инцидент, поскольку его терзали смутные подозрения. Что, если служанка не сбежала, а… Впрочем, это были лишь догадки, и тем не менее интуиция никогда не обманывала его.
Малколм Синклер взбежал по ступеням крыльца и распахнул дверь в высокое здание, стоявшее на Треднидл-стрит, в деловом центре города, где царили шум и суета. Войдя в вестибюль, он прямиком направился к парадной лестнице и торопливо поднялся на второй этаж. В помещениях в конце коридора располагалась контора Дрейтона, коммерческого агентамистера Томаса Глендовера.
Небрежно постучав, Малколм бесцеремонно вошел в приемную.
Через несколько секунд он был уже в кабинете Дрейтона, средних лет человека, отличавшегося весьма кротким нравом, но при этом бывшего опытным дельцом.
Увидев Малколма, Дрейтон вскочил и с улыбкой приветствовал его.
– А, мистер Глендовер, рад видеть вас, сэр!
Снисходительно усмехнувшись, Малколм пожал Дрейтону руку.
– Надеюсь, у вас все в порядке?
– Все идет прекрасно, сэр. – Дрейтон жестом пригласил Малколма сесть. – Вам будет приятно узнать, что сделка с компанией Боннингтона принесла нам неплохие дивиденды.
Дрейтон принялся подробно докладывать Малколму, которого он знал под именем Томаса Глендовера, о положении его финансовых дел, а тот, внимательно слушая, одновременно обдумывал свои планы на ближайшее будущее: он должен был сделать очередной ход в игре, в которой Малколм Синклер и Томас Глендовер являлись одним человеком.
Генри ничего не знал ни о Томасе Глендовере, ни о финансовых сделках Малколма, взявшего себе псевдоним, когда у него возникла необходимость сохранить и преумножить деньги, накопленные за годы, проведенные в Оксфорде. При этом он стал под вымышленным именем сотрудничать с Дрейтоном, хотя его и забавляла подобная конспирация.
В юности Малколм не терял времени зря, используя то, что молодые люди любят держать пари и играть в азартные игры, ставя крупные суммы. Тот, кто связывался с ним, обычно проигрывал, но Малколм не прибегал к обману, он выигрывал деньги честным путем. Он также обожал азарт, ему щекотали нервы напряжение игры и вызов, который бросал соперник, но то, что в юности начиналось как развлечение, теперь переросло в дело всей его жизни. Для него важен был сам процесс преумножения богатства, и он получал огромное удовлетворение от удачных финансовых сделок.
Томас Глендовер и его ценные бумаги стали неотъемлемой частью жизни Малколма, без которой он не мыслил своего существования, и ему оставалось только благодарить судьбу за то, что он нашел такого трудолюбивого, прилежного помощника, как Дрейтон.
Сидя напротив Дрейтона и внимательно слушая его отчет, Малколм поздравлял себя с тем, что в свое время правильно распорядился наличными деньгами и остановил свой выбор именно на этом агенте.
– Превосходно! – с довольной улыбкой воскликнул он, когда отчет был закончен, и, сунув руку в карман, вытащил пачку банкнот, которые недавно получил за двух женщин, проданных торговцам живым товаром.
Несмотря на свою прижимистость, Генри не мог уследить за потоками наличных денег, которые проходили через руки Малколма, и тот спокойно прикарманивал кругленькие суммы, клятвенно заверяя своего опекуна, что отдаст ему все до последнего пенса.
– Положите это на мой счет, – сказал Малколм, небрежно бросив пачку банкнот на стол, – и постарайтесь выгодно разместить всю сумму. Ее можно, например, вложить в строительство Северного канала. Мне кажется, это дело будет приносить неплохой доход.
Глаза Дрейтона радостно вспыхнули, и он поспешно взял деньги.
– Вы правы, сэр, это превосходный выбор!
Пока Дрейтон пересчитывал банкноты, а его клерки вносили сумму финансовых поступлений в бухгалтерские книги, Малколм размышлял о деле, которым был сейчас занят. В Высокомерие и надменность Генри мешали его опекуну трезво взглянуть на вещи, и это было на руку Малколму. Если случится беда и власти привлекут их к ответственности, Генри придется за все ответить одному, а его протеже выйдет сухим из воды. Малколм не раз говорил опекуну о том, как опасно класть деньги, полученные преступным путем, на свой банковский счет, но Генри не желал ничего слушать, заявляя, что безупречная репутация и высокое положение в обществе защитят его от уголовного преследования.
Возможно, раньше, еще лет десять назад, Генри действительно мог не беспокоиться, но теперь власти стали более бдительными, они не желали попустительствовать аристократам, и Малколм знал это. Он мог в любой момент порвать с торговцами живым товаром, поскольку не особенно нуждался в деньгах, однако Генри весьма сильно зависел от них. Средства, вырученные путем преступных сделок, помогали ему расширять свою коллекцию и приобретать все новые и новые пистолеты.
Закончив дела, Малколм попрощался с Дрейтоном и, встав, направился к выходу. Оказавшись на улице, он глубоко задумался; в последнее время на него навалилось слишком много проблем. Во-первых, ему вряд ли удастся образумить Генри. В течение пятнадцати лет они кое-как уживались вместе, но через несколько недель Малколму исполнится двадцать один, и тогда он сможет сам распоряжаться состоянием отца, которое сейчас находилось под контролем Генри. Тогда он начнет самостоятельно действовать и выйдет наконец из тени своего опекуна.
Малколм не сомневался, что Генри рано или поздно попадется, и хотел, пока этого не произошло, укрепить свои позиции и обеспечить собственную безопасность.
– Три операции в течение одной недели – это рекорд! – воскликнула Феба, чокаясь с Девереллом бокалом с шампанским. – Благодаря вам, господа, все прошло отлично. Мы спасли еще трех девушек и уже устроили одну из них в хороший дом, для остальных подыскали достойные места.
– За наше агентство! – воскликнул Бертлз и осушил свой бокал.
Взяв Деверелла под руку, Феба отвела его в сторону.
– Мою радость омрачает мысль о том, что в нашей стране живет так много негодяев, от которых мы вынуждены спасать девушек, – призналась она.
Виконт сжал ее руку.
– Вы правы, но мы делаем все, что можем, а в остальном должны уповать на Бога.
– Скорее всего вы правы, – Феба с любовью посмотрела на виконта, – и я хочу поблагодарить вас за помощь: без нее мы не смогли бы провести три операции в течение одной недели.
Виконт смущенно усмехнулся:
– Такой отзыв для меня – большая честь, поверьте. Надеюсь, что и впредь наши с вами действия будут столь же успешны.
Феба довольно рассмеялась, и они снова присоединились к своим друзьям, продолжавшим праздновать их общий успех.
Вечером того же дня Деверелл и Феба встретились на балу в доме леди Карнеби. Сюда съехалось множество щеголей и ловеласов, готовых ухаживать за любой хорошенькой женщиной, и это беспокоило виконта; быстро оценив ситуацию, он постарался не отходить от Фебы. Однако через некоторое время Одри и Эдит попросили его принести им чего-нибудь попить, и ему ничего не оставалось, как отправиться в буфет. По дороге его несколько раз останавливали знакомые, но когда он вернулся к дамам, держа в руках два стакана оршада, Феба по-прежнему не страдала от наплыва кавалеров.
Это несколько удивило виконта, однако он не придал данному обстоятельству особого значения. Отойдя от дам, он со стороны взглянул на Фебу, а затем увидел, что на нее внимательно смотрит какой-то симпатичный молодой джентльмен. Этот человек явно любовался ею. Через некоторое время молодой человек заметил, что за ним наблюдают, и застенчиво улыбнулся Девереллу.
– Какая привлекательная девушка, не правда ли? – восхищенно сказал он. – Как жаль, что к ней нельзя подойти.
– Почему нельзя? – несколько опешив, поинтересовался Деверелл.
Молодой человек бросил на него удивленный взгляд.
– Вы, должно быть, долго находились в военных походах и не успели познакомиться с особенностями характера этой леди.
Виконт кивнул.
– И какой же у нее характер, позвольте узнать?
– Дело в том, что мисс Маллесон – так зовут молодую леди – имеет острый, как лезвие кинжала, язык и общение с ней гибели подобно.
– Неужели? – Деверелл с трудом сдержал улыбку. – А вы, случайно, не знаете, почему она такая колючая?
Молодой человек покачал головой:
– Понятия не имею. Насколько я знаю, она всегда была такой, во всяком случае, с тех пор, как стала выезжать в свет. Некоторые джентльмены пробовали ухаживать за ней, но она так резко отказывала им, что они долго после этого не могли прийти в себя. Правда, я слышал, что какой-то смельчак сумел усмирить этого дракона, но не исключено, что эта дама и его обратила в бегство.
Виконту очень хотелось признаться, что именно ему выпало повторить подвиг святого Георгия, но он сдержался и, отойдя от словоохотливого джентльмена, направился к Фебе.
По пути он вспоминал, сколь неприветливо она его встретила в первый день знакомства. Если до этого других джентльменов красавица встречала столь же сурово, то ничего удивительного в словах молодого человека и в самом деле не было.
После бала виконт, как обычно, проник через сад в дом Эдит, чтобы снова встретиться с Фебой в ее спальне; он был исполнен решимости выяснить наконец причины ее нежелания сближаться с мужчинами. Вероятнее всего, причиной стало какое-то печальное событие, произошедшее с ней в прошлом – оно-то и подвигло Фебу учредить агентство и заняться спасением попавших в беду девушек.
Подойдя к Фебе сзади, Деверелл положил руки ей на плечи.
– Вы чем-то заняты?
– Нет, просто задумалась… – Она прижалась спиной к его груди. – Сегодняшний успех заставил меня вспомнить о том, с чего все начиналось, как агентство вставало на ноги, какой сложный путь мы прошли…
Мы открыли агентство в тот год, когда я спасла Эммелин, и нас стало пятеро – я, Эммелин, Скиннер, Фергус и Бертлз. Бертлз и Эммелин служили в одном поместье: он работал садовником, а когда Эммелин бежала из дома, последовал за ней. Ему потребовалось два года, чтобы уговорить ее выйти за него замуж. В первый год мы спасли двух девушек, во второй – четырех. Тогда-то мы и познакомились с Лофтусом. Мы пытались пристроить одну из сбежавших служанок к нему в дом, но он заметил, что у нее поддельные рекомендации, и явился в агентство, чтобы выяснить, в чем дело. Докопавшись до истины, он ушел, и мы опасались, что Лофтус разоблачит нас публично, однако этого не случилось. Вскоре он вернулся и предложил нам свою помощь, а затем начал активно сотрудничать с нами.
– С каждым годом число спасенных вами девушек увеличивалось, не так ли?
– Да. – Феба кивнула. – В прошлом году мы вызволили из беды девять служанок, в этом спасли восемь и готовимся к новым операциям.
– Одна из них состоится завтра ночью, – заметил Деверелл, прижавшись щекой к волосам Фебы. – К вашим достижениям можно отнести также то, что множество служанок было пристроено в хорошие места, в дома, где им ничто не угрожает.
– Вы правы. – Феба хотела повернуться, но виконт, крепко обняв ее, не дал ей этого сделать.
– В чем дело? – удивленно поинтересовалась она.
Джослин вздохнул.
– Феба, я должен вас кое о чем спросить…
– О чем именно?
– Мне нужно знать, какое событие в вашей жизни заставило вас начать работу по спасению попавших в беду девушек.
Феба долго молчала.
– Все это произошло очень давно… – наконец тихо проговорила она.
– И все же, прошу вас, расскажите.
Феба вздохнула и откинула голову ему на плечо.
– Однажды я отправилась на праздник в одно поместье вместе с тетушкой Мэрион, тогда мне было всего семнадцать дет, и я еще не выезжала в свет. В загородной усадьбе влиятельного пэра собрался избранный круг гостей. Для меня было большой честью получить приглашение на этот праздник, и я ужасно волновалась. – Голос Фебы звучал глухо и как будто доносился откуда-то издали. – Мы гостили в поместье три дня. Все случилось в ту ночь, когда хозяйка дома давала бал, на который съехалось множество гостей из города и из близлежащих усадеб. Я была окружена всеобщим вниманием, и, признаюсь, меня ошеломило это обстоятельство. У меня голова шла кругом, я словно опьянела от царившего вокруг шума и веселья. В бальном зале, как и в гостиных на первом этаже, было многолюдно. Ночь была теплой, и мне вскоре стало душно; я попыталась найти Мэрион, но меня со всех сторон окружали кавалеры, которые просто не давали мне прохода. Меня постоянно приглашали танцевать, старались увлечь беседой, и я не знала, как отвязаться от назойливых ухажеров. А потом… – Феба на мгновение замолчала, но потом взяла себя в руки и продолжила: – Один джентльмен, близкий друг хозяина дома, пришел мне на помощь; во всяком случае, сначала это выглядело именно так: он быстро разогнал моих кавалеров, заявив им, что мне необходимо отдохнуть, а затем пригласил меня прогуляться по галерее, поскольку там прохладно и тихо.
Я хотела найти Мэрион и сообщить ей, куда и с кем иду, но этот человек заметил, что здесь не Лондон, а всего лишь сельское поместье. – Феба долго молчала, собираясь с мыслями, прежде чем продолжить свой рассказ. – И вот я пошла за ним, но он повел меня не в главную галерею, расположенную над парадной лестницей, а в отдаленное крыло дома, где находились спальни и где в это время не было ни души. В галерее, как и обещал этот человек, было тихо и прохладно; она не была освещена, и повсюду залегали густые тени, скрывавшие глубокие ниши и проемы в стенах. Мне стало не по себе, но я тут же обвинила себя в излишней мнительности и не чувствовала опасности, не верила, что со мной может случиться что-нибудь плохое…
– Но что же произошло потом?
Дрожь пробежала по телу Фебы, и она вцепилась в руки Деверелла, как будто ища у него защиты.
– Мой спутник начал говорить непристойности, делать мне нескромные предложения… Я пришла в ужас, но мой испуг только еще сильнее возбудил его похоть. Я помню выражение его глаз. – Феба содрогнулась. – Он прижал меня спиной к деревянной обшивке….
Виконт не знал, что на него нашло, но он вдруг увлек Фебу к простенку и прижал ее спиной к стене.
– Вот так? – спросил он.
В призрачном тусклом свете луны, струившемся в окно, Феба не могла разглядеть его лицо; ее зрачки расширились от страха, но она быстро взяла себя в руки.
– Да.
– И что он делал дальше?
– Он пытался меня поцеловать.
– Пытался?
– Я сопротивлялась, отталкивала его.
Тут виконт припал к ее губам в неистовом поцелуе; он терзал ее рот, но Феба не сделала ни малейшей попытки оттолкнуть его и страстно отвечала ему.
Прервав поцелуй, Джослин взглянул в ее затуманенные глаза.
– Вы не сопротивляетесь мне, потому что вам нравится, когда я вас целую.
Феба глубоко вздохнула.
– Вы правы.
– Рассказывайте, что было дальше.
– Дальше? – Она провела кончиком языка по пересохшим губам. – Мы начали бороться. Я пыталась вырваться из его цепких рук, но он был намного сильнее меня. В конце концов он пригвоздил меня к стене и стал задирать юбку.
– Вот так? – Деверелл резким движением руки задрал юбки Фебы. Не сводя с него глаз, она учащенно задышала.
– Да.
Ее голос дрогнул, но не от страха, а от охватившего ее желания.
– А что было потом? – спросил он, и его жаркое дыхание обдало лицо Фебы.
– Насильник втиснул колено между моих ног, заставив меня расставить их шире.
– Вот так? – Он повторил действия насильника.
Феба, ахнув, откинула голову и прижалась затылком к стене.
– Да… так… – едва дыша, прошептала она.
– Нет, не так, – нахмурившись, возразил Деверелл. – С ним вы испытывали совсем другие чувства.
– Да, – согласилась Феба. – Тогда мне было ужасно, а сейчас… Сейчас мне хорошо…
Именно это Деверелл надеялся услышать, своими действиями он стремился доказать Фебе, что ее прошлое не может встать между ними ни сейчас, ни в дальнейшем.
Их взгляды снова встретились.
– Что дальше?
Феба нахмурилась.
– В галерею вошли три горничные: они несли грелки с горячей водой, чтобы согреть постели гостей. Девушки оживленно болтали, но, увидев нас, испуганно замолчали и остановились, не зная, что делать. Насильник отвлекся, чтобы взглянуть на них, и я, воспользовавшись удобным случаем, сильно толкнула его в грудь, вырвалась и убежала.
– Здесь нет горничных, – помолчав, заметил виконт.
– Нет, – согласилась Феба. – Никто не остановит вас, если вы захотите овладеть мной.
Джослин посмотрел ей в глаза.
– Никто, кроме вас.
Феба долго молчала, а затем погладила его по голове, и ее пальцы погрузились в его густые волосы.
– Я не буду останавливать, и вы это знаете. – С этими словами Феба припала к его губам, а виконт до самой талии задрал ее юбки, и его рука проникла в ее влажную горячую промежность. Феба была уже готова к соитию и с нетерпением ждала его.
Ему не понадобилось много времени, чтобы расстегнуть брюки, и его член медленно вошел в лоно Фебы. Она выгнула спину, стремясь, чтобы он проник глубже, а когда Джослин начал делать толчки, громко застонала.
Это было странное и восхитительное соитие. Любовники, задыхаясь от страсти, издавали хрипловатые крики и стоны. Одежда не мешала им сливаться в экстазе и чувствовать себя единым целым, и они, не скупясь, дарили друг другу наслаждение.
Когда они достигли апогея страсти, мощная судорога пробежала по их телам. Их коснулось пламя всепожирающего огня, в котором исчез окружающий мир. Вцепившись друг в друга, они с наслаждением пережили этот момент.
Когда волна возбуждения начала спадать, Деверелл подхватил Фебу на руки и вместе с ней в изнеможении рухнул на кровать.
Некоторое время они лежали молча, пытаясь восстановить дыхание; их бешено колотившиеся сердца, казалось, готовы были выскочить из груди, в висках гулко стучала кровь.
Постепенно Феба пришла в себя, и сладкая истома разливалась по ее телу. Неожиданно засмеявшись, она повернула голову и взглянула належавшего рядом с ней виконта; ее глаза искрились весельем.
– Это было просто замечательно! – заявила она. – Но вы так утомили меня, что я, пожалуй, теперь не скоро смогу встать.
Деверелл фыркнул.
– Нам никто не мешает полежать пару часов; к тому же я и сам тоже совершенно выбился из сил…
Феба снова засмеялась, довольная тем, что сумела так сильно утомить своего любовника. Ее звонкий голос затронул тайные струны его души, и когда Джослин вспомнил, какона кричала от наслаждения в минуты близости, его сердце наполнилось радостью.
Через некоторое время он приподнялся, опершись на локоть, и вгляделся в лицо Фебы, на котором играла блаженная улыбка. Ему не хотелось омрачать ее блаженство неприятными воспоминаниями, но он должен был выяснить все до конца.
– И что произошло потом, когда вы убежали из галереи? – тихо спросил он.
Приподняв отяжелевшие веки, Феба взглянула на него из-под ресниц и печально вздохнула. Воспоминания о прошлом заставляли больно сжиматься ее сердце.
– Я убежала в свою комнату и позвала Скиннер. Позже, когда ко мне заглянула Мэрион и спросила, почему я так рано ушла с бала, я сказала, что у меня разболелась голова. Скиннер я рассказала все, и мы долго обсуждали произошедшее. Меня приводило в ярость то, что я ничего не могла поделать. Если бы я обвинила этого человека в попытке изнасилования, это только испортило бы мою репутацию, так как часть общества не поверила бы мне, решив, что я хочу оклеветать порядочного человека. Другая часть поверила бы в правоту моих слов, но ни за что не встала бы на мою защиту. Кроме того, если бы я рассказала об инциденте в галерее, это бросило бы тень на Мэрион и хозяйку дома, женщину добрейшей души.
– Однако, несмотря на всю свою доброту, она пригласила в дом джентльмена, способного изнасиловать невинную девушку, хотя наверняка знала о его наклонностях, – заметил Деверелл.
Феба на мгновение задумалась. Теперь она понимала, каким наивным созданием была в свои семнадцать лет.
– Да, вы правы…
Они помолчали.
– И кто же это был? – наконец задал Деверелл давно мучивший его вопрос.
Внимательно взглянув на него, Феба решила, что ему не нужно знать имя оскорбившего ее человека, но не потому, что он не имел на это права.
– Я уже отомстила ему за все несколько лет назад, – спокойно сказала она.
Виконт нахмурился.
– Каким образом?
– Я узнала, что он женился из-за денег и целиком зависит от родственников жены. К этому времени я уже познакомилась с обычаями светского общества и мне было известно, какой силой обладают сплетни. Его жена не догадывалась о похождениях своего супруга; пожалуй, только она одна находилась в неведении. Тогда я с помощью Эдит пустила в обществе слух о крайней распущенности этого человека. Как я и рассчитывала, слух очень быстро дошел до жены, причем сразу из нескольких источников, и она начала внимательно наблюдать за своим супругом. Вскоре она убедилась, что слухи не были безосновательными, и с тех пор держит его под домашним арестом в сельской глуши, строго контролируя его финансы и не давая тратить деньги так, как ему хочется. – Феба помолчала, а затем добавила с усмешкой: – Я нанесла ему самый страшный удар – удар по его самолюбию; теперь он стал посмешищем в глазах света, поскольку все знают, почему он безвыездно живет в поместье, а его жена не принимает гостей и не устраивает в усадьбе никаких развлечений.
– О, я вижу, с вами опасно связываться… – Виконт усмехнулся, и Феба тоже улыбнулась.
– Теперь, когда вы знаете все мои тайны, я хочу знать ваши, – заявила она.
Деверелл бросил на нее удивленный взгляд.
– Но у меня нет от вас никаких тайн…
– Неправда! Я хочу знать ваш главный секрет: почему каждое ваше прикосновение доставляет мне наслаждение, даже тогда, когда вы ведете себя со мной грубо, агрессивно, даже тогда, когда я боюсь вас или паникую. Если бы на вашем месте был другой мужчина, я бы возненавидела его, тогда как к вам испытываю совсем другие чувства. Скажите, почему так происходит?
Виконт долго смотрел в глубину фиалковых глаз, а затем потянулся к Фебе и поцеловал в губы.
– Потому что другие мужчины не подходят вам так, как я. Я – именно тот, кто вам нужен. Мы созданы друг для друга, и в этом весь секрет.
Феба больше не задавала вопросов. Нежно поцеловавшись, они разделись в темноте, побросав одежду на пол, легли в постель и заснули в объятиях друг друга.
– Что значит «пропала»? – Феба с недоумением взглянула на Эммелин.
– Она исчезла, – с мрачным видом сообщила Эммелин. – Точно так же, как и предыдущая девушка. Но на этот раз служанка знала, что сегодня ночью мы увезем ее из дома. Ума не приложу, зачем надо бежать накануне спасения?
Оторвав глаза от вороха счетов, лежавших перед ним на столе, виконт взглянул на незнакомую женщину, ожидавшую в коридоре.
– Это и есть экономка? – спросил он.
– Да, миссис Стэнли, она помогала нам готовить побег служанки и теперь в полном недоумении, хотя ни в чем не виновата.
– Попросите ее пройти сюда; может быть, она прольет хоть какой-то свет на это странное происшествие…
Вскоре миссис Стэнли собственной персоной предстала пред ними. Женщина сильно нервничала и все время теребила свою матерчатую сумочку. Увидев Деверелла и Фебу, она поспешно сделала книксен, а когда виконт пригласил ее сесть, заметно растерялась.
– Не бойтесь. – Эммелин выдвинула стул. – Садитесь и постарайтесь ответить на наши вопросы, а потом мы вместе подумаем, что делать дальше.
Миссис Стэнли смущенно опустилась на краешек стула.
– Лизетт с нетерпением ждала сегодняшней ночи, поскольку знала, что вы приедете за ней. – Экономка вздохнула. – Не понимаю, почему она исчезла – эта девушка не была способна на глупые поступки, она всегда отличалась рассудительностью.
– Вы сказали «исчезла»? – Виконт нахмурился.
– Нуда… В последний раз я видела ее вечером, когда Лизетт поднималась к себе наверх, а утром она пропала.
– Ее вещи и одежда остались в комнате?
Миссис Стэнли кивнула.
– Может быть, она куда-то спешила? Не знаю… Я просто ничего не понимаю… – Экономка сокрушенно качала головой.
Виконт на мгновение задумался.
– Мне кажется, миссис Стэнли, что вы и дворецкий должны заявить об исчезновении Лизетт в полицию. Маловероятно, конечно, что ее найдут, но в интересах закона это следует сделать.
Лицо миссис Стэнли помрачнело.
– Вы правы. – Она кивнула. – Я думала об этом, но у меня нет никаких сомнений в том, что они не найдут бедняжку Лизетт, как не нашли Берту.
– Берту?
– Служанку мистера и миссис Ригли. Они живут на Саут-Одли-стрит, и я знакома с их экономкой, миссис Хиггинс. Берта была красивой девушкой, она шесть лет служила в доме, а две недели назад вдруг исчезла, как сквозь землю провалилась. Миссис Хиггинс заявила о ее исчезновении куда следует, но все впустую. С тех пор никто не видел бедняжку.
Все это казалось очень подозрительным, и виконт решил во что бы то ни стало докопаться до истины.
– Вы сказали, что Берта была красивой девушкой. А Лизетт была тоже хороша собой? – поинтересовался он.
– О да, они обе были просто загляденье. Вы же знаете, что в наше время богатые люди обычно нанимают в горничные девушек приятной наружности.
Деверелл промолчал, давая понять миссис Стэнли, что разговор окончен. Когда она встала, он тоже учтиво поднялся и попрощался с ней, после чего экономка поспешно вышла.
Сидевший у камина Бертлз бросил на виконта вопросительный взгляд.
– Вы полагаете, что за всеми этими исчезновениями девушек что-то кроется?
В глазах Феба и Эммелин, казалось, застыл тот же вопрос.
– Подобные необъяснимые исчезновения стали слишком часто происходить, – ответил Деверелл, тщательно подбирая слова, – поэтому нам надо обратить на них самое пристальное внимание. В течение всего лишь двух недель пропали три красивые девушки, хорошо обученные горничные, которых обычно нанимают в знатные дома в Мейфэре.
– Мы работаем в том же районе, – заметил Бертлз.
– Да, – подтвердил виконт. – И поэтому нам нельзя терять бдительности. Мне кажется, что об исчезновении девушек все же следует оповестить власти. Если стражи порядка не положат этому конец, нашему агентству скоро некого будет спасать.
Виконт знал слишком мало, чтобы пугать своими домыслами Фебу и ее помощников, но в то же время он верил своей интуиции, которая никогда его не подводила. Он нутром чуял, что здесь совершалось какое-то злодеяние.
– Пока мы не выясним, что происходит, нам следует быть предельно осторожными, – предупредил он.
Феба поморщилась.
– В ближайшее время нам не о чем беспокоиться, – заметила она. – Сегодняшняя операции не состоится.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману До безумия - Лоуренс Стефани



Милый и интересный роман. Есть какая-то идея, которой служит главная героиня - спасение служанок и гувернанток от совращения их хозяевами. интересна и любовная линия. Советую почитать этот роман.
До безумия - Лоуренс СтефаниВ.З.,64г.
8.10.2012, 15.21





На редкость скучнейшее чтиво(хотя другие романы автора читала с удовольствием)
До безумия - Лоуренс Стефаникуся
1.11.2012, 8.13





Интересно увлекательно стоит потраченного времени
До безумия - Лоуренс Стефанилюбовь
18.10.2013, 14.21





Согласна, милый и интересный роман.Можно почитать перед сном. И всё таки загадка кто такой Далзил?Как плохо что нет ещё двух книг про Кристиана маркиз Дерни про самого Далзила "Край делания" и "Мастер любви"(Покорящий любовью)
До безумия - Лоуренс СтефаниАнна.Г
20.02.2015, 18.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100