Читать онлайн До безумия, автора - Лоуренс Стефани, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - До безумия - Лоуренс Стефани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.62 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

До безумия - Лоуренс Стефани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
До безумия - Лоуренс Стефани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуренс Стефани

До безумия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Утром того же дня Малколм Синклер нанес визит в дом своего опекуна, расположенный на фешенебельной Арлингтон-стрит в центральной части Лондона неподалеку от Сент-Джеймсского Дворца. Подойдя к двери кабинета, он на мгновение замер в нерешительности, а затем постучал.
– Войдите! – крикнул Генри.
Открыв дверь, Малколм переступил порог.
Генри, седой импозантный джентльмен с властным выражением лица, сидел за массивным письменным столом, на котором были разложены какие-то бумаги, погруженный в изучение документов судебного процесса; он даже не поднял головы при появлении гостя.
Малколм с невозмутимым видом закрыл за собой дверь и, стараясь не шуметь, подошел к столу. Когда он опустился на стул, Генри наконец оторвал глаза от бумаг и взглянул на него из-под косматых бровей. Однако ему не удалось заглянуть в душу Малколма, выражение лица которого было, как всегда, непроницаемым.
– Ну, с чем пожаловал? – буркнул Генри: судя по тону, он был недоволен, поскольку Малколм оторвал его отдел.
– Похоже, у нас возникли проблемы, – спокойно произнес Малколм и устремил пронзительный взгляд на своего опекуна, терпеливо ожидая, что тот скажет. Обычно те, кто сидел на этом месте напротив Генри, сильно нервничали, но ему было не занимать выдержки и спокойствия: Малколм находился под опекой этого человека с шестилетнего возраста и, хорошо изучив его, привык как к надменности и высокомерию, так и к его неприветливому приему. Генри считал себя умнее всех, и Малколм не пытался вывести его из этого пагубного заблуждения.
Хмыкнув, Генри вернулся к работе и начал писать обвинительное заключение, поэтому некоторое время стоявшую в кабинете тишину нарушал только скрип пера.
Взгляд Малколма остановился на висевших на стене пистолетах с длинными стволами и деревянными полированными рукоятками, украшенными медными инкрустациями. Генри был одержимым коллекционером огнестрельного оружия. Малколма всегда удивляла эта безумная страсть опекуна, который в других отношениях оставался осторожным, осмотрительным человеком.
Для Малколма все эти тщательно собранные пистолеты, среди которых были дорогие старинные раритеты, не представляли никакого интереса: он считал, что оружие пригодно только для стрельбы и его нужно использовать по назначению, а не вешать на стену для созерцания.
Зато Генри был помешан на них. Когда он жаждал заполучить новый экспонат в свою коллекцию, то не останавливался ни перед чем. Так например, он выложил за один из принадлежавших Наполеону пистолетов целое состояние, и теперь, после окончания войны, когда на рынке появилось оружие бывших французских маршалов, ему срочно нужны были деньги, чтобы пополнить собрание раритетов.
Дописав фразу, Генри бросил перо.
– Какие проблемы? – спросил он, не удосуживаясь поднять глаза на Малколма.
– Та хорошенькая гувернантка Чифли, на которую у нас были свои планы, исчезла.
Генри на мгновение замер, затем недовольно сдвинул брови.
– Исчезла? Что это значит?
Малколм пожал плечами.
– Она убежала прошлой ночью, и Чифли утверждает, что побег был организован. В переулке ее ждали какие-то люди.
Генри скривил губы.
– Этот надутый индюк не может пропустить ни одной юбки. Скорее всего он, добившись своего, хорошо заплатил девушке и она скрылась с кругленькой суммой.
Малколм с улыбкой покачал головой.
– Я допускаю, что так могло быть, но в данном случае Чифли не врет. Во-первых, он действительно вне себя от ярости, а это значит, что ему так и не удалось уломать красотку. Во-вторых, синяки и кровоподтеки на его лице свидетельствуют о том, что ему изрядно досталось от тех, кто помог гувернантке сбежать. Матери Чифли сказал, что ушибся о дверь.
Генри нахмурился и забарабанил пальцами с желтоватыми ногтями по лежавшим перед ним документам, решавшим судьбу одного из подсудимых.
– Похоже, у нас появились конкуренты, занимающиеся тем же промыслом, – наконец заключил он.
– У меня есть еще кое-какие сведения. Служанки несколько раз исчезали во время больших праздников, устраиваемых в загородных усадьбах, и вот теперь пропала гувернантка из городского дома, расположенного в Мейфэре. Все это не может быть простым совпадением. – Малколм бросил на опекуна почтительный взгляд. – Каковы будут ваши распоряжения?
– Собери побольше информации об исчезновении этих девушек, – с мрачным видом изрек Генри. – Я этого так не оставлю! Если у нас действительно появились конкуренты, мы должны как следует проучить их.
Деверелл не сомневался, что может завоевать сердце Фебы только с помощью доверия, и на пути к достижению этой цели ему уже удалось многое сделать, а теперь предстояло закрепить и развить успех.
Для этого у него был четкий, ясный план, и он полагал, что если женщина спит с мужчиной, значит, она ему доверяет. Тот факт, что Феба стала его любовницей, вселил в его душу уверенность, но до победы было еще далеко. Сейчас ему следовало укрепить отношения с Фебой таким образом, чтобы она влюбилась в него и согласилась стать его женой.
Мысли о счастливом браке не оставляли виконта. Раскрыв тайну Фебы и не запретив ей руководить агентством, он еще больше сблизился с ней, и доверие Фебы к нему от этого только возросло.
В полдень виконт отправился в дом Эдит, где, переступив порог, застал Фебу и ее тетушку сидящими в глубоких креслах. Поздоровавшись с Эдит, он обратился к Фебе:
– Не хотите ли прокатиться по парку, мисс Маллесон? – Заметив, что Феба несколько озадачена его предложением, он добавил: – Сегодня прекрасная погода, и мы могли бы проехаться куда-нибудь подальше от дома, например, до Кенсингтон-Черч-стрит и обратно.
– О да, конечно. – Феба улыбнулась. – Я с удовольствием покатаюсь по парку. – Она повернулась к Эдит: – Полагаю, вы некоторое время обойдетесь без меня, тетушка?
– Конечно, дорогая, – ответила Эдит и одарила Деверелла дружеской улыбкой. – Сегодня у меня намечен всего лишь один визит, я должна заехать к леди Хардкасл и, думаю, самостоятельно справлюсь с этой задачей.
– В таком случае, милорд, подождите немного, я схожу за шляпкой и плащом. – Встав, Феба направилась к двери, но на пороге остановилась и, обернувшись, обратилась к тетушке: – Надеюсь, вы не забудете о моей просьбе? Если вы встретите леди Перселл…
– Конечно, дорогая. – Эдит, кивнула. – Если я увижу ее, то шепну ей на ушко то, о чем вы меня просили.
Выйдя из комнаты, Феба поднялась по лестнице в свою спальню и позвала Скиннер. Надевая перед зеркалом шляпку и завязывая под подбородком широкие ленты, она объяснила горничной, что едет в агентство проведать мисс Спрай и Джессику.
– Джессика завтра уезжает вместе с леди Пелем, – сообщила она, – и я должна удостовериться в том, что у нее все в порядке. А как дела у Фергуса?
– Он все еще не встает с постели. – Скиннер встряхнула плащ Фебы. – К счастью, его обязанности взял на себя слуга виконта, которому его господин велел во всем помогать нам. Фергус сказал, что этот парень выручил его прошлой ночью, и, похоже, он готов доверить ему своих лошадей. Грейнджер, так зовут парня, повезет сегодня миссис Эдит в город. Что же касается Фергуса, то он клянется, что к вечеру придет в себя. – Служанка набросила плащ на плечи Фебы, и та, надев перчатки и выйдя из спальни, спустилась в холл, где ее уже ждал виконт.
– Эдит поднялась к себе, чтобы переодеться. – Деверелл взял Фебу под руку и повел ее к двери. Он словно предугадал ее желание посетить агентство, и это поразило ее. Впрочем, возможно, виконтом двигало простое любопытство: раскрыв ее тайну, он теперь хотел поближе познакомиться с ее работой.
Внезапно Фебу охватила тревога: Деверелл хотел стать покровителем не только ее, но и дела всей ее жизни, и это настораживало. Внутренний голос подсказывал ей, что такие властные люди, как он, стремятся брать на себя ответственность за все происходящее, и возможно, виконт попытается возглавить агентство, оттеснив ее на задний план.
– Что именно известно Эдит о деле, которым вы занимаетесь? – спросил виконт, когда они сели в открытую коляску и она тронулась с места.
– Она знает все и в то же время ничего. Эдит из породы тех людей, которым ничего не надо объяснять, они сами обо врем догадываются. Тетушка давно наблюдает за мной и все понимает, но мы не ведем откровенных разговоров на эту тему; поэтому если папа что-нибудь заподозрит и спросит ее, она с чистой совестью ответит, что ничего не слышала ни о каком агентстве.
Деверелл кивнул.
– Скажите, если Эдит вдруг понадобится срочно связаться с вами, когда вы находитесь в агентстве, она сможет это сделать? Ваша тетушка знает его адрес?
– Она не знает адрес, но его знает прислуга. Ей достаточно попросить Хендерсона отнести мне записку, и я тотчас появлюсь.
– А о чем Эдит должна поговорить с леди Персслл?
Феба поморщилась; она надеялась, что Деверелл не обратит внимания на се короткий диалог с Эдит.
– Хотя тетушка и не знает деталей проводимых нами операций, она понимает, в чем состоит деятельность нашего агентства. Леди Перселл является сестрой леди Чифли: она очень порядочная дама с хорошо развитым чувством справедливости…
Деверелл, прищурившись, посмотрел на Фебу.
– Эдит ездила с вами вчера днем в Чифли-Хаус, где вы встречались с ее сыном, не так ли?
– Да, и ей тоже не понравилась развязность молодого человека. Теперь она может с полным правом рассказать леди Перселл о недопустимом поведении ее племянника. Когда леди Перселл услышит об исчезновении гувернантки, служившей в доме ее сестры, она, без сомнения, сопоставит эти факты и серьезно поговорит с леди Чифли о творящихся в ее доме безобразиях.
– Неплохо придумано. – Виконт на мгновение перенес свое внимание на лошадей, которые резво бежали по дорожке парка.
Вскоре они выехали на улицу с оживленным движением, потом свернули на Кенсингтон-Черч-стрит и, миновав подъезд агентства, подъехали к нему с обратной стороны.
Остановив лошадей, Деверелл вышел из коляски. Редкие прохожие с удивлением смотрели на него: в этом тихом переулке нечасто можно было встретить джентльмена, одетого в пальто с пелериной из дорогой ткани и начищенные до блеска сапоги.
Заметив двух уличных мальчишек, Деверелл поманил их к себе, и когда они, поколебавшись, все же подошли к нему, он попросил их присмотреть за лошадьми.
Феба видела, что он дал мальчишкам несколько монет, и их лица озарились радостью. Поблагодарив виконта, они направились к лошадям, и он быстро ввел их в курс дела, а затем помог своей спутнице выйти из коляски.
– Вы полагаете, что с лошадьми все будет в порядке? – спросила она.
Виконт усмехнулся:
– Не беспокойтесь, мои лошади – смирные, хорошо обученные животные, и дети легко справятся с ними.
Феба кивнула и направилась к служебному входу в агентство. Войдя внутрь, она застала Эммелин, которая месила тесто на кухне. Стоявшая у стола мисс Спрай размалывала орехи, а Бертлз сидел на стуле у горевшего очага.
Увидев Фебу и виконта, он быстро поднялся.
– Как чувствует себя Фергус? – с озабоченным видом спросила Феба.
– Лучше, но до полного выздоровления еще далеко. Сам он клянется, что поправится уже к сегодняшнему вечеру.
Облегченно вздохнув, Феба повернулась к Эммелин.
– Кажется, вы собираетесь приготовить печенье?
Эммелин, до сих пор не сводившая глаз с Деверелла, встрепенулась и, рассеянно взглянув на тесто, кивнула.
– Джессика завтра утром уезжает, и я хотела дать ей чего-нибудь в дорогу. Констанс вызвалась помочь мне.
Выдвинув стул, Феба села возле стола.
– Надеюсь, вы пришли в себя после вчерашнего происшествия? – спросила она мисс Спрай. – Бедняжка, вы, наверное, страшно испугались, когда этот человек погнался за вами.
Констанс Спрай подняла глаза, и когда их взгляды встретились, на ее губах появилась слабая улыбка, затем она снова потупила взгляд и принялась размалывать орехи.
– Слава Богу, что милорд сбил того негодяя с ног одним ударом, – вздохнула она. – Я никогда не забуду, как мерзавец, закатив глаза, упал на землю, словно мешок с луком.
Феба одобрительно кинула: в момент столкновения Деверелла и Чифли она занималась Фергусом и не видела, что произошло.
– Сегодня мы уточним, какое место вы хотели бы получить, – сказала она. – Но сначала я хочу встретиться с Джессикой.
Эммелин кивнула.
– Вы найдете ее наверху, где она пакует вещи.
Поднявшись на второй этаж и пройдя по коридору в глубину дома, Феба нашла Джессику в небольшой комнате, где девушка паковала свой нехитрый багаж. Увидев свою спасительницу, она просияла и торопливо сделала книксен.
Феба улыбнулась в ответ.
– У леди Пелем вам будет очень хорошо, – сказала она и затем, сев на краешек кровати, рассказала Джессике обо всех особенностях характера эксцентричной дамы, а также о взаимоотношениях в семье Пелем. Мужчины этого семейства, с которыми могла столкнуться Джессика, были пожилыми уравновешенными людьми; вряд ли они станут приставать к хорошенькой горничной.
Снизу донесся глубокий голос, затем звякнул дверной колокольчик.
Феба нахмурилась. Неужели Деверелл ушел, не сказав ей ни слова? Поднявшись, она обратилась к Джессике с прощальным напутствием:
– Запомните главное: если вы когда-нибудь снова попадете в беду, то можете вернуться в агентство; здесь вас примут с распростертыми объятиями и помогут найти новое место. Впрочем, пока вам не о чем беспокоиться: в доме леди Пелем царят мир и порядок. Их экономка и дворецкий – прекрасные люди, и они не дадут вас в обиду.
Джессика вздохнула.
– Для меня, мисс, огромным облегчением является уже то, что мне больше не нужно находиться в постоянном напряжении, дрожать от страха, ожидать нападения… Вы прекрасно понимаете, о чем я говорю.
Феба протянула руку, остановив поток ее взволнованной речи. Пожелав Джессике удачи на новом месте, мисс Маллесон вышла из комнаты и, спустившись вниз, остановилась в растерянности. Голоса Эммелин и Деверелла доносились из помещения конторы. Заглянув в кухню, Феба убедилась, что там находится одна Констанс: девушка выкладывала кусочки теста различной формы на противень.
– Скажите, куда все это ставить? – снова раздался мужской голос. – Сюда?
Феба не могла не узнать голоса Деверелла; но ей было неясно, что происходит. Возможно, что-то случилось с Эммелин?
Охваченная тревогой, Феба быстро направилась ко входу в агентство.
Зрелище, которое предстало перед ней, изумило ее: Эммелин указывала виконту, куда ставить большие коробки с архивными документами агентства, и он беспрекословно повиновался ей.
Поставив очередную коробку, Деверелл стряхнул пыль с рук и, только повернувшись, чтобы взять следующую, заметил Фебу.
– Бертлз ушел за углем, вот я и решил помочь. – Он говорил на удивление невозмутимо, как будто подобное занятие было обычным делом для виконта.
– Подвиньте ее немного правее, милорд, – распорядилась Эммелин. – И оставляйте, пожалуйста, зазор между коробками; так Бертлзу будет легче снимать их, когда они понадобятся.
Виконт безропотно выполнил все ее указания, и Фебе с трудом удалось скрыть изумление.
Если бы Феба придала большее значение инциденту с коробками, дальнейшие события, возможно, меньше поразили бы ее. Виконт все глубже вникал в ее дела, не оставляя ее ни днем, ни ночью. Теперь он знал дорогу в ее спальню и часто приходил к ней под покровом темноты.
С одной стороны, Феба радовалась его приходу, таяла в его объятиях, а с другой – боялась попасть к нему в сети. Магия его ласк все больше порабощала ее, занятия любовью пленяли ее. Во время соития она не только брала, но и давала, не только получала наслаждение, но и доставляла его.
Каждую ночь Феба узнавала что-то новое, и ее рвение только возрастало, но именно эта опасная ситуация вызывала у нее тревогу.
Время бежало незаметно, и вскоре виконту удалось втереться в доверие к Эммелин; уже через пару дней после стычки у дома Чифли он стал равноправным членом маленькой команды. Никого больше не смущали его визиты в агентство; даже Скиннер, которая всего лишь слышала рассказы о его подвигах из уст Фергуса, перестала с презрением отзываться о нем.
Все эти перемены вызывали в душе Фебы тревогу. Она не сомневалась в честных намерениях и порядочности Джослина, но ей казалось, что с ее стороны было неразумно вовлекать аристократа в работу своего маленького агентства. Она постоянно ожидала подвоха от Деверелла, который мог в любой момент потребовать от нее, чтобы она передала ему бразды правления. Феба была убеждена в том, что Деверелл был не предназначен для вторых ролей; вряд ли его властный характер позволит ему долго оставаться в подчинении у женщины.
Первое время Феба была постоянно начеку, готовясь противостоять попыткам виконта узурпировать власть, но он вел себя сдержанно и с улыбкой выслушивал все ее указания.
Вечная настороженность и ожидание подвоха изматывали Фебу; ей было неприятно сознавать, что Джослин видит ее насквозь и читает ее тайные мысли.
После шести дней непрерывного общения с Девереллом – днем в агентстве, по вечерам в свете, по ночам в постели – Феба пришла к выводу, что этот человек является образцом порядочности и заслуживает полного доверия. Ей пришлось признать, что виконт принадлежит к той редкой породе джентльменов, которые всегда берут на себя полную ответственность за происходящее. К тому же Феба обнаружила, что Джослин обладает особым бухгалтерским талантом и деловой хваткой: он с видимым удовольствием просиживал часы напролет над бухгалтерскими книгами агентства, счетами и документами, сверяя их, сводя воедино и подводя баланс. Все это он делал легко и непринужденно, что свидетельствовало о его большом опыте в этой сфере.
Неделю спустя после благополучного отъезда Джессики в имение леди Пелем Феба, сидя на кухне агентства рядом с Эммелин, просматривала списки вакансий прислуги в домах лондонской знати.
Деятельность агентства не ограничивалась помощью попавшим в беду девушкам; в первую очередь оно обслуживало своих многочисленных клиентов. За четыре года работы агентство приобрело хорошую репутацию среди людей, пытающихся найти работу в столице, а также среди экономок, подыскивавших горничных, гувернанток и компаньонок для своих господ.
Деверелл вполуха слушал обсуждение вакансий; сейчас его больше занимали проблемы, связанные с окупаемостью деятельности агентства. Это учреждение до сих пор не имело бюджета, и виконт решил заняться финансовой стороной дела, в которую Феба не спешила вмешиваться.
Звон колокольчика вернул его к действительности; он означал, что кто-то вошел в контору агентства, где сейчас дежурил Бертлз. Феба и Эммелин тотчас замолчали, прислушиваясь.
– Как вы съездили в Харроугейт, сэр? – раздался голос Бертлза. Феба и Эммелин с улыбкой переглянулись, догадавшись о том, кто именно приехал к ним с визитом. – Проходите, сэр, мисс Феба уже здесь. Я уверен, что она будет рада видеть вас.
Феба и Эммелин встали из-за стола, чтобы поздороваться с переступившим порог кухни гостем. Это был высокого роста седовласый хорошо одетый джентльмен с мрачноватым выражением лица.
– Здравствуйте, Лофтус, – с улыбкой приветствовала его Феба, протягивая обе руки.
– Добрый день, мистер Коутс, – радостно поздоровалась Эммелин.
Лофтус Коутс с застенчивой улыбкой пожал руки Фебы.
– Воды не пошли мне впрок, и я вернулся с курорта раньше, чем предполагал, – сказал он и вдруг замолчал, заметив Деверелла.
Обойдя кухонный стол, Джослин приблизился к гостю и протянул ему руку.
– Деверелл, виконт Пейнтон, – представился он; ему до сих пор было непривычно произносить свой полный титул. Заметив немой вопрос в глазах гостя, он пояснил: – Я помогаю мисс Маллесон в ее начинаниях.
– О! – удивленно воскликнул Коутс и бросил растерянный взгляд на мисс Маллесон.
– Странно, конечно, что виконт Пейнтон принимает участие в наших делах, но он нам очень полезен. – Феба жестом пригласила всех сесть. – Во время последней операции по спасению нашей клиентки у нас возникли некоторые затруднения…
Феба и Эммелин сели, и Коутс занял место напротив Деверелла.
– Какие именно затруднения? – поинтересовался он. – Неужели Фергус и Бертлз не смогли справиться с ситуацией?
Глядя в темные глаза Коутса, Деверелл думал о том, что поскольку этот человек столько времени был надежным союзником Фебы, он заслуживает доверия.
– Им трудно было тягаться с разъяренным негодяем, вооруженным дубинкой и кинжалом, – пояснил он.
Коутс покачал головой и с укоризной посмотрел на Фебу:
– Ах, дорогая моя…
Феба остановила его, подняв руку.
– Прежде чем вы начнете читать мне нотацию, я хочу сообщить, что уже согласилась принять помощь виконта. Теперь он будет сопровождать меня на все операции.
Коутс перевел взгляд с Фебы на Деверелла и после небольшой паузы кивнул:
– Что ж, хорошо, но давайте не будем больше говорить на эту тему. Я приехал, чтобы узнать, появилась ли у вас новая клиентка, подыскивающая себе место? Судя по тому, что вы совсем недавно провели операцию, у вас есть девушка, нуждающаяся в работе…
Феба рассказала ему о мисс Спрай, и вскоре из их разговора виконт понял, что у Коутса много знакомых и деловых партнеров из среды состоятельных торговцев и банкиров.
– Думаю, нам будет нетрудно устроить в хороший дом гувернантку с безупречной репутацией и опытом работы с маленькими детьми, – с улыбкой сказал Коутс, выслушав Фебу. – Я займусь этим и дня через два сообщу вам о результате своих поисков.
Лицо Фебы просияло.
– Мы все были бы вам очень признательны, если бы вы устроили эту милую девушку, поскольку у нас на примете нет подходящей работы для нее. После того как слухи о происшествии в доме Чифли распространились в обществе, я не хочу рисковать, подыскивая ей место в доме местной знати.
– Вы совершенно правы, дорогая, – поддержал ее Коутс. – Теперь вам следует быть предельно осторожной.
Виконт был полностью согласен с этим выводом; Лофтус произнес те слова, которые давно уже вертелись у него на языке.
Феба поморщилась, но тут гость, словно ничего не заметив, встал и повернулся к Девереллу.
– Не могли бы вы уделить мне несколько минут, милорд? – вежливо спросил он.
Виконт улыбнулся:
– Конечно, могу. – Стараясь не смотреть на Фебу, которая с подозрительным видом поглядывала на него, он махнул рукой в сторону двери. – Пойдемте, я провожу вас.
Коутс отвесил Фебе поклон.
– Я свяжусь с вами через пару дней. – Он кивнул Эммелин и вышел вслед за виконтом в коридор.
Миновав помещение конторы, где дежурил Бертлз, джентльмены вышли на улицу ипрошли несколько ярдов по тротуару, не желая разговаривать под окнами агентства.
Наконец Коутс остановился и смущенно откашлялся.
– Надеюсь, у меня нет повода сомневаться в чистоте ваших намерений, милорд?
Джослин с улыбкой посмотрел в глаза своему собеседнику.
– Разумеется, нет.
– Тогда у меня есть один вопрос… Как вы относитесь к тому, что мисс Маллесон руководит работой агентства? Я вот уже более трех лет оказываю ей посильную помощь и, признаюсь, восхищен этой женщиной. Мисс Маллесон спасла много несчастных девушек от…
– От незавидной судьбы, – подсказал Деверелл.
– Да, именно так.
Виконт задумался на мгновение, подыскивая слова.
– У меня нет оснований неодобрительно относиться к деятельности мисс Маллесон, и, как и вы, я восхищен ее отвагой и честностью. Но я не могу допустить, чтобы она подвергала себя опасности.
Их взгляды снова встретились, и тон Деверелла стал более твердым.
– Поскольку у меня нет права запретить ей заниматься столь рискованной деятельностью, я вынужден сам участвовать в операциях в качестве ее телохранителя. При этом я преследую только одну цель – обеспечить мисс Маллесон и ее людям полную безопасность.
Коутс с улыбкой протянул виконту руку.
– Спасибо за откровенность. Мне кажется, мы поняли друг друга. Если вам понадобится моя поддержка, я почту за честь помочь вам.
Попрощавшись с Коутсом, Деверелл вернулся в агентство в прекрасном расположении духа, радуясь тому, что совсем неожиданно приобрел еще одного союзника.
Он знал, что делал, или, во всяком случае, думал, что знал. Однако, по мере того как он ближе знакомился с работой агентства, его тревога нарастала. Виконта беспокоило то, что с каждым днем он все больше втягивался в кипевшую вокруг него работу. Дело тут было не только в мисс Маллесон, которая много времени посвящала агентству; Джослина постепенно увлекли сами цели, которые она преследовала.
Как-то ночью, лежа с ней в постели после бурного соития и глядя на балдахин у себя над головой, Деверелл глубоко задумался о причинах своего возросшего интереса к работе агентства. Возможно, ничего странного не было в том, что человеку, отдавшему много лет служению родине, захотелось поучаствовать в сражении, которое вела сейчас Феба. Масштаб борьбы был, конечно, намного меньше, поле битвы выглядело более скромным, ограниченным. Тем не менее это было настоящим сражением между добром и злом, между правдой и ложью. Кроме того, эта борьба велась скрытно, тайно, что было привычно для сотрудника секретной службы.
В агентстве виконт чувствовал себя на своем месте. Задача оберегать Фебу, обеспечивать ее безопасность его вполне устраивала.
Феба мирно посапывала, лежа рядом с ним, и Джослин, улыбнувшись, обнял ее. Она зашевелилась, но не проснулась, скованная сладкой усталостью.
Тогда он стал перебирать в памяти события последних дней. Его жизнь вошла в определенную колею; теперь она подчинялась строгому ритму. По утрам он чаще всего сопровождал мисс Маллесон и Эдит, выезжавших с визитами к своим друзьям и знакомым. Феба продолжала быть «тенью» своей тетушки; это давало ей возможность беспрепятственно входить в дома столичной знати, где она собирала информацию, необходимую для работы агентства.
Затем виконт занимался хозяйственными делами своего имения, заезжал к Монтегю, встречался с поставщиками сельскохозяйственной продукции, а во второй половине дня заезжал в агентство, чтобы поболтать с Бертлзом и Эммелин и узнать у них, как идут дела. Сделав намеченные на день визиты, туда же являлась мисс Маллесон, и они вместе обсуждали планы на будущее, а также пытались решить возникавшие проблемы.
К собственному удивлению, Деверелл был доволен подобным образом жизни. Неожиданно для себя он вошел во вкус и с радостью занимался делами агентства. Деверелл был признателен Фебе и ее людям за то, что они приняли его в свой круг.
На этот раз виконт отвез Фебу в двухместной открытой коляске в усадьбу леди Каслрей. Его появление вызвало фурор среди гостей, и Феба, воспользовавшись тем, что все внимание было сосредоточено на ее спутнике, смогла спокойно заняться сбором сведений о вакансиях и обстановке в домах знати.
На пикнике присутствовала графиня Леонора Трентем со своими тетушками почтенного возраста, и виконт с удовольствием представил им Фебу.
До замужества Леонора нечасто выезжала в свет и не была знакома с Фебой. Тем не менее молодые леди быстро нашли общий язык.
Пока они мило щебетали, он думал об осуществлении своей ближайший цели – женитьбе на мисс Маллесон.
Деверелл уже привык спать с ней в одной постели и не хотел менять своих привычек. Однажды Феба прислала ему записку, извещая о том, что Эдит очень устала после поездки в Ричмонд и они этот вечер проведут дома. Воспользовавшись случаем, виконт заехал в несколько клубов, чтобы пообщаться с приятелями, и в результате после провел ужасную ночь. Он беспокойно метался в своей мягкой удобной постели и в полудреме шарил рукой рядом с собой, тщетно ища возлюбленную.
Ему так и не удалось выспаться, и потом целый день он раздражался по пустякам и находился в отвратительном расположении духа.
Разумеется, ему не хотелось больше повторять этот эксперимент, из чего следовало, что он должен во что бы то ни стало убедить мисс Маллесон выйти за него замуж.
Впрочем, сейчас было не время думать об этом. Крепче обняв Фебу, виконт прижался к ней и медленно погрузился в сон.
На следующий вечер Джослин встретился с Фебой на балу у леди Уокер. Его тетушка Одри с интересом наблюдала за тем, как племянник поклонился Эдит и, немного поговорив с ней, подошел к мисс Маллесон, чтобы поцеловать ей руку.
Виконт искренне надеялся на то, что Одри не станет заводить с ним разговор о свадьбе и его матримониальных планах. К счастью для него, музыканты заиграли вальс, и он тут же предложил Фебе руку.
Она с улыбкой кивнула, и они вышли на середину зала, а затем закружились по паркету, где уже вальсировали другие пары.
– Как дела у нашей новой клиентки? – спросил виконт, когда отзвучали первые такты.
– Она постепенно приходит в себя. – Феба невольно вздохнула. – Судя по ее рассказам, помощь подоспела вовремя.
Трое суток назад они провели еще одну операцию по спасению попавшей в беду девушки. На этот раз все прошло по плану; и их предприятие закончилось полным успехом.
– Эммелин сказала, что намечаются еще две операции, – с беспокойством заметил Деверелл. – Неужели в обществе так много негодяев, что нам придется постоянно спасать бедных служанок от домогательств их господ?
– Вовсе нет; но сейчас для нас настала самая горячая пора. Скоро наступит май, конец светского сезона, а в июне столичная знать разъедется по своим поместьям. Находящиеся в опасности служанки стоят перед выбором: или незамедлительно бежать, или следовать за своими господами в сельские усадьбы, где они могут легко попасть в ловушку и стать жертвой мужской похоти. Кроме того, сейчас намного легче найти новое место, тогда как летом сделать это будет довольно трудно.
Когда танец окончился, мисс Маллесон, в сопровождении виконта подойдя к сестрам Берри, вдруг ощутила беспокойство. Пожилых дам давно уже волновали слухи, ходившие в обществе, и они накинулись на Деверелла с вопросами о его дальнейших планах.
Феба была хорошо знакома с Мэри и Агнес Берри, но она никогда не замечала, чтобы они интересовались делами Джослина. По всей видимости, эти дамы чувствовали, что он не просто увлечен Фебой, а имеет на нее какие-то серьезные виды; это будоражило их воображение, и, разумеется, они хотели первыми узнать все подробности.
Однако виконт был, как всегда, невозмутимым: ему не было дела до досужих домыслов светских сплетниц. И все же Феба решила, что в любом случае ей следует серьезно поговорить с ним и расставить все по своим местам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману До безумия - Лоуренс Стефани



Милый и интересный роман. Есть какая-то идея, которой служит главная героиня - спасение служанок и гувернанток от совращения их хозяевами. интересна и любовная линия. Советую почитать этот роман.
До безумия - Лоуренс СтефаниВ.З.,64г.
8.10.2012, 15.21





На редкость скучнейшее чтиво(хотя другие романы автора читала с удовольствием)
До безумия - Лоуренс Стефаникуся
1.11.2012, 8.13





Интересно увлекательно стоит потраченного времени
До безумия - Лоуренс Стефанилюбовь
18.10.2013, 14.21





Согласна, милый и интересный роман.Можно почитать перед сном. И всё таки загадка кто такой Далзил?Как плохо что нет ещё двух книг про Кристиана маркиз Дерни про самого Далзила "Край делания" и "Мастер любви"(Покорящий любовью)
До безумия - Лоуренс СтефаниАнна.Г
20.02.2015, 18.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100